Английский язык

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Английский язык
Самоназвание:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страны:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Регионы:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Официальный статус:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Регулирующая организация:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Общее число говорящих:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Рейтинг:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Статус:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Вымер:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Классификация
Категория:

???

Ошибка Lua в Модуль:WikidataTree на строке 115: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Письменность:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

ISO 639-1:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

ISO 639-2:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

ISO 639-3:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

См. также: Проект:Лингвистика
Файл:Anglospeak(800px).png
Распространение английского языка[1]:
     Страны, где английский язык является официальным либо языком большинства населения      Страны, где английский язык является одним из официальных, но не является языком большинства населения

Англи́йский язы́к (самоназвание — English, the English language) — язык англо-фризской подгруппы западной группы германской ветви индоевропейской языковой семьи.

Появившись в раннем Средневековье как язык части германских племён, вторгшихся в заселённую кельтами Британию после ухода из неё римлян, он стал родным для большинства населения Великобритании, а затем, с территориальным ростом владений Британской империи, распространился в Азию, Африку, Северную Америку и Австралию. Даже после приобретения фактической независимости большинством бывших британских колоний английский язык остался там либо родным языком большей части населения (как в США, Канады, Австралии, Новой Зеландии), либо одним из официальных языков (как в Индии, Нигерии).

Английский язык является важнейшим языком международного общения, торговли, сотрудничества и бизнеса[2], что объясняется колониальной политикой Британской империи в XIX веке и мировым влиянием Соединённых Штатов Америки в настоящее время[3]. Имеется значительное разнообразие диалектов и говоров.









Лингвогеография

Файл:Knowledge of English EU map.svg
Карта знания английского языка в Евросоюзе

Английский язык — родной для около 335 млн (2003 год), третий родной язык в мире после китайского и испанского[4][5], в целом же говорящих (включая второй язык) — свыше 1.3 млрд человек (2007). Один из шести официальных и рабочих языков ООН.

Английский язык является официальным в 54[6] странах — Великобритании[7], США (официальный язык тридцати одного штата), Австралии, один из официальных языков Ирландии (наряду с ирландским), Канады (наряду с французским) и Мальты (вместе с мальтийским), Новой Зеландии (наряду с маори и жестовым). Используется в качестве официального в некоторых государствах Азии (Индия, Пакистан и других) и Африки (в основном это бывшие колонии Британской империи, входящие в Содружество наций), при этом большинство населения этих стран являются носителями других языков. Говорящих на английском языке в лингвистике называют англофонами; особенно этот термин распространён в Канаде (в том числе в политическом контексте, где англофоны в некоторых отношениях противопоставляются франкофонам).

Диалекты

У английского языка множество диалектов. Их разнообразие в Великобритании значительно более велико, чем в США, где основой литературной нормы до середины XX века являлся средне-атлантический (Mid-Atlantic) диалект. С 50-х годов XX века господствующая роль в США перешла к средне-западному (Mid-Western) диалекту.

В работах современных исследователей отмечается значительная вариативность английского языка в современном мире. Брадж Качру[en] и Дэвид Кристал выделяют три концентрически расходящихся из одной точки круга стран его распространения. В первый, внутренний, входят страны с издавна преобладающим числом носителей английского как родного; во второй — страны Британского содружества, где он является одним из официальных, не являясь родным для большинства населения, и третий, расширяющийся на остальные страны, где английский становится языком межгосударственного общения, в том числе научного. Распространение английского языка на всё новые территории и сферы человеческой деятельности вызывает в современном мире неоднозначную реакцию[8].

Англия

Шотландия, Уэльс и Ирландия

Северная Америка

Индия

Индийский вариант английского языка является одним из крупнейших в мире по числу носителей. Он, в свою очередь, распадается на диалекты, важнейшими из которых являются:

  • Standard Indian English — используется в федеральных СМИ Индии, практически совпадает с хинглишем
  • Хинглиш — диалект, на котором говорят в основном люди, родным языком которых является хинди
  • Пенджабский английский
  • Ассамский английский
  • Тамильский английский

Иные

Псевдодиалекты

История

Предок современного английского языка — древнеанглийский язык — выделился в дописьменный период своей истории из среды германских языков, сохранив с ними много общего как в лексике, так и в грамматическом строе. В более раннюю эпоху сами древние германцы выделились из индоевропейской культурно-языковой общности, включавшей предков современных народов, говорящих на индоиранских — (индийских, иранских) и европейских (кельтских, романских, германских, балтийских и славянских) языках. И германские языки сохранили древние пласты общеиндоевропейской лексики, претерпевшей в них закономерные (законы Гримма и Вернера) исторические изменения, продолжившиеся и в английском после приобретения им самостоятельности. Так, к общеиндоевропейской лексике традиционно относят термины родства и количественные числительные.

Примеры сохранившейся общеиндоевропейской лексики[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Английский языкОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Английский языкОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Английский язык[источник не указан 1120 дней]:

  • латинское pater «отец» с переходом звука [p] в [f] в германских языках соответствует немецкому Vater [fater] и английскому father; soror «сестра» — Schwester — sister.
  • латинское unus «один» — немецкое ein — английское an / one.

Примеры общегерманской лексики[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Английский языкОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Английский языкОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Английский язык[источник не указан 1120 дней]:

  • Немецкое Haus «дом» — английское house,
  • Немецкое Hand «кисть руки» — английское hand.

Принято делить историю английского языка на следующие периоды: древнеанглийский (450—1066 гг., год завоевания Англии норманнами), среднеанглийский (1066—1500), новоанглийский (с 1500 г. до нашего времени). Некоторые лингвисты выделяют также ранненовоанглийский (англ.) период (конец XV -середина XVII вв.)[9].

Древнеанглийский период

Родоначальники нынешних англичан — германские племена англов, саксов и ютов, — переселились на Британские острова в середине V века. В эту эпоху их язык был близок к нижненемецкому и фризскому, но в последующем своём развитии он далеко отошёл от других германских языков. В течение древнеанглийского периода англо-саксонский язык (так многие исследователи называют древнеанглийский язык) изменяется мало, не отступая от линии развития германских языков, если не считать расширения словаря.

Переселившиеся в Великобританию англо-саксы вступили в жестокую борьбу с коренным местным населением — кельтами. Это соприкосновение с кельтами почти не повлияло ни на структуру древнеанглийского языка, ни на его словарь. Не больше восьмидесяти кельтских слов сохранилось в памятниках древнеанглийского языка. Среди них:

  • слова, связанные с культом: cromlech — кромлех (постройки друидов), coronach — древнее шотландское погребальное причитание;
  • слова военного характера: javelin — копьё, pibroch — военная песня;
  • названия животных: hog — свинья.

Некоторые из этих слов прочно обосновались в языке и употребляются поныне, например: tory ‘член консервативной партии’ — по-ирландски значило ‘разбойник’, clan — племя, whisky — виски. Некоторые из этих слов стали международным достоянием, например: виски, плед, клан. Такое слабое влияние кельтского на древнеанглийский язык можно объяснить культурной слабостью кельтов по сравнению с победителями англо-саксами. Влияние римлян, владевших частью территории Британии в течение 400 лет, значительнее. Латинские слова входили в древнеанглийский язык в несколько этапов. Во-первых, часть латинизмов была воспринята германоязычным населением севера континентальной Европы ещё до переселения части германцев на Британские острова. В их числе:

  • street — от лат. strata via ‘прямая, мощёная дорога’;
  • wall — от лат. vallum, стена;
  • wine — от лат. vinumвино’.

Ещё часть — непосредственно после переселения англо-саксов: таковы названия местностей, например:

  • Chester, Gloucester, Lancaster — от лат. castrum ‘военный лагерь’, или
  • Lincoln, Colches — от лат. colonia ‘колония’,
  • Port-Smouth, Devonport — от лат. portus ‘гавань’ и ряд других.

Латинскими по происхождению оказываются и названия многих видов еды и одежды:

  • butter — греко-латинское butyrum ‘масло’,
  • cheese — лат. caseus ‘сыр’,
  • pall — лат. pallium ‘плащ’;

названия ряда культурных или используемых в хозяйстве растений:

  • pear — лат. pira ‘груша’,
  • peach — лат. persica ‘персик’.

Ещё один слой латинских слов относится к эпохе проникновения в Британию христианства. Таких слов около 150. Эти слова также глубоко вошли в язык и стали его частью наряду с коренными германскими словами. Таковы прежде всего термины, непосредственно относящиеся к церкви:

  • apostle — греко-лат. apostolus ‘апостол’,
  • bishop — греко-лат. episcopus ‘епископ’,
  • cloister — лат. claustrum ‘монастырь’.

Эпоха набегов, а потом и временного завоевания Британии викингами (790—1042) даёт древнеанглийскому языку значительное количество общеупотребительных скандинавских по происхождению слов, таких как: call — называть, cast — бросать, die — умирать, take — брать, ugly — безобразный, ill — больной. Характерно и заимствование грамматических слов, например both — оба, same — тот же, they — они, their — их и др. В конце этого периода постепенно начинает проявляться процесс огромной важности — отмирание флексии. Не исключено, некоторую роль в этом сыграло фактическое двуязычие части английской территории, находившейся под датским управлением: языковое смешение привело к обычным последствиям — упрощению грамматического строя и морфологии. Характерно, что флексия начинает раньше исчезать именно на севере Британии — области «Датского права».

Среднеанглийский период

Следующий период в развитии английского языка охватывает время с 1066 по 1485 годы. Вторжение феодалов-норманнов в 1066 году ввело в древнеанглийский язык новый могучий лексический пласт так называемых норманизмов — слов, восходящих к норманно-французскому диалекту старофранцузского языка, на котором говорили завоеватели. Долгое время норманно-французский оставался в Англии языком церкви, управления и высших классов. Но завоеватели были слишком немногочисленны, чтобы навязать стране свой язык в неизмененном виде. Постепенно средние и мелкие землевладельцы, принадлежавшие в сравнительно большей степени к коренному населению страны — англо-саксам, приобретают большее значение. Вместо господства норманно-французского языка постепенно складывается своеобразный «языковый компромисс», результатом которого становится язык, приближающийся к тому, который мы называем английским. Но норманно-французский язык господствующего класса отступал медленно: только в 1362 году английский язык был введён в судопроизводство, в 1385 году было прекращено преподавание на норманно-французском языке, и его заменил английский язык, а с 1483 года и парламентские законы стали издаваться на английском языке. Хотя основа английского языка осталась германской, но он включил в свой состав такое огромное количество (см. ниже) старофранцузских слов, что стал языком смешанным. Процесс проникновения старофранцузских слов продолжается до конца среднеанглийского периода, но пика достигает в промежутке между 1250 и 1400 годами[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Английский языкОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Английский языкОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Английский язык[источник не указан 1120 дней].

Как и следовало ожидать, к старофранцузскому восходят (за исключением исконно германских king — король, queen — королева и немногих других) подавляющее большинство слов, относящихся к управлению государством:

  • reign — царствовать, government — правительство, crown — корона, state — государство и т. д.;

большинство титулов знати:

  • duke — герцог,
  • peer — пэр;

слова, относящиеся к военному делу:

  • army — армия,
  • peace — мир,
  • battle — битва,
  • soldier — солдат,
  • general — генерал,
  • captain — капитан,
  • enemy — неприятель;

термины суда:

  • judge — судья,
  • court — суд,
  • crime — преступление;

церковные термины:

  • service — служба (церковная),
  • parish — приход.

Очень показательно, что слова, имеющие отношение к торговле и промышленности, — старофранцузского происхождения, а названия простых ремёсел — германские. Пример первых: commerce — торговля, industry — промышленность, merchant — купец. Не менее показательны для истории английского языка два ряда слов, отмеченных ещё Вальтером Скоттом в его романе «Айвенго»:

названия живых животных — германские:

названия же мяса этих животных заимствованы из старофранцузского:

  • beef (совр.фр. le bœuf) — говядина,
  • veal (совр.фр. le veau) — телятина,
  • mutton (совр.фр. le mouton) — баранина,
  • pork (совр.фр. le porc) — свинина
и т. д.

Грамматическое строение языка претерпевает в этот период дальнейшие изменения: именные и глагольные окончания сначала подвергаются смешению, ослабевают, а затем, к концу этого периода почти совершенно исчезают. В прилагательных появляются, наряду с простыми способами образования степеней сравнения, новые аналитические, посредством прибавления к прилагательному слов more ‘более’ и most ‘больше всего’. К концу этого периода (1400—1483) относится в стране победа над другими английскими диалектами диалекта лондонского. Этот диалект возник на основе слияния и развития южных и центральных диалектов. В фонетике происходит так называемый Великий сдвиг гласных.

В результате миграции в 1169 году части британцев на территорию ирландского графства Уэксфорд самостоятельно развивался язык йола, исчезнувший в середине XIX века.

Новоанглийский период

Файл:Hamlet First Quarto first page (1603).jpg
Первая страница пьесы Уильяма Шекспира «Гамлет» на английском языке

Период последующего развития английского языка, к которому принадлежит и состояние языка современной Англии, начинается в конце XV века. С развитием книгопечатания и массовым распространением книг происходит закрепление нормативного книжного языка, фонетика и разговорный язык продолжают изменяться, постепенно отдаляясь от словарных норм. Важным этапом развития английского языка стало образование в британских колониях диаспоральных диалектов.

Письменность

Письменность древних германцев была рунической; на основе латинского алфавита существует с VII века (в раннем Средневековье использовались добавочные буквы, но они вышли из употребления). Современный английский алфавит содержит 26 букв.

Орфография английского языка считается одной из самых трудных для изучения среди индоевропейских. Отражая сравнительно верно английскую речь периода Возрождения, она совершенно не соответствует современной устной речи британцев, американцев, австралийцев и других носителей языка. Большое количество слов в письменном виде включает буквы, не произносящиеся при чтении, и, наоборот, многие произносимые звуки не имеют графических эквивалентов. Так называемые «правила чтения» ограничены таким высоким процентом исключений, что теряют всякий практический смысл. Учащемуся приходится изучать написание или чтение почти каждого нового слова, в связи с чем в словарях принято указывать транскрипцию каждого слова. Известный лингвист Макс Мюллер назвал английскую орфографию «национальным бедствием».

Пунктуация является одной из самых простых. Между британским английским и американским английским имеется ряд отличий и в пунктуации. Так, к примеру, при вежливой форме обращения на письме в Великобритании точка после Mr, Mrs или Dr не ставится, в отличие от США, где напишут Mr. Jackson вместо Mr Jackson. Есть также различие в форме кавычек: американцы употребляют двойной апостроф ‘‘…’’, а британцы одинарный ‘…’, более активное употребление в американском серийной запятой и т. д.

Передача англоязычных имён и названий в русском тексте определяется довольно сложной системой правил, компромиссных между фонетической и орфографической системами, подробнее см. в статье «Англо-русская практическая транскрипция». Множество имён и названий, однако, передаются по традиции, архаично, в частичном или полном противоречии этим правилам.

Лингвистическая характеристика

Фонетика

Если взять за единицу сравнения так называемое стандартное произношение английского языка в Англии, государствах Содружества и США, не учитывая особенностей современных диалектов и наречий США и Англии, можно отметить:

Морфология

В современном английском языке полностью отсутствует склонение (исключение составляют некоторые местоимения). Количество форм глаголов составляет четыре или пять (в зависимости от взгляда на форму 3-го лица единственного числа с окончанием -s: её можно считать отдельной глагольной формой или вариантом настоящего времени), это компенсируется разветвлённой системой аналитических форм.

Твёрдый порядок слов, приобретающий, как и в других аналитических языках, синтаксическое значение, делает возможным, и даже порой необходимым, уничтожение формально-звуковых различий между частями речи: «she prefers to name him by his name» — «она предпочитает называть его по имени». В первом случае «[to] name» — глагол «называть», а во втором «name» — существительное со значением «имя». Такой переход (превращение одной части речи в другую без внешних изменений) называется в лингвистике конверсией.

Характерные случаи конверсии:

  • Существительное становится глаголом: «water» — «вода» и «to water» — «поливать»; «wire» — «проволока» и «to wire» — «телеграфировать»; «love» — «любовь» и «to love» — «любить»;
  • Прилагательное становится глаголом: «master» — «искусный, квалифицированный, профессиональный» и «to master» — «овладеть в совершенстве»;
  • Наречие становится глаголом: «down» — «вниз» и «to down» — «спустить»;
  • Междометие становится глаголом: «shush!» — «шшш!» (призыв к тишине) и «to shush» — глагол во фразе «Simon shushed him quickly as though he had spoken too loudly in church», «шикнуть»;
  • Глагол становится существительным: «to run» — «бежать» и «the run» — «пробежка», «забег»; «to smell» — «обонять», «пахнуть» и «the smell» — «запах»;
  • Существительное становится прилагательным: «winter» — «зима» и «winter month» — зимний месяц;
  • Наречие становится прилагательным: «above» — «над» и «the above remark» — «вышеуказанное замечание».

Глагол

Каждый английский глагол имеет четыре основные словоформы:

  1. форма инфинитива, infinitive: to go = «идти, ходить, пойти»;
  2. форма прошедшего неопределённого времени, past indefinite: went = «пошёл»;
  3. форма причастия прошедшего времени, past participle — выполняет функции страдательного причастия или причастия глагола совершенного вида: gone = «ушедший»;
  4. форма причастия настоящего времени, present participle/gerund — выполняет функции действительного причастия, деепричастия или отглагольного существительного (герундия): going = «идущий», «шедший», «идя», «хождение».

Английские глаголы слабо изменяются по лицам, большинство из них только принимают окончание -s в третьем лице единственного числа.

Хотя большинство глаголов образуют формы прошедшего времени правильным способом — с помощью суффикса -ed (work: worked; worked), существует значительное количество неправильных глаголов, использующих супплетивы (go: went; gone).

Система спряжения глаголов по временам составляется аналитическим способом: к одной из этих четырёх форм основного глагола присоединяются соответствующие формы двух вспомогательных глаголов to be («быть») и to have («иметь»).

Исходя из его аналитичности в английском языке насчитывают[10] в общей сложности 12 грамматических времён или видовременных форм. Три основных времени, как и в русском языке, — это настоящее (present), прошедшее (past) и будущее (future; иногда отдельно рассматривают также форму будущего в условном наклонении, используемую при согласовании времён в сложных предложениях, — т. н. «будущее в прошедшем», future in the past). Каждое из этих времён может иметь четыре вида:

  1. простое, или неопределённое (simple, indefinite),
  2. длительное, или продолженное (continuous, progressive),
  3. совершённое (perfect),
  4. совершённое длительное (perfect continuous/perfect progressive).

Соединяясь, эти грамматические категории образуют такие видово-временные формы, как, например, простое настоящее (present simple) или будущее совершённое длительное (future perfect progressive).

Синтаксис

Порядок слов в предложении в основном строгий (в простых повествовательных предложениях это «подлежащее — сказуемое — дополнение»). Нарушение этого порядка, так называемая инверсия, встречается в английском языке (кроме вопросительных оборотов, которые обычны) реже, чем в родственных ему германских языках. Если, например, в немецком языке инвертированное предложение лишь меняет логическое ударение в нём, то в английском инверсия придаёт предложению более эмоциональное звучание.

  • Для повествовательного предложения (как утвердительного, так и отрицательного) характерен прямой (The Direct Order of Words) порядок слов:
    (обстоятельство времени) — подлежащее — сказуемое — прямое дополнение (без предлога) — косвенное дополнение (с предлогом) — обстоятельства — обстоятельство времени, места или образа действия.
  • Для общего вопросительного предложения (General Questions) характерен инверсный (The Inverted Order of Words) порядок слов:
глагол (обычно вспомогательный) — подлежащее — смысловой глагол — второстепенные члены предложения.
Исключение составляют вопросительные предложения к повествовательным предложениям с to be (быть) и модальными глаголами (can — мочь, уметь, may — быть возможным или дозволенным, dare — сметь). В таких случаях при вопрошении этот глагол, будучи смысловым, просто ставится перед подлежащим: Is she a student? Can he drive?
  • Для вопросительного предложения со специальным вопросом (Special Questions) характерно то, что на первом месте всегда стоит вопросительное слово (например, who, whom, what, whose, which, where, when, why, how). Причём, если вопрос обращён к подлежащему или его определению, то далее в предложении порядок слов прямой. Если же вопрос обращён к любому другому члену предложения, кроме подлежащего или его определения, то далее порядок слов в предложении обратный.

Лексика

В лексике по её происхождению выделяются древнейший индоевропейский пласт, затем общегерманская лексика, появившаяся после отделения германских племен от остальных индоевропейцев, собственно английская лексика последующих периодов и заимствования, проникавшие в язык несколькими волнами (грецизмы и латинизмы в научной и религиозной (христианство) сферах, заимствования из старофранцузского времен норманнского завоевания).

Английский язык обладает громадным лексическим богатством: полный словарь Уэбстера насчитывает около 425 000 слов. Это лексическое богатство по своей этимологии распределяется примерно следующим образом: слов германского происхождения — 30 %, слов латинско-французского происхождения — 55 %, слов древнегреческого, итальянского, испанского, португальского, голландского, немецкого и т. п. происхождения — 15 %. Иначе обстоит дело, если от слов, заключающихся в словаре, обратиться к словарю живому. Относительно устного словаря можно строить только предположения, для словаря же речи письменной такая работа в отношении некоторых писателей уже проведена.

Средняя длина слов

Одна из характернейших особенностей английского языка — короткое слово.

Результат подсчёта числа односложных слов в отрывках:

Автор Общее число слов Односложных слов в %%
Маколей 150 102 112,5 54 75 53
Диккенс 174 123 126 76 72,5 61,8
Шелли 136 102 103 68 76 66,8
Теннисон 248 162 199 113 82,4 70

Первые вертикальные ряды — результат подсчёта всех слов, вторые — результат подсчёта, при котором повторяющиеся слова считаются за одно.

Уже из этой таблицы видно, что короткое слово в английском языке преобладает, однако есть и длинные слова, например, individualisation и даже antiestablishmentarianism (самым длинным в английском языке словом считается honorificabilitudinitatibus — 27 букв[11]). Но таких слов в языке сравнительно немного, а главное — они редко встречаются в речи. Односложные и вообще короткие слова — чаще германского происхождения, а длинные — французского и латинского. В разговорном языке, жаргоне, в стихотворной речи коротких слов больше, чем в научной прозе и публицистике.

Слова английского языка стали короче в связи с двумя процессами, один из которых, полностью охвативший язык, — это отпадение окончаний. Этот процесс превратил синтетический древнеанглийский язык в почти чисто аналитический новоанглийский. Разительным примером подобных сокращений может служить древнее готское слово «habaidedeima», сопоставленное с имеющим то же значение английским словом «had» — «имел». Другой процесс захватывает только часть лексики английского языка — это приобретение заимствованными словами более сильного германского ударения. При этом слова сокращаются, как описано ниже.

  1. Отпадает один или больше начальных слогов: «vanguard» — из старого французского «avant-guarde» — «авангард». Иногда изменённое слово сосуществует в языке вместе с более поздним, не изменённым заимствованием, и они приобретают различные значения: «history» — «история» и «story» — «рассказ».
  2. Выпадает слог в середине слова: «fantasy» даёт «fancy» — «фантазия».

Разное

  • В американской индустрии развлечений стандартным считается среднезападный акцент американского английского[12].
  • В британском английском всё ещё можно определить, к какому классу относится говорящий, по его лексике.
  • В американском варианте современного английского языка альвеолярные [t], [d], [s], [z] переходят в пост-альвеолярные [t͡ʃ], [d͡ʒ], [ʃ], [ʒ] перед [j] на стыках слов в разговорной речи: hit you [hɪt͡ʃjə], heard you [hərd͡ʒjə], miss you [mɪʃjə], lose you [luʒjə]. Полностью о процессе смягчения согласных в разных языках см. статью Палатализация.

См. также

В Викисловаре список слов английского языка содержится в категории «Английский язык»

Напишите отзыв о статье "Английский язык"

Примечания

  1. См. также более подробные [http://rusrep.ru/article/2011/03/16/science_map/ данные на март 2011 г.]
  2. [http://miresperanto.com/pri_angla/angla_kiel_universala.htm Английский Как Универсальный Международный Язык]
  3. [http://www.nplanet.ru/articlein1.html Почему английский стал языком международного общения?]
  4. [http://www.ethnologue.com/language/eng Карточка английского языка в базе Ethnologue] (англ.)
  5. [http://www.ethnologue.com/statistics/size Summary by language size] (англ.)
  6. [https://www.ncsu.edu/grad/handbook/docs/official_language_english.htm Countries with English as an Official Language and the Language of Instruction in Higher Education]
  7. [http://thecommonwealth.org/our-member-countries/united-kingdom Member Countries of Commonwealth: United Kingdom] (англ.). Official Cite of the Commonwealth. Проверено 25 апреля 2014.
  8. [http://www.academia.edu/5055609/Брадж_Б._Качру_Мировые_варианты_английского_языка_агония_и_экстаз_перевод_Т.А._Иванковой {{{заглавие}}}].
  9. e.g. Río-Rey, Carmen (2002-10-09). «[http://journals.cambridge.org/action/displayAbstract?aid=124085 Subject control and coreference in Early Modern English free adjuncts and absolutes]». English Language and Linguistics (Cambridge University Press) 6 (2): 309–323. Проверено 2009-03-12.
  10. [https://en.oxforddictionaries.com/grammar/verb-tenses Oxford Living Dictionaries. Verb tenses]
  11. Матвеев С. А., Реальный самоучитель. Вся английская грамматика за 4 недели, Владимир, 2010, с. 250
  12. [http://www.bbc.co.uk/russian/learning_english/2012/10/121018_fantasy_movies_uk_accent.shtml Би-Би-Си: «Зачем фильмам фэнтези британский акцент?»]

Литература

  • Левицкий А. Э., Славова Л. Л. Сравнительная типология русского и английского языков: Учебное пособие. — Житомир: Изд-во ЖДУ, 2005. — 204 с .
  • Левицкий А. Э., Славова Л. Л. Сравнительная типология русского и английского языков: Учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений / Мин-во образования и науки Украины, Житомирский гос. ун-т им. И. Франко. — 2-е изд., исправ. и доп. — Киев: Освіта України, 2007. — 272 с. — 300 экз. — ISBN 966-8847-44-8 (ошибоч.).
  • Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.

В статье использован текст М. А. Солонино, перешедший в общественное достояние.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Английский язык


Версаль...

Потом опять появился Аксель. Только на этот раз он стоял у окна в какой-то очень красивой, богато обставленной комнате. А рядом с ним стояла та же самая «подруга его детства» Маргарита, которую мы видели с ним в самом начале. Только на этот раз вся её заносчивая холодность куда-то испарилась, а красивое лицо буквально дышало участием и болью. Аксель был смертельно бледным и, прижавшись лбом к оконному стеклу, с ужасом наблюдал за чем-то происходящим на улице... Он слышал шумевшую за окном толпу, и в ужасающем трансе громко повторял одни и те же слова:
– Душа моя, я так и не спас тебя... Прости меня, бедная моя... Помоги ей, дай ей сил вынести это, Господи!..
– Аксель, пожалуйста!.. Вы должны взять себя в руки ради неё. Ну, пожалуйста, будьте благоразумны! – с участием уговаривала его старая подруга.
– Благоразумие? О каком благоразумии вы говорите, Маргарита, когда весь мир сошёл с ума?!.. – закричал Аксель. – За что же её? За что?.. Что же такого она им сделала?!.
Маргарита развернула какой-то маленький листик бумаги и, видимо, не зная, как его успокоить, произнесла:
– Успокойтесь, милый Аксель, вот послушайте лучше:
– «Я люблю вас, мой друг... Не беспокойтесь за меня. Мне не достаёт лишь ваших писем. Возможно, нам не суждено свидеться вновь... Прощайте, самый любимый и самый любящий из людей...».
Это было последнее письмо королевы, которое Аксель прочитывал тысячи раз, но из чужих уст оно звучало почему-то ещё больнее...
– Что это? Что же там такое происходит? – не выдержала я.
– Это красивая королева умирает... Её сейчас казнят. – Грустно ответила Стелла.
– А почему мы не видим? – опять спросила я.
– О, ты не хочешь на это смотреть, верь мне. – Покачала головкой малышка. – Так жаль, она такая несчастная... Как же это несправедливо.
– Я бы всё-таки хотела увидеть... – попросила я.
– Ну, смотри... – грустно кивнула Стелла.
На огромной площади, битком набитой «взвинченным» народом, посередине зловеще возвышался эшафот... По маленьким, кривым ступенькам на него гордо поднималась смертельно бледная, очень худая и измученная, одетая в белое, женщина. Её коротко остриженные светлые волосы почти полностью скрывал скромный белый чепчик, а в усталых, покрасневших от слёз или бессонницы глазах отражалась глубокая беспросветная печаль...

Чуть покачиваясь, так как, из-за туго завязанных за спиной рук, ей было сложно держать равновесие, женщина кое-как поднялась на помост, всё ещё, из последних сил пытаясь держаться прямо и гордо. Она стояла и смотрела в толпу, не опуская глаз и не показывая, как же по-настоящему ей было до ужаса страшно... И не было никого вокруг, чей дружеский взгляд мог бы согреть последние минуты её жизни... Никого, кто своим теплом мог бы помочь ей выстоять этот ужасающий миг, когда её жизнь должна была таким жестоким путём покинуть её...
До этого бушевавшая, возбуждённая толпа вдруг неожиданно смолкла, как будто налетела на непреодолимое препятствие... Стоявшие в передних рядах женщины молча плакали. Худенькая фигурка на эшафоте подошла к плахе и чуть споткнувшись, больно упала на колени. На несколько коротких секунд она подняла к небу своё измученное, но уже умиротворённое близостью смерти лицо... глубоко вздохнула... и гордо посмотрев на палача, положила свою уставшую голову на плаху. Плачь становился громче, женщины закрывали детям глаза. Палач подошёл к гильотине....
– Господи! Нет!!! – душераздирающе закричал Аксель.
В тот же самый миг, в сером небе из-за туч вдруг выглянуло солнышко, будто освещая последний путь несчастной жертвы... Оно нежно коснулось её бледной, страшно исхудавшей щеки, как бы ласково говоря последнее земное «прости». На эшафоте ярко блеснуло – тяжёлый нож упал, разбрасывая яркие алые брызги... Толпа ахнула. Белокурая головка упала в корзину, всё было кончено... Красавица королева ушла туда, где не было больше боли, не было издевательств... Был только покой...

Вокруг стояла смертельная тишина. Больше не на что было смотреть...
Так умерла нежная и добрая королева, до самой последней минуты сумевшая стоять с гордо поднятой головой, которую потом так просто и безжалостно снёс тяжёлый нож кровавой гильотины...
Бледный, застывший, как мертвец, Аксель смотрел невидящими глазами в окно и, казалось, жизнь вытекала из него капля за каплей, мучительно медленно... Унося его душу далеко-далеко, чтобы там, в свете и тишине, навечно слиться с той, которую он так сильно и беззаветно любил...
– Бедная моя... Душа моя... Как же я не умер вместе с тобой?.. Всё теперь кончено для меня... – всё ещё стоя у окна, помертвевшими губами шептал Аксель.
Но «кончено» для него всё будет намного позже, через каких-нибудь двадцать долгих лет, и конец этот будет, опять же, не менее ужасным, чем у его незабвенной королевы...
– Хочешь смотреть дальше? – тихо спросила Стелла.
Я лишь кивнула, не в состоянии сказать ни слова.
Мы увидели уже другую, разбушевавшуюся, озверевшую толпу людей, а перед ней стоял всё тот же Аксель, только на этот раз действие происходило уже много лет спустя. Он был всё такой же красивый, только уже почти совсем седой, в какой-то великолепной, очень высокозначимой, военной форме, выглядел всё таким же подтянутым и стройным.

И вот, тот же блестящий, умнейший человек стоял перед какими-то полупьяными, озверевшими людьми и, безнадёжно пытаясь их перекричать, пытался что-то им объяснить... Но никто из собравшихся, к сожалению, слушать его не хотел... В бедного Акселя полетели камни, и толпа, гадкой руганью разжигая свою злость, начала нажимать. Он пытался от них отбиться, но его повалили на землю, стали зверски топтать ногами, срывать с него одежду... А какой-то верзила вдруг прыгнул ему на грудь, ломая рёбра, и не задумываясь, легко убил ударом сапога в висок. Обнажённое, изуродованное тело Акселя свалили на обочину дороги, и не нашлось никого, кто в тот момент захотел бы его, уже мёртвого, пожалеть... Вокруг была только довольно хохочущая, пьяная, возбуждённая толпа... которой просто нужно было выплеснуть на кого-то свою накопившуюся животную злость...
Чистая, исстрадавшаяся душа Акселя, наконец-то освободившись, улетела, чтобы соединиться с той, которая была его светлой и единственной любовью, и ждала его столько долгих лет...
Вот так, опять же, очень жестоко, закончил свою жизнь нам со Стеллой почти незнакомый, но ставший таким близким, человек, по имени Аксель, и... тот же самый маленький мальчик, который, прожив всего каких-то коротеньких пять лет, сумел совершить потрясающий и единственный в своей жизни подвиг, коим мог бы честно гордиться любой, живущий на земле взрослый человек...
– Какой ужас!.. – в шоке прошептала я. – За что его так?
– Не знаю... – тихо прошептала Стелла. – Люди почему-то были тогда очень злые, даже злее чем звери... Я очень много смотрела, чтобы понять, но не поняла... – покачала головкой малышка. – Они не слушали разум, а просто убивали. И всё красивое зачем-то порушили тоже...
– А как же дети Акселя или жена? – опомнившись после потрясения, спросила я.
– У него никогда не было жены – он всегда любил только свою королеву, – со слезами на глазах сказала малышка Стелла.

И тут, внезапно, у меня в голове как бы вспыхнула вспышка – я поняла кого мы со Стеллой только что видели и за кого так от души переживали!... Это была французская королева, Мария-Антуанетта, о трагической жизни которой мы очень недавно (и очень коротко!) проходили на уроке истории, и казнь которой наш учитель истории сильно одобрял, считая такой страшный конец очень «правильным и поучительным»... видимо потому, что он у нас в основном по истории преподавал «Коммунизм»...
Несмотря на грусть происшедшего, моя душа ликовала! Я просто не могла поверить в свалившееся на меня, неожиданное счастье!.. Ведь я столько времени этого ждала!.. Это был первый раз, когда я наконец-то увидела что-то реальное, что можно было легко проверить, и от такой неожиданности я чуть ли не запищала от охватившего меня щенячьего восторга!.. Конечно же, я так радовалась не потому, что не верила в то, что со мной постоянно происходило. Наоборот – я всегда знала, что всё со мной происходящее – реально. Но видимо мне, как и любому обычному человеку, и в особенности – ребёнку, всё-таки иногда нужно было какое-то, хотя бы простейшее подтверждение того, что я пока что ещё не схожу с ума, и что теперь могу сама себе доказать, что всё, со мной происходящее, не является просто моей больной фантазией или выдумкой, а реальным фактом, описанным или виденным другими людьми. Поэтому-то такое открытие для меня было настоящим праздником!..
Я уже заранее знала, что, как только вернусь домой, сразу же понесусь в городскую библиотеку, чтобы собрать всё, что только смогу найти про несчастную Марию-Антуанетту и не успокоюсь пока не найду хоть что-то, хоть какой-то факт, совпадающий с нашими видениями... Я нашла, к сожалению, всего лишь две малюсенькие книжечки, в которых описывалось не так уж и много фактов, но этого было вполне достаточно, потому что они полностью подтверждали точность виденного мною у Стеллы.
Вот то, что мне удалось тогда найти:
любимым человеком королевы был шведский граф, по имени Аксель Ферсен, который беззаветно любил её всю свою жизнь и никогда после её смерти не женился;
их прощание перед отъездом графа в Италию происходило в саду Маленького Трианона – любимого места Марии-Антуанетты – описание которого точно совпадало с увиденным нами;
бал в честь приезда шведского короля Густава, состоявшийся 21 июня, на котором все гости почему-то были одеты в белое;
попытка побега в зелёной карете, организованная Акселем (все остальные шесть попыток побега были также организованы Акселем, но ни одна из них, по тем или иным причинам, не удалась. Правда две из них провалились по желанию самой Марии-Антуанетты, так как королева не захотела бежать одна, оставив своих детей);
обезглавливание королевы проходило в полной тишине, вместо ожидавшегося «счастливого буйства» толпы;
за несколько секунд до удара палача, неожиданно выглянуло солнце...
последнее письмо королевы к графу Ферсену почти в точности воспроизведено в книге «Воспоминания графа Ферсена», и оно почти в точности повторяло нами услышанное, за исключением всего лишь нескольких слов.
Уже этих маленьких деталей хватило, чтобы я бросилась в бой с удесятерённой силой!.. Но это было уже потом... А тогда, чтобы не показаться смешной или бессердечной, я изо всех сил попыталась собраться и скрыть своей восторг по поводу моего чудесного «озарения». И чтобы развеять грустное Стеллино настроение, спросила:
– Тебе очень нравится королева?
– О да! Она добрая и такая красивая... И бедный наш «мальчик», он и здесь столько страдал...
Мне стало очень жаль эту чуткую, милую девчушку, которая, даже в своей смерти, так переживала за этих, совершенно +чужих и почти незнакомых ей людей, как не переживают очень многие за самых родных...
– Наверное в страдании есть какая-то доля мудрости, без которой мы бы не поняли, как дорога наша жизнь? – неуверенно сказала я.
– Вот! Это и бабушка тоже говорит! – обрадовалась девчушка. – Но если люди хотят только добра, то почему же они должны страдать?
– Может быть потому, что без боли и испытаний даже самые лучшие люди не поняли бы по-настоящему того же самого добра? – пошутила я.
Но Стелла почему-то совершенно не восприняла это, как шутку, а очень серьёзно сказала:
– Да, я думаю, ты права... А хочешь посмотреть, что стало с сыном Гарольда дальше? – уже веселее сказала она.
– О нет, пожалуй, больше не надо! – взмолилась я.
Стелла радостно засмеялась.
– Не бойся, на этот раз не будет беды, потому что он ещё живой!
– Как – живой? – удивилась я.
Тут же опять появилось новое видение и, продолжая меня несказанно удивлять, это уже оказался наш век (!), и даже наше время... У письменного стола сидел седой, очень приятный человек и о чём-то сосредоточенно думал. Вся комната была буквально забита книгами; они были везде – на столе, на полу, на полках, и даже на подоконнике. На маленькой софе сидел огромный пушистый кот и, не обращая никакого внимания на хозяина, сосредоточенно умывался большой, очень мягкой лапкой. Вся обстановка создавала впечатление «учёности» и уюта.
– Это, что – он живёт опять?.. – не поняла я.
Стелла кивнула.
– И это прямо сейчас? – не унималась я.
Девочка опять подтвердила кивком её милой рыжей головки.
– Гарольду наверное очень странно видеть своего сына таким другим?.. Как же ты нашла его опять?
– О, точно так же! Я просто «почувствовала» его «ключик» так, как учила бабушка. – Задумчиво произнесла Стелла. – После того, как Аксель умер, я искала его сущность по всем «этажам» и не могла найти. Тогда поискала среди живых – и он снова был там.
– И ты знаешь, кто он теперь, в этой жизни?
– Пока нет... Но обязательно узнаю. Я пыталась много раз к нему «достучаться», но он почему-то меня не слышит... Он всегда один и почти всё время со своими книгами. С ним только старая женщина, его прислуга и этот кот.
– Ну, а жена Гарольда? Её ты тоже нашла?– спросила я.
– Ой, конечно же! Жену ты знаешь – это моя бабушка!.. – лукаво улыбнулась Стелла.
Я застыла в настоящем шоке. Почему-то такой невероятный факт никак не хотел укладываться в моей ошарашенной голове...
– Бабушка?.. – только и смогла произнести я.
Стелла кивнула, очень довольная произведённым эффектом.
– Как же так? Поэтому она и помогла тебе их найти? Она знала?!.. – тысячи вопросов одновременно бешено крутились в моём взбудораженном мозгу, и мне казалось, что я никак не успею всего меня интересующего спросить. Я хотела знать ВСЁ! И в то же время прекрасно понимала, что «всего» мне никто не собирается говорить...
– Я наверное потому его и выбрала, что чувствовала что-то. – Задумчиво сказала Стелла. – А может это бабушка навела? Но она никогда не признается, – махнула рукой девчушка.
– А ОН?.. Он тоже знает? – только и смогла спросить я.
– Ну, конечно же! – рассмеялась Стелла. – А почему тебя это так удивляет?
– Просто она уже старенькая... Ему это должно быть тяжело, – не зная, как бы поточнее объяснить свои чувства и мысли, сказала я.
– О, нет! – опять засмеялась Стелла. – Он был рад! Очень-очень рад. Бабушка дала ему шанс! Никто бы не смог ему в этом помочь – а она смогла! И он увидел её опять... Ой, это было так здорово!
И тут только наконец-то я поняла, о чём она говорит... Видимо, бабушка Стеллы дала своему бывшему «рыцарю» тот шанс, о котором он так безнадёжно мечтал всю свою длинную, оставшуюся после физической смерти, жизнь. Ведь он так долго и упорно их искал, так безумно хотел найти, чтобы всего лишь один только раз мог сказать: как ужасно жалеет, что когда-то ушёл... что не смог защитить... что не смог показать, как сильно и беззаветно их любил... Ему было до смерти нужно, чтобы они постарались его понять и смогли бы как-то его простить, иначе ни в одном из миров ему незачем было жить...
И вот она, его милая и единственная жена, явилась ему такой, какой он помнил её всегда, и подарила ему чудесный шанс – подарила прощение, а тем же самым, подарила и жизнь...
Тут только я по-настоящему поняла, что имела в виду Стеллина бабушка, когда она говорила мне, как важен подаренный мною «ушедшим» такой шанс... Потому что, наверное, ничего страшнее на свете нет, чем остаться с не прощённой виной нанесённой обиды и боли тем, без кого не имела бы смысла вся наша прошедшая жизнь...
Я вдруг почувствовала себя очень усталой, как будто это интереснейшее, проведённое со Стеллой время отняло у меня последние капельки моих оставшихся сил... Я совершенно забыла, что это «интересное», как и всё интересное раньше, имело свою «цену», и поэтому, опять же, как и раньше, за сегодняшние «хождения», тоже приходилось платить... Просто все эти «просматривания» чужих жизней являлись огромной нагрузкой для моего бедного, ещё не привыкшего к этому, физического тела и, к моему великому сожалению, меня пока что хватало очень ненадолго...
– Ты не волнуйся, я тебя научу, как это делать! – как бы прочитав мои грустные мысли, весело сказала Стелла.
– Делать, что? – не поняла я.
– Ну, чтобы ты могла побыть со мной дольше. – Удивившись моему вопросу, ответила малышка. – Ты живая, поэтому тебе и сложно. А я тебя научу. Хочешь погулять, где живут «другие»? А Гарольд нас здесь подождёт. – Лукаво сморщив маленький носик, спросила девочка.
– Прямо сейчас? – очень неуверенно спросила я.
Она кивнула... и мы неожиданно куда-то «провалились», «просочившись» через мерцающую всеми цветами радуги «звёздную пыль», и оказались уже в другом, совершенно не похожем на предыдущий, «прозрачном» мире...
* * *

Ой, ангелы!!! Смотри, мамочка, Ангелы! – неожиданно пропищал рядом чей-то тоненький голосок.
Я ещё не могла очухаться от необычного «полёта», а Стелла уже мило щебетала что-то маленькой кругленькой девчушке.
– А если вы не ангелы, то почему вы так сверкаете?.. – искренне удивившись, спросила малышка, и тут же опять восторженно запищала: – Ой, ма-а-амочки! Какой же он красивый!..
Тут только мы заметили, что вместе с нами «провалилось» и последнее «произведение» Стеллы – её забавнейший красный «дракончик»...

Светлана в 10 лет

– Это... что-о это? – аж с придыхом спросила малышка. – А можно с ним поиграть?.. Он не обидится?
Мама видимо мысленно её строго одёрнула, потому что девочка вдруг очень расстроилась. На тёплые коричневые глазки навернулись слёзы и было видно, что ещё чуть-чуть – и они польются рекой.
– Только не надо плакать! – быстро попросила Стелла. – Хочешь, я тебе сделаю такого же?
У девочки мгновенно засветилась мордашка. Она схватила мать за руку и счастливо заверещала:
– Ты слышишь, мамочка, я ничего плохого не сделала и они на меня совсем не сердятся! А можно мне иметь такого тоже?.. Я, правда, буду очень хорошей! Я тебе очень-очень обещаю!
Мама смотрела на неё грустными глазами, стараясь решить, как бы правильнее ответить. А девочка неожиданно спросила:
– А вы не видели моего папу, добрые светящиеся девочки? Он с моим братиком куда-то исчез...
Стелла вопросительно на меня посмотрела. И я уже заранее знала, что она сейчас предложит...
– А хотите, мы их поищем? – как я и думала, спросила она.
– Мы уже искали, мы здесь давно. Но их нет. – Очень спокойно ответила женщина.
– А мы по-другому поищем, – улыбнулась Стелла. – Просто подумайте о них, чтобы мы смогли их увидеть, и мы их найдём.
Девочка смешно зажмурилась, видимо, очень стараясь мысленно создать картинку своего папы. Прошло несколько секунд...
– Мамочка, а как же так – я его не помню?.. – удивилась малышка.
Такое я слышала впервые и по удивлению в больших Стеллиных глазах поняла, что для неё это тоже что-то совершенно новенькое...
– Как так – не помнишь? – не поняла мать.
– Ну, вот смотрю, смотрю и не помню... Как же так, я же его очень люблю? Может, и правда его больше нет?..
– Простите, а вы можете его увидеть? – осторожно спросила у матери я.
Женщина уверенно кивнула, но вдруг что-то в её лице изменилось и было видно, что она очень растерялась.
– Нет... Я не могу его вспомнить... Неужели такое возможно? – уже почти испуганно сказала она.
– А вашего сына? Вы можете вспомнить? Или братика? Ты можешь вспомнить своего братика? – обращаясь сразу к обеим, спросила Стелла.
Мама и дочь отрицательно покачали головами.
Обычно такое жизнерадостное, личико Стеллы выглядело очень озабоченным, наверное, никак не могла понять, что же такое здесь происходит. Я буквально чувствовала напряжённую работу её живого и такого необычного мозга.
– Придумала! Я придумала! – вдруг счастливо заверещала Стелла. – Мы «оденем» ваши образы и пойдём «погулять». Если они где-то есть – они нас увидят. Правда же?
Идея мне понравилась, и оставалось только мысленно «переодеться» и пойти на поиски.
– Ой, пожалуйста, а можно я с ним побуду, пока вы не вернётесь? – упорно не забывала своего желания малышка. – А как его зовут?
– Пока ещё никак, – улыбнулась ей Стелла. – а тебя?
– Лия. – Ответила малышка. – А почему всё-таки вы светитесь? Мы один раз видели таких, но все говорили, что это ангелы... А кто же тогда вы?
– Мы такие же девочки как ты, только живём «наверху».
– А верх – это где? – не унималась маленькая Лия.
– К сожалению, ты не можешь туда пойти, – пыталась как-то объяснить, попавшая в затруднение Стелла. – Хочешь, я тебе покажу?
Девчушка от радости запрыгала. Стелла взяла её за ручку и открыла перед ней свой потрясающий фантастический мир, где всё казалось таким ярким и счастливым, что не хотелось в это верить.
Глаза у Лии стали похожими на два огромных круглых блюдца:
– Ой, красота-а кака-ая!....А это что – рай? Ой ма-амочки!.. – восторженно, но очень тихо пищала девчушка, как будто боясь спугнуть это невероятное видение. – А кто же там живёт? Ой, смотрите, какое облако!.. И дождик золотой! А разве такое бывает?..
– А ты когда-нибудь видела красного дракончика? – Лия отрицательно мотнула головой. – Ну, вот видишь, а у меня бывает, потому что это мой мир.
– А ты тогда, что же – Бог??? – Но ведь Бог не может быть девочкой, правда же? А тогда, кто же ты?..
Вопросы сыпались из неё лавиной и Стелла, не успевая на них отвечать, засмеялась.
Не занятая «вопросами-ответами», я стала потихонечку осматриваться вокруг и совершенно поразилась открывающимся мне необыкновенным миром... Это был и в правду самый настоящий «прозрачный» мир. Всё вокруг сверкало и переливалось каким-то голубым, призрачным светом, от которого (как должно было бы) почему-то не становилось холодно, а наоборот – он грел каким-то необыкновенно глубоким, пронизывающим душу теплом. Вокруг меня, время от времени, проплывали прозрачные человеческие фигуры, то уплотняясь, то становясь прозрачными, как светящийся туман... Этот мир был очень красивым, но каким-то непостоянным. Казалось, он всё время менялся, точно не зная, каким бы остаться навсегда...
– Ну что, ты готова «погулять»? – вырвал меня из моих мечтаний бодрый Стеллин голосок.
– А куда пойдём? – очнувшись, спросила я.
– Пойдём искать пропавших! – весело улыбнулась малышка.
– Милые девочки, а вы всё же разрешите мне постеречь вашего дракончика, пока вы будете гулять? – ни за что не желая его забыть, потупив свои круглые глазки, попросила маленькая Лия.
– Ну ладно, стереги. – Милостиво разрешила Стелла. – Только никому не давай, а то он ещё малыш и может испугаться.
– Ой, ну что-о вы, как можно!.. Я его буду очень любить, пока вы вернётесь...
Девчушка готова была просто из кожи лесть вон, только бы получить своего невероятного «чудо-дракона», а это «чудо» дулось и пыхтело, видимо стараясь изо всех сил понравиться, как будто чувствовало, что речь идёт именно о нём...
– А вы когда ещё придёте? Вы очень скоро придёте, милые девочки? – в тайне мечтая, что мы придём очень нескоро, спросила малышка.
Нас со Стеллой отделила от них мерцающая прозрачная стена...
– С чего начнём? – серьёзно спросила озабоченная не на шутку девчушка. – Такого я никогда не встречала, но я ведь здесь ещё не так давно... Теперь мы должны что-то делать, правда же?.. Мы ведь обещали!
– Ну, давай попробуем «надеть» их образы, как ты и предлагала? – долго не думая, сказала я.
Стелла что-то тихонько «поколдовала», и через секунду стала похожа на кругленькую Лию, ну а мне, естественно, досталась Мама, что меня очень рассмешило... А надевали мы на себя, как я понимала, просто энергетические образы, с помощью которых мы надеялись найти нужных нам, пропавших людей.
– Вот это есть положительная сторона использования чужих образов. А существует ещё и отрицательная – когда кто-то использует это в плохих целях, как та сущность, которая надела на себя бабушкин «ключ», чтобы могла меня бить. Это мне всё Бабушка объясняла...
Забавно было слышать, как эта малюсенькая девчушка профессорским голоском излагала такие серьёзные истины... Но она и впрямь относилась ко всему очень серьёзно, несмотря на её солнечный, счастливый характер.
– Ну что – пошли, «девочка Лия»? – уже с большим нетерпением спросила я.
Мне очень хотелось посмотреть эти, другие, «этажи» пока ещё хватало на это сил. Я уже успела заметить, какая большая разница была между этим, в котором мы находились сейчас, и «верхним», Стеллиным «этажом». Поэтому, было очень интересно побыстрее «окунуться» в очередной незнакомый мир и узнать о нём, по-возможности, как можно больше, потому что я совсем не была уверена, вернусь ли сюда когда-то ещё.
– А почему этот «этаж» намного плотнее чем предыдущий, и более заполнен сущностями? – спросила я.
– Не знаю... – пожала своими хрупкими плечиками Стелла. – Может потому, что здесь живут просто лишь хорошие люди, которые никому не делали зла, пока жили в своей последней жизни. Поэтому их здесь и больше. А наверху живут сущности, которые «особенные» и очень сильные... – тут она засмеялась. – Но я не говорю про себя, если ты это подумала! Хотя бабушка говорит, что моя сущность очень старая, больше миллиона лет... Это ужас, как много, правда? Как знать, что было миллион лет тому назад на Земле?.. – задумчиво произнесла девочка.
– А может быть ты была тогда совсем не на Земле?
– А где?!.. – ошарашено спросила Стелла.
– Ну, не знаю. Разве ты не можешь посмотреть?– удивилась я.
Мне тогда казалось, что уж с её-то способностями возможно ВСЁ!.. Но, к моему большому удивлению, Стелла отрицательно покачала головкой.
– Я ещё очень мало умею, только то, что бабушка научила. – Как бы сожалея, ответила она.
– А хочешь, я покажу тебе своих друзей? – вдруг спросила я.
И не дав ей подумать, развернула в памяти наши встречи, когда мои чудесные «звёздные друзья» приходили ко мне так часто, и когда мне казалось, что ничего более интересного уже никак не может быть...
– О-ой, это же красота кака-ая!... – с восторгом выдохнула Стелла. И вдруг, увидев те же самые странные знаки, которые они мне показывали множество раз, воскликнула: – Смотри, это ведь они учили тебя!.. О-о, как это интересно!
Я стояла в совершенно замороженном состоянии и не могла произнести ни слова... Учили???... Неужели все эти года я имела в своём же мозгу какую-то важную информацию, и вместо того, чтобы как-то её понять, я, как слепой котёнок, барахталась в своих мелких попытках и догадках, пытаясь найти в них какую-то истину?!... А это всё уже давным-давно у меня было «готовеньким»?..
Даже не зная, чему это меня там учили, я просто «бурлила» от возмущения на саму себя за такую оплошность. Подумать только, у меня прямо перед носом раскрыли какие-то «тайны», а я ничего и не поняла!.. Наверное, точно не тому открыли!!!
– Ой, не надо так убиваться! – засмеялась Стелла. – Покажешь бабушке и она тебе объяснит.
– А можно тебя спросить – кто же всё-таки твоя бабушка? – стесняясь, что вхожу в «частную территорию», спросила я.
Стелла задумалась, смешно сморщив свои носик (у неё была эта забавная привычка, когда она о чём-то серьёзно думала), и не очень уверенно произнесла:
– Не знаю я... Иногда мне кажется, что она знает всё, и что она очень, очень старая... У нас было много фотографий дома, и она там везде одинаковая – такая же, как сейчас. Я никогда не видела, какой она была молодой. Странно, правда?
– И ты никогда не спрашивала?..
– Нет, я думаю, она мне сказала бы, если бы это было нужно... Ой, посмотри-ка! Ох, как красиво!.. – вдруг неожиданно в восторге запищала малышка, показывая пальчиком на странные, сверкающие золотом морские волны. Это конечно же было не море, но волны и в правду были очень похожи на морские – они тяжело катились, обгоняя друг друга, как бы играясь, только на месте слома, вместо снежно-белой морской пены, здесь всё сплошь сверкало и переливалось червонным золотом, распыляя тысячами прозрачные золотистые брызги... Это было очень красиво. И мы, естественно, захотели увидеть всю эту красоту поближе...
Когда мы подошли достаточно близко, я вдруг услышала тысячи голосов, которые звучали одновременно, как бы исполняя какую-то странную, не похожую ни на что, волшебную мелодию. Это была не песня, и даже не привычная нам музыка... Это было что-то совершенно немыслимое и неописуемое... но звучало оно потрясающе.
– Ой, это же мыслящее море! О, это тебе точно понравится! – весело верещала Стелла.
– Оно мне уже нравится, только не опасно ли это?
– Нет, нет, не беспокойся! Это просто для успокоения «потерянных» душ, которым всё ещё грустно после прихода сюда... Я слушала его здесь часами... Оно живое, и для каждой души «поёт» другое. Хочешь послушать?
И я только сейчас заметила, что в этих золотых, сверкающих волнах плещутся множество сущностей... Некоторые из них просто лежали на поверхности, плавно покачиваясь на волнах, другие ныряли в «золото» с головой, и подолгу не показывались, видимо, полностью погружаясь в мысленный «концерт» и совершенно не спеша оттуда возвращаться...
– Ну, что – послушаем? – нетерпеливо подталкивала меня малышка.
Мы подошли вплотную... И я почувствовала чудесно-мягкое прикосновение сверкающей волны... Это было нечто невероятно нежное, удивительно ласковое и успокаивающее, и в то же время, проникающее в самую «глубинку» моей удивлённой и чуть настороженной души... По моей стопе пробежала, вибрируя миллионами разных оттенков, тихая «музыка» и, поднимаясь вверх, начала окутывать меня с головой чем-то сказочно красивым, чем-то, не поддающимся никаким словам... Я чувствовала, что лечу, хотя никакого полёта наяву не было. Это было прекрасно!.. Каждая клеточка растворялась и таяла в набегающей новой волне, а сверкающее золото вымывало меня насквозь, унося всё плохое и грустное и оставляя в душе только чистый, первозданный свет...
Я даже не почувствовала, как вошла и окунулась в это сверкающее чудо почти с головой. Было просто невероятно хорошо и не хотелось никогда оттуда выходить...
– Ну, всё, хватит уже! Нас задание ждёт! – ворвался в сияющую красоту напористый Стеллин голосок. – Тебе понравилось?
– О, ещё как! – выдохнула я. – Так не хотелось выходить!..
– Вот, вот! Так и «купаются» некоторые до следующего воплощения... А потом уже больше сюда не возвращаются...
– А куда же они идут? – удивилась я.
– Ниже... Бабушка говорит, что здесь место тоже надо себе заслужить... И кто всего лишь ждёт и отдыхает, тот «отрабатывает» в следующем воплощении. Думаю, это правда...
– А что там – ниже? – заинтересованно спросила я.
– Там уже не так приятно, поверь мне. – Лукаво улыбнулась Стелла.
– А это море, оно только одно или таких здесь много?
– Ты увидишь... Оно всё разное – где море, где просто «вид», а где просто энергетическое поле, полное разных цветов, ручейков и растений, и всё это тоже «лечит» души и успокаивает... только не так-то просто этим пользоваться – надо сперва заслужить.
– А кто не заслужит? Разве они живут не здесь?– не поняла я.
– Живут-то живут, но уже не так красиво... – покачала головой малышка. – Здесь так же, как на Земле – ничто не даётся даром, только вот ценности здесь совсем другие. А кто не хочет – тому и достаётся всё намного более простое. Всю эту красоту нельзя купить, её можно только заслужить...
– Ты говоришь сейчас точно как твоя бабушка, будто ты выучила её слова...– улыбнулась я.
– Так оно и есть! – вернула улыбку Стелла. – Я многое стараюсь запомнить, о чём она говорит. Даже то, что пока ещё не совсем понимаю... Но ведь пойму когда-нибудь, правда же? А тогда, возможно, уже некому будет научить... Вот и поможет.
Тут, мы вдруг увидели весьма непонятную, но очень привлекательную картинку – на сияющей, пушисто-прозрачной голубой земле, как на облаке, стояло скопление сущностей, которые постоянно сменяли друг друга и кого-то куда-то уводили, после опять возвращаясь обратно.
– А это, что? Что они там делают? – озадачено спросила я.
– О, это они всего лишь помогают приходить «новичкам», чтобы не страшно было. Это где приходят новые сущности. – Спокойно сказала Стелла.
– Ты уже видела всё это? А можем мы посмотреть?
– Ну, конечно! – и мы подошли поближе...
И я увидела, совершенно захватывающее по своей красоте, действие... В полной пустоте, как бы из ничего, вдруг появлялся прозрачный светящийся шар и, как цветок, тут же раскрывался, выпуская новую сущность, которая совершенно растерянно озиралась вокруг, ещё ничего не понимая... И тут же, ждущие сущности обнимали «новоприбывшего» сгустком тёплой сверкающей энергии, как бы успокаивая, и сразу же куда-то уводили.
– Это они приходят после смерти?.. – почему-то очень тихо спросила я.
Стелла кивнула и грустно ответила:
– Когда пришла я, мы ушли на разные «этажи», моя семья и я. Было очень одиноко и грустно... Но теперь уже всё хорошо. Я к ним сюда много раз ходила – они теперь счастливы.
– Они прямо здесь, на этом «этаже»?.. – не могла поверить я.
Стелла опять грустно кивнула головкой, и я решила, больше не буду спрашивать, чтобы не бередить её светлую, добрую душу.
Мы шли по необычной дороге, которая появлялась и исчезала, по мере того, как мы на неё ступали. Дорога мягко мерцала и как будто вела, указывая путь, будто зная, куда нам надо идти... Было приятное ощущение свободы и лёгкости, как если бы весь мир вокруг вдруг стал совершенно невесомым.
– А почему эта дорога указывает нам, куда идти? – не выдержала я.