Александер, Альберт Виктор, 1-й граф Хиллсборо

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Александер, Альберт Виктор»)
Перейти к: навигация, поиск
Альберт Виктор Александер
Albert Victor Alexander<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Альберт Виктор Александер</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

Канцлер герцогства Ланкастерского
28 февраля 1950 — 26 октября 1951
Глава правительства: Клемент Эттли
Предшественник: Уильям Джоуитт
Преемник: Фрэнк Пакенем
Министр обороны Великобритании
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
20 декабря 1946 — 28 февраля 1950
Глава правительства: Клемент Эттли
Предшественник: Клемент Эттли
Преемник: Мэнни Шинвелл
Первый лорд Адмиралтейства
3 августа 1945 — 4 октября 1946
Глава правительства: Клемент Эттли
Предшественник: Бернард Брэкен
Преемник: Джордж Холл
Первый лорд Адмиралтейства
11 мая 1940 — 3 августа 1945
Глава правительства: Уинстон Черчилль
Предшественник: Уинстон Черчилль
Преемник: Бернард Брэкен
Первый лорд Адмиралтейства
17 июня 1929 — 24 августа 1931
Глава правительства: Рамси Макдональд
Предшественник: Уильям Бриджман
Преемник: Остин Чемберлен
 
Вероисповедание: Англиканство,
баптизм
Рождение: 1 мая 1885(1885-05-01)
Уэстон-сьюпер-Мэр, Сомерсет, Великобритания
Смерть: 11 января 1965(1965-01-11) (79 лет)
Лондон, Великобритания
Место погребения: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Династия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Мать: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Супруг: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Дети: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Партия: Лейбористская партия
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Альберт Виктор Александер (англ. Albert Victor Alexander, 1 мая 1885, Уэстон-Супер-Мейер, Сомерсет, Великобритания — 11 января 1965, Лондон, Великобритания) — 1-й граф Александер из Хиллсборо — британский государственный и военный деятель, министр обороны Великобритании (1946—1950).





Биография

Родился в семье кузнеца: который переехал в Уэстон-сьюпер-Мэр из родного Уилтшира в Бристоль во время сельскохозяйственной депрессии 1860—1870-х гг. Он был назван в честь его отец и принца Альберта Виктора, старшего внука королевы Виктории, но с самого раннего возраста его коротко называли «AV» . Его родители поселились в Уэстон после свадьбы, но семья переехала в Бристоль после смерти Альберта Александра в августе 1886 г., мать Александра делала корсеты, чтобы обеспечить своих детей. Начал трудовую деятельность в возрасте тринадцати лет. В 1903 г. был переведен на должность клерка в департамент образования графства Сомерсет. До 1919 г. работал клерком, а затем и старшим клерком Сомерсетского совета департамента высшего образования. После женитьбы на баптистке в 1908 г. перешел из англиканской в баптистскую церковь.

Во время Первой мировой войны был мобилизован, обучался одновременно военному делу и в оксфордском колледже св. Магдалины. Во время военного обучения его здоровье оказалось подорванным и он так и не был задействован в боевых действиях. В 1918 г. был произведен в капитаны и занимался вопросами возвращения к мирной жизни бывших солдат, вернувшихся с войны. В 1919 г. стал секретарем регионального отделения в Сомерсете Национальной ассоциации служащих государственных учреждений и органов местного самоуправления (NALGO).

  • 1920 г. — секретарь парламентского комитета объединения кооперативов Co-operatives UK, в этом качествен неоднократно отстаивал интересы своей организации в британском парламенте,
  • 1922 г. — избран членом Палаты Общин сначала от Кооперативной партии, позже избирался от Лейбористской партии. До 1950 г. с небольшим перерывом представлял в парламенте Шеффилд,
  • 1924 г. — заместитель парламентский секретаря Совета по торговле, на этом посту занимался вопросами торгового флота. После отставки лейбористского кабинета вернулся к работе в парламенте и объединении кооперативов, выступая с резкой критикой протекционистской политики Канцлера казначейства Уинстона Черчилля.

В 1929—1931 гг. — Первый лорд Адмиралтейства. Основной задачей во время его пребывания на этом посту в рамках первого срока были вопросы международного разоружения. Итогом этой работы стало проведение в январе 1930 г. в Лондоне конференции пяти ведущих морских держав (Великобритании, США , Франции, Италии и Японии) и заключение договора между Великобританией, Соединенными Штатами и Японией об ограничении роста и поддерживании паритета военно-морских сил. Во время экономического кризиса в середине 1931 г. выступил с социалистических позиций, организовав группу противников предложений премьер-министра Макдональда, направленных на снижение государственных расходов, в первую очередь пособий по безработице. После поражения партии на парламентских выборах был избран заместителем её лидера. Как депутат предупреждал об опасностях, связанных с фашизмом в течение нескольких лет выступал с критикой правительственной политики умиротворения Германии. В октябре 1938 г. своим выступлением он закрыл парламентскую дискуссию о Мюнхенском пакте, осудив политику британского кабинета по вопросу судетских немцев.

В 1940—1946 гг. вновь Первый лорд Адмиралтейства в коалиционном правительстве Уинстона Уинстона Черчилля. Однако фактически многие вопросы в сфере ВМС премьер-министр принимал лично, иногда даже не ставя в известность первого лорда Адмиралтейства, как, например, с направлением в Тихий океан линкора HMS Prince of Wales, линейного крейсера «Рипалс» и четырех эсминцев («Electra», «Express», «Vampire», и «Tenedos»), потопленных японцами в ходе боя у Куантана. Однако в ходе войны политик проявил высокую организованность, став одним из соратников Черчилля, однако это не помешало ему активно поддержать выход лейбористов из правящей коалиции в мае 1945 г.

В 1946—1950 гг. — Министр обороны Великобритании. На этом посту занял выраженную антисоветскую позицию, которая изначально привела к падению его популярности, однако после объявления Холодной войны его риторика против СССР получила общественное признание и в 1948 г. он стал почетным жителем Шеффилда.

В 1950 г. политик отказался от участия в выборах и королём ему было пожаловано звание пэра Англии, виконта Хиллсборо.

В 1950—1951 гг. — Канцлер герцогства Ланкастерского.

После поражения лейбористов на парламентских выборах (1951) и в связи с ухудшением здоровья он снизил свою политическую активность, приобретя ферму в Эссексе. В декабре 1955 г., после отставки Уильяма Джоуитта он возглавил небольшую группу лейбористов в палате лордов и руководил ею в течение последующих девяти лет.

В 1956 г. он был избран президентом Великобритании Совета протестантских церквей, яростно выступал против каких-либо отношений между Церковью Англии и Католической церковью.

В 1963 г. ему был пожалован графский титул, а в 1964 г. он стал рыцарем Ордена Подвязки.

В преддверии всеобщих выборов в октябре 1964 г. он ушел с поста лидера группы лейбористов в палате лордов, а в январе следующего года скончался.

Источники

  • http://www.npg.org.uk/collections/search/portrait/mw48717/Albert-Victor-Alexander-Earl-Alexander-of-Hillsborough
  • https://homepages.warwick.ac.uk/~lysic/1920s/alexanderalbert.htm

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Напишите отзыв о статье "Александер, Альберт Виктор, 1-й граф Хиллсборо"

Отрывок, характеризующий Александер, Альберт Виктор, 1-й граф Хиллсборо

Моё сердце стукнуло и остановилось... Мир рушился... и я не могла ничего с этим поделать, ни что-либо изменить. Но надо было отвечать – и я отвечала...
– Мне нечего вам сказать, святейшество, кроме того, что Вы самый страшный преступник, когда-либо живший на этой Земле.
Папа минуту смотрел на меня, не скрывая своего удивления, а потом кивнул, ждавшему там, старому священнику и удалился, не говоря больше ни слова. Как только он исчез за дверью, я кинулась к старому человеку, и судорожно схватив его за сухие, старческие руки, взмолилась:
– Пожалуйста, прошу вас, святой отец, разрешите мне обнять его на прощание!.. Я не смогу этого сделать уже никогда более... Вы же слышали, что сказал Папа – завтра на рассвете мой отец умрёт... Сжальтесь, прошу вас!.. Никто об этом никогда не узнает, клянусь вам! Умоляю, помогите мне! Господь не забудет вас!..
Старый священник внимательно посмотрел мне в глаза и, ничего не сказав, потянул за рычаг... Цепи со скрежетом опустились, достаточно лишь для того, чтобы мы могли сказать последнее «прощай»...
Я подошла вплотную и, зарывшись лицом в широкую грудь отца, дала волю наконец-то хлынувшим наружу горьким слезам... Даже сейчас, весь в крови, скованный по рукам и ногам ржавым железом, отец излучал чудесное тепло и покой, и рядом с ним я чувствовала себя всё так же уютно и защищённо!.. Он был моим счастливым утерянным миром, который на рассвете должен был уйти от меня навсегда... Мысли проносились одна другой печальнее, принося яркие, дорогие образы нашей «прошедшей» жизни, которая с каждой минутой ускользала всё дальше и дальше, и я не могла её ни спасти, ни остановить...
– Крепись, родная моя. Ты должна быть сильной. Ты должна защитить от него Анну. И должна защитить себя. Я ухожу за вас. Возможно, это даст тебе какое-то время... чтобы уничтожить Караффу. – тихо шептал отец.
Я судорожно цеплялась за него руками, никак не желая отпускать. И снова, как когда-то очень давно, чувствовала себя маленькой девочкой, искавшей утешения на его широкой груди...
– Простите меня, мадонна, но я должен вас отвести в ваши покои, иначе меня могут казнить за непослушание. Вы уж простите меня... – хриплым голосом произнёс старый священник.
Я ещё раз крепко обняла отца, последний раз впитывая его чудесное тепло... И не оборачиваясь, ничего не видя вокруг от застилавших глаза слёз, выскочила из пыточной комнаты. Стены подвала «шатались», и мне приходилось останавливаться, хватаясь за каменные выступы, чтобы не упасть. Ослепшая от невыносимой боли, я потерянно брела, не понимая, где нахожусь и не соображая, куда иду...
Стелла тихо плакала большими горючими слезами, совершенно их не стесняясь. Я посмотрела на Анну – она ласково обнимала Изидору, уйдя очень далеко от нас, видимо снова проживая с ней эти последние, страшные, земные дни... Мне стало вдруг очень одиноко и холодно, будто всё вокруг затянуло хмурая, чёрная, тяжёлая туча... Душа болезненно ныла и была совершенно опустошённой, как иссохший источник, который когда-то был заполнен чистой живой водой... Я обернулась на Старца – он светился!.. От него щедро струилась, обволакивая Изидору, сверкающая, тёплая, золотая волна... А в его печальных серых глазах стояли слёзы. Изидора же, уйдя очень далеко и не обращая ни на кого из нас внимания, тихо продолжала свою потрясающе-грустную историю...
Очутившись в «своей» комнате, я, как подкошенная, упала на кровать. Слёз больше не было. Была только лишь жуткая, голая пустота и слепящее душу отчаяние...
Я не могла, не хотела верить происходящему!.. И хотя ждала этого изо дня в день, теперь же никак не могла ни осознать, ни принять эту страшную, бесчеловечную реальность. Я не желала, чтобы наступало утро... Оно должно было принести только ужас, и у меня уже не оставалось былой «твёрдой уверенности» в том, что смогу всё это перенести не сломавшись, не предав отца и саму себя... Чувство вины за его оборванную жизнь навалилось горой... Боль, наконец, оглушила, разрывая в клочья моё истерзанное сердце...
К своему огромнейшему удивлению (и дикому огорчению!!!) я вскочила от шума за дверью и поняла, что... спала! Как же могло, случится такое?!. Как я вообще могла уснуть??? Но видимо, наше несовершенное человеческое тело, в какие-то самые тяжкие жизненные моменты, не подчиняясь нашим желаниям, защищалось само, чтобы выжить. Вот так и я, не в силах переносить более страдания, просто «ушла» в покой, чтобы спасти свою умирающую душу. А теперь уже было поздно – за мной пришли, чтобы проводить меня на казнь моего отца...
Утро было светлое и ясное. По чистому голубому небу высоко плыли кудрявые белые облака, солнце вставало победно, радостно и ярко. День обещал быть чудесным и солнечным, как сама наступающая весна! И среди всей этой свежей, пробуждавшейся жизни, только моя измученная душа корчилась и стонала, погрузившись в глубокую, холодную, беспросветную тьму...
Посередине залитой солнцем небольшой площади, куда меня привёз крытый экипаж, высился заранее сложенный, «готовый к употреблению», огромный костёр... Внутренне содрогаясь, я смотрела на него, не в состоянии отвести глаза. Мужество покидало меня, заставляя, боятся. Я не желала видеть происходящее. Оно обещало быть ужасным...
Площадь постепенно заполнялась хмурыми, заспанными людьми. Их, только проснувшихся, заставляли смотреть чужую смерть, и это не доставляло им слишком большого удовольствия... Рим давно перестал наслаждаться кострами инквизиции. Если в начале кого-то ещё интересовали чужие муки, то теперь, несколько лет спустя, люди боялись, что завтра на костре мог оказаться любой из них. И коренные римляне, пытаясь избежать неприятностей, покидали свой родной город... Покидали Рим. С начала правления Караффы в городе оставалось всего лишь около половины жителей. В нём, по возможности, не желал оставаться ни один более или менее нормальный человек. И это легко было понять – Караффа не считался ни с кем. Будь то простой человек или принц королевской крови (а иногда даже и кардинал его святейшей церкви!..) – Папу не останавливало ничто. Люди для него не имели ни ценности, ни значения. Они были всего лишь угодны или не угодны его «святому» взору, ну, а остальное уже решалось предельно просто – «не угодный» человек шёл на костёр, а его богатство пополняло казну его любимой, святейшей церкви...
Вдруг я почувствовала мягкое прикосновение – это был отец!.. Стоя, уже привязанным, у кошмарного столба, он ласково прощался со мной...
– Я ухожу, доченька... Будь сильной. Это всего лишь переход – я не почувствую боли. Он просто хочет сломать тебя, не позволяй ему, радость моя!.. Мы скоро встретимся, ты ведь знаешь. Там больше не будет боли. Там будет только свет...
Как бы мне не было больно, я смотрела на него, не опуская глаз. Он снова помогал мне выстоять. Как когда-то давно, когда я была совсем ещё малышкой и мысленно искала его поддержку... Мне хотелось кричать, но душа молчала. Будто в ней не было больше чувств, будто она была мертва.
Палач привычно подошёл к костру, поднося смертоносное пламя. Он делал это так же легко и просто, как если бы зажигал в тот момент у себя в доме уютный очаг...
Сердце дико рванулось и застыло... зная, что именно сейчас отец будет уходить... Не выдержав более, я мысленно закричала ему:
– Отец, подумай!.. Ещё не поздно! Ты ведь можешь уйти «дуновением»! Он никогда не сможет найти тебя!.. Прошу тебя, отец!!!..
Но он лишь грустно покачал головой...
– Если я уйду – он возьмётся за Анну. А она не сможет «уйти». Прощай, доченька... Прощай родная... Помни – я буду всегда с тобой. Мне пора. Прощай, радость моя....
Вокруг отца засверкал яркий сияющий «столб», светившийся чистым, голубоватым светом. Этот чудесный свет объял его физическое тело, как бы прощаясь с ним. Появилась яркая, полупрозрачная, золотистая сущность, которая светло и ласково улыбалась мне... Я поняла – это и был конец. Отец уходил от меня навсегда... Его сущность начала медленно подниматься вверх... И сверкающий канал, вспыхнув голубоватыми искорками, закрылся. Всё было кончено... Моего чудесного, доброго отца, моего лучшего друга, с нами больше не было...
Его «пустое» физическое тело поникло, безвольно повиснув на верёвках... Достойная и Честная Земная Жизнь оборвалась, подчиняясь бессмысленному приказу сумасшедшего человека...
Почувствовав чьё-то знакомое присутствие, я тут же обернулась – рядом стоял Север.