Акт о престолонаследии (1797)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Акт о порядке престолонаследия от 5 апреля 1797 года
согласно ПСЗРИ: Акт, Высочайше утверждённый в день священной Коронации Его Императорского Величества, и положенный для хранения на престол Успенского Собора[1]
Издание
Отрасль права:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Вид:

императорский акт

Номер:

согласно ПСЗРИ: 17.910.[1]

Принятие:

император Павел I

Голосование нижней палаты:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Одобрение:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Голосование верхней палаты:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подписание:

5 (16) апреля 1797 года, Москва, Российская империя (первоначально был подписан 4 (15) января 1788 года великим князем Павлом Петровичем и великой княгиней Марией Фёдоровной в Санкт-Петербурге)[2]

Вступление в силу:

5 (16) апреля 1797 года

Первая публикация:

14 (25) апреля 1797 года[1]

Действующая редакция:

не действует

Утрата силы:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

15px Электронная версия в Викитеке

Акт о престолонаследии от 5 апреля 1797 года — акт о престолонаследии, обнародованный Павлом I в день его коронации 5 (16) апреля 1797 года (император лично зачитал акт), устанавливавший новый порядок престолонаследия в Российской империи[3]. Официально опубликован Сенатом 14 (25) апреля 1797 года. Павловский акт о престолонаследии отменял действие указа о престолонаследии, изданного Петром I 5 (16) февраля 1722 года.







Характеристика

Файл:Act of Succession (1797, Russia, autograph) P05.JPG
Автографы великого князя Павла Петровича и его супруги Марии, 1788 год

Текст акта был разработан Павлом ещё в бытность его цесаревичем в 1788 году перед отъездом на войну со Швецией, тогда же он подписал его совместно с женой, великой княгиней Марией Фёдоровной. Этим актом Павел стремился исключить будущую возможность отстранения от престола его законных наследников[4].

Павловский акт включал в себя несколько принципиальных отличий от указа о престолонаследии Петра I.

  • В отличие от петровского указа, который предусматривал для государя право назначить себе наследника самому (и тем открыл дорогу к эпохе дворцовых переворотов), акт вводил наследование по закону, «дабы государство не было без наследников, дабы наследник был назначен всегда законом самим, дабы не было ни малейшего сомнения, кому наследовать, дабы сохранить право родов в наследствии, не нарушая права естественного, и избежать затруднений при переходе из рода в род».
  • В отличие от петровского указа, который не предусматривал различий в правах для наследников мужского и женского пола, акт вводил так называемую «австрийскую», «полусалическую» примогенитуру, при которой преимущество в наследовании имели потомки мужского пола; как следствие, после принятия акта на российском престоле не было больше ни одной женщины.
  • Акт впервые в Российской империи вводил понятие регентства. Для монархов и их наследников сроком совершеннолетия определялись 16, а для прочих членов императорской фамилии — 20 лет от роду. Петровский указ не предусматривал возможности опекунства над государем.

Павловский акт запрещал занятие российского престола лицом, не принадлежащим к Православной Церкви:

…Когда наследство дойдет до такого поколения женскаго, которое царствует уже на другом каком престоле, тогда предоставлено наследующему лицу избрать веру и престол, и отрещись вместе с наследником от другой веры и престола, если таковой престол связан с законом, для того, что государи российские суть главою церкви; а если отрицания от веры не будет, то наследовать тому лицу, которое ближе по порядку.
Файл:Statute of Imperial family (Russia, 1797) by shakko.JPG
Учреждение об Императорской фамилии

Акт дополнялся и уточнялся положениями принятого в тот же день Учреждения об Императорской фамилии. «Учреждение…» определяло состав императорской фамилии, иерархическое старшинство её членов, их права и обязанности, устанавливало гербы, титулы, источники и размеры содержания членов императорской фамилии. Также в тот же день было принято Установление для орденов кавалерских российских.

В 1820 году император Александр I дополнил правила престолонаследия требованием о равнородности брака как необходимом условии для наследования престола. Дети, родившиеся в неравнородном браке, теряли право на престол.

Акт о престолонаследии вместе с позднейшими изменениями и дополнениями включался в Свод законов Российской империи и действовал вплоть до падения Российской империи в 1917 году.

Ларец

Акт, который император собственноручно поместил в серебряный ларец, хранился на престоле Успенского собора в Московском кремле.

Верхнюю крышку украшает накладной герб империи с монограммой Павла I на щитке. Ларец закрывается на ключ и хранится в обитом голубым бархатом деревянном футляре на атласной подкладке. На протяжении XIX века ларец пополнялся другими важными документами государственного значения: 

  1. Акт о престолонаследии (1797)
  2. Манифест Александра I от 20 марта 1820 г. о запрете неравнородных браков,
  3. Документы о передаче прав на наследование престола будущему Николаю I,
  4. Форма присяги для наследника престола (22 апреля 1834)
  5. Форма присяги для членов императорской фамилии (1 декабря 1851)
  6. Манифест Александра II о регентстве и опеке (21 мая 1855).

Всего к концу XIX века в нём хранилось 7 документов, которые в 1880 году по распоряжению Александра II были переданы вместе с ларцом в Государственный Архив.

Автограф

Текст акта был отпечатан в типографиях и распространён по империи. Также он был известен по единичным рукописным копиям, однако местонахождение подлинника (1788) долгое время было неизвестно. На выставке 2013 года[5] был представлен обнаруженный автограф, хранящийся в Государственном архиве Российской Федерации (Ф. 1463. Оп. 2., Д. 50. Л. 1-4).

См. также

Напишите отзыв о статье "Акт о престолонаследии (1797)"

Примечания

  1. 1 2 3 [http://dlib.rsl.ru/viewer/01003821617#?page=580 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Собрание первое. Т. XXIV (С 6 ноября 1796 по 1798). (№ 17.910.) СПб., 1830. — С. 587.]
  2. [http://dlib.rsl.ru/viewer/01003821617#?page=582 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Собрание первое. Т. XXIV (С 6 ноября 1796 по 1798). (№ 17.910.) СПб., 1830. — С. 589.]
  3. Павел I, Мария Фёдоровна. [http://www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php?part=108&regim=3 Акт, Высочайше утвержденный в день священной Коронации Его Императорского Величества и положенный для хранения на престол Успенского Собора] // Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. — СПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. — Т. XXIV, с 6 ноября 1796 по 1797, № 17910. — С. 577—579.
  4. [http://www.prlib.ru/history/pages/item.aspx?itemid=497 Император Павел I обнародовал Акт о престолонаследии]. «Президентская библиотека имени Б. Н. Ельцина»
  5. Каталог выставки «Венчания на царство и коронации в Московском Кремле», Музеи Московского Кремля, 2013. Т.2. С. 93

Литература

  • Зызыкин М. В. [http://www.russia-talk.org/cd-history/zyzykin.htm Царская власть и закон о престолонаследии в России. София, 1924]
  • Иоанн (Максимович М. Б.) Происхождение закона о престолонаследии в России. Шанхай, 1936.
  • [http://www.prlib.ru/history/pages/item.aspx?itemid=497 Император Павел I обнародовал Акт о престолонаследии]. «Президентская библиотека имени Б. Н. Ельцина»
  • [http://xn--d1aml.xn--h1aaridg8g.xn--p1ai/18/ukaz-o-prestolonasledii/ Акт о порядке престолонаследия]. 05.04.1797. Проект Российского военно-исторического общества «100 главных документов российской истории».

Отрывок, характеризующий Акт о престолонаследии (1797)

– Оно и есть настоящее, – улыбнулась Стелла. – Только его создали мы. Иди, посмотри!
Мария робко скользнула в пещеру, и тут же, как мы и ожидали, послышался восторженный визг...
Она выскочила наружу совершенно обалдевшая и от удивления всё никак не могла связать двух слов, хотя по её распахнутым от полного восторга глазам было видно, что сказать ей уж точно было что... Стелла ласково обняла девочку за плечи и вернула её обратно в пещеру... которая, к нашему величайшему удивлению, оказалась пустой...
– Ну и где же мой новый друг? – расстроено спросила Мария. – Разве вы не надеялись его здесь найти?
Стелла никак не могла понять, что же такое могло произойти, что заставило бы Светило покинуть свою «солнечную» обитель?..
– Может что-то случилось? – задала совершенно глупый вопрос я.
– Ну, естественно – случилось! Иначе он бы никогда отсюда не ушёл.
– А может здесь тоже был тот злой человек? – испуганно спросила Мария.
Честно признаться, у меня тоже мелькнула такая мысль, но высказать её я не успела по той простой причине, что, ведя за собой троих малышей, появился Светило... Детишки были чем-то смертельно напуганы и, трясясь как осенние листики, боязливо жались к Светилу, боясь от него отойти хоть на шаг. Но детское любопытство вскоре явно пересилило страх, и, выглядывая из-за широкой спины своего защитника, они удивлённо рассматривали нашу необычную тройку... Что же касалось нас, то мы, забыв даже поздороваться, вероятно, с ещё большим любопытством уставились на малышей, пытаясь сообразить, откуда они могли взяться в «нижнем астрале», и что же всё-таки такое здесь произошло...
– Здравствуйте, милые... Не надо вам было сюда приходить. Что-то нехорошее здесь происходит... – ласково поздоровался Светило.
– Ну, хорошего здесь вряд ли можно было бы ожидать вообще... – грустно усмехнувшись, прокомментировала Стелла. – А как же получилось, что ты ушёл?!... Ведь сюда любой «плохой» мог за это время явиться, и занять всё это...
– Что ж, тогда ты бы обратно всё «свернула»... – просто ответил Светило.
Тут уж мы обе на него удивлённо уставились – это было самое подходящее слово, которое можно было употребить, называя данный процесс. Но откуда его мог знать Светило?!. Он ведь ничего в этом не понимал!.. Или понимал, но ничего об этом не говорил?...
– За это время много воды утекло, милые... – как бы отвечая на наши мысли, спокойно произнёс он. – Я пытаюсь здесь выжить, и с вашей помощью начинаю кое-что понимать. А что привожу кого, так не могу я один такой красотой наслаждаться, когда всего лишь за стеной такие малые в жутком ужасе трясутся... Не для меня всё это, если я не могу помочь...
Я взглянула на Стеллу – она выглядела очень гордой, и, конечно же, была права. Не напрасно она создавала для него этот чудесный мир – Светило по-настоящему его стоил. Но он сам, как большое дитя, этого совершенно не понимал. Просто его сердце было слишком большим и добрым, и не желало принимать помощь, если не могло делиться ею с кем-то другим...
– А как они здесь оказались? – показывая на испуганных малышей, спросила Стелла.
– О, это длинная история. Я время от времени их навещал, они к отцу с матерью с верхнего «этажа» приходили... Иногда к себе забирал, чтобы от беды уберечь. Они же малые, не понимали, насколько это опасно. Мама с папой были здесь, вот им и казалось, что всё хорошо... А я всё время боялся, что опасность поймут, когда уже поздно будет... Вот и случилось только что это же самое «поздно»...
– А что же такого их родители натворили, что попали сюда? И почему они все «ушли» одновременно? Они погибли что ли? – не могла остановиться, сердобольная Стелла.
– Чтобы спасти своих малышей, их родителям пришлось убить других людей... За это здесь и платили посмертно. Как и все мы... Но сейчас их уже и здесь больше нет... Их нигде нет более... – очень грустно прошептал Светило.
– Как – нет нигде? А что же случилось? Они что – и здесь сумели погибнуть?! Как же такое случилось?.. – удивилась Стелла.
Светило кивнул.
– Их убил человек, если «это» можно назвать человеком... Он чудовище... Я пытаюсь найти его... чтобы уничтожить.
Мы сразу же дружно уставились на Марию. Опять это был какой-то страшный человек, и опять он убивал... Видимо, это был тот же самый, кто убил её Дина.
– Вот эта девочка, её зовут Мария, потеряла свою единственную защиту, своего друга, которого тоже убил «человек». Я думаю, это тот же самый. Как же мы можем найти его? Ты знаешь?
– Он сам придёт... – тихо ответил Светило, и указал на жмущихся к нему малышей. – Он придёт за ними... Он их случайно отпустил, я ему помешал.
У нас со Стеллой поползли по спинам большие-пребольшие, шипастые мурашки...
Это звучало зловеще... А мы ещё не были достаточно взрослыми, чтобы кого-то так просто уничтожать, и даже не знали – сможем ли... Это в книгах всё очень просто – хорошие герои побеждают чудовищ... А вот в реальности всё гораздо сложнее. И даже если ты уверен, что это – зло, чтобы побеждать его, нужна очень большая смелость... Мы знали, как делать добро, что тоже не все умеют... А вот, как забирать чью-то жизнь, даже самую скверную, научиться ни Стелле, ни мне, пока ещё как-то не пришлось... И не попробовав такое, мы не могли быть совершенно уверены, что та же самая наша «смелость» в самый нужный момент нас не подведёт.
Я даже не заметила, что всё это время Светило очень серьёзно за нами наблюдает. И, конечно же, наши растерянные рожицы ему говорили обо всех «колебаниях» и «страхах» лучше, чем любая, даже самая длинная исповедь...
– Вы правы, милые – не боятся убить лишь глупцы... либо изверги... А нормальный человек к этому никогда не привыкнет... особенно, если даже ещё не пробовал никогда. Но вам не придётся пробовать. Я не допущу... Потому что, даже если вы, праведно кого-то защищая, мстить будете, оно сожжёт ваши души... И уже больше никогда прежними не будете... Вы уж поверьте мне.
Вдруг прямо за стеной послышался жуткий хохот, своей дикостью леденящий душу... Малыши взвизгнули, и все разом бухнулись на пол. Стелла лихорадочно пыталась закрыть пещеру своей защитой, но, видимо от сильного волнения, у неё ничего не получалось... Мария стояла не двигаясь, белая, как смерть, и было видно, что к ней возвращалось состояние недавно испытанного шока.
– Это он... – в ужасе прошептала девчушка. – Это он убил Дина... И он убьёт всех нас...
– Ну это мы ещё посмотрим. – нарочито, очень уверенно произнёс Светило. – Не таких видели! Держись, девочка Мария.
Хохот продолжался. И я вдруг очень чётко поняла, что так не мог смеяться человек! Даже самый «нижнеастральный»... Что-то в этом всём было неправильно, что-то не сходилось... Это было больше похоже на фарс. На какой-то фальшивый спектакль, с очень страшным, смертельным концом... И тут наконец-то меня «озарило» – он не был тем человеком, которым выглядел!!! Это была всего лишь человеческая личина, а нутро было страшное, чужое... И, была не была, – я решила попробовать с ним бороться. Но, если бы знала исход – наверное, не пробовала бы никогда...
Малыши с Марией спрятались в глубокой нише, которую не доставал солнечный свет. Мы со Стеллой стояли внутри, пытаясь как-то удержать, почему-то всё время рвущуюся, защиту. А Светило, стараясь сохранить железное спокойствие, встречал это незнакомое чудище у входа в пещеру, и как я поняла, не собирался его туда пропускать. Вдруг у меня сильно заныло сердце, будто в предчувствии какой-то большой беды....
Полыхнуло яркое синее пламя – все мы дружно ахнули... То, что минуту назад было Светилом, за одно лишь коротенькое мгновение превратилось в «ничто», даже не начав сопротивляться... Вспыхнув прозрачным голубым дымком, он ушёл в далёкую вечность, не оставив в этом мире даже следа...
Мы не успели испугаться, как сразу же за происшедшим, в проходе появился жуткий человек. Он был очень высоким и на удивление... красивым. Но всю его красоту портило мерзкое выражение жестокости и смерти на его утончённом лице, и ещё было в нём какое-то ужасающее «вырождение», если можно как-то такое определить... И тут, я вдруг вспомнила слова Марии про её «ужастика» Дина. Она была абсолютно права – красота может быть на удивление страшной... а вот доброе «страшное» можно глубоко и сильно полюбить...