Адриан VI

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Адриан VI
Hadrianus PP. VI<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Адриан VI</td></tr>
218-й папа римский
9 января 1522 — 14 сентября 1523
Интронизация: 31 августа 1522
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Лев X
Преемник: Климент VII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Адриан Флоренсзоон Буйенс
Оригинал имени
при рождении:
Adriaan Florenszoon Boeyens
Рождение: 2 марта 1459(1459-03-02)
Утрехт, Нидерланды
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: 30 июня 1490
Епископская хиротония: 1516
Кардинал с: 1 июля 1517
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Адриан VI (лат. Hadrianus PP. VI); в миру Адриан Флоренсзоон Буйенс ван Утрехт (нидерл. Adriaan Florenszoon Boeyens; 2 марта 1459, Утрехт — 14 сентября 1523, Рим) — папа римский с 9 января 1522 года.







Ранние годы

Адриан Буйенс родился в 2 марта 1459 года в Утрехте (современные Нидерланды) в бедной семье Флоренса Буйенса и его жены Гертруды[1]. Адриан, вероятно, вырос в доме на углу улиц Бранстег и Уде-Грахт, который принадлежал его деду Будевейну. Его отец, плотник и, вероятно, корабельщик, умер, когда Адриану было 10 лет или меньше[2]. Адриан в раннем возрасте вступил в Братство общей жизни, а также был студентом латинской школы в Зволле[3]. В июне 1476 он начал учебу в университете Лёвена, где он изучал философию, теологию и каноническое право, благодаря стипендии, предоставленной Маргаритой Йоркской, герцогиней Бургундии.

Лёвен

После 12 лет обучения Адриан стал доктором богословия в 1491 году, а с 1490 года преподавал в Лёвенском университете. В 1493 году он был избран вице-канцлером университета, а через пять лет — деканом, фактическим главой университета. Его лекции были опубликованы, а впоследствии воссозданы по заметкам учеников, среди которых был молодой Эразм Роттердамский. Адриан предложил ему профессуру в 1502 году, но Эразм отказался[1].

В ноябре 1506 года Маргарита Австрийская (1480—1530) стала губернатором Испанских Нидерланды и назначила Адриана своим советником. В следующем году император Максимилиан I назначил его воспитателем своего семилетнего внука и племянника Маргариты, Карла, который в 1519 году станет императором Карлом V. К 1512 году Адриан был столь сильно занят придворными обязанностями, что был вынужден уйти из университета[1].

Испания

В 1515 году Карл V отправил Адриана в Испанию, чтобы убедить своего деда по материнской линии, Фердинанда II Арагонского, что испанские земли должны перейти под его власть, а не под власть младшего брата Карла Фердинанда. Адриан преуспел в этом только незадолго до смерти Фердинанда в январе 1516 года[1]. Карл V впоследствии сделал Адриана епископом Тортосы, а 14 ноября 1516 года поручил ему пост Генерала инквизиции Арагона. В следующем году папа Лев X (1513—1521) сделал Адриана кардиналом.

В правление Карла V Адриан находился под рукой кардинала Франсиско Хименеса де Сиснероса, соправителя Испании. После смерти Хименеса Адриан был назначен (14 марта 1518) Генералом Воссоединенной инквизиции Кастилии и Арагона и в таком качестве действовал до своего отъезда в Рим. В течение этого периода Карл V отправился в Нидерланды в 1520 году, оставив Адриана регентом Испании, и именно будущему папе пришлось иметь дело с восстанием комунерос.

Файл:Geboortehuis van Paus Adriaan.jpg
Дом в Утрехте, в котором родился будущий папа Адриан VI.

Избрание

Застигнутая врасплох неожиданной смертью Льва Х кардинальская коллегия постановила отдать тиару отсутствовавшему на конклаве испанскому кардиналу, рассчитывая на поддержку дома Габсбургов. Карл V был в восторге, узнав, что его наставник был избран на папский престол, но вскоре понял, что Адриан VI был полон решимости править беспристрастно. Франциск I Французский, который опасался, что Адриан станет инструментом политики императора и изначально жестко отреагировал на его избрание, затем смягчился и отправил посольство, чтобы засвидетельствовать свой почтение папе.

Кардинал Адриан никогда до этого не бывал в Риме и, хотя и дал согласие на своё избрание папой, всё время откладывал приезд в Вечный город, поскольку получил известие о том, что римляне возмущены избранием «чужеземца», к тому же происходившего из «самой низкой фландрской нации». Коронация его состоялась только 31 августа 1522 года. «Католическая энциклопедия» 1908 года так характеризовала задачу, стоявшую перед Адрианом:

«…искоренить застарелые нарушения; реформировать двор, в котором процветала коррупция; держать в узде молодых и воинственных князей, готовых перегрызть друг другу глотки; остановить рост восстаний в Германии; сохранить христианский мир от турок, которые угрожали Венгрии… — это были титанические задачи для того, кто в свои шестьдесят три года никогда не видел Италию и был уверен, что презираем римлянами как „варвар“».

Папство

Ему уже не хватило жизни на то, чтобы осуществить (как он очень того хотел) реформу обычаев Римской курии. Тем не менее он приказал закрыть знаменитый ватиканский Бельведер — место развлечений папской свиты. Он намеревался предпринять миротворческие и объединительные шаги на международной арене и искал соглашения с представителями Реформации. В августе 1523 года он был вынужден заключить союз с Империей, Англией и Венецией против Франции. Между тем, в 1522 году султан Сулейман Великолепный (1520—1566) завоевал Родос.

Файл:SantaMariaAnima-TombaAdrianoVI01-SteO153.JPG
Памятник на могиле Адриана VI в Немецкой церкви Рима

Смерть

Адриан, который, принимая папскую тиару, не изменил своего имени, умер 14 сентября 1523 года в Риме. Большинство его официальных документов были утрачены после его смерти. Похоронен в Немецкой церкви Рима.

Папа был осмеян народом Рима, которые никогда не испытывали симпатию к человеку, которого они считали «варваром», и радовались его смерти.

Интересные факты

  • Он был последним, вплоть до Иоанна Павла II, папой-неитальянцем.
  • Покровительствовал соотечественнику, утрехтскому мастеру Яну ван Скорелу, которому приписывается сохранившийся портрет понтифика.

Напишите отзыв о статье "Адриан VI"

Примечания

  1. 1 2 3 4 Jos Martens, [http://histoforum.net/recensies/adrianus.html Bio and review of Verweij book] at Histoforum Magazine.
  2. Gerard Weel [http://www.gerardweel.nl/adrianus/adrianus_1.php Life and times of Adrian of Utrecht]
  3. Coster. De Latijnse School te Zwolle // Metamorfoses. — P. 17, 19.

Ссылки

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Адриан VI

Караффа не желал более играть. На весы была поставлена его жизнь. Так же, как и жизнь моей милой Анны. И если вторая для него не имела никакого значение, то за первую (за свою) он был готов пойти на всё.
– Мамочка!.. – Анна стояла у двери, не в состоянии пошевелиться. – Мама, милая, как же мы его уничтожим?.. Не сумеем ведь, мамочка!
Вскочив со стула, я подбежала к моему единственному сокровищу, моей девочке и, схватив в объятия, сжала что было сил...
– Ой, мамочка, ты меня так задушишь!.. – звонко засмеялась Анна.
А моя душа впитывала этот смех, как приговорённый к смерти впитывает тёплые прощальные лучи уже заходящего солнца...
– Ну что ты, мамочка, мы ведь ещё живы!.. Мы ещё можем бороться!.. Ты ведь мне сама говорила, что будешь бороться, пока жива... Вот и давай-ка думать, можем ли мы что-то сделать. Можем ли мы избавить мир от этого Зла.
Она снова меня поддерживала своей отвагой!.. Снова находила правильные слова...
Эта милая храбрая девочка, почти ребёнок, не могла даже представить себе, каким пыткам мог подвергнуть её Караффа! В какой зверской боли могла утонуть её душа... Но я-то знала... Я знала всё, что её ждало, если я не пойду ему навстречу. Если не соглашусь дать Папе то единственное, что он желал.
– Хорошая моя, сердце моё... Я не смогу смотреть на твои мучения... Я тебя не отдам ему, моя девочка! Севера и ему подобных, не волнует, кто останется в этой ЖИЗНИ... Так почему же мы должны быть другими?.. Почему нас с тобой должна волновать чья-то другая, чужая судьба?!.
Я сама испугалась своих слов... хотя в душе прекрасно понимала, что они вызваны всего лишь безысходностью нашего положения. И, конечно же, я не собиралась предавать то, ради чего жила... Ради чего погиб мой отец и бедный мой Джироламо. Просто, всего на мгновение захотелось поверить, что мы можем вот так взять и уйти из этого страшного, «чёрного» караффского мира, забыв обо всём... забыв о других, незнакомых нам людях. Забыв о зле...
Это была минутная слабость усталого человека, но я понимала, что не имела право допускать даже её. И тут, в довершении всего, видимо не выдержав более насилия, жгучие злые слёзы ручьём полились по моему лицу... А ведь я так старалась этого не допускать!.. Старалась не показывать моей милой девочке, в какие глубины отчаяния затягивалась моя измученная, истерзанная болью душа...
Анна грустно смотрела на меня своими огромными серыми глазами, в которых жила глубокая, совсем не детская печаль... Она тихо гладила мои руки, будто желая успокоить. А моё сердце криком кричало, не желая смиряться... Не желая её терять. Она была единственным оставшимся смыслом моей неудавшейся жизни. И я не могла позволить нелюди, звавшимся римским Папой, её у меня отнять!
– Мамочка, не волнуйся за меня – как бы прочитав мои мысли, прошептала Анна. – Я не боюсь боли. Но даже если это будет очень больно, дедушка обещал меня забрать. Я говорила с ним вчера. Он будет ждать меня, если нам с тобой не удастся... И папа тоже. Они оба будут меня там ждать. Вот только тебя оставлять будет очень больно... Я так люблю тебя, мамочка!..
Анна спряталась в моих объятиях, будто ища защиты... А я не могла её защитить... Не могла спасти. Я не нашла «ключа» к Караффе...
– Прости меня, солнышко моё, я подвела тебя. Я подвела нас обеих... Я не нашла пути, чтобы уничтожить его. Прости меня, Аннушка...
Час прошёл незаметно. Мы говорили о разном, не возвращаясь более к убийству Папы, так как обе прекрасно знали – на сегодняшний день мы проиграли... И не имело значения, чего мы желали... Караффа жил, и это было самое страшное и самое главное. Нам не удалось освободить от него наш мир. Не удалось спасти хороших людей. Он жил, несмотря ни на какие попытки, ни на какие желания. Несмотря ни на что...
– Только не сдавайся ему, мамочка!.. Прошу тебя, только не сдавайся! Я знаю, как тебе тяжело. Но мы все будем с тобой. Он не имеет права жить долго! Он убийца! И даже если ты согласишься дать ему то, что он желает – он всё равно уничтожит нас. Не соглашайся, мама!!!
Дверь открылась, на пороге снова стоял Караффа. Но теперь он казался очень чем-то недовольным. И я примерно могла предположить – чем... Караффа более не был уверен в своей победе. Это тревожило его, так как оставался у него только лишь этот, последний шанс.
– Итак, что же вы решили, мадонна?
Я собрала всё своё мужество, чтобы не показать, как дрожит мой голос, и совершенно спокойно произнесла:
– Я уже столько раз отвечала вам на этот вопрос, святейшество! Что же могло измениться за такое короткое время?
Приходило ощущение обморока, но, посмотрев в сияющие гордостью глаза Анны, всё плохое вдруг куда-то исчезло... Как же светла и красива была в этот страшный момент моя дочь!..
– Вы сошли с ума, мадонна! Неужели вы сможете так просто послать свою дочь в подвал?.. Вы ведь прекрасно знаете, что её там ждёт! Опомнитесь, Изидора!..
Вдруг, Анна вплотную подошла к Караффе и звонким ясным голосом произнесла:
– Ты не судья и не Бог!.. Ты всего лишь – грешник! Потому и жжёт Перстень Грешников твои грязные пальцы!.. Думаю, он одет на тебя не случайно... Ибо ты самый подлый из них! Ты не испугаешь меня, Караффа. И моя мать никогда не подчинится тебе!
Анна выпрямилась и... плюнула Папе в лицо. Караффа смертельно побледнел. Я никогда не видела, чтобы кто-то бледнел так быстро! Его лицо буквально в долю секунды стало пепельно-серым... а в его жгучих тёмных глазах вспыхнула смерть. Всё ещё стоя в «столбняке» от неожиданного поведения Анны, я вдруг всё поняла – она нарочно провоцировала Караффу, чтобы не тянуть!.. Чтобы скорее что-то решить и не мучить меня. Чтобы самой пойти на смерть... Мою душу скрутило болью – Анна напомнила мне девочку Дамиану... Она решала свою судьбу... а я ничем не могла помочь. Не могла вмешаться.
– Ну что ж, Изидора, думаю вы сильно пожалеете об этом. Вы плохая мать. И я был прав насчёт женщин – все они порождение дьявола! Включая мою несчастную матушку.
– Простите, ваше святейшество, но если ваша мать порождение Дьявола, то кем же тогда являетесь вы?.. Ведь вы – плоть от плоти её? – искренне удивившись его бредовым суждениям, спросила я.
– О, Изидора, я давно уже истребил в себе это!.. И только увидев вас, во мне вновь пробудилось чувство к женщине. Но теперь я вижу, что был не прав! Вы такая же, как все! Вы ужасны!.. Я ненавижу вас и вам подобных!
Караффа выглядел сумасшедшим... Я испугалась, что это может кончиться для нас чем-то намного худшим, чем то, что планировалось в начале. Вдруг, резко подскочив ко мне, Папа буквально заорал: – «Да», или – «нет»?!.. Я спрашиваю вас в последний раз, Изидора!..
Что я могла ответить этому невменяемому человеку?.. Всё уже было сказано, и мне оставалось лишь промолчать, игнорируя его вопрос.
– Я даю вам одну неделю, мадонна. Надеюсь, что вы всё же опомнитесь и пожалеете Анну. И себя... – и схватив мою дочь под руку, Караффа выскочил из комнаты.