Аварцы

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
<tr><th colspan="2" style="text-align:center; background:#b0c4de">Численность и ареал</th></tr><tr><td colspan="2" class="" style="text-align:center; "> Всего: св. 1 миллиона
Россия22x20px Россия
912 090(2010)[1][2]
( +169 чел с республикой Крым и Севастополем)

Азербайджан22x20px Азербайджан
49 800 (2009)[10]

Грузия22x20px Грузия
1 996 (2002)[12]

Турция22x20px Турция
153 000[14]
Украина22x20px Украина
1 496 (2001)[15]
Узбекистан22x20px Узбекистан
  1 200 (оценкa 2016)[16]
Казахстан22x20px Казахстан
1 206 (2009)[17][18] </td></tr><tr><th style="">Вымер</th><td class="" style="text-align:left;"> Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). </td></tr><tr><th style="">Археологическая культура</th><td class="" style="text-align:left;"> Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). </td></tr><tr><th style="">Язык</th><td class="" style="text-align:left;"> Аварский язык </td></tr><tr><th style="">Религия</th><td class="" style="text-align:left;"> Ислам (суннитского толка) </td></tr><tr><th style="">Расовый тип</th><td class="" style="text-align:left;"> Кавкасионский тип[19] </td></tr><tr><th style="">Входит в</th><td class="" style="text-align:left;"> Кавказская семья,
Северо-Кавказская семья,
Нахско-Дагестанская группа,
Аваро-Андо-Цезская ветвь,
Аваро-Андийская подветвь </td></tr><tr><th style="">Родственные народы</th><td class="" style="text-align:left;"> Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). </td></tr><tr><th style="">Этнические группы</th><td class="" style="text-align:left;"> Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). </td></tr><tr><th style="">Происхождение</th><td class="" style="text-align:left;"> Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). </td></tr> </table> Ава́рцы (авар. аварал, магIарулал[20]) — один из коренных народов Кавказа, исторически проживающий в нагорном Дагестане, восточной Грузии[21] и Северном Азербайджане, самый многочисленный народ современного Дагестана[22].

В число аварцев включены родственные им андо-цезские народы[23] и арчинцы[24].







Этноним

Происхождение этнонима «аварец» не до конца остаётся ясным. Некоторая часть учёных, в частности В. Ф. Минорский[25][цитата не приведена 1274 дня], В. М. Бейлис[26][цитата не приведена 1274 дня], С. Э. Цветков[27][цитата не приведена 1274 дня], М. Г. Магомедов[28] и др., производили название от древних аваров, утверждая, что вторые оказали большое влияние на этногенез аварского народа.

В дореволюционный литературе, этот народ наиболее часто встречался под именем «авары». Энциклопедия Ефрона и Брокгауза, говоря о жителях Аварского округа, пишет, что эти земли по преимуществу аварцев, или аваров, одного из лезгинских племен, некогда, особенно в XVIII столетии, весьма сильного, наводившего страх на соседей[29]. Видимо со временем авар трансформировалось в аварец, что весьма типично для русского языка. В других языках разделению на аваров и аварцев соответствует разделение на евразийских и кавказских.

Большинство же учёных сходятся на том, что название этому народу дали кумыки, от которых его переняли русские. Тюркские слова «авар», «аварала» означают «беспокойный», «тревожный», «дерзкий», «воинственный» и т. п.[30][31][32][33][34]. Есть также предположение, что аварцы получили своё название от имени царя средневекового аварского государства — Сарир, которого звали «Авар».

По мнению некоторых авторов этноним аварцы первоначально относился к жителям Хунзахского плато, где существовало Аварское ханство[35][36][37], позже он охватил все родственные группы. Известный немецкий естествоиспытатель и путешественник XVIII века Иоганн Гюльденштедт, побывавший на Кавказе, отнёс к аварцам жителей Аварского ханства, независимых вольных обществ, а также Джаро-Белокан, расположенных за Кавказским хребтом на территории современного Азербайджана[38].

До начала XX века аварцы были известны ещё под названием тавлинцы[39] и лезгины. Василий Потто пишет, что аварское племя,

само себя называвшее общим именем маарулал, но соседям известное под чуждыми ему самому именами то тавлинцев, то — на юге; по ту сторону гор, в Грузии, — лезгин[40].

Этнонимом «лезгины», помимо аварцев, обозначалось все горское население Дагестана[к 1].

Численность и расселение

Доля аварцев по районам на 2010 год по переписи[5]:

Аварцы
Самоназвание

</small>аварал, магӀарулал

Название района Название региона % аварцев
Ахвахский район Дагестан 99,4 %
Цунтинский район Дагестан 99,4 %
Гергебильский район Дагестан 99,3 %
Цумадинский район Дагестан 98,9 %
Шамильский район Дагестан 98,7 %
Гумбетовский район Дагестан 98,6 %
Тляратинский район Дагестан 98,4 %
Ботлихский район Дагестан 97,5 %
Унцукульский район Дагестан 97,5 %
Хунзахский район Дагестан 97,5 %
Чародинский район Дагестан 97,3 %
Гунибский район Дагестан 96,3 %
Казбековский район Дагестан 85,9 %
Кизилюртовский район Дагестан 83,4 %
город Кизилюрт Дагестан 72,1 %
Шаройский район Чечня 54,4 %
Кизлярский район Дагестан 46,6 %
город Южно-Сухокумск Дагестан 46,1 %
город Буйнакск Дагестан 45,79 %
Тарумовский район Дагестан 35,8 %
Хасавюртовский район Дагестан 31,4 %
город Хасавюрт Дагестан 30,6 %
город Махачкала Дагестан 26,7 %
Буйнакский район Дагестан 23,5 %
Левашинский район Дагестан 22,4 %
Новолакский район Дагестан 21,9 %
Бабаюртовский район Дагестан 20,3 %
город Кизляр Дагестан 20,1 %
Кумторкалинский район Дагестан 18,4 %
город Каспийск Дагестан 10 %
Черноземельский район Калмыкия 7,2 %

Населяют бо́льшую часть горной территории Дагестана, а отчасти и равнины (Буйнакский, Хасавюртовский, Кизилюртовский и др. районы). Помимо Дагестана, проживают в Чечне, Калмыкии и других субъектах РФ (всего — 912 090 чел.). Основная область расселения аварцев в Дагестане — бассейны рек Авар-ор (Аварское Койсу), Анди-ор (Андийское Койсу) и Чеэр-ор (Кара-Койсу). 28 % аварцев проживает в городах (2002).

Аварцы также проживают в Азербайджане (преимущественно в Белоканском, Закатальском районах и в Баку), где по данным переписи 1999 года их общая численность составляла 49,8 тысяч человек.[42]. Небольшие группы аварцев проживают в Грузии (компактно в Кварельском муниципалитете), Турции, Казахстане и других странах[43].

«Очень сложным и противоречивым сегодня, — вынужден был в 2005 г. с досадой констатировать дагестанский учёный Б. М. Атаев, — является вопрос о численности аварской диаспоры за пределами России. Это связано в первую очередь с тем, что в странах их проживания по политическим и иным причинам не проводятся переписи населения с указанием национальной принадлежности. Поэтому приводимые в различных источниках данные о численности потомков аваров являются весьма приблизительными, в частности, и в Турецкой Республике. Но если учесть высказывания дагестанского востоковеда А. М. Магомеддадаева, что „на территории современной Турции к 1920-м гг. имелось более 30 дагестанских селений, 2/3 которых состояло из аваров“ и, „со слов дагестанцев-старожилов, живущих в этой стране, в настоящее время здесь насчитывается не более 80 тысяч дагестанцев“, то путём несложных подсчётов можно вывести количество потомков аваров, проживающих к данному моменту в Турецкой республике — свыше 53 тыс.человек»[14].

Таким образом, самая многочисленная аварская диаспора за пределами границ бывшего СССР и, вероятно, за пределами России вообще, — представлена в Турции. Вместе с тем, следует учесть, что небольшие островки потомков аварских «мухаджиров» прежней Османской империи зафиксированы также в Сирии и Иордании, где они, ввиду своей малочисленности, испытали сильное культурное-языковое влияние как местного арабского населения, так и других северокавказцев, преимущественно адыгов и чеченцев. Как свидетельствует автор двухтомной монографии «Эмиграция дагестанцев в Османскую империю» Амирхан Магомеддадаев: «Представители северокавказской, и в частности дагестанской диаспоры играли и играют существенную роль в социально-экономической и общественно-политической, духовно-этнической жизни Турции, Иордании и Сирии… Говоря о современной Турции, достаточно, на наш взгляд, указать на то, что министром госбезопасности[44] Турецкой Республики в правительстве Тансу Чиллер являлся Мехмет Гёльхан — потомок мухаджиров из селения Кулецма, или Абдулхалима Ментеша, командира авиаполка, подавившего попытку государственного переворота в 1960 году в Турции»[45].

Районы исторического проживания аварцев в Дагестане[46][47]:

Антропология

Кавкасионский тип некоторые учёные считают конечным результатом трансформации каспийского типа в условиях высокогорной изоляции. По их мнению, формирование кавкасионского типа в Дагестане относится к XIV веку до н. э. Рассматривая проблему происхождения кавкасионского типа, академик В. П. Алексеев отметил: «Теоретические споры вокруг проблемы происхождения этого типа привели к более или менее однозначному решению вопроса в составе местного населения центрального предгорного Кавказского хребта не позже, чем в эпоху бронзы, а может быть, и в более раннее время». Однако существует и другая, — более обоснованная и распространённая точка зрения, согласно которой, каспийский антропологический тип не имеет прямого отношения к кавкасионскому, являясь несколько депигментированным в результате смешения с кавкасионцами ответвлением индо-памирской расы. Следует подчеркнуть, что c Каспийского побережья по равнинным и предгорным районам Дагестана и только по долинам Самура и Чирах-Чая представители этой группы проникли высоко в горы.
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Аварские кресты и спиралевидная свастика. Резьба по камню

Г. Ф. Дебец засвидетельствовал сходство кавкасионского антропологического типа с древним населением Восточно-Европейской равнины и далее вплоть до Скандинавии, высказав при этом мысль о проникновении предков кавкасионского типа в области их современного расселения с севера[48].

Несмотря на всё своё своеобразие, за пределами Кавказа кавкасионцам наиболее близок динарский антропологический тип балкано-кавказской расы, характерный в первую очередь для хорватов, черногорцев[49].

Антропологический тип, ближе всего стоящий к «классическому» кроманьонцу, обычно увязывают с распространением культуры шнуровой керамики. Последняя часто рассматривается как исходная индоевропейская. В эпоху позднего неолита и бронзы культуры шнуровой керамики локализуются по большим пространствам северо-запада европейского побережья и Прибалтики, в Надпорожье и Приазовье, а также в некоторых районах Центральной Европы, где она входит в соприкосновение с культурой ленточной керамики. Во II тысячелетии до н. э. ответвление этой культуры распространяется на Верхнюю Волгу (Фатьяновская культура). По этому поводу Кузьмин А. Г. пишет следующее: «Именно основной антропологический тип населения, связанного с культурами шнуровой керамики, озадачил антропологов чрезвычайно широкой географией своего распространения, тем более что к названным выше областям нужно прибавить ещё Кавказ (кавкасионская группа населения) и Балканы (динарский тип в районе Албании и Черногории). В литературе имеются разные варианты объяснений отмеченного сходства. Один из столпов немецкой националистической археологии Г. Коссина писал о „германской“ экспансии с севера вплоть до Кавказа. Помимо немецких археологов эту точку зрения поддерживали шведский учёный Н. Оберг и финский A.M. Тальгрен[50]. В нашей литературе справедливо указывали на ненаучную подоснову концепции Коссины. Но проблема сама по себе существует, и сравнительно недавно вопрос этот снова был поднят, причём мнение о миграции населения с северо-запада Европы на Кавказ поддержали и некоторые отечественные учёные[51]. В отношении Кавказа это мнение оспорил В. П. Алексеев. Признавая, что „сходство кавкасионского типа с антропологическим типом населения Восточной Европы и Скандинавии… несомненно“, он объяснил его неравномерностью эволюции одного и того же палеолитического предка, то есть отодвинул общий источник вглубь. В то же время он допускает непосредственное родство кавкасионского и динарского типов[52]».

Язык

Аварский язык относится к нахско-дагестанской группе северокавказской семьи, имеет диалекты, подразделяющиеся на северную и южную группы (наречия), что отчасти отражает былое деление Аварии на Хунзахское ханство и «Вольные общества». В первую включают салатавский, хунзахский и восточный, во вторую — гидатлинский, анцухский, закатальский, карахский, андалальский, кахибский и кусурский; промежуточное положение занимает батлухский диалект. Между отдельными диалектами и диалектными группами в целом отмечаются фонетические, морфологические и лексические различия. Аварскому языку родственны андо-цезские языки. Аварский (вместе с другими языками нахско-дагестанской группы) по Дьяконову И. М., является живым продолжением древнего алародийского языкового мира, куда входили и такие, ныне мёртвые языки как кавказско-албанский (агванский), хурритский, урартский, гутийский[53]

Большинство проживающих в России аварцев владеет также русским языком[43]. Аварцы Хасавюртовского и Буйнакского районов Дагестана, как правило, свободно изъясняются на кумыкском языке. Умение говорить и понимать по-тюркски среди аварцев прослеживается, отчасти, и за пределами этих районов, так как тюркский язык в равнинном Дагестане на протяжении многих веков выступал в роли языка-посредника. Этнические аварцы, проживающие в Турции и Азербайджане владеют, соответственно, — турецким и азербайджанским на уровне родного.

Письменность до 1927 года была основана на арабской графике (аджам), в 1927—1938 гг. — на латинице, с 1938 года — на основе кириллицы.

В Дагестане имелись национальные школы. С 1938 г. по 1955 г. обучение в школах Западного Дагестана до 5 класса велось на аварском языке, а в старших классах на русском. С 6-го класса аварский («родной») язык и литература изучались как отдельные предметы. В 1955-56 учебном году преподавание в школах Аварии с 1 класса было переведено на аварский язык. С 1964-65 учебного года все городские национальные школы в республике были закрыты. В настоящее время на территории Дагестана школьное обучение среди аварцев до третьего класса ведётся на арабском языке, затем — на аварском. Но это касается только сельских школ с мононациональным населением, в городах же преподавание ведётся в основном на русском языке. Согласно конституции Дагестана аварский язык в Дагестане вместе с другими национальными языками имеет статус «государственного»

С 2001 г. на аварском языке из Праги ежедневно вещает Северокавказская студия американской радиостанции «Свобода/Свободная Европа», финансируемой Конгрессом США[54][55].

Религия

Подавляющее большинство верующих аварцев — мусульмане-сунниты шафиитского толка; распространены суфийские братства накшбандия, шазалия, кадирия[56]. Однако, как известно из многочисленных источников, аварское государство Сарир (VI—XIII вв.) было преимущественно христианским (православным). Достопримечательностью является Датунская мечеть села Датуна (Шамильский район), возведённая в X в. Вблизи сёл Урада, Тидиб, Хунзах, Галла, Тинди, Кванада, Ругуджа и др. археологами обнаружены типично мусульманские могильники VIII—X вв. Начав в середине VII в. первые шаги на территории Дагестана, в районе Дербента, исламская религия медленно, но систематически расширяла ареал своего влияния, охватывая одно владение за другим, пока не проникла в XV в. в самые отдалённые районы Дагестана.

Согласно историческим преданиям, какая-то незначительная часть аварцев до обращения в ислам исповедовала иудаизм. Дагестанские учёные расценивают эти смутные и отрывочные сведения как отголоски воспоминаний о длительных контактах с хазарами. Среди образцов резьбы по камню в Аварии можно изредка встретить «звёзды Давида», что однако не может служить доказательством в пользу того, что упомянутые изображения делали именно иудеи.

Происхождение и история

Хунз — кавказские хуны «Земли Трона»

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Волк со штандартом — символ аварских ханов на обложке книги по кавказской мифологии[57].
Файл:Coat of arms Avar nutsal.jpg
Герб Аварии/Лекети[58].

Грузинская летопись «Картлис цховреба» первопредком всех горских народов Дагестана называет праправнука Ноя Лекоса. Аварцы согласно летописи произошли от Хозониха, который был «самым знатным» из сыновей Лекоса: «Хозоних который был самым знатным среди потомков Лекана, подошел и обосновался в ущелье горном, построил город и назвал именем своим Хозанихети». Хозоних или Хозанихети есть не что иное, как искажённое Хунзах, — в прошлом столица аварских ханов.

Предкам дагестанцев и, в частности, аварцев в далёком прошлом принадлежала большая территория: «Лекану досталась в удел земля от моря Дарубандского (Каспий) до реки Ломеки (Терек) и до великой реки Хазарети (Волга)»[59][60].

В литературе встречается мнение о том, что аварцы произошли от легов, гелов и каспиев, однако эти утверждения носят умозрительный характер. Ни в аварском языке, ни в аварской топонимике нет никаких лексем, которые можно было увязать с легами, гелами или каспиями, а сами аварцы никогда не идентифицировали себя с перечисленными племенами. Согласно античным источникам, каспии жили на равнине, а не в горах. В VI веке через Северный Кавказ в Европу вторглись авары («вархуны») — кочевой народ из Центральной Азии, вероятно — протомонголо-восточно-иранского происхождения, вобравший в себя на раннем этапе и какое-то количество так называемых «сино-кавказцев», (а позднее — угров и тюрок), хотя полного единства по вопросу их этногенеза не существует. Согласно Британской Энциклопедии, евразийские авары — народ древнейшего происхождения. По-видимому, часть их, осев в Дагестане, дала начало государству Сарир или же внесла свой существенный вклад в его усиление. К сторонникам этой «инфильтрационной» точки зрения на аварский этногенез и складывание государственности принадлежат: Й. Маркварт, О. Прицак, В. Ф. Минорский, В. М. Бейлис, М. Г. Магомедов, А. К. Аликберов, Т. М. Айтберов. Последний считает, что пришлый этнический элемент способствовал реорганизации и консолидации аварского народа не только силой оружия: «Есть основания полагать, что правители доисламского „Авара“, располагавшегося в дагестанских горах, опираясь, видимо, на свои познания, идущие из Азии, поняли значимость единого языка в пределах государственного образования, претендующего на многовековое существование, и, причём, языка специфического, достаточно обособленного от речи соседей. Затрачивая определённые и немалые средства, правители способствовали его формированию и развитию — как минимум в пределах Сулакского бассейна. Небезынтересно в данной связи, что, раннесредневековая христианская пропаганда на указанной территории, успешно проводившаяся аппаратом каталикоса Грузии, шла также на едином для всех аварцев языке. Позднее, в XII веке, арабо-мусульманский разведчик ал-Гардизи отметил, что в южном Дагестане и в традиционно даргинской зоне современная ему культура развивается на нескольких близкородственных языках, а в аваро-андо-цезских горах, где местные наречия были и есть — на одном только аварском. В этом обстоятельстве нам видится прямой результат целенаправленной языковой политики аварских владык»[61].

Не видит каких-либо серьёзных причин для сомнений в правоте сторонников инфильтрационной точки зрения и лингвист Харальд Хаарманн, также увязывающий дагестанский этноним «авар» с наследием евразийских аваров~вархонитов. Венгерский археолог и историк Иштван Эрдейи (в литературе на русском языке распространена ошибочная транскрипции — «Эрдели»), хотя и подходит к этой теме крайне осторожно, но всё же не отрицает возможность наличия связи между евразийскими аварами и кавказскими аварцами: «…По сведениям древних авторов, среди правителей аварцев Серира (древнее название Дагестана) был один по имени Авар. Быть может, кочевники авары, продвигаясь на запад, временно останавливались в степях Северного Дагестана и политически подчинили или сделали своим союзником Серир, столица которого до IX в. находилась в с. Тануси (недалеко от современного с. Хунзах)». Схожую позицию занимает дагестанский историк Мамайхан Агларов. Выдающийся немецкий исследователь Карл Менгес считал аваров самой древнейшей коллонтай протомонголов, «чьи следы», якобы, «обнаруживаются в Дагестане».

Возможно, ситуацию с существованием разных «аваров» возможно несколько проясняет высказывание Хауссига Г. В., полагавшего, что реальными аварами следует считать всё же племена «уар» и «хуни», что же касается имени «авар» у иных народов, то в данном случае мы имеем дело, по-видимому, с чем-то вроде грозного прозвища: "Слово «авары» являлось прежде всего не названием определённого народа, а было обозначением мифических существ со сверхчеловеческими способностями. Славянское обозначение великанов «обры» — авары так долго наводившие ужас как на западную, так и на восточную Европу. [http://www.vremennik.biz]

Аварцы не изучены генетиками в достаточной степени (представленные данные по отцовской линии, — Y-DNA существенно разнятся от одного исследования к другому), чтобы судить о том, насколько они могут быть связаны с евразийскими аварами в генетическом плане. Какие-либо специальные археологические исследования, ставившие перед собой целью поиски аварского (вархунского) наследия в Дагестане пока никем проведены не были, хотя археологами всё же найдены богатые воинские захоронения представителей ираноязычного кочевого мира в высокогорном аварском с. Бежта, датированные VIII—X вв. и условно отнесённые к «сарматам». Однако, положение осложняется тем, что все артефакты раскопок могильников, оставленных ираноязычными кочевниками на территории Аварии получают лишь расплывчатое определение «скифо-сарматские». Подобные скользящие характеристики лишены конкретики и никак не способствуют выделению собственно аварского (вархунского) вклада в этногенез и культуру аварцев, если таковой, конечно, имелся. Данные же генно-молекулярного анализа материнской линии происхождения (mtDNA), доказывают, что генетическая дистанция между аварцами и иранцами Тегерана, иранцами Исфахана гораздо менее значительна, чем между первыми и почти всеми на данный момент изученными как дагестанскими, так и кавказскими популяциями (единственное исключение — рутульцы). Результаты анализов mtDNA аварцев подтверждают то, что поляки генетически ближе аварцам, чем карачаевцы, балкарцы, азербайджанцы, ингуши, адыгейцы, кабардинцы, черкесы, абхазы, грузины, армяне, лезгины Дагестана (I. Nasidze, E. Y. S Ling и др. Mithochondrial DNA and Y-chromosome Variation in the Caucasus. 2004). При этом относительно близкое родство демонстрируют показатели осетин, чеченцев, курдов, лакцев, абазин. Поляки по степени родства уступают лишь рутульцам, иранцам Тегерана, иранцам Исфахана. Вслед за русскими (с незначительной разницей в дистанции) идут опять-таки не кавказоязычные популяции, а поляки и осетины-ардонцы.

Государственные образования

Территория, населённая аварцами, называлась Сарир (Серир). Первые упоминания об этом владении относятся к VI в. На севере и северо-западе Сарир граничил с аланами и хазарами. Наличие общей границы между Сариром и Аланией подчёркивает и ал-Масуди.

Расцвет Аварского государства

Согласно Мухаммадрафи аш-Ширвани Суракат правил в городе «Танус», расположенном в «области Авар», «а он сильнейший из городов Дагестана своей мощью…». В казну Сарира, согласно тому же источнику, поступали налоги «от всех обитателей Дагестана, начиная от Черкесии и до города Шемахи», который располагается в Ширване, в пределах современного Азербайджана[62][28].

Азербайджанский ученый XIX века Аббас-Кули-ага Бакиханов пишет что «в городе Танусе, древней столице Аварии, был могущественный и грозный эмир, которого звали Сурака, обращенный из мусульман в язычники и получивший титул нусал». Далее он продолжает: «Этот Сурака, владея землями от границ Шемахи до земель черкесов, взимал со всех княжеств и обществ, дань наличными деньгами, скотом, товарами, хлебом, фруктами и даже куриными яйцами»[63].

Арабский географ и путешественник Ибн Русте (X в.) сообщает, что царя Сарира зовут «Авар» (Auhar). С X в. прослеживаются тесные контакты Сарира с Аланией, сложившиеся, вероятно, на антихазарской почве. Между правителями двух стран был заключён договор, и они взаимно отдали друг за друга сестёр. С точки зрения мусульманской географии Сарир как христианское государство находился в орбите Византийской империи. Ал-Истахри сообщает: «…В государство Рум входят пределы… Рус, Сарир, Алан, Арман и все другие, кто исповедует христианство». Отношения Сарира с соседними исламскими эмиратами Дербентом и Ширваном были напряжёнными и с обеих сторон изобиловали частыми конфликтами. Однако, в конечном счёте, Сариру удалось нейтрализовать опасность исходившую оттуда и даже вмешиваться во внутренние дела Дербента, оказывая поддержку, по-своему усмотрению, той или иной оппозиции. К началу XII века Сарир в результате внутренних распрей, а также складывания широкого антихристианского фронта в Дагестане, повлекшего за собой экономическую блокаду, распался, и христианство оказалось постепенно вытеснено исламом. Дошедшие до нас имена царей Сарира, как правило, — сирийско-иранского происхождения[64][28].

От монголов до войн с персами

Территория Аварии и западные даргинские территории в отличие от остального Дагестана не были затронуты монгольским нашествием XIII века. В период первого похода монгольских отрядов во главе с Джебе и Субудаем на Дагестан (1222 г.) сарирцы приняли активное участие в борьбе против врага монголов хорезмшаха Джелал ад-Дина и его союзников — кыпчаков. События, связанные со вторым походом, происходили следующим образом: весной 1239 года от огромного войска, осаждавшего в предгорьях Центрального Кавказа аланскую столицу Магас, отделился сильный отряд под командованием Букдая. Пройдя Северный и Приморский Дагестан, он свернул в районе Дербента в горы и к осени дошёл до агульского села Рича. Оно было взято и уничтожено, о чём свидетельствуют также эпиграфические памятники этого селения. Затем монголы прошли в земли лакцев и весной 1240 г. овладели их главным опорным пунктом — селом Кумух. Мухаммед Рафи отмечает, «что обитатели Кумуха сражались с большим мужеством, и последние защитники крепости — 70 юношей — погибли в квартале Кикули. Саратан и Каутар опустошили Кумух… и все князья Кумухские, происходящие от Хамзы, рассеялись по разным частям света»[65]. Далее, по сообщению Рашид-ад-Дина известно, что монголы дошли до «области Авир» — это Аварская земля. Однако каких-либо сведений о враждебных действиях монголов Букдая по отношению к аварцам нет.

Осенью 1242 года монголы предприняли новый поход в Горный Дагестан. По всей видимости, они проникли туда через Грузию. Однако путь завоевателям преградили аварцы во главе с аварским ханом. Все попытки монголов покорить Аварию не имели успеха[66]. Мухаммед Рафи пишет о заключённом союзе между монголами и аварцами — «такой союз был основан на дружбе, согласии и братстве», — подкреплённом к тому же и узами династических браков[62]. По мнению современного исследователя Мурада Магомедова, правители Золотой Орды способствовали расширению границ Аварии, возложив на неё роль сборщика дани с многочисленных покорённых на Кавказе народов: «Изначально установившиеся мирные взаимоотношения между монголами и Аварией могут быть связаны и с исторической памятью монголов. Они, очевидно, имели информацию о воинственном Аварском каганате, сложившемся в IV в. на древней территории Монголии… Возможно, сознание единства прародины двух народов и определило лояльное отношение монголов к аварам, которых они могли воспринять как древних соплеменников, оказавшихся на Кавказе задолго до них… С покровительством монголов, очевидно, следует связывать и отмеченное в источниках резкое расширение границ государства и развитие хозяйственной деятельности в Аварии… Об этом можно судить и из сообщений Хамдуллы Казвини, который отмечает о довольно обширных размерах Аварии в начале XIV в. (протяжённостью якобы в один месяц пути), объединявшей равнинные и горные районы»[28].

К 1404 году относится первое достоверное упоминание населения Нагорного Дагестана под названием «авары», оно принадлежит Иоанну де Галонифонтибусу, который писал, что на Кавказе живут «черкесы, леки, йассы, аланы, авары, казикумухи»[67][68][69]. В завещании нуцалхана (то есть «правителя») Аварского — Андуника, датированном 1485 годом, последний также использует этот термин, именуя себя «эмиром вилайата Авар»[70][64].

В последующий период предки современных аварцев зафиксированы в составе Аварского и Мехтулинского ханств; некоторые объединённые сельские общины (так называемые «вольные общества») сохраняли демократический строй правления (наподобие древнегреческих полисов) и независимость. На Южном Кавказе таким статусом обладала так называемая Джарская республика — государственное образование закавказских аварцев в союзе с цахурами. В Дагестане наиболее были известны республики — Андалал (авар. — 'Ẅandalal), Анкратль (авар. — Анкьракь) и Гидатль (авар. — Гьид). При этом аварцы обладали единой правовой системой, основным источников права был адат.

В первой половине XVIII века Авария оказались под угрозой завоевания Империей Надир-шаха, чьи границы простирались от Индии до Ирака и дагестанских гор. В 30-е гг. XVIII века начались первые военные столкновения аварцев с персами. Персидский шах неоднократно предпринимал попытки покорить горцев Дагестана, однако ни одна из них не увенчалась успехом. В одной из таких экспедиций, предпринятой осенью 1738 года, у аварского села Джар был разбит 32 тысячный отряд брата Надир-шаха Ибрагим-хана, сам он был убит. В этом сражении персы потеряли около 24 тысяч человек убитыми[71][72]. Жаждая мести за брата, шах двинул 100 тысячную армию в Дагестан. Встречая здесь сопротивление местных народов, Надир-шах отвечал зверствами: сжигал целые аулы, истреблял население и т. п. В августе 1741 казикумухский хан Сурхай изъявил покорность Надир-шаху. Вскоре сдались кайтагский уцмий и вступившие с ним в союз сыновья Сурхай-хана, Мехти-хан, тарковский шамхал Хасбулат, акушинский кадий и прочие правители и старейшины. Только аварцы не покорились ему, из за чего Надир-шах начал готовить вторжение в их земли[73]. Покорив на своем пути все народы, в сентябре 1741 персы вступили на аварскую землю, на территорию общества — Андалал[74].

К сентябрю 1741 года весь Дагестан уже находился в руках персов, «единственной непокоренной цитаделью Дагестана осталась Авария»[75]. Как верно заметил английский историк Л. Локкарт:

Пока Авария оставалась непокоренной, ключ к Дагестану был в недосягаемости Надир-шаха[76].

Грозная опасность, нависшая над Аварией, сплотила аварские общества. Андалалский кадий Пир-Мухаммад обратился с посланием о поддержке ко всем обществам. Религиозный лидер Андалала Ибрагим-Хаджи Гидатлинский до этого дважды обращался к персидскому шаху, уговаривая его не вести ненужную войну с мусульманами. Более того, к Надир-шаху, по преданиям, были направлены послания и парламентарии из Андалала. Дело кончилось их казнью. После этого андалальский кадий сказал: «Теперь между нами не может быть мира. Пока рассудок наш не помутится, будем воевать и уничтожим вторгшегося врага»[28].

Персы выступили в Аварию с двумя крупными группировками во главе с Люфт Али Ханом и Гайдарбеком через Аймакинское ущелье в Ботлих и Анди, и отрядом под командованием самого шаха в Андалал, а затем оттуда в Хунзах. Тем самым покорив аварцев силой оружия, Надир-шах намеревался завершить покорение Дагестана.

Поход в Аварию был страшно непопулярен среди воинов шаха. По сообщению современника — русского резидента при персидском дворе И. Калушкина, воины шли в Аварию «с вящим нехотением». Персидские воины слышавшие об неприступных аварских горах «о шахе всякие поносительные слова с крайним руганием явно произносили»[77].

И. Калушкин в реляции от 21 сентября 1741 года рассказывает о безуспешности военных действий против аварцев. «В стычках с аварцами шахское войско почти непременно терпело неудачу». По сообщению Калушкина персидские солдаты сами признавались, что «что десять человек против одного лезгинца (то есть дагестанца) стоять неспособны»[64]. Аварцы сбрасывали с гор камни на проходившие внизу отряды. В сентябре 1741 г. произошла битва в Аймакинском ущелье. Здесь персидское войско под возглавляемое Люфт Али Ханом и Гайдарбеком было наголову разгромлено. Большая часть 20-тысячной армии была истреблена. От 4-тысячного отряда Хайдар-бека уцелело только 500 человек. А от 6-тысячного отряда в живых осталось всего 600 человек. Победителям досталось очень много трофеев: 19 пушек, много боеприпасов и весь обоз.

Затем произошла битва у подножия Турчидага. Пять дней продолжалось сражение. Несмотря на значительное численное и техническое превосходство противника, аварцам удалось нанести сокрушительное поражение иранскому завоевателю, не знавшему до столкновения с аварскими обществами ни одной военной неудачи и находившегося в зените своего могущества. «Упорная борьба аварцев надломила силы шахского войска». После боёв под сёлами Согратль, Чох и Обох, более чем 100-тысячная армия Надира — союзника России по антитурецкой коалиции — поредела до 25—27 тысяч. Отступали его войска «и таким ускорительным маршем, который по справедливости за побег причесть можно», сообщал в реляции из Дербента от 28 сентября 1741 года И. Калушкин. «Отступающее войско подвергалось непрерывным атакам аварцев» и «иногда шаха так жестоко били, что его самого принуждали троекратно к обороне назад оборачиватца».

Потери были огромны, по окончании похода от 52 тысяч осталось не более 27 тысяч, «между которых весьма много хворых и раненых, и все в гнусном состоянии содержатся». По другим данным, шахские войска потеряли 30 тысяч человек, более 33 тысяч лошадей и верблюдов, 79 пушек, большую часть вооружения и снаряжения. По пути аварцы несколько раз догоняли их и наносили удары. Надир отступал через Кукмадагский перевал. Таким образом шах добрался до Дербента «с половиной войска», «лишившись казны, имущества и почти всех вьючных животных».

Набеги аварцев на Дербент, на шахские отряды и на лагерь и «стали быть неистерпимы». В октябре 1741 года Надир-шах лично возглавил второй поход в Аварию. Безуспешные операции проводимые вплоть до 1742 года вынудили Надир-шаха «ласкательными способами тот упорный народ к послушанию уловить». Для этого Надир послал шамхала и Сурхай-хана в Аварию «тамошних старейшин добровольно к покорению привлекать с повторяемым обнадеживанием, что им никаких налогов учинено не будет». «Однако Сурхай-хан не смог подкупить аварских старшин при помощи шахских денег». Получив решительный отказ Надир-шах через некоторое время отступил из Аварии.

Разгром полчищ Надир-шаха в Аварии вдохновил на борьбу народы, находившиеся под гнетом иранцев. Дагестанские аулы, покоренные Надиром, один за одним поднимали восстания и громили отступавших воинов шаха. Весть о поражении Надир-шаха в Андалале, по свидетельству турецких историков Эрела и Гекдже, «встретили в Стамбуле с огромной радостью и восторгом» как важный фактор, отодвинувший угрозу нападения Ирана на Турцию. С удовлетворением была воспринята весть о поражении Надира и в Петербурге. Как сообщалось: «В Стамбуле давали салюты. В Петербурге не могли скрыть радость и облегчение»[78].

Остатки персидского войска рассеялись по Дагестану и Чечне. Чеченский этнограф XIX века Умалат Лаудаев сообщает об этом:

Персияне, разбитые аварцами при Надир-шахе, рассеялись по Дагестану, из них некоторые поселились между чеченцами[79].

Кампания 1741—1743 годов против аварцев дорого обошлась иранскому государству. Характеризуя состояние Ирана в эти годы, Братищев в письме к канцлеру Алексею Черкасскому указывал, что в продолжение двух лет шах не смог справиться с местным населением, которое «к защищению своему имело только ружьё и саблю, но лишь вконец разорил своё государство, подорвал свои сбродные силы. Благодаря его суровости и жестокости народ обнищал».

Файл:Khunz Wolf 3b.svg
Герб аварских ханов (по грузинскому историку и путешественнику Вахушти Багратиони, XVIII век)

Экспансия XVI—XVII вв.

XVI—XVII вв. характеризуются процессами усиления феодальных отношений в Аварском нуцальстве. В территориальном отношении оно было довольно обширным: южная граница проходила по реке Аварское Койсу, а северная доходила до реки Аргун. В этот период продолжалось интенсивное переселение аварцев в Джаро-Белоканы. Используя благоприятный момент ослабления, а затем и распад шамхальства, аварские ханы подчинили своей власти соседние сельские общины багвалинцев, чамалинцев, тиндинцев и других, за счёт которых значительно расширили свою территорию. Наибольших успехов в этом достиг Умма-хан Аварский (по-прозвищу «Великий»), правивший в 1774—1801 гг. При нём нуцальство расширило свои границы как за счёт подчинения аварских «вольных обществ», так и за счёт соседней чеченской территории (прежде всего общества Чеберлой)[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АварцыОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АварцыОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Аварцы[источник не указан 1199 дней]. Умма-хану платили дань грузинский царь Ираклий II, дербентский, кубинский, шекинский, бакинский, ширванский ханы, вассал Турции — паша Ахалцихский, население Тушетии и Большой Чечни[80][28][нет в источнике][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АварцыОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АварцыОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Аварцы. Во время военных действий союзные с хунзахским ханом общества обязаны были поставлять войско и обеспечивать его всем необходимым. Говоря о Умма-хане, Ковалевский С. С. отмечает, что он — человек больших предприятий, отважности и храбрости. Собственное его владение было небольшое, но влияние на окрестные народы «весьма сильное, так что он представляет собою как бы повелителя Дагестана». Характеризуя Умма-хана подполковник генштаба русской армии Неверовский пишет,

что ни одно владетельное лицо в Дагестане не достигало до той степени могущества, как Омар-Хан Аварский. И если Казикумыки гордятся своим Сурхай-Ханом, то Аварцы, всегда самое сильное племя в горах, ещё более имеют права вспоминать с гордостью об Омар-Хане, бывшем действительно грозою всего Закавказья[80].

По свидетельству Я. Костенецкого,

Авария была некогда самым сильнейшим в горах Лезгистана обществом — ханством. Она не только владела многими, теперь уже от неё независимыми обществами, но была почти единственною повелительницею в этой части гор, и ханов её трепетали все соседи[81].

Кавказская война и Имамат Шамиля

Файл:Количество войск Имамата в разрезе наибств и этнического состава.JPG
Количество войск Имамата в разрезе наибств и этнического состава

В 1803 г. часть Аварского ханства вошло в состав Российской империи. Однако, первоначально, царская администрация допустила целый ряд серьёзных ошибок и просчётов. Тяжёлые поборы и подати, экспроприация земель, вырубка лесных угодий, строительство крепостей, повсеместные притеснения вызвали недовольство народа, прежде всего, его наиболее свободолюбивой и воинственной части,— «узденьства» (то есть «свободных общинников»), никогда прежде не живших под подобного рода правлением. Все сторонники России ими были объявлены «безбожниками» и «предателями», а царская администрация «проводниками рабского строя,—унизительного и оскорбительного для истинных мусульман». На этой социально-религиозной основе в начале 20-х годов XIX в. началось антицаристское движение горцев под лозунгами шариата и мюридизма. В конце 1829 года при поддержке общепризнанного духовного лидера Кавказа, лезгина Магомеда Ярагского (Мухаммед аль Яраги), избирается первый имам Дагестана аварец — мулла Гази-Мухаммед из села Гимры. Гази-Мухаммед с небольшим отрядом своих приверженцев вводил шариат в аварских аулах, зачастую силой оружия. Организовав в начале 1831 г. укреплённый лагерь Чумгесген, Гази-Мухаммед совершил ряд походов против русских. В 1832 г. он совершил успешный рейд в сторону Чечни, в результате которого на его сторону перешла большая часть региона. Вскоре, во время сражения в своём родном селе, Гази-Мухаммед погиб[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АварцыОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АварцыОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Аварцы[источник не указан 1199 дней].

После гибели Гази-Мухаммеда мюридское движение локализовалось в рамках обществ нагорного Дагестана и переживало далеко не лучшие времена. По инициативе шейха Магомеда Ярагского (Мухаммед аль Яраги) был созван «высший совет ученых» — улама, вторым имамом был избран Гамзат-бек из села Гоцатль, который в течение двух лет продолжал дело Гази-Мухаммеда — «газават» («священную войну»). В 1834 г. им была истреблена ханская династия, что вызвало гнев среди хунзахцев. После убийства ими Гамзат-бека имамом избрали Шамиля — ученика Магомеда Ярагского (Мухаммед аль Яраги) и сподвижника Гази-Мухаммеда, который возглавил национально-освободительное движение горцев в течение 25 лет. Все эти годы Шамиль оставался единоличным политическим, военным и духовным лидером не только Дагестана, но и Чечни. Носил официальный титул — Имам. В 1842—1845 гг. на территории всей Аварии и Чечни Шамилём было создано военно-теократическое государство — имамат, со своей иерархией, внутренней и внешней политикой. Вся территория имамата была разделена на 50 наибств — военно-административные единицы, во главе которых стояли наибы, назначенные Шамилём.

Исходя из опыта войны, Шамиль провёл военную реформу. Была проведена мобилизация среди мужского населения в возрасте от 15 до 50 лет, войско разбито на «тысячи», «сотни», «десятки». Ядро вооружённых сил составляла конница, включавшая гвардию «муртазеков». Общая численность войск Шамиля доходила до 15 тыс. человек. Согласно данным чеченского наиба Шамиля Юсуфа хаджи Сафарова, войско Имамата состояло из аварских и чеченских мюридов. Аварцы предоставляли Шамилю 10480 воинов, которые составляли 71,10 % всего войска. Чеченцев же насчитывало 28,90 %, общей численностью в 4270 человек[82].

При Шамиле было налажено изготовление артиллерийских орудий, пуль, пороха. Он имел звание маршала Османской империи, а в июле 1854 г. официально получил звание генералиссимуса[14][83]. Долгая война разрушала хозяйство, приносила огромные людские и материальные потери, многие селения были разрушены и сожжены. Он, ввиду относительной малочисленности аварского и чеченского народов, пытался обрести среди единоверных мусульман как можно больше союзников, но вовсе не горел желанием присоединяться к Турции. В военных действиях участвовали аварцы, чеченцы, лакцы, даргинцы, лезгины, кумыки и другие народы Дагестана.

Что касается военной подготовки аварцев, генерал царской армии Василий Потто писал:

Горская армия многим обогатившая русское военное дело, была явлением необычной силы. Это была, безусловно, сильнейшая народная армия, с которой встретился царизм. Чисто военная тренировка кавказского горца казалась удивительной. Ни горцы Швейцарии, ни марокканцы Абд эль-Кадера, ни сикхи Индии, никогда не достигали в военном искусстве таких поразительных высот, как аварцы и чеченцы[40].

Бестужев-Марлинский, служивший на Кавказе пишет об аварцах:

Аварцы — народ свободный. Они не знают и не терпят над собой никакой власти. Каждый аварец называет себя узденем, и если имеет есыря (пленного), то считает себя важным барином. Бедны, следственно, и храбры до чрезвычайности; меткие стрелки из винтовок — славно действуют пешком; верхом отправляются только в набеги, и то весьма немногие. Верность аварского слова в горах обратилась в пословицу. Дома тихи, гостеприимны, радушны, не прячут ни жен, ни дочерей — за гостя готовы умереть и мстить до конца поколений. Месть для них — святыня; разбой — слава. Впрочем, нередко принуждены бывают к тому необходимостью…
Аварцы — самое воинственное племя, сердечники Кавказа[84][85].

Конец священной войны

Царизм же не преминул извлечь уроки из своих ошибок и неудач и в корне поменял тактику, временно отказавшись от политики жёсткого колониального гнёта. В таких условиях мюридистские лозунги о необходимости ведения «священной войны» с Россией до последнего подростка, способного держать в руках оружие, не считаясь при этом ни с какими жертвами, ни с какими потерями, — стали восприниматься горцами как сумасбродные и гибельные. Авторитет Шамиля и его наибов стал таять. Шамилю нередко приходилось воевать не только с русскими, но и со своими «фрондёрами». Так, часть аварцев (прежде всего, хунзахцы и чохцы) сражалась на стороне России в подразделениях горской милиции и дагестанском конном полку. После капитуляции Шамиля все аварские земли были включены в состав Дагестанской области. В 1864 г. Аварское ханство было ликвидировано, на его территории был образован Аварский округ. По отношению к аварцам в Дагестане имеются многочисленные факты, свидетельствующие о наделении их такими льготами и привилегиями, которыми было обделено даже подавляющее большинство самих русских. В частности, это касается быстрого предоставления высоких воинских наград, дворянских званий, офицерских чинов. Пленённому Шамилю со стороны царя были оказаны максимальные почести. Царская администрация и русские военачальники очень высоко отзывались о Шамиле как о мужественной и порядочной личности, подчёркивали его незаурядный талант полководца и политика. Аварцы при императоре Александре II входили в состав лейб-гвардейских подразделений царского конвоя, в том числе несли караульную службу в дворцовых покоях монаршей семьи[86].

К началу Кавказской войны в Дагестане жило около 200 тысяч аварцев, а на территории Чечни более 150 тысяч чеченцев. Войны с Российской империей привели к тому, что аварцев и чеченцев к концу Кавказской войны осталось менее половины[87][неавторитетный источник? 1415 дней]. В 1897 г. — через 18 лет после окончания войны — численность аварцев достигла лишь 158,6 тысяч человек. В 1926 году аварцев в Дагестане насчитывалось 184,7 тыс. человек. Одним из последствий Кавказской войны стала также эмиграция дагестанцев в Османскую империю. Царская администрация поначалу даже поощряла это явление, но после того как эмиграция стала из года в год приобретать характер массового исхода аварского народа в Турцию, ей стали препятствовать. Царизм, с одной стороны, не мог заселить аварские горы казаками, а с другой — оказался свидетелем использования Османской империей северокавказского этнического элемента в качестве ударных войсковых соединений против своих внутренних и внешних врагов.

После Кавказской войны аварцы часто поднимали восстания, как было в 1860—1862 годах в Западной Аварии[88], в 1863 году в Джарах, в 1871[89] и затем во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов и др[90].

В составе СССР

В 1921 году была образована Дагестанская АССР[91]. В конце 1920-х годов на землях, населённых аварцами, началась коллективизация и индустриализация.

В 1928 был создан аварский алфавит на латинской основе (в 1938 переведён на кириллицу). Открывались многочисленные аварские школы, язык стали преподавать в вузах, появилась национальная светская интеллигенция[14].

В 1940—1960-е многие аварцы переселились из горной местности на равнину[92], преимущественно на территории Кизлярского, Кизилюртовского, Хасавюртовского районов. В 1980-х годах началось формирование этнополитических движений (Аварское народное движение имени имама Шамиля и др.)[43]

Культура и обычаи

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Свастика и кресты мальтийского типа из Аварии. Резьба по камню

Традиционный образ жизни

В основе социальной организации народа лежала сельская община, состоявшая из кровнородственных объединений — тухумов; существовали мужские союзы, была распространена эндогамия[43]. Члены общины являлись частными собственниками, но в то же время и совладельцами собственности общины (пастбищ, лесов и др.). Средняя община включала 110—120 дворов. Главой общины был старейшина (с конца XIX века — старшина), избиравшийся на сельском сходе (джамаате) всем мужским населением старше 15 лет. К концу XIX века роль сельских общин в жизни аварцев заметно снизилась; старшины находились под сильным давлением российских властей.

Традиционное поселение аварцев — крепость, состоящая из плотно прилегающих друг к другу домов (каменных, с плоской крышей, обычно двух- или трёхэтажных) и боевых башен. Все поселения ориентированы на юг. В центре поселений обычно устраивалась площадь, являвшаяся местом общественного схода; здесь же, как правило, располагалась мечеть. Жизнь аварской семьи почти всегда протекала в одной комнате, имевшей существенно бо́льшие размеры сравнительно с другими помещениями. Важнейшим элементом комнаты был очаг, находившийся в её центре. Украшением комнаты являлся также столб с орнаментом. В настоящее время интерьер жилищ аварцев близок к городским квартирам.

Аварцы занимаются животноводством (на равнинах — скотоводством, в горах — овцеводством), полеводством (в горах развито террасное земледелие; выращиваются рожь, пшеница, ячмень, овёс, просо, тыква и др.), садоводством (абрикосы, персики, слива, алыча и др.) и виноградарством. Издавна развиты ковровое дело (преимущественно в Тляратинском и Хунзахском районах: производство ворсовых и безворсовых, войлочных ковров, подушек, хурждинов — перемётных сумок), узорное вязание из шерсти и сукноделие (особенно в сёлах Корода, Ругуджа), плетение циновок из шерсти с добавлением осоки, обработка кож, чеканка по меди, изготовление оружия и серебряных украшений (в сёлах Ругуджа, Согратль, Гоцатль, Чох, Унцукуль, Гамсутль), резьба по камню и дереву (в сёлах Чох, Ругуджа и других). С конца XIX века получило широкую известность производство различных изделий (сосудов, шкатулок, тросмтей, трубок) из кизилового дерева с медной, серебряной, мельхиоровой насечкой; главным центром этого промысла стало село Унцукуль[43]. К концу XX века усилилась зональная специализация сельского хозяйства; так, в горах упало значение земледелия. Аварцы заняты также в промышленности и сфере услуг.

Аварцы имели развитый фольклор. Основными его жанрами были героические песни (например, «Сражение с Надир-ханом»), исторические песни, лироэпические песни (лахъи балай — «длинная песня»), песни-плачи, исполняемые мужчинами с инструментальным сопровождением; женские песни (колыбельные, любовные). Песни исполняются в один голос, используются диатонические лады. Традиционные аварские музыкальные инструменты — чагана (смычковый);(Tlaмур, пандур), (Зурма-къили, зурна-къали); чагур (струнный), ясты-балабан и зурна (язычковые), лалу (вид свирели), бубен тэп, барабан гавал. В XIX веке распространился струнный инструмент комуз, с XX века используется также балалайка[43].

Наиболее популярной и типично горской символикой в Дагестане считаются свастики, прежде всего — спиралевидной формы и с округло загнутыми краями, а также мальтийские кресты, лабиринты в большом количестве встречающиеся на резных камнях, старинных коврах и женских украшениях. Заслуживает упоминания и то, что хунзахские ханы нередко использовали в качестве государственной эмблемы (в том числе — на стягах) изображение «волка со штандартом», а андийцы, — «орла с саблей».

В прошлом, весь аварский народ, за исключением зависимого сословия, представлял «бо» (< *bar < *ʔwar) — вооружённое ополчение, народ-войско. Это обстоятельство предъявляло высокие требования к духовно-физической подготовке каждого потенциального «бодулав» (то есть «военнообязанного», «ополченца»), и, естественно, сказалось на культивировании среди аварской молодёжи таких видов единоборств без оружия как «хатбай» — разновидность спортивной драки, практиковавшей удары ладонями, «мелигъдун» (поединки с применением шеста, вкупе с ударной техникой ног) и борьбы на поясах. Впоследствии все они были вытеснены, в основном, вольной борьбой и восточными единоборствами, ставшими для аварцев подлинно национальными и весьма престижными видами спорта[93].

Традиционная одежда

Традиционная одежда у аварцев сходна с одеждой других народов Дагестана: она состоит из нательной рубахи с воротником-стойкой и простых штанов, поверх рубахи надевали бешмет. Зимой к бешмету пристегивалась ватная подкладка. На голову надевали лохматую папаху. Женская одежда у аварцев отличалась большим разнообразием. Одежда была по существу этническим признаком, отличительным элементом. По способу ношения платья и платка, по форме и расцветке, по виду шубы, обуви и украшения, особенно по головному убору, можно было определить, из какого общества или селения та или иная женщина. Девушка надевала платье из цветной ткани с красным поясом, женщины старшего возраста предпочитали носить одежду однотонную и темных цветов[94].

Образ волка в культуре

Волк традиционно использовался у аварцев и некоторых других народов Дагестана в качестве символа храбрости и мужества. Г. Ф. Чурсин в работе по этнографии аварцев пишет, что смелость и отвага, с какими волк совершает свои хищнические набеги, «породили у аваров уважение к нему, некоторого рода культ. „Волк — божий сторож“, говорят авары. У него нет ни стад, ни закромов, он добывает пропитание своей удалью. Уважая волка за силу, смелость и отвагу, народ, естественно, приписывает различным частям тела волка магические свойства. К примеру, волчье сердце варят и дают есть мальчику, чтобы из него вышел сильный, воинственный мужчина». П. К. Услар в кратком словаре к своему труду по аварскому языку дает такое объяснение восприятию волка у аварцев: «Всякое уподобление волку у горцев считается похвалой, подобно тому, как у нас уподобление льву». Там же он дает пять выражений-сравнений с волком, имеющих характер комплимента в обиходной аварской речи (волчий нрав, короткоухий волк и т. д.). При этом волк даже у самих аварцев не везде пользовался таким пиететом, часть западных аварских обществ в этой роли использовала орла, а часть — медведя. Культ волка тем же Чурсиным был отмечен особенно в центральных аварских районах[95].

Аварская кухня

Основу питания у аварцев составляет хинкал, ботишалы, чурпа и курзе, которую обычно подают вместе с мясной пищей.

Традиционно аварцы любят и много едят мяса, в основном это баранина и говядина. Из него варят наваристые супы, делают начинку для мучных блюд, жарят шашлык. Самыми известными являются чурпа чечевичная, чурпа из щавеля, панк-чурпа, чурпа обычная.

Визитной карточкой аварской кухни является сушеное мясо. В те времена, когда не было холодильников, сушеное мясо дозволяло на длительное время сохранять её питательные свойства. К нему готовится много блюд, в частности кукуруза с фасолью или фасолевый суп из сушеного мяса.

Не менее популярным блюдом у аварцев является хинкал (от авар. хинкIал, где хинкI — галушка, варёный кусочек теста + ал — суффикс мн. ч.). Представляет собой сваренные в мясном бульоне кусочки теста (собственно «хинкалины»), подаваемые с бульоном, варёным мясом и соусом[96]. Аварский хинкал не стоит путать с грузинским хинкали, представляющим собой существенно иной тип блюда.

К традиционным блюдам аварской кухни относятся также чуду или ботишалы, представляющие собой круглые тонкие лепешки из теста с различной начинкой. Лепешки наполняются творогом с зеленью или мятым картофелем с зеленью и обжариваются на плоской сковороде. Подаются смазанными маслом или сметаной и разрезанными на 6-8 частей по диаметру. Употребляются руками[97].

Другой изюминкой аварской кухни является курзе. Оно чем-то напоминает пельмени или манты. Но курзе немного больше, имеют форму капли, начинка в них острее, а защелкиваются они обязательно косичкой. В результате в курзе можно положить даже жидкую начинку, например взбитые с зеленью сырые яйца. Наиболее популярны национальные сладости: бахух (халва), воздушная кукуруза, грецкие орехи с мёдом[98][99][100].

Напишите отзыв о статье "Аварцы"

Примечания

Комментарии
  1. Ошибочно, согласно Советской энциклопедии[41].
Источники
  1. [http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/per-itog/tab5.xls Информационные материалы об окончательных итогах Всероссийской переписи населения 2010 года. Национальный состав населения Российской Федерации]
  2. Включая родственные аварцам андо-цезские народы: 14 народов общей численностью 48 646 человек
  3. 1 2 3 4 5 [http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/per-itog/tab7.xls Информационные материалы об окончательных итогах Всероссийской переписи населения 2010 года. http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/per-itog/tab7.xls]
  4. Включая родственные аварцам андо-цезские народы: 13 народов общей численностью 48 184 человек
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [http://dagstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/dagstat/resources/e08c5900433f693c957bb7fcdfaee759/ВПН+том3.zip Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года по Республике Дагестан, том 3 Национальный состав]
  6. 1 2 3 4 Включая родственные аварцам андо-цезские народы
  7. [http://moscow.gks.ru/perepis2010/perepis2010Doc/Прил_5_Москва.xls Приложения к итогам ВПН 2010 года в Москве. Приложение 5. Национальный состав населения по административным округам города Москвы]
  8. Включая родственные аварцам андо-цезские народы: 7 народов общей численностью 41 человек
  9. [http://www.perepis2002.ru/ct/doc/TOM_04_03.xls Всероссийская перепись населения 2002 года. Том 4 — «Национальный состав и владение языками, гражданство». Население по национальности и владению русским языком по субъектам Российской Федерации]
  10. [http://www.stat.gov.az/source/demoqraphy/ap/en/1_5en.xls Этнический состав Азербайджана]
  11. 1 2 [http://pop-stat.mashke.org/azerbaijan-ethnic2009.htm Ethnic composition of Azerbaijan 2009]
  12. [http://www.ecmicaucasus.org/upload/stats/Censuses%201926-2002.pdf Ethnic Groups of Georgia: Censuses 1926—2002]
  13. 1 2 Перепись населения Грузии 2002. Население сельских населённых пунктов (Census_of_village_population_of_Georgia) (груз.) — С. 110—111
  14. 1 2 3 4 Атаев Б. М. Аварцы: язык, история, письменность. — Махачкала, 2005. — С. 21. — ISBN 5-94434-055-X
  15. [http://2001.ukrcensus.gov.ua/rus/results/nationality_population/nationality_popul1/select_51/?botton=cens_db&box=5.1W&k_t=00&p=0&rz=1_1&rz_b=2_1%20%20%20%20%20%20&n_page=1 Всеукраинская перепись населения 2001 Национальность и родной язык]
  16. {{cite web|url=http://joshuaproject.net/countries/UZ
  17. [http://www.stat.kz/p_perepis/Pages/default.aspx Агентство Республики Казахстан по статистике. Перепись 2009.] ([http://www.stat.kz/p_perepis/Documents/Нац%20состав.rar Национальный состав населения].rar)
  18. В 1989 году в Казахской ССР было 2 777 аварцев: [http://demoscope.ru/weekly/ssp/sng_nac_89.php?reg=5 Демоскоп. Этносостав Казахской ССР в 1989 г.]
  19. Л. Минц. Народы мира. 2007. с. 10
  20. А. И. Исламмагомедов. [https://books.google.ru/books?id=rGVpAAAAMAAJ&q=аварал+самоназвание&dq=аварал+самоназвание&hl=ru&sa=X&redir_esc=y Аварцы: историко-этнографическое исследование XVIII-начала ХХ века]. — Дагестанский научный центр РАН — Мх., 2002. — С. 24. — с. 431.
  21. Ю. А. Жданов. Энциклопедия культур народов Юга России: Народы Юга России. Ростов-на-Дону: Северо-Кавказский научный центр высшей школы, 2005. — 244 с.
  22. http://www.irs-az.com/pdf/090621161354.pdf
  23. [http://books.google.ru/books?id=G53wAAAAMAAJ&q=рутульцы+лезгинская+народность&dq=рутульцы+лезгинская+народность&hl=ru&sa=X&ei=EhOHU9vxDuKo4gSzzIHgDg&ved=0CC8Q6AEwATgK Samizdat materials]. — Ohio State University, Center for Slavic and East European Studies, 2010. — С. 114.
  24. В. А. Тишков, Э. Ф. Кисриев. [http://journal.iea.ras.ru/archive/2000s/2007/Tishkov_Kisriev_%202007_5.pdf Множественные идентичности между теорией и политикой (пример Дагестана)]
  25. Studies in Caucasian history. — Cambridge University Press, 1957.
  26. В. М. Бейлис. Из истории Дагестана VI—XI вв. (Сарир) // Исторические записки. — 1963. — Т. 73.
  27. С. Э. Цветков. Исторический момент: двенадцать веков нашей истории за двенадцать месяцев.
  28. 1 2 3 4 5 6 М. Г. Магомедов. [https://archive.is/iO99#selection-87.0-87.15 История аварцев]. Махачкала: ДГУ, 2005.
  29. [https://ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Аварский_округ Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона]. [https://ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Аварский_округ Архивировано из первоисточника 16 мая 2015].
  30. Ю. А. Евстигнеев. [https://books.google.ru/books?id=IgIyAAAAMAAJ&q=авар+воинственный+беспокойный&dq=авар+воинственный+беспокойный&hl=ru&sa=X&ved=0CCAQ6AEwAWoVChMI7NaKrcfMyAIVw_1yCh2iWQWb Российская федерация. Народы и их подразделения]: краткий этнологический справочник. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2003 — 221 с.
  31. Джон Баддели.. [https://books.google.ru/books?id=-kA6FA5yl6MC&pg=PT15&dq=авар+беспокойный&hl=ru&sa=X&ved=0CB4Q6AEwAWoVChMI2Onr6MXMyAIVorxyCh0mjA0f#v=onepage&q=авар%20беспокойный&f=false Завоевание Кавказа русскими. 1720-1860] / Пер. с англ. Л. А. Калашниковой. — М.: Центрполиграф, 2011. — ISBN 978-5-227-02749-8.
  32. [https://books.google.ru/books?id=IcpHAQAAIAAJ&q=аварец+бездомный&dq=аварец+бездомный&hl=ru&sa=X&ved=0CCgQ6AEwA2oVChMIsKSmqt_JyAIV5mtyCh1_VQDl Традиции народов Кавказа в меняющемся мире:] преемственность и разрывы в социокультурных практиках. СПб.: Петербургское востоковедение, 2010 — 493 с. ISBN 978-5-85803-416-2.
  33. А. А. Магометов. [https://books.google.ru/books?id=EpEbAQAAIAAJ&q=аварец+бездомный&dq=аварец+бездомный&hl=ru&sa=X&ved=0CCsQ6AEwBGoVChMIsKSmqt_JyAIV5mtyCh1_VQDl П. К. Услар, исследователь дагестанских языков]. Мх.: Дагучпедгиз, 1979 — 99 с.
  34. Сборник «Кавказские горцы». Тифлис, 1869 год.
  35. Кисриев Э. [https://books.google.ru/books?ei=srFnVZTxJ-j7ywPQjIL4Bg&hl=ru&id=S8giAQAAIAAJ&dq=этноним+аварцы&focus=searchwithinvolume&q=аварцы Республика Дагестан. Модель этнологического мониторинга] / Ред. серии Тишков В. А., ред. книги Степанов В. В.. — М.: ИЭА РАН, 1999. — С. 132.
  36. Атаев Б. М., 1996, Исследователи считают "Авар" территорией, которая соответствовала Хунзахскому плато. "Название Авар дано чужестранцами и может относиться исключительно к Хунзаху", — писал в своё время П.К. Услар..
  37. [https://books.google.ru/books?id=_tA9AAAAIAAJ&dq=аварцы+хунзахского+плато&hl=ru&sa=X&ei=_tB0VYOpEOXuyQPttYHQCg&ved=0CBsQ6AEwAA Опыт анализа этнонима ярусса «аварцы»] // Сборник статей по вопросам дагестанского и вайнахского языкознания. — Махачкала, 1972. — 338 с.
  38. Иоганн Антон Гильденштедт. Путешествие по Кавказу в 1770—1773 гг. СПб.
  39. Тавлинцы // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  40. 1 2 В. А. Потто. [http://thelib.ru/books/vasiliy_aleksandrovich_potto/kavkazskaya_voyna_tom_2_ermolovskoe_vremya-read-14.html Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях]: в 5 т. — СПб.: Тип. Е. Евдокимова, 1887—1889.
  41. Лезгины // [https://ru.m.wikisource.org/wiki/БСЭ1/Лезгины Большая советская энциклопедия: В 66 томах (65 т. и 1 доп.)] / Гл. ред. О. Ю. Шмидт. — 1-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1938. — Т. 36.
  42. [http://www.azstat.org/statinfo/demoqraphic/en/007.shtml The State Statistical Committee of the Republic of Azerbaijan. Population by ethnic groups.]
  43. 1 2 3 4 5 6 Исламмагомедов А. П., Сергеева Г. А. Аварцы // Большая российская энциклопедия / С. Л. Кравец. — М: Большая Российская энциклопедия, 2005. — Т. 1. — С. 59. — 768 с. — 65 000 экз. — ISBN 5-85270-329-X.
  44. У автора должность „Emniyet Bakanı“ ошибочно переведена как „Министр Обороны“, тогда как она означает „Министр Госбезопасности“. Мы исправили эту ошибку, о чём проинформировали и автора монографии.
  45. А. М. Магомеддадаев. Эмиграция дагестанцев в Османскую империю. История и современность. Книга II — Махачкала: ДНЦ РАН. 2001. С. 151—152. ISBN 5-297-00949-9
  46. Гаджиева Мадлена Наримановна. [https://books.google.ru/books?id=LQN8BwAAQBAJ&pg=PT15&dq=аварцы+проживают+районы&hl=ru&sa=X&ei=QeSXVf3iI4OOsgGw3JPQCQ&ved=0CBoQ6AEwADgK#v=onepage&q=аварцы%20проживают%20районы&f=false Аварцы. История, культура, традиции]. — Махачкала: Эпоха, 2012. — ISBN 978-5-98390-105-6.
  47. [https://books.google.ru/books?id=hIQRAQAAMAAJ&q=аварцы+районы+компактного&dq=аварцы+районы+компактного&hl=ru&sa=X&ei=0P-XVcnEDMehsgHFv5fwDg&ved=0CCQQ6AEwAg Феноменон оф натионал бундарий]. С. В. Голунов, 2005 — С. 106.
  48. Г. Ф. Дебец. Палеоантропология СССР. — М., 1948. — Т. IV. — (Труды института этнографии АН СССР).
  49. М. Ш. Ризаханова. К вопросу об этногенезе лезгин // Лавровские (Среднеазиатско-Кавказские) чтения, 1998−1999: Крат. содерж. докл. — 2001. — С. 29.
  50. Д. А. Крайнов. Древнейшая история Волго-Окского междуречья. М., 1972. С. 241.
  51. Г. Ф. Дебец. Антропологические исследования в Дагестане // Труды ИЭ. Т. XXXIII. М., 1956; Его же: Антропологические типы. // „Народы Кавказа“. Т. 1. М., 1960.
  52. В. П. Алексеев. Происхождение народов Кавказа. М., 1974. С. 133, 135—136
  53. И. М. Дьяконов. совместно со Старостин С. А. Хуррито-урартские и восточно-кавказские языки // Древний Восток: Этнокультурные связи- М.: 1988
  54. [http://www.russkie.org/index.php?module=fullitem&id=421 3 апреля 2001 года «Радио Свобода» приступило к регулярному вещанию на Северный Кавказ]
  55. [http://perevodika.ru/articles/9179.html?sphrase_id=120440 Как Радио «Свобода» вещает на Северный Кавказ]
  56. Ярлыкапов А. А. Аварцы // Новая российская энциклопедия / В. И. Данилов-Данильян. — М: Энциклопедия, 2005. — Т. 1. — С. 38-39. — 959 с. — ISBN 5-948-020-010.
  57. Исалабдуллаев М. А. Мифология народов Кавказа. — Махачкала: КСИ, 2006
  58. Вахушти Багратиони. Атлас Грузии (XVIII век). — Тб., 1997.
  59. Сборник грузинских летописей «Картлис цховреба».
  60. Ш. М. Хапизов. [http://chernovik.net/content/hronograf/proishozhdenie-hunz Происхождение Хунз]
  61. Гардизи. История.
  62. 1 2 Мухаммад Рафи аш-Ширвани. Тарих Дагестан. Русский перевод А. Р. Шихсаидова.
  63. Аббас-Кули-ага Бакиханов. [http://www.vostlit.info/Texts/rus2/Bakihanov/frametext2.htm Гюлистан-и Ирам]
  64. 1 2 3 История Дагестана / Сост. В. Г. Гаджиев, гл. ред. Г. Д. Даниялов. — М.: Наука, 1967. — Т. 1. — 433 с.
  65. Ильяс Каяев. [http://gazeta-nv.info/content/view/867/216/ Газикумухское шамхальство XIII—XIV вв.]
  66. История Дагестана с древнейших времен до конца ХIХ века. Часть 1. ИПЦ ДГУ. Махачкала, 1997 г., с. 180—181
  67. [https://books.google.ru/books?ei=s9WXVdvdJMm2swGco4zoDg&hl=ru&id=_Y8sAQAAIAAJ&dq=авары%2C+казикумухи+и+почти+все+они+говорят+на+татарском+языке&focus=searchwithinvolume&q=авары%2C+казикумухи История Дагестана с древнейших времен до наших дней]: в двух томах, Том 1.
  68. Аварцы: историко-этнографическое исследование XVIII-начала ХХ в. Институт истории, археологии и этнографии ДНЦ, 2002.
  69. [https://books.google.ru/books?ei=s9WXVdvdJMm2swGco4zoDg&hl=ru&id=UFouAQAAIAAJ&dq=авары%2C+казикумухи+и+почти+все+они+говорят+на+татарском+языке&focus=searchwithinvolume&q=авары%2C+казикумухи World of the Orient]. 2002.
  70. [http://www.tsumada.ru/?f=book&p1=histor&p2=book&id=sasitli&r=glava1 Краткий очерк истории и социальных отношений саситлинцев]
  71. Хроника войн Джара в ХVIII столетии.
  72. Мухаммад-Казим. Поход Надир-шаха в Индию. М., 1961.
  73. Г. Э. Алкадари. Асари Дагестан. С. 67.
  74. АВПР, ф. «Сношения России с Персией», 1741 г.
  75. Эхо Кавказа. Выпуски 3-9. Ассоциация, 1993.
  76. Lawrence Lockhart, 1938. Р. 202.
  77. М. Р. Арунова, К. З. Ашрафян. Государство Надир-шаха Афшара. М.: Изд-во восточной литературы, 1958 — С.193.
  78. АВПР. Л. 391.
  79. У. Лаудаев. [http://oldcancer.narod.ru/caucasus/Laudaev.htm Чеченское племя] // Сборник сведений о кавказских горцах. — Тф.: Тип. Главного управления Наместника Кавказского, 1872. — Вып. 6. — ISBN 978-5-4458-0423-9.
  80. 1 2 А. А. Неверовский. [http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XIX/1820-1840/Neverovskij_A_A/text4.htm Краткий исторический взгляд на северный и средний Дагестан до уничтожения влияния лезгинов на Закавказье]. С-П. 1848 год. стр. 36.
  81. Я. И. Костенецкий. Аварская экспедиция 1837 г. // «Современник» 1850 г., кн. 10—12 (отдельное издание: [http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XIX/1820-1840/Kosteneckij_Ja_I/text1.htm Записки об Аварской экспедиции] СПб., 1851)
  82. Юсуф-хаджи Сафаров. Количество войск собираемых из разных наибств. ССКГ. Тифлис, 1872. Вып.6. Отд.1. Раздел 2. С. 1-4.
  83. А. М. Халилов, М. М. Идрисов. [https://books.google.ru/books?hl=ru&id=xQchAQAAMAAJ&dq=шамиль+генералиссимус&focus=searchwithinvolume&q=+генералиссимус Шамиль в истории Северного Кавказа и народной памяти]. — Махачкала, 1998. — 119 с.
  84. Бестужев А. А. [http://www.libros.am/book/read/id/351374/slug/kavkazskie-povesti «Кавказские повести»]
  85. Шапи Казиев. [https://books.google.ru/books?id=aK1gBwAAQBAJ&pg=PT788&dq=Ахульго&hl=ru&sa=X&ei=EKdDVfe9MsGwsQHYioGoDw&ved=0CBwQ6AEwAA#v=onepage&q=Аварцы&f=false Ахульго]
  86. [http://dagpravda.ru/rubriki/obshchestvo/27444036/?sphrase_id=10403 Аварцы]. Дагестанская правда.
  87. Н. Дагчен. [http://saidov-ak.ucoz.ru/publ/3-1-0-36 Диалоги с Адалло]. Часть 23.
  88. М. А. Агларов. [http://www.tsumada.ru/ru/text/232 Союз сельских обществ Ункратль в XIX — начале XX вв.: историко- этнографическое исследование]. М.: Таус, 2006. ISBN 5-903011-06-3.
  89. Р. М. Магомедов, А. М. Магомедов. [https://books.google.ru/books?id=-axgBwAAQBAJ&pg=PA1861&dq=Закатальское+восстание+1863&hl=ru&sa=X&ved=0CC4Q6AEwBGoVChMIo4X6h4ysyAIVRSZyCh2DAw3A#v=onepage&q=Закатальское%20восстание%201863&f=false Хронология истории Дагестана]. Мх.: Эпоха, 2012. ISBN 978-5-98390-111-7.
  90. Хайдарбек Геничутлинский. [http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XIX/Arabojaz_ist/Haidarbek/vosst_1877_dagestan.htm О восстании 1877 года в Дагестане]. Перевод Т. М. Айтберова. Дагестанский научный центр РАН.
  91. [http://bse.sci-lib.com/article018267.html Дагестанская Автономная Советская Социалистическая Республика]. Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.
  92. Н. Г. Волков. [http://journal.iea.ras.ru/archive/1970s/1971/Volkova_1971_2.pdf Переселение с гор на равнину на Северном Кавказе в XVIII—XX вв.] СЭ, 1971
  93. Гаджиева Мадлена Наримановна. Аварцы. История, культура, традиции. — Махачкала: Эпоха, 2012. — ISBN 978-5-98390-105-6.
  94. [http://www.dagpravda.ru/rubriki/obshchestvo/27444036/?sphrase_id=10756 Аварцы]. Дагестанская Правда.
  95. Этнография Кавказа. Языкознание. III. Аварский язык. — Тифлис, 1889. — 550 с.
  96. [http://www.hinkal.ru/avarskiy-hinkal.htm Аварский хинкал] на кулинарном сайте «Хинкал.ру».
  97. [http://www.koolinar.ru/recipe/view/93799 Аварское чуду или ботишалы] на кулинарном сайте «Кулинар.ру».
  98. Аварская кухня // Эхо Кавказа. — М., 1994 — № 1.
  99. Ж. Н. Абуева. Дагестанская кухня. Издательский дом «Эпоха», 2012.
  100. Е. С. Омельченко. Кулинария народов Северного Кавказа. Мх., Дагестанское книжное издательство, 1963.

Литература

Использованная литература

  • Агларов М. А. Сельская община в Нагорном Дагестане в XVII — начале XIX в. — М.: Наука, 1988.
  • Агларов М. А. Андийцы. — Махачкала: ЮПИТЕР, 2002.
  • Айтберов Т. М. И аварский язык нуждается в государственной поддержке // Журнал «Народы Дагестана». 2002. — № 5. — С. 33—34.
  • Алексеев М. Е., Атаев В. М. Аварский язык. — М.: Academia, 1998. — С. 23.
  • Алексеев В. П. Происхождение народов Кавказа — М.: Наука, 1974.
  • Алародии (этногенетические исследования) / Отв. ред. Агларов М. А. — Махачкала: ДНЦ РАН ИИАЭ, 1995.
  • Атаев Б. М. Аварцы: история, язык, письменность. — Махачкала: АБМ — Экспресс, 1996.
  • Атаев Б. М. Аварцы: язык, история, письменность. — Махачкала: ДНЦ РАН, 2005.
  • Гаджиев А. Г. Происхождение народов Дагестана (по данным антропологии). — Махачкала, 1965. — С. 46.
  • Гёкбёрю Мухаммед. «О великий Аллах, ты яви нам Серого Волка…» // Журнал «Наш Дагестан». 1993. № 165—166. — С. 8.
  • Дадаев Юсуп. Государственный язык Имамата // Журнал «Ахульго», 2000. № 4. — С. 61.
  • Дебец Г. Ф. Антропологические исследования в Дагестане // Труды Ин-та этнографии АН СССР. XXXIII. — М., 1956.
  • Дебиров П. М. Резьба по камню в Дагестане. — М.: Наука, 1966. — С. 106—107.
  • Дьяконов И. М., Старостин С. А. Хуррито-урартские и восточно-кавказские языки // Древний Восток: этнокультурные связи. — М.: Наука, 1988.
  • Иоанн Галонифонтибус. Сведения о народах Кавказа (1404 г.). — Баку, 1980.
  • Магомедов Абдулла. Дагестан и дагестанцы в мире. — Махачкала: Юпитер, 1994.
  • Магомеддадаев Амирхан. Эмиграция дагестанцев в Османскую империю (История и современность). — Махачкала: ДНЦ РАН, 2001. — Книга II.
  • Магомедов Мурад. Походы монголо-татар в горный Дагестан // История аварцев. — Махачкала: ДГУ, 2005. — С. 124.
  • Муртузалиев Ахмед. Маршалл Мухаммад Фазиль-паша Дагестанлы // Журнал «Наш Дагестан». — 1995. — № 176—177. — С. 22.
  • Мусаев М. З. К истокам фрако-дакийской цивилизации // Журнал «Наш Дагестан». — 2001—2002. — № 202—204. — С. 32.
  • Мусаев М. З. Африди — афганские авары Апаршахра — газета «Новое дело», № 18’2007.
  • МухӀаммадова Майсарат. Аваразул бихьиназ цӀар рагӀараб Дагъистан (Аварскими мужчинами прославленный Дагестан). — Махачкала: Юпитер, 1999.
  • Тахнаева П. И. Христианская культура средневековой Аварии. — Махачкала: ЭПОХА, 2004.
  • Халилов А. М. Национально-освободительное движение горцев Северного Кавказа под предводительством Шамиля. — Махачкала: Дагучпедгиз, 1991.
  • Четинбаш Мехди Нюзхет. След кавказского орла: последний Шамиль // Журнал «Наш Дагестан». — 1995. — № 178—179—180. — С. 36.
  • Nikolajev S. L., Starostin S. A. A North Caucasian Ethymological Dictionary. — Moscow, 1994.

Ссылки

  • [http://maarulal.ru/history/262-avarbo-stranica-i.html АварБо (Аварцы и авары М.Шахманов)]
  • http://www.osi.hu/ipf/fellows/Filtchenko/professor_andrei_petrovitch_duls.htm
  • [http://newstar.rinet.ru/Texts/wordfin.pdf Старостин С. А. Сино-кавказская макросемья]
  • http://www.philology.ru/linguistics1/starostin-03a.htm
  • http://www.CBOOK.ru/peoples/obzor/div4.shtml
  • [http://www.uni-klu.ac.at/eeo/Awarisch.pdf Статья Харальда Хаарманна «Аварский язык» (на нем. яз., 2002)]
  • [http://www.zlev.ru/59_45.htm Кузьмин А. Г. Из предыстории народов Европы]
  • [http://www.braasch-megalith.de/indogermanen.html Theorien und Hypothesen. Urheimat und Grundsprache der Germanen und Indogermanen oder Basken und Germanen können linguistisch keine Indogermanen gewesen sein]
  • [http://www.cudahar.narod.ru/russian/antropology.htm Аварцы и кавкасионский антропологический тип]
  • [http://www.eva.mpg.de/genetics/pdf/Caucasus_big_paper.pdf Mitochondrial DNA and Y-Chromosome Variation in the Caucasus (2004)]
  • [http://gumilevica.kulichki.net/debate/Article24.htm Иштван Эрдейи. Исчезнувшие народы. Авары]
  • [http://oslonor.blogspot.com О фенотипе древних иранцев — Aryans — и современных персов — Persian Aryans — см.]
  • [http://www.grifterrec.com/coins/huns/huns.html Iranian Huns]
  • [http://www.gharib.demon.co.uk/docs/moin.htm History of Kashmir. The Aryan Huns invade the IVC ]
  • [http://banner.0catch.com/cgi-bin/popup_mainsite.js Об аварах как о последней волне иранских номадов см. Scytho-Sarmatians]
  • [http://www.kunstkamera.ru/kunst-catalogue/index.seam?path=62%3A3496083%3A3504386&c=PHOTO&cid=791995 Фотокаталог Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН]
  • [http://www.sil.org/silesr/2005/silesr2005-015.pdf John M. Clifton, Janfer Mak, Gabriela Deckinga, Laura Lucht, and Calvin Tiessen. The Sociolinguistic Situation of the Avar in Azerbaijan. SIL International, 2005]

Отрывок, характеризующий Аварцы

– Сущностью... – печально прошептала малышка. – Он отдал часть своей сущности за то, что при жизни творил. Но сущность у него была очень высокой, поэтому, даже отдав её часть, он всё ещё смог остаться «на верху». Но очень мало кто это может, только по-настоящему очень высоко развитые сущности. Обычно люди слишком много теряют, и уходят намного ниже, чем были изначально. Как Светило...
Это было потрясающе... Значит, сотворив что-то плохое на Земле, люди теряли какую-то свою часть (вернее – часть своего эволюционного потенциала), и даже при этом, всё ещё должны были оставаться в том кошмарном ужасе, который звался – «нижний» Астрал... Да, за ошибки, и в правду, приходилось дорого платить...
– Ну вот, теперь мы можем идти, – довольно помахав ручкой, прощебетала малышка. – До свидания, Светило! Я буду к тебе приходить!
Мы двинулись дальше, а наш новый друг всё ещё сидел, застыв от неожиданного счастья, жадно впитывая в себя тепло и красоту созданного Стеллой мира, и окунаясь в него так глубоко, как делал бы умирающий, впитывающий вдруг вернувшуюся к нему жизнь, человек...
– Да, это правильно, ты была абсолютно права!.. – задумчиво сказала я.
Стелла сияла.
Пребывая в самом «радужном» настроении мы только-только повернули к горам, как из туч внезапно вынырнула громадная, шипасто-когтистая тварь и кинулась прямо на нас...
– Береги-и-сь! – взвизгнула Стела, а я только лишь успела увидеть два ряда острых, как бритва, зубов, и от сильного удара в спину, кубарем покатилась на землю...
От охватившего нас дикого ужаса мы пулями неслись по широкой долине, даже не подумав о том, что могли бы быстренько уйти на другой «этаж»... У нас просто не было времени об этом подумать – мы слишком сильно перепугались.
Тварь летела прямо над нами, громко щёлкая своим разинутым зубастым клювом, а мы мчались, насколько хватало сил, разбрызгивая в стороны мерзкие слизистые брызги, и мысленно моля, чтобы что-то другое вдруг заинтересовало эту жуткую «чудо-птицу»... Чувствовалось, что она намного быстрее и оторваться от неё у нас просто не было никаких шансов. Как на зло, поблизости не росло ни одно дерево, не было ни кустов, ни даже камней, за которыми можно было бы скрыться, только в дали виднелась зловещая чёрная скала.
– Туда! – показывая пальчиком на ту же скалу, закричала Стелла.
Но вдруг, неожиданно, прямо перед нами откуда-то появилось существо, от вида которого у нас буквально застыла в жилах кровь... Оно возникло как бы «прямо из воздуха» и было по-настоящему ужасающим... Огромную чёрную тушу сплошь покрывали длинные жёсткие волосы, делая его похожим на пузатого медведя, только этот «медведь» был ростом с трёхэтажный дом... Бугристая голова чудовища «венчалась» двумя огромными изогнутыми рогами, а жуткую пасть украшала пара невероятно длинных, острых как ножи клыков, только посмотрев на которые, с перепугу подкашивались ноги... И тут, несказанно нас удивив, монстр легко подпрыгнул вверх и....подцепил летящую «гадость» на один из своих огромных клыков... Мы ошарашено застыли.
– Бежим!!! – завизжала Стелла. – Бежим, пока он «занят»!..
И мы уже готовы были снова нестись без оглядки, как вдруг за нашими спинами прозвучал тоненький голосок:
– Девочки, постойте!!! Не надо убегать!.. Дин спас вас, он не враг!
Мы резко обернулись – сзади стояла крохотная, очень красивая черноглазая девочка... и спокойно гладила подошедшее к ней чудовище!.. У нас от удивления глаза полезли на лоб... Это было невероятно! Уж точно – это был день сюрпризов!.. Девочка, глядя на нас, приветливо улыбалась, совершенно не боясь рядом стоящего мохнатого чудища.
– Пожалуйста, не бойтесь его. Он очень добрый. Мы увидели, что за вами гналась Овара и решили помочь. Дин молодчина, успел вовремя. Правда, мой хороший?
«Хороший» заурчал, что прозвучало как лёгкое землетрясение и, нагнув голову, лизнул девочку в лицо.
– А кто такая Овара, и почему она на нас напала? – спросила я.
– Она нападает на всех, она – хищник. И очень опасна, – спокойно ответила девчушка. – А можно спросить, что вы здесь делаете? Вы ведь не отсюда, девочки?
– Нет, не отсюда. Мы просто гуляли. Но такой же вопрос к тебе – а, что ты здесь делаешь?
Я к маме хожу... – погрустнела малышка. – Мы умерли вместе, но почему-то она попала сюда. И вот теперь я живу здесь, но я ей этого не говорю, потому что она никогда с этим не согласится. Она думает, что я только прихожу...
– А не лучше ли и вправду только приходить? Здесь ведь так ужасно!.. – передёрнула плечиками Стелла.
– Я не могу её оставить здесь одну, я за ней смотрю, чтобы с ней ничего не случилось. И вот Дин со мной... Он мне помогает.
Я просто не могла этому поверить... Эта малюсенькая храбрая девчушка добровольно ушла со своего красивого и доброго «этажа», чтобы жить в этом холодном, ужасном и чужом мире, защищая свою, чем-то сильно «провинившуюся», мать! Не много, думаю, нашлось бы столь храбрых и самоотверженных (даже взрослых!) людей, которые решились бы на подобный подвиг... И я тут же подумала – может, она просто не понимала, на что собиралась себя обречь?!
– А как давно ты здесь, девочка, если не секрет?
– Недавно... – грустно ответила, теребя пальчиками чёрный локон своих кудрявых волос, черноглазая малышка. – Я попала в такой красивый мир, когда умерла!.. Он был таким добрым и светлым!.. А потом я увидела, что мамы со мной нет и кинулась её искать. Сначала было так страшно! Её почему-то нигде не было... И вот тогда я провалилась в этот ужасный мир... И тут её нашла. Мне было так жутко здесь... Так одиноко... Мама велела мне уходить, даже ругала. Но я не могу её оставить... Теперь у меня появился друг, мой добрый Дин, и я уже могу здесь как-то существовать.
Её «добрый друг» опять зарычал, от чего у нас со Стеллой поползли огромные «нижнеастральные» мурашки... Собравшись, я попыталась немного успокоиться, и начала присматриваться к этому мохнатому чуду... А он, сразу же почувствовав, что на него обратили внимание, жутко оскалил свою клыкастую пасть... Я отскочила.
– Ой, не бойтесь пожалуйста! Это он вам улыбается, – «успокоила» девчушка.
Да уж... От такой улыбки быстро бегать научишься... – про себя подумала я.
– А как же случилось, что ты с ним подружилась? – спросила Стелла.
– Когда я только сюда пришла, мне было очень страшно, особенно, когда нападали такие чудища, как на вас сегодня. И вот однажды, когда я уже чуть не погибла, Дин спас меня от целой кучи жутких летающих «птиц». Я его тоже испугалась вначале, но потом поняла, какое у него золотое сердце... Он самый лучший друг! У меня таких никогда не было, даже когда я жила на Земле.
– А как же ты к нему так быстро привыкла? У него внешность ведь не совсем, скажем так, привычная...
– А я поняла здесь одну очень простую истину, которую на Земле почему-то и не замечала – внешность не имеет значения, если у человека или существа доброе сердце... Моя мама была очень красивой, но временами и очень злой тоже. И тогда вся её красота куда-то пропадала... А Дин, хоть и страшный, но зато, всегда очень добрый, и всегда меня защищает, я чувствую его добро и не боюсь ничего. А к внешности можно привыкнуть...
– А ты знаешь, что ты будешь здесь очень долго, намного дольше, чем люди живут на Земле? Неужели ты хочешь здесь остаться?..
– Здесь моя мама, значит, я должна ей помочь. А когда она «уйдёт», чтобы снова жить на Земле – я тоже уйду... Туда, где добра побольше. В этом страшном мире и люди очень странные – как будто они и не живут вообще. Почему так? Вы что-то об этом знаете?
– А кто тебе сказал, что твоя мама уйдёт, чтобы снова жить? – заинтересовалась Стелла.
– Дин, конечно. Он многое знает, он ведь очень долго здесь живёт. А ещё он сказал, что когда мы (я и мама) снова будем жить, у нас семьи будут уже другие. И тогда у меня уже не будет этой мамы... Вот потому я и хочу с ней сейчас побыть.
– А как ты с ним говоришь, со своим Дином? – спросила Стелла. – И почему ты не желаешь нам сказать своё имя?
А ведь и правда – мы до сих пор не знали, как её зовут! И откуда она – тоже не знали...
– Меня звали Мария... Но разве здесь это имеет значение?
– Ну, конечно же! – рассмеялась Стелла. – А как же с тобой общаться? Вот когда уйдёшь – там тебе новое имя нарекут, а пока ты здесь, придётся жить со старым. А ты здесь с кем-то ещё говорила, девочка Мария? – по привычке перескакивая с темы на тему, спросила Стелла.
– Да, общалась... – неуверенно произнесла малышка. – Но они здесь такие странные. И такие несчастные... Почему они такие несчастные?
– А разве то, что ты здесь видишь, располагает к счастью? – удивилась её вопросу я. – Даже сама здешняя «реальность», заранее убивает любые надежды!.. Как же здесь можно быть счастливым?
– Не знаю. Когда я с мамой, мне кажется, я и здесь могла бы быть счастливой... Правда, здесь очень страшно, и ей здесь очень не нравится... Когда я сказала, что согласна с ней остаться, она на меня сильно накричала и сказала, что я её «безмозглое несчастье»... Но я не обижаюсь... Я знаю, что ей просто страшно. Так же, как и мне...
– Возможно, она просто хотела тебя уберечь от твоего «экстремального» решения, и хотела, только лишь, чтобы ты пошла обратно на свой «этаж»? – осторожно, чтобы не обидеть, спросила Стелла.
– Нет, конечно же... Но спасибо вам за хорошие слова. Мама часто называла меня не совсем хорошими именами, даже на Земле... Но я знаю, что это не со злости. Она просто была несчастной оттого, что я родилась, и часто мне говорила, что я разрушила ей жизнь. Но это ведь не была моя вина, правда же? Я всегда старалась сделать её счастливой, но почему-то мне это не очень-то удавалось... А папы у меня никогда не было. – Мария была очень печальной, и голосок у неё дрожал, как будто она вот-вот заплачет.
Мы со Стеллой переглянулись, и я была почти уверенна, что её посетили схожие мысли... Мне уже сейчас очень не нравилась эта избалованная, эгоистичная «мама», которая вместо того, чтобы самой беспокоиться о своём ребёнке, его же героическую жертву совершенно не понимала и, в придачу, ещё больно обижала.
– А вот Дин говорит, что я хорошая, и что я делаю его очень счастливым! – уже веселее пролепетала малышка. – И он хочет со мной дружить. А другие, кого я здесь встречала, очень холодные и безразличные, а иногда даже и злые... Особенно те, у кого монстры прицеплены...
– Монстры – что?.. – не поняли мы.
– Ну, у них страшенные чудища на спинах сидят, и говорят им, что они должны делать. А если те не слушают – чудища над ними страшно издеваются... Я попробовала поговорить с ними, но эти монстры не разрешают.
Мы абсолютно ничего из этого «объяснения» не поняли, но сам факт, что какие-то астральные существа истязают людей, не мог остаться нами не «исследованным», поэтому, мы тут же её спросили, как мы можем это удивительное явление увидеть.
– О, да везде! Особенно у «чёрной горы». Во-он там, за деревьями. Хотите, мы тоже с вами пойдём?
– Конечно, мы только рады будем! – сразу же ответила обрадованная Стелла.
Мне тоже, если честно, не очень-то улыбалась перспектива встречаться с кем-то ещё, «жутким и непонятным», особенно в одиночку. Но интерес перебарывал страх, и мы, конечно же, пошли бы, несмотря на то, что немного побаивались... Но когда с нами шёл такой защитник как Дин – сразу же становилось веселее...
И вот, через короткое мгновение, перед нашими широко распахнутыми от изумления глазами развернулся настоящий Ад... Видение напоминало картины Боша (или Боска, в зависимости от того, на каком языке переводить), «сумасшедшего» художника, который потряс однажды своим искусством весь мир... Сумасшедшим он, конечно же, не был, а являлся просто видящим, который почему-то мог видеть только нижний Астрал. Но надо отдать ему должное – изображал он его великолепно... Я видела его картины в книге, которая была в библиотеке моего папы, и до сих пор помнила то жуткое ощущение, которое несли в себе большинство из его картин...
– Ужас какой!.. – прошептала потрясённая Стелла.
Можно, наверное, было бы сказать, что мы видели здесь, на «этажах», уже многое... Но такого даже мы не в состоянии были вообразить в самом жутком нашем кошмаре!.. За «чёрной скалой» открылось что-то совершенно немыслимое... Это было похоже на огромный, выбитый в скале, плоский «котёл», на дне которого пузырилась багровая «лава»... Раскалённый воздух «лопался» повсюду странными вспыхивающими красноватыми пузырями, из которых вырывался обжигающий пар и крупными каплями падал на землю, или на попавших в тот момент под него людей... Раздавались душераздирающие крики, но тут же смолкали, так как на спинах тех же людей восседали омерзительнейшие твари, которые с довольным видом «управляли» своими жертвами, не обращая ни малейшего внимания на их страдания... Под обнажёнными ступнями людей краснели раскалённые камни, пузырилась и «плавилась» пышущая жаром багровая земля... Сквозь огромные трещины прорывались выплески горячего пара и, обжигая ступни рыдающим от боли людским сущностям, уносились в высь, испаряясь лёгким дымком... А по самой середине «котлована» протекала ярко красная, широкая огненная река, в которую, время от времени, те же омерзительные монстры неожиданно швыряли ту или иную измученную сущность, которая, падая, вызывала лишь короткий всплеск оранжевых искр, и тут же, превратившись на мгновение в пушистое белое облачко, исчезала... уже навсегда... Это был настоящий Ад, и нам со Стеллой захотелось как можно скорее оттуда «исчезнуть»...
– Что будем делать?.. – в тихом ужасе прошептала Стелла. – Ты хочешь туда спускаться? Разве мы чем-то можем им помочь? Посмотри, как их много!..
Мы стояли на чёрно-буром, высушенном жаром обрыве, наблюдая простиравшееся внизу, залитое ужасом «месиво» боли, безысходности, и насилия, и чувствовали себя настолько по-детски бессильными, что даже моя воинственная Стелла на этот раз безапелляционно сложила свои взъерошенные «крылышки» и готова была по первому же зову умчаться на свой, такой родной и надёжный, верхний «этаж»...
И тут я вспомнила, что Мария вроде бы говорила с этими, так жестоко судьбой (или ими самими) наказанными, людьми ...
– Скажи, пожалуйста, а как ты туда спустилась? – озадачено спросила я.
– Меня Дин отнёс, – как само собой разумеющееся, спокойно ответила Мария.
– Что же такое страшное эти бедняги натворили, что попали в такое пекло? – спросила я.
– Думаю, это касается не столь их проступков, сколько того, что они были очень сильные и имели много энергии, а этим монстрам именно это и нужно, так как они «питаются» этими несчастными людьми, – очень по-взрослому объяснила малышка.
– Что?!.. – чуть ли не подпрыгнули мы. – Получается – они их просто «кушают»?
– К сожалению – да... Когда мы пошли туда, я видела... Из этих бедных людей вытекал чистый серебристый поток и прямиком заполнял чудищ, сидящих у них на спине. А те сразу же оживали и становились очень довольными. Некоторые людские сущности, после этого, почти не могли идти... Это так страшно... И ничем нельзя помочь... Дин говорит, их слишком много даже для него.
– Да уж... Вряд ли мы можем что-то сделать тоже... – печально прошептала Стелла.
Было очень тяжко просто повернуться и уйти. Но мы прекрасно понимали, что на данный момент мы совершенно бессильны, а просто так наблюдать такое жуткое «зрелище» никому не доставляло ни малейшего удовольствия. Поэтому, ещё раз взглянув на этот ужасающий Ад, мы дружно повернули в другую сторону... Не могу сказать, что моя человеческая гордость не была уязвлена, так как проигрывать я никогда не любила. Но я уже также давно научилась принимать реальность такой, какой она была, и не сетовать на свою беспомощность, если помочь в какой-то ситуации мне было пока ещё не по силам.
– А можно спросить вас, куда вы сейчас направляетесь, девочки? – спросила погрустневшая Мария.
– Я бы хотела наверх... Если честно, мне уже вполне достаточно на сегодня «нижнего этажа»... Желательно посмотреть что-нибудь полегче... – сказала я, и тут же подумала о Марии – бедная девчушка, она ведь здесь остаётся!..
И никакую помощь ей предложить мы, к сожалению, не могли, так как это был её выбор и её собственное решение, которое только она сама могла изменить...
Перед нами замерцали, уже хорошо знакомые, вихри серебристых энергий, и как бы «укутавшись» ими в плотный, пушистый «кокон», мы плавно проскользнули «наверх»...
– Ух, как здесь хорошо-о!.. – оказавшись «дома», довольно выдохнула Стелла. – И как же там, «внизу», всё-таки жутко... Бедные люди, как же можно стать лучше, находясь каждодневно в таком кошмаре?!. Что-то в этом неправильно, ты не находишь?
Я засмеялась:
– Ну и что ты предлагаешь, чтобы «исправить»?
– А ты не смейся! Мы должны что-то придумать. Только я пока ещё не знаю – что... Но я подумаю... – совершенно серьёзно заявила малышка.
Я очень любила в ней это не по-детски серьёзное отношение к жизни, и «железное» желание найти положительный выход из любых появившихся проблем. При всём её сверкающем, солнечном характере, Стелла также могла быть невероятно сильным, ни за что не сдающимся и невероятно храбрым человечком, стоящим «горой» за справедливость или за дорогих её сердцу друзей...
– Ну что, давай чуть прогуляемся? А то что-то я никак не могу «отойти» от той жути, в которой мы только что побывали. Даже дышать тяжело, не говоря уже о видениях... – попросила я свою замечательную подружку.
Мы уже снова с большим удовольствием плавно «скользили» в серебристо-«плотной» тишине, полностью расслабившись, наслаждаясь покоем и лаской этого чудесного «этажа», а я всё никак не могла забыть маленькую отважную Марию, поневоле оставленную нами в том жутко безрадостном и опасном мире, только лишь с её страшным мохнатым другом, и с надеждой, что может наконец-то её «слепая», но горячо любимая мама, возьмёт да увидит, как сильно она её любит и как сильно хочет сделать её счастливой на тот промежуток времени, который остался им до их нового воплощения на Земле...
– Ой, ты только посмотри, как красиво!.. – вырвал меня из моих грустных раздумий радостный Стеллин голосок.
Я увидела огромный, мерцающий внутри, весёлый золотистый шар, а в нём красивую девушку, одетую в очень яркое цветастое платье, сидящую на такой же ярко цветущей поляне, и полностью сливавшуюся с буйно пламенеющими всеми цветами радуги невероятными чашечками каких-то совершенно фантастических цветов. Её очень длинные, светлые, как спелая пшеница, волосы тяжёлыми волнами спадали вниз, окутывая её с головы до ног золотым плащом. Глубокие синие глаза приветливо смотрели прямо на нас, как бы приглашая заговорить...
– Здравствуйте! Мы вам не помешаем? – не зная с чего начать и, как всегда, чуть стесняясь, приветствовала незнакомку я.
– И ты здравствуй, Светлая, – улыбнулась девушка.
– Почему вы так меня называете? – очень удивилась я.
– Не знаю, – ласково ответила незнакомка, – просто тебе это подходит!.. Я – Изольда. А как же тебя по правде зовут?
– Светлана, – немного смутившись ответила я.
– Ну вот, видишь – угадала! А что ты здесь делаешь, Светлана? И кто твоя милая подруга?
– Мы просто гуляем... Это Стелла, она мой друг. А вы, какая Изольда – та, у которой был Тристан? – уже расхрабрившись, спросила я.
У девушки глаза стали круглыми от удивления. Она, видимо никак не ожидала, что в этом мире её кто-то знал...
– Откуда ты это знаешь, девочка?.. – тихо прошептала она.
– Я книжку про вас читала, мне она так понравилась!.. – восторженно воскликнула я. – Вы так любили друг друга, а потом вы погибли... Мне было так жаль!.. А где же Тристан? Разве он больше не с вами?
– Нет, милая, он далеко... Я его так долго искала!.. А когда, наконец, нашла, то оказалось, что мы и здесь не можем быть вместе. Я не могу к нему пойти... – печально ответила Изольда.
И мне вдруг пришло простое видение – он был на нижнем астрале, видимо за какие-то свои «грехи». И она, конечно же, могла к нему пойти, просто, вероятнее всего, не знала, как, или не верила что сможет.
– Я могу показать вам, как туда пойти, если вы хотите, конечно же. Вы сможете видеть его, когда только захотите, только должны быть очень осторожны.
– Ты можешь пойти туда? – очень удивилась девушка.
Я кивнула:
– И вы тоже.
– Простите, пожалуйста, Изольда, а почему ваш мир такой яркий? – не смогла удержать своего любопытства Стелла.
– О, просто там, где я жила, почти всегда было холодно и туманно... А там, где я родилась всегда светило солнышко, пахло цветами, и только зимой был снег. Но даже тогда было солнечно... Я так соскучилась по своей стране, что даже сейчас никак не могу насладиться вволю... Правда, имя моё холодное, но это потому, что маленькой я потерялась, и нашли меня на льду. Вот и назвали Изольдой...
– Ой, а ведь и правда – изо льда!.. Я никогда бы не додумалась!.. – ошарашено уставилась на неё я.
– Это ещё, что!.. А ведь у Тристана и вообще имени не было... Он так всю жизнь и прожил безымянным, – улыбнулась Изольда.
– А как же – «Тристан»?
– Ну, что ты, милая, это же просто «владеющий тремя станами», – засмеялась Изольда. – Вся его семья ведь погибла, когда он был ещё совсем маленький, вот и не нарекли имени, когда время пришло – некому было.
– А почему вы объясняете всё это как бы на моём языке? Это ведь по-русски!
– А мы и есть русские, вернее – были тогда... – поправилась девушка. – А теперь ведь, кто знает, кем будем...
– Как – русские?.. – растерялась я.
– Ну, может не совсем... Но в твоём понятии – это русские. Просто тогда нас было больше и всё было разнообразнее – и наша земля, и язык, и жизнь... Давно это было...
– А как же в книжке говорится, что вы были ирландцы и шотландцы?!.. Или это опять всё неправда?
– Ну, почему – неправда? Это ведь то же самое, просто мой отец прибыл из «тёплой» Руси, чтобы стать владетелем того «островного» стана, потому, что там войны никак не кончались, а он был прекрасным воином, вот они и попросили его. Но я всегда тосковала по «своей» Руси... Мне всегда на тех островах было холодно...
– А могу ли я вас спросить, как вы по-настоящему погибли? Если это вас не ранит, конечно. Во всех книжках про это по-разному написано, а мне бы очень хотелось знать, как по-настоящему было...
– Я его тело морю отдала, у них так принято было... А сама домой пошла... Только не дошла никогда... Сил не хватило. Так хотелось солнце наше увидеть, но не смогла... А может Тристан «не отпустил»...
– А как же в книгах говорят, что вы вместе умерли, или что вы убили себя?
– Не знаю, Светлая, не я эти книги писала... А люди всегда любили сказы друг другу сказывать, особенно красивые. Вот и приукрашивали, чтобы больше душу бередили... А я сама умерла через много лет, не прерывая жизни. Запрещено это было.
– Вам, наверное, очень грустно было так далеко от дома находиться?
– Да, как тебе сказать... Сперва, даже интересно было, пока мама была жива. А когда умерла она – весь мир для меня померк... Слишком мала я была тогда. А отца своего никогда не любила. Он войной лишь жил, даже я для него цену имела только ту, что на меня выменять можно было, замуж выдав... Он был воином до мозга костей. И умер таким. А я всегда домой вернуться мечтала. Даже сны видела... Но не удалось.
– А хотите, мы вас к Тристану отведём? Сперва покажем, как, а потом вы уже сама ходить будете. Это просто... – надеясь в душе, что она согласится, предложила я.
Мне очень хотелось увидеть «полностью» всю эту легенду, раз уж появилась такая возможность, и хоть было чуточку совестно, но я решила на этот раз не слушать свой сильно возмущавшийся «внутренний голос», а попробовать как-то убедить Изольду «прогуляться» на нижний «этаж» и отыскать там для неё её Тристана.
Я и правда очень любила эту «холодную» северную легенду. Она покорила моё сердце с той же самой минуты, как только попалась мне в руки. Счастье в ней было такое мимолётное, а грусти так много!.. Вообще-то, как и сказала Изольда – добавили туда, видимо, немало, потому что душу это и вправду зацепляло очень сильно. А может, так оно и было?.. Кто же мог это по-настоящему знать?.. Ведь те, которые всё это видели, уже давным-давно не жили. Вот потому-то мне так сильно и захотелось воспользоваться этим, наверняка единственным случаем и узнать, как же всё было на самом деле...
Изольда сидела тихо, о чём-то задумавшись, как бы не решаясь воспользоваться этим единственным, так неожиданно представившимся ей случаем, и увидеться с тем, кого так надолго разъединила с ней судьба...
– Не знаю... Нужно ли теперь всё это... Может быть просто оставить так? – растерянно прошептала Изольда. – Ранит это сильно... Не ошибиться бы...
Меня невероятно удивила такая её боязнь! Это было первый раз с того дня, когда я впервые заговорила с умершими, чтобы кто-то отказывался поговорить или увидеться с тем, кого когда-то так сильно и трагически любил...
– Пожалуйста, пойдёмте! Я знаю, что потом вы будете жалеть! Мы просто покажем вам, как это делать, а если вы не захотите, то и не будете больше туда ходить. Но у вас должен оставаться выбор. Человек должен иметь право выбирать сам, правда, ведь?
Наконец-то она кивнула:
– Ну, что ж, пойдём, Светлая. Ты права, я не должна прятаться за «спиной невозможного», это трусость. А трусов у нас никогда не любили. Да и не была я никогда одной из них...
Я показала ей свою защиту и, к моему величайшему удивлению, она сделала это очень легко, даже не задумываясь. Я очень обрадовалась, так как это сильно облегчало наш «поход».
– Ну что, готовы?.. – видимо, чтобы её подбодрить, весело улыбнулась Стелла.
Мы окунулись в сверкающую мглу и, через несколько коротких секунд, уже «плыли» по серебристой дорожке Астрального уровня...
– Здесь очень красиво...– прошептала Изольда, – но я видела его в другом, не таком светлом месте...
– Это тоже здесь... Только чуточку ниже, – успокоила её я. – Вот увидите, сейчас мы его найдём.
Мы «проскользнули» чуть глубже, и я уже готова была увидеть обычную «жутко-гнетущую» нижнеастральную реальность, но, к моему удивлению, ничего похожего не произошло... Мы попали в довольно таки приятный, но, правда, очень хмурый и какой-то печальный, пейзаж. О каменистый берег тёмно-синего моря плескались тяжёлые, мутные волны... Лениво «гонясь» одна за другой, они «стукались» о берег и нехотя, медленно, возвращались обратно, таща за собой серый песок и мелкие, чёрные, блестящие камушки. Дальше виднелась величественная, огромная, тёмно-зелёная гора, вершина которой застенчиво пряталась за серыми, набухшими облаками. Небо было тяжёлым, но не пугающим, полностью укрытым серыми, облаками. По берегу местами росли скупые карликовые кустики каких-то незнакомых растений. Опять же – пейзаж был хмурым, но достаточно «нормальным», во всяком случае, напоминал один из тех, который можно было увидеть на земле в дождливый, очень пасмурный день... И того «кричащего ужаса», как остальные, виденные нами на этом «этаже» места, он нам не внушал...
На берегу этого «тяжёлого», тёмного моря, глубоко задумавшись, сидел одинокий человек. Он казался совсем ещё молодым и довольно-таки красивым, но был очень печальным, и никакого внимания на нас, подошедших, не обращал.
– Сокол мой ясный... Тристанушка... – прерывающимся голосом прошептала Изольда.
Она была бледна и застывшая, как смерть... Стелла, испугавшись, тронула её за руку, но девушка не видела и не слышала ничего вокруг, а только не отрываясь смотрела на своего ненаглядного Тристана... Казалось, она хотела впитать в себя каждую его чёрточку... каждый волосок... родной изгиб его губ... тепло его карих глаз... чтобы сохранить это в своём исстрадавшемся сердце навечно, а возможно даже и пронести в свою следующую «земную» жизнь...
– Льдинушка моя светлая... Солнце моё... Уходи, не мучай меня... – Тристан испуганно смотрел на неё, не желая поверить, что это явь, и закрываясь от болезненного «видения» руками, повторял: – Уходи, радость моя... Уходи теперь...
Не в состоянии более наблюдать эту душераздирающую сцену, мы со Стеллой решили вмешаться...
– Простите пожалуйста нас, Тристан, но это не видение, это ваша Изольда! Притом, самая настоящая...– ласково произнесла Стелла. – Поэтому лучше примите её, не раньте больше...
– Льдинушка, ты ли это?.. Сколько раз я видел тебя вот так, и сколько терял!... Ты всегда исчезала, как только я пытался заговорить с тобой, – он осторожно протянул к ней руки, будто боясь спугнуть, а она, забыв всё на свете, кинулась ему на шею и застыла, будто хотела так и остаться, слившись с ним в одно, теперь уже не расставаясь навечно...
Я наблюдала эту встречу с нарастающим беспокойством, и думала, как бы можно было помочь этим двум настрадавшимся, а теперь вот таким беспредельно счастливым людям, чтобы хоть эту, оставшуюся здесь (до их следующего воплощения) жизнь, они могли бы остаться вместе...
– Ой, ты не думай об этом сейчас! Они же только что встретились!.. – прочитала мои мысли Стелла. – А там мы обязательно придумаем что-нибудь...
Они стояли, прижавшись друг к другу, как бы боясь разъединиться... Боясь, что это чудное видение вдруг исчезнет и всё опять станет по-старому...
– Как же мне пусто без тебя, моя Льдинушка!.. Как же без тебя темно...
И только тут я заметила, что Изольда выглядела иначе!.. Видимо, то яркое «солнечное» платье предназначалось только ей одной, так же, как и усыпанное цветами поле... А сейчас она встречала своего Тристана... И надо сказать, в своём белом, вышитом красным узором платье, она выглядела потрясающе!.. И была похожа на юную невесту...
– Не вели нам с тобой хороводов, сокол мой, не говорили здравниц... Отдали меня чужому, по воде женили... Но я всегда была женой тебе. Всегда была суженой... Даже когда потеряла тебя. Теперь мы всегда будем вместе, радость моя, теперь никогда не расстанемся... – нежно шептала Изольда.
У меня предательски защипало глаза и, чтобы не показать, что плачу, я начала собирать на берегу какие-то камушки. Но Стеллу не так-то просто было провести, да и у неё самой сейчас глаза тоже были «на мокром месте»...
– Как грустно, правда? Она ведь не живёт здесь... Разве она не понимает?.. Или, думаешь, она останется с ним?.. – малышка прямо ёрзала на месте, так сильно ей хотелось тут же «всё-всё» знать.
У меня роились в голове десятки вопросов к этим двоим, безумно счастливым, не видящим ничего вокруг, людям. Но я знала наверняка, что не сумею ничего спросить, и не смогу потревожить их неожиданное и такое хрупкое счастье...
– Что же будем делать? – озабочено спросила Стелла. – Оставим её здесь?
– Это не нам решать, думаю... Это её решение и её жизнь, – и, уже обращаясь к Изольде, сказала. – Простите меня, Изольда, но мы хотели бы уже пойти. Мы можем вам ещё как-то помочь?
– Ой, девоньки мои дорогие, а я и забыла!.. Вы уж простите меня!..– хлопнула в ладошки стыдливо покрасневшая девушка. – Тристанушка, это их благодарить надо!.. Это они привели меня к тебе. Я и раньше приходила, как только нашла тебя, но ты не мог слышать меня... И тяжело это было. А с ними столько счастья пришло!
Тристан вдруг низко-низко поклонился:
– Благодарю вас, славницы... за то, что счастье моё, мою Льдинушку мне вернули. Радости вам и добра, небесные... Я ваш должник на веки вечные... Только скажите.
У него подозрительно блестели глаза, и я поняла, что ещё чуть-чуть – и он заплачет. Поэтому, чтобы не ронять (и так сильно битую когда-то!) его мужскую гордость, я повернулась к Изольде и как можно ласковее сказала:
– Я так понимаю, вы хотите остаться?
Она грустно кивнула.
– Тогда, посмотрите внимательно на вот это... Оно поможет вам здесь находиться. И облегчит надеюсь... – я показала ей свою «особую» зелёную защиту, надеясь что с ней они будут здесь более или менее в безопасности. – И ещё... Вы, наверное, поняли, что и здесь вы можете создавать свой «солнечный мир»? Думаю ему (я показала на Тристана) это очень понравится...
Изольда об этом явно даже не подумала, и теперь просто засияла настоящим счастьем, видимо предвкушая «убийственный» сюрприз...
Вокруг них всё засверкало весёлыми цветами, море заблестело радугами, а мы, поняв, что с ними точно будет всё хорошо, «заскользили» обратно, в свой любимый Ментальный этаж, чтобы обсудить свои возможные будущие путешествия...

Как и всё остальное «интересненькое», мои удивительные прогулки на разные уровни Земли, понемногу становились почти что постоянными, и сравнительно быстро угодили на мою «архивную» полочку «обычных явлений». Иногда я ходила туда одна, огорчая этим свою маленькую подружку. Но Стелла, даже она если чуточку и огорчалась, никогда ничего не показывала и, если чувствовала, что я предпочитаю остаться одна, никогда не навязывала своё присутствие. Это, конечно же, делало меня ещё более виноватой по отношению к ней, и после своих маленьких «личных» приключений я оставалась погулять с ней вместе, что, тем же самым, уже удваивало нагрузку на моё ещё к этому не совсем привыкшее физическое тело, и домой я возвращалась измученная, как до последней капли выжатый, спелый лимон... Но постепенно, по мере того, как наши «прогулки» становились всё длиннее, моё, «истерзанное» физическое тело понемногу к этому привыкало, усталость становилась всё меньше, и время, которое требовалось для восстановления моих физических сил, становилось намного короче. Эти удивительные прогулки очень быстро затмили всё остальное, и моя повседневная жизнь теперь казалась на удивление тусклой и совершенно неинтересной...
Конечно же, всё это время я жила своей нормальной жизнью нормального ребёнка: как обычно – ходила в школу, участвовала во всех там организуемых мероприятиях, ходила с ребятами в кино, в общем – старалась выглядеть как можно более нормальной, чтобы привлекать к своим «необычным» способностям как можно меньше ненужного внимания.
Некоторые занятия в школе я по-настоящему любила, некоторые – не очень, но пока что все предметы давались мне всё ещё достаточно легко и больших усилий для домашних заданий не требовали.
Ещё я очень любила астрономию... которая, к сожалению, у нас пока ещё не преподавалась. Дома у нас имелись всевозможные изумительно иллюстрированные книги по астрономии, которую мой папа тоже обожал, и я могла целыми часами читать о далёких звёздах, загадочных туманностях, незнакомых планетах... Мечтая когда-нибудь хотя бы на один коротенький миг, увидеть все эти удивительные чудеса, как говорится, живьём... Наверное, я тогда уже «нутром» чувствовала, что этот мир намного для меня ближе, чем любая, пусть даже самая красивая, страна на нашей Земле... Но все мои «звёздные» приключения тогда ещё были очень далёкими (я о них пока ещё даже не предполагала!) и поэтому, на данном этапе меня полностью удовлетворяли «гуляния» по разным «этажам» нашей родной планеты, с моей подружкой Стеллой или в одиночку.
Бабушка, к моему большому удовлетворению, меня в этом полностью поддерживала, таким образом, уходя «гулять», мне не нужно было скрываться, что делало мои путешествия ещё более приятными. Дело в том, что, для того, чтобы «гулять» по тем же самым «этажам», моя сущность должна была выйти из тела, и если кто-то в этот момент заходил в комнату, то находил там презабавнейшую картинку... Я сидела с открытыми глазами, вроде бы в полностью нормальном состоянии, но не реагировала ни на какое ко мне обращение, не отвечала на вопросы и выглядела совершенно и полностью «замороженной». Поэтому бабушкина помощь в такие минуты была просто незаменимой. Помню однажды в моём «гуляющем» состоянии меня нашёл мой тогдашний друг, сосед Ромас... Когда я очнулась, то увидела перед собой совершенно ошалевшее от страха лицо и круглые, как две огромные голубые тарелки, глаза... Ромас меня яростно тряс за плечи и звал по имени, пока я не открыла глаза...
– Ты что – умерла что ли?!.. Или это опять какой-то твой новый «эксперимент»? – чуть ли не стуча с перепугу зубами, тихо прошипел мой друг.
Хотя, за все эти годы нашего общения, уж его-то точно трудно было чем-то удивить, но, видимо, открывшаяся ему в этот момент картинка «переплюнула» самые впечатляющие мои ранние «эксперименты»... Именно Ромас и рассказал мне после, как пугающе со стороны выглядело такое моё «присутствие»...
Я, как могла, постаралась его успокоить и кое-как объяснить, что же такое «страшное» со мной здесь происходило. Но как бы я его бедного не успокаивала, я была почти стопроцентно уверенна, что впечатление от увиденного останется в его мозгу ещё очень и очень надолго...
Поэтому, после этого смешного (для меня) «инцидента», я уже всегда старалась, чтобы, по возможности, никто не заставал меня врасплох, и никого не пришлось бы так бессовестно ошарашивать или пугать... Вот потому-то бабушкина помощь так сильно мне и была необходима. Она всегда знала, когда я в очередной раз шла «погулять» и следила, чтобы никто в это время, по возможности, меня не беспокоил. Была и ещё одна причина, по которой я не очень любила, когда меня насильно «вытаскивали» из моих «походов» обратно – во всём моём физическом теле в момент такого «быстрого возвращения» чувствовалось ощущение очень сильного внутреннего удара и это воспринималось весьма и весьма болезненно. Поэтому, такое резкое возвращение сущности обратно в физическое тело было очень для меня неприятно и совершенно нежелательно.
Так, в очередной раз гуляя со Стеллой по «этажам», и не находя чем заняться, «не подвергая при этом себя большой опасности», мы наконец-то решили «поглубже» и «посерьёзнее» исследовать, ставший для неё уже почти что родным, Ментальный «этаж»...
Её собственный красочный мир в очередной раз исчез, и мы как бы «повисли» в сверкающем, припорошенном звёздными бликами воздухе, который, в отличие от обычного «земного», был здесь насыщенно «плотным» и постоянно меняющимся, как если бы был наполнен миллионами малюсеньких снежинок, которые искрились и сверкали в морозный солнечный день на Земле... Мы дружно шагнули в эту серебристо-голубую мерцающую «пустоту», и тут же уже привычно под нашими стопами появилась «тропинка»... Вернее, не просто тропинка, а очень яркая и весёлая, всё время меняющаяся дорожка, которая была создана из мерцающих пушистых серебристых «облачков»... Она сама по себе появлялась и исчезала, как бы дружески приглашая по ней пройтись. Я шагнула на сверкающее «облачко» и сделала несколько осторожных шагов... Не чувствовалось ни движения, ни малейшего для него усилия, только лишь ощущение очень лёгкого скольжения в какой-то спокойной, обволакивающей, блистающей серебром пустоте... Следы тут же таяли, рассыпаясь тысячами разноцветных сверкающих пылинок... и появлялись новые по мере того, как я ступала по этой удивительной и полностью меня очаровавшей «местной земле»....
Вдруг, во всей этой глубокой, переливающейся серебристыми искрами тишине появилась странная прозрачная ладья, а в ней стояла очень красивая молодая женщина. Её длинные золотистые волосы то мягко развевались, как будто тронутые дуновением ветерка, то опять застывали, загадочно сверкая тяжёлыми золотыми бликами. Женщина явно направлялась прямо к нам, всё так же легко скользя в своей сказочной ладье по каким-то невидимым нами «волнам», оставляя за собой длиннющие, вспыхивающие серебряными искрами развевающиеся хвосты... Её белое лёгкое платье, похожее на мерцающую тунику, также – то развевалось, то плавно опускалось, спадая мягкими складками вниз, и делая незнакомку похожей на дивную греческую богиню.
– Она всё время здесь плавает, ищет кого-то – прошептала Стелла.
– Ты её знаешь? Кого она ищет? – не поняла я.
– Я не знаю, но я её видела много раз.
– Ну, так давай спросим? – уже освоившись на «этажах», храбро предложила я.
Женщина «подплыла» ближе, от неё веяло грустью, величием и теплом.
– Я Атенайс, – очень мягко, мысленно произнесла она. – Кто вы, дивные создания?
«Дивные создания» чуточку растерялись, точно не зная, что на такое приветствие ответить...
– Мы просто гуляем, – улыбаясь сказала Стелла. – Мы не будем вам мешать.
– А кого вы ищете? – спросила Атенайс.
– Никого, – удивилась малышка. – А почему вы думаете, что мы должны кого-то искать?
– А как же иначе? Вы сейчас там, где все ищут себя. Я тоже искала... – она печально улыбнулась. – Но это было так давно!..
– А как давно? – не выдержала я.
– О, очень давно!... Здесь ведь нет времени, как же мне знать? Всё, что я помню – это было давно.
Атенайс была очень красивой и какой-то необычайно грустной... Она чем-то напоминала гордого белого лебедя, когда тот, падая с высоты, отдавая душу, пел свою последнюю песню – была такой же величественной и трагичной...
Когда она смотрела на нас своими искристыми зелёными глазами, казалось – она старее, чем сама вечность. В них было столько мудрости, и столько невысказанной печали, что у меня по телу побежали мурашки...
– Можем ли мы вам чем-то помочь? – чуточку стесняясь спрашивать у неё подобные вопросы, спросила я.
– Нет, милое дитя, это моя работа... Мой обет... Но я верю, что когда-нибудь она закончится... и я смогу уйти. А теперь, скажите мне, радостные, куда вы хотели бы пойти?
Я пожала плечами:
– Мы не выбирали, мы просто гуляли. Но мы будем счастливы, если вы хотите нам что-нибудь предложить.
Атенайс кивнула:
– Я охраняю это междумирье, я могу пропустить вас туда, – и, ласково посмотрев на Стеллу, добавила. – А тебе, дитя, я помогу найти себя...
Женщина мягко улыбнулась, и взмахнула рукой. Её странное платье колыхнулось, и рука стала похожа на бело-серебристое, мягкое пушистое крыло... от которого протянулась, рассыпаясь золотыми бликами, уже другая, слепящая золотом и почти что плотная, светлая солнечная дорога, которая вела прямо в «пламенеющую» вдали, открытую золотую дверь...
– Ну, что – пойдём? – уже заранее зная ответ, спросила я Стеллу.
– Ой, смотри, а там кто-то есть... – показала пальчиком внутрь той же самой двери, малышка.
Мы легко скользнули внутрь и ... как будто в зеркале, увидели вторую Стеллу!.. Да, да, именно Стеллу!.. Точно такую же, как та, которая, совершенно растерянная, стояла в тот момент рядом со мной...
– Но это же я?!.. – глядя на «другую себя» во все глаза, прошептала потрясённая малышка. – Ведь это правда я... Как же так?..
Я пока что никак не могла ответить на её, такой вроде бы простой вопрос, так как сама стояла совершенно опешив, не находя никакого объяснения этому «абсурдному» явлению...
Стелла тихонько протянула ручку к своему близнецу и коснулась протянутых к ней таких же маленьких пальчиков. Я хотела крикнуть, что это может быть опасно, но, увидев её довольную улыбку – промолчала, решив посмотреть, что же будет дальше, но в то же время была настороже, на тот случай, если вдруг что-то пойдёт не так.
– Так это же я... – в восторге прошептала малышка. – Ой, как чудесно! Это же, правда я...
Её тоненькие пальчики начали ярко светиться, и «вторая» Стелла стала медленно таять, плавно перетекая через те же самые пальчики в «настоящую», стоявшую около меня, Стеллу. Её тело стало уплотняться, но не так, как уплотнялось бы физическое, а как будто стало намного плотнее светиться, наполняясь каким-то неземным сиянием.
Вдруг я почувствовала за спиной чьё-то присутствие – это опять была наша знакомая, Атенайс.
– Прости меня, светлое дитя, но ты ещё очень нескоро придёшь за своим «отпечатком»... Тебе ещё очень долго ждать, – она внимательнее посмотрела мне в глаза. – А может, и не придёшь вовсе...
– Как это «не приду»?!.. – испугалась я. – Если приходят все – значит приду и я!
– Не знаю. Твоя судьба почему-то закрыта для меня. Я не могу тебе ничего ответить, прости...
Я очень расстроилась, но, стараясь изо всех сил не показать этого Атенайс, как можно спокойнее спросила:
– А что это за «отпечаток»?
– О, все, когда умирают, возвращаются за ним. Когда твоя душа кончает своё «томление» в очередном земном теле, в тот момент, когда она прощается с ним, она летит в свой настоящий Дом, и как бы «возвещает» о своём возвращении... И вот тогда, она оставляет эту «печать». Но после этого, она должна опять возвратиться обратно на плотную землю, чтобы уже навсегда проститься с тем, кем она была... и через год, сказав «последнее прощай», оттуда уйти... И вот тогда-то, эта свободная душа приходит сюда, чтобы слиться со своей оставленной частичкой и обрести покой, ожидая нового путешествия в «старый мир»...
Я не понимала тогда, о чём говорила Атенайс, просто это звучало очень красиво...
И только теперь, через много, много лет (уже давно впитав своей «изголодавшейся» душой знания моего удивительного мужа, Николая), просматривая сегодня для этой книги своё забавное прошлое, я с улыбкой вспомнила Атенайс, и, конечно же, поняла, что то, что она называла «отпечатком», было просто энергетическим всплеском, который происходит с каждым из нас в момент нашей смерти, и достигает именно того уровня, на который своим развитием сумел попасть умерший человек. А то, что Атенайс называла тогда «прощание» с тем, «кем она была», было ни что иное, как окончательное отделение всех имеющихся «тел» сущности от её мёртвого физического тела, чтобы она имела возможность теперь уже окончательно уйти, и там, на своём «этаже», слиться со своей недостающей частичкой, уровня развития которой она, по той или иной причине, не успела «достичь» живя на земле. И этот уход происходил именно через год.
Но всё это я понимаю сейчас, а тогда до этого было ещё очень далеко, и мне приходилось довольствоваться своим, совсем ещё детским, пониманием всего со мной происходящего, и своими, иногда ошибочными, а иногда и правильными, догадками...
– А на других «этажах» сущности тоже имеют такие же «отпечатки»? – заинтересованно спросила любознательная Стелла.
– Да, конечно имеют, только уже иные, – спокойно ответила Атенайс. – И не на всех «этажах» они так же приятны, как здесь... Особенно на одном...
– О, я знаю! Это, наверное «нижний»! Ой, надо обязательно туда пойти посмотреть! Это же так интересно! – уже опять довольно щебетала Стелла.
Было просто удивительно, с какой быстротой и лёгкостью она забывала всё, что ещё минуту назад её пугало или удивляло, и уже опять весело стремилась познать что-то для неё новое и неведомое.
– Прощайте, юные девы... Мне пора уходить. Да будет ваше счастье вечным... – торжественным голосом произнесла Атенайс.
И снова плавно взмахнула «крылатой» рукой, как бы указывая нам дорогу, и перед нами тут же побежала, уже знакомая, сияющая золотом дорожка...
А дивная женщина-птица снова тихо поплыла в своей воздушной сказочной ладье, опять готовая встречать и направлять новых, «ищущих себя» путешественников, терпеливо отбывая какой-то свой особый, нам непонятный, обет...
– Ну что? Куда пойдём, «юная дева»?.. – улыбнувшись спросила я свою маленькую подружку.
– А почему она нас так называла? – задумчиво спросила Стелла. – Ты думаешь, так говорили там, где она когда-то жила?
– Не знаю... Это было, наверное, очень давно, но она почему-то это помнит.
– Всё! Пошли дальше!.. – вдруг, будто очнувшись, воскликнула малышка.
На этот раз мы не пошли по так услужливо предлагаемой нам дорожке, а решили двигаться «своим путём», исследуя мир своими же силами, которых, как оказалось, у нас было не так уж и мало.
Мы двинулись к прозрачному, светящемуся золотом, горизонтальному «тоннелю», которых здесь было великое множество, и по которым постоянно, туда-сюда плавно двигались сущности.
– Это что, вроде земного поезда? – засмеявшись забавному сравнению, спросила я.
– Нет, не так это просто... – ответила Стелла. – Я в нём была, это как бы «поезд времени», если хочешь так его называть...
– Но ведь времени здесь нет? – удивилась я.
– Так-то оно так, но это разные места обитания сущностей... Тех, которые умерли тысячи лет назад, и тех, которые пришли только сейчас. Мне это бабушка показала. Это там я нашла Гарольда... Хочешь посмотреть?
Ну, конечно же, я хотела! И, казалось, ничто на свете не могло бы меня остановить! Эти потрясающие «шаги в неизвестное» будоражили моё и так уже слишком живое воображение и не давали спокойно жить, пока я, уже почти падая от усталости, но дико довольная увиденным, не возвращалась в своё «забытое» физическое тело, и не валилась спать, стараясь отдохнуть хотя бы час, чтобы зарядить свои окончательно «севшие» жизненные «батареи»...
Так, не останавливаясь, мы снова преспокойно продолжали своё маленькое путешествие, теперь уже покойно «плывя», повиснув в мягком, проникающем в каждую клеточку, убаюкивающем душу «тоннеле», с наслаждением наблюдая дивное перетекание друг через друга кем-то создаваемых, ослепительно красочных (наподобие Стеллиного) и очень разных «миров», которые то уплотнялись, то исчезали, оставляя за собой развевающиеся хвосты сверкающих дивными цветами радуг...
Неожиданно вся эта нежнейшая красота рассыпалась на сверкающие кусочки, и нам во всем своём великолепии открылся блистающий, умытый звёздной росой, грандиозный по своей красоте, мир...
У нас от неожиданности захватило дух...
– Ой, красоти-и-ще како-о-е!.. Ма-а-амочка моя!.. – выдохнула малышка.
У меня тоже от щемящего восторга перехватило дыхание и, вместо слов, вдруг захотелось плакать...
– А кто же здесь живёт?.. – Стелла дёрнула меня за руку. – Ну, как ты думаешь, кто здесь живёт?..
Я понятия не имела, кем могут быть счастливые обитатели подобного мира, но мне вдруг очень захотелось это узнать.
– Пошли! – решительно сказала я и потянула Стеллу за собой.
Нам открылся дивный пейзаж... Он был очень похож на земной и, в то же время, резко отличался. Вроде бы перед нами было настоящее изумрудно зелёное «земное» поле, поросшее сочной, очень высокой шелковистой травой, но в то же время я понимала, что это не земля, а что-то очень на неё похожее, но чересчур уж идеальное... ненастоящее. И на этом, слишком красивом, человеческими ступнями не тронутом, поле, будто красные капли крови, рассыпавшись по всей долине, насколько охватывал глаз, алели невиданные маки... Их огромные яркие чашечки тяжело колыхались, не выдерживая веса игриво садившихся на цветы, большущих, переливающихся хаосом сумасшедших красок, бриллиантовых бабочек... Странное фиолетовое небо полыхало дымкой золотистых облаков, время от времени освещаясь яркими лучами голубого солнца... Это был удивительно красивый, созданный чьей-то буйной фантазией и слепящий миллионами незнакомых оттенков, фантастический мир... А по этому миру шёл человек... Это была малюсенькая, хрупкая девочка, издали чем-то очень похожая на Стеллу. Мы буквально застыли, боясь нечаянно чем-то её спугнуть, но девочка, не обращая на нас никакого внимания, спокойно шла по зелёному полю, почти полностью скрывшись в сочной траве... а над её пушистой головкой клубился прозрачный, мерцающий звёздами, фиолетовый туман, создавая над ней дивный движущийся ореол. Её длинные, блестящие, фиолетовые волосы «вспыхивали» золотом, ласково перебираемые лёгким ветерком, который, играясь, время от времени шаловливо целовал её нежные, бледные щёчки. Малютка казалась очень необычной, и абсолютно спокойной...
– Заговорим? – тихо спросила Стелла.
В тот момент девочка почти поравнялась с нами и, как будто очнувшись от каких-то своих далёких грёз, удивлённо подняла на нас свои странные, очень большие и раскосые... фиолетовые глаза. Она была необыкновенно красива какой-то чужой, дикой, неземной красотой и выглядела очень одинокой...
– Здравствуй, девочка! Почему ты такая грустная идёшь? Тебе нужна какая-то помощь? – осторожно спросила Стелла.
Малютка отрицательно мотнула головкой:
– Нет, помощь нужна вам, – и продолжала внимательно рассматривать нас своими странными раскосыми глазами.
– Нам? – удивилась Стелла. – А в чём она нам нужна?..
Девочка раскрыла свои миниатюрные ладошки, а на них... золотистым пламенем сверкали два, изумительно ярких фиолетовых кристалла.
– Вот! – и неожиданно тронув кончиками пальчиков наши лбы, звонко засмеялась – кристаллы исчезли...
Это было очень похоже на то, как когда-то дарили мне «зелёный кристалл» мои «звёздные» чудо-друзья. Но то были они. А это была всего лишь малюсенькая девчушка... да ещё совсем не похожая на нас, на людей...
– Ну вот, теперь хорошо! – довольно сказала она и, больше не обращая на нас внимания, пошла дальше...
Мы ошалело смотрели ей в след и, не в состоянии ничего понять, продолжали стоять «столбом», переваривая случившееся. Стелла, как всегда очухавшись первой, закричала:
– Девочка, постой, что это? Что нам с этим делать?! Ну, подожди же!!!
Но маленький человечек, лишь, не оборачиваясь, помахал нам своей хрупкой ладошкой и преспокойно продолжал свой путь, очень скоро полностью исчезнув в море сочной зелёной, неземной травы... над которой теперь лишь светлым облачком развевался прозрачный фиолетовый туман...
– Ну и что это было? – как бы спрашивая саму себя, произнесла Стелла.
Ничего плохого я пока не чувствовала и, немного успокоившись после неожиданно свалившегося «подарка», сказала.
– Давай не будем пока об этом думать, а позже будет видно...
На этом и порешили.
Радостное зелёное поле куда-то исчезло, сменившись на этот раз совершенно безлюдной, холодно-ледяной пустыней, в которой, на единственном камне, сидел единственный там человек... Он был чем-то явно сильно расстроен, но, в то же время, выглядел очень тёплым и дружелюбным. Длинные седые волосы спадали волнистыми прядями на плечи, обрамляя серебристым ореолом измождённое годами лицо. Казалось, он не видел где был, не чувствовал на чём сидел, и вообще, не обращал никакого внимания на окружающую его реальность...
– Здравствуй, грустный человек! – приблизившись достаточно, чтобы начать разговор, тихо поздоровалась Стелла.
Человек поднял глаза – они оказались голубыми и чистыми, как земное небо.
– Что вам, маленькие? Что вы здесь потеряли?.. – отрешённо спросил «отшельник».
– Почему ты здесь один сидишь, и никого с тобой нет? – участливо спросила Стелла. – И место такое жуткое...
Было видно, что человек совсем не хотел общаться, но тёплый Стеллин голосок не оставлял ему никакого выхода – приходилось отвечать...
– Мне никто не нужен уже много, много лет. В этом нет никакого смысла, – прожурчал его грустный, ласковый голос.
– А что же тогда ты делаешь тут один? – не унималась малышка, и я испугалась, что мы покажемся ему слишком навязчивыми, и он просто попросит нас оставить его в покое.
Но у Стеллы был настоящий талант разговорить любого, даже самого молчаливого человека... Поэтому, забавно наклонив на бок свою милую рыжую головку, и, явно не собираясь сдаваться, она продолжала:
– А почему тебе не нужен никто? Разве такое бывает?
– Ещё как бывает, маленькая... – тяжко вздохнул человек. – Ещё как бывает... Я всю свою жизнь даром прожил – кто же мне теперь нужен?..
Тут я кое-что потихонечку начала понимать... И собравшись, осторожно спросила:
– Вам открылось всё, когда вы пришли сюда, так ведь?
Человек удивлённо вскинулся и, вперив в меня свой, теперь уже насквозь пронизывающий, взгляд, резко спросил:
– Что ты об этом знаешь, маленькая?.. Что ты можешь об этом знать?... – он ещё больше ссутулился, как будто тяжесть, навалившаяся на него, была неподъёмной. – Я всю жизнь бился о непонятное, всю жизнь искал ответ... и не нашёл. А когда пришёл сюда, всё оказалось так просто!.. Вот и ушла даром вся моя жизнь...
– Ну, тогда всё прекрасно, если ты уже всё узнал!.. А теперь можешь что-то другое снова искать – здесь тоже полно непонятного! – «успокоила» незнакомца обрадованная Стелла. – А как тебя зовут, грустный человек?
– Фабий, милая. А ты знаешь девочку, что тебе дала этот кристалл?
Мы со Стеллой от неожиданности дружно подпрыгнули и, теперь уже вместе, «мёртвой хваткой» вцепились в бедного Фабия...
– Ой, пожалуйста, расскажите нам кто она!!! – тут же запищала Стелла. – Нам обязательно нужно это знать! Ну, совсем, совсем обязательно! У нас такое случилось!!! Такое случилось!.. И мы теперь абсолютно не знаем, что с этим делать... – слова летели из её уст пулемётной очередью и невозможно было хоть на минуту её остановить, пока сама, полностью запыхавшись, не остановилась.
– Она не отсюда, – тихо сказал человек. – Она издалека...
Это абсолютно и полностью подтверждало мою сумасшедшую догадку, которая появилась у меня мельком и, сама себя испугавшись, сразу исчезла...
– Как – издалека? – не поняла малышка. – Дальше ведь нельзя? Мы ведь дальше не ходим?..
И тут Стеллины глаза начали понемножко округляться, и в них медленно, но уверенно стало появляться понимание...
– Ма-а-мочки, она что ли к нам прилете-е-ла?!.. А как же она прилетела?!.. И как же она одна совсем? Ой, она же одна!.. А как же теперь её найти?!
В Стеллином ошарашенном мозгу мысли путались и кипели, заслоняя друг друга... А я, совершенно ошалев, не могла поверить, что вот наконец-то произошло то, чего я так долго и с такой надеждой тайком ждала!.. А теперь вот, наконец-то найдя, я не смогла это дивное чудо удержать...
– Да не убивайся так, – спокойно обратился ко мне Фабий. – Они были здесь всегда... И всегда есть. Только увидеть надо...
– Как?!.. – будто два ошалевших филина, вытаращив на него глаза, дружно выдохнули мы. – Как – всегда есть?!..
– Ну, да, – спокойно ответил отшельник. – А её зовут Вэя. Только она не придёт второй раз – она никогда не появляется дважды... Так жаль! С ней было так интересно говорить...
– Ой, значит, вы общались?! – окончательно этим убитая, расстроено спросила я.
– Если ты когда-нибудь увидишь её, попроси вернуться ко мне, маленькая...
Я только кивнула, не в состоянии что-либо ответить. Мне хотелось рыдать навзрыд!.. Что вот, получила – и потеряла такую невероятную, неповторимую возможность!.. А теперь уже ничего не поделать и ничего не вернуть... И тут меня вдруг осенило!
– Подождите, а как же кристалл?.. Ведь она дала свой кристалл! Разве она не вернётся?..
– Не знаю, девонька... Я не могу тебе сказать.
– Вот видишь!.. – тут же радостно воскликнула Стелла. – А говоришь – всё знаешь! Зачем же тогда грустить? Я же говорила – здесь очень много непонятного! Вот и думай теперь!..
Она радостно подпрыгивала, но я чувствовала, что у неё в головке назойливо крутиться та же самая, как и у меня, единственная мысль...
– А ты, правда, не знаешь, как нам её найти? А может, ты знаешь, кто это знает?..
Фабий отрицательно покачал головой. Стелла поникла.
– Ну, что – пойдём? – я тихонько её подтолкнула, пытаясь показать, что уже пора.
Мне было одновременно радостно и очень грустно – на коротенькое мгновение я увидела настоящее звёздное существо – и не удержала... и не сумела даже поговорить. А у меня в груди ласково трепетал и покалывал её удивительный фиолетовый кристалл, с которым я совершенно не знала, что делать... и не представляла, как его открыть. Маленькая, удивительная девочка со странными фиолетовыми глазами, подарила нам чудесную мечту и, улыбаясь, ушла, оставив нам частичку своего мира, и веру в то, что там, далеко, за миллионами световых лет, всё-таки есть жизнь, и что может быть когда-то увижу её и я...
– А как ты думаешь, где она? – тихо спросила Стелла.
Видимо, удивительная «звёздная» малышка так же накрепко засела и у неё в сердечке, как и у меня, поселившись там навсегда... И я была почти что уверенна, что Стелла не теряла надежду когда-нибудь её найти.
– А хочешь, покажу что-то? – видя моё расстроенное лицо, тут же поменяла тему моя верная подружка.
И «вынесла» нас за пределы последнего «этажа»!.. Это очень ярко напомнило мне ту ночь, когда мои звёздные друзья приходили в последний раз – приходили прощаться... И вынесли меня за пределы земли, показывая что-то, что я бережно хранила в памяти, но пока ещё никак не могла понять...
Вот и теперь – мы парили в «нигде», в какой-то странной настоящей, ужасающей пустоте, которая не имела ничего общего с той тёплой и защищённой, нами так называемой, пустотой «этажей»... Огромный и бескрайний, дышащий вечностью и чуточку пугающий Космос простирал к нам свои объятия, как бы приглашая окунуться в ещё незнакомый, но так сильно всегда меня притягивавший, звёздный мир... Стелла поёжилась и побледнела. Видимо ей пока что было тяжеловато такую большую нагрузку переносить.
– Как же ты придумала такое? – в полном восторге от увиденного, удивлённо спросила я.
– О, это нечаянно, – вымученно улыбаясь, ответила девчушка. – Один раз я была очень взволнована, и скорее всего, мои слишком сильно бушевавшие эмоции вынесли меня прямо туда... Но бабушка сказала, что мне ещё туда нельзя, что пока рано ещё... А вот тебе, думаю, можно. Ты мне расскажешь, что там найдёшь? Обещаешь?
Я готова была расцеловать эту милую, добрую девочку за её открытое сердечко, которое готово было поделиться всем без остатка, только бы людям рядом с ней было хорошо...
Мы почувствовали себя очень уставшими и, так или иначе, мне уже пора была возвращаться, потому что я пока ещё не знала всего предела своих возможностей, и предпочитала возвращаться до того, как станет по-настоящему плохо.
Тем же вечером у меня сильно поднялась температура. Бабушка ходила кругами, что-то чувствуя, и я решила, что будет самое время честно ей всё рассказать...
Грудь у меня странно пульсировала, и я чувствовала, будто кто-то издалека пытается что-то мне «объяснить», но я уже почти что ничего не понимала, так как жар всё поднимался, и мама в панике решила вызывать скорую помощь, чтобы меня хоть как-то от всей этой непонятной температуры «защитить»... Вскоре у меня уже начался настоящий бред, и, испугав всех до смерти... я вдруг перестала «гореть». Температура так же непонятно исчезла, как и поднялась. В доме висело насторожённое ожидание, так как никто так и не понял, что же такое в очередной раз со мной стряслось. Расстроенная мама обвиняла бабушку, что она за мной недостаточно хорошо смотрела, а бабушка, как всегда, молчала, принимая любую вину на себя...
На следующее утро со мной снова всё было в полном порядке и домашние на какое-то время успокоились. Только бабушка не переставала внимательно за мной наблюдать, как будто чего-то ожидала.
Ну и, конечно же, как уже стало обычным, ей не пришлось слишком долго ожидать...

После весьма необычного «всплеска» температуры, которое произошло после возвращения домой с «этажей», несколько дней ничего особенного со мной не происходило. Я прекрасно себя чувствовала, если не считать того, что мысли о девочке с фиолетовыми глазами неотступно будоражили мой взвинченный мозг, цеплялся за каждую, даже абсурдную мысль, как бы и где бы я могла бы её снова найти... Множество раз возвращаясь на Ментал, я пыталась отыскать раннее нами виденный, но, казалось, теперь уже навсегда потерявшийся Вэйин мир – всё было тщётно... Девочка исчезла, и я понятия не имела, где её искать...
Прошла неделя. Во дворе уже ударили первые морозы. Выходя на улицу, от холодного воздуха пока ещё непривычно захватывало дыхание, а от ярко слепящего зимнего солнышка слезились глаза. Робко припорошив пушистыми хлопьями голые ветви деревьев, выпал первый снег. А по утрам, раскрашивая окна причудливыми узорами, шаловливо гулял, поблёскивая застывшими голубыми лужицами, весёлый Дедушка Мороз. Потихоньку начиналась зима...
Я сидела дома, прислонившись к тёплой печке (дом у нас в то время ещё отапливался печами) и спокойно наслаждалась чтением очередной «новинки», как вдруг почувствовала уже привычное покалывание в груди, в том же месте, где находился фиолетовый кристалл. Я подняла голову – прямо на меня серьёзно смотрели огромные, раскосые фиолетовые глаза... Она спокойно стояла посередине комнаты, такая же удивительно хрупкая и необычная, и протягивала мне в своей крошечной ладошке чудесный красный цветок. Первой моей панической мыслью было – быстрее закрыть дверь, чтобы не дай Бог, никто не вошёл!..
– Не надо, меня всё равно никто кроме тебя не видит, – спокойно сказала девчушка.
Её мысли звучали в моём мозгу очень непривычно, как будто кто-то не совсем правильно переводил чужую речь. Но, тем не менее, я её прекрасно понимала.
– Ты меня искала – зачем? – внимательно глядя мне в глаза, спросила Вэя.
Её взгляд был тоже очень необычным – как будто вместе со взглядом она одновременно передавала образы, которых я никогда не видела, и значения которых пока, к сожалению, ещё не понимала.
– А так? – улыбнувшись, спросила «звёздная» малышка.
У меня в голове что-то «вспыхнуло»... и открылось умопомрачительное видение совершенно чужого, но необыкновенно красивого мира... Видимо того, в котором она когда-то жила. Этот мир был чем-то похож на уже нами виденный (который она себе создавала на «этажах»), и всё же, чем-то чуточку отличался, как если бы там я смотрела на рисованную картину, а сейчас вдруг увидела эту картину наяву...
Над изумрудно-зелёной, очень «сочной» землёй, освещая всё вокруг непривычным голубоватым светом, весело поднималось потрясающе красивое и яркое, фиолетово-голубое солнце... Это наступало чужое, видимо инопланетное, утро... Вся буйно растущая здесь зелень, от падающих на неё солнечных лучей, сверкала золотисто-фиолетовыми бриллиантами «местной» утренней росы, и, счастливо ими умываясь, готовилась к наступающему новому чудесному дню... Всё вокруг благоухало невероятно богатыми красками, слишком яркими для наших, привыкших ко всему «земному», глаз. Вдали, по покрытому золотистой дымкой небу клубились почти «плотные», нежно-розовые кудрявистые облака, похожие на красивые розовые подушки. Неожиданно, с противоположной стороны небо ярко вспыхнуло золотым.... Я обернулась, и от удивления застыла – с другой стороны царственно поднималось невероятно огромное, золотисто-розовое, второе солнце!.. Оно было намного больше первого, и казалось, было больше самой планеты... Но его лучи, в отличие от первого, почему-то светили несравнимо мягче и ласковее, напоминая тёплое «пушистое» объятие... Казалось, это огромное доброе светило, уже устало от каждодневных забот, но всё ещё по привычке отдавало этой невероятно красивой планете своё последнее тепло и, уже «собираясь на покой», с удовольствием уступало место молодому, «кусачему» солнцу, которое ещё только-только начинало своё небесное путешествие и светило яро и весело, не боясь расплескать свой молодой жар, щедро заливая светом всё вокруг.
Удивлённо оглядываясь по сторонам, я вдруг заметила причудливое явление – у растений появилась вторая тень... И она почему-то очень резко контрастировала с освещённой частью – как будто светотень была нарисована яркими, кричащими цветами, резко противоположными друг другу. В теневой части воздух мерцал яркими миниатюрными звёздочками, вспыхивающими от малейшего движения. Это было сумасшедше красиво... и необыкновенно интересно. Пробудившийся волшебный мир звучал тысячами незнакомых голосов, будто радостно оповещая о своём счастливом пробуждении всю вселенную. Я очень сильно, почти наяву, почувствовала, насколько невероятно чистым был здесь воздух! Он благоухал, наполненный удивительно приятными, незнакомыми запахами, которые чем-то неуловимо напоминали запахи роз, если бы их было здесь тысяча разных сортов одновременно. Повсюду, сколько охватывал глаз, алели те же самые ярко-красные, огромные «маки»... И тут только я вспомнила, что Вэя принесла мне такой же цветок! Я протянула к ней руку – цветок плавно перетёк с её хрупкой ладошки на мою ладонь, и вдруг, в моей груди что-то сильно «щёлкнуло»... Я с удивлением увидела, как миллионами невиданных фантастических оттенков на моей груди раскрылся и засверкал изумительный кристалл... Он всё время пульсировал и менялся, как бы показывая, каким ещё он может быть. Я застыла в шоке, полностью загипнотизированная открывшимся зрелищем, и не могла отвести глаз от всё время по-новому открывающейся красоты...
– Ну вот, – довольно произнесла Вэя, – теперь ты сможешь это смотреть когда захочешь!
– А почему этот кристалл у меня на груди, если ты поставила его в лоб? – наконец-то я решилась задать мучивший меня несколько дней вопрос.
Девочка очень удивилась, и чуть подумав, ответила:
– Я не знаю почему ты спрашиваешь, тебе ведь известен ответ. Но, если тебе хочется услышать его от меня – пожалуйста: я тебе просто дала его через твой мозг, но открыть его надо там, где должно быть его настоящее место.
– А откуда же мне было знать? – удивилась я.
Фиолетовые глаза очень внимательно несколько секунд меня изучали, а потом прозвучал неожиданный ответ:
– Я так и думала – ты ещё спишь... Но я не могу тебя разбудить – тебя разбудят другие. И это будет не сейчас.
– А когда? И кто будут эти – другие?..
– Твои друзья... Но ты не знаешь их сейчас.
– А как же я буду знать, что они друзья, и что это именно они? – озадаченно спросила я.
– Ты вспомнишь, – улыбнулась Вэя.
– Вспомню?! Как же я могу вспомнить то, чего ещё нет?..– ошарашено уставилась на неё я.
– Оно есть, только не здесь.
У неё была очень тёплая улыбка, которая её необыкновенно красила. Казалось, будто майское солнышко выглянуло из-за тучки и осветило всё вокруг.
– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.
– Мы помогаем, когда это нужно. А откуда пришли – я не помню, я там не была. Только смотрела, как ты сейчас... Это мой дом.
Девчушка вдруг стала очень печальной. И мне захотелось хоть как-то ей помочь, но, к моему большому сожалению, пока это было ещё не в моих маленьких силах...
– Тебе очень хочется домой, правда же? – осторожно спросила я.
Вэя кивнула. Вдруг её хрупкая фигурка ярко вспыхнула... и я осталась одна – «звёздная» девочка исчезла. Это было очень и очень нечестно!.. Она не могла так просто взять и уйти!!! Такого никак не должно было произойти!.. Во мне бушевала самая настоящая обида ребёнка, у которого вдруг отняли самую любимую игрушку... Но Вэя не была игрушкой, и, если честно, то я должна была быть ей благодарна уже за то, что она вообще ко мне пришла. Но в моей «исстрадавшейся» душе в тот момент крушил оставшиеся крупицы логики настоящий «эмоциональный шторм», а в голове царил полный сумбур... Поэтому ни о каком «логическом» мышлении в данный момент речи идти не могло, и я, «убитая горем» своей страшной потери, полностью «окунулась» в океан «чёрного отчаяния», думая, что моя «звёздная» гостья больше уже никогда ко мне не вернётся... Мне о скольком ещё хотелось её спросить! А она так неожиданно взяла и исчезла... И тут вдруг мне стало очень стыдно... Если бы все желающие спрашивали её столько же, сколько хотела спросить я, у неё, чего доброго, не оставалось бы время жить!.. Эта мысль как-то сразу меня успокоила. Надо было просто с благодарностью принимать всё то чудесное, что она успела мне показать (даже если я ещё и не всё поняла), а не роптать на судьбу за недостаточность желаемого «готовенького», вместо того, чтобы просто пошевелить своими обленившимися «извилинами» и самой найти ответы на мучившие меня вопросы. Я вспомнила бабушку Стеллы и подумала, что она была абсолютно права, говоря о вреде получения чего-то даром, потому что ничего не может быть хуже, чем привыкший всё время только брать человек. К тому же, сколько бы он ни брал, он никогда не получит радости того, что он сам чего то достиг, и никогда не испытает чувства неповторимого удовлетворения оттого, что сам что-либо создал.
Я ещё долго сидела одна, медленно «пережёвывая» данную мне пищу для размышлений, с благодарностью думая об удивительной фиолетовоглазой «звёздной» девчушке. И улыбалась, зная, что теперь уже точно ни за что не остановлюсь, пока не узнаю, что же это за друзья, которых я не знаю, и от какого такого сна они должны меня разбудить... Тогда я не могла ещё даже представить, что, как бы я не старалась, и как бы упорно не пробовала, это произойдёт только лишь через много, много лет, и меня правда разбудят мои «друзья»... Только это будет совсем не то, о чём я могла когда-либо даже предположить...
Но тогда всё казалось мне по-детски возможным, и я со всем своим не сгорающим пылом и «железным» упорством решила пробовать...
Как бы мне ни хотелось прислушаться к разумному голосу логики, мой непослушный мозг верил, что, несмотря на то, что Вэя видимо совершенно точно знала, о чём говорила, я всё же добьюсь своего, и найду раньше, чем мне было обещано, тех людей (или существ), которые должны были мне помочь избавиться от какой-то там моей непонятной «медвежьей спячки». Сперва я решила опять попробовать выйти за пределы Земли, и посмотреть, кто там ко мне придёт... Ничего глупее, естественно, невозможно было придумать, но так как я упорно верила, что чего-то всё-таки добьюсь – приходилось снова с головой окунаться в новые, возможно даже очень опасные «эксперименты»...
Моя добрая Стелла в то время почему-то «гулять» почти перестала, и, непонятно почему, «хандрила» в своём красочном мире, не желая открыть мне настоящую причину своей грусти. Но мне всё-таки как-то удалось уговорить её на этот раз пойти со мной «прогуляться», заинтересовав опасностью планируемого мною приключения, и ещё тем, что одна я всё же ещё чуточку боялась пробовать такие, «далеко идущие», эксперименты.
Я предупредила бабушку, что иду пробовать что-то «очень серьёзное», на что она лишь спокойно кивнула головой и пожелала удачи (!)... Конечно же, это меня «до косточек» возмутило, но решив не показывать ей своей обиды, и надувшись, как рождественский индюк, я поклялась себе, что, чего бы мне это не стоило, а сегодня что-то да произойдёт!... Ну и конечно же – оно произошло... только не совсем то, чего я ожидала.