Агапит II

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Агапит II
лат. Agapetus PP. II<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Агапит II</td></tr>
129-й папа римский
10 мая 946 — 8 ноября 955
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Марин II
Преемник: Иоанн XII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рим, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ага́пит II (лат. Agapetus PP. II; ? — 8 ноября 955, Рим) — папа римский с 10 мая 946 по 8 ноября 955 года. Одиннадцатый папа периода порнократии. Призвал германского короля Оттона I Великого на помощь против Беренгара II Иврейского, провозгласившего себя королём Италии. Заботился о распространении христианства, в особенности на севере Европы.





Биография

Агапит родился в знатной римской семье, его отец был римлянин (потомок консула Аниция Фауста Альбина Василия), а мать гречанка. Агапит был избран папой 10 мая 946 года. Существование независимой республики Рим под управлением Альбериха II (932-954), сына Марозии и самозванного "принца и сенатора римлян", подразумевало, что Агапит был лишен возможности осуществлять реальную духовную или светскую власть в Рим и Папской области. Напряженность в отношениях между соперничающими королями Италии, Беренгаром II и Оттном I, позволили Альбериху осуществлять полный контроль над Римом, так что Агапит мог заниматься лишь внутренними делами церкви [1]. Даже приглашение Агапитом Оттона вмешаться в итальянские дела в 951 году было сделано по указанию Альбериха, которого настораживал рост влияния Беренгара II. Однако, когда послы Оттона, епископы Майнца и Кура, были отправлены к папе, чтобы обсудить прием Оттона в Риме и другие вопросы, Альберих их не принял [2].

Агапит был вынужден вмешаться в спор о вакантной кафедре Реймса. Он приказал Синод, который собрался в Ингельхайме в июне 948 года выяснить права конкурирующих кандидатов, Гуго де Вермандуа и Артольда. Он послал своего легата Марина де Бомарзо действовать от своего имени, в то время как Агапит написал ряду епископов, прося их присутствовать на совете [3]. Через своего легата папа заявил о своей поддержке королю Людовику IV Французскому и его стороннику Артольду [4]. Последовал ещё один синод в Трире, где Агапит был вновь представлен Марином де Бомарзо.

В 949 году Агапит провёл Синод в Риме, который подтвердил постановления двух советов. Он осудил бывшего епископа Гуго де Вермандуа и отлучили его отца, Герберта II де Вермандуа, за его оппозицию короля Людовику IV [5].

После получения обращений от Людовика IV и Оттона I Агапит подтвердил привилегии монастырей во Франции и Германии. Он также сочувствовал планам Оттона по реструктуризации епископства в пределах Германии, которая в конечном итоге была прервана из-за противодействия Вильгельма Майнцского [6]. Около 948 года Агапит предоставил архиепископу Гамбурга право рукоположения епископов в Дании и других северных европейских странах вместо себя [7]. Папа также ответил на просьбу король Фроде VI Ютландского послать миссионеров в его королевство [8].

Агапита также попросили вмешаться в спор между Эрхольдом, архиепископом Зальцбурга, и Герардом, епископом Энса, которые претендовал на титул митрополита всей Паннонии. Агапит направил письмо обоим претендентам, в которых он заявил, что епархия Энса была митрополией Паннонии до нашествия гуннов. Однако после разрушений, причиненных им, Энс зачах, а Зальцбург возвысился. Следовательно, архиепископ Зальцбурга имеет полное право на статус митрополита. При этом Агапит пришел к выводу, что юрисдикция западной Паннонии должна перейти к Эрхольду, а районы, занятые аварами, и Моравия - под юрисдикцию Герарда [9].

В Италии Агапит писал герцогам Беневенто и Капуи, требуя, чтобы монастыри были возвращены монахам, изгнанным оттуда. Он также низложил епископов Термоли и Тривенто, обвиненных в симонии [10].

Агапит умер 8 ноября 955 года, и ему наследовал сын Альбериха, Октавиан, который принял папское имя Иоанн XII. Он был похоронен в Латеранской базилике, за апсидой, рядом с могилами пап Льва V и Пасхалия II [11].

Напишите отзыв о статье "Агапит II"

Примечания

  1. Mann, pgs. 226-229
  2. Gregorovius, pgs 323-324
  3. Mann, pgs. 231-232
  4. Mann, pgs. 233-234
  5. Mann, pg. 234
  6. Mann, pg. 236
  7. Mann, pgs. 237-238
  8. Mann, pg. 238
  9. DeCormenin, Louis Marie; Gihon, James L., A Complete History of the Popes of Rome, from Saint Peter, the First Bishop to Pius the Ninth (1857), pg. 291
  10. Mann, pgs. 238-240
  11. Mann, pg. 240

Ссылки

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Агапит II

Она стояла прямая и гордая, несгибаемая и сильная... И только на её чистом тонком лице жила жгучая затаённая боль... Она была всё ещё очень похожа на ту дивную, светлую девочку, которую когда-то показал мне Север... только теперь её смешливое, милое лицо уже омрачала настоящая, «взрослая» печаль... Магдалина была красива той тёплой и нежной женственной красотой, которая одинаково поражала и молодых, и старых, заставляя почитать её, оставаться с ней, служить ей, и любить её, как можно любить только лишь мечту, вдруг воплотившуюся в человека.... Она стояла очень спокойно, сосредоточенно всматриваясь куда-то вдаль, будто чего-то ожидая. А рядом с ней, цепко обняв её колени, жалась крохотная девчушка – вторая маленькая Магдалина!.. Она была потрясающе похожа на свою мать – такие же длинные золотые волосы... такие же лучистые голубые глаза... и такие же забавные, весёлые ямочки на нежных улыбающихся щеках. Девочка была удивительно хороша и смешлива. Вот только мама казалась настолько грустной, что малышка не решалась её беспокоить, а лишь тихо стояла, тесно прижавшись, будто ждала, когда же уже пройдёт эта странная, непонятная мамина печаль... Ласковый ветерок лениво играл в золотых прядях длинных волос Магдалины, временами пробегая по её нежным щекам, осторожно касаясь их тёплым морским дуновением... Она стояла застывшая, точно статуя, и лишь в её грустных глазах явно читалось напряжённое ожидание... Вдруг очень далеко на горизонте показалась белая, пушистая точка, медленно превращавшаяся в далёкие паруса. Магдалина тут же преобразилась и ожила, крепко прижимая к себе дочурку, и как можно веселее сказала:
– Ну, вот мы и дождались, моё сокровище! Ты ведь хотела увидеть, откуда мама пришла в эту страну? Хотела ведь?.. Вот и поплывём мы с тобой далеко-далеко, пока не достигнем самого дальнего берега, где есть наш ДОМ... Ты полюбишь его так же сильно, как любила я. Обещаю тебе.
Наклонившись, Магдалина обвила руками свою крохотную дочурку, как бы желая защитить её от тех бед, которые зрела в их будущем её утончённая, ласковая душа.
– Мамочка, скажи, папа ведь тоже поплывёт с нами? Мы ведь не можем его здесь оставить? Правда? – и вдруг спохватившись, удивлённо спросила, – А почему его так долго нет?.. Уже почти два месяца мы его не видели... Мама, а где папа?
Глаза Магдалины стали суровыми и отрешёнными... И я тут же поняла – её малышка дочь ещё не знала, что папа уже никогда больше никуда с ними не поплывёт, так как те же самые два месяца назад он закончил свою короткую жизнь на кресте... Ну, а несчастная Магдалина, видимо, никак не могла отважиться сказать этому маленькому, чистому человечку о такой страшной, бесчеловечной беде. Да и как она могла сказать об этом ей, такой крошечной и беззащитной? Как объяснить ей, что были люди, которые ненавидели её доброго, светлого папу?.. Что они жаждали его смерти. И что никто из рыцарей Храма – его друзей – не смог его спасти?..
И она отвечала всё так же ласково и уверенно, стараясь успокоить свою встревоженную малышку.
– Папа не поплывёт с нами, ангел мой. Так же, как и твой любимый братик, Светодар.... У них есть долг, который они должны исполнить. Ты ведь помнишь, я рассказывала тебе, что такое – долг? Помнишь ведь?.. Мы поплывём вместе с друзьями – ты и я... Я знаю, ты их любишь. Тебе с ними будет хорошо, моя милая. И я буду всегда с тобой. Обещаю тебе.
Девчушка успокоилась, и уже веселее спросила:
– Мама, скажи, а в твоей стране много маленьких девочек? У меня там будет подруга? А то я всё с большими и с большими... А с ними не интересно. И играть они не умеют.
– Ну что ты, милая, а как же твой дядя, Радан? – улыбнувшись, спросила Магдалина. – Тебе ведь всегда бывает с ним интересно? И сказки он тебе рассказывает забавные, правда ведь?
Малышка с минуту подумала, а потом очень серьёзно заявила:
– Ну, может не так уж с ними и плохо, с взрослыми. Только я всё равно скучаю по друзьям... Я ведь маленькая, правда? Ну вот и друзья мои должны быть маленькими. А взрослые должны быть только иногда.
Магдалина удивлённо на неё посмотрела, и неожиданно схватив дочку на руки, звонко расцеловала в обе щеки.
– Ты права, золотце! Взрослые должны играть с тобой только иногда. Я обещаю – мы найдём тебе там самую хорошую подругу! Тебе придётся только чуточку подождать. Но ты ведь умеешь это? Ты у нас самая терпеливая девочка на свете, правда ведь?...
Этот простой, тёплый диалог двух одиноких любящих существ, запал мне в самую душу!.. И так хотелось верить, что всё у них будет хорошо! Что злая судьба обойдёт их стороной и что жизнь их будет светлой и доброй!.. Но, к сожалению, так же, как и у меня, у них, я знала, не будет... За что платили мы такую цену?!.. За что наши судьбы были столь безжалостны и жестоки?