Акмеология

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Акмеоло́гия (от др.-греч. ακμή, akme — вершина, др.-греч. λόγος, logos — учение) — раздел психологии развития, исследующий закономерности и механизмы, обеспечивающие возможность достижения высшей ступени (акме) индивидуального развития[1]. В более широком понимании является междисциплинарной научной отраслью.

Статус акмеологии спорен. Артемий Магун, рассматривающий состояние российских университетов, указывает на возникновение в них новых таких, по его мнению, экзотических, причудливых и «эндемичных» дисциплин, как синергетика, имиджеология, акмеология, соционика, связывая это с общим кризисом высшего образования на постсоветском пространстве и в особенности с изолированностью постсоветской традиции социального знания от мировой науки и результирующей нехваткой взаимной критики концепций в этой области[2].









Краткая история формирования акмеологии в России

  • 1928 г. — Н. А. Рыбников предложил термин «акмеология», как науки «… о развитии зрелых людей».
  • середина XX века — Б. Г. Ананьев определил место акмеологии в системе наук о человеке.
  • 90-е гг. XX века под руководством А. А. Деркача и А. А. Бодалева создана первая кафедра акмеологии и психологии профессиональной деятельности в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.
  • 1992 г.
  • 1995 г. — по инициативе д. пс. н. А. М. Зимичева учреждено первое высшее учебное заведение акмеологического профиля — Санкт-Петербургская акмеологическая академия, ныне — Санкт-Петербургский институт психологии и акмеологии.

Согласно паспорту специальности ВАК, акмеология относится одновременно к педагогической и психологической отраслям наук[1].

Направления акмеологии

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АкмеологияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АкмеологияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Акмеология
  1. Общие основы акмеологии.
  2. Профессиональная акмеология[4] , в рамках которой выделены следующие направления:
    • Педагогическая акмеология;
    • Военная акмеология;
    • Социальная акмеология;
    • Школьная акмеология;
    • Медицинская акмеология.
  3. Акмеология управления
  4. Креативная акмеология.
  5. Синергетическая акмеология.
  6. Акмеология образования.
  7. Коррекционная акмеология.
  8. Этнологическая акмеология.

Новейшее состояние — синергетическая акмеология как синтез социальной синергетики и акмеологии

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АкмеологияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АкмеологияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Акмеология

Современный этап развития акмеологии связан с историко-философским обоснованием акмеологии В. П. Бранским, В. В. Ильиным и С. Д. Пожарским, которое позволяет проследить связь акмеологии с культурологией, философской антропологией и другими областями знаний. Таким образом происходит её выход за пределы психологии. Это возможно также благодаря активному применению акмеологией принципов, заимствованных из других областей научного знания.

В. П. Бранский и С. Д. Пожарский рассматривают акмеологию через призму теории социальной синергетики. В результате интегрирования знаний, на стыке этих научных направлений сформировалось новая область знаний — синергетическая акмеология как наука о закономерностях «…достижения максимального совершенства любой социальной системой (в частности, индивидуальным человеком) посредством самоорганизации»[5] .

Человек с позиции теории самоорганизации рассматривается как диссипативная структура, существующая за счет постоянного обмена с окружающей средой веществом, энергией и информацией. Цель любой диссипативной структуры — это достижение максимально возможного устойчивого состояния в контексте тех условий среды, в которых она находится.

Самоорганизация человека на пути к Акме выглядит многоэтапным процессом. В общем виде она складывается из процессов самоподготовки и самореализации.

Самоподготовка, в свою очередь, состоит из самообразования и самовоспитания. На данных этапах человеком формируется творческий потенциал. Вклад самообразования в этот процесс предполагает усвоение знаний, умений и навыков, которые, не предусмотрены официальной системой образования, но необходимы лично ему для осуществления собственных целей. Самовоспитание — это формирование у человека определенных моральных качеств, которые не гарантируются той социальной средой, в которой происходит воспитание человека (это то, что у М. Горького называется выход «в люди»).

После того, как у человека сформированы необходимые для жизни знания, умения, навыки и система нравственных ориентиров, начинается процесс самореализации.

Самореализация также двухкомпонентна и включает самовыражение и самоутверждение.

Самовыражение — это последовательное продвижение к вершинам профессионального мастерства. На этом этапе человек проявляет себя как творец и создатель значимых для него ценностей. Так как жизнь человека не замкнута на себя (это противоречило бы рассмотрению его как диссипативной структуры), то неизбежно столкновение с внешней средой. Продукты деятельности человека на этапе самоутверждения испытывают оценку социума (значимы ли эти продукты для общества). В идеальном случае максимум самовыражения (профессиональное акме) должен сойтись с максимумом самоутверждения (социальное акме). Выражаясь простым языком, высокий профессионализм должен быть по достоинству высоко оценен. В реальности это бывает далеко не всегда.

Таким образом, применение синергетического подхода в акмеологии дает возможность ответить на вопросы: как происходит самоорганизация человека, какими механизмами она движется и как добиться вершин признания. Это, в свою очередь, позволяет по-строить идеальную модель самоорганизации и жизненного пути индивидуума, грамотная реализация которой приведет к успеху. Все это является областью разработок акмеологии XXI века.

Научные журналы

Напишите отзыв о статье "Акмеология"

Литература

  • Тартаковский М. [https://zyvawidi.wordpress.com/2015/03/27/71c8523094e9a77a3dc7/ Акмеология]. — М.: ИМЖ "Панорама", 1992. — 313 с. — 35 000 экз.
  • Акмеология: учебник / под общ. ред. Деркача А. А. — Москва: РАГС, 2002.
  • Бранский В.П., Пожарский С.Д. Социальная синергетика и акмеология. Теория самоорганизации индивидуума и социума. — СПб, 2001.
  • Ильин В.В., Пожарский С.Д. Философия и акмеология. — СПб: Политехника, 2003.
  • Кузьмина Н.В., Пожарский С.Д., Паутова Л.Е. Акмеология качества профессиональной деятельности специалиста. — СПб., Коломна, Рязань, 2008.

Примечания

  1. 1 2 [http://teacode.com/online/vak/p19-00-13.html Паспорт специальности 19.00.13 Психология развития, акмеология]. Проверено 3 сентября 2011. [http://www.webcitation.org/685x5hzUF Архивировано из первоисточника 1 июня 2012].
  2. Artemy Magun (2009). «[http://www.cairn.info/revue-multitudes-2009-4-page-109.htm L'éducation supérieure dans la Russie post‑soviétique et la crise mondiale des universités]». Multitudes 39 (4): 109-120. DOI:[//dx.doi.org/10.3917%2Fmult.039.0109 10.3917/mult.039.0109].
    Dans ces conditions, l’ouverture vers l’Occident a conduit à l’importation, mais non à l' exportation du savoir social. […] Les limitations linguistiques, la sélectivité des traductions et surtout l’incompréhension des débats actuels en Occident, de même que le manque d’attention de la part de l’Occident (avec son " marché ", serré par la compétition, des textes et des personnes) ont rendu difficile un dialogue productif entre les traditions russes et les traditions américaines ou européennes. Cela a conduit progressivement à la fermeture du milieu, à la popularité croissante du nationalisme parmi les professeurs dans les sciences sociales, et à la prolifération de débats aussi bizarres qu’exotiques, générant des " nouvelles " disciplines endémiques. On a ainsi vu émerger la " synergétique " (un cadre théorique très populaire dans les sciences sociales russes, qui explique le fonctionnement de la société par les lois de la cybernétique), une " imagologie " (théorie de la " technologie politique "), une " socionique ", une " acméologie ", etc. Cela dit, l’autonomie du contenu de la pensée a permis aux chercheurs sérieux et originaux de bénéficier d’un " luxe " qui manque souvent chez leurs jeunes collègues occidentaux — le luxe de pouvoir avancer tranquillement dans leur travail, sans trop de pression de la part des concurrents ou de ces " censeurs " disciplinaires qui sont les " peer reviewers ".
  3. Тартаковский, 1992.
  4. Кузьмина Н. В., Пожарский С. Д., Паутов Л. Е. Акмеология качества профессиональной деятельности специалиста.- СПб., Коломна, Рязань, 2008 г., С.76.
  5. Образование в России: перспективы и реальность. Материалы научно-практической конференции.- СПб: СПбАА., 2001 г., С. 24.


Отрывок, характеризующий Акмеология

Даже из своего короткого опыта я уже понимала, что во всех моих «странностях» не было ничего плохого или отрицательного. А если иногда какие-то из моих «экспериментов» и не совсем получались, то отрицательное действие теперь проявлялось уже только на меня, но не на окружающих меня людей. Ну, а если какие-то друзья, из-за боязни быть вовлечёнными в мои «ненормальности», от меня отворачивались – то такие друзья мне были просто не нужны…
И ещё я знала, что моя жизнь кому-то и для чего-то видимо была нужна, потому, что в какую бы опасную «передрягу» я не попадала, мне всегда удавалось из неё выйти без каких-либо негативных последствий и всегда как-будто кто-то неизвестный мне в этом помогал. Как, например, и произошло тем же летом, в момент, когда я чуть было не утонула в нашей любимой реке Нямунас...

Был очень жаркий июльский день, температура держалась не ниже +40 градусов. Накалившийся «до бела» воздух был сухим, как в пустыне и буквально «трещал» в наших лёгких при каждом вздохе. Мы сидели на берегу реки, бессовестно потея и ловили ртами воздух, как выброшенные на сушу перегревшиеся караси… И уже почти что полностью «поджарившись» на солнышке, тоскующими глазами смотрели на воду. Привычной влаги абсолютно не чувствовалось и поэтому всей ребятне дико хотелось как можно быстрее окунуться. Но купаться было немножко боязно, так как это был другой, не привычный нам берег реки, а Нямунас, как известно, издавна была той глубокой и непредсказуемой рекой, с которой шутки шутить не советовалось.
Наш старый любимый пляж был на время закрыт для чистки, поэтому мы все временно собрались на месте более или менее кому-то знакомом, и все пока что дружно «сушились» на берегу, никак не решаясь купаться. У самой реки росло огромное старое дерево. Его длинные шелковистые ветви, при малейшем дуновении ветра, касались воды, тихо лаская её нежными лепестками, а мощные старые корни, упираясь в речные камни, сплетались под ним в сплошной «бородавчатый» ковёр, создавая своеобразную, нависающую над водой, бугристую крышу.
Вот это-то старое мудрое дерево, как ни странно, и являло собой реальную опасность для купающихся… Вокруг него, по какой-то причине, в воде создавалось множество своеобразных «воронок», которые как бы «всасывали» попавшегося человека в глубину и надо было быть очень хорошим пловцом, чтобы суметь удержаться на поверхности, тем более, что место под деревом как раз было очень глубоким.
Но детям говорить об опасности, как известно, почти что всегда бесполезно. Чем больше их убеждают заботливые взрослые, что с ними может произойти какая-то непоправимая беда, тем больше они уверенны, что «может быть с кем-то это и может случиться, но, конечно же, только не с ними, не здесь и не сейчас»… А само ощущение опасности, наоборот – их только ещё больше притягивает, тем самым, провоцируя иногда на глупейшие поступки.
Вот примерно так же думали и мы – четверо «бравых» соседских ребят и я, и, не вытерпев жары, всё же решили искупаться. Река выглядела тихой и спокойной, и никакой опасности вроде бы собой не представляла. Мы договорились наблюдать друг за другом и дружно поплыли. В начале вроде бы всё было, как обычно – течение было не сильнее, чем на нашем старом пляже, а глубина не превышала уже знакомой привычной глубины. Я расхрабрилась и поплыла уже более уверенно. И тут же, за эту же слишком большую уверенность, «боженька стукнул меня по головушке, да не пожалел»… Я плыла недалеко от берега, как вдруг почувствовала, что меня резко потащило вниз… И это было столь внезапно, что я не успела никак среагировать, чтобы удержаться на поверхности. Меня странно крутило и очень быстро тянуло в глубину. Казалось, время остановилось, я чувствовала, что не хватает воздуха.
Тогда я ещё ничего не знала ни о клинической смерти, ни о светящихся туннелях, появлявшихся во время неё. Но то, что случилось далее, было очень похожим на все те истории о клинических смертях, которые намного позже мне удалось прочитать в разных книжках, уже живя в далёкой Америке…
Я чувствовала, что если сейчас же не вдохну воздуха, мои лёгкие просто-напросто разорвутся, и я, наверняка, умру. Стало очень страшно, в глазах темнело. Неожиданно в голове вспыхнула яркая вспышка, и все чувства куда-то исчезли... Появился слепяще-яркий, прозрачный голубой туннель, как будто весь сотканный из мельчайших движущихся серебристых звёздочек. Я тихо парила внутри него, не чувствуя ни удушья, ни боли, только мысленно удивляясь необыкновенному чувству абсолютного счастья, как будто наконец-то обрела место своей долгожданной мечты. Было очень спокойно и хорошо. Все звуки исчезли, не хотелось двигаться. Тело стало очень лёгким, почти что невесомым. Вероятнее всего, в тот момент я просто умирала...
Я видела какие-то очень красивые, светящиеся, прозрачные человеческие фигуры, медленно и плавно приближающиеся по туннелю ко мне. Все они тепло улыбались, как будто звали к ним присоединиться… Я уже было потянулась к ним… как вдруг откуда-то появилась огромная светящаяся ладонь, которая подхватила меня снизу и, как песчинку, начала быстро подымать на поверхность. Мозг взорвался от нахлынувших резких звуков, как будто в голове внезапно лопнула защищающая перегородка... Меня, как мячик, вышвырнуло на поверхность… и оглушило настоящим водопадом цветов, звуков и ощущений, которые почему-то воспринимались мной теперь намного ярче, чем это было привычно.
На берегу была настоящая паника… Соседские мальчишки, что-то крича, выразительно размахивали руками, показывая в мою сторону. Кто-то пытался вытащить меня на сушу. А потом всё поплыло, закружилось в каком-то сумасшедшем водовороте, и моё бедное, перенапряжённое сознание уплыло в полную тишину... Когда я понемножку «очухалась», ребята стояли вокруг меня с расширившимися от ужаса глазами, и все вместе чем-то напоминали одинаковых перепуганных совят… Было видно, что всё это время они находились чуть ли не в настоящем паническом шоке, и видимо мысленно уже успели меня «похоронить». Я постаралась изобразить улыбку и, всё ещё давясь тёплой речной водой, с трудом выдавила, что у меня всё в порядке, хотя ни в каком порядке я в тот момент естественно не была.
Как мне потом сказали, весь этот переполох занял в реальности всего лишь минут пять, хотя для меня, в тот страшный момент, когда я находилась под водой, время почти, что остановилось... Я искренне радовалась, что мамы в тот день с нами не было. Позже мне кое-как удалось упросить «соседскую маму», с которой нас тогда отпустили купаться, чтобы то, что случилось у реки, осталось нашим секретом, так как мне совершенно не хотелось, чтобы моих бабушку или маму хватил сердечный удар, тем более, что всё уже было позади и не имело никакого смысла кого-либо так бессмысленно пугать. Соседка сразу же согласилась. Видимо, для неё это был такой же желанный вариант, так как ей не очень-то хотелось, чтобы кто-то узнал, что общего доверия ей, к сожалению, не удалось оправдать…
Но на этот раз всё кончилось хорошо, все были живы и счастливы, и не было никакой причины об этом более говорить. Только ещё много, много раз после моего неудачливого «купания» я возвращалась во сне в тот же сверкающий голубой туннель, который, по какой-то мне неизвестной причине, притягивал меня, как магнит. И я опять испытывала то необыкновенное чувство покоя и счастья, тогда ещё не зная, что делать это, как оказалось, было очень и очень опасно….

Нам всем навевают глухую тоску вечера.
Нам кажется вечер предвестником горькой утраты.
Ещё один день, точно плот по реке, во «вчера»
Уходит, уходит… ушёл… И не будет возврата.
(Мария Семёнова)

Через пару недель после того злополучного дня на берегу реки, меня начали посещать души (или точнее – сущности) умерших, мне незнакомых людей. Видимо мои частые возвращения к голубому каналу чем-то «разбередили» покой, до того спокойно существовавших в мирной тишине, душ... Только, как оказалось позже, далеко не все из них были по-настоящему так уж спокойны… И только после того, как у меня побывало огромное множество самых разных, от очень печальных до глубоко несчастных и неуспокоенных душ, я поняла насколько по-настоящему важно то, как мы проживаем нашу жизнь и как жаль, что задумываемся мы об этом только тогда, когда уже слишком поздно что-то менять, и когда остаёмся совершенно беспомощными перед жестоким и неумолимым фактом, что уже ничего и никогда не сможем исправить...