Ананьи

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Город
Ананьи
Anagni
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Страна
Италия
Провинция
Координаты
[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%90%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D1%8C%D0%B8&params=41_45_0_N_13_9_0_E_type:city_scale:100000 41°45′00″ с. ш. 13°09′00″ в. д. / 41.75000° с. ш. 13.15000° в. д. / 41.75000; 13.15000[//maps.google.com/maps?ll=41.75000,13.15000&q=41.75000,13.15000&spn=0.1,0.1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=41.75000&mlon=13.15000&zoom=12 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=13.15000,41.75000&pt=13.15000,41.75000&spn=0.1,0.1&l=sat,skl (Я)]Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%90%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D1%8C%D0%B8&params=41_45_0_N_13_9_0_E_type:city_scale:100000 41°45′00″ с. ш. 13°09′00″ в. д. / 41.75000° с. ш. 13.15000° в. д. / 41.75000; 13.15000[//maps.google.com/maps?ll=41.75000,13.15000&q=41.75000,13.15000&spn=0.1,0.1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=41.75000&mlon=13.15000&zoom=12 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=13.15000,41.75000&pt=13.15000,41.75000&spn=0.1,0.1&l=sat,skl (Я)]
Глава
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Основан
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Первое упоминание
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Площадь
113 км²
Высота центра
424 м
Официальный язык
Население
19 253 человек (2004)
Плотность
171 чел./км²
Названия жителей
anagnini
Часовой пояс
Телефонный код
+39 00775
Почтовый индекс
3012
Код ISTAT
060006
Официальный сайт

[http://www.comune.anagni.fr.it/ comune.anagni.fr.it]  (итал.)</div>

Ошибка выражения: неожидаемый оператор <

Ошибка выражения: неожидаемый оператор <

Ана́ньи (итал. Anagni) — древний город и коммуна в Лацио (центр Италии), в горах на юго-востоке Рима. Это исторический центр Чочарии.







География

Ананьи на сегодняшний день – это маленький средневековый городок, который находится на вершине холма (475 метров над уровнем моря), с маленькими извилистыми улочками и крутыми переулками. Он окружен мощными стенами, которые сохранились со времен Рима.

До построенной площади сначала стоял акрополь (северо-западная зона с Кафедральным Собором, воротами Туфоли и площадью Данте), который частично защищали стены в opus quasi-quadratum (почти квадратной постройке). Под господством Рима изменялась карта древнего города: он расширялся под охраной стен Сервия Туллия, сделанных из каменных блоков с чередующимися рядами, которые датируются III веком до н. э. Большую часть стен реставрировали и восстанавливали в первом тысячелетии н. э.; но самая значительная реконструкция была в XVI веке.

Город делится на 8 районов: Кастелло, Торре, Тривьо, Туфоли, Пищина, Колле Санта Анжело, Валле Санта Андреа и Церера.

Покровителем города почитается святой Магн, празднование 19 августа.

История

Предыстория и древняя эпоха

Первые человеческие поселения датируются более чем 700 000 лет назад, благодаря находкам фрагментов ручной работы палеозойской эры; хотя в исторических рукописях (Ливия, Вергилия, Сервия, Силия) Ананьи упоминаются лишь единожды, но город уже входил в размах деятельности римлян. На раскопках в Фонтане Рануччио были найдены окаменелости костей и кремни, а также два коренных зуба современного человека и резцы древнего прямоходящего человека.

Людей, обитавших в этих краях, называли герниками. Они были мигрантами с аньенской долины, потомками марсов или сабинов. Истоки названия народа уходят к марсийскому herna (камень), что означает: «Те, которые живут в каменных горах». Только два слова остались из их языка: samentum (кусочек кожи жертвы) и buttutti (одна из похоронных песен).

Ананьи имел большое значение, он был духовным центром герников. Город был средоточием храмов и святилищ, в котором хорошо сохранились полотняные своды законов с сакральными этрусскими документами, датируемые 2 веком нашей эры современников императора Марка Аврелия. В одном из этих документов остался один уцелевший Liber Linteus.

Последние археологические исследования показали культурные и экономические отношения между герниками и этрусками примерно в 7 веке до нашей эры, возможно, это был коммерческий центр, который вел торговые дела с Великой Грецией. Предполагается, что у подножия гор, на которых стоит город, был так называемый Морской Круг, где герниканские города Aletrium (Алатри), Capitulum (Пильо), Verulae (Вероли) и Ferentinum (Ферентино) объединились под руководством Anagnia (Ананьи). Там они проводили сакральные и политические собрания, пока римляне под предлогом якобы предательства герниканско-римского альянса, не напали на Ананьи, разгромили «Конфедерацию Герники» и аннулировали Конфедерацию в 306 г. до нашей эры.

Ананьи объединились с Римом в борьбе с Вольски, который потом превратился в sine suffragio, город без права голоса, хоть и сохранив свою религиозную независимость и стратегическую значимость.

Во времена Империи Ананьи часто становился императорской резиденцией. Здесь римские императоры, в особенности Марк Аврелий, Септимий Север, Коммод и Каракалла, спасались от жары, которая летом становилась просто невыносимой в Риме. К концу римской империи глубокий политический и экономический кризис привел к падению роста численности населения Ананьи. Пригородные зоны, через которые во время римской эпохи проходили важные пути стали заброшенными; слаборазвитые части города перестали существовать; растительность постепенно охватила несколько районов, что доказывается тем фактом, что в 10-м веке внутренняя зона Ананьи называлась Civitas Vetus (Старый Город).

Средневековье

Начиная с 5 века, Ананьи был центром важной католической епархии. В 9 веке на руинах храма, посвященного богине Церере, был построен первый кафедральный собор. В 10 веке духовенство завоевало аграрные владения и позволило простым феодалам возделывать на земле, делать постройки для своих крестьян и всячески поддерживало экономический и демографический рост.

В течение 10-11 вв. город усилил свою связь с папским правлением: папы фактически переехали в старую столицу Герники, в более безопасное и благополучное место по сравнению с Римом, в котором часто случались вспышки эпидемии. Поэтому несмотря на распри в городе, Ананьи остался предан Римской церкви, став одним из любимых резиденций пап в 12 и 13 вв.

За эти два века произошло несколько инцидентов в городе, связанных с борьбой между папством и империей, в том числе и значительные политические события. В 1122 г. Каликст II поставил папскую буллу на Вормсском конкордате; в 1159 г. Адриан IV вступил на престол во время осады Кремы, легатов Милана, Брешии и Пьяченцы (здание Гражданского Дворца было передано послу Брешии, архитектору Якобу да Исео). В 1160 г. Александр III отлучил от церкви Фридриха Барбароссу в Кафедральном соборе; в 1176 г. После Битвы при Леньяно тот же папа получил императорские легаты, с которыми он разработал Pactum Anagninum («Соглашение Ананьи»), предварительное перемирие, которое было подписано в Венеции в 1177 г.

Файл:Anagni06.jpg
Средневековый дворец в Ананьи.

13 век олицетворял настоящий золотой период города: за 100 лет в Ананьи посвятили четырёх пап в христианство, три из них члены семьи Конти. Первым взошедшим на папский трон был Лотарий Конти, который как и Иннокентий III (1198—1216), был одним из выдающихся людей своего века, вместе с Фридрихом II, с которым он помогал коронации Императора Германии и Святым Франциском, с которым он утвердил первое правило. Иннокентию III была выдана честь создать, закончить и закрепить пункты теократической доктрины, по принципу абсолютного правила: каждая земная сила исходит от Папы. Он умер в 1216 г., оставив после себя самую могущественную церковь за всю историю.

Попытки Иннокентия III были поддержаны Григорием IX, который был членом могущественной семьи Конти ди Ананьи. 2 сентября 1227 в Кафедральном Соборе Ананьи он отлучил от церкви Императора Фридриха II, который остановил крестовый поход, который он же и начал. Прошла пышная церемония, на которой факелы сначала зажгли, потом встряхнули, бросили на землю и в конце были затушены прелатами.

В сентябре 1230 после перемирия Григорий IX принимал в гостях Фридриха II в Ананьи, который тем временем мог завоевать без кровопролития только лишь посредством своего дипломатического таланта Иерусалим и Назарет.

Во время своего папства Александру IV (1254—1261), родственнику Григория IX и третьему папе Ананьи, пришлось столкнуться с экклезиологическим спором, начатым между Университетом Парижа и Нищенствующим орденом. Зачинщик спора, Уильям Сен-Амур, опубликовал противонищенствующий памфлет, De periculis novissimorum temporum (Об опасности последних дней) между осенью 1255 и весной 1256 гг. Александр прилюдно осудил рукопись в Ананьи 5 октября 1256 г. В 1255 г. Клара Ассизская была официально канонизирована в Ананьи.

В 1265 г. местный капитул римской провинции Ананьи Доминиканского ордена назначил Фому Аквинского в качестве университетского преподавателя[1], таким образом изменив имеющееся studium conventuale в римском монастыре Санта-Сабина на первый орденский studium provinciale, который стал новшеством на курсе философии (studia philosophiae). Это studium был предшественником Колледжа Сен-Томаса 16 века в Санта-Мария-сопра-Минерва и Папском университете святого Фомы Аквинского, Angelicum[2]

Беспредел Ананьи

Слово Ананьи во многом ассоциируется с делами Бонифация VIII, четвёртым Папой города, членом могущественной семьи Каэтани. После мрачного громкого отречения Целестина V, против его избрания выступили французские кардиналы и могущественная семья Колонна.

В 1300 г. Бонифаций VIII в зените карьеры папства, отпраздновал юбилей и основал первый римский университет. Попав в сильный конфликт с Королём Франции, Филиппом Красивым, который установил налоги на французское духовенство, Бонифаций VIII выпустил известную Буллу Unam Sanctam в 1302 г., которая предоставляла Папе абсолютную верховную власть по всей земле против короля. Спор дошёл до того, что Филип Красивый послал стражу для ареста Папы, с целью убрать Бонифация с его должности с помощью главного Совета.

7 сентября 1303 г. референты короля Гийом де Ногаре и Шарра Колонна отправили конную и пешую артиллерию из двух тысяч солдат. Они вместе с местными жителями атаковали дворцы папства и его племянника в папской резиденции в Ананьи; это вошло в историю под печальным названием «Беспредел Ананьи». Прислуга Папы и его любимый племянник Франческо вскоре спасались бегом; только испанцы Педро Родригес и Кардинал Санта-Сабина остались на его стороне до конца.

Дворец был разграблен, а на Бонифация было совершенно покушение (Ногарет помешал Шарре Колонна убить папу). Но Бонифаций все ещё оставался объектом агрессии, и его держали под замком три дня без воды и еды. Горожане в конце концов выгнали мародеров, и Бонифаций простил тех, кто взял его в плен. Он вернулся в Рим 13 сентября 1303 г.

Согласно легенде, Шарра Колонна ударил Папу латной рукавицей: эпизод впоследствии вошёл в историю Италии под названием Schiaffo di Anagni ("Пощечина Ананьи"). Вопиющее заточение Папы вдохновило Данте Алигьери на написание отрывка в Божественной комедии (Чистилище, песнь XX, vv. 85-93), Но я страшнее вижу злодеянье:/ Христос в своём наместнике пленён,/ И торжествуют лилии в Ананье/ Я вижу — вновь людьми поруган он,/ И желчь и уксус пьёт, как древле было,/ И средь живых разбойников казнён. Жители Ананьи восстали против вторженцев и освободили Бонифация.

Несмотря на стоицизм, Бонифация потряс инцидент. Старый понтифик после пережитого подцепил горячку и умер в Риме 11 октября 1303 г. В книге Загадка XIV века Барбара Такман заявила, что его ближайшие советники позже утверждали бы, что он умер от «глубокого горя».

После смерти Бонифация VIII, и величие, и мечты о всевластии семьи Каэтани развалились, и доктрина о папской теократии потеряла свою непоколебимость навсегда.

Перевод папского суда в Авиньон было знаменательно для Ананьи, так как начался долгий период упадка, который продолжался весь 15-й век. В 1348 г. город был разгромлен войсками герцогаВернера фон Урслингена.

Новое и новейшее время

В 1556 г. Ананьи стал полем боя в конфликте между Павлом IV и королём Филипп II, когда он был осажден испанской армией под предводительством Герцога Альбы. После артиллерийского обстрела войска папы отступили, и испанцы разграбили город.

Урон, нанесенный городу, в частности городским стенам усугубился, когда проводились работы по его укреплению в 1564 г. под влиянием Пия IV. Примерно в 1579 г. начался короткий период процветания благодаря Кардиналу Бенедитто Ломелино, епископу и управляющему города.

Были сделаны работы по восстановлению архитектуры, средневековых построек и отделочные работы. Примерно в 1633 г. начали проводиться грандиозные архитектурные и городские реконструкции. Работы касающиеся церковных зданий, которые сохранились по нынешний день в Ананьи, очень занимательны. Новые архитектурные законы, которые, однако, не затронули готические элементы в римском стиле можно проследить в преобразившихся зданиях. Также были реконструированы древние знатные поместья с великолепными фасадами, а к концу 19 века уровень культуры снова возрос благодаря улучшению благосостояния. Фактически в этот период начали появляться институты и конгрегации, которые вместе с различными школами сделали Ананьи немаловажным центром обучения благодаря сохранившейся культурной традиции.

В 1890 г. при Королеве был открыт Национальный Образовательный Пансионат Королевы Маргарет для девочек-сирот.

В 1897 г. был также открыт Иезуит Кольехио Леоньяно, названный в честь понтифика Льва XIII. В конце 1930 г. был построен Пансион Принца Пьемонта для сыновей персонала местных органов.

Со времен Второй Мировой Войны, в Ананьи резко возросла индустриальная промышленность, которая улучшила местную экономику, но в ущерб окружающей среде, культуре и традициям Ананьи.

Ананьи был также летней резиденцией пап до недавнего времени. Он был как сейчас Кастель-Гандольфо на Альбанских холмах.

Файл:Anagni ekron.jpg
"Библейский ковчег в Экроне" (1225 г.) в крипте собора.
Файл:Palazzo dei papi,Anagni.JPG
Дворец Пап в Ананьи.
Файл:Anagni03.jpg
Фасад церкви Св. Джованни.

Основные достопримечательности

Собор

Собор Ананьи, посвященный Св. Марии в романском стиле был построен в 1071-1105 гг., в середине 13 века добавились элементы готического стиля. Самая большая достопримечательность собора – крипта с могилой св. Магнуса Ананьинского, самого главного святого Ананьи и св. Секундина Ананьнского. Все стены и потолок покрыты фресками, они являются самыми лучшими работами романского/византийского искусства в Италии и стали единственным в своем роде иконографическим рисунком с элементами натурфилософией, святыми, Апокалипсисом и ветхозаветным ковчегом[3]. Нетронутые полы косматеско сохранились в отличном состоянии.

На том же уровне, что и крипта находится оратория Святого Томаса также полностью украшенная фресками, но она не так хорошо сохранившаяся, как крипта. В музее находится рака Св. Бекета (примерно одна из 48, но самая примечательная) и то, что называют митра Бекета. У западной стены стоит статуя того же времени Бонифация VIII, которая смотрит на Пьяццу Инноченцо III.

Другие

  • Дворец папы (или Дворец Бонифация VIII), зал знаменитой «пощечины».
  • Дворец Коммуны, построенный брешским архитектором Якобом да Исео в 1163 году. Он сделан из двух строений, соединенных портиком, на котором держится огромный Sala della Ragione («Зал Разума»). Фасад украшен гербами семей Орсини и Каэтани.
  • Casa Gigli, средневековое строение, которое реставрировал шведский художник Альберт Барнеков в 19 веке.

На юге города находится императорская вилла Villa Magna, построенная Антонином Пием, где обосновался консорциум, объединяющий Университет Пенсильвании, Британскую Школу в Риме и Soprintendenza ai Beni Archeologici del Lazio, который начал проводить раскопки в 2006 году. Эти раскопки, продолжавшиеся в 2007 и 2008 гг. открыли великолепно украшенное здание, посвященное виноделию, а также руины мужского монастыря Св. Пьетро в Villamagna.

Язык и диалект

Язык или диалект Ананьи (называется Ананьино) можно отнести к Северному Чочаро. Определенные артикли: Ju-муж. род ед. числа (произносится как ю), La – жен. род ед. числа, Ji – муж. род мн. число (произносится как йи) и Le – жен. род мн. число (произносится как лэй). Неопределенные артикли: nu – муж. род и na – жен. род. Во множественном числе гласные звуки на конце всегда произносятся и зачастую в единственном числе (по сравнению с Южным Чочаро и неаполитанским, где гласные звуки в конце слова обычно смазаны и стерты). Для тех, кто знает итальянский, ананьинский диалект сохранил использование «u» как в латинском; к примеру, вместо итальянского con (с), в жители Ананьи используют cu, от латинского cum. Есть много различий между итальянским и ананьинским. К примеру, исчезли некоторые буквы n, l, и r, обычно присутствующие в итальянском. Для историков-лингвистов диалект особенно важен для изучения древнероманских итальянских языков, а также формирование итальянского. Как и в итальянском v произносится как u; к примеру, vino (вино по-итальянски), на ананьинском uino. На сегодняшний день стандартный итальянский был подвержен влиянию немецкого, французского, арабского, греческого и испанского, в то время как ананьинский диалект и другие языки в центре Италии (на юге Рима, западе Апеннин и севере Кампании) гораздо больше похожи на латинский и древнеитальянский благодаря незначительной колонизации иностранцев.

Герб

На гербе Ананьи нарисован лев, а над ним орёл и буквы S.P.Q.A. Герб символизирует объединение сил Ананьи и Римской Империи в 306 до н. э. Лев символизирует коренных герников, а орёл надо львом символизирует победу римлян над герниками. Буквы S.P.Q.A. означают Senatus Populusque Anagninus («Сенат и Жители Ананьи»). Эта фраза появилась после древнего акронима, созданного для Рима Senatus Populusque Romanus, («Сенат и Жители Рима»). Два ключа над головой орла означают папскую историю города. Императорская корона на верху герба и императорская мантия означает, что Ананьи был знаменитой и важной и значительной резиденцией Римских Императоров. Надпись на латинском HERNICA SAXA COLVNT QVOS DIVES ANAGNIA PASCIT.

Соседние коммуны

Города-побратимы

Напишите отзыв о статье "Ананьи"

Примечания

  1. [http://www.corpusthomisticum.org/a65.html Acta Capitulorum Provincialium, Provinciae Romanae Ordinis Praedicatorum, 1265, n. 12], in Corpus Thomisticum, Accessed 4-8-2011 «Fr. Thome de Aquino iniungimus in remissionem peccatorum quod teneat studium Rome, et volumus quod fratribus qui stant secum ad studendum provideatur in necessariis vestimentis a conventibus de quorum predicatione traxerunt originem. Si autem illi studentes inventi fuerint negligentes in studio, damus potestatem fr. Thome quod ad conventus suos possit eos remittere»
  2. [http://books.google.com/books?id=bK9axCYcbFIC&pg=PA279#v=onepage&q&f=false Marian Michèle Mulchahey, «First the bow is bent in study»: Dominican education before 1350, 1998, p. 278—279.] Accessed 6-30-2011
  3. J. Ainaud, Romanesque Painting. (London, 1963) p. 10 & Plates 23–27

Источники

  • Cantor Norman F. The Civilization of the Middle Ages. — 1993.
  • [http://icarus.umkc.edu/sandbox/perseus/pecs/page.265.a.php Richard Stillwell, ed. Princeton Encyclopaedia of Classical Sites, 1976:] "Anagnia (Anagni), Italy"
  • De Magistris Alessandro. La Istoria della Città di Anagni.

Ссылки

  • [http://www.comune.anagni.fr.it/ Официальный веб-сайт]  (итал.)
  • [http://www.cittadianagni.it/ Город Ананьи ]  (итал.)  (англ.)
  • [http://www.digilander.libero.it/AnagniOnLine/ AnagniOnLine – История, рецепты, диалект]  (англ.)


Отрывок, характеризующий Ананьи

– Как не будет?!.. Мы же все в месте? Мы должны быть в месте!!! Разве нет?.. – не сдавалась маленькая Катя.
Я поняла, что отцу будет весьма сложно как-то доступно объяснить этому маленькому человечку – своей дочурке – что жизнь для них сильно изменилась и возврата в старый мир не будет, как бы ей этого не хотелось... Отец сам был в совершенном шоке и, по-моему, не меньше дочери нуждался в утешении. Лучше всех пока держался мальчик, хотя я прекрасно видела, что ему также было очень и очень страшно. Всё произошло слишком неожиданно, и никто из них не был к этому готов. Но, видимо, у мальчонки сработал какой-то «инстинкт мужественности», когда он увидел своего «большого и сильного» папу в таком растерянном состоянии, и он, бедняжка, чисто по мужски, перенял «бразды правления» из рук растерявшегося отца в свои маленькие, трясущиеся детские руки...
До этого я никогда не видела людей (кроме моего дедушки) в настоящий момент их смерти. И именно в тот злосчастный вечер я поняла, какими беспомощными и неподготовленными люди встречают момент своего перехода в другой мир!.. Наверное страх чего-то совершенно им неизвестного, а также вид своего тела со стороны (но уже без их в нём присутствия!), создавал настоящий шок ничего об этом не подозревавшим, но, к сожалению, уже «уходящим» людям.
– Папа, папа, смотри – они нас увозят, и маму тоже! Как же мы теперь её найдём?!..
Малышка «трясла» отца за рукав, пытаясь обратить на себя его внимание, но он всё ещё находился где-то «между мирами» и никакого внимания на неё не обращал... Я была очень удивлена и даже разочарована таким недостойным поведением её отца. Каким бы испуганным он не был, у его ног стоял малюсенький человечек – его крохотная дочурка, в глазах которой он был «самым сильным и самым лучшим» папой на свете, в чьём участии и поддержке она в данный момент очень нуждалась. И до такой степени раскисать в её присутствии, по моему понятию, он просто не имел никакого права...
Я видела, что эти бедные дети совершенно не представляют, что же им теперь делать и куда идти. Честно говоря, такого понятия не имела и я. Но кому-то надо было что-то делать и я решила опять вмешаться в может быть совершенно не моё дело, но я просто не могла за всем этим спокойно наблюдать.
– Простите меня, как вас зовут? – тихо спросила у отца я.
Этот простой вопрос вывел его из «ступора», в который он «ушёл с головой», будучи не в состоянии вернуться обратно. Очень удивлённо уставившись на меня, он растерянно произнёс:
– Валерий... А откуда взялась ты?!... Ты тоже погибла? Почему ты нас слышишь?
Я была очень рада, что удалось как-то его вернуть и тут же ответила:
– Нет, я не погибла, я просто шла мимо когда всё это случилось. Но я могу вас слышать и с вами говорить. Если вы конечно этого захотите.
Тут уже они все на меня удивлённо уставились...
– А почему же ты живая, если можешь нас слышать? – поинтересовалась малышка.
Я только собралась ей ответить, как вдруг неожиданно появилась молодая темноволосая женщина, и, не успев ничего сказать, опять исчезла.
– Мама, мама, а вот и ты!!! – счастливо закричала Катя. – Я же говорила, что она придёт, говорила же!!!
Я поняла, что жизнь женщины видимо в данный момент «висит на волоске», и её сущность на какое-то мгновение просто оказалась вышибленной из своего физического тела.
– Ну и где же она?!.. – расстроилась Катя. – Она же только что здесь была!..
Девочка видимо очень устала от такого огромного наплыва самых разных эмоций, и её личико стало очень бледным, беспомощным и печальным... Она крепко-накрепко вцепилась в руку своему брату, как будто ища у него поддержки, и тихо прошептала:
– И все вокруг нас не видят... Что же это такое, папа?..
Она вдруг стала похожа на маленькую, грустную старушечку, которая в полной растерянности смотрит своими чистыми глазами на такой знакомый белый свет, и никак не может понять – куда же теперь ей идти, где же теперь её мама, и где теперь её дом?.. Она поворачивалась то к своему грустному брату, то к одиноко стоявшему и, казалось бы, полностью ко всему безразличному отцу. Но ни один из них не имел ответа на её простой детский вопрос и бедной девчушке вдруг стало по-настоящему очень страшно....
– А ты с нами побудешь? – смотря на меня своими большими глазёнками, жалобно спросила она.
– Ну, конечно побуду, если ты этого хочешь, – тут же заверила я.
И мне очень захотелось её крепко по-дружески обнять, чтобы хоть чуточку согреть её маленькое и такое испуганное сердечко...
– Кто ты, девочка? – неожиданно спросил отец. – Просто человек, только немножко «другой», – чуть смутившись ответила я. – Я могу слышать и видеть тех, кто «ушёл»... как вот вы сейчас.
– Мы ведь умерли, правда? – уже спокойнее спросил он.
– Да, – честно ответила я.
– И что же теперь с нами будет?
– Вы будете жить, только уже в другом мире. И он не такой уж плохой, поверьте!.. Просто вам надо к нему привыкнуть и полюбить.
– А разве после смерти ЖИВУТ?.. – всё ещё не веря, спрашивал отец.
– Живут. Но уже не здесь, – ответила я. – Вы чувствуете всё так же, как раньше, но это уже другой, не ваш привычный мир. Ваша жена ещё находится там, так же, как и я. Но вы уже перешли «границу» и теперь вы на другой стороне, – не зная, как точнее объяснить, пыталась «достучаться» до него я.
– А она тоже когда-нибудь к нам придёт? – вдруг спросила девчушка.
– Когда-нибудь, да, – ответила я.
– Ну, тогда я её подожду – уверенно заявила довольная малышка. – И мы опять будем все вместе, правда, папа? Ты же хочешь чтобы мама опять была с нами, правда ведь?..
Её огромные серые глаза сияли, как звёздочки, в надежде, что её любимая мама в один прекрасный день тоже будет здесь, в её новом мире, даже не понимая, что этот ЕЁ теперешний мир для мамы будет не более и не менее, как просто смерть...
И, как оказалось, долго малышке ждать не пришлось... Её любимая мама появилась опять... Она была очень печальной и чуточку растерянной, но держалась намного лучше, чем до дикости перепуганный отец, который сейчас уже, к моей искренней радости, понемножку приходил в себя.
Интересно то, что за время моего общение с таким огромным количеством сущностей умерших, я почти с уверенностью могла бы сказать, что женщины принимали «шок смерти» намного увереннее и спокойнее, чем это делали мужчины. Я тогда ещё не могла понять причины этого любопытного наблюдения, но точно знала, что это именно так. Возможно, они глубже и тяжелее переносили боль вины за оставленных ими в «живом» мире детей, или за ту боль, которую их смерть приносила родным и близким. Но именно страх смерти у большинства из них (в отличии от мужчин) почти что начисто отсутствовал. Могло ли это в какой-то мере объясняться тем, что они сами дарили самое ценное, что имелось на нашей земле – человеческую жизнь? Ответа на этот вопрос тогда ещё у меня, к сожалению, не было...
– Мамочка, мама! А они говорили, что ты ещё долго не придёшь! А ты уже здесь!!! Я же знала, что ты нас не оставишь! – верещала маленькая Катя, задыхаясь от восторга. – Теперь мы опять все вместе и теперь будет всё хорошо!
И как же грустно было наблюдать, как вся эта милая дружная семья старалась уберечь свою маленькую дочь и сестру от сознания того, что это совсем не так уж и хорошо, что они опять все вместе, и что ни у одного из них, к сожалению, уже не осталось ни малейшего шанса на свою оставшуюся непрожитую жизнь... И что каждый из них искренне предпочёл бы, чтобы хоть кто-то из их семьи остался бы в живых... А маленькая Катя всё ещё что-то невинно и счастливо лопотала, радуясь, что опять они все одна семья и опять совершенно «всё хорошо»...
Мама печально улыбалась, стараясь показать, что она тоже рада и счастлива... а душа её, как раненная птица, криком кричала о её несчастных, так мало проживших малышах...
Вдруг она как бы «отделила» своего мужа и себя от детей какой-то прозрачной «стеной» и, смотря прямо на него, нежно коснулась его щеки.
– Валерий, пожалуйста, посмотри на меня – тихо проговорила женщина. – Что же мы будем делать?.. Это ведь смерть, правда, же?
Он поднял на неё свои большие серые глаза, в которых плескалась такая смертельная тоска, что теперь уже мне вместо него захотелось по-волчьи завыть, потому что принимать всё это в душу было почти невозможно...
– Как же могло произойти такое?.. За что же им-то?!.. – опять спросила Валерия жена. – Что же нам теперь делать, скажи?
Но он ничего не мог ей ответить, ни, тем более, что-то предложить. Он просто был мёртв, и о том, что бывает «после», к сожалению, ничего не знал, так же, как и все остальные люди, жившие в то «тёмное» время, когда всем и каждому тяжелейшим «молотом лжи» буквально вбивалось в голову, что «после» уже ничего больше нет и, что человеческая жизнь кончается в этот скорбный и страшный момент физической смерти...
– Папа, мама, и куда мы теперь пойдём? – жизнерадостно спросила девчушка. Казалось, теперь, когда все были в сборе, она была опять полностью счастлива и готова была продолжать свою жизнь даже в таком незнакомом для неё существовании.
– Ой, мамочка, а моя ручка прошла через скамейку!!! А как же теперь мне сесть?.. – удивилась малышка.
Но не успела мама ответить, как вдруг прямо над ними воздух засверкал всеми цветами радуги и начал сгущаться, превращаясь в изумительной красоты голубой канал, очень похожий на тот, который я видела во время моего неудачного «купания» в нашей реке. Канал сверкал и переливался тысячами звёздочек и всё плотнее и плотнее окутывал остолбеневшую семью.
– Я не знаю кто ты, девочка, но ты что-то знаешь об этом – неожиданно обратилась ко мне мать. – Скажи, мы должны туда идти?
– Боюсь, что да, – как можно спокойнее ответила я. – Это ваш новый мир, в котором вы будете жить. И он очень красивый. Он понравится вам.
Мне было чуточку грустно, что они уходят так скоро, но я понимала, что так будет лучше, и, что они не успеют даже по настоящему пожалеть о потерянном, так как им сразу же придётся принимать свой новый мир и свою новую жизнь...
– Ой, мамочка, мама, как красиво!!! Почти, как Новый Год!.. Видас, Видас, правда красиво?! – счастливо лепетала малышка. – Ну, пойдём-те же, пойдёмте, чего же вы ждёте!
Мама грустно мне улыбнулась и ласково сказала:
– Прощай, девочка. Кто бы ты ни была – счастья тебе в этом мире...
И, обняв своих малышей, повернулась к светящемуся каналу. Все они, кроме маленькой Кати, были очень грустными и явно сильно волновались. Им приходилось оставлять всё, что было так привычно и так хорошо знакомо, и «идти» неизвестно куда. И, к сожалению, никакого выбора у них в данной ситуации не было...
Вдруг в середине светящегося канала уплотнилась светящаяся женская фигура и начала плавно приближаться к сбившемуся «в кучку» ошарашенному семейству.
– Алиса?.. – неуверенно произнесла мать, пристально всматриваясь в новую гостью.
Сущность улыбаясь протянула руки к женщине, как бы приглашая в свои объятия.
– Алиса, это правда ты?!..
– Вот мы и встретились, родная, – произнесло светящее существо. – Неужели вы все?.. Ох, как жаль!.. Рано им пока... Как жаль...
– Мамочка, мама, кто это? – шёпотом спросила ошарашенная ма-лышка. – Какая она красивая!.. Кто это, мама?
– Это твоя тётя, милая, – ласково ответила мать.
– Тётя?! Ой как хорошо – новая тётя!!! А она кто? – не унималась любопытная девчушка.
– Она моя сестра, Алиса. Ты её никогда не видела. Она ушла в этот «другой» мир когда тебя ещё не было.
– Ну, тогда это было очень давно, – уверенно констатировала «неоспоримый факт» маленькая Катя...
Светящаяся «тётя» грустно улыбалась, наблюдая свою жизнерадостную и ничего плохого в этой новой жизненной ситуации не подозревавшую маленькую племянницу. А та себе весело подпрыгивала на одной ножке, пробуя своё необычное «новое тело» и, оставшись им совершенно довольной, вопросительно уставилась на взрослых, ожидая, когда же они наконец-то пойдут в тот необыкновенный светящийся их «новый мир»... Она казалась опять совершенно счастливой, так как вся её семья была здесь, что означало – у них «всё прекрасно» и не надо ни о чём больше волноваться... Её крошечный детский мирок был опять привычно защищён любимыми ею людьми и она больше не должна была думать о том, что же с ними такое сегодня случилось и просто ждала, что там будет дальше.
Алиса очень внимательно на меня посмотрела и ласково произнесла:
– А тебе ещё рано, девочка, у тебя ещё долгий путь впереди...
Светящийся голубой канал всё ещё сверкал и переливался, но мне вдруг показалось, что свечение стало слабее, и как бы отвечая на мою мысль, «тётя» произнесла:
– Нам уже пора, родные мои. Этот мир вам уже больше не нужен...
Она приняла их всех в свои объятия (чему я на мгновение удивилась, так как она как бы вдруг стала больше) и светящийся канал исчез вместе с милой девочкой Катей и всей её чудесной семьёй... Стало пусто и грустно, как будто я опять потеряла кого-то близкого, как это случалось почти всегда после новой встречи с «уходящими»...
– Девочка, с тобой всё в порядке? – услышала я чей-то встревоженный голос.
Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием.
Вечер был таким же чудесным и тёплым, и вокруг всё оставалось точно так же, как было всего лишь какой-то час назад... только мне уже не хотелось больше гулять.
Чьи-то хрупкие, хорошие жизни только что так легко оборвавшись, белым облачком улетели в другой мир, и мне стало вдруг очень печально, как будто вместе с ними улетела капелька моей одинокой души... Очень хотелось верить, что милая девочка Катя обретёт хоть какое-то счастье в ожидании своего возвращения «домой»... И было искренне жаль всех тех, кто не имел приходящих «тётей», чтобы хоть чуточку облегчить свой страх, и кто в ужасе метался уходя в тот дугой, незнакомый и пугающий мир, даже не представляя, что их там ждёт, и не веря, что это всё ещё продолжается их «драгоценная и единственная» ЖИЗНЬ...

Незаметно летели дни. Проходили недели. Понемногу я стала привыкать к своим необычным каждодневным визитёрам... Ведь все, даже самые неординарные события, которые мы воспринимаем в начале чуть ли не как чудо, становятся обычным явлениям, если они повторяются регулярно. Вот так и мои чудесные «гости», которые в начале меня так сильно изумляли, стали для меня уже почти что обычным явлением, в которое я честно вкладывала часть своего сердца и готова была отдать намного больше, если только это могло бы кому-то помочь. Но невозможно было вобрать в себя всю ту нескончаемую людскую боль, не захлебнувшись ею и не разрушив при этом себя саму. Поэтому я стала намного осторожнее и старалась помогать уже не открывая при этом все «шлюзы» своих бушующих эмоций, а пыталась оставаться как можно более спокойной и, к своему величайшему удивлению, очень скоро заметила, что именно таким образом я могу намного больше и эффективнее помочь, совершенно при этом не уставая и тратя на всё это намного меньше своих жизненных сил.
Казалось бы, моё сердце давно должно было бы «замкнуться», окунувшись в такой «водопад» человеческой грусти и тоски, но видимо радость за наконец-то обретённый столь желанный покой тех, кому удавалось помочь, намного превышала любую грусть, и мне хотелось делать это без конца, насколько тогда хватало моих, к сожалению, всего лишь ещё детских, сил.
Так я продолжала непрерывно с кем-то беседовать, кого-то где-то искать, кому-то что-то доказывать, кого-то в чём-то убеждать, а если удавалось, кого-то даже и успокаивать…
Все «случаи» были чем-то друг на друга похожи, и все они состояли из одинаковых желаний «исправить» что-то, что в «прошедшей» жизни не успели прожить или сделать правильно. Но иногда случалось и что-то не совсем обычное и яркое, что накрепко отпечатывалось в моей памяти, заставляя снова и снова к этому возвращаться…
В момент «ихнего» появления я спокойно сидела у окна и рисовала розы для моего школьного домашнего задания. Как вдруг очень чётко услышала тоненький, но очень настойчивый детский голосок, который почему-то шёпотом произнёс:
– Мама, мамочка, ну, пожалуйста! Мы только попробуем… Я тебе обещаю… Давай попробуем?..
Воздух посередине комнаты уплотнился, и появились две, очень похожие друг на друга, сущности, как потом выяснилось – мама и её маленькая дочь. Я ждала молча, удивлённо за ними наблюдая, так как до сих пор ко мне всегда приходили исключительно по одному. Поэтому, вначале я подумала, что одна из них вероятнее всего должна быть такая же, как я – живая. Но никак не могла определить – которая, так как, по моему восприятию, живых среди этих двух не было...
Женщина всё молчала, и девочка, видимо не выдержав дольше, чуть-чуть до неё дотронувшись, тихонько прошептала:
– Мама!..
Но никакой реакции не последовало. Мать казалась абсолютно ко всему безразличной, и лишь рядом звучавший тоненький детский голосок иногда способен был вырвать её на какое-то время из этого жуткого оцепенения и зажечь маленькую искорку в, казалось, навсегда погасших зелёных глазах...
Девочка же наоборот – была весёлой и очень подвижной и, казалось, чувствовала себя совершенно счастливой в том мире, в котором она в данный момент обитала.
Я никак не могла понять, что же здесь не так и старалась держаться как можно спокойнее, чтобы не спугнуть своих странных гостей.
– Мама, мама, ну говори же!!! – видно опять не выдержала девчушка.
На вид ей было не больше пяти-шести лет, но главенствующей в этой странной компании, видимо, была именно она. Женщина же всё время молчала.
Я решила попробовать «растопить лёд» и как можно ласковее спросила:
– Скажите, могу ли я вам чем-то помочь?
Женщина грустно на меня посмотрела и наконец-то проговорила:
– Разве мне можно помочь? Я убила свою дочь!..
У меня мурашки поползли по коже от такого признания. Но девочку это, видимо, абсолютно не смутило и она спокойно произнесла:
– Это неправда, мама.
– А как же было на самом деле? – осторожно спросила я.
– На нас наехала страшно большая машина, а мама была за рулём. Она думает, что это её вина, что она не могла меня спасти. – Тоном маленького профессора терпеливо объяснила девочка. – И вот теперь мама не хочет жить даже здесь, а я не могу ей доказать, как сильно она мне нужна.
– И что бы ты хотела, чтобы сделала я? – спросила я её.
– Пожалуйста, не могла бы ты попросить моего папу, чтобы он перестал маму во всём обвинять? – вдруг очень грустно спросила девочка. – Я очень здесь с ней счастлива, а когда мы ходим посмотреть на папу, она потом надолго становится такой, как сейчас…
И тут я поняла, что отец видимо очень любил эту малышку и, не имея другой возможности излить куда-то свою боль, во всём случившимся обвинял её мать.
– Хотите ли вы этого также? – мягко спросила у женщины я.
Она лишь грустно кивнула и опять намертво замкнулась в своём скорбном мире, не пуская туда никого, включая и так беспокоившуюся за неё маленькую дочь.






Источник — «http://o-ili-v.ru/wiki/index.php?title=Ананьи&oldid=79741618»