Анохин, Сергей Николаевич

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Сергей Николаевич Анохин
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Период жизни

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Прозвище

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Псевдоним

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата рождения

19 марта (1 апреля) 1910(1910-04-01)

Место рождения

Москва, Российская империя

Дата смерти

15 апреля 1986(1986-04-15) (76 лет)

Место смерти

Москва, СССР

Принадлежность

СССР22x20px СССР

Род войск

Авиация

Годы службы

1941—1964

Звание

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Часть

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Командовал

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Должность

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сражения/войны

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды и премии
Герой Советского Союза
Орден Ленина — 1949 Орден Ленина — 1953 Орден Ленина — 1980 Орден Красного Знамени  — 1942
Орден Красного Знамени  — 1948 Орден Красной Звезды  — 1961 Орден Отечественной войны I степени— 1945 Орден Отечественной войны I степени— 1947
Орден Отечественной войны I степени— 1985 Медаль «За боевые заслуги» — 1952 Юбилейная медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» Медаль «Партизану Отечественной войны» I степени
Медаль «За оборону Москвы» Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» 40px 40px
40px 40px 40px 40px
40px 40px 40px 40px
Медаль «За безупречную службу» I степени Медаль «За безупречную службу» II степени 60px
20px Сталинская премия — 1953 Заслуженный мастер спорта СССР — 1950
Связи

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

В отставке

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Автограф

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Серге́й Никола́евич Ано́хин (19 марта [1 апреля1910, Москва, Российская империя15 апреля 1986, Москва, РСФСР, СССР) — советский лётчик-испытатель, полковник (1947), Герой Советского Союза (1953), заслуженный лётчик-испытатель СССР (1959), лауреат Сталинской премии второй степени (1953). С декабря 1945 г. по 1962 г. выполнял лётные испытания после потери левого глаза в авиационной аварии.







Биография

Родился 19 марта (1 апреля) 1910 года в семье бухгалтера. После окончания в 1926 году 7 классов средней школы № 3 в Замоскворечье, работал в Москве с мая 1928 рабочим-путеремонтником на Рязанско-Уральской железной дороге, с сентября 1929 чернорабочим Измайловской электроподстанции.
В 1928 году окончил автомобильные курсы и в январе 1929 — феврале 1932 работал водителем автобуса и контролёром Басманного и Ордынского автобусных парков.[1]

Подавал заявление в Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, но не прошёл медкомиссию. В 1929 году начал летать на планере ИТ-4бис, построенном в кружке планеристов при клубе им.Кухмистерова. Учился без отрыва от работы. В 1930 окончил Московскую планерную школу. Продолжая работу в автобусном парке, занимается подготовкой планеристов в Московской планерной школе.[1]

В 1931 году закончил Высшую лётно-планерную школу (ВЛПШ) Осоавиахима в Коктебеле. С июня 1931 — курсант, с ноября 1931 — командир отряда в ВЛПШ.

Лётная карьера

1 сентября 1933 года на планерных состязаниях в Коктебеле впервые в термических потоках на планере обогнул гору Карадаг. 15 сентября того же года установил всесоюзный рекорд продолжительности полёта на одноместном планере — 15 часов 47 минут (на планере ПС-1).

В мае 1934 года участвовал в первом буксировочном перелёте трёх планеров Г-9 за самолётом Р-5 (пилоты планеров — С. Н. Анохин, Н. Я. Симонов, И. И. Шелест; пилот Р-5 — Н. Д. Федосеев). Аэропоезд стартовал из Москвы 22 мая 1934 года и с промежуточными посадками достиг Коктебеля.

2 октября 1934 года выполнил эксперимент по испытанию планера Рот Фронт-1 с преднамеренным разрушением его в воздухе[1].

18 октября 1934 года установил всесоюзный рекорд продолжительности полёта на планере (Г № 2) — 32 часа 11 минут. В октябре 1934 года выполнил экспериментальный прыжок с парашютом со сверхнизкой высоты методом срыва на планере «П. П. Постышев» и установил всесоюзный рекорд высоты полёта на планере (Г № 2) — 2340 метров.

В 1934 году в Феодосии написал (совместно с Н. Я. Симоновым) «Курс учебно-лётной подготовки ВЛПШ».

В 1934 году ему присвоено звание «Мастер планерного спорта СССР», в 1935 за большие заслуги в развитии планеризма удостоен Грамоты ЦИК СССР.

В 1935 году окончил Московскую парашютную школу. С апреля 1935 года по 1940 год — лётчик-инструктор, инструктор-парашютист Турецкого авиационного общества в Анкаре.

С января 1940 года — командир звена, с 31 марта — командир отряда, с 3 октября 1941 года — командир планерной эскадрильи Центрального аэроклуба им. В. П. Чкалова в Тушино.

В ноябре 1941 года присвоено звание «Мастер парашютного спорта СССР».

Военные годы

20 ноября 1941 года призван в армию и назначен командиром планерной группы, с 22 декабря — командир звена лётно-испытательного отряда Воздушно-десантных войск Калининского фронта. 28 декабря присвоено воинское звание старший лейтенант. Совершил около 200 боевых вылетов, в том числе в тыл врага.

С апреля 1942 года — командир отряда Опытного испытательного полигона, с ноября — командир звена и отряда отдельной испытательной авиаэскадрильи ВДВ РККА. Проводил испытания десантной техники на Опытно-испытательном полигоне ВДВ РККА в Медвежьих Озёрах.

В ночь на 17 марта 1943 года С. Анохиным и лётчиком А. В. Жилютовым был выполнен единственный за время Великой Отечественной войны взлёт планера с партизанского аэродрома (был произведён взлёт планера Г-11 на коротком тросе за самолётом СБ). За этот подвиг С. Анохин получил свою первую награду — орден Красного Знамени.

В июне 1943 года по личному распоряжению члена ГКО Г. М. Маленкова был откомандирован в ЛИИ для проведения испытаний самолёта «302», одного из первых истребителей-перехватчиков с ЖРД (самолёт был испытан лишь в планерном варианте). С сентября 1943 переведён в Москву в опытный лётный отряд, проводил испытания планера А-40, предназначенного для десантирования по воздуху лёгкого танка Т-60 методом буксировки за самолётом (танк с приделанными крыльями).

С 14 октября 1943 года — лётчик-испытатель п/я 12 (ЛИИ им. Громова).

В марте 1944 года присвоена квалификация «лётчик-испытатель 3-го класса», в июле 1945 года — «лётчик-испытатель 2-го класса».

15 мая 1944 года выполнил первый полёт и потом провёл испытания самолёта Як-7Б. В это же время проводил лётные исследования по влиянию перегрузки на организм и работоспособность лётчика в полёте: выполнил ряд испытательных полётов на высотном самолёте-перехватчике Як-3ПД на высотах более 13000 метров (сложность полётов заключалась в отсутствии герметичной кабины на самолёте).

Послевоенная карьера

15 мая 1945 года при контрольных испытаниях истребителя Як-3 на прочность произошло разрушение самолёта, Анохин получил тяжёлые ранения и потерял левый глаз. После усиленных тренировок разработал глубинное зрение (зрительное восприятие трёхмерности пространства). Уже в декабре 1945 возвратился к лётно-испытательной работе в ЛИИ.

В 1947—1948 годах совместно с С. Амет-Ханом и Н. С. Рыбко проводил испытания летающих лабораторий ЛЛ-1 (с прямым крылом) и ЛЛ-2 (с крылом обратной стреловидности в 30°) конструкции П. В. Цыбина. В полётах на ЛЛ-2 была достигнута максимальная скорость, равная М=0,87. Во время испытаний был получен большой экспериментальный материал по измерению аэродинамических характеристик, распределению давления по крылу и оперению на околозвуковых скоростях, перемещению скачков уплотнения по крылу.

С 8 мая 1947 года лётчик-испытатель 1-го класса, с 1949 — полковник.

С 1947 года прикомандирован к ОКБ А. С. Яковлева. С ноября 1947 года выполнил первые полёты и провёл испытания Як-25 и Як-16.
В 1948 г. летал на Як-30 , И-215, Ла-174.
С 1949 года испытал Як-23УТИ, Як-50, Як-19 и Як-20.
В 1950 году участвовал в испытаниях самолёта И-320 («Р-2»). 22 марта 1950 года на самолёте Як-50 Анохиным была достигнута рекордная в стране скорость у земли — 1170 км/час (М=0,98). Принимал участие в испытаниях Як-11У и Як-18У (1951 г.).

Одновременно с работой в ОКБ А. С. Яковлева проводил испытания 2-го и 3-го экземпляров МиГ-15 (в 1948 г.), а также Су-11, Су-15 (в 1949). Летом 1949 года провёл скоростные рулёжки первого отечественного сверхзвукового (по расчётам) самолёта Су-17Р.

В феврале 1951 года был представлен к званию Героя Советского Союза, однако представление не было реализовано.

В 1951 году принял участие в испытаниях системы «Бурлаки». Эта система была разработана для увеличения дальности полёта истребителей сопровождения стратегических бомбардировщиков (пилот МиГ-15бис в полёте производил сцепку со специальным тросом, который выпускал Ту-4, затем выключал двигатель и продолжал полёт в безмоторном режиме).

В 1951—1953 годах совместно с С. Амет-Ханом, Ф. И. Бурцевым и В. Г. Павловым проводил испытания пилотируемого аналога крылатой ракеты КС («Комета»).
За проведение этих испытаний С. Н. Анохину 3 февраля 1953 года было присвоено звание Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 10865). Он также был удостоен Сталинской премии 2-й степени.

Руководил планерной секцией Совета ДОСААФ, участвовал во Всесоюзных планерных состязаниях. За выдающиеся достижения в авиационном спорте 20 июня 1950 года присвоено звание «Заслуженный мастер спорта СССР», в 1951 году — звание «Судья всесоюзной категории по планеризму», в 1956 году удостоен диплома Поля Тиссандье, присуждаемого ФАИ.

В 1953 году провёл испытания самолётов МиГ-21Ф на штопор и МиГ-19 на динамический потолок, в 1956 — Ту-104 и Як-26, в 1958 — Як-28.

В 1957 году совместно с Г. М. Шияновым провёл испытания СМ-30 (системы запуска самолёта МиГ-19 с наземной катапульты). В 1958 году — испытания Ту-104 на устойчивость и управляемость, в 1959 году — испытания Ту-16 на срыв и сваливание.

У самого Анохина на Ту-16 тоже было необычайное приключение. При испытаниях с имитацией невесомости требовалось проверить возможность запуска двигателя блока «Л» перед нашими очередными пусками по Венере. Блок «Л» не запустился, но загорелся. Анохин приказал экипажу покинуть самолёт: авария была неизбежной. Фонари на штатных местах почему-то не открывались. Люди бросились в хвост и прыгали из хвостовой точки. Анохин пытался спасти горящий самолёт, но, убедившись, что это невозможно, ухитрился его отогнать «куда подальше» и тоже покинул. Его искали несколько суток. Сочли уже погибшим если не от увечий при аварии, то от 30-градусного мороза. Но он не замёрз, а отыскал в лесу избушку, в которой зимовал лесник, имевший большие запасы крепких напитков. В этой избушке Анохин провёл несколько суток. Только отдохнув и отоспавшись, он распрощался со своим гостеприимным собутыльником, добрался до большой дороги и вернулся «с того света» к постоянному месту службы.[2].

17 февраля 1959 года Анохину в числе первых 10 лётчиков присвоено звание «Заслуженный лётчик-испытатель СССР» и вручён знак № 1.

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Могила Анохина на Новодевичьем кладбище Москвы.

В феврале 1959 года проводил работу по определению возможности вывода самолёта из перевёрнутого штопора вслепую (испытания проводились на самолёте МиГ-15УТИ). В 1960 году выполнил несколько десятков полётов на летающей лаборатории Ту-104, созданной для исследования режима невесомости.

Параллельно с испытаниями самолётов проводил испытания планеров А-13 (1958 г.), А-15 (первый вылет — 26.03.1960), «Амур» (1961 г.), принимает участие в испытаниях планера КАИ-17 (1962 г.).

В августе 1962 г. по здоровью списан с лётно-испытательной работы в транспортную авиацию. После этого работал заместителем начальника лётно-испытательного комплекса ЛИИ по методическим вопросам. В феврале 1964 вышел в отставку, в марте уволился из ЛИИ.

С 5 мая 1964 года и. о. начальника методического отдела в ОКБ-1 (НПО Энергия).

23 мая 1966 года включён в группу кандидатов в космонавты по программе «Союз», командир группы. Прошёл курс подготовки к космическим полётам, в августе 1967 включён в группу кандидатов в космонавты (ЦКБЭМ) по программе Н1—Л3 (высадка на Луну), в 1967-68 проходил подготовку в составе группы. В сентябре 1968 года прекратил подготовку, но остался командиром отряда гражданских космонавтов. С октября 1973 года — начальник отдела ЦКБЭМ, с марта 1974 года — начальник сектора, с 27 ноября 1978 года — зам. командира отряда космонавтов-испытателей, с марта 1982 года — ведущий инженер в ЦКБЭМ.

Последний раз поднялся в небо в 1983 году в возрасте 73 лет на мотодельтаплане в Коктебеле, на торжествах, посвящённых 60-летию советского планеризма.

Сергей Анохин, обычно молчаливый, казавшийся застенчивым, замкнутым, после первых стопок становился интереснейшим собеседником и бесхитростным рассказчиком необычайных лётных происшествий. Рассказывал Анохин с удивительной простотой, доходчиво и без всякой рисовки. У неискушённого слушателя, не знающего Анохина, создавалось впечатление, что работа лётчика-испытателя — дело простое, отнюдь не героическое и совсем непонятно, почему в мирное время погибают лётчики-испытатели.[2].

За время своей лётной деятельности освоил около 200 типов самолётов и планеров, провёл испытания 30 типов самолётов, выполнил 308 парашютных прыжков, из них 6 — вынужденных.

Умер 15 апреля 1986 года в Москве от рака желудка, похоронен на Новодевичьем кладбище (участок 7).

Награды

Семья

Жена — известная планеристка Маргарита Карловна Раценская (в своё время она была его ученицей в ВЛПШ), 1913 г.р. Сын — Анохин Сергей Сергеевич, 1937 г.р., ст.лаборант и курьер ЛИИ имени Громова Дочь — Анохина Мария Сергеевна (февраль 1941—1945) Дочь — Анохина Наталия Сергеевна, 1945 г.р.

Память

Его именем названа улица в Жуковском, малая планета, открытая 17 июля 1969 года и зарегистрированная в апреле 1996 года. На доме, где он жил (г. Москва, Кудринская площадь, дом 1), установлена мемориальная доска.

Документальное кино

  • [http://ru.milavia.soneta.ru/Letchiki-ispitateli-SSSR-Sergei-Anohin «Лётчики-испытатели СССР. Сергей Анохин.» — Студия Крылья России, 2008]
  • [http://magazin.wingstv.ru/product/test-pilots-heroes-of-the-soviet-union/ «Дороже золота. Лётчики-испытатели. Герои Советского Союза». Документальный фильм]. Студия «Крылья России». 2009. 130 минут.

Напишите отзыв о статье "Анохин, Сергей Николаевич"

Примечания

  1. 1 2 3 [http://scientist.ucoz.ru/_ld/0/8_amiryanz.pdf Амирьянц Г. А. «Лётчики-испытатели, Сергей Анохин со товарищи»], Издательство — М:Машиностроение, 2001. 448 с.: ил. ISBN 5-217-03081-X.
  2. 1 2 http://www.famhist.ru/famhist/korol/0018df25.htm Воспоминания Б.Чертока

Литература

  • Геннадий Ашотович Амирьянц «Лётчики-испытатели. Сергей Анохин со товарищи». — М.: Машиностроение, 2001. — 448 с.: ил. — ISBN 5-217-03081-X
  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь / Пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1 /Абаев — Любичев/. — 911 с. — 100 000 экз. — ISBN отс., Рег. № в РКП 87-95382.
  • Советские и российские космонавты. 1960—2000. — М., ООО Информационно-издательский дом «Новости космонавтики», 2001. — 408с. ISBN 5-93345-003-0
  • Васин В. П., Симонов А. А. [http://www.testpilot.ru/review/isplii/index.htm Испытатели ЛИИ]. — Жуковский: Авиационный Печатный Двор, 2001. — С. 29. — 192 с. — ISBN 5-93705-008-8.
  • Симонов А. А. Заслуженные испытатели СССР. — Москва: Авиамир, 2009. — С. 23—24. — 384 с. — ISBN 978-5-904399-05-4.

Ссылки

  • 15px [http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=418 Анохин, Сергей Николаевич]. Сайт «Герои Страны».
  • [http://www.astronaut.ru/as_rusia/energia/text/anochin.htm?reload_coolmenus Анохин Сергей Николаевич]
  • [http://moscow-tombs.ru/1986/anohin_sn.htm Фото могилы]
  • [http://www.tsagi.ru/rus Сайт Центрального аэрогидродинамического института]
  • [http://aviapanorama.ru/2010/06/eto-byl-dejstvitelno-chelovek-ptica Это был действительно человек-птица] /// Г.Амирьянц, «Авиапанорама»

Отрывок, характеризующий Анохин, Сергей Николаевич

«Старые» литовские Боги в моём родном городе Алитус, домашние и тёплые, как простая дружная семья...

Эти боги напоминали мне добрых персонажей из сказок, которые чем-то были похожи на наших родителей – были добрыми и ласковыми, но если это было нужно – могли и сурово наказать, когда мы слишком сильно проказничали. Они были намного ближе нашей душе, чем тот непонятный, далёкий, и так ужасно от людских рук погибший, Бог...
Я прошу верующих не возмущаться, читая строки с моими тогдашними мыслями. Это было тогда, и я, как и во всём остальном, в той же самой Вере искала свою детскую истину. Поэтому, спорить по этому поводу я могу только о тех моих взглядах и понятиях, которые у меня есть сейчас, и которые будут изложены в этой книге намного позже. А пока, это было время «упорного поиска», и давалось оно мне не так уж просто...
– Странная ты девочка... – задумчиво прошептал печальный незнакомец.
– Я не странная – я просто живая. Но живу я среди двух миров – живого и мёртвого... И могу видеть то, что многие, к сожалению, не видят. Потому, наверное, мне никто и не верит... А ведь всё было бы настолько проще, если бы люди послушали, и хотя бы на минуту задумались, пусть даже и не веря... Но, думаю, что если это и случится когда-нибудь, то уж точно не будет сегодня... А мне именно сегодня приходится с этим жить...
– Мне очень жаль, милая... – прошептал человек. – А ты знаешь, здесь очень много таких, как я. Их здесь целые тысячи... Тебе, наверное, было бы интересно с ними поговорить. Есть даже и настоящие герои, не то, что я. Их много здесь...
Мне вдруг дико захотелось помочь этому печальному, одинокому человеку. Правда, я совершенно не представляла, что я могла бы для него сделать.
– А хочешь, мы создадим тебе другой мир, пока ты здесь?.. – вдруг неожиданно спросила Стелла.
Это была великолепная мысль, и мне стало чуточку стыдно, что она мне первой не пришла в голову. Стелла была чудным человечком, и каким-то образом, всегда находила что-то приятное, что могло принести радость другим.
– Какой-такой «другой мир»?.. – удивился человек.
– А вот, смотри... – и в его тёмной, хмурой пещере вдруг засиял яркий, радостный свет!.. – Как тебе нравится такой дом?
У нашего «печального» знакомого счастливо засветились глаза. Он растерянно озирался вокруг, не понимая, что же такое тут произошло... А в его жуткой, тёмной пещере сейчас весело и ярко сияло солнце, благоухала буйная зелень, звенело пенье птиц, и пахло изумительными запахами распускающихся цветов... А в самом дальнем её углу весело журчал ручеек, расплёскивая капельки чистейшей, свежей, хрустальной воды...
– Ну, вот! Как тебе нравится? – весело спросила Стелла.
Человек, совершенно ошалевши от увиденного, не произносил ни слова, только смотрел на всю эту красоту расширившимися от удивления глазами, в которых чистыми бриллиантами блестели дрожащие капли «счастливых» слёз...
– Господи, как же давно я не видел солнца!.. – тихо прошептал он. – Кто ты, девочка?
– О, я просто человек. Такой же, как и ты – мёртвый. А вот она, ты уже знаешь – живая. Мы гуляем здесь вместе иногда. И помогаем, если можем, конечно.
Было видно, что малышка рада произведённым эффектом и буквально ёрзает от желания его продлить...
– Тебе правда нравится? А хочешь, чтобы так и осталось?
Человек только кивнул, не в состоянии произнести ни слова.
Я даже не пыталась представить, какое счастье он должен был испытать, после того чёрного ужаса, в котором он ежедневно, и уже так долго, находился!..
– Спасибо тебе, милая... – тихо прошептал мужчина. – Только скажи, как же это может остаться?..
– О, это просто! Твой мир будет только здесь, в этой пещере, и, кроме тебя, его никто не увидит. И если ты не будешь отсюда уходить – он навсегда останется с тобой. Ну, а я буду к тебе приходить, чтобы проверить... Меня зовут Стелла.
– Я не знаю, что и сказать за такое... Не заслужил я. Наверно неправильно это... Меня Светилом зовут. Да не очень-то много «света» пока принёс, как видите...
– Ой, ничего, принесёшь ещё! – было видно, что малышка очень горда содеянным и прямо лопается от удовольствия.
– Спасибо вам, милые... – Светило сидел, опустив свою гордую голову, и вдруг совершенно по-детски заплакал...
– Ну, а как же другие, такие же?.. – тихо прошептала я Стелле в ушко. – Их ведь наверное очень много? Что же с ними делать? Ведь это не честно – помочь одному. Да и кто дал нам право судить о том, кто из них такой помощи достоин?
Стеллино личико сразу нахмурилось...
– Не знаю... Но я точно знаю, что это правильно. Если бы это было неправильно – у нас бы не получилось. Здесь другие законы...
Вдруг меня осенило:
– Погоди-ка, а как же наш Гарольд?!.. Ведь он был рыцарем, значит, он тоже убивал? Как же он сумел остаться там, на «верхнем этаже»?..
– Он заплатил за всё, что творил... Я спрашивала его об этом – он очень дорого заплатил... – смешно сморщив лобик, серьёзно ответила Стелла.
– Чем – заплатил? – не поняла я.
– Сущностью... – печально прошептала малышка. – Он отдал часть своей сущности за то, что при жизни творил. Но сущность у него была очень высокой, поэтому, даже отдав её часть, он всё ещё смог остаться «на верху». Но очень мало кто это может, только по-настоящему очень высоко развитые сущности. Обычно люди слишком много теряют, и уходят намного ниже, чем были изначально. Как Светило...
Это было потрясающе... Значит, сотворив что-то плохое на Земле, люди теряли какую-то свою часть (вернее – часть своего эволюционного потенциала), и даже при этом, всё ещё должны были оставаться в том кошмарном ужасе, который звался – «нижний» Астрал... Да, за ошибки, и в правду, приходилось дорого платить...
– Ну вот, теперь мы можем идти, – довольно помахав ручкой, прощебетала малышка. – До свидания, Светило! Я буду к тебе приходить!
Мы двинулись дальше, а наш новый друг всё ещё сидел, застыв от неожиданного счастья, жадно впитывая в себя тепло и красоту созданного Стеллой мира, и окунаясь в него так глубоко, как делал бы умирающий, впитывающий вдруг вернувшуюся к нему жизнь, человек...
– Да, это правильно, ты была абсолютно права!.. – задумчиво сказала я.
Стелла сияла.
Пребывая в самом «радужном» настроении мы только-только повернули к горам, как из туч внезапно вынырнула громадная, шипасто-когтистая тварь и кинулась прямо на нас...
– Береги-и-сь! – взвизгнула Стела, а я только лишь успела увидеть два ряда острых, как бритва, зубов, и от сильного удара в спину, кубарем покатилась на землю...
От охватившего нас дикого ужаса мы пулями неслись по широкой долине, даже не подумав о том, что могли бы быстренько уйти на другой «этаж»... У нас просто не было времени об этом подумать – мы слишком сильно перепугались.
Тварь летела прямо над нами, громко щёлкая своим разинутым зубастым клювом, а мы мчались, насколько хватало сил, разбрызгивая в стороны мерзкие слизистые брызги, и мысленно моля, чтобы что-то другое вдруг заинтересовало эту жуткую «чудо-птицу»... Чувствовалось, что она намного быстрее и оторваться от неё у нас просто не было никаких шансов. Как на зло, поблизости не росло ни одно дерево, не было ни кустов, ни даже камней, за которыми можно было бы скрыться, только в дали виднелась зловещая чёрная скала.
– Туда! – показывая пальчиком на ту же скалу, закричала Стелла.
Но вдруг, неожиданно, прямо перед нами откуда-то появилось существо, от вида которого у нас буквально застыла в жилах кровь... Оно возникло как бы «прямо из воздуха» и было по-настоящему ужасающим... Огромную чёрную тушу сплошь покрывали длинные жёсткие волосы, делая его похожим на пузатого медведя, только этот «медведь» был ростом с трёхэтажный дом... Бугристая голова чудовища «венчалась» двумя огромными изогнутыми рогами, а жуткую пасть украшала пара невероятно длинных, острых как ножи клыков, только посмотрев на которые, с перепугу подкашивались ноги... И тут, несказанно нас удивив, монстр легко подпрыгнул вверх и....подцепил летящую «гадость» на один из своих огромных клыков... Мы ошарашено застыли.
– Бежим!!! – завизжала Стелла. – Бежим, пока он «занят»!..
И мы уже готовы были снова нестись без оглядки, как вдруг за нашими спинами прозвучал тоненький голосок:
– Девочки, постойте!!! Не надо убегать!.. Дин спас вас, он не враг!
Мы резко обернулись – сзади стояла крохотная, очень красивая черноглазая девочка... и спокойно гладила подошедшее к ней чудовище!.. У нас от удивления глаза полезли на лоб... Это было невероятно! Уж точно – это был день сюрпризов!.. Девочка, глядя на нас, приветливо улыбалась, совершенно не боясь рядом стоящего мохнатого чудища.
– Пожалуйста, не бойтесь его. Он очень добрый. Мы увидели, что за вами гналась Овара и решили помочь. Дин молодчина, успел вовремя. Правда, мой хороший?
«Хороший» заурчал, что прозвучало как лёгкое землетрясение и, нагнув голову, лизнул девочку в лицо.
– А кто такая Овара, и почему она на нас напала? – спросила я.
– Она нападает на всех, она – хищник. И очень опасна, – спокойно ответила девчушка. – А можно спросить, что вы здесь делаете? Вы ведь не отсюда, девочки?
– Нет, не отсюда. Мы просто гуляли. Но такой же вопрос к тебе – а, что ты здесь делаешь?
Я к маме хожу... – погрустнела малышка. – Мы умерли вместе, но почему-то она попала сюда. И вот теперь я живу здесь, но я ей этого не говорю, потому что она никогда с этим не согласится. Она думает, что я только прихожу...
– А не лучше ли и вправду только приходить? Здесь ведь так ужасно!.. – передёрнула плечиками Стелла.
– Я не могу её оставить здесь одну, я за ней смотрю, чтобы с ней ничего не случилось. И вот Дин со мной... Он мне помогает.
Я просто не могла этому поверить... Эта малюсенькая храбрая девчушка добровольно ушла со своего красивого и доброго «этажа», чтобы жить в этом холодном, ужасном и чужом мире, защищая свою, чем-то сильно «провинившуюся», мать! Не много, думаю, нашлось бы столь храбрых и самоотверженных (даже взрослых!) людей, которые решились бы на подобный подвиг... И я тут же подумала – может, она просто не понимала, на что собиралась себя обречь?!
– А как давно ты здесь, девочка, если не секрет?
– Недавно... – грустно ответила, теребя пальчиками чёрный локон своих кудрявых волос, черноглазая малышка. – Я попала в такой красивый мир, когда умерла!.. Он был таким добрым и светлым!.. А потом я увидела, что мамы со мной нет и кинулась её искать. Сначала было так страшно! Её почему-то нигде не было... И вот тогда я провалилась в этот ужасный мир... И тут её нашла. Мне было так жутко здесь... Так одиноко... Мама велела мне уходить, даже ругала. Но я не могу её оставить... Теперь у меня появился друг, мой добрый Дин, и я уже могу здесь как-то существовать.
Её «добрый друг» опять зарычал, от чего у нас со Стеллой поползли огромные «нижнеастральные» мурашки... Собравшись, я попыталась немного успокоиться, и начала присматриваться к этому мохнатому чуду... А он, сразу же почувствовав, что на него обратили внимание, жутко оскалил свою клыкастую пасть... Я отскочила.
– Ой, не бойтесь пожалуйста! Это он вам улыбается, – «успокоила» девчушка.
Да уж... От такой улыбки быстро бегать научишься... – про себя подумала я.
– А как же случилось, что ты с ним подружилась? – спросила Стелла.
– Когда я только сюда пришла, мне было очень страшно, особенно, когда нападали такие чудища, как на вас сегодня. И вот однажды, когда я уже чуть не погибла, Дин спас меня от целой кучи жутких летающих «птиц». Я его тоже испугалась вначале, но потом поняла, какое у него золотое сердце... Он самый лучший друг! У меня таких никогда не было, даже когда я жила на Земле.
– А как же ты к нему так быстро привыкла? У него внешность ведь не совсем, скажем так, привычная...
– А я поняла здесь одну очень простую истину, которую на Земле почему-то и не замечала – внешность не имеет значения, если у человека или существа доброе сердце... Моя мама была очень красивой, но временами и очень злой тоже. И тогда вся её красота куда-то пропадала... А Дин, хоть и страшный, но зато, всегда очень добрый, и всегда меня защищает, я чувствую его добро и не боюсь ничего. А к внешности можно привыкнуть...
– А ты знаешь, что ты будешь здесь очень долго, намного дольше, чем люди живут на Земле? Неужели ты хочешь здесь остаться?..
– Здесь моя мама, значит, я должна ей помочь. А когда она «уйдёт», чтобы снова жить на Земле – я тоже уйду... Туда, где добра побольше. В этом страшном мире и люди очень странные – как будто они и не живут вообще. Почему так? Вы что-то об этом знаете?
– А кто тебе сказал, что твоя мама уйдёт, чтобы снова жить? – заинтересовалась Стелла.
– Дин, конечно. Он многое знает, он ведь очень долго здесь живёт. А ещё он сказал, что когда мы (я и мама) снова будем жить, у нас семьи будут уже другие. И тогда у меня уже не будет этой мамы... Вот потому я и хочу с ней сейчас побыть.
– А как ты с ним говоришь, со своим Дином? – спросила Стелла. – И почему ты не желаешь нам сказать своё имя?
А ведь и правда – мы до сих пор не знали, как её зовут! И откуда она – тоже не знали...
– Меня звали Мария... Но разве здесь это имеет значение?
– Ну, конечно же! – рассмеялась Стелла. – А как же с тобой общаться? Вот когда уйдёшь – там тебе новое имя нарекут, а пока ты здесь, придётся жить со старым. А ты здесь с кем-то ещё говорила, девочка Мария? – по привычке перескакивая с темы на тему, спросила Стелла.
– Да, общалась... – неуверенно произнесла малышка. – Но они здесь такие странные. И такие несчастные... Почему они такие несчастные?
– А разве то, что ты здесь видишь, располагает к счастью? – удивилась её вопросу я. – Даже сама здешняя «реальность», заранее убивает любые надежды!.. Как же здесь можно быть счастливым?
– Не знаю. Когда я с мамой, мне кажется, я и здесь могла бы быть счастливой... Правда, здесь очень страшно, и ей здесь очень не нравится... Когда я сказала, что согласна с ней остаться, она на меня сильно накричала и сказала, что я её «безмозглое несчастье»... Но я не обижаюсь... Я знаю, что ей просто страшно. Так же, как и мне...
– Возможно, она просто хотела тебя уберечь от твоего «экстремального» решения, и хотела, только лишь, чтобы ты пошла обратно на свой «этаж»? – осторожно, чтобы не обидеть, спросила Стелла.
– Нет, конечно же... Но спасибо вам за хорошие слова. Мама часто называла меня не совсем хорошими именами, даже на Земле... Но я знаю, что это не со злости. Она просто была несчастной оттого, что я родилась, и часто мне говорила, что я разрушила ей жизнь. Но это ведь не была моя вина, правда же? Я всегда старалась сделать её счастливой, но почему-то мне это не очень-то удавалось... А папы у меня никогда не было. – Мария была очень печальной, и голосок у неё дрожал, как будто она вот-вот заплачет.
Мы со Стеллой переглянулись, и я была почти уверенна, что её посетили схожие мысли... Мне уже сейчас очень не нравилась эта избалованная, эгоистичная «мама», которая вместо того, чтобы самой беспокоиться о своём ребёнке, его же героическую жертву совершенно не понимала и, в придачу, ещё больно обижала.
– А вот Дин говорит, что я хорошая, и что я делаю его очень счастливым! – уже веселее пролепетала малышка. – И он хочет со мной дружить. А другие, кого я здесь встречала, очень холодные и безразличные, а иногда даже и злые... Особенно те, у кого монстры прицеплены...
– Монстры – что?.. – не поняли мы.
– Ну, у них страшенные чудища на спинах сидят, и говорят им, что они должны делать. А если те не слушают – чудища над ними страшно издеваются... Я попробовала поговорить с ними, но эти монстры не разрешают.
Мы абсолютно ничего из этого «объяснения» не поняли, но сам факт, что какие-то астральные существа истязают людей, не мог остаться нами не «исследованным», поэтому, мы тут же её спросили, как мы можем это удивительное явление увидеть.
– О, да везде! Особенно у «чёрной горы». Во-он там, за деревьями. Хотите, мы тоже с вами пойдём?
– Конечно, мы только рады будем! – сразу же ответила обрадованная Стелла.
Мне тоже, если честно, не очень-то улыбалась перспектива встречаться с кем-то ещё, «жутким и непонятным», особенно в одиночку. Но интерес перебарывал страх, и мы, конечно же, пошли бы, несмотря на то, что немного побаивались... Но когда с нами шёл такой защитник как Дин – сразу же становилось веселее...
И вот, через короткое мгновение, перед нашими широко распахнутыми от изумления глазами развернулся настоящий Ад... Видение напоминало картины Боша (или Боска, в зависимости от того, на каком языке переводить), «сумасшедшего» художника, который потряс однажды своим искусством весь мир... Сумасшедшим он, конечно же, не был, а являлся просто видящим, который почему-то мог видеть только нижний Астрал. Но надо отдать ему должное – изображал он его великолепно... Я видела его картины в книге, которая была в библиотеке моего папы, и до сих пор помнила то жуткое ощущение, которое несли в себе большинство из его картин...
– Ужас какой!.. – прошептала потрясённая Стелла.
Можно, наверное, было бы сказать, что мы видели здесь, на «этажах», уже многое... Но такого даже мы не в состоянии были вообразить в самом жутком нашем кошмаре!.. За «чёрной скалой» открылось что-то совершенно немыслимое... Это было похоже на огромный, выбитый в скале, плоский «котёл», на дне которого пузырилась багровая «лава»... Раскалённый воздух «лопался» повсюду странными вспыхивающими красноватыми пузырями, из которых вырывался обжигающий пар и крупными каплями падал на землю, или на попавших в тот момент под него людей... Раздавались душераздирающие крики, но тут же смолкали, так как на спинах тех же людей восседали омерзительнейшие твари, которые с довольным видом «управляли» своими жертвами, не обращая ни малейшего внимания на их страдания... Под обнажёнными ступнями людей краснели раскалённые камни, пузырилась и «плавилась» пышущая жаром багровая земля... Сквозь огромные трещины прорывались выплески горячего пара и, обжигая ступни рыдающим от боли людским сущностям, уносились в высь, испаряясь лёгким дымком... А по самой середине «котлована» протекала ярко красная, широкая огненная река, в которую, время от времени, те же омерзительные монстры неожиданно швыряли ту или иную измученную сущность, которая, падая, вызывала лишь короткий всплеск оранжевых искр, и тут же, превратившись на мгновение в пушистое белое облачко, исчезала... уже навсегда... Это был настоящий Ад, и нам со Стеллой захотелось как можно скорее оттуда «исчезнуть»...