Антанта

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Анта́нта (фр. entente — согласие) — военно-политический блок России, Великобритании и Франции, создан в качестве противовеса «Тройственному союзу» (A-Entente — Германии, Австро-Венгрии и Италии); сложился в основном в 19041907 годах и завершил размежевание великих держав накануне Первой мировой войны. Термин возник в 1904 году первоначально для обозначения англо-французского союза, причём употреблялось выражение l’Entente cordiale («сердечное согласие») в память кратковременного англо-французского союза в 1840-х годах, носившего то же название.







Образование Антанты

Файл:Map Europe alliances 1914-ru.svg
Военно-политические союзы в Европе перед началом Первой мировой войны

Создание Антанты стало реакцией на создание Тройственного союза и усиление Германии, попыткой не допустить её гегемонии на континенте первоначально со стороны России (Франция изначально занимала антигерманскую позицию), а затем и со стороны Великобритании. Последняя перед лицом угрозы германской гегемонии была вынуждена оставить традиционную политику «блестящей изоляции» и перейти к — впрочем, тоже традиционной — политике блокирования против самой сильной державы континента. Особенно важными стимулами к такому выбору Великобритании являлись германская военно-морская программа и колониальные притязания Германии. В Германии, в свою очередь, такой поворот событий был объявлен «окружением» и послужил поводом для новых военных приготовлений, позиционируемых как сугубо оборонительные.

Противостояние Антанты и Тройственного союза привело к Первой мировой войне, где противником Антанты и её союзников был блок Центральных держав, в котором Германия играла ведущую роль.

Основные даты

Полный состав антигерманской коалиции

Страна Дата вступления в войну Примечания
Сербия Сербия 28 июля 1914 После войны стала основой Югославии.
Россия Россия 1 августа 1914 Заключила сепаратный мир с Германией 3 марта 1918 года.
Франция Франция 3 августа 1914
Бельгия Бельгия 4 августа 1914 Будучи нейтральной, отказалась пропустить германские войска, что привело к её вступлению в войну на стороне Антанты.
Великобритания Великобритания 4 августа 1914
Черногория Черногория 5 августа 1914 После войны вошла в состав Югославии.
Японская империя Япония 23 августа 1914
Египет Египет 18 декабря 1914
Италия Италия 23 мая 1915 Являясь членом Тройственного союза, сначала отказалась поддержать Германию, а затем перешла на сторону её противников.
Португалия Португалия 9 марта 1916
Хиджаз Хиджаз 30 мая 1916 Часть Османской империи с арабским населением, провозгласившая независимость в ходе войны.
Румыния Румыния 27 августа 1916 Заключила сепаратный мир 7 мая 1918 года, но 10 ноября того же года вновь вступила в войну.
Соединённые Штаты Америки США 6 апреля 1917 Вопреки распространённому мнению, никогда не входили в Антанту, являясь лишь её союзником.
Панама Панама 7 апреля 1917
Куба Куба 7 апреля 1917
Греция Греция 29 июня 1917
Сиам Сиам 22 июля 1917
Либерия Либерия 4 августа 1917
Китайская Народная Республика Китай 14 августа 1917 Китай официально вступил в Мировую войну на стороне Антанты, но участвовал в ней лишь формально; в боевых действиях китайские вооружённые силы участия не принимали[1].
Бразилия Бразилия 26 октября 1917
Гватемала Гватемала 30 апреля 1918
Никарагуа Никарагуа 8 мая 1918
Коста-Рика Коста-Рика 23 мая 1918
Республика Гаити Гаити 12 июля 1918
Гондурас Гондурас 19 июля 1918
Боливия Боливия
Доминиканская Республика Доминиканская республика
Перу Перу
Уругвай Уругвай
Эквадор Эквадор
Сан-Марино Сан-Марино

Некоторые государства не объявляли войну Центральным державам, ограничившись разрывом дипломатических отношений.

После победы над Германией в 1919 году Верховный совет Антанты практически выполнял функции «мирового правительства», занимаясь устроением послевоенного порядка, однако провал политики Антанты в отношении России и Турции обнаружил предел её могуществу, подтачиваемому внутренними противоречиями между державами-победительницами. В этом политическом качестве «мирового правительства» Антанта прекратила существование после образования Лиги Наций.

Интервенция Антанты в Россию

Октябрьская революция в России первоначально имела значение для Антанты прежде всего в смысле катастрофических для неё военных перспектив (выход России из войны). Великобритания, Франция и Италия, видя, что власть в России взяла заключившая перемирие и начавшая мирные переговоры с Германией партия большевиков, приняли решение о поддержке сил, не признавших власть нового режима.

22 декабря конференция представителей стран Антанты в Париже признала необходимым поддерживать связь с антибольшевистскими правительствами Украины, казачьих областей, Сибири, Кавказа и Финляндии и открыть им кредиты. 23 декабря 1917 года было заключено англо-французское соглашение о разделе сфер ответственности в России: в зону Великобритании вошли Кавказ и казачьи области, в зону Франции — Бессарабия, Украина и Крым; Сибирь и Дальний Восток рассматривались как зона ответственности США и Японии.

После заключения Брестского мира 3 марта 1918 года Антанта заявила о непризнании этого соглашения, но к военным действиям против советской власти так и не приступила, пытаясь вести с ней переговоры. 6 марта немногочисленный английский десант, две роты морпехов, высадился в Мурманске для предотвращения захвата немцами огромного количества военных грузов, поставленных союзниками в Россию, но никаких враждебных действий против советской власти не предпринял (до 30 июня[2]). В ответ на убийство двух японских граждан 5 апреля две роты японцев и полурота британцев высадились во Владивостоке, но спустя две недели они были возвращены на корабли.

Обострение отношений между странами Антанты и большевиками началось в мае 1918 года. Тогда Германия потребовала от Советской России строго выполнять условия Брестского мира — в частности интернировать, то есть полностью разоружить и заключить в концлагеря, всех военнослужащих стран Антанты и её союзников, находящихся на советской территории. Это привело к восстанию чехословацкого корпуса, высадке 2-тысячного десанта англичан в Архангельске в августе 1918 года и к продвижению японцев в Приморье и в Забайкалье.

После поражения Германии в ноябре 1918 года Антанта пытается заполнить образовавшийся с выводом немецких (и турецких — в Закавказье) войск военно-политический вакуум, занимая причерноморские города: Одессу, Севастополь, Николаев, а также Закавказье. Впрочем, кроме батальона греков, участвовавшего в боях с отрядами атамана Григорьева под Одессой, остальные войска Антанты, так и не приняв боя, в апреле 1919 года эвакуировались из Одессы и Крыма.

На Дальнем Востоке продолжала активно действовать Япония, преследуя собственные интересы, но сдерживаемая в этом отношении американцами. Англия весной 1919 года по приглашению местных правительств: Грузии, Армении и Азербайджана, — высадила свои войска в Закавказье.

Активная материальная и экономическая помощь Белому движению продолжалась до заключения Версальского мира, оформившего поражение Германии в войне. После чего помощь западных союзников Белому движению постепенно прекращается.

В советской исторической науке интервенция Антанты в России рассматривалась как вторжение, направленное против российского государства («Советской России», отождествляемой с Россией вообще).

Мнения

Император Вильгельм в своих воспоминаниях[3] утверждает, что фактически блок Антанты оформился ещё в 1897 г., после подписания между Англией, Америкой и Францией трёхстороннего соглашения, известного как «Джентльменское соглашение».

В книге «The problem of Japan» анонимного автора, вышедшей в 1918 году в Гааге, написанной якобы экс-дипломатом из Дальнего Востока, приводятся выдержки из книги профессора истории при Вашингтонском университете в С.-Луи Роланда Ашера. Ашер точно также, как и его бывший коллега, профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке Джон Бассет Мур, часто привлекался государственным департаментом в Вашингтоне в качестве советника по вопросам внешней политики, ибо он был большим знатоком в международных вопросах, касавшихся и Соединенных Штатов, каких в Америке не много. Благодаря вышедшей в 1913 году книге профессора истории при Вашингтонском университете Роланда Ашера впервые стало известно о содержании заключённого весной 1897 года «Agreement» или «Treaty» (соглашения или договора) тайного характера между Англией, Америкой и Францией. Это соглашение устанавливало, что в случае, если Германия, или Австрия, или обе вместе начнут войну в интересах «пангерманизма», то Соединенные Штаты тотчас же станут на сторону Англии и Франции, и предоставят все свои средства на оказание помощи этим державам. Профессор Ашер приводит в дальнейшем все причины, в том числе и колониального характера, заставившие Соединенные Штаты принять участие в войне против Германии, близость которой он предсказывал ещё в 1913 году. — Анонимный автор «The problem of Japan» составил особую таблицу пунктов заключённого в 1897 году соглашения между Англией, Францией и Америкой, разделив их по отдельным рубрикам, и изобразив, таким образом, в наглядной форме размеры взаимных обязательств. Эта глава его книги читается с чрезвычайным интересом и хорошо дает представление о событиях предшествовавших мировой войне, и о приготовлениях к ней стран Антанты, которые, ещё не выступив под именем «Entente cordiale», уже тогда объединялись против Германии. Экс-дипломат при этом замечает: здесь мы имеем договор, заключённый, по утверждению профессора Ашера, ещё в 1897 году, — договор, который предусматривает все этапы участия Англии, Франции и Америки в будущих событиях, включая и завоевание испанских колоний, и контроль над Мексикой и Центральной Америкой, и использование Китая, и аннексию угольных станций. Тем не менее, профессор Ашер хочет уговорить нас, что эти мероприятия были необходимы лишь для того, чтобы спасти мир от «пангерманизма». Излишне напоминать профессору Ашеру, продолжает экс-дипломат, что если бы даже признать существование призрака «пангерманизма», то в 1897 году об этом ещё, конечно никто не слыхал, ибо к этому времени Германия ещё не выставила своей большой морской программы, обнародованной только в 1898 году. Таким образом, если Англия, Франция, и Соединенные Штаты действительно лелеяли те общие планы, которые профессор Ашер им приписывает, и если они заключили союз для осуществления этих планов, то едва ли возможно будет объяснить и возникновение этих планов, и их выполнение таким слабым предлогом как, как успехи «пангерманизма». Так говорит экс-дипломат. Этому можно поистине поражаться. Галлы и англосаксонцы с целью уничтожения Германии и Австрии, и устранение их конкуренции на мировом рынке в обстановке полнейшего мира, без малейших угрызений совести заключают направленный против Испании, Германии и т. д. настоящий договор о разделе, разработанный до мельчайших деталей. Договор этот был заключён объединенными галло-англосаксонцами за 17 лет до начала мировой войны, и цели его систематически разрабатывались в течение этого периода. Теперь можно понять ту лёгкость, с какой король Эдуард VII мог проводить свою политику окружения; главные актёры уже давно спелись и были готовы. Когда он окрестил этот союз «Entente cordiale», это было для мира, особенно для немцев, неприятной новостью; для другой же стороны это было только официальным признанием давно уже известного де-факто.

См. также

Напишите отзыв о статье "Антанта"

Примечания

  1. [http://wunderwaffe.narod.ru/Magazine/MK/1999_05/11.htm Китай в Первой мировой войне]
  2. [http://www.navy.su/navybook/kozlov_shlomin/03.html Козлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот.— М.: Воениздат, 1983]
  3. Вильгельм II «События и люди 1878—1918», 2003, издательство «Харвест», Минск. с 51-52

Ссылки

  • [http://bigenc.ru/text/695645 Антанта] / О. В. Серова // Анкилоз — Банка. — М. : Большая Российская энциклопедия, 2005. — С. 23. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—, т. 2). — ISBN 5-85270-330-3.</span>
  • Шамбаров В. [http://militera.lib.ru/research/shambarov3/index.html За Веру, Царя и Отечество]
  • [http://www.volk59.narod.ru/interpost.htm Почему Запад не стал воевать против большевиков?]
  • [http://www.volk59.narod.ru/inter14.htm «Интервенция 14 держав» в Советскую Россию]
  • Густерин П. [http://ricolor.org/europe/britania/vr/history/22_07_2014/ Советская Россия и Антанта в 1918 году]

Отрывок, характеризующий Антанта

– Но как же он может их видеть, если слепо верит в то, что ему преподносят?.. Мы должны показать это людям! Они обязаны всё это знать, Север! – опять не выдержала я.
– Мы ничего людям не должны, Изидора... – резко ответил Север. – Они вполне довольны тем, во что они верят. И не хотят ничего менять. Желаешь ли, чтобы я продолжил?
Он снова наглухо отгородился от меня стеной «железной» уверенности в своей правоте, и мне не оставалось ничего более, как лишь кивнуть в ответ, не скрывая проступивших слёз разочарования... Бессмысленно было даже пытаться что-либо доказывать – он жил в своём «правильном» мире, не отвлекаясь на мелкие «земные неполадки»...

– После жестокой смерти Радомира Магдалина решила вернуться туда, где был её настоящий Дом, где когда-то давно она родилась на свет. Наверное, всем нам присуща тяга к нашим «корням», особенно когда по той или иной причине становится плохо... Вот и она, убитая своим глубоким горем, раненая и одинокая, решила наконец-то вернуться ДОМОЙ... Это место находилось в загадочной Окситании (сегодняшняя Франция, Лангедок) и называлось оно Долиной Магов (или также – Долиной Богов), славившейся своей суровой, мистической величавостью и красотой. И не было человека, который однажды побывав там, не полюбил бы Долину Магов на всю свою оставшуюся жизнь...
– Прости, Север, что прерываю тебя, но имя Магдалины... не от Долины Магов ли пришло оно?.. – не в состоянии удержаться от потрясшего меня открытия, воскликнула я.
– Ты совершенно права, Изидора. – улыбнулся Север. – Вот видишь – ты мыслишь!.. Настоящая Магдалина родилась около пятисот лет назад в Окситанской Долине Магов, и поэтому называли её Марией – Магом Долины (Маг-долины).
– Что же это за долина – Долина Магов, Север?.. И почему я никогда не слышала о подобном? Отец никогда не упоминал такое название, и об этом не говорил ни один из моих учителей?
– О, это очень древнее и очень мощное по своей силе место, Изидора! Земля там дарила когда-то необычайную силу... Её называли «Землёю Солнца», или «Чистой землёй». Она была создана рукотворно, много тысячелетий назад... И там когда-то жили двое из тех, кого люди называли Богами. Они берегли эту Чистую Землю от «чёрных сил», так как хранила она в себе Врата Междумирья, которых уже не существует сегодня. Но когда-то, очень давно, это было место прихода иномирных людей и иномирных вестей. Это был один из семи «мостов» Земли... Уничтоженный, к сожалению, глупой ошибкою Человека. Позже, много веков спустя, в этой долине начали рождаться одарённые дети. И для них, сильных, но несмышлёных, мы создали там новую «мэтэору»... Которую назвали – Раведой (Ра-ведать). Это была как бы младшая сестра нашей Мэтэоры, в которой так же учили Знанию, только намного более простому, чем учили этому мы, так как Раведа была открыта без исключения для всех одарённых. Там не давались Сокровенные Знания, а давалось лишь то, что могло помочь им жить со своей ношей, что могло научить их познать и контролировать свой удивительный Дар. Постепенно, в Раведу начали стекаться разные-преразные одарённые люди с самых дальних краёв Земли, жаждущие учиться. И потому, что Раведа была открытой именно для всех, иногда туда приходили так же и «серые» одарённые, которых так же учили Знанию, надеясь, что в один прекрасный день к ним обязательно вернётся их затерявшаяся Светлая Душа.
Так и назвали со временем эту Долину – Долиной Магов, как бы предупреждая непосвящённых о возможности встретить там неожиданные и удивительные чудеса... рождённые мыслью и сердцем одарённых... С Магдалиной и Ведуньей Марией пришли туда шесть рыцарей Храма, которые, с помощью живших там друзей, поселились в их необычных замках-крепостях, стоящих на живых «точках силы», дававших живущим в них природную мощь и защиту.

Магдалина же на время удалилась со своей малолетней дочуркой в пещеры, желая быть вдали от любой суеты, всей своей наболевшей душой ища покоя...

Скорбящая Магдалина в пещерах...

– Покажи мне её, Север!.. – не выдержав, попросила я. – Покажи мне, пожалуйста, Магдалину...
К моему величайшему удивлению, вместо суровых каменных пещер, я увидела ласковое, голубое море, на песчаном берегу которого стояла женщина. Я тут же узнала её – это была Мария Магдалина... Единственная любовь Радомира, его жена, мать его чудесных детей... и его вдова.
Она стояла прямая и гордая, несгибаемая и сильная... И только на её чистом тонком лице жила жгучая затаённая боль... Она была всё ещё очень похожа на ту дивную, светлую девочку, которую когда-то показал мне Север... только теперь её смешливое, милое лицо уже омрачала настоящая, «взрослая» печаль... Магдалина была красива той тёплой и нежной женственной красотой, которая одинаково поражала и молодых, и старых, заставляя почитать её, оставаться с ней, служить ей, и любить её, как можно любить только лишь мечту, вдруг воплотившуюся в человека.... Она стояла очень спокойно, сосредоточенно всматриваясь куда-то вдаль, будто чего-то ожидая. А рядом с ней, цепко обняв её колени, жалась крохотная девчушка – вторая маленькая Магдалина!.. Она была потрясающе похожа на свою мать – такие же длинные золотые волосы... такие же лучистые голубые глаза... и такие же забавные, весёлые ямочки на нежных улыбающихся щеках. Девочка была удивительно хороша и смешлива. Вот только мама казалась настолько грустной, что малышка не решалась её беспокоить, а лишь тихо стояла, тесно прижавшись, будто ждала, когда же уже пройдёт эта странная, непонятная мамина печаль... Ласковый ветерок лениво играл в золотых прядях длинных волос Магдалины, временами пробегая по её нежным щекам, осторожно касаясь их тёплым морским дуновением... Она стояла застывшая, точно статуя, и лишь в её грустных глазах явно читалось напряжённое ожидание... Вдруг очень далеко на горизонте показалась белая, пушистая точка, медленно превращавшаяся в далёкие паруса. Магдалина тут же преобразилась и ожила, крепко прижимая к себе дочурку, и как можно веселее сказала:
– Ну, вот мы и дождались, моё сокровище! Ты ведь хотела увидеть, откуда мама пришла в эту страну? Хотела ведь?.. Вот и поплывём мы с тобой далеко-далеко, пока не достигнем самого дальнего берега, где есть наш ДОМ... Ты полюбишь его так же сильно, как любила я. Обещаю тебе.
Наклонившись, Магдалина обвила руками свою крохотную дочурку, как бы желая защитить её от тех бед, которые зрела в их будущем её утончённая, ласковая душа.
– Мамочка, скажи, папа ведь тоже поплывёт с нами? Мы ведь не можем его здесь оставить? Правда? – и вдруг спохватившись, удивлённо спросила, – А почему его так долго нет?.. Уже почти два месяца мы его не видели... Мама, а где папа?
Глаза Магдалины стали суровыми и отрешёнными... И я тут же поняла – её малышка дочь ещё не знала, что папа уже никогда больше никуда с ними не поплывёт, так как те же самые два месяца назад он закончил свою короткую жизнь на кресте... Ну, а несчастная Магдалина, видимо, никак не могла отважиться сказать этому маленькому, чистому человечку о такой страшной, бесчеловечной беде. Да и как она могла сказать об этом ей, такой крошечной и беззащитной? Как объяснить ей, что были люди, которые ненавидели её доброго, светлого папу?.. Что они жаждали его смерти. И что никто из рыцарей Храма – его друзей – не смог его спасти?..
И она отвечала всё так же ласково и уверенно, стараясь успокоить свою встревоженную малышку.
– Папа не поплывёт с нами, ангел мой. Так же, как и твой любимый братик, Светодар.... У них есть долг, который они должны исполнить. Ты ведь помнишь, я рассказывала тебе, что такое – долг? Помнишь ведь?.. Мы поплывём вместе с друзьями – ты и я... Я знаю, ты их любишь. Тебе с ними будет хорошо, моя милая. И я буду всегда с тобой. Обещаю тебе.
Девчушка успокоилась, и уже веселее спросила:
– Мама, скажи, а в твоей стране много маленьких девочек? У меня там будет подруга? А то я всё с большими и с большими... А с ними не интересно. И играть они не умеют.
– Ну что ты, милая, а как же твой дядя, Радан? – улыбнувшись, спросила Магдалина. – Тебе ведь всегда бывает с ним интересно? И сказки он тебе рассказывает забавные, правда ведь?
Малышка с минуту подумала, а потом очень серьёзно заявила:
– Ну, может не так уж с ними и плохо, с взрослыми. Только я всё равно скучаю по друзьям... Я ведь маленькая, правда? Ну вот и друзья мои должны быть маленькими. А взрослые должны быть только иногда.
Магдалина удивлённо на неё посмотрела, и неожиданно схватив дочку на руки, звонко расцеловала в обе щеки.
– Ты права, золотце! Взрослые должны играть с тобой только иногда. Я обещаю – мы найдём тебе там самую хорошую подругу! Тебе придётся только чуточку подождать. Но ты ведь умеешь это? Ты у нас самая терпеливая девочка на свете, правда ведь?...
Этот простой, тёплый диалог двух одиноких любящих существ, запал мне в самую душу!.. И так хотелось верить, что всё у них будет хорошо! Что злая судьба обойдёт их стороной и что жизнь их будет светлой и доброй!.. Но, к сожалению, так же, как и у меня, у них, я знала, не будет... За что платили мы такую цену?!.. За что наши судьбы были столь безжалостны и жестоки?
Не успела я обернуться к Северу, чтобы задать следующий вопрос, как тут же появилось новое видение, от которого у меня просто захватило дух...
В прохладной тени огромного старого платана на смешных низких скамеечках сидели четверо человек. Двое из них были совсем ещё молодыми и очень похожими друг на друга. Третий же был седовласый старец, высокий и сильный, как защитная скала. На коленях он держал мальчика, которому от силы было 8-9 лет. И конечно же, Северу не понадобилось объяснять мне, кто были эти люди...

Радомира я узнала сразу, так как в нём оставалось слишком много от того чудесного, светлого юноши, виданного мною в первое посещения Мэтэоры. Он лишь сильно возмужал, стал суровее и взрослее. Его синие, пронизывающие глаза теперь смотрели на мир внимательно и жёстко, как бы говоря: «Если не веришь мне – послушай меня ещё раз, ну а если и тогда не поверишь – уходи. Жизнь слишком ценна, чтобы отдавать её не стоящим».
Он уже не был тем «любвеобильным», наивным мальчиком, которому казалось, что он в силах изменить любого человека... что в силах изменить весь мир... Теперь Радомир был Воином. Об этом говорил весь его облик – внутренняя собранность, аскетически тонкое, но очень сильное тело, упорная складка в уголках ярких, сжатых губ, пронизывающий взгляд его синих, вспыхивающих стальным оттенком, глаз... Да и вся бушующая в нём, невероятная сила, заставлявшая друзей уважать его (а врагов считаться с ним!) явно показывала в нём настоящего Воина, и уж ни в коем случае не беспомощного и мягкосердечного Бога, коим так упорно пыталась показать его ненавидимая им христианская церковь. И ещё... У него была изумительная улыбка, которая, видимо, стала всё реже и реже появляться на усталом, измождённом тяжкими думами лице. Но когда она появлялась – весь окружающий мир становился добрее, согреваемый его чудесным, безграничным теплом. Это тепло заполняло счастьем все одинокие, обделённые души!.. И именно в нём раскрывалась настоящая суть Радомира! В нём открывалась его истинная, любящая Душа.
Радан же (а это явно был он) выглядел чуть моложе и веселее (хотя был на один год старше Радомира). Он глядел на мир радостно и бесстрашно, будто никакая беда просто не могла, не имела права его коснуться. Будто любое горе должно было обойти его стороной... Он, несомненно, всегда являлся душой любого собрания, освещая его своим радостным, светлым присутствием, где бы ни находился. Юноша будто искрился каким-то радостным внутренним светом, который обезоруживал молодых и старых, заставляя безоговорочно любить его и оберегать, как ценнейшее сокровище, приходящее порадовать Землю раз в тысячи лет. Он был улыбчивым и ярким, как летнее солнышко, с лицом, овитым мягкими золотыми кудрями, и хотелось смотреть на него, любоваться им, забывая о жестокости и злобе окружавшего мира...
Третий «участник» маленького собрания сильно отличался от обоих братьев... Во-первых, он был намного старше и мудрее. Казалось, он носил на своих плечах всю неподъёмную тяжесть Земли, как-то ухитряясь с этим жить и не ломаться, в то же время, сохраняя в своей широкой душе добро и любовь к окружающим его людям. Рядом с ним взрослые казались несмышлёными детьми, пришедшими к мудрому Отцу за советом...

Он был очень высоким и мощным, как большая несокрушимая крепость, проверенная годами тяжких войн и бед.... Взгляд его внимательных серых глаз был колючим, но очень добрым, а сами глаза поражали цветом – они были невероятно светлыми и яркими, какими бывают только в ранней юности, пока их не омрачают чёрные тучи горечей и слёз. Этим могучим, тёплым человеком был, конечно же, Волхв Иоанн...
Мальчик же, преспокойно устроившись на могучих коленях старца, о чём-то очень сосредоточенно размышлял, не обращая внимания на окружающих. Несмотря на его юный возраст, он казался очень умным и спокойным, наполненным внутренней силой и светом. Его личико было сосредоточенным и серьёзным, будто малыш в тот момент решал для себя какую-то очень важную и сложную задачу. Так же, как и его отец, он был светловолосым и голубоглазым. Только черты его лица были на удивление мягкими и нежными, более похожими на мать – Светлую Марию Магдалину.
Полуденный воздух вокруг был сухим и жарким, как раскалённая печь. Утомлённые зноем мухи слетались к дереву, и лениво ползая по его необъятному стволу, надоедливо жужжали, беспокоя отдыхавших в широкой тени старого платана четверых собеседников. Под добрыми, гостеприимно раскинутыми ветвями веяло приятной зеленью и прохладой, причиной чему был резво бежавший прямо из-под корней могучего дерева игривый узенький ручеёк. Подпрыгивая на каждом камешке и кочке, он весело разбрызгивал блестящие прозрачные капли и бежал себе дальше, приятно освежая окружающее пространство. С ним рядом дышалось легко и чисто. И защищённые от полуденного зноя люди отдыхали, с наслаждением впитывая прохладную, драгоценную влагу... Пахло землёй и травами. Мир казался спокойным, добрым и безопасным.