Англия

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Англия
England
135px Герб Англии
Флаг Герб
Девиз: «Dieu et mon droit»
«Бог и моё право»
Государственный гимн Англии
300x300px
Основано 928
Официальный язык английский
Столица Лондон
Крупнейшие города Лондон, Бирмингем, Лидс, Шеффилд, Ливерпуль, Манчестер, Ковентри, Лестер
Форма правления Парламентарная монархия (отсутствует конституция, управляется монархом, парламентом и правительством Великобритании)
Королева
Премьер-министр
Елизавета II
Тереза Мэй
Госрелигия англиканство
Территория
• Всего

133 396 км²
Население
• Оценка (2011)
Плотность

53 012 456[1] чел.
396[2] чел./км²
Названия жителей англичанин, англичанка, англичане
Валюта фунт стерлингов
Интернет-домен Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Код ISO {{#property:p297}}
Код МОК {{#property:p984}}
Телефонный код +44
Часовые пояса Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%90%D0%BD%D0%B3%D0%BB%D0%B8%D1%8F&params=53_10_0_N_1_28_0_W_type:country_scale:2000000 53°10′00″ с. ш. 1°28′00″ з. д. / 53.16667° с. ш. 1.46667° з. д. / 53.16667; -1.46667[//maps.google.com/maps?ll=53.16667,-1.46667&q=53.16667,-1.46667&spn=2,2&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=53.16667&mlon=-1.46667&zoom=9 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=-1.46667,53.16667&pt=-1.46667,53.16667&spn=2,2&l=sat,skl (Я)]

Королевство Англия (англ. England [ˈɪŋɡlənd]) — государство (королевство) в составе Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии (Великобритания). Крупнейшая административно-политическая часть Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Население Англии составляет 84 % от общего числа населения Великобритании.

Англия стала объединением некогда враждующих графств в 927 году и берёт своё название от англов, одного из германских племён, которые обосновались там в V и VI столетиях. Столица Англии — Лондон, крупнейший город Великобритании.

Англия — место происхождения английского языка и Англиканской церкви, а английское законодательство формирует основу юридических систем многих стран; кроме того, Лондон был центром Британской империи, а страна — местом рождения Промышленной революции. Англия была первой промышленно развитой страной в мире, а также страной с парламентской демократией, конституционные, правительственные и юридические новшества которой были переняты другими нациями и странами.

Королевство Англия, включая княжество Уэльс, являлось отдельным государством до 1 мая 1707 года, когда объединилось с Шотландией в Королевство Великобритания.







Происхождение названия

Англия получила своё название в честь англов, германского племени обосновавшегося в Британии в V и VI веках н. э. Некоторые историки[какие?] полагают, что это племя было потомками выходцев тех, кто жил на полуострове Ангельн, части полуострова Ютландия, являющемся сегодня частью северной Германии.

Первые упоминания об англах находятся в труде под названием «Германия», написанном в 98 году н. э. древнеримским историком Тацитом.

Согласно Оксфордскому словарю английского языка, самое раннее известное упоминание термина «Англия» применительно к южной части острова Великобритании относится к 897 году.

География

Англия занимает две трети острова Великобритания. На севере граничит с Шотландией, на западе — с Уэльсом.

Ландшафт Англии состоит в основном из покатых холмов, к северу местность становится более гористой. Горная и равнинная местность условно разделяются по линии, проходящей между устьем реки Тис (Тиссайд) на северо-востоке и устьем реки Экс (Девон) на юго-западе. На востоке располагается низменная болотистая местность, которая в основном была осушена для сельскохозяйственного использования.

Шесть крупнейших городов Англии (по убыванию численности населения): Лондон, Бирмингем, Лидс, Шеффилд, Ливерпуль и Манчестер.

История

Территория современной Англии на момент вторжения Юлия Цезаря в 55 год до н. э., как и век спустя, ко времени захвата императором Клавдием, была населена кельтскими племенами, называвшимися бриттами. В результате захвата вся южная часть острова (современные Англия и Уэльс) стала частью Римской империи до её распада в V веке н. э.

Без помощи римских легионов Римская Британия не могла долго противостоять варварам-германцам, появившимся в V—VI вв., как свидетельствуют хроники, по приглашению самих бриттов, которые с их помощью рассчитывали защититься от кельтских племён с севера — пиктов и скоттов. Пришельцы представляли собой три группы — юты, саксы и англы. Освоив территории бриттов, эти германцы стали теснить их на территорию Уэльса и Корнуолла. Со временем на занятых германскими пришельцами землях сформировались отдельные королевства, образовавшие, в частности, «Англосаксонскую гептархию» (союз семи королевств). Время от времени один из семи англосаксонских королей, называемый «Бритвальда», что можно вольно перевести как «Правитель Британии», получал контроль над большей частью Англии — так что трудно назвать момент, когда Англия была окончательно объединена. По некоторым описаниям, объединение наступило вместе с нашествием датских викингов, захвативших восточную часть Англии. Эгберт, король Уэссекса (умер в 839), часто называется первым королём всей Англии, хотя титул «Король Англии» возник лишь два поколения спустя — в период правления Альфреда Великого (871899).

Файл:King William I ('The Conqueror') from NPG.jpg
Вильгельм I Завоеватель

Некоторые историки[какие?] начинают отсчёт правителей с норманнского завоевания в 1066 году, нумерация английских монархов также использует это событие как нулевую точку (например, Эдуард I, коронованный в XIII веке, не был первым королём с таким именем — но он был первым Эдуардом с 1066 года). Но Вильгельм Завоеватель не основал и не объединял страну, а только захватил существующую Англию, насадив франко-норманнское управление.

В конце XIII века соседнее княжество Уэльс было окончательно завоёвано Англией и стало частью английского королевства. История Англии как независимого государства идёт через Средневековье и Возрождение к периоду правления Елизаветы I, последней королевы из династии Тюдоров, после которой царствовал Яков I, бывший королём Шотландии под именем Якова VI. Союз Англии и Шотландии был дополнен веком позже Актом о союзе (1707 года), который окончательно объединил Англию и Шотландию в Королевство Великобритания (англ. Kingdom of Great Britain).

Политическое устройство

После реформ 1990-х годов в Северной Ирландии, Уэльсе и Шотландии, Англия осталась единственной из составных частей Великобритании, не имеющей собственного парламента и правительства. Функции парламента Англии исполняет парламент Великобритании, функции правительства — правительство Великобритании. Исполнительную власть, отвечающую в том числе и за территорию Англии, возглавляет премьер-министр Великобритании, которым в настоящее время является Тереза Мэй.

Существует движение в поддержку создания самостоятельного парламента и правительства Англии. Недовольство сторонников движения вызывает тот факт, что в то время, как решения, применяемые к одной Шотландии, принимает собственный парламент Шотландии (и аналогично с Уэльсом и Северной Ирландией), решения, применяемые к одной Англии, принимает общегосударственный парламент, где голосуют шотландские, уэльские и североирландские депутаты.

Идея самостоятельного парламента поддерживается многими деятелями Консервативной партии, в то время как партия лейбористов полагает, что создание самостоятельных органов власти в крупнейшей части королевства приведёт к резкому уменьшению роли Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии и чревато распадом государства.

Административное устройство

Исторически наиболее крупным административным образованием в Англии были графства. Эти образования возникли из более древних, существовавших до объединения Англии: королевств (как Сассекс и Эссекс), герцогств (как Йоркшир, Корнуолл и Ланкашир) или просто земельных наделов, которыми награждали дворян — таких как Беркшир. До 1867 года они были разделены на более мелкие образования, называвшиеся сотнями. Самоуправление в пределах графства после политического объединения практически отсутствовало, поэтому границы графств не были точно определены и не имели практически никакой роли. После промышленной революции в результате возникновения крупных индустриальных центров образовались метропольные графства, центрами которых стали крупнейшие города.

В настоящее время Англия состоит из 9 регионов и 48 церемониальных графств.

Экономика

Важную роль в английской экономике играют сельское хозяйство, промышленное производство, индустрия высоких технологий и спортивная индустрия. В 2010 году спорт обеспечил 1,9 % ВВП Англии, войдя в число 15 крупнейших отраслей английской экономики, опередив такие отрасли как услуги связи, юридические услуги, бухгалтерский учёт, издательское дело, реклама и коммунальные услуги. В 2010 году со спортом было связано более 400 000 рабочих мест, то есть около 2,3 % всей занятости в Англии. По оценкам специалистов польза для здоровья людей регулярно занимавшихся спортом принесла английской экономике £ 11,2 млрд. Проведение массовых спортивных соревнований, таких как марафоны, повышают узнаваемость мест их проведения и позволяют увеличить доходы от туризма при минимальных инвестициях в инфраструктуру. Строительство новых стадионов, таких как «Миллениум» в Кардиффе и «Этихад» в Манчестере, стимулировало рост цен на местных рынках недвижимости.[3]

Культура

Национальный костюм

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АнглияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АнглияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Англия

Хотя Англия и является страной с богатыми национальными традициями, она, строго говоря, не имеет четко определенного национального костюма.

В качестве примера английского народного костюма часто приводятся костюмы танцоров, исполняющих танец моррис. Его танцуют летом в деревнях. В прошлом он считался ритуальным танцем, и ему приписывалось магическое значение, связанное с пробуждением земли.

Различные танцевальные группы допускают вариации в классическом костюме, который состоит из черных бриджей с колокольчиками вокруг голени, белой рубашки, жилетки, и фетровой или соломенной шляпы, украшенной лентами и цветами. Колокольчики и цветы призваны оградить от зла и принести плодородие. Первоначально этот танец исполняли только мужчины, но сейчас в нём участвуют и женщины.

Помимо этого, существует точка зрения, согласно которой за основу национального английского костюма следует брать одеяние англо-саксонских племен, населявших территорию современного графства Кент в VII—VIII веках н. э. Мужчины носили характерные перепоясанные светлые холщовые рубахи навыпуск (рубахи имели небольшой вырез на груди, который стягивался шнурком, зашнурованным крест-накрест) и темные брюки. На поясе висел кинжал. Женщины носили светлые долгополые холщовые рубахи, поверх которых надевался подпоясанный незастёгивающийся женский кафтан.

Однако в Великобритании существуют некоторые профессиональные различия в одежде, в её деталях. Например, рабочие носят кепи, а докеры портовых городов повязывают на шею пёструю косынку; многие пожилые фермеры предпочитают носить давно вышедшие из моды костюмы-тройки и фетровые шляпы. Даже сейчас в деловых кварталах Сити можно увидеть клерков, одетых по давней традиции совершенно одинаково: узкие брюки в полоску, чёрный пиджак, высокий белый воротничок, шляпа-котелок на голове, а в руках неизменный чёрный зонтик.

Предшествовали:
Королевство Уэссекс
519 — прибл. 927
Королевство Англия
прибл. 927 — 30 апреля 1707
Преемница:
Королевство Великобритания
30 апреля 1707 — 1 января 1801

Напишите отзыв о статье "Англия"

Примечания

  1. [http://www.ons.gov.uk/ons/guide-method/census/2011/uk-census/index.html 2011 Census, Population and Household Estimates for the United Kingdom]: ([http://www.ons.gov.uk/ons/rel/census/2011-census/key-statistics-and-quick-statistics-for-wards-and-output-areas-in-england-and-wales/rft-qs211ew-ward.zip 2011 Census: QS211EW Ethnic group (detailed), wards in England and Wales (ZIP 7239Kb)])
  2. Mason, Chris [http://news.bbc.co.uk/nol/ukfs_news/hi/newsid_7610000/newsid_7618900/7618994.stm England 'most crowded in Europe'] (англ.). BBC News (16 September 2008). Проверено 5 июня 2010. [http://www.webcitation.org/617vfmsnQ Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  3. Sport England: [http://www.sportengland.org/research/benefits-of-sport/economic-value-of-sport/ Sport and the economy] (англ.)


Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Англия

– Поверь мне, это не столь приятно, чтобы на них смотреть, – сказал врач, – и тебе будет больно, я не могу тебе этого разрешить.
– Вы не будете меня обезболивать или я не буду делать этого вообще, – упорно настаивала я, – Почему вы не оставляете мне права выбора? Если я маленькая, то ещё не значит, что я не имею права выбирать, как мне принимать мою боль!
Врач смотрел на меня, широко открыв глаза и казалось, не мог поверить в то, что слышал. Почему-то мне стало вдруг очень важно, чтобы он мне поверил. Мои бедные нервы уже видимо были на пределе, и я чувствовала, что ещё чуть-чуть, и по моей напряжённой физиономии польются предательские потоки слёз, а этого допустить было никак нельзя.
– Ну, пожалуйста, я клянусь, что никогда никому этого не скажу, – всё ещё упрашивала я.
Он долго на меня смотрел, а потом вздохнул и сказал:
– Я тебе разрешу, если ты скажешь мне, почему тебе это нужно.
Я растерялась. По-моему я тогда и сама не очень-то хорошо понимала, что заставило меня так настойчиво отвергать обычную, «спасительную» анестезию. Но я не разрешила себе расслабиться, понимая, что срочно нужно найти какой-то ответ, если я не хочу, чтобы этот чудесный врач передумал и всё пошло бы обычным путём.
– Я очень боюсь боли и вот теперь решила это перебороть. Если вы мне по-можете я буду очень вам благодарна, – краснея, сказала я.
Моя проблема была в том, что я совершенно не умела лгать. И я видела, что врач сразу же это понял. Тогда, не давая ему возможности что-либо сказать, я выпалила:
– Несколько дней назад я перестала чувствовать боль и хочу это проверить!..
Врач долго изучающе на меня смотрел.
– Ты кому-то об этом сказала? – спросил он.
– Нет, пока никому, – ответила я. И рассказала ему во всех подробностях случай на катке.
– Ну, ладно, давай попробуем, – сказал врач. – Но, если будет больно, ты уже не сможешь мне об этом сказать, поняла? Поэтому, сразу же подними руку, если только почувствуешь боль, договорились? Я кивнула.
Если честно, я абсолютно не была уверена, зачем я всё это затеваю. А также, не была полностью уверена и в том, смогу ли по-настоящему с этим справиться, и не придётся ли обо всей этой сумасшедшей истории горько пожалеть. Я видела, как врач подготавливает обезболивающий укол и ставит шприц на столик рядом с собой.
– Это на случай непредвиденного провала, – тепло улыбнулся он, – Ну что, поехали?
На секунду мне показалась дикой вся эта затея, и вдруг очень захотелось быть такой же, как все – нормальной, послушной девятилетней девочкой, которая закрывает глаза, просто потому, что ей очень страшно. А ведь мне и в правду было страшно… но так как не в моей привычке было отступать, я гордо кивнула и приготовилась наблюдать. Только много лет спустя я поняла, чем по-настоящему рисковал этот милый врач… И ещё, для меня навсегда осталось «тайной за семью печатями», почему он это сделал. Но тогда всё это казалось совершенно нормальным и, честно говоря, у меня не было времени, чтобы удивляться.
Операция началась, и я как-то сразу успокоилась – как будто откуда-то знала, что всё будет хорошо. Теперь я уже не смогла бы вспомнить всех подробностей, но очень хорошо помню то, как потряс меня вид «того», что столько лет беспощадно мучило меня и маму после каждого малейшего перегрева или простуды… Это оказались два серых, жутко сморщенных комочка какой-то материи, которая не была похожа даже на нормальную человеческую плоть! Наверное, увидя такую «гадость», у меня глаза стали, как ложки, потому что врач рассмеялся и весело сказал:
– Как видишь, не всегда из нас удаляется что-то красивое!
Через несколько минут операция была закончена и я не могла поверить, что всё уже позади. Мой отважный доктор мило улыбался, вытирая полностью вспотевшее лицо. Выглядел он почему-то, как «выжатый лимон»… Видимо мой странный эксперимент обошёлся ему не так уж и легко.
– Ну что, герой, всё ещё не больно? – внимательно глядя мне в глаза спросил он.
– Только чуть-чуть першит, – ответила я, что было искренней и абсолютной правдой.
В коридоре нас ждала очень расстроенная мама. Оказалось, что на работе у неё случились непредвиденные проблемы и, как бы она не просилась, начальство не захотело её отпускать. Я тут же постаралась её успокоить, но рассказывать обо всём пришлось, конечно же, врачу, так как разговаривать мне пока ещё было чуточку трудновато. После этих двух примечательных случаев, «самообезболивающий эффект» у меня начисто исчез и не появлялся больше уже никогда.

Насколько я себя помню, меня всегда привлекала в людях жажда жизни и умение находить радость даже в самых безнадёжных или грустных жизненных ситуациях. Сказать проще – я всегда любила «сильных духом» людей. Настоящим примером «выживания» в то время была для меня наша молодая соседка – Леокадия. Мою впечатлительную детскую душу поражало её мужество и её по-настоящему неистребимое желание жить. Леокадия была моим светлым кумиром и наивысшим примером того, как высоко человек способен вознестись над любым физическим недугом, не давая этому недугу разрушить ни его личность, ни его жизнь…
Некоторые болезни излечимы и нужно только лишь терпение, чтобы дождаться, когда же это наконец-то произойдёт. Её же болезнь была с ней на всю её оставшуюся жизнь и никакой надежды когда-то стать нормальным человеком у этой мужественной молодой женщины, к сожалению, не было.
Судьба-насмешница обошлась с ней очень жестоко. Когда Леокадия была ещё совсем маленькой, но абсолютно нормальной девочкой, ей «посчастливилось» очень неудачно упасть с каменных ступенек и сильно повредить себе позвоночник и грудную кость. Врачи поначалу даже не были уверены, сможет ли она вообще когда-то ходить. Но, спустя какое-то время, этой сильной, жизнерадостной девочке всё-таки удалось, благодаря её решительности и упорству, подняться с больничной койки и медленно, но уверенно начать заново делать свои «первые шаги»...
Вроде бы всё кончилось хорошо. Но, через какое-то время, к всеобщему ужасу, у неё спереди и сзади начал расти огромный, совершенно жуткий горб, который позже буквально изуродовал её тело до полной неузнаваемости… И, что было самое обидное – природа, как бы издеваясь, наградила эту голубоглазую девочку изумительно красивым, светлым и утончённым лицом, тем самым, как бы желая показать, какой дивной красавицей она могла бы быть, если бы ей не была приготовлена такая жестокая судьба...
Я даже не пытаюсь себе представить, через какую душевную боль и одиночество должна была пройти эта удивительная женщина, пытаясь, ещё маленькой девочкой, как-то привыкнуть к своей страшной беде. И как она могла выжить и не сломаться когда, много лет спустя, став уже взрослой девушкой, должна была смотреться на себя в зеркало и понимать, что простое женское счастье ей не дано испытать никогда, каким бы хорошим и добрым человеком она не являлась… Она принимала свою беду с чистой и открытой душой и, видимо, именно это помогло ей сохранить очень сильную веру в себя, не обозлившись на окружающий мир и не плача над своей злой, исковерканной судьбой.
До сих пор я, как сейчас помню, её неизменную тёплую улыбку и радостные светящиеся глаза, встречавшие нас каждый раз, вне зависимости от её настроения или физического состояния (а ведь очень часто я чувствовала, как по-настоящему ей было тяжело)… Я очень любила и уважала эту сильную, светлую женщину за её неиссякаемый оптимизм и её глубокое душевное добро. А уж, казалось, как раз она-то и не имела ни малейших причин верить тому же самому добру, потому, что во многом никогда так и не смогла почувствовать, что это такое по-настоящему жить. Или, возможно, почувствовала намного глубже, чем могли чувствовать это мы?..
Я была тогда ещё слишком маленькой девочкой, чтобы понять всю бездну различия между такой искалеченной жизнью и жизнью нормальных здоровых людей, но я прекрасно помню, что даже много лет спустя, воспоминания о моей чудесной соседке очень часто помогали мне переносить душевные обиды и одиночество и не сломаться когда было по-настоящему очень и очень тяжело.
Я никогда не понимала людей, которые вечно были чем-то недовольны и постоянно жаловались на свою, всегда неизменно «горькую и несправедливую», судьбу... И я никогда не понимала причину, которая давала им право считать, что счастье заранее предназначено им уже с самого их появления на свет и, что они имеют, ну, прямо-таки «законное право» на это ничем не нарушаемое (и совершенно незаслуженное!) счастье...
Я же такой уверенностью об «обязательном» счастье никогда не страдала и, наверное, поэтому не считала свою судьбу «горькой или несправедливой», а наоборот – была в душе счастливым ребёнком, что и помогало мне преодолевать многие из тех препятствий, которые очень «щедро и постоянно» дарила мне моя судьба… Просто иногда случались короткие срывы, когда бывало очень грустно и одиноко, и казалось, что стоит только внутри сдаться, не искать больше причин своей «необычности», не бороться за свою «недоказанную» правду, как всё сразу же станет на свои места… И не будет больше ни обид, ни горечи незаслуженных упрёков, ни, ставшего уже почти постоянным, одиночества.
Но на следующее утро я встречала свою милую, светящуюся, как яркое солнышко, соседку Леокадию, которая радостно спрашивала: – Какой чудесный день, не правда ли?.. – И мне, здоровой и сильной, тут же становилось очень стыдно за свою непростительную слабость и, покраснев, как спелый помидор, я сжимала свои, тогда ещё маленькие, но достаточно «целеустремлённые» кулаки и снова готова была кинуться в бой со всем окружающим миром, чтобы ещё более яростно отстаивать свои «ненормальности» и саму себя…
Помню, как однажды, после очередного «душевного смятения», я сидела одна в саду под своей любимой старой яблоней и мысленно пыталась «разложить по полочкам» свои сомнения и ошибки, и была очень недовольна тем, какой получался результат. Моя соседка, Леокадия, под своим окном сажала цветы (чем, с её недугом было очень трудно заниматься) и могла прекрасно меня видеть. Наверное, ей не очень понравилось моё тогдашнее состояние (которое всегда, несмотря на то, хорошее или плохое, было написано на моём лице), потому что она подошла к забору и спросила – не хочу ли я позавтракать с ней её пирожками?
Я с удовольствием согласилась – её присутствие всегда было очень приятным и успокаивающим, так же, как всегда вкусными были и её пирожки. А ещё мне очень хотелось с кем-то поговорить о том, что меня угнетало уже несколько дней, а делиться этим дома почему-то в тот момент не хотелось. Наверное, просто иногда мнение постороннего человека могло дать больше «пищи для размышлений», чем забота и неусыпное внимание вечно волновавшихся за меня бабушки или мамы. Поэтому я с удовольствием приняла предложение соседки и пошла к ней завтракать, уже издали чувствуя чудодейственный запах моих любимых вишнёвых пирожков.
Я не была очень «открытой», когда дело касалось моих «необычных» способностей, но с Леокадией я время от времени делилась какими-то своими неудачами или огорчениями, так как она была по-настоящему отличным слушателем и никогда не старалась просто «уберечь» меня от каких либо неприятностей, что, к сожалению, очень часто делала мама и, что иногда заставляло меня закрыться от неё намного более, чем мне этого хотелось бы. В тот день я рассказала Леокадии о своём маленьком «провале», который произошёл во время моих очередных «экспериментов» и который меня сильно огорчил.
– Не стоит так переживать, милая, – сказала она. – В жизни не страшно упасть, важно всегда уметь подняться.
Прошло много лет с того чудесного тёплого завтрака, но эти её слова навсегда впечатались в мою память и стали одним из «неписанных» законов моей жизни, в которой «падать», к сожалению, мне пришлось очень много раз, но до сих пор всегда удавалось подняться. Проходили дни, я всё больше и больше привыкала к своему удивительному и такому ни на что не похожему миру и, несмотря на некоторые неудачи, чувствовала себя в нём по-настоящему счастливой.
К тому времени я уже чётко поняла, что не смогу найти никого, с кем могла бы открыто делиться тем, что со мной постоянно происходило, и уже спокойно принимала это, как должное, больше не огорчаясь и не пытаясь кому-то что-то доказать. Это был мой мир и, если он кому-то не нравился, я не собиралась никого насильно туда приглашать. Помню, позже, читая одну из папиных книг, я случайно наткнулась на строки какого-то старого философа, которые были написаны много веков назад и которые меня тогда очень обрадовали и несказанно удивили:
«Будь, как все, иначе жизнь станет невыносимой. Если в знании или умении оторвёшься от нормальных людей слишком далеко, тебя перестанут понимать и сочтут безумцем. В тебя полетят камни, от тебя отвернётся твой друг»…
Значит уже тогда (!) на свете были «необычные» люди, которые по своему горькому опыту знали, как это всё непросто и считали нужным предупредить, а если удастся – и уберечь, таких же «необычных», какими были они сами, людей!!!
Эти простые слова, когда-то давно жившего человека, согрели мою душу и поселили в ней крохотную надежду, что когда-нибудь я возможно и встречу кого-то ещё, кто будет для всех остальных таким же «необычным», как я сама, и с кем я смогу свободно говорить о любых «странностях» и «ненормальностях», не боясь, что меня воспримут «в штыки» или, в лучшем случае, – просто безжалостно высмеют. Но эта надежда была ещё настолько хрупкой и для меня невероятной, что я решила поменьше увлекаться, думая о ней, чтобы, в случае неудачи, не было бы слишком больно «приземляться» с моей красивой мечты в жёсткую реальность…