Акадия

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Acadie 1750.JPG
Акадия в 1750 году

Ака́дия (фр. L'Acadie) — французская колония в Северной Америке, существовавшая в XVII-XVIII веках и включавшая в себя территорию полуострова Новая Шотландия, территорию современной провинции Нью-Брансуик и целый ряд близлежащих островов в Атлантическом океане. В середине XVIII века захвачена британцами, 75 % франко-акадского населения, насчитывающего более 15 000, было выселено из страны и подверглось массовым гонениям. Потомками оставшихся являются современные франко-акадцы, компактно проживающие на севере современной провинции Нью-Брансуик, потомками депортированных — каджуны, субэтническая группа, представленная преимущественно в южной части штата Луизиана, именуемой Акадиана, а также в прилегающих округах южного Техаса и Миссисипи.





История

Акадия была весьма географически изолирована, до неё трудно было добраться с материка и поблизости не было крупных портов, таких как например Квебек или Бостон.

Первое французское поселение было основано Пьером Дюгуа, губернатором Акадии под властью короля Генриха IV, на острове Сан-Круа в 1604 году. Вскоре король отказал Пьеру Дюгуа в королевской пушной монополии, объясняя это недостаточностью приносимых ею доходов, и колонисты оказались на самообеспечении, будучи лишёнными поддержки монарха. С минимальной королевской властью, акадцы практиковали деревенское самоуправление.

На эти территории долгое время претендовали Нидерланды, хотя им никогда не удавалось заполучить контроль над ними.

Британские колонисты захватили Акадию в ходе войны короля Вильгельма (1690—1697), но Британия вернула её Франции по мирному соглашению.

Территория была снова захвачена англичанами в ходе войны Королевы Анны (1702—1713), и это завоевание было закреплено Утрехтским мирным договором. 23 июня 1713 года французским жителям Акадии был предоставлен срок в 1 год, чтобы объявить свою верность Британии или покинуть Новую Шотландию. При этом французы заявили о своей готовности сражаться и приступили к строительству форта.

Файл:Acadia 1754.png
Акадия в 1754 году

Во время Семилетней войны между Британией и Францией (известной на североамериканском театре военных действий как Франко-индейская война) летом 1755 года британцы атаковали форт Босэжур и сожгли дома акадцев, обвинив акадцев в неподчинении и партизанской борьбе. Те, кто в дальнейшем отказался подчиниться британской короне, в течение последующих трёх лет были изгнаны из Новой Шотландии в другие британские колонии Северной Америки или во Францию (6000-7000 человек). Остальные бежали вглубь Новой Шотландии или находившуюся под контролем Франции Канаду. Квебекский город Л’Акади (сейчас часть Сен-Жан-сюр-Ришельё) был основан бежавшими акадцами.

После 1764 года многие акадцы обосновались в Луизиане, которая была передана Испании еще до конца Французской и Индийской войн. Британия разрешила некоторым акадцам возвратиться в Новую Шотландию, но эти люди были вынуждены селиться небольшими группами, им не разрешалось возвращаться на места, где они проживали ранее, такие как Гранд-Прэ, Порт-Рояль (англ.) и Бобассан.

Упоминания в современной культуре

Гонения против коренных жителей Акадии упомянуты в песне «Nous sommes ce que nous sommes» в мюзикле «Дракула: Между любовью и смертью».

См. также

Напишите отзыв о статье "Акадия"

Отрывок, характеризующий Акадия

Особенно преследователи боялись пещеру Сакани – она заканчивалась шестью отдельными ходами, зигзагами вёдшими прямиком вниз. Настоящую глубину этих ходов не знал никто. Ходили легенды, что один из тех ходов вёл прямиком в подземный город Богов, в который не смел спускаться ни один человек.
Подождав немного, Папа взбесился. Катары никак не хотели исчезнуть!.. Эта маленькая группка измученных и непонятных ему людей никак не сдавалась!.. Несмотря на потери, несмотря на лишения, несмотря ни на что – они всё ещё ЖИЛИ. И Папа их боялся... Он их не понимал. Что двигало этими странными, гордыми, неприступными людьми?!. Почему они не сдавались, видя, что у них не осталось никаких шансов на спасение?.. Папа хотел, чтобы они исчезли. Чтобы на земле не осталось ни одного проклятого Катара!.. Не в силах придумать ничего получше, он приказал послать в пещеры полчища собак...
Рыцари ожили. Вот теперь всё казалось простым и лёгким – им не надо было придумывать планы по поимке «неверных». Они шли в пещеры «вооружившись» десятками обученных охотничьих псов, которые должны были их привести в самое сердце убежища катарских беглецов. Всё было просто. Оставалось лишь чуточку подождать. По сравнению с осадой Монтсегюра, это была мелочь...
Пещеры принимали Катар, раскрыв для них свои тёмные, влажные объятия... Жизнь беглецов становилась сложной и одинокой. Скорее уж, это было похоже на выживание... Хотя желающих оказать беглецам помощь всё ещё оставалось очень и очень много. В маленьких городках Окситании, таких, как княжество де Фуа (de Foix), Кастеллум де Вердунум (Castellum de Verdunum) и других, под прикрытием местных сеньоров всё ещё жили Катары. Только теперь они уже не собирались открыто, стараясь быть более осторожными, ибо ищейки Папы никак не соглашались успокаиваться, желая во что бы то ни стало истребить эту скрывавшуюся по всей стране окситанскую «ересь»...
«Будьте старательны в истреблении ереси любыми путями! Бог вдохновит вас!» – звучал призыв Папы крестоносцам. И посланцы церкви действительно старались...
– Скажи, Север, из тех, кто ушёл в пещеры, дожил ли кто либо до того дня, когда можно было, не боясь, выйти на поверхность? Сумел ли кто-то сохранить свою жизнь?
– К сожалению – нет, Изидора. Монтсегюрские Катары не дожили... Хотя, как я тебе только что сказал, были другие Катары, которые существовали в Окситании ещё довольно долго. Лишь через столетие был уничтожен там последний Катар. Но и у них жизнь была уже совершенно другой, намного более скрытной и опасной. Перепуганные инквизицией люди предавали их, желая сохранить этим свои жизни. Поэтому кто-то из оставшихся Катар перебирался в пещеры. Кто-то устраивался в лесах. Но это уже было позже, и они были намного более подготовлены к такой жизни. Те же, родные и друзья которых погибли в Монтсегюре, не захотели жить долго со своей болью... Глубоко горюя по усопшим, уставшие от ненависти и гонений, они, наконец, решились воссоединиться с ними в той другой, намного более доброй и чистой жизни. Их было около пятисот человек, включая нескольких стариков и детей. И ещё с ними было четверо Совершенных, пришедших на помощь из соседнего городка.
В ночь их добровольно «ухода» из несправедливого и злого материального мира все Катары вышли наружу, чтобы в последний раз вдохнуть чудесный весенний воздух, чтобы ещё раз взглянуть на знакомое сияние так любимых ими далёких звёзд... куда очень скоро будет улетать их уставшая, измученная катарская душа.
Ночь была ласковой, тихой и тёплой. Земля благоухала запахами акаций, распустившихся вишен и чабреца... Люди вдыхали опьяняющий аромат, испытывая самое настоящее детское наслаждение!.. Почти три долгих месяца они не видели чистого ночного неба, не дышали настоящим воздухом. Ведь, несмотря ни на что, что бы на ней ни случилось, это была их земля!.. Их родная и любимая Окситания. Только теперь она была заполнена полчищами Дьявола, от которых не было спасения.