Археология

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Excavations Uglich.jpg
Археологические раскопки на территории кремля в Угличе

Археолог — или влюблённый, или поэт

из «Записных книжек» А. Блока

Археоло́гия (др.-греч. ἀρχαῖος — древний и λόγος — слово, учение) — историческая дисциплина, изучающая прошлое человечества по вещественным источникам[1][2].







Значение

Вещественные источники — это орудия производства и созданные с их помощью материальные блага: постройки, оружие, украшения, посуда, произведения искусства — всё, что является результатом трудовой деятельности человека. Вещественные источники, в отличии от письменных, не содержат прямого рассказа об исторических событиях, и основанные на них исторические выводы являются результатом научной реконструкции. Значительное своеобразие вещественных источников вызвало необходимость изучения их специалистами-археологами, которые производят раскопки археологических памятников, исследуют и публикуют находки и результаты раскопок, восстанавливают по этим данным историческое прошлое человечества. Особое значение археология имеет для изучения эпох, когда не существовало ещё письменности вообще, или истории тех народов, у которых письменности не было и в позднее историческое время.

Археология необычайно расширила пространственный и временной горизонт истории. Письменность существует около 5000 лет, и весь предшествующий период истории человечества (равный, по новейшим данным, почти 2 млн лет) стал известен только благодаря развитию археологии. Да и письменные источники за первые 2 тысячи лет их существования (египетские иероглифы, линейное греческое письмо, вавилонская клинопись) были открыты для науки археологами. Археология имеет значение и для эпох, когда существовала письменность, для изучения древней и средневековой истории, так как сведения, почерпнутые из исследования вещественных источников, существенно дополняют данные письменных источников[2].

История археологии

Упоминание об археологии известно ещё в Древней Греции. Платон под понятием «археология» понимал всю древность. В эпоху Возрождения, под этим понятием часто упоминали историю Древнего Рима и Древней Греции. Нередко в зарубежной науке термин «археология» употребляется как часть науки о человеке — антропология[3].

В России сложилось понятие (с XIX в.), сохраняющееся до сих пор, что археология — часть исторической науки, изучающая в основном ископаемые материалы, связанные с деятельностью человека с глубокой древности и до средневековья включительно.

Этапы развития археологии в России

  • XVIII в. — начало XIX в. — Зарождение, начальный этап, начинают проводиться раскопки многих памятников.
  • Середина XIX в. — середина 30-х годов XX в. — Характеризуется развитием Археологии как науки, созданием археологических обществ, музеев. Формированием русской археологии, сложением её основных направлений[4].
  • Середина 30-х — конец 60-х гг. XX в. —частью историографов считается периодом т. н. «лысенковщины» в науке, якобы попыткой советского руководства утвердить коммунистические взгляды в археологии. На практике же именно в этот период начинается становление региональных центров археологических исследований, осуществляются массовые крупномасштабные работы по большей части территории СССР. Монографические исследования 1950-60-х годов в своем роде подвели итог рассматриваемого периода, став классическими исследованиями в большинстве направлений археологии и зачастую первыми опытами крупных обобщений с теоретическими выводами по самым различным периодам, культурным общностям и регионам.
  • Конец 60-х годов — настоящее время — Характеризуется децентрализацией науки (распространением изучения археологии на регионы, раньше её изучали в т. н. Академических центрах, МГУ, СПбГУ, КГУ и некоторых других). Возникают кафедры в университетах Поволжья, на Урале, Сибири и на Дальнем Востоке[5][6].

Наиболее яркие события в истории археологии

Работа археологов

Файл:Dolina-Pano-3.jpg
Археологические раскопки в Gran Dolina (Атапуэрка, Испания)

Археологи изучают своими методами археологические источники, анализируют их и пополняют фактами и предположениями общеисторический научный багаж. Археологические исследования включают в себя как кабинетную или теоретическую часть (работа с документами и артефактами), так и полевую археологию, то есть практические исследования, к которым относится также и подводная археология.

Одним из видов раскопок являются так называемые охранные раскопки, которые в соответствии с требованиями законодательства проводят перед строительством зданий и сооружений, так как в противном случае возможно находящиеся на месте строительства археологические памятники будут утеряны безвозвратно[8].

Существует также экспериментальная археология, которая заключается в воссоздании древних технических приёмов, реконструировании орудий труда, предметов быта, оружия и изучение их производительности и других параметров. Иногда воссоздаётся даже картина всего образа жизни того или иного древнего общества.

Сам по себе каждый найденный объект невозможно рассматривать вне контекста, в отрыве места, обстановки, глубины залегания, предметов, найденных по соседству и пр.

Чтобы установить время создания или использования предмета используют стратиграфический метод (учитывают, в каком слое он лежал, каждый слой почвы соответствует определённому временному периоду), используют сравнительно-типологический, радиоуглеродный, дендрохронологический и другие методы.

Археологи обычно специализируются на определённых регионах и исторических периодах.

История термина «археология»

Редко можно встретить профессию, более безрадостную, чем профессия полевого археолога, работающего в пустыне, среди диких скал, в полной удаленности от всякой цивилизации, в тяжелых климатических условиях, способных лишить человека всякого мужества… И они не делают из всего этого сенсаций — эти археологи. Они продолжают работать, как будто условия их труда нечто само собой разумеющееся. Ибо для них во всем мире не существует более интересной профессии, чем избранная ими. Они живут среди опасностей, с глазу на глаз с не открытой ещё тайной. Не сегодня-завтра она может быть раскрыта, и тогда мировая пресса назовет их имена.

— Цитата немецкого историка Э. Церен.

Слово «археология» (греч. ἀρχαιολογία) впервые употреблено Платоном в значении «история прошедших времён». После Платона термин «археология» употребляет знаменитый древний историк Дионисий Галикарнасский в заглавии одного из своих сочинений (Ῥωμαϊκὴ Ἀρχαιολογία). В предисловии к нему Дионисий так определяет задачи и предмет Археологии: «Я начинаю мою историю древнейшими сказаниями, которые мои предшественники пропускали, потому что им было очень трудно их отыскивать. Я веду свой рассказ до начала первой Пунической войны, которая случилась в третий год 128 олимпиады. Я рассказываю, равным образом, о всех войнах и междоусобиях, которые вел римский народ. Я сообщаю также о всех формах государственного устройства и управления, которые государство имело при царях и по уничтожении монархии. Я привожу большое собрание нравов и обычаев и знаменитейшие законы и представляю в кратком обозрении всю старую государственную жизнь»[9].

Труд Дионисия послужил образцом для Иосифа Флавия, написавшего историю евреев под заглавием Ἰουδαϊκὴ Ἀρχαιολογία. Оба сочинения ничем не отличаются от обыкновенных исторических повествований того времени и никакого археологического материала в себе не заключают.

Современные археологи могут заимствовать у своих древних предшественников только заглавие. У римлян для обозначения древней истории явилось новое слово «Antiquitates» (Cic. Acad. I, 2: Plin. H. N. I, 19; Gell. V, 13; XI, 1). Теренций Варрон озаглавил этим новым термином своё сочинение «De rebus humanis et divinis».

Из христианских авторов «Antiquitates» употребляют в том же значении блаженный Августин (De Civit. Dei. VI. 3) и блаженный Иероним (adv. Iovin. II. 13). С XVI столетия оба выражения принимают более определённое значение и употребляются для обозначения жизни и состояния прошедших времён в противоположность истории, которая изучает деяния прошлого.

Самые древние находки

В Евразии

Наиболее древние памятники на территории Евразии расположены в 4 регионах: в Закарпатье, Закавказье, Средней Азии и Южной Сибири. На берегу Тисы находится один из самых древних памятников — Королево, исследуемый В. Н. Гладилиным. 5 слоев, семь палеопочв в 12-метровой толще дают хронологию от 1 млн до 40 тыс. лет назад. В древних слоях обнаружена серия галечных чопперов, унифасы, рубила, отщепы.

Второй памятник — Кальдара в Южном Таджикистане, исследованный В.А.Романовым. Здесь толща плейстоцена достигает почти 100 м. Третий ранний памятник — Азохская пещера в Нагорном Карабахе (Арцах), в долине р. Куручай, исследованная М. Гусейновым. 10 её слоев охватывают период около миллиона лет. Другие памятники: Стоянки Каратау и Лахиги в Таджикистане (возраст 200 тыс. лет), раскопанная Окладниковым Упалинка в г. Горно-Алтайске с чопперами и чоппингами. Ранние материалы получены У. Исламовым из пещеры Сельункур около Оша и нижних слоёв у стоянки г. Ангрена. На Черноморском побережье наиболее ранними являются поселения Колхида, Яшт, Гали и др. Каменные изделия находились здесь прямо на поверхности. По характеру это охотничьи стойбища и «мастерские» (места изготовления орудий труда).

Ключевые термины

См. также

Напишите отзыв о статье "Археология"

Примечания

  1. Археология // БРЭ. Т.2. М., 2005.
  2. 1 2 Арциховский А. В. Археология — статья из Большой советской энциклопедии.
  3. Мартынов А. И. Археология. — М.: Высшая школа, 2002. — С. 8
  4. Мартынов А. И. Археология. — М.: Высшая школа, 2002. — С. 9
  5. Мартынов А. И. Археология. — М.: Высшая школа, 2002. — С. 7—10.
  6. Аскаров А. А., Буряков Ю. Ф., Квиркелия О. Р., Радилиловский В. В. Теоретические и методологические проблемы исследования в археологии. — Ташкент: Фан, 1988.
  7. [http://kronk.spb.ru/library/bochkariov-vs-2009.htm В. С. Бочкарёв, 2009]
  8. [http://www.archaeolog.ru/?id=48 Отдел охранных раскопок]
  9. Археология // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Литература

  • Авдусин Д. А. Археология СССР. — М., 1967.
  • Авдусин Д. А. Археологические разведки и раскопки. — М., 1959.
  • Авдусин Д. А. Полевая археология СССР . — М., 1980.
  • Археология: Учебник / под ред. В. Л. Янина. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 2006. — 608 с.
  • Блаватский В. Д. Античная полевая археология. — М., 1967.
  • Брей У., Трамп Д. Археологический словарь: Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1990. — 368 с., ил. — ISBN 5-01-002105-6.
  • Карышковский П. О., Клейман И. Б. Древний город Тира: Историко-археологический очерк. — Киев: Наукова думка, 1985. — 160 с.
  • Карышковский П. О. [http://klad.kiev.ua/biblioteka/olvia.htm Монеты Ольвии. Киев, 1988.] ISBN 5-12-000104-1.
  • Коробейников А. В. Имитационное моделирование по данным археологии. — Ижевск: Изд-во НОУ Камский ин-т гуманит. и инженер. технологий, 2006.
  • [http://kronk.spb.ru/library/lebedev-gs-1992.htm Лебедев Г. С. История отечественной археологии: 1700—1917 гг.] — СПб.: Изд-во СПбГУ, 1992. — 464 с.
  • Мартынов А. И. Археология . — М.: Высш. шк., 2005. — 447 с.: ил. ISBN 5-06-005131-5
  • Мартынов А. И., Шер Я. А. Методы археологического исследования: Учеб. пособие для студентов вузов .— М.: Высш. шк., 1989.— 223 с. ISBN 5-06-000016-8
  • Монгайт А. Л. В поисках исчезнувших цивилизаций. — М., 1966.
  • Фаган Б. М., ДеКорс К. Р. Археология. В начале . — Москва: Техносфера, 2007. ISBN 978-5-94836-119-2, 0-13-032906-1
  • [http://memoirs.ru/texts/Petr1_Arh_RS72_6_10.htm Петр I. Распоряжение Петра I о вознаграждении за археологические находки. 1818 г./ Сообщ. П.И. Баранов// Русская старина. — 1872. – Т. 6. - № 10. – С. 474.]

Ссылки

  • [//www.dmoz.org/World/Russian/Наука/Общественные_науки/Археология/ Археология] в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz).

Отрывок, характеризующий Археология

Ветер всё так же тревожил его за день поседевшие длинные волосы, тихо играясь в обгоревших прядях... Но человек уже ничего не чувствовал и не слышал. Вновь обретя свою любимую, он шёл с ней рука об руку по сверкающей звёздной дороге Катар, встречая их новое звёздное будущее... Он снова был очень счастливым.
Всё ещё блуждавшие вокруг угасающего костра люди с застывшими в горе лицами искали останки своих родных и близких... Так же, не чувствуя пронизывающего ветра и холода, они выкатывали из пепла догоравшие кости своих сыновей, дочерей, сестёр и братьев, жён и мужей.... Или даже просто друзей... Время от времени кто-то с плачем поднимал почерневшее в огне колечко... полусгоревший ботинок... и даже головку куклы, которая, скатившись в сторону, не успела полностью сгореть...
Тот же маленький человечек, Хюг де Арси, был очень доволен. Всё наконец-то закончилось – катарские еретики были мертвы. Теперь он мог спокойно отправляться домой. Крикнув замёрзшему в карауле рыцарю, чтобы привели его коня, Арси повернул к сидящим у огня воинам, чтобы дать им последние распоряжения. Его настроение было радостным и приподнятым – затянувшаяся на долгие месяцы миссия наконец-то пришла к «счастливому» завершению... Его долг был исполнен. И он мог честно собой гордиться. Через короткое мгновение вдали уже слышалось быстрое цоканье конских копыт – сенешаль города Каркассона спешил домой, где его ждал обильный горячий ужин и тёплый камин, чтобы согреть его замёрзшее, уставшее с дороги тело.
На высокой горе Монтсегюр слышался громкий и горестный плач орлов – они провожали в последний путь своих верных друзей и хозяев... Орлы плакали очень громко... В селении Монтсегюр люди боязливо закрывали двери. Плач орлов разносился по всей долине. Они скорбели...

Страшный конец чудесной империи Катар – империи Света и Любви, Добра и Знания – подошёл к своему завершению...
Где-то в глубине Окситанских гор ещё оставались беглые Катары. Они прятались семьями в пещерах Ломбрив и Орнолак, никак не в силах решить, что же делать дальше... Потерявшие последних Совершенных, они чувствовали себя детьми, не имевшими более опоры.
Они были гонимы.
Они были дичью, за поимку которой давались большие награды.

И всё же, Катары пока не сдавались... Перебравшись в пещеры, они чувствовали себя там, как дома. Они знали там каждый поворот, каждую щель, поэтому выследить их было почти невозможно. Хотя прислужники короля и церкви старались вовсю, надеясь на обещанные вознаграждения. Они шныряли в пещерах, не зная точно, где должны искать. Они терялись и гибли... А некоторые потерянные сходили с ума, не находя пути назад в открытый и знакомый солнечный мир...
Особенно преследователи боялись пещеру Сакани – она заканчивалась шестью отдельными ходами, зигзагами вёдшими прямиком вниз. Настоящую глубину этих ходов не знал никто. Ходили легенды, что один из тех ходов вёл прямиком в подземный город Богов, в который не смел спускаться ни один человек.
Подождав немного, Папа взбесился. Катары никак не хотели исчезнуть!.. Эта маленькая группка измученных и непонятных ему людей никак не сдавалась!.. Несмотря на потери, несмотря на лишения, несмотря ни на что – они всё ещё ЖИЛИ. И Папа их боялся... Он их не понимал. Что двигало этими странными, гордыми, неприступными людьми?!. Почему они не сдавались, видя, что у них не осталось никаких шансов на спасение?.. Папа хотел, чтобы они исчезли. Чтобы на земле не осталось ни одного проклятого Катара!.. Не в силах придумать ничего получше, он приказал послать в пещеры полчища собак...
Рыцари ожили. Вот теперь всё казалось простым и лёгким – им не надо было придумывать планы по поимке «неверных». Они шли в пещеры «вооружившись» десятками обученных охотничьих псов, которые должны были их привести в самое сердце убежища катарских беглецов. Всё было просто. Оставалось лишь чуточку подождать. По сравнению с осадой Монтсегюра, это была мелочь...
Пещеры принимали Катар, раскрыв для них свои тёмные, влажные объятия... Жизнь беглецов становилась сложной и одинокой. Скорее уж, это было похоже на выживание... Хотя желающих оказать беглецам помощь всё ещё оставалось очень и очень много. В маленьких городках Окситании, таких, как княжество де Фуа (de Foix), Кастеллум де Вердунум (Castellum de Verdunum) и других, под прикрытием местных сеньоров всё ещё жили Катары. Только теперь они уже не собирались открыто, стараясь быть более осторожными, ибо ищейки Папы никак не соглашались успокаиваться, желая во что бы то ни стало истребить эту скрывавшуюся по всей стране окситанскую «ересь»...
«Будьте старательны в истреблении ереси любыми путями! Бог вдохновит вас!» – звучал призыв Папы крестоносцам. И посланцы церкви действительно старались...
– Скажи, Север, из тех, кто ушёл в пещеры, дожил ли кто либо до того дня, когда можно было, не боясь, выйти на поверхность? Сумел ли кто-то сохранить свою жизнь?
– К сожалению – нет, Изидора. Монтсегюрские Катары не дожили... Хотя, как я тебе только что сказал, были другие Катары, которые существовали в Окситании ещё довольно долго. Лишь через столетие был уничтожен там последний Катар. Но и у них жизнь была уже совершенно другой, намного более скрытной и опасной. Перепуганные инквизицией люди предавали их, желая сохранить этим свои жизни. Поэтому кто-то из оставшихся Катар перебирался в пещеры. Кто-то устраивался в лесах. Но это уже было позже, и они были намного более подготовлены к такой жизни. Те же, родные и друзья которых погибли в Монтсегюре, не захотели жить долго со своей болью... Глубоко горюя по усопшим, уставшие от ненависти и гонений, они, наконец, решились воссоединиться с ними в той другой, намного более доброй и чистой жизни. Их было около пятисот человек, включая нескольких стариков и детей. И ещё с ними было четверо Совершенных, пришедших на помощь из соседнего городка.
В ночь их добровольно «ухода» из несправедливого и злого материального мира все Катары вышли наружу, чтобы в последний раз вдохнуть чудесный весенний воздух, чтобы ещё раз взглянуть на знакомое сияние так любимых ими далёких звёзд... куда очень скоро будет улетать их уставшая, измученная катарская душа.
Ночь была ласковой, тихой и тёплой. Земля благоухала запахами акаций, распустившихся вишен и чабреца... Люди вдыхали опьяняющий аромат, испытывая самое настоящее детское наслаждение!.. Почти три долгих месяца они не видели чистого ночного неба, не дышали настоящим воздухом. Ведь, несмотря ни на что, что бы на ней ни случилось, это была их земля!.. Их родная и любимая Окситания. Только теперь она была заполнена полчищами Дьявола, от которых не было спасения.
Не сговариваясь, катары повернули к Монтсегюру. Они хотели в последний раз взглянуть на свой ДОМ. На священный для каждого из них Храм Солнца. Странная, длинная процессия худых, измождённых людей неожиданно легко поднималась к высочайшему из катарских замков. Будто сама природа помогала им!.. А возможно, это были души тех, с кем они очень скоро собирались встречаться?
У подножья Монтсегюра расположилась маленькая часть армии крестоносцев. Видимо, святые отцы всё ещё боялись, что сумасшедшие Катары могут вернуться. И сторожили... Печальная колонна тихими призраками проходила рядом со спящей охраной – никто даже не шевельнулся...
– Они использовали «непрогляд», верно ведь? – удивлённо спросила я. – А разве это умели делать все Катары?..
– Нет, Изидора. Ты забыла, что с ними были Совершенные, – ответил Север и спокойно продолжил дальше.
Дойдя до вершины, люди остановились. В свете луны руины Монтсегюра выглядели зловеще и непривычно. Будто каждый камень, пропитанный кровью и болью погибших Катар, призывал к мести вновь пришедших... И хотя вокруг стояла мёртвая тишина, людям казалось, что они всё ещё слышат предсмертные крики своих родных и друзей, сгоравших в пламени ужасающего «очистительного» папского костра. Монтсегюр возвышался над ними грозный и... никому ненужный, будто раненый зверь, брошенный умирать в одиночку...
Стены замка всё ещё помнили Светодара и Магдалину, детский смех Белояра и златовласой Весты... Замок помнил чудесные годы Катар, заполненные радостью и любовью. Помнил добрых и светлых людей, приходивших сюда под его защиту. Теперь этого больше не было. Стены стояли голыми и чужими, будто улетела вместе с душами сожжённых Катар и большая, добрая душа Монтсегюра...

Катары смотрели на знакомые звёзды – отсюда они казались такими большими и близкими!.. И знали – очень скоро эти звёзды станут их новым Домом. А звёзды глядели сверху на своих потерянных детей и ласково улыбались, готовясь принять их одинокие души.
Наутро все Катары собрались в огромной, низкой пещере, которая находилась прямо над их любимой – «кафедральной»... Там когда-то давно учила ЗНАНИЮ Золотая Мария... Там собирались новые Совершенные... Там рождался, рос и крепчал Светлый и Добрый Мир Катар.
И теперь, когда они вернулись сюда лишь как «осколки» этого чудесного мира, им хотелось быть ближе к прошлому, которое вернуть было уже невозможно... Каждому из присутствовавших Совершенные тихо дарили Очищение (consolementum), ласково возлагая свои волшебные руки на их уставшие, поникшие головы. Пока все «уходящие» не были, наконец-то, готовы.
В полном молчании люди поочерёдно ложились прямо на каменный пол, скрещивая на груди худые руки, и совершенно спокойно закрывали глаза, будто всего лишь собирались ко сну... Матери прижимали к себе детей, не желая с ними расставаться. Ещё через мгновение вся огромная зала превратилась в тихую усыпальницу уснувших навеки пяти сотен хороших людей... Катар. Верных и Светлых последователей Радомира и Магдалины.
Их души дружно улетели туда, где ждали их гордые, смелые «братья». Где мир был ласковым и добрым. Где не надо было больше бояться, что по чьей-то злой, кровожадной воле тебе перережут горло или попросту швырнут в «очистительный» папский костёр.
Сердце сжала острая боль... Слёзы горячими ручьями текли по щекам, но я их даже не замечала. Светлые, красивые и чистые люди ушли из жизни... по собственному желанию. Ушли, чтобы не сдаваться убийцам. Чтобы уйти так, как они сами этого хотели. Чтобы не влачить убогую, скитальческую жизнь в своей же гордой и родной земле – Окситании.
– Зачем они это сделали, Север? Почему не боролись?..
– Боролись – с чем, Изидора? Их бой был полностью проигран. Они просто выбрали, КАК они хотели уйти.
– Но ведь они ушли самоубийством!.. А разве это не карается кармой? Разве это не заставило их и там, в том другом мире, так же страдать?
– Нет, Изидора... Они ведь просто «ушли», выводя из физического тела свои души. А это ведь самый натуральный процесс. Они не применяли насилия. Они просто «ушли».
С глубокой грустью я смотрела на эту страшную усыпальницу, в холодной, совершенной тишине которой время от времени звенели падающие капли. Это природа начинала потихоньку создавать свой вечный саван – дань умершим... Так, через годы, капля за каплей, каждое тело постепенно превратится в каменную гробницу, не позволяя никому глумиться над усопшими...
– Нашла ли когда-либо эту усыпальницу церковь? – тихо спросила я.
– Да, Изидора. Слуги Дьявола, с помощью собак, нашли эту пещеру. Но даже они не посмели трогать то, что так гостеприимно приняла в свои объятия природа. Они не посмели зажигать там свой «очистительный», «священный» огонь, так как, видимо, чувствовали, что эту работу уже давно сделал за них кто-то другой... С той поры зовётся это место – Пещера Мёртвых. Туда и намного позже, в разные годы приходили умирать Катары и Рыцари Храма, там прятались гонимые церковью их последователи. Даже сейчас ты ещё можешь увидеть старые надписи, оставленные там руками приютившихся когда-то людей... Самые разные имена дружно переплетаются там с загадочными знаками Совершенных... Там славный Домом Фуа, гонимые гордые Тренкавели... Там грусть и безнадёжность, соприкасаются с отчаянной надеждой...

И ещё... Природа веками создаёт там свою каменную «память» печальным событиям и людям, глубоко затронувшим её большое любящее сердце... У самого входа в Пещеру Мёртвых стоит статуя мудрого филина, столетиями охраняющего покой усопших...

– Скажи, Север, Катары ведь верили в Христа, не так ли? – грустно спросила я.
Север искренне удивился.
– Нет, Изидора, это неправда. Катары не «верили» в Христа, они обращались к нему, говорили с ним. Он был их Учителем. Но не Богом. Слепо верить можно только лишь в Бога. Хотя я так до сих пор и не понял, как может быть нужна человеку слепая вера? Это церковь в очередной раз переврала смысл чужого учения... Катары верили в ЗНАНИЕ. В честность и помощь другим, менее удачливым людям. Они верили в Добро и Любовь. Но никогда не верили в одного человека. Они любили и уважали Радомира. И обожали учившую их Золотую Марию. Но никогда не делали из них Бога или Богиню. Они были для них символами Ума и Чести, Знания и Любви. Но они всё же были ЛЮДЬМИ, правда, полностью дарившими себя другим.
Смотри, Изидора, как глупо церковники перевирали даже собственные свои теории... Они утверждали, что Катары не верили в Христа-человека. Что Катары, якобы, верили в его космическую Божественную сущность, которая не была материальной. И в то же время, говорит церковь, Катары признавали Марию Магдалину супругою Христа, и принимали её детей. Тогда, каким же образом у нематериального существа могли рождаться дети?.. Не принимая во внимание, конечно же, чушь про «непорочное» зачатие Марии?.. Нет, Изидора, ничего правдивого не осталось об учении Катар, к сожалению... Всё, что люди знают, полностью извращено «святейшей» церковью, чтобы показать это учение глупым и ничего не стоящим. А ведь Катары учили тому, чему учили наши предки. Чему учим мы. Но для церковников именно это и являлось самым опасным. Они не могли допустить, чтобы люди узнали правду. Церковь обязана была уничтожить даже малейшие воспоминания о Катарах, иначе, как могла бы она объяснить то, что с ними творила?.. После зверского и поголовного уничтожения целого народа, КАК бы она объяснила своим верующим, зачем и кому нужно было такое страшное преступление? Вот поэтому и не осталось ничего от учения Катар... А спустя столетия, думаю, будет и того хуже.