Арканар

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
[[К:Википедия:Страницы на КУ (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Страницы на КУ (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Страницы на КУ (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АрканарОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АрканарОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Арканар

Аркана́р — столица королевства Арканарского, расположенного на вымышленной планете (название неизвестно), описанной в повести братьев Стругацких «Трудно быть богом». Эта планета — часть Мира Полудня и представляет собой мир в переходной стадии между поздним феодализмом и эпохой Возрождения (в противоположность, например, раннефеодальной Сауле).

О планете в целом известно крайне мало, так как книга концентрируется на событиях, предшествовавших т. н. «арканарской резне» — к примеру, не известно даже её официальное имя, поэтому у знатоков творчества Стругацких принято назвать её по имени города Арканар или по названию крупнейшего на ней государства Эстор (в повести Леонида Филиппова «День ангела» во втором томе серии «Время учеников» планета названа Цурэнаку). Распространено название Аврора, придуманное Сергеем Переслегиным для своих послесловий в проекте «Время учеников». Известно, что на планете девять континентов[1].







Обитатели

События, описанные в повести «Трудно быть богом», происходят в северной провинции Империи — ныне фактически независимом Королевстве Арканарском (зачастую используется не совсем правильная, но краткая форма «Арканар»). Арканар находится к востоку от торговой феодальной республики Соан (или просто Соана) и к западу от герцогства Ируканского (Ирукана). К югу от Арканара лежит Пролив между северными и континентальными провинциями Империи. К северу расположены полунезависимые владения баронов, в том числе и владения Пампы дон Бау, а дальше к северу, за Красным Северным хребтом, — земли диких варваров, не являющиеся, разумеется, частью Империи.

Население города Арканар, как указано в 6-й главе повести, составляет 200 тыс. человек.

Языки

Империя многоязычна. Упоминаются «книги и рукописи на всех языках Империи и на древних, ныне мертвых, языках аборигенов Запроливья». Существует ируканский язык, на который дон Румата перевел «Быть или не быть?»

Арканар и Ирукан

Королевство Арканарское и герцогство Ируканское очень схожи во многих аспектах (а точнее, были схожи до прихода дона Рэбы к власти) и представляют собой сословно-представительные монархии. Оба имеют свой двор и ряд министерств, которые, в принципе, и управляют страной. Скорее всего, именно эта схожесть и сделала со временем Арканар и Ирукан злейшими врагами в Запроливье. После начала политики дона Рэбы против просвещения Ирукан стал убежищем для многих учёных и художников, бежавших из Арканара.

Исторически королевство Арканарское было основано имперским маршалом Тоцем, получившим титул короля Арканара Пица I за свои выдающиеся боевые заслуги примерно за 300 лет до «резни».

Технология

Технологически планета Арканар примерно равна Земле в период раннего Ренессанса (очевидно, примерно соответственных уровней развития достигли строительство, мореплавание, металлургия; изобретатель отец Кабани открыл метод получения спирта). Существенным отличием арканарской ситуации от соответствующего этапа развития земной цивилизации является тот момент, что в Эсторе и Запроливье не известны порох и огнестрельное оружие. Отсутствие упоминаний со стороны наблюдателей о проблеме огнестрельного оружия свидетельствует о том, что цивилизация планеты ещё не сталкивалась с нею. Вообще, как по воспоминаниям Бориса Стругацкого[2], так и по результатам исследования текста повести[3], развитие оружейных технологий на планете значительно отстает от общего развития цивилизации и находится на уровне Высокого средневековья. По-видимому, книгопечатание также пока отсутствует. Развитые страны (к примеру, Соан) обладают значительными познаниями в науке и технике, а их библиотеки и университеты являются домом для многих выдающихся медиков, инженеров, химиков, физиков и астрономов. Святой Орден, напротив, считает просвещение вредным и видит единственный способ удержать государственность в поддержании низкого уровня образования у населения. Страны вроде Арканара лежат между двумя этими крайностями.

Земля и Арканар

Сразу же после её открытия планета Арканар стала объектом пристального наблюдения со стороны Института Экспериментальной Истории, который видел в этом открытии возможность проверить на практике им же разработанную «базисную теорию феодализма». Первые наблюдатели, прибывшие на планету сразу после её открытия, не имели никаких прав вмешиваться в местные дела, будучи незаметными наблюдателями, однако открытие Саулы развязало руки ИЭИ и позволило его агентам принимать более деятельное участие в арканарских делах.

На момент «арканарской резни» на планете работали 250 прогрессоров, раскиданных по всем девяти континентам. Ниже приведён список тех, кто упомянут в повести.

Агент Настоящее имя Легенда Профессия Место жительства Стаж
Дон Румата (35 лет) Антон Константинович Малышев богатый эсторский аристократ, отправленный в ссылку за дуэль с лицом королевской крови имперский гвардеец королевство Арканарское 6 лет
Дон Кондор Александр Васильевич Симонов неизвестно Генеральный судья и Хранитель больших государственных печатей торговой республики Соан, вице-президент Конференции двенадцати негоциантов и кавалер имперского Ордена Десницы Милосердной республика Соан 15 лет
Дон Гуг Павел неизвестно старший постельничий герцога Ируканского герцогство Ируканское около 6 лет
Шуштулетидоводус неизвестно неизвестно шаман-эпилептик в одном из варварских племён земли варваров неизвестно
Дон Капада Стефан Орловский неизвестно Капитан гвардейской роты арбалетчиков Императора Столица Империи Эстор неизвестно
Пани-па Карл Розенблюм неизвестно Торговец шерстью неизвестно (вероятно, Мурисс) неизвестно
неизвестно Джереми Тафнат неизвестно Друг-конфидент Кайсанского тирана неизвестно (вероятно, Кайсан) неизвестно

Главный герой в повести «Трудно быть богом» везде упомянут только по имени. Приведённый вариант его отчества и фамилии основывается на пьесе «Без оружия», созданной братьями Стругацкими по мотивам повести. Существуют и другие варианты.

Прогрессорская деятельность на Арканаре была особенно тяжела из-за постоянных внутренних конфликтов между представлениями о морали, полученными прогрессорами на Земле, и роли, которую им приходилось играть для поддержания тайны. Некоторые, вроде дона Кондора, выдерживали это испытание, но очень многие не выносили творящейся вокруг бесчеловечности. Лишь малая часть последних без шума возвращалась домой на Землю, остальные же срывались: устраивали восстания, захватывали престолы, начинали убивать жестоких. Однако в конце концов средневековое понимание мира побеждало, и ничего не менялось. «Арканарская резня» случилась во многом именно из-за такого срыва.

Следует отметить, что ради спасения Руматы земляне подвергли столицу Арканара бомбардировке зарядами усыпляющего газа, что — помимо гарантированных многочисленных человеческих жертв из-за пожаров — также создало исторический прецедент, который, с точки зрения аборигенов, не может быть объяснён ничем, кроме божественного вмешательства. Таким образом, деятельность землян имела глобальные и непредсказуемые (возможно, катастрофические) последствия для развития цивилизации на всей планете.

Путь дона Рэбы

В повести «Трудно быть богом» описано убийство арканарского короля и попытка захвата власти, совершённая доном Рэбой.

Первым предвестником кризиса стало восхождение к вершинам власти будущего первого министра Арканара, дона Рэбы, в 2153 году[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АрканарОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АрканарОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Арканар[источник не указан 3293 дня] по летосчислению Земли. Тогда никто при дворе не знал ни его, ни его амбиций, но он все же умудрялся оставаться у власти, несмотря на то, что все им затеянное проваливалось. Он пытался поссорить два баронских рода, чтобы позднее воспользоваться этим в захвате их земли, однако те помирились и совместно захватили изрядный кусок королевского домена. Он объявил войну Ирукану, но его армия застряла в пограничных болотах, и пришлось подписывать унизительный для Арканара мир. Он сформировал т. н. «серые роты» (или «серые штурмовики»), целью которых являлась борьба с «опасными» либеральными идеями и просвещением вообще, и почти всем было ясно, что рано или поздно штурмовики войдут во вкус и перехватят власть. Дон Рэба вёл себя очень странно, как ни один политик ни до, ни после, так, будто его единственной целью было уничтожение культуры и ослабление собственной страны.

Впрочем, необъяснимое поведение дона Рэбы во многом объясняется в офлайн интервью с Борисом Стругацким[4]. Там говорится: «По замыслу авторов, дон Рэба — профессиональный агент влияния и политический диверсант Ордена, великолепно замаскировавшийся под хитроумного придворного интригана и серого (во всех смыслах) кардинала».

Дон Румата делал все, чтобы противостоять дону Рэбе: вытаскивал арестованных учёных и художников из тюрьмы, выкупал их, предотвращал массовые убийства образованных, проводимые «серыми штурмовиками». Как правило, удача и, в особенности, все технологии Земли ему в этом способствовали, но иногда он проигрывал. И поэтому он питал к дону Рэбе самую искреннюю ненависть.

Следует отметить, что деятельность земных наблюдателей парадоксальным образом упрочила положение дона Рэбы.

  1. Арканар мог быть оккупирован Ируканом, а дон Рэба — естественным ходом вещей устранён, однако дон Гуг добился прекращения войны и подписания мирного договора между странами.
  2. Проводимая землянами политика поддержки деструктивных элементов наподобие мятежника Араты Горбатого (возможно, проводившаяся вследствие влияния коммунистической идеологии в базисной теории феодализма) и финансирования организованной преступности Ваги Колеса приводила к ослаблению центральной власти, и, следовательно, к снижению её терпимости к любым проявлениям оппозиции. От чего в первую очередь страдали её наименее защищённые представители — «грамотеи», ради спасения которых и велась деятельность землян.
  3. При спасении «грамотеев» землянами часто использовалась политика подкупа: так, за попытку освободить лейб-знахаря Тату Румата раздал около двух пудов химически чистого золота, так или иначе оказавшегося в казне (сс. 234, 276). Для сравнения — поход королевского войска обходился в 30 пудов серебра (с.161). Таким образом охота на ведьм превращалась в прибыльное предприятие. Недаром дон Рэба называл Румату сотрудником и награждал за «специальные заслуги перед Орденом».

Косвенно это подтверждается тем, что пока деятельность землян была ограничена строгим невмешательством (22-15 лет до Арканарского провала), в Арканаре наблюдался «нормальный уровень средневекового зверства» (с.170), после внедрения концепции ограниченного вмешательства (10-5 лет до) — значительное ухудшение внутриполитической ситуации.

Непосредственно «резне» предшествовали отравление Пица VI, короля Арканарского, доном Рэбой (через подставного медика) и организованное им же убийство единственного наследного принца. Вскоре стало ясно, что все это время Рэба тайно работал на Святой Орден (см. выше), ибо сразу же после переворота в Арканар с моря высадились элитные подразделения рыцарей Ордена, «освободили» страну от «серых рот» и мародёрствующих подчинённых Ваги Колеса и объявили бывшее королевство Арканарское «Арканарской областью Святого Ордена». Наместником и епископом Арканарской области стал, разумеется, дон Рэба. Необходимо отметить, что к тому моменту Рэба уже давно подозревал Румату в активном, хоть и тайном сопротивлении его политике.

Но даже это не смутило Румату, который воспользовался переполохом, чтобы спасти ещё несколько учёных и своего единственного настоящего друга на планете — барона Пампу. Но потом произошло нечто, что сломало его. Кира, местная девушка, которую Румата любил, была застрелена неизвестным арбалетчиком, который, по мнению Руматы, был послан доном Рэбой. Если это было так, то эта ошибка была для Рэбы последней, так как Румата немедленно отправился в одиночку штурмовать его резиденцию. Он успел убить несколько десятков стражников и самого епископа Арканарского Рэбу, прежде чем на патрульном дирижабле поняли, в чем дело, и сбросили на город усыпляющие заряды. Румата был немедленно вывезен с планеты и отправлен на Землю.

Борис Стругацкий так объяснял в своём интервью убийство Киры[4] :

Насколько я помню, дон Рэба имел целью захватить в плен Киру, дабы потом использовать её как орудие шантажа. Замысел не удался, главным образом, из-за отвратительно низкой дисциплины его монахов (характерной, впрочем, для феодальных дружин всех времен и народов). Кроме того, дон Рэба никак не ожидал, что Румата, отъехавший давеча аж в пределы Пьяного леса, ухитрится каким-то загадочным образом оказаться дома.

Альтернативные трактовки и версии происходящего

Ни в повести «Трудно быть богом», ни в других произведениях Стругацких фактически не сообщается о том, что произошло в Арканаре после отъезда Руматы на Землю.

В повести «Волны гасят ветер» Тойво Глумов вскользь упоминает о факте своей работы в Арканаре: «…и там ему пришла простая мысль, что пока он, размахивая шпагой, топчется по булыжнику Арканарских площадей… здесь …какой-нибудь ловкач… прохаживается по площадям Свердловска…». Эта фраза относится к декабрю 2194 года, а прогрессором Глумов проработал около 3-х лет, то есть в период с 2190 г. по 2194 г. прогрессорская деятельность землян на планете «Эстор» и, в частности, в Арканаре продолжалась. Сам главный герой смотрит в будущее с оптимизмом, однозначно полагая, что спустя некоторое время в Арканаре будет установлена Коммунистическая Республика:
А как пахли горящие трупы на столбах, вы знаете? А вы видели когда-нибудь голую женщину со вспоротым животом, лежащую в уличной пыли? А вы видели города, в которых люди молчат и кричат только вороны? Вы, еще не родившиеся мальчики и девочки перед учебным стереовизором в школах Арканарской Коммунистической Республики?

В среде фанов распространена концепция «Арканарской резни», придуманная, вероятно, Сергеем Переслегиным[5].

По версии Переслегина, оставшийся без какой-либо власти Арканар уже впал в анархию, чем и воспользовался «оказавшийся» поблизости Арата Горбатый, мигом организовав восстание против остатков двора и министерств. Позднее историки назвали этот бунт «арканарской резнёй». Арканарская резня была первым серьёзным провалом в истории Института Экспериментальной Истории и первым шагом к полному отказу от прогрессорства. Что точно произошло в городе Арканар в 2156 году[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АрканарОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АрканарОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Арканар[источник не указан 3293 дня], неизвестно, однако последствия были настолько катастрофическими, что привлекли внимание даже на Земле. Тысячи смертей в результате бессмысленной кровавой бойни лежали, как бы пафосно это не звучало, на совести одного человека — дона Руматы, прогрессора с планеты Земля.

Сергей Переслегин также ставит под сомнение причастность дона Рэбы к смерти Киры. Он отмечает, что это убийство, гораздо вероятнее, было организовано самим Аратой. Арата знал, что Румата ненавидит новоиспечённого епископа Арканарского и что в смерти возлюбленной немедленно обвинит его. Кроме того, Арата знал, что Антон-Румата — пришелец из другого мира (Антон вынужден быть раскрыться перед ним во время одного из совместных побегов, когда пришлось вызволять Арату на вертолете) и что ему не составит особого труда в одиночку пробиться в резиденцию дона Рэбы и убить его самого. А в конечном итоге, именно Арата, а не Рэба получил карт-бланш, организовав ещё одно, пусть и обречённое на провал, восстание.

Вадим Кирпичёв в своей книге «Трудно быть Рэбой»[6] приводит другую трактовку убийства и последовавшей за ним арканарской резни. По Кирпичёву, под именем дона Рэбы действовал прогрессор из параллельного времени. Он расстраивал планы Руматы и его друзей, зная, что они в будущем приведут к трагическим результатам, в то время как его действия, подлые и жестокие, в будущем приведут Арканар к началу эпохи Возрождения. Этот прогрессор и организовал убийство Киры. Непосредственным исполнителем был брат Киры, желавший отмстить Румате за то, что тот обесчестил его сестру. Кроме того, ему были обещаны деньги и высокий чин. «Стрелы» были самонаводящимися и автоматически поражали Киру. Незадолго до убийства прогрессор вывел настоящего дона Рэбу из анабиоза, где тот находился 10 лет, а сам уехал. Согласно Кирпичёву, этот эпизод является ещё одним свидетельством негибкой политики землян, не учитывавших местной специфики: в случае, если бы связь Руматы с Кирой была утверждена церковным браком, у её брата не было бы ни малейших возражений против неё.

В защиту версии о причастности к убийству Киры людей дона Рэбы можно привести следующие доводы:

  1. В ранге приоритетов дона Рэбы дон Румата (личность, предположительно связанная с сатаной), занимал 16-е место (эпизод со списком брата Тибака) — очевидно непосредственно после королевской семьи.
  2. В эпизоде с доной Оканой, про которую министр достоверно знал, что она изменяет ему — присутствует «пытка огнём». Пытка была необходима, чтобы удостовериться в правильности неправдоподобной информации: кавалер и донжуан Румата — вовсе не такой Казанова, каким кажется. Следовательно, Кира — не простая любовница из простолюдинов, которую нормальный благородный дон и не хватится-то сразу, а значит, можно брать её в заложники. Тем самым, «убив» дону Окану, Румата подписал приговор Кире.

В компьютерной игре «Трудно быть богом» выдвигается версия, что Кира была убита по заказу доны Оканы из ревности. Весьма маловероятно, что это соответствует действительности — к моменту убийства Киры дона Окана уже была мертва несколько дней, кроме того, дон Румата отказал доне Окане в интимной близости всего за несколько часов до ареста доны Оканы, а до этого момента у неё не было причин ревновать Румату к Кире. Поскольку эту версию излагает персонажу игры консул Арата, можно сделать вывод, что таким образом он, возможно, хочет отвести от себя подозрение в причастности к убийству Киры и, опосредованно, созданию условий для своего прихода во власть. Это подтверждается и дальнейшим откровением самого Араты (возможно, озвученном не во всех вариантах развития сюжета игры): он рассказывает главному герою, что использовал гибель Киры (которую считал обреченной ввиду существовавшего «заказа» на её убийство, оставленного донной Оканой) для того, чтобы спровоцировать Румату.

Александр Розов написал продолжение, «Голод богов», в котором Румата возвращается на Арканар, выяснить, кто скрывается под именем Киры. Сюжет полностью противоречит идее невмешательства прогрессоров.

Неожиданная, но и не противоречащая исходному тексту «подлинная история» почти всех персонажей или реалий книги Стругацких приводится в романе Михаила Харитонова «Факап».

В повести Карена Налбандяна «Возвращение в Арканар» рассказывается о том, что Антон смог спасти раненую Киру. После (но не вследствие) этого произошёл официальный контакт Земли и Арканара, не приведший однако ни к чему хорошему ни Землю, ни Арканар.


Напишите отзыв о статье "Арканар"

Литература

  • [http://cyberleninka.ru/article/n/tsvet-i-prostranstvo-v-filme-trudno-byt-bogom-2013-rezh-a-german-st ТЕМЛЯКОВА АЛИНА СЕРГЕЕВНА Цвет и пространство в фильме «Трудно быть богом» (2013; реж. А. Герман-ст. ) // Уральский филологический вестник. Серия: Драфт: молодая наука . 2015. (дата обращения: 07.08.2016).].
  • [http://cyberleninka.ru/article/n/sakralnoe-i-ontologicheskoe-zlo-v-romane-bratiev-strugatskih-trudno-byt-bogom-i-odnoimennom-filme-a-germana-k-voprosu-ob-evolyutsii Стрижов А. Ю. Сакральное и онтологическое зло в романе братьев Стругацких «Трудно быть богом» и одноименном фильме А. Германа: к вопросу об эволюции общечеловеческих ценностей // Вестник ННГУ . 2014. (дата обращения: 07.08.2016).].
  • [http://cyberleninka.ru/article/n/vlast-i-istoriya-v-politicheskoy-filosofii-bratiev-strugatskih Черняховская Юлия Сергеевна Власть и история в политической философии братьев Стругацких // Власть . 2010. (дата обращения: 07.08.2016).].
  • [http://cyberleninka.ru/article/n/strukturoobrazuyuschaya-funktsiya-imen-sobstvennyh-na-materiale-povesti-a-i-b-strugatskih-trudno-byt-bogom Яковлева Светлана Петровна Структурообразующая функция имен собственных (на материале повести А. и Б. Стругацких «Трудно быть богом») // Известия РГПУ им. А.И. Герцена . 2011. (дата обращения: 07.08.2016).].

См. также

Ссылки

  1. [http://rusf.ru/abs/rec/aurora.htm Сергей Ястребов: Черное зеркало Земли]
  2. [http://www.rusf.ru/abs/int0114.htm Борис Стругацкий:] Наши [упоминаемые в повести «Трудно быть богом» стоящие на вооружении арканарской пехоты] пики… несомненно, родом из фильма «Александр Невский» — там они очень эффектно (под отвратительный вой боевых труб) опускаются, встречая бедных русских ратников…
  3. [http://www.rusf.ru/abs/rec/aurora.htm# Сергей Ястребов:] ...меднокожие варвары... остаются до сих пор на стадии, когда они носят шкуры, стреляют колючками из духовых трубок и слушают шаманов-эпилептиков. Они «могут себе это позволить». У них нет той привносимой трансконтинентальными мигрантами конкуренции, которая является одним из важнейших стимулов развития, – во всяком случае, развития всевозможных вещественных технологий.
  4. 1 2 [http://rusf.ru/abs/int0094.htm#30 Интервью с Борисом Стругацким]
  5. [http://rusf.ru/abs/rec/peresl03.htm Сергей Переслегин. Детектив по-арканарски. ]
  6. [http://www.lib.ru/KIRPICHEV/reba.txt Вадим Кирпичёв. Трудно быть Рэбой. (журнальный вариант)]

Отрывок, характеризующий Арканар


Храм Любви, старинная гравюра

И тут внезапно за тем же храмом, вспыхнул огонь... Слепящие искры взвились к самим вершинам деревьев, обагряя кровавым светом тёмные ночные облака. Восхищённые гости дружно ахнули, одобряя красоту происходящего... Но никто из них не знал, что, по замыслу королевы, этот бушующий огонь выражал всю силу её любви... И настоящее значение этого символа понимал только один человек, присутствующий в тот вечер на празднике...
Взволнованный Аксель, прислонившись к дереву, закрыл глаза. Он всё ещё не мог поверить, что вся эта ошеломляющая красота предназначалось именно ему.
– Вы довольны, мой друг? – тихо прошептал за его спиной нежный голос.
– Я восхищён... – ответил Аксель и обернулся: это, конечно же, была она.
Лишь мгновение они с упоением смотрели друг на друга, затем королева нежно сжала Акселю руку и исчезла в ночи...
– Ну почему во всех своих «жизнях» он всегда был таким несчастным? – всё ещё грустила по нашему «бедному мальчику» Стелла.
По-правде говоря, я пока что не видела никакого «несчастья» и поэтому удивлённо посмотрела на её печальное личико. Но малышка почему-то и дальше упорно не хотела ничего объяснять...
Картинка резко поменялась.
По тёмной ночной дороге вовсю неслась роскошная, очень большая зелёная карета. Аксель сидел на месте кучера и, довольно мастерски управляя этим огромным экипажем, с явной тревогой время от времени оглядываясь и посматривая по сторонам. Создавалось впечатление, что он куда-то дико спешил или от кого-то убегал...
Внутри кареты сидели нам уже знакомые король и королева, и ещё миловидная девочка лет восьми, а также две до сих пор незнакомые нам дамы. Все выглядели хмурыми и взволнованными, и даже малышка была притихшая, как будто чувствовала общее настроение взрослых. Король был одет на удивление скромно – в простой серый сюртук, с такой же серой круглой шляпой на голове, а королева прятала лицо под вуалью, и было видно, что она явно чего-то боится. Опять же, вся эта сценка очень сильно напоминала побег...
Я на всякий случай снова глянула в сторону Стеллы, надеясь на объяснения, но никакого объяснения не последовало – малышка очень сосредоточенно наблюдала за происходящим, а в её огромных кукольных глазах таилась совсем не детская, глубокая печаль.
– Ну почему?.. Почему они его не послушались?!.. Это же было так просто!..– неожиданно возмутилась она.
Карета неслась всё это время с почти сумасшедшей скоростью. Пассажиры выглядели уставшими и какими-то потерянными... Наконец, они въехали в какой-то большой неосвещённый двор, с чёрной тенью каменной постройки посередине, и карета резко остановилась. Место напоминало постоялый двор или большую ферму.
Аксель соскочил наземь и, приблизившись к окошку, уже собирался что-то сказать, как вдруг изнутри кареты послышался властный мужской голос:
– Здесь мы будем прощаться, граф. Недостойно мне подвергать вас опасности далее.
Аксель, конечно же, не посмевший возразить королю, успел лишь, на прощание, мимолётно коснуться руки королевы... Карета рванула... и буквально через секунду исчезла в темноте. А он остался стоять один посередине тёмной дороги, всем своим сердцем желая кинуться им вдогонку... Аксель «нутром» чувствовал, что не мог, не имел права оставлять всё на произвол судьбы! Он просто знал, что без него что-то обязательно пойдёт наперекосяк, и всё, что он так долго и тщательно организовал, полностью провалится из-за какой-то нелепой случайности...
Кареты давно уже не было видно, а бедный Аксель всё ещё стоял и смотрел им вслед, от безысходности изо всех сил сжимая кулаки. По его мертвенно-бледному лицу скупо катились злые мужские слёзы...
– Это конец уже... знаю, это конец уже...– тихо произнёс он.
– А с ними что-то случится? Почему они убегают? – не понимая происходящего, спросила я.
– О, да!.. Их сейчас поймают очень плохие люди и посадят в тюрьму... даже мальчика.
– А где ты видишь здесь мальчика? – удивилась я.
– Так он же просто переодетый в девочку! Разве ты не поняла?..
Я отрицательно покачала головой. Пока я ещё вообще почти что ничего здесь не понимала – ни про королевский побег, ни про «плохих людей», но решила просто смотреть дальше, ничего больше не спрашивая.
– Эти плохие люди обижали короля и королеву, и хотели их захватить. Вот они и пытались бежать. Аксель им всё устроил... Но когда ему было приказано их оставить, карета поехала медленнее, потому что король устал. Он даже вышел из кареты «подышать воздухом»... вот тут его и узнали. Ну и схватили, конечно же...

Погром в Версале Арест королевской семьи

Страх перед происходящим... Проводы Марии-Антуанетты в Темпль

Стелла вздохнула... и опять перебросила нас в очередной «новый эпизод» этой, уже не такой счастливой, но всё ещё красивой истории...
На этот раз всё выглядело зловещим и даже пугающим.
Мы оказались в каком-то тёмном, неприятном помещении, как будто это была самая настоящая злая тюрьма. В малюсенькой, грязной, сырой и зловонной комнатке, на деревянной лежанке с соломенным тюфяком, сидела измученная страданием, одетая в чёрное, худенькая седовласая женщина, в которой было совершенно невозможно узнать ту сказочно красивую, всегда улыбающуюся чудо-королеву, которую молодой Аксель больше всего на свете любил...

Мария-Антуанетта в Темпле

Он находился в той же комнатке, совершенно потрясённый увиденным и, ничего не замечая вокруг, стоял, преклонив колено, прижавшись губами к её, всё ещё прекрасной, белой руке, не в состоянии вымолвить ни слова... Он пришёл к ней совершенно отчаявшись, испробовав всё на свете и потеряв последнюю надежду её спасти... и всё же, опять предлагал свою, почти уже невозможную помощь... Он был одержим единственным стремлением: спасти её, несмотря ни на что... Он просто не мог позволить ей умереть... Потому, что без неё закончилась бы и его, уже ненужная ему, жизнь...
Они смотрели молча друг на друга, пытаясь скрыть непослушные слёзы, которые узкими дорожками текли по щекам... Не в силах оторвать друг от друга глаз, ибо знали, что если ему не удастся ей помочь, этот взгляд может стать для них последним...
Лысый тюремщик разглядывал разбитого горем гостя и, не собираясь отворачиваться, с интересом наблюдал разворачивавшуюся перед ним грустную сцену чужой печали...
Видение пропало и появилось другое, ничем не лучше прежнего – жуткая, орущая, вооружённая пиками, ножами и ружьями, озверевшая толпа безжалостно рушила великолепный дворец...

Версаль...

Потом опять появился Аксель. Только на этот раз он стоял у окна в какой-то очень красивой, богато обставленной комнате. А рядом с ним стояла та же самая «подруга его детства» Маргарита, которую мы видели с ним в самом начале. Только на этот раз вся её заносчивая холодность куда-то испарилась, а красивое лицо буквально дышало участием и болью. Аксель был смертельно бледным и, прижавшись лбом к оконному стеклу, с ужасом наблюдал за чем-то происходящим на улице... Он слышал шумевшую за окном толпу, и в ужасающем трансе громко повторял одни и те же слова:
– Душа моя, я так и не спас тебя... Прости меня, бедная моя... Помоги ей, дай ей сил вынести это, Господи!..
– Аксель, пожалуйста!.. Вы должны взять себя в руки ради неё. Ну, пожалуйста, будьте благоразумны! – с участием уговаривала его старая подруга.
– Благоразумие? О каком благоразумии вы говорите, Маргарита, когда весь мир сошёл с ума?!.. – закричал Аксель. – За что же её? За что?.. Что же такого она им сделала?!.
Маргарита развернула какой-то маленький листик бумаги и, видимо, не зная, как его успокоить, произнесла:
– Успокойтесь, милый Аксель, вот послушайте лучше:
– «Я люблю вас, мой друг... Не беспокойтесь за меня. Мне не достаёт лишь ваших писем. Возможно, нам не суждено свидеться вновь... Прощайте, самый любимый и самый любящий из людей...».
Это было последнее письмо королевы, которое Аксель прочитывал тысячи раз, но из чужих уст оно звучало почему-то ещё больнее...
– Что это? Что же там такое происходит? – не выдержала я.
– Это красивая королева умирает... Её сейчас казнят. – Грустно ответила Стелла.
– А почему мы не видим? – опять спросила я.
– О, ты не хочешь на это смотреть, верь мне. – Покачала головкой малышка. – Так жаль, она такая несчастная... Как же это несправедливо.
– Я бы всё-таки хотела увидеть... – попросила я.
– Ну, смотри... – грустно кивнула Стелла.
На огромной площади, битком набитой «взвинченным» народом, посередине зловеще возвышался эшафот... По маленьким, кривым ступенькам на него гордо поднималась смертельно бледная, очень худая и измученная, одетая в белое, женщина. Её коротко остриженные светлые волосы почти полностью скрывал скромный белый чепчик, а в усталых, покрасневших от слёз или бессонницы глазах отражалась глубокая беспросветная печаль...

Чуть покачиваясь, так как, из-за туго завязанных за спиной рук, ей было сложно держать равновесие, женщина кое-как поднялась на помост, всё ещё, из последних сил пытаясь держаться прямо и гордо. Она стояла и смотрела в толпу, не опуская глаз и не показывая, как же по-настоящему ей было до ужаса страшно... И не было никого вокруг, чей дружеский взгляд мог бы согреть последние минуты её жизни... Никого, кто своим теплом мог бы помочь ей выстоять этот ужасающий миг, когда её жизнь должна была таким жестоким путём покинуть её...
До этого бушевавшая, возбуждённая толпа вдруг неожиданно смолкла, как будто налетела на непреодолимое препятствие... Стоявшие в передних рядах женщины молча плакали. Худенькая фигурка на эшафоте подошла к плахе и чуть споткнувшись, больно упала на колени. На несколько коротких секунд она подняла к небу своё измученное, но уже умиротворённое близостью смерти лицо... глубоко вздохнула... и гордо посмотрев на палача, положила свою уставшую голову на плаху. Плачь становился громче, женщины закрывали детям глаза. Палач подошёл к гильотине....
– Господи! Нет!!! – душераздирающе закричал Аксель.
В тот же самый миг, в сером небе из-за туч вдруг выглянуло солнышко, будто освещая последний путь несчастной жертвы... Оно нежно коснулось её бледной, страшно исхудавшей щеки, как бы ласково говоря последнее земное «прости». На эшафоте ярко блеснуло – тяжёлый нож упал, разбрасывая яркие алые брызги... Толпа ахнула. Белокурая головка упала в корзину, всё было кончено... Красавица королева ушла туда, где не было больше боли, не было издевательств... Был только покой...

Вокруг стояла смертельная тишина. Больше не на что было смотреть...
Так умерла нежная и добрая королева, до самой последней минуты сумевшая стоять с гордо поднятой головой, которую потом так просто и безжалостно снёс тяжёлый нож кровавой гильотины...
Бледный, застывший, как мертвец, Аксель смотрел невидящими глазами в окно и, казалось, жизнь вытекала из него капля за каплей, мучительно медленно... Унося его душу далеко-далеко, чтобы там, в свете и тишине, навечно слиться с той, которую он так сильно и беззаветно любил...
– Бедная моя... Душа моя... Как же я не умер вместе с тобой?.. Всё теперь кончено для меня... – всё ещё стоя у окна, помертвевшими губами шептал Аксель.
Но «кончено» для него всё будет намного позже, через каких-нибудь двадцать долгих лет, и конец этот будет, опять же, не менее ужасным, чем у его незабвенной королевы...
– Хочешь смотреть дальше? – тихо спросила Стелла.
Я лишь кивнула, не в состоянии сказать ни слова.
Мы увидели уже другую, разбушевавшуюся, озверевшую толпу людей, а перед ней стоял всё тот же Аксель, только на этот раз действие происходило уже много лет спустя. Он был всё такой же красивый, только уже почти совсем седой, в какой-то великолепной, очень высокозначимой, военной форме, выглядел всё таким же подтянутым и стройным.

И вот, тот же блестящий, умнейший человек стоял перед какими-то полупьяными, озверевшими людьми и, безнадёжно пытаясь их перекричать, пытался что-то им объяснить... Но никто из собравшихся, к сожалению, слушать его не хотел... В бедного Акселя полетели камни, и толпа, гадкой руганью разжигая свою злость, начала нажимать. Он пытался от них отбиться, но его повалили на землю, стали зверски топтать ногами, срывать с него одежду... А какой-то верзила вдруг прыгнул ему на грудь, ломая рёбра, и не задумываясь, легко убил ударом сапога в висок. Обнажённое, изуродованное тело Акселя свалили на обочину дороги, и не нашлось никого, кто в тот момент захотел бы его, уже мёртвого, пожалеть... Вокруг была только довольно хохочущая, пьяная, возбуждённая толпа... которой просто нужно было выплеснуть на кого-то свою накопившуюся животную злость...
Чистая, исстрадавшаяся душа Акселя, наконец-то освободившись, улетела, чтобы соединиться с той, которая была его светлой и единственной любовью, и ждала его столько долгих лет...
Вот так, опять же, очень жестоко, закончил свою жизнь нам со Стеллой почти незнакомый, но ставший таким близким, человек, по имени Аксель, и... тот же самый маленький мальчик, который, прожив всего каких-то коротеньких пять лет, сумел совершить потрясающий и единственный в своей жизни подвиг, коим мог бы честно гордиться любой, живущий на земле взрослый человек...
– Какой ужас!.. – в шоке прошептала я. – За что его так?
– Не знаю... – тихо прошептала Стелла. – Люди почему-то были тогда очень злые, даже злее чем звери... Я очень много смотрела, чтобы понять, но не поняла... – покачала головкой малышка. – Они не слушали разум, а просто убивали. И всё красивое зачем-то порушили тоже...
– А как же дети Акселя или жена? – опомнившись после потрясения, спросила я.
– У него никогда не было жены – он всегда любил только свою королеву, – со слезами на глазах сказала малышка Стелла.

И тут, внезапно, у меня в голове как бы вспыхнула вспышка – я поняла кого мы со Стеллой только что видели и за кого так от души переживали!... Это была французская королева, Мария-Антуанетта, о трагической жизни которой мы очень недавно (и очень коротко!) проходили на уроке истории, и казнь которой наш учитель истории сильно одобрял, считая такой страшный конец очень «правильным и поучительным»... видимо потому, что он у нас в основном по истории преподавал «Коммунизм»...
Несмотря на грусть происшедшего, моя душа ликовала! Я просто не могла поверить в свалившееся на меня, неожиданное счастье!.. Ведь я столько времени этого ждала!.. Это был первый раз, когда я наконец-то увидела что-то реальное, что можно было легко проверить, и от такой неожиданности я чуть ли не запищала от охватившего меня щенячьего восторга!.. Конечно же, я так радовалась не потому, что не верила в то, что со мной постоянно происходило. Наоборот – я всегда знала, что всё со мной происходящее – реально. Но видимо мне, как и любому обычному человеку, и в особенности – ребёнку, всё-таки иногда нужно было какое-то, хотя бы простейшее подтверждение того, что я пока что ещё не схожу с ума, и что теперь могу сама себе доказать, что всё, со мной происходящее, не является просто моей больной фантазией или выдумкой, а реальным фактом, описанным или виденным другими людьми. Поэтому-то такое открытие для меня было настоящим праздником!..
Я уже заранее знала, что, как только вернусь домой, сразу же понесусь в городскую библиотеку, чтобы собрать всё, что только смогу найти про несчастную Марию-Антуанетту и не успокоюсь пока не найду хоть что-то, хоть какой-то факт, совпадающий с нашими видениями... Я нашла, к сожалению, всего лишь две малюсенькие книжечки, в которых описывалось не так уж и много фактов, но этого было вполне достаточно, потому что они полностью подтверждали точность виденного мною у Стеллы.
Вот то, что мне удалось тогда найти:
любимым человеком королевы был шведский граф, по имени Аксель Ферсен, который беззаветно любил её всю свою жизнь и никогда после её смерти не женился;
их прощание перед отъездом графа в Италию происходило в саду Маленького Трианона – любимого места Марии-Антуанетты – описание которого точно совпадало с увиденным нами;
бал в честь приезда шведского короля Густава, состоявшийся 21 июня, на котором все гости почему-то были одеты в белое;
попытка побега в зелёной карете, организованная Акселем (все остальные шесть попыток побега были также организованы Акселем, но ни одна из них, по тем или иным причинам, не удалась. Правда две из них провалились по желанию самой Марии-Антуанетты, так как королева не захотела бежать одна, оставив своих детей);
обезглавливание королевы проходило в полной тишине, вместо ожидавшегося «счастливого буйства» толпы;
за несколько секунд до удара палача, неожиданно выглянуло солнце...
последнее письмо королевы к графу Ферсену почти в точности воспроизведено в книге «Воспоминания графа Ферсена», и оно почти в точности повторяло нами услышанное, за исключением всего лишь нескольких слов.
Уже этих маленьких деталей хватило, чтобы я бросилась в бой с удесятерённой силой!.. Но это было уже потом... А тогда, чтобы не показаться смешной или бессердечной, я изо всех сил попыталась собраться и скрыть своей восторг по поводу моего чудесного «озарения». И чтобы развеять грустное Стеллино настроение, спросила:
– Тебе очень нравится королева?
– О да! Она добрая и такая красивая... И бедный наш «мальчик», он и здесь столько страдал...
Мне стало очень жаль эту чуткую, милую девчушку, которая, даже в своей смерти, так переживала за этих, совершенно +чужих и почти незнакомых ей людей, как не переживают очень многие за самых родных...
– Наверное в страдании есть какая-то доля мудрости, без которой мы бы не поняли, как дорога наша жизнь? – неуверенно сказала я.
– Вот! Это и бабушка тоже говорит! – обрадовалась девчушка. – Но если люди хотят только добра, то почему же они должны страдать?
– Может быть потому, что без боли и испытаний даже самые лучшие люди не поняли бы по-настоящему того же самого добра? – пошутила я.
Но Стелла почему-то совершенно не восприняла это, как шутку, а очень серьёзно сказала:
– Да, я думаю, ты права... А хочешь посмотреть, что стало с сыном Гарольда дальше? – уже веселее сказала она.
– О нет, пожалуй, больше не надо! – взмолилась я.
Стелла радостно засмеялась.
– Не бойся, на этот раз не будет беды, потому что он ещё живой!
– Как – живой? – удивилась я.
Тут же опять появилось новое видение и, продолжая меня несказанно удивлять, это уже оказался наш век (!), и даже наше время... У письменного стола сидел седой, очень приятный человек и о чём-то сосредоточенно думал. Вся комната была буквально забита книгами; они были везде – на столе, на полу, на полках, и даже на подоконнике. На маленькой софе сидел огромный пушистый кот и, не обращая никакого внимания на хозяина, сосредоточенно умывался большой, очень мягкой лапкой. Вся обстановка создавала впечатление «учёности» и уюта.
– Это, что – он живёт опять?.. – не поняла я.
Стелла кивнула.
– И это прямо сейчас? – не унималась я.
Девочка опять подтвердила кивком её милой рыжей головки.
– Гарольду наверное очень странно видеть своего сына таким другим?.. Как же ты нашла его опять?
– О, точно так же! Я просто «почувствовала» его «ключик» так, как учила бабушка. – Задумчиво произнесла Стелла. – После того, как Аксель умер, я искала его сущность по всем «этажам» и не могла найти. Тогда поискала среди живых – и он снова был там.
– И ты знаешь, кто он теперь, в этой жизни?
– Пока нет... Но обязательно узнаю. Я пыталась много раз к нему «достучаться», но он почему-то меня не слышит... Он всегда один и почти всё время со своими книгами. С ним только старая женщина, его прислуга и этот кот.
– Ну, а жена Гарольда? Её ты тоже нашла?– спросила я.
– Ой, конечно же! Жену ты знаешь – это моя бабушка!.. – лукаво улыбнулась Стелла.
Я застыла в настоящем шоке. Почему-то такой невероятный факт никак не хотел укладываться в моей ошарашенной голове...
– Бабушка?.. – только и смогла произнести я.
Стелла кивнула, очень довольная произведённым эффектом.
– Как же так? Поэтому она и помогла тебе их найти? Она знала?!.. – тысячи вопросов одновременно бешено крутились в моём взбудораженном мозгу, и мне казалось, что я никак не успею всего меня интересующего спросить. Я хотела знать ВСЁ! И в то же время прекрасно понимала, что «всего» мне никто не собирается говорить...