Англо-ирландский договор

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Anglo-Irish Treaty signatures.gif
Подписи на последней странице договора.

Англо-Ирландский договор (официальное название — Статьи соглашения по договору между Великобританией и Ирландией, англ. Articles of Agreement for a Treaty Between Great Britain and Ireland) — договор между правительством Соединённого королевства Великобритании и Ирландии и представителями самопровозглашённой Ирландской республики, завершивший Ирландскую войну за независимость. Договор создал автономный доминион, Ирландское Свободное государство, в составе Британской империи, при условии, что Северная Ирландия, созданная Четвёртым актом о Гомруле 1920 года, может при желании выйти из его состава.

Договор был подписан в Лондоне 6 декабря 1921 года представителями правительства Великобритании во главе с Дэвидом Ллойд Джорджем и посланниками Ирландской республики под руководством министра иностранных дел Артура Гриффита. По условиям договора, после этого он должен был быть ратифицирован парламентом Великобритании и палатой общин Южной Ирландии (англ), вместе с которым проголосовал парламент Ирландской республики Дойл Эрэн (Dáil Éireann). Хотя договор получил поддержку во всех трёх парламентах, Шинн Фейн в ходе голосования раскололась, что привело к гражданской войне, завершившейся победой сторонников договора. 6 декабря 1922 года было провозглашено создание Ирландского Свободного государства.







Содержание

Основные положения договора:

  • Северная Ирландия, созданная Четвёртым актом о Гомруле, будет иметь возможность выйти из состава Свободного государства в течение месяца с момента вступления договора в силу.
  • Если Северная Ирландия решит выйти, Комиссия по установлению границ (Boundary Commission) разметит границу между ними.
  • Британия, для своей безопасности, продолжит контролировать ограниченное количество ирландских портов для Королевских ВМС (англ. Treaty Ports).
  • Ирландское Свободное государство возьмёт на себя часть государственной задолженности Империи.
  • Договор будет иметь высший приоритет в ирландском законодательстве, например, в ранее принятой (в 1922-м) конституции Ирландского Свободного государства (англ.).

Участники переговоров

Файл:David Lloyd George.jpg
Дэвид Ллойд Джордж, глава британской стороны.

Британская сторона:

Ирландская сторона:

Статус ирландских представителей

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Аккредитационное письмо ирландских полномочных представителей за подписью де Валера.

Имон де Валера отправил ирландских дипломатов в 1921 году в Лондон с рядом проектов договора и тайных инструкций, подготовленных его кабинетом. Перемирие было заключено в августе, но де Валера не спешил посылать переговорщиков из-за их неясного правового статуса. Ирландцы настаивали на полномочном положении своих представителей, но британцы отказывались признавать их дипломатами суверенного государства, называя депутатами. 26 августа де Валера был избран президентом Ирландской республики, главным образом для наделения дипломатов всеми полномочиями независимых государств. 3 месяца ушли на препирательства сторон, пока 11 октября Ллойдж Джордж не согласился в общем признать посланников таковыми. Однако, он постарался выставить это в нужном для Британии на переговорах свете, как одну из уступок будущему государству. Также промедление начала переговоров должно было дать войскам передышку в случае продолжения войны после неудачного исхода конференции.

В будущем статус представителей оспаривали уже ирландские противники договора. Они настаивали на том, что подписание соглашения находилось вне компетенции посланцев. Участники конференции заявили о том, что их прав было достаточно, чтобы не сверяться с Дублином по каждому пункту. Возможно, присутствие противника договора де Валера на переговорах изменило бы их итог, хотя делегаты обговаривали с ним основные пункты за несколько дней до того, как поставили подписи.

Переговоры

Файл:Anglo-Irish Treaty Griffith annotated2.gif
Страница проекта договора с комментариями Гриффита.

Спустя несколько дней после подписания перемирия 11 июля 1921 года, Де Валера и Ллойд Джордж четырежды за неделю встречались в Лондоне, и последний предложенный британским премьером проект был очень похож на подписанный в итоге договор. В октябре ирландская делегация прибыла в Лондон и поселилась в Найтсбридже (англ).

Первые две недели прошли в формальных заседаниях. Гриффит и Коллинз настояли на неофициальных переговорах, где с каждой стороны участвовало по 2 человека. У ирландцев это были Гриффит и Коллинз, у британцев постоянным участником был Чемберлен, а второй менялся. В конце ноября ирландская делегация отправилась в Дублин для консультации с кабинетом, откуда вернулась 3 декабря. К тому моменту некоторые пункты предстояло решить, например, о клятве королю, однако уже тогда невозможность появления независимой Ирландии из 32-х графств была понятна обеим сторонам.

После возвращения ирландских делегатов были решены вопросы о формулировке присяги, военном представительстве, международной торговле и комиссии по границам Северной Ирландии. По словам ирландцев, последние дни переговоров проходили под нажимом британцев и поэтому привели к не очень приемлемым для республики итогам. Ллойд Джордж угрожал Коллинзу немедленно возобновить боевые действия, если хотя бы один ирландский делегат не подпишет договор. Коллинз был хорошо осведомлён о мизерном количестве оружия и боеприпасов в ИРА, и они вместе с Гриффитом призвали младших членов делегации согласиться с договором, который был подписан в 2:20 ночи 6 декабря.

Ратификация

Согласно условиям договора, три разных парламента должны были проголосовать для его утверждения.

  • Палата общин Великобритании утвердила его 16-го декабря: 401 голос против 58. В тот же день за договор проголосовали в Палате лордов — 166 против 47.
  • Дойл Эрэн после жарких дебатов 7 января 1922-го утвердил договор 64-ю голосами против 57-и (англ).
  • Палата общин Южной Ирландии была учреждена Четвёртым актом о Гомруле, а потому никогда не собиралась. Так как противники договора, соответственно, не признавали и акт, в январе палата собралась только из депутатов Дойла — сторонников договора, и итог был ясен.

Дебаты в Дойле

Файл:Eamon de Valera c 1922-30.jpg
Имон де Валера, лидер противников договора.

Де Валера, недовольный договором, созвал 8-го декабря заседание министров. Кабинет четырьмя голосами против трёх принял решение рекомендовать договор на обсуждение парламенту 14 декабря.

Дебаты в Дойл Эрэне длились гораздо дольше, чем в Великобритании. Открывая дебаты, де Валера заявил: «Было бы смешно думать, что мы отправили бы пятерых человек заключить договор без права ратификации нашим парламентом. Поэтому этот договор является просто соглашением, которое не обязательно до утверждения его Дойлом. Вот чем мы должны заняться». Однако, и после утверждения договора 7-го января, де Валера отказался согласиться с итогом голосования. Закрытые заседания проходили 14—17-го декабря и до полудня 6-го января, держа в неведении прессу и общество. В течение первого из них де Валера предложил новую формулировку договора, которая несильно отличалась от старой, но, очевидно, не была бы принята британцами.

15 декабря Кевин О’Хиггинс (англ) спросил Роберта Бартона о его разговоре с Ллойд Джорджем, и Бартон процитировал Ллойд Джорджа: «Я вижу, что вы представитель левого крыла делегации. Как может человек, всегда выступающий за мир, сегодня оказаться в ответе за развязывание ужасной и незамедлительной войны? Если хотя бы один ирландский делегат не подпишет договор, война начнётся незамедлительно, и ответственность за её ляжет непосредственно на людей, отказывавшихся поставить свою подпись». Эта речь была воспринята противниками договора как доказательство принуждения депутатов на последних минутах переговоров, «ужасная и незамедлительная война» стала расхожей фразой в последующих дебатах.

19-го декабря Гриффит объявил, что парламент одобряет договор. 9 дней между 19-м декабря и 7-м января проходили открытые заседания по инициативе сторонников договора. Главным вопросом оказался конституционный статус государства. Звучали патетические речи о семивековой оккупации. Положение доминиона для половины Дойла показалось оскорбительным. Одни депутаты набросились на оппонентов со старыми обидами: Кахал Бру напомнил, что стоит выше Коллинза в иерархии ИРА. Другие заявили о согласии только на создание единого Ирландского государства. Большинство женщин-депутатов оказались сторонницами войны до победного объединения. Однако ещё в июне было ясно, что этому не бывать: де Валера вёл переговоры о перемирии вместе с Джеймсом Крейгом (англ), будущим североирландским премьером. 6-го января де Валера заявил: «После подписания договора члены правительства разделились так сильно, как только было возможно. Безвозвратно, не переходя на личности или какие-то вопросы, разделение стало абсолютно непреодолимо».

7 января парламент утвердил договор 64-ю голосами против 57-ми. 9-го де Валера подал в отставку с поста президента, на который с ещё меньшим разрывом был избран Гриффит — 60 против 58-ми. 10-го де Валера опубликовал свой вариант договора, известный как «Документ № 2». Гриффит, как президент Дойла, работал вместе с Коллинзом, главой Временного правительства Южной Ирландии, теоретически (по договору) подконтрольным Палате общин Южной Ирландии. В декабре 1922-го Дойл принял Ирландскую конституцию, работая в качестве Учредительного собрания. 14 января 1922 года Палата общин Южной Ирландии также подтвердила заключение договора.

Последствия

Раскол в Дойле и ИРА привёл, в итоге, к гражданской войне 1922—1923 годов. В 1922 году погибли руководители ирландской делегации на переговорах и главные сторонники договора, Гриффит и Коллинз: Гриффит умер после кровоизлияния в мозг, вызванного переутомлением, а Коллинз через несколько дней погиб в перестрелке. Оба ставших вакантными поста занял Уильям Косгрейв.

Статьи договора, связанные с монархом, генерал-губернатором и законодательным приоритетом, были удалены из ирландской конституции в 1932-м, после принятия Вестминстерского статута. Таким образом, правительство Ирландского Свободного государства могло изменять законы, принятые ранее парламентом Великобритании. Так сбылись слова Коллинза о том, что договор даст «свободу для достижения свободы». Де Валера впоследствии заявил, что непризнание договора было ошибкой. Предпоследний Премьер-министр Ирландии Берти Ахерн также сказал, что договор узаконил независимость Ирландии в глазах остального мира.

Напишите отзыв о статье "Англо-ирландский договор"

Ссылки

  • [http://www.nationalarchives.ie/topics/anglo_irish/dfaexhib2.html Полный текст договора в Национальном архиве Ирландии.]  (англ.)
  • [http://historical-debates.oireachtas.ie/en.toc.D.T.html Запись дебатов по Договору в Дойл Эрэн.]  (англ.)
  • [http://difp.ie/browse-volumes/display.asp?VolumeID=1 Дипломатическая переписка Ирландской республики.]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Англо-ирландский договор

Девчушка от радости запрыгала. Стелла взяла её за ручку и открыла перед ней свой потрясающий фантастический мир, где всё казалось таким ярким и счастливым, что не хотелось в это верить.
Глаза у Лии стали похожими на два огромных круглых блюдца:
– Ой, красота-а кака-ая!....А это что – рай? Ой ма-амочки!.. – восторженно, но очень тихо пищала девчушка, как будто боясь спугнуть это невероятное видение. – А кто же там живёт? Ой, смотрите, какое облако!.. И дождик золотой! А разве такое бывает?..
– А ты когда-нибудь видела красного дракончика? – Лия отрицательно мотнула головой. – Ну, вот видишь, а у меня бывает, потому что это мой мир.
– А ты тогда, что же – Бог??? – Но ведь Бог не может быть девочкой, правда же? А тогда, кто же ты?..
Вопросы сыпались из неё лавиной и Стелла, не успевая на них отвечать, засмеялась.
Не занятая «вопросами-ответами», я стала потихонечку осматриваться вокруг и совершенно поразилась открывающимся мне необыкновенным миром... Это был и в правду самый настоящий «прозрачный» мир. Всё вокруг сверкало и переливалось каким-то голубым, призрачным светом, от которого (как должно было бы) почему-то не становилось холодно, а наоборот – он грел каким-то необыкновенно глубоким, пронизывающим душу теплом. Вокруг меня, время от времени, проплывали прозрачные человеческие фигуры, то уплотняясь, то становясь прозрачными, как светящийся туман... Этот мир был очень красивым, но каким-то непостоянным. Казалось, он всё время менялся, точно не зная, каким бы остаться навсегда...
– Ну что, ты готова «погулять»? – вырвал меня из моих мечтаний бодрый Стеллин голосок.
– А куда пойдём? – очнувшись, спросила я.
– Пойдём искать пропавших! – весело улыбнулась малышка.
– Милые девочки, а вы всё же разрешите мне постеречь вашего дракончика, пока вы будете гулять? – ни за что не желая его забыть, потупив свои круглые глазки, попросила маленькая Лия.
– Ну ладно, стереги. – Милостиво разрешила Стелла. – Только никому не давай, а то он ещё малыш и может испугаться.
– Ой, ну что-о вы, как можно!.. Я его буду очень любить, пока вы вернётесь...
Девчушка готова была просто из кожи лесть вон, только бы получить своего невероятного «чудо-дракона», а это «чудо» дулось и пыхтело, видимо стараясь изо всех сил понравиться, как будто чувствовало, что речь идёт именно о нём...
– А вы когда ещё придёте? Вы очень скоро придёте, милые девочки? – в тайне мечтая, что мы придём очень нескоро, спросила малышка.
Нас со Стеллой отделила от них мерцающая прозрачная стена...
– С чего начнём? – серьёзно спросила озабоченная не на шутку девчушка. – Такого я никогда не встречала, но я ведь здесь ещё не так давно... Теперь мы должны что-то делать, правда же?.. Мы ведь обещали!
– Ну, давай попробуем «надеть» их образы, как ты и предлагала? – долго не думая, сказала я.
Стелла что-то тихонько «поколдовала», и через секунду стала похожа на кругленькую Лию, ну а мне, естественно, досталась Мама, что меня очень рассмешило... А надевали мы на себя, как я понимала, просто энергетические образы, с помощью которых мы надеялись найти нужных нам, пропавших людей.
– Вот это есть положительная сторона использования чужих образов. А существует ещё и отрицательная – когда кто-то использует это в плохих целях, как та сущность, которая надела на себя бабушкин «ключ», чтобы могла меня бить. Это мне всё Бабушка объясняла...
Забавно было слышать, как эта малюсенькая девчушка профессорским голоском излагала такие серьёзные истины... Но она и впрямь относилась ко всему очень серьёзно, несмотря на её солнечный, счастливый характер.
– Ну что – пошли, «девочка Лия»? – уже с большим нетерпением спросила я.
Мне очень хотелось посмотреть эти, другие, «этажи» пока ещё хватало на это сил. Я уже успела заметить, какая большая разница была между этим, в котором мы находились сейчас, и «верхним», Стеллиным «этажом». Поэтому, было очень интересно побыстрее «окунуться» в очередной незнакомый мир и узнать о нём, по-возможности, как можно больше, потому что я совсем не была уверена, вернусь ли сюда когда-то ещё.
– А почему этот «этаж» намного плотнее чем предыдущий, и более заполнен сущностями? – спросила я.
– Не знаю... – пожала своими хрупкими плечиками Стелла. – Может потому, что здесь живут просто лишь хорошие люди, которые никому не делали зла, пока жили в своей последней жизни. Поэтому их здесь и больше. А наверху живут сущности, которые «особенные» и очень сильные... – тут она засмеялась. – Но я не говорю про себя, если ты это подумала! Хотя бабушка говорит, что моя сущность очень старая, больше миллиона лет... Это ужас, как много, правда? Как знать, что было миллион лет тому назад на Земле?.. – задумчиво произнесла девочка.
– А может быть ты была тогда совсем не на Земле?
– А где?!.. – ошарашено спросила Стелла.
– Ну, не знаю. Разве ты не можешь посмотреть?– удивилась я.
Мне тогда казалось, что уж с её-то способностями возможно ВСЁ!.. Но, к моему большому удивлению, Стелла отрицательно покачала головкой.
– Я ещё очень мало умею, только то, что бабушка научила. – Как бы сожалея, ответила она.
– А хочешь, я покажу тебе своих друзей? – вдруг спросила я.
И не дав ей подумать, развернула в памяти наши встречи, когда мои чудесные «звёздные друзья» приходили ко мне так часто, и когда мне казалось, что ничего более интересного уже никак не может быть...
– О-ой, это же красота кака-ая!... – с восторгом выдохнула Стелла. И вдруг, увидев те же самые странные знаки, которые они мне показывали множество раз, воскликнула: – Смотри, это ведь они учили тебя!.. О-о, как это интересно!
Я стояла в совершенно замороженном состоянии и не могла произнести ни слова... Учили???... Неужели все эти года я имела в своём же мозгу какую-то важную информацию, и вместо того, чтобы как-то её понять, я, как слепой котёнок, барахталась в своих мелких попытках и догадках, пытаясь найти в них какую-то истину?!... А это всё уже давным-давно у меня было «готовеньким»?..
Даже не зная, чему это меня там учили, я просто «бурлила» от возмущения на саму себя за такую оплошность. Подумать только, у меня прямо перед носом раскрыли какие-то «тайны», а я ничего и не поняла!.. Наверное, точно не тому открыли!!!
– Ой, не надо так убиваться! – засмеялась Стелла. – Покажешь бабушке и она тебе объяснит.
– А можно тебя спросить – кто же всё-таки твоя бабушка? – стесняясь, что вхожу в «частную территорию», спросила я.
Стелла задумалась, смешно сморщив свои носик (у неё была эта забавная привычка, когда она о чём-то серьёзно думала), и не очень уверенно произнесла:
– Не знаю я... Иногда мне кажется, что она знает всё, и что она очень, очень старая... У нас было много фотографий дома, и она там везде одинаковая – такая же, как сейчас. Я никогда не видела, какой она была молодой. Странно, правда?
– И ты никогда не спрашивала?..
– Нет, я думаю, она мне сказала бы, если бы это было нужно... Ой, посмотри-ка! Ох, как красиво!.. – вдруг неожиданно в восторге запищала малышка, показывая пальчиком на странные, сверкающие золотом морские волны. Это конечно же было не море, но волны и в правду были очень похожи на морские – они тяжело катились, обгоняя друг друга, как бы играясь, только на месте слома, вместо снежно-белой морской пены, здесь всё сплошь сверкало и переливалось червонным золотом, распыляя тысячами прозрачные золотистые брызги... Это было очень красиво. И мы, естественно, захотели увидеть всю эту красоту поближе...
Когда мы подошли достаточно близко, я вдруг услышала тысячи голосов, которые звучали одновременно, как бы исполняя какую-то странную, не похожую ни на что, волшебную мелодию. Это была не песня, и даже не привычная нам музыка... Это было что-то совершенно немыслимое и неописуемое... но звучало оно потрясающе.
– Ой, это же мыслящее море! О, это тебе точно понравится! – весело верещала Стелла.
– Оно мне уже нравится, только не опасно ли это?
– Нет, нет, не беспокойся! Это просто для успокоения «потерянных» душ, которым всё ещё грустно после прихода сюда... Я слушала его здесь часами... Оно живое, и для каждой души «поёт» другое. Хочешь послушать?
И я только сейчас заметила, что в этих золотых, сверкающих волнах плещутся множество сущностей... Некоторые из них просто лежали на поверхности, плавно покачиваясь на волнах, другие ныряли в «золото» с головой, и подолгу не показывались, видимо, полностью погружаясь в мысленный «концерт» и совершенно не спеша оттуда возвращаться...
– Ну, что – послушаем? – нетерпеливо подталкивала меня малышка.
Мы подошли вплотную... И я почувствовала чудесно-мягкое прикосновение сверкающей волны... Это было нечто невероятно нежное, удивительно ласковое и успокаивающее, и в то же время, проникающее в самую «глубинку» моей удивлённой и чуть настороженной души... По моей стопе пробежала, вибрируя миллионами разных оттенков, тихая «музыка» и, поднимаясь вверх, начала окутывать меня с головой чем-то сказочно красивым, чем-то, не поддающимся никаким словам... Я чувствовала, что лечу, хотя никакого полёта наяву не было. Это было прекрасно!.. Каждая клеточка растворялась и таяла в набегающей новой волне, а сверкающее золото вымывало меня насквозь, унося всё плохое и грустное и оставляя в душе только чистый, первозданный свет...
Я даже не почувствовала, как вошла и окунулась в это сверкающее чудо почти с головой. Было просто невероятно хорошо и не хотелось никогда оттуда выходить...
– Ну, всё, хватит уже! Нас задание ждёт! – ворвался в сияющую красоту напористый Стеллин голосок. – Тебе понравилось?
– О, ещё как! – выдохнула я. – Так не хотелось выходить!..
– Вот, вот! Так и «купаются» некоторые до следующего воплощения... А потом уже больше сюда не возвращаются...
– А куда же они идут? – удивилась я.
– Ниже... Бабушка говорит, что здесь место тоже надо себе заслужить... И кто всего лишь ждёт и отдыхает, тот «отрабатывает» в следующем воплощении. Думаю, это правда...
– А что там – ниже? – заинтересованно спросила я.
– Там уже не так приятно, поверь мне. – Лукаво улыбнулась Стелла.
– А это море, оно только одно или таких здесь много?
– Ты увидишь... Оно всё разное – где море, где просто «вид», а где просто энергетическое поле, полное разных цветов, ручейков и растений, и всё это тоже «лечит» души и успокаивает... только не так-то просто этим пользоваться – надо сперва заслужить.
– А кто не заслужит? Разве они живут не здесь?– не поняла я.
– Живут-то живут, но уже не так красиво... – покачала головой малышка. – Здесь так же, как на Земле – ничто не даётся даром, только вот ценности здесь совсем другие. А кто не хочет – тому и достаётся всё намного более простое. Всю эту красоту нельзя купить, её можно только заслужить...
– Ты говоришь сейчас точно как твоя бабушка, будто ты выучила её слова...– улыбнулась я.
– Так оно и есть! – вернула улыбку Стелла. – Я многое стараюсь запомнить, о чём она говорит. Даже то, что пока ещё не совсем понимаю... Но ведь пойму когда-нибудь, правда же? А тогда, возможно, уже некому будет научить... Вот и поможет.
Тут, мы вдруг увидели весьма непонятную, но очень привлекательную картинку – на сияющей, пушисто-прозрачной голубой земле, как на облаке, стояло скопление сущностей, которые постоянно сменяли друг друга и кого-то куда-то уводили, после опять возвращаясь обратно.
– А это, что? Что они там делают? – озадачено спросила я.
– О, это они всего лишь помогают приходить «новичкам», чтобы не страшно было. Это где приходят новые сущности. – Спокойно сказала Стелла.
– Ты уже видела всё это? А можем мы посмотреть?
– Ну, конечно! – и мы подошли поближе...
И я увидела, совершенно захватывающее по своей красоте, действие... В полной пустоте, как бы из ничего, вдруг появлялся прозрачный светящийся шар и, как цветок, тут же раскрывался, выпуская новую сущность, которая совершенно растерянно озиралась вокруг, ещё ничего не понимая... И тут же, ждущие сущности обнимали «новоприбывшего» сгустком тёплой сверкающей энергии, как бы успокаивая, и сразу же куда-то уводили.
– Это они приходят после смерти?.. – почему-то очень тихо спросила я.
Стелла кивнула и грустно ответила:
– Когда пришла я, мы ушли на разные «этажи», моя семья и я. Было очень одиноко и грустно... Но теперь уже всё хорошо. Я к ним сюда много раз ходила – они теперь счастливы.
– Они прямо здесь, на этом «этаже»?.. – не могла поверить я.