Аралия высокая

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Аралия высокая
265px
Общий вид растения
Научная классификация
Международное научное название

Aralia elata (Miq.) Seem.

17px
[https://species.wikimedia.org/wiki/Aralia_elata?uselang=ru Систематика
на Викивидах]
15px
[https://commons.wikimedia.org/wiki/Category:Aralia_elata Изображения
на Викискладе]
ITIS  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
NCBI  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
EOL  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
GRIN  [https://npgsweb.ars-grin.gov/gringlobal/taxonomydetail.aspx?id=3815 t:3815]
IPNI  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
TPL  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
MB  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
FW  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ара́лия высо́кая (лат. Arália eláta), или Аралия маньчжу́рская (лат. Aralia mandshúrica Rupr. et Maxim.) — быстрорастущее дерево или кустарник, вид рода Аралия (Aralia) семейства Аралиевые (Araliaceae). Русские народные названия: шип-дерево, чёртово дерево[2].

Аралия маньчжурская близка к аралии высокой, которая отличается более широкими листочками и рыхлым соцветием с большим числом зонтиков. Однако, все эти признаки мало существенны и не всегда строго выдержаны. Поэтому обе эти аралии иногда считаются одним видом, который может нести название Aralia elata (Miq.) Seem..







Распространение и экология

Растение распространено в Китае, Японии, Корее, на Дальнем Востоке, в Приморском крае, на Сахалине и Курильских островах. Северная граница ареала проходит между 45—50° с. ш.

Растёт одиночно или небольшими группами в подлеске смешанных или хвойных лесов, предпочитая светлые места, прогалины и опушки. По высоте доходит до 2 700 метров над уровнем моря. Аралия высокая — пионер заселения гарей и лесосек.

Аралия весной

Биологическое описание

Небольшое дерево, 1,5—7, до 12 метров высотой, с прямым стволом диаметром до 20 см. Черешки листьев и ствол усажены многочисленными шипами.

Корневая система поверхностная, радиальная, до глубины 10—25 см от поверхности почвы горизонтальная. На расстоянии 2—3 (реже 5) метров от ствола корни круто изгибаются вниз и достигают глубины 50—60 см, при этом обильно ветвятся, образуя многочисленные разветвления.

Листья крупные, длиной до 1 м, сложные, дважды перистые, состоят из 2—4 долей первого порядка, которые состоят из 5—9 пар листочков.

Цветки мелкие, белые или кремовые, собраны в зонтики, образующие на верхушке ствола ветвистые многоцветковые (до 70 тыс. цветков) соцветия диаметром до 45 см.

Плод — сине-чёрный, ягодообразный с пятью косточками, диаметром 3—5 мм. Взрослое растение может образовывать до 60 тысяч плодов. Масса 1000 плодов — около 50 граммов.

В естественных условиях зацветает на пятый год жизни. Цветёт в июле—августе. Созревает в сентябре—октябре.

Химическое сырьё

Сбор и сушка

Лекарственным сырьём являются листья, кора и корни (лат. Radix Araliae mandshuricae) аралии.

Корни заготавливают осенью или весной, до распускания листьев. В качестве сырья заготавливают корни диаметром 1—3 см, предпочтительно использовать 5—15-летние растения. Часть корней оставляют для возобновления зарослей аралии. Выкопанные корни очищают от земли, удаляют почерневшие и гнилые места, сушат в хорошо проветриваемых помещениях или в сушилках при температуре 55—60 °С.

Кору собирают в то же время, что и корни, а листья — во время и после цветения. Кору и листья сушат при температуре 50—55 °С .

Химический состав

В корнях аралии содержатся белки, крахмал, углеводы, эфирное масло, минеральные соединения, незначительное количество алкалоидов, тритерпеновые пентациклические сапонины — аралозиды A, B и C (гликозиды олеаноловой кислоты).

В ветвях и листьях содержатся углеводы, эфирное масло, флавоноиды, алкалоиды, тритерпеноиды, органические кислоты и антоцианы.

В семенах содержатся непредельные жирные кислоты (линолевая, октадеценовая).

Фармакологические свойства

Галеновые препараты аралии оказывают возбуждающее действие на центральную нервную систему. Так же отмечены гонадотропное действие, стимулирование дыхания, кардиотонический и антистресорный эффекты препаратов из аралии.

Применение

В медицине

В качестве лекарственного средства применяют в основном корни аралии маньчжурской. Из сырья получают тонизирующую настойку, которую применяют при пониженном артериальном давлении, пониженной половой активности, нервном истощении, депрессивных состояниях, остаточных явлениях после менингита, контузий и сотрясений головного мозга.

Иное

Используется в качестве декоративного растения и для организации живых изгородей, является медоносом.

Молодые листья идут в пищу в варёном и жареном виде.

Напишите отзыв о статье "Аралия высокая"

Примечания

  1. Об условности указания класса двудольных в качестве вышестоящего таксона для описываемой в данной статье группы растений см. раздел «Системы APG» статьи «Двудольные».
  2. По данным книги «Универсальная энциклопедия лекарственных растений» (см. раздел Литература).

Литература

  • Универсальная энциклопедия лекарственных растений / сост. И. Н. Путырский, В. Н. Прохоров. — М.: Махаон, 2000. — С. 56—58. — 15 000 экз. — ISBN 5-88215-969-5.
  • Скляревский Л. Я., Губанов И. А. Лекарственные растения в быту. — М.: Россельхозиздат, 1970. — С. 38—39. — 223 с. — 500 000 экз.
  • Васьковский В. Е. Тритерпеновые гликозиды аралии маньчжурской. — Автореф. дис. канд. хим. наук. — М.: Ин-т химии природн. соединений, 1962.
  • Воробьев Д. П. Растительность Курильских островов. — «Изв. Всес. геогр. о-ва», 1947. — Т. 79, вып. 4.
  • Ворошилов В. Н. Флора советского Дальнего Востока. — М.: Наука, 1966.
  • Инструкция по сбору и сушке корней аралии маньчжурской // Ресурсы дикорастущих лекарственных растений СССР. — Л.: Наука, 1968.
  • Машковский М. Д. Лекарственные средства. Пособие для врачей. — изд. 7-е. — М.: Медицина, 1972.
  • Нечаев А. П. Северная граница ареалов аралиевых в Приморье. — Растит. ресурсы, 1969. — Т. 5, вып. 3.
  • Пояркова А. И. Аралиевые — Araliaceae Vent— В кн.: Флора СССР. — М.—Л.: Изд-во АН СССР, 1950. — Т. 16.
  • Смирнова Г. К. Изучение биологических особенностей отечественных аралий в связи с их медицинским использованием. — Автореф. дис. канд. биолог, наук. — М.: Моск. ун-т, 1965.
  • Хорлин Ф. Я., Бакиновский А. И., Васьковский В. Е. Аралозиды А, В и С из аралии высокой (Aralia elata). — Изв. АН СССР. Сер. хим, 1964. — Т. 7.
  • Шретер Г. К. Распространение, экология и запасы сырья аралии маньчжурской — В кн.: Ресурсы дикорастущих лекарственных растений СССР. — Л.: Наука, 1968.
  • Li H. L. The Araliaceae of China. — Sargentia, 1942. — Т. 2.

Ссылки

  • http://mag.org.ua/rast/rsttxt/trava7.html
  • http://plant.geoman.ru/books/item/f00/s00/z0000004/st006.shtml

Отрывок, характеризующий Аралия высокая

Толчок получился сильным, и мы все упали движущейся кучей на лёд. Ушибиться я не ушиблась, но вдруг почувствовала, как что-то горячее течёт по лодыжке и немеет нога. Я кое-как выскользнула из барахтающегося на льду клубка тел и увидела, что у меня каким-то образом жутко порезана нога. Видимо, я очень сильно столкнулась с кем-то из падающих ребят, и чей-то конёк меня так сильно поранил.
Выглядело это, надо сказать, весьма неприятно... Коньки у меня были с короткими сапожками (достать высокие в то время у нас было ещё невозможно) и я увидела, что вся моя нога у лодыжки перерезана чуть ли не до кости… Другие тоже это увидели, и тут уже началась паника. Слабонервные девочки чуть ли не падали в обморок, потому что вид, честно говоря, был жутковатый. К своему удивлению, я не испугалась и не заплакала, хотя в первые секунды состояние было почти что шоковое. Изо всех сил зажав руками разрез, я старалась сосредоточиться и думать о чём-то приятном, что оказалось весьма не просто из-за режущей боли в ноге. Через пальцы просачивалась кровь и крупными каплями падала на лёд, постепенно собираясь на нём в маленькую лужицу...
Естественно, это никак не могло успокоить уже и так достаточно взвинченных ребят. Кто-то побежал вызывать скорую помощь, а кто-то неуклюже пытался как-то мне помочь, только усложняя и так неприятную для меня ситуацию. Тогда я опять попробовала сосредоточиться и подумала, что кровь должна остановиться. И начала терпеливо ждать. К всеобщему удивлению, буквально через минуту через мои пальцы не просачивалось уже ничего! Я попросила наших мальчишек, чтобы помогли мне встать. К счастью, там находился мой сосед, Ромас, который обычно никогда и ни в чём мне не противоречил. Я попросила его помочь мне подняться. Он сказал, что если я встану, то кровь наверняка опять «польётся рекой». Я отняла руки от пореза... и какое же было наше удивление, когда мы увидели, что кровь больше не идёт вообще! Выглядело это очень необычно – рана была большой и открытой, но почти что совершенно сухой.
Когда наконец-то приехала скорая помощь, осмотревший меня врач никак не мог понять, что же такое произошло и почему у меня, при такой глубокой ране, не течёт кровь. Но он не знал ещё и того, что у меня не только не текла кровь, но я также не чувствовала никакой боли вообще! Я видела рану своими глазами и по всем законам природы должна была чувствовать дикую боль... которой, как ни странно, в данном случае не было совсем. Меня забрали в больницу и приготовились зашивать.
Когда я сказала, что не хочу анестезию, врач посмотрел на меня, как на тихо-помешанную и приготовился делать обезболивающий укол. Тогда я ему заявила, что буду кричать... На этот раз он посмотрел на меня очень внимательно и, кивнув головой, начал зашивать. Было очень странно наблюдать, как моя плоть прокалывается длинной иглой, а я, в место чего-то очень болезненного и неприятного, чувствую всего лишь лёгкий «комариный» укус. Врач всё время за мной наблюдал и несколько раз спросил всё ли у меня в порядке. Я отвечала, что да. Тогда он поинтересовался, происходит ли подобное со мной всегда? Я сказала, что нет, только сейчас.
Не знаю, то ли он был весьма «продвинутым» для того времени врачом, то ли мне удалось его каким-то образом убедить, но, так или иначе, он мне поверил и больше никаких вопросов не задавал. Примерно через час я уже была дома и с удовольствием поглощала на кухне тёплые бабушкины пирожки, никак не наедаясь и искренне удивляясь такому дикому чувству голода, как если бы я была не евшая несколько дней. Теперь я, естественно, уже понимаю, что это просто была слишком большая потеря энергетики после моего «самолечения», которую срочно требовалось восстановить, но тогда я, конечно же, ещё не могла этого знать.
Второй случай такого же странного самообезболивания произошёл во время операции, на которую уговорила нас пойти наш семейный врач, Дана. Насколько я могла себя помнить, мы с мамой очень часто болели ангиной. Это происходило не только от простуды зимой, но также и летом, когда на улице было очень сухо и тепло. Стоило нам только чуточку перегреться, как наша ангина была тут, как тут и заставляла нас безвылазно валяться в постели неделю или две, чего моя мама и я одинаково не любили. И вот, посоветовавшись, мы наконец-то решили внять голосу «профессиональной медицины» и удалить то, что так часто мешало нам нормально жить (хотя, как позже оказалось, удалять это необходимости не было и это опять же, было очередной ошибкой наших «всезнающих» врачей).
Операцию назначили на один из будних дней, когда мама, как и все остальные, естественно, работала. Мы с ней договорились, что сначала, утром, пойду на операцию я, а уже после работы сделает это она. Но мама железно пообещала, что обязательно постарается прийти хотя бы на пол часа перед тем, как доктор начнёт меня «потрошить». Страха я, как ни странно, не чувствовала, но было какое-то ноющее ощущение неопределённости. Это была первая в моей жизни операция и я ни малейшего представления не имела о том, как это будет происходить.
С самого утра я, как львёнок в клетке, ходила вперёд-назад по коридору, ожидая, когда же уже всё это наконец-то начнётся. Тогда, как и сейчас, мне больше всего не нравилось чего-либо или кого-либо ждать. И я всегда предпочитала самую неприятную реальность любой «пушистой» неопределённости. Когда я знала, что и как происходит, я была готова с этим бороться или, если было нужно, что-то решать. По моему понятию, не было неразрешаемых ситуаций – были только нерешительные или безразличные люди. Поэтому и тогда, в больнице, мне очень хотелось как можно быстрее избавиться от нависшей над моей головой «неприятностью» и знать, что она уже позади…
Больниц я не любила никогда. Вид такого множества находящихся в одном помещении, страдающих людей внушал мне настоящий ужас. Я хотела, но не могла им ничем помочь и в то же время чувствовала их боль так же сильно (видимо полностью «включаясь»), как если бы она была моей. Я пыталась от этого как-то защититься, но она наваливалась настоящей лавиной, не оставляя ни малейшей возможности от всей этой боли уйти. Мне хотелось закрыть глаза, замкнуться в себе и бежать, не оборачиваясь от всего этого, как можно дальше и как можно быстрей…
Мама всё ещё не появлялась и я начала нервничать, что её обязательно что-то задержит и она, вероятнее всего, так и не сможет прийти. К этому времени я уже устала ходить и сидела нахохлившись у дверей дежурного врача, надеясь, что кто-нибудь всё-таки выйдет и мне не придётся больше ждать. Через несколько минут и правда появился очень приятный дежурный врач и сказал, что мою операцию можно начинать уже через пол часа… если я, конечно, к этому готова. Готова я была уже давно, но никак не могла решиться делать это, не дождавшись мамы, так как она обещала быть вовремя, а обещания мы были привыкшие держать всегда.
Но, к моему большому огорчению, время шло, и никто не появлялся. Мне всё тяжелее и тяжелее становилось ждать. Наконец я по-бойцовски решила, что, наверное, всё-таки будет лучше, если я пойду сейчас, тогда весь этот кошмар намного быстрее окажется позади. Я собрала всю свою волю в кулак и сказала, что готова идти уже сейчас, если конечно он может меня принять.
– А как же на счёт твоей мамы? – удивлённо спросил врач.
– Это будет мой сюрприз, – ответила я.
– Ну, тогда пошли, герой! – улыбнулся врач.
Он повёл меня в небольшую, очень белую комнату, усадил в огромное (для моих габаритов) кресло и начал приготавливать инструменты. Приятного в этом, разумеется, было мало, но я упорно продолжала наблюдать за всем, что он делал и мысленно себе повторяла, что всё будет очень хорошо, и, что я ни за что не собираюсь сдаваться.
– Не бойся, сейчас я тебе сделаю укол, и ты ничего не будешь больше ни видеть, ни чувствовать, – сказал врач.
– Я не хочу укол, – возразила я, – я хочу видеть, как это выглядит.
– Ты хочешь видеть свои гланды?!. – удивился он.
Я гордо кивнула.