Албанская православная церковь

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Kisha Ortodokse Autoqefale e Shqipërisë
Албанская Православная Церковь
100px
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Воскресенский кафедральный собор в Тиране

Основная информация
Признание автокефалии 1937
Признание автономии 1926
Предстоятель в настоящее время Анастасий
Центр Тирана, Албания 22x20px
Резиденция Предстоятеля Тирана
Юрисдикция (территория) Албания 22x20px
Церковь-мать Константинопольский патриархат
Богослужебный язык албанский, греческий и арумынский (влахский)
Календарь новоюлианский[1]
Численность
Епископов 4
Епархий 4
Учебных заведений 1
Приходов ок. 100
Верующих 700 000[2]
Сайт [http://www.orthodoxalbania.org/ www.orthodoxalbania.org]

Алба́нская Правосла́вная Це́рковь (алб. Kisha Ortodokse Autoqefale e Shqipërisë) — автокефальная поместная православная церковь на территории Албании, имеющая 13-е место в диптихе автокефальных поместных церквей Константинопольского Патриархата и 12-е место в диптихе Московского Патриархата.

Основная часть членов проживает в южных районах страны (в центре и на севере преобладает ислам).







История

Первые христианские общины на этой территории известны с III века, а первая епископская кафедра учреждена в Х веке. Вскоре образовалась митрополия, находившаяся в юрисдикции Охридской архиепископии, а со второй половины XVIII века — в юрисдикции Константинопольского Патриархата.

Албанская православная церковь была основана албанскими эмигрантами, среди которых роль инициатора играл Фан Ноли. Греческая православная церковь не одобряла албанскую патриотическую деятельность, формальным поводом для разрыва с ней стал отказ одного из православных священников совершить похоронный обряд над албанским патриотом.

В 1912 году Албания получила независимость, что подогревало желание албанского духовенства добиться независимости от Константинопольского Патриархата. 10 — 12 сентября 1922 года в Берате по инициативе Фан Ноли в Берате прошел Церковно-народный собор, провозгласивший автокефалию Албанской православной церкви, которая была почти сразу признана албанским правительством, но отвергнута Константинопольским патриархатом[3]. В 1926 году Албанской Православной Церкви была дарована автономия. Назначения епископов на Дурресскую, Гирокастринскую и Тиранскую митрополии должны были производить Константинопольский Патриарх и Синод Константинопольской православной церкви по предложению Албанской православной комиссии, назначаемой албанским правительством.

Вместе с тем, многие албанские церковные деятели не считали дело завершённым и стремились к достижению полной самостоятельности. В феврале 1929 года епископ Виссарион (Джувани) вместе с находившимся в течение нескольких лет в Албании сербским епископом Виктором (Михаиловичем) без каких бы то ни было предварительных переговоров с Константинополем, хиротонисали ещё 3 епископов-албанцев. 4 епископа составили Священный Синод Албанской Православной Церкви, который избрал епископа Виссариона своим председателем и Архиепископом всей Албании, возвел сербского епископа Виктора на Шкодринскую кафедру. Вслед за утверждением Священного Синода королём Зогу Синод провозгласил Албанскую Православную Церковь автокефальной, а её предстоятель письменно уведомил о происшедшем другие православные церкви. Греческие архиереи, представители Константинопольского Патриарха, были высланы из Албании. В 1934 году в Албанской православной церкви насчитывалось 4 епархии, 438 общин, 27 монастырей и 200 тыс. верующих[3].

Непризнание поместными православными церквями самопровозглашённой автокефалии, усиленная католическая пропаганда и недоброжелательное отношение к православию правительства Зогу поставили Албанскую Церковь в трудные условия. Архиепископ Виссарион в проповедях объявил Церковь гонимой и 24 января 1935 года направил королю Зогу телеграмму, в которой охарактеризовал состояние и положение Албанской Православной Церкви. Архиепископ писал об отрицательных последствиях для страны и православия притеснений Церкви, становящихся систематическими, и препятствий, чинимых ей в собирании пожертвований.

12 апреля 1937 года синодальным томосом была признана автокефалия Албанской Православной Церкви.

В январе 1946 году была провозглашена Народная Республика Албания во главе с генеральным секретарём коммунистической партии Албании Энвером Ходжей. Первое время после войны власти относились православной церкви в Албании относительно терпимо — в 1948 году не препяттствовали обмену визитами между Русской и Албанской православной церквями[4]. В 1950 году в связи с ухудшением советско-югославских отношений в Албанию из Югославии были высланы священники Димитрий Томачинский и Григорий Крыжановский, а также русская женская Благовещенская монашеская община[5]. Вскоре начались политические репрессии, преследования верующих. Были осуждены три из четырёх архиереев Албанской Православной Церкви.

В 1967 году Энвер Ходжа начал кампанию по уничтожению религии в Албании. Церковные здания объявлялись народной собственностью, сотни храмов и множество монастырей были разрушены, оставшиеся превращены в склады, кинотеатры, клубы, тюрьмы. Священнослужителей арестовывали и отправляли на принудительные работы, понуждали осквернять святыни, а в случае отказа расстреливали на месте. Родителей, крестивших своих детей, отправляли в концентрационные лагеря. За прилюдное совершение крестного знамения приговаривали к тюремному заключению. Запрещалось давать христианские и мусульманские имена детям. В ноябре 1969 года Албания была официально провозглашена первой в мире атеистической страной. В конце 1970-х годов было объявлено об окончательном искоренении всех религиозных предрассудков.

Со смертью Энвера Ходжи в 1985 году усилилось общественное противостояние коммунистическому режиму.

В январе 1991 года Константинопольский Патриарх Димитрий назначил митрополита Анастасия (Яннулатоса) Патриаршим экзархом в Албании. Когда митрополит Анастасий прибыл в страну, из священников выжило лишь 15, все они были старыми и больными. Весной 1991 года пал коммунистический режим, в Албании установилась многопартийная система. Началось восстановление Православной Церкви и всей религиозной жизни в стране. В том году около трёх тысяч православных собрались на пасхальное богослужение в единственном действующем в Тиране православном храме. Началось рукоположение священников и восстановление церковной жизни[6].

7 февраля 1992 года митрополит Анастасий открыл духовную семинарию[7].

24 июня 1992 года митрополит Анастасий был избран архиепископом Тираны и всей Албании. Первые годы его служения в Албании были весьма нелёгкими: власти долгое время не признавали владыку, а экстремисты на него покушались, обстреляв его резиденцию[6].

В 1996 году для замещения трёх вдовствующих епархий были избраны и рукоположены три клирика-грека: Игнатий (Триантис) на Бератскую кафедру, Христодул (Мустакис) на Корчинскую кафедру и Александр (Калпакидис) на Гирокастрскую кафедру. Они и архиепископ Анастасий и должны были войти в состав возрождённого Священного Синода, однако полностью греческий состав Синода вызвал протест как со стороны албанских верующих, так и со стороны властей. В 1998 году удалось договориться о том, что Синод будет состоять из двух греков и двух албанцев: власти признали Митрополита Бератского, Влёрского и Канинского Игнатия (его интронизация состоялась 18 июля 1998 года в церкви Святого Спиридона в Берате), два других иерараха были почислены на покой и уехали в Грецию.

18 июля 1998 года архимандрит Иоанн (Пелуши), профессор и декан Духовной академии Воскресения Христова в Дурресе, был избран митрополитом Корчинским (хиротония состоялась 20 июля, интронизация — 25 июля), а священник Косма Кирьо — викарным епископом Аполлонийским. Он был представителем старшего поколения албанского духовенства, даже в самые жестокие годы религиозных гонений тайно крестил и совершал Божественную литургию (его хитротония состоялась 23 июля)[8]. Протопресвитер Яни Требицка был назначен генеральным секретарём Священного Синода. 11 августа 2000 года епископ Косма скончался[8].

Президент Албании в 2002—2007 годах Альфред Мойсю по вероисповеданию был православным.

3-4 ноября 2006 года, в Монастыре святого Власия в Дурресе, состоялся собор духовенства и мирян Албанской Православной Церкви, на котором присутствовало 257 делегатов. Он рассмотрел постатейно и единогласно признал новый церковный устав. 6 ноября, Священный Синод, утвердил новый Устав Православной Автокефальной Церкви Албании[8].

11 ноября 2006 года Священный Синод Албанской Православной Церкви избрал архимандрита Димитрия (Синаити) епископом Гирокастринским (хиротония состоялась 16 ноября, настолование — 26 ноября), архимандрита Николая (Гику) викарным епископом Аполонийским (хиротонисан 19 ноября), архимандрита Антония (Мердани) викарным епископом Круйскогим (хиротонисан 21 ноября). Они принадлежали к новому поколению священнослужителей, получивших образование в Духовной академии Воскресения Христова Святого Влаша в Дурресе[8].

По предложению совета духовенства и мирян, как это определено в новом Уставе Албанской Православной Церкви, 19 января 2012 года, на своём заседании, Священный Синод избрал двух новых епископов: архимандрита Нафанаила (Лавриотиса) (хиротонисан 21 января) викарным епископом Амантийским и архимандрита Астия (Бакаллбаши) епископом Бюлисским (хиротонисан 22 января). Несмотря на их статус викарных епископов, они становились полноправными членами Священного Синода. Им поручены определенные секторы церковной жизни: епископу Нафанаилу — надзор за монастырской недвижимостью, епископу Астию — апостольское служение.[8].

1 июня 2014 года в Тиране состоялось Великое освящение Воскресенского кафедрального собора[9].

7 апреля 2016 года были образованы две новые митрополии - Аполлонийская и Фиерская митрополия, выделенная из Бератской митрополии и Эльбасанская митрополия, выделенная из Тиранской митрополии.

Современное состояние

По данным переписи населения 2011 года, религиозные предпочтения граждан республики Албания распределяются следующим образом:[10]

Религия в Албании
Религия Население %
Ислам
Мусульмане
Бекташи
1,646,236
1,587,608
58,628
58.79
56.70
2.09
Христиане
Католики
Православие
Евангелисты
Другие
475,629
280,921
188,992
3,797
1,919
16.99
10.03
6.75
0.14
0.07
Атеисты 69,995 2.50
Предпочли не отвечать 386,024 13.79
Верующие без религии 153,630 5.49
Не указано 68,022 2.43

В богослужении АПЦ используются албанский, греческий и арумынский (влахский) языки.

Епархии Албанской Православной Церкви

Тирано-Дурресско-Эльбасанская епархия

Кафедра: г. Тирана. Правящий архиерей: архиепископ Тиранский и всей Албании Анастасий (Яннулатос).

Корчинская епархия

Кафедра: г. Корча. Правящий архиерей: епископ Корчинский Иоанн (Пелуши).

Берато-Влеро-Канинская епархия

Кафедра: г. Берат Правящий архиерей: епископ Бератский Игнатий (Триантис).

Гирокастринская епархия

Кафедра: г. Гирокастра. Вдовствующая кафедра.

Первоиерархи

Напишите отзыв о статье "Албанская православная церковь"

Литература

  • Скурат К. Е. [http://www.pravenc.ru/text/64036.html Албанская Православная Церковь] // Православная энциклопедия. Том I. — М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2000. — С. 465—470. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-006-4
  • Анна Пальчева. [http://www.nsad.ru/index.php?issue=21&section=10014&article=488 Воскресение] // Нескучный сад. — № 3 (20), 2006.
  • Михаил Шкаровский. [http://www.bogoslov.ru/text/452250.html Албанская Православная Церковь в годы II Мировой войны] // Богослов.Ru
  • Artan R. Hoxha. [http://www.doktoratura.unitir.edu.al/wp-content/uploads/2014/09/Doktoratura-Artan-Hoxha-Fakulteti-i-Histori-Filologjise-Departamenti-i-Historise.pdf Marrëdhëniet midis Regjimit Komunist dhe Kishës Ortodokse Autoqefale e Shqipërisë në vitet 1945—1967]. Tiranë, 2014

Примечания

  1. [http://www.liturgica.ru/bibliot/kalender.html В. Ф. Хулап Реформа календаря и пасхалии: история и современность.]
  2. [http://www.cnewa.us/default.aspx?ID=25&pagetypeID=9&sitecode=US&pageno=3 The Orthodox Church of Albania]
  3. 1 2 Шкаровский М. В. Албанская православная церковь в годы Второй мировой войны // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. — 2007. — № 3 (24). — С. 133
  4. Шкаровский М. В. Албанская православная церковь в годы Второй мировой войны // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. — 2007. — № 3 (24). — С. 138
  5. Шкаровский М. В. Албанская православная церковь в годы Второй мировой войны // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. — 2007. — № 3 (24). — С. 139
  6. 1 2 [http://www.pravoslavie.ru/put/070305130348.htm Православие в Албании / Православие. Ru]
  7. [http://orthodoxalbania.org/alb/index.php/en-us/kisha-jone-3/vepra-sociale/arsimi-dhe-edukimi/akademia-teologjike-ngjallja-e-krishtit The Theological Academy 'Resurrection of Christ' in St. Saint Vlash, Durres]
  8. 1 2 3 4 5 [http://orthodoxalbania.org/old/index.php/eng/homepage/holy-synod Holy Synod]
  9. [http://www.patriarchia.ru/db/text/3666781.html Делегация Русской Православной Церкви приняла участие в освящении нового кафедрального собора в Тиране / Новости / Патриархия.ru]
  10. [http://www.instat.gov.al/media/177354/main_results__population_and_housing_census_2011.pdf Albanian census 2011]
  11. [http://www.pravoslavie.ru/orthodoxchurches/39772.htm Предстоятели Албанской Православной Церкви / Православие. Ru]

Ссылки

  • Юрий Максимов. [http://www.pravoslavie.ru/orthodoxchurches/page_3109.htm Монастыри Албанской Православной Церкви]

Отрывок, характеризующий Албанская православная церковь

– Я восхищён... – ответил Аксель и обернулся: это, конечно же, была она.
Лишь мгновение они с упоением смотрели друг на друга, затем королева нежно сжала Акселю руку и исчезла в ночи...
– Ну почему во всех своих «жизнях» он всегда был таким несчастным? – всё ещё грустила по нашему «бедному мальчику» Стелла.
По-правде говоря, я пока что не видела никакого «несчастья» и поэтому удивлённо посмотрела на её печальное личико. Но малышка почему-то и дальше упорно не хотела ничего объяснять...
Картинка резко поменялась.
По тёмной ночной дороге вовсю неслась роскошная, очень большая зелёная карета. Аксель сидел на месте кучера и, довольно мастерски управляя этим огромным экипажем, с явной тревогой время от времени оглядываясь и посматривая по сторонам. Создавалось впечатление, что он куда-то дико спешил или от кого-то убегал...
Внутри кареты сидели нам уже знакомые король и королева, и ещё миловидная девочка лет восьми, а также две до сих пор незнакомые нам дамы. Все выглядели хмурыми и взволнованными, и даже малышка была притихшая, как будто чувствовала общее настроение взрослых. Король был одет на удивление скромно – в простой серый сюртук, с такой же серой круглой шляпой на голове, а королева прятала лицо под вуалью, и было видно, что она явно чего-то боится. Опять же, вся эта сценка очень сильно напоминала побег...
Я на всякий случай снова глянула в сторону Стеллы, надеясь на объяснения, но никакого объяснения не последовало – малышка очень сосредоточенно наблюдала за происходящим, а в её огромных кукольных глазах таилась совсем не детская, глубокая печаль.
– Ну почему?.. Почему они его не послушались?!.. Это же было так просто!..– неожиданно возмутилась она.
Карета неслась всё это время с почти сумасшедшей скоростью. Пассажиры выглядели уставшими и какими-то потерянными... Наконец, они въехали в какой-то большой неосвещённый двор, с чёрной тенью каменной постройки посередине, и карета резко остановилась. Место напоминало постоялый двор или большую ферму.
Аксель соскочил наземь и, приблизившись к окошку, уже собирался что-то сказать, как вдруг изнутри кареты послышался властный мужской голос:
– Здесь мы будем прощаться, граф. Недостойно мне подвергать вас опасности далее.
Аксель, конечно же, не посмевший возразить королю, успел лишь, на прощание, мимолётно коснуться руки королевы... Карета рванула... и буквально через секунду исчезла в темноте. А он остался стоять один посередине тёмной дороги, всем своим сердцем желая кинуться им вдогонку... Аксель «нутром» чувствовал, что не мог, не имел права оставлять всё на произвол судьбы! Он просто знал, что без него что-то обязательно пойдёт наперекосяк, и всё, что он так долго и тщательно организовал, полностью провалится из-за какой-то нелепой случайности...
Кареты давно уже не было видно, а бедный Аксель всё ещё стоял и смотрел им вслед, от безысходности изо всех сил сжимая кулаки. По его мертвенно-бледному лицу скупо катились злые мужские слёзы...
– Это конец уже... знаю, это конец уже...– тихо произнёс он.
– А с ними что-то случится? Почему они убегают? – не понимая происходящего, спросила я.
– О, да!.. Их сейчас поймают очень плохие люди и посадят в тюрьму... даже мальчика.
– А где ты видишь здесь мальчика? – удивилась я.
– Так он же просто переодетый в девочку! Разве ты не поняла?..
Я отрицательно покачала головой. Пока я ещё вообще почти что ничего здесь не понимала – ни про королевский побег, ни про «плохих людей», но решила просто смотреть дальше, ничего больше не спрашивая.
– Эти плохие люди обижали короля и королеву, и хотели их захватить. Вот они и пытались бежать. Аксель им всё устроил... Но когда ему было приказано их оставить, карета поехала медленнее, потому что король устал. Он даже вышел из кареты «подышать воздухом»... вот тут его и узнали. Ну и схватили, конечно же...

Погром в Версале Арест королевской семьи

Страх перед происходящим... Проводы Марии-Антуанетты в Темпль

Стелла вздохнула... и опять перебросила нас в очередной «новый эпизод» этой, уже не такой счастливой, но всё ещё красивой истории...
На этот раз всё выглядело зловещим и даже пугающим.
Мы оказались в каком-то тёмном, неприятном помещении, как будто это была самая настоящая злая тюрьма. В малюсенькой, грязной, сырой и зловонной комнатке, на деревянной лежанке с соломенным тюфяком, сидела измученная страданием, одетая в чёрное, худенькая седовласая женщина, в которой было совершенно невозможно узнать ту сказочно красивую, всегда улыбающуюся чудо-королеву, которую молодой Аксель больше всего на свете любил...

Мария-Антуанетта в Темпле

Он находился в той же комнатке, совершенно потрясённый увиденным и, ничего не замечая вокруг, стоял, преклонив колено, прижавшись губами к её, всё ещё прекрасной, белой руке, не в состоянии вымолвить ни слова... Он пришёл к ней совершенно отчаявшись, испробовав всё на свете и потеряв последнюю надежду её спасти... и всё же, опять предлагал свою, почти уже невозможную помощь... Он был одержим единственным стремлением: спасти её, несмотря ни на что... Он просто не мог позволить ей умереть... Потому, что без неё закончилась бы и его, уже ненужная ему, жизнь...
Они смотрели молча друг на друга, пытаясь скрыть непослушные слёзы, которые узкими дорожками текли по щекам... Не в силах оторвать друг от друга глаз, ибо знали, что если ему не удастся ей помочь, этот взгляд может стать для них последним...
Лысый тюремщик разглядывал разбитого горем гостя и, не собираясь отворачиваться, с интересом наблюдал разворачивавшуюся перед ним грустную сцену чужой печали...
Видение пропало и появилось другое, ничем не лучше прежнего – жуткая, орущая, вооружённая пиками, ножами и ружьями, озверевшая толпа безжалостно рушила великолепный дворец...

Версаль...

Потом опять появился Аксель. Только на этот раз он стоял у окна в какой-то очень красивой, богато обставленной комнате. А рядом с ним стояла та же самая «подруга его детства» Маргарита, которую мы видели с ним в самом начале. Только на этот раз вся её заносчивая холодность куда-то испарилась, а красивое лицо буквально дышало участием и болью. Аксель был смертельно бледным и, прижавшись лбом к оконному стеклу, с ужасом наблюдал за чем-то происходящим на улице... Он слышал шумевшую за окном толпу, и в ужасающем трансе громко повторял одни и те же слова:
– Душа моя, я так и не спас тебя... Прости меня, бедная моя... Помоги ей, дай ей сил вынести это, Господи!..
– Аксель, пожалуйста!.. Вы должны взять себя в руки ради неё. Ну, пожалуйста, будьте благоразумны! – с участием уговаривала его старая подруга.
– Благоразумие? О каком благоразумии вы говорите, Маргарита, когда весь мир сошёл с ума?!.. – закричал Аксель. – За что же её? За что?.. Что же такого она им сделала?!.
Маргарита развернула какой-то маленький листик бумаги и, видимо, не зная, как его успокоить, произнесла:
– Успокойтесь, милый Аксель, вот послушайте лучше:
– «Я люблю вас, мой друг... Не беспокойтесь за меня. Мне не достаёт лишь ваших писем. Возможно, нам не суждено свидеться вновь... Прощайте, самый любимый и самый любящий из людей...».
Это было последнее письмо королевы, которое Аксель прочитывал тысячи раз, но из чужих уст оно звучало почему-то ещё больнее...
– Что это? Что же там такое происходит? – не выдержала я.
– Это красивая королева умирает... Её сейчас казнят. – Грустно ответила Стелла.
– А почему мы не видим? – опять спросила я.
– О, ты не хочешь на это смотреть, верь мне. – Покачала головкой малышка. – Так жаль, она такая несчастная... Как же это несправедливо.
– Я бы всё-таки хотела увидеть... – попросила я.
– Ну, смотри... – грустно кивнула Стелла.
На огромной площади, битком набитой «взвинченным» народом, посередине зловеще возвышался эшафот... По маленьким, кривым ступенькам на него гордо поднималась смертельно бледная, очень худая и измученная, одетая в белое, женщина. Её коротко остриженные светлые волосы почти полностью скрывал скромный белый чепчик, а в усталых, покрасневших от слёз или бессонницы глазах отражалась глубокая беспросветная печаль...

Чуть покачиваясь, так как, из-за туго завязанных за спиной рук, ей было сложно держать равновесие, женщина кое-как поднялась на помост, всё ещё, из последних сил пытаясь держаться прямо и гордо. Она стояла и смотрела в толпу, не опуская глаз и не показывая, как же по-настоящему ей было до ужаса страшно... И не было никого вокруг, чей дружеский взгляд мог бы согреть последние минуты её жизни... Никого, кто своим теплом мог бы помочь ей выстоять этот ужасающий миг, когда её жизнь должна была таким жестоким путём покинуть её...
До этого бушевавшая, возбуждённая толпа вдруг неожиданно смолкла, как будто налетела на непреодолимое препятствие... Стоявшие в передних рядах женщины молча плакали. Худенькая фигурка на эшафоте подошла к плахе и чуть споткнувшись, больно упала на колени. На несколько коротких секунд она подняла к небу своё измученное, но уже умиротворённое близостью смерти лицо... глубоко вздохнула... и гордо посмотрев на палача, положила свою уставшую голову на плаху. Плачь становился громче, женщины закрывали детям глаза. Палач подошёл к гильотине....
– Господи! Нет!!! – душераздирающе закричал Аксель.
В тот же самый миг, в сером небе из-за туч вдруг выглянуло солнышко, будто освещая последний путь несчастной жертвы... Оно нежно коснулось её бледной, страшно исхудавшей щеки, как бы ласково говоря последнее земное «прости». На эшафоте ярко блеснуло – тяжёлый нож упал, разбрасывая яркие алые брызги... Толпа ахнула. Белокурая головка упала в корзину, всё было кончено... Красавица королева ушла туда, где не было больше боли, не было издевательств... Был только покой...

Вокруг стояла смертельная тишина. Больше не на что было смотреть...
Так умерла нежная и добрая королева, до самой последней минуты сумевшая стоять с гордо поднятой головой, которую потом так просто и безжалостно снёс тяжёлый нож кровавой гильотины...
Бледный, застывший, как мертвец, Аксель смотрел невидящими глазами в окно и, казалось, жизнь вытекала из него капля за каплей, мучительно медленно... Унося его душу далеко-далеко, чтобы там, в свете и тишине, навечно слиться с той, которую он так сильно и беззаветно любил...
– Бедная моя... Душа моя... Как же я не умер вместе с тобой?.. Всё теперь кончено для меня... – всё ещё стоя у окна, помертвевшими губами шептал Аксель.
Но «кончено» для него всё будет намного позже, через каких-нибудь двадцать долгих лет, и конец этот будет, опять же, не менее ужасным, чем у его незабвенной королевы...
– Хочешь смотреть дальше? – тихо спросила Стелла.
Я лишь кивнула, не в состоянии сказать ни слова.
Мы увидели уже другую, разбушевавшуюся, озверевшую толпу людей, а перед ней стоял всё тот же Аксель, только на этот раз действие происходило уже много лет спустя. Он был всё такой же красивый, только уже почти совсем седой, в какой-то великолепной, очень высокозначимой, военной форме, выглядел всё таким же подтянутым и стройным.

И вот, тот же блестящий, умнейший человек стоял перед какими-то полупьяными, озверевшими людьми и, безнадёжно пытаясь их перекричать, пытался что-то им объяснить... Но никто из собравшихся, к сожалению, слушать его не хотел... В бедного Акселя полетели камни, и толпа, гадкой руганью разжигая свою злость, начала нажимать. Он пытался от них отбиться, но его повалили на землю, стали зверски топтать ногами, срывать с него одежду... А какой-то верзила вдруг прыгнул ему на грудь, ломая рёбра, и не задумываясь, легко убил ударом сапога в висок. Обнажённое, изуродованное тело Акселя свалили на обочину дороги, и не нашлось никого, кто в тот момент захотел бы его, уже мёртвого, пожалеть... Вокруг была только довольно хохочущая, пьяная, возбуждённая толпа... которой просто нужно было выплеснуть на кого-то свою накопившуюся животную злость...
Чистая, исстрадавшаяся душа Акселя, наконец-то освободившись, улетела, чтобы соединиться с той, которая была его светлой и единственной любовью, и ждала его столько долгих лет...
Вот так, опять же, очень жестоко, закончил свою жизнь нам со Стеллой почти незнакомый, но ставший таким близким, человек, по имени Аксель, и... тот же самый маленький мальчик, который, прожив всего каких-то коротеньких пять лет, сумел совершить потрясающий и единственный в своей жизни подвиг, коим мог бы честно гордиться любой, живущий на земле взрослый человек...
– Какой ужас!.. – в шоке прошептала я. – За что его так?
– Не знаю... – тихо прошептала Стелла. – Люди почему-то были тогда очень злые, даже злее чем звери... Я очень много смотрела, чтобы понять, но не поняла... – покачала головкой малышка. – Они не слушали разум, а просто убивали. И всё красивое зачем-то порушили тоже...
– А как же дети Акселя или жена? – опомнившись после потрясения, спросила я.
– У него никогда не было жены – он всегда любил только свою королеву, – со слезами на глазах сказала малышка Стелла.

И тут, внезапно, у меня в голове как бы вспыхнула вспышка – я поняла кого мы со Стеллой только что видели и за кого так от души переживали!... Это была французская королева, Мария-Антуанетта, о трагической жизни которой мы очень недавно (и очень коротко!) проходили на уроке истории, и казнь которой наш учитель истории сильно одобрял, считая такой страшный конец очень «правильным и поучительным»... видимо потому, что он у нас в основном по истории преподавал «Коммунизм»...
Несмотря на грусть происшедшего, моя душа ликовала! Я просто не могла поверить в свалившееся на меня, неожиданное счастье!.. Ведь я столько времени этого ждала!.. Это был первый раз, когда я наконец-то увидела что-то реальное, что можно было легко проверить, и от такой неожиданности я чуть ли не запищала от охватившего меня щенячьего восторга!.. Конечно же, я так радовалась не потому, что не верила в то, что со мной постоянно происходило. Наоборот – я всегда знала, что всё со мной происходящее – реально. Но видимо мне, как и любому обычному человеку, и в особенности – ребёнку, всё-таки иногда нужно было какое-то, хотя бы простейшее подтверждение того, что я пока что ещё не схожу с ума, и что теперь могу сама себе доказать, что всё, со мной происходящее, не является просто моей больной фантазией или выдумкой, а реальным фактом, описанным или виденным другими людьми. Поэтому-то такое открытие для меня было настоящим праздником!..