Епископ

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Архиерей»)
Перейти к: навигация, поиск

Епи́скоп (др.-греч. ἐπίσκοπος — «надзирающий, надсматривающий»; от ἐπί — «на, при» + σκοπέω — «смотрю»; лат. episcopus) в Христианской Церкви — священнослужитель третьей (высшей) степени священства, также архиере́й (др.-греч. ἀρχιερεύς от др.-греч. ἀρχι- — «главный, старший» + др.-греч. ἱερεύς — «священник»).







История и значение термина

Первоначально, в апостольское время, термин «епископ», как он употребляется в посланиях апостола Павла, обозначал старшего наставника отдельной общины последователей Иисуса Христа. Епископы надзирали за христианами конкретного города или конкретной провинции, в отличие от апостолов (преимущественно странствующих проповедников). Впоследствии термин обретает более специфическое значение высшей степени священства — над пресвитерской и диаконской.

С появлением различных епископских званий — поначалу почётных — архиепископа, митрополита, патриарха, папы, термин в русском языке также стал обозначением младшего из них, хотя не потерял и более общего значения, для которого также используют термин архиере́й (др.-греч. ἀρχιερεύς). В греческом православии общим термином обычно является ‘ιεράρχης’, то есть ‘иера́рх’ («священнонача́льник»).

Сам Иисус Христос именуется апостолом Павлом в Послании к Евреям «Архиереем (первосвяще́нником)[1] по чину Мелхиседекову во веки» — др.-греч. «ὅπου πρόδρομος ὑπὲρ ἡμῶν εἰσῆλθεν Ἰησοῦς, κατὰ τὴν τάξιν Μελχισεδὲκ ἀρχιερεὺς γενόμενος εἰς τὸν αἰῶνα». (Евр. 6, 20)

Епископ в Новозаветное время

В оригинальном греческом тексте Нового Завета находим 5 упоминаний слова «епископ» (др.-греч. ἐπίσκοπος):

В Первом послании апостола Петра сам Иисус Христос именуется «Пастырем и Блюстителем душ Ваших» (1 Петр 2, 25) — др.-греч. «τὸν ποιμένα καὶ ἐπίσκοπον τῶν ψυχῶν ὑμῶν».

Должность епископа в различных конфессиях христианской церкви

Канонические основания и роль епископа в Церкви

По учению как Православной, так и Католической церквей, одним из существенных признаков канонической легитимности и действительности священства вообще и епископства в частности признаётся их апостольское преемство, то есть прямое принятие священства от того, кто сам получил полноту власти в Церкви от апостолов — через последовательный и непрерывный ряд их преемников.

Апостольское преемство осуществляется в Церкви через епископов. Епископская хиротония (рукоположение) должна совершаться собором епископов (то есть несколькими епископами) — минимум двумя епископами (1-е Апостольское Правило).

Как первосвященник епископ может совершать в своей епархии все священнодействия: исключительно ему принадлежит право рукоположения пресвитеров, диаконов, иподиаконов, и хиротесии низших клириков, освящения антиминсов. Имя епископа возносится за богослужением во всех храмах его епархии[2]. Всякий священник может совершать богослужение только с благословения своего правящего епископа. В византийской традиции православия видимый знак такого благословения — выданный епископом антиминс, возлежащий на престоле храма.

Епископу подчиняются также все монастыри, находящиеся на территории его епархии (кроме ставропигиальных, подчиняющихся непосредственно Патриарху — Предстоятелю поместной Церкви).

К половине VII века обычай обязательного безбрачия епископов стал восприниматься как норма, что было закреплено в 12-м и 48-м Правилах Трулльского собора (Известного также как «Пято-шестой»). Причём последнее правило предусматривает: «Жена производимаго в епископское достоинство, предварительно разлучася с мужем своим, по общему согласию, по рукоположении его во епископа, да вступит в монастырь, дале́ко от обитания сего епископа созданный, и да пользуется содержанием от епископа». В практике Русской Церкви закрепился обычай, имеющий силу закона, совершать хиротонию в епископа только над лицами, принявшими монашеский постриг в малую схиму. Примерно в это же время исчезли хорепископы — епископы сельских округов и отдельных приходов (епископы, не имеющие ни епархий, ни высоких должностей).

Епископ в православии

Епископство в России

Файл:AlexisII.jpg
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в малом епископском облачении и в зелёной мантии

В 961 году состоялся безрезультатный визит в Киев посланника Оттона Адальберта (будущего первого архиепископа Магдебургского), подчинявшегося Римскому папе.

В 988 году Киевский Великий князь Владимир Святославич с подданными принял христианство от греков. Первый Митрополит Киевский и всея Руси Михаил, прибывший в Киев для постоянного пребывания, был поставлен Константинопольским патриархом Николаем II Хрисовергом.

В истории Русской Церкви имеется несколько случаев политических разногласий и даже конфликтов между епископами и государственными властителями — князьями, царями. До 1448 года русские епископы обычно утверждались на служение решением Константинопольских патриархов и обычно были греками. Первым Киевским митрополитом из русских был Иларион Киевский.

В 1155 году Юрий Долгорукий изгнал Киевского митрополита Климента Смолятича, поставленного в 1147 году на митрополичью кафедру по инициативе великого князя Изяслава II Мстиславича без санкции патриарха. За приверженность церковной дисциплине Новгородского епископа Нифонта во время киевского раскола Константинопольский патриарх предоставил Новгородской кафедре автономию от Киева. Новгородцы стали избирать ставленника в архиепископа Новгородского на своём вече из числа местных священнослужителей. Так, в 1156 году новгородцы впервые самостоятельно избрали ставленником в архиепископа Новгородского Аркадия, а в 1228 году сместили Арсения.

Наиболее острый конфликт случился между Новгородскими архиепископами и Великими князьями Московскими в XIVXV века.

Избрание в Москве Рязанского епископа Ионы Митрополитом Киевским и всея Руси в 1448 ознаменовало фактическую автокефализацию Московской Церкви (северо-восточной части Русской Церкви). Западнорусские епископы сохранили организационную самостоятельность от Москвы, оставаясь под юрисдикцией Константинополя.

Касательно возрастного ценза для поставляемого в епископы, имевший на Руси применение «Номоканон» (Титул I. Гл. 23) предусматривает минимальным 35-летний возраст для ставленника (кандидата), а в ис­ключительных случаях — 25-летний.

В синодальную эпоху (1700—1917) возведение в епископский сан, равно как и перемещение архиереев в иную епархию, производилось по указу императора Святейшему Синоду. После падения монархии (1917), в течение нескольких лет, имела место выборность епископата (духовенством и мирянами епархии). В современной РПЦ архиерейские хиротонии и назначения производятся решением Священного синода.

В современное время в Русской православной церкви наблюдается процесс деления епархий и увеличения количества епископов для активизации церковной деятельности.

Епископ в Римско-католической церкви

Файл:Template-Bishop.svg
Герб епископа.

В Римско-католической церкви епископу принадлежит прерогатива совершения не только таинства священства, но также и миропомазания (конфирмации).

Совершенно особое место в епископате принадлежит Епископу Рима, особый статус которого, развиваясь на Западе в течение столетий, был закреплён решениями I Ватиканского собора.

В соответствии с догматической конституцией II Ватиканского собора Lumen gentium (провозглашена Павлом VI 21 ноября 1964) был создан институт коллегиального участия епископов в управлении Церковью. Римский Папа служит президентом Коллегии епископов. Папа, согласно учению Римской Церкви, «имеет над Церковью, в силу своей должности наместника Христа и пастыря всей Церкви, полную, верховную и вселенскую власть, которую он вправе всегда свободно осуществлять. Коллегия Епископов обладает властью не иначе, как в единении с Римским Первосвященником в качестве главы»[3].

Епископ в протестантизме

Епископы в протестантских конфессиях признаются только как временно назначаемые (или избираемые) административно-учительные главы общин, а не как наследники особых благодатных даров или полномочий, которые существуют с апостольских времён. Это связано с отрицанием апостольской преемственности в понимании исторических церквей. Для протестантов апостольское преемство заключается в максимально возможной близости к вероучению Церкви времён Христа и апостолов.[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЕпископОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЕпископОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Епископ[источник не указан 1669 дней] При этом в книгах Нового Завета не прослеживается разницы между пресвитером христианской общины и епископом. В Новом Завете это синонимы, означающие одну и ту должность в общине.[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЕпископОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ЕпископОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Епископ[источник не указан 1669 дней]

С началом эпохи Реформации, служение стало рассматриваться не как «sacerdotium» — жертвенное служение, но как «ministerium» — обслуживающее служение, которое должно обслуживать общину Словом Божиим и Таинствами. Поэтому в Аугсбургском вероисповедании, артикул V, служение называется «ministerium docendi evangelium et porrigendi sacramenta», — служение провозглашения Евангелия и отправления Таинств, которое было установлено Богом, чтобы люди могли получать оправдывающую веру. Епископат же, являясь важным и полезным органом в протестантских церквях и деноминациях, не считается принадлежащим к особому сану. Епископы именуются так же председательствующими пасторами, и в их обязанности входит председательствовать на Конференциях, делать назначения и рукополагать в дьяконы и в пресвитеры, и вообще наблюдать за жизнью Церкви.

Отличие протестантского епископа от простого пастора заключается в практике визитации (посещения приходов) подчиненной ему епархии[4].

Исключением являются лишь епископальные протестантские церкви (напр., Англиканская Церковь) где епископы, как и в православных церквах, считаются священнослужителями-преемниками апостолов, имеющими в своих епархиях всю полноту апостольской власти.

См. также

Напишите отзыв о статье "Епископ"

Примечания

  1. В Синодальном переводе: «<…> куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека» (Евр. 6:20)
  2. [http://www.klikovo.ru/db/book/msg/4194 Прот. Владислав Цыпин. Церковное право. 1994, стр. 281]
  3. [http://www.catholic.ru/ccc/0871.html Цит. по русскому переводу Катехизиса Католической Церкви. Пункты 882 и 883]
  4. [http://www.luther.ru/news/church/1757-2012-11-23-18-12-03.html СОСТОЯЛАСЬ ВИЗИТАЦИЯ ЕПИСКОПА ИГОРЯ КНЯЗЕВА В УЛАН-УДЭ И ИРКУТСК]

Литература

Ссылки

  • [http://www.religio.ru/lecsicon/06/50.html Епископ]
  • [http://www.golubinski.ru/ecclesia/episkopstvo.htm Служение церковного управления — епископство: Настольная книга священнослужителя. Т. 4.М.: Изд-во Московской патриархии, 2001]
  • [http://khazarzar.skeptik.net/books/bolotov/52.htm Глава «Епископы» Том IV. «История церкви в период Вселенских соборов» // В. В. Болотов. Лекции по истории Древней Церкви.]

Отрывок, характеризующий Епископ

– Это не Земля жестока, солнышко моё. Это – люди. И откуда тебе известно про Катар? Я ведь никогда не учила тебя о них, не правда ли?
На бледных щеках Анны тут же вспыхнуло «розовое» смущение...
– Ой, ты прости меня, пожалуйста! Я просто «слышала», о чём вы вели беседу, и мне стало очень интересно! Поэтому я слушала. Ты извини, ведь в ней не было ничего личного, вот я и решила, что вы не обидитесь...
– Ну, конечно же! Только зачем тебе нужна такая боль? Нам ведь хватает и того, что преподносит Папа, не так ли?
– Я хочу быть сильной, мама! Хочу не бояться его, как не боялись своих убийц Катары. Хочу, чтобы тебе не было за меня стыдно! – гордо вскинув голову, произнесла Анна.
С каждым днём я всё больше и больше удивлялась силе духа моей юной дочери!.. Откуда у неё находилось столько мужества, чтобы противостоять самому Караффе?.. Что двигало её гордым, горячим сердцем?
– Хотите ли увидеть ещё что-либо? – мягко спросил Север. – Не будет ли лучше вас оставить вдвоём на время?
– О, пожалуйста, Север, расскажи нам ещё про Магдалину!.. И расскажи, как погиб Радомир? – Восторженно попросила Анна. И тут же спохватившись, повернулась ко мне: – Ты ведь не возражаешь, мама?..
Конечно же, я не возражала!.. Наоборот, я была готова на всё, только бы отвлечь её от мыслей о нашем ближайшем будущем.
– Пожалуйста, расскажи нам, Север! Это поможет нам справиться и придаст нам сил. Расскажи, что знаешь, мой друг...
Север кивнул, и мы снова оказались в чьей-то чужой, незнакомой жизни... В чём-то давным-давно прожитом и покинутом прошлом.
Перед нами благоухал южными запахами тихий весенний вечер. Где-то вдалеке всё ещё полыхали последние блики угасающего заката, хотя уставшее за день солнце давно уже село, чтобы успеть отдохнуть до завтра, когда оно снова вернётся на своё каждодневное круговое путешествие. В быстро темнеющем, бархатном небе всё ярче разгорались непривычно огромные звёзды. Окружающий мир степенно готовил себя ко сну... Лишь иногда где-то вдруг слышался обиженный крик одинокой птицы, никак не находящей покоя. Или время от времени сонным лаем тревожил тишину переклик местных собак, этим показывавших своё неусыпное бдение. Но в остальном ночь казалась застывшей, ласковой и спокойной...
И только в огороженном высокой глиняной стеной саду всё ещё сидели двое. Это были Иисус Радомир и его жена Мария Магдалина...
Они провожали свою последнюю ночь... перед распятием.
Прильнувши к мужу, положив уставшую голову ему на грудь, Мария молчала. Она ещё столько хотела ему сказать!.. Сказать столько важного, пока ещё было время! Но не находила слов. Все слова уже были сказаны. И все они казались бессмысленными. Не стоящими этих последних драгоценных мгновений... Как бы она ни старалась уговорить Радомира покинуть чужую землю, он не согласился. И это было так нечеловечески больно!.. Мир оставался таким же спокойным и защищённым, но она знала – он не будет таким, когда уйдёт Радомир... Без него всё будет пустым и мёрзлым...
Она просила его подумать... Просила вернуться в свою далёкую Северную страну или хотя бы в Долину Магов, чтобы начать всё сначала.
Она знала – в Долине Магов их ждали чудесные люди. Все они были одарёнными. Там они могли построить новый и светлый мир, как уверял её Волхв Иоанн. Но Радомир не захотел... Он не согласился. Он желал принести себя в жертву, дабы прозрели слепые... Это было именно той задачей, что воздвиг на его сильные плечи Отец. Белый Волхв... И Радомир не желал отступать... Он хотел добиться понимания... у иудеев. Даже ценой своей собственной жизни.
Ни один из девяти друзей, верных рыцарей его Духовного Храма, не поддержал его. Ни один не желал отдавать его в руки палачей. Они не хотели его терять. Они слишком сильно его любили...
Но вот пришёл тот день, когда, подчиняясь железной воле Радомира, его друзья и его жена (против своей воли) поклялись не встревать в происходящее... Не пытаться его спасти, что бы ни происходило. Радомир горячо надеялся, что, видя явную возможность его гибели, люди наконец-то поймут, прозреют и захотят спасти его сами, несмотря на различия их веры, несмотря на нехватку понимания.
Но Магдалина знала – этого не случится. Она знала, этот вечер станет для них последним.
Сердце рвалось на части, слыша его ровное дыхание, чувствуя тепло его рук, видя его сосредоточенное лицо, не омрачённое ни малейшим сомнением. Он был уверен в своей правоте. И она ничего не могла поделать, как бы сильно его ни любила, как бы яростно ни пыталась его убедить, что те, за кого он шёл на верную смерть, были его недостойны.
– Обещай мне, светлая моя, если они всё же меня уничтожат, ты пойдёшь Домой, – вдруг очень настойчиво потребовал Радомир. – Там ты будешь в безопасности. Там ты сможешь учить. Рыцари Храма пойдут с тобой, они поклялись мне. Ты увезёшь с собою Весту, вы будете вместе. И я буду приходить к вам, ты знаешь это. Знаешь ведь?
И тут Магдалину, наконец, прорвало... Она не могла выдержать более... Да, она была сильнейшим Магом. Но в этот страшный момент она являлась всего лишь хрупкой, любящей женщиной, теряющей самого дорогого на свете человека...
Её верная, чистая душа не понимала, КАК могла Земля отдавать на растерзание самого одарённого своего сына?.. Был ли в этой жертве хоть какой-то смысл? Она думала – смысла не было. Привыкшая с малых лет к бесконечной (а иногда и безнадёжной!) борьбе, Магдалина не в состоянии была понять эту абсурдную, дикую жертву!.. Ни умом, ни сердцем не принимала она слепое повиновение судьбе, ни пустую надежду на чьё-то возможное «прозрение»! Эти люди (иудеи) жили в своём обособленном и наглухо закрытом для остальных мире. Их не волновала судьба «чужака». И Мария знала наверняка – они не помогут. Так же, как знала – Радомир погибнет бессмысленно и напрасно. И никто не сможет вернуть его обратно. Даже если захочет. Менять что-либо будет поздно...
– Как ты не можешь понять меня? – вдруг, подслушав её печальные мысли, заговорил Радомир. – Если я не попробую разбудить их, они уничтожат грядущее. Помнишь, Отец говорил нам? Я должен помочь им! Или хотя бы уж обязан попытаться.
– Скажи, ты ведь так и не понял их, правда ведь? – ласково гладя его руку, тихо прошептала Магдалина. – Так же, как и они не поняли тебя. Как же ты можешь помочь народу, если сам не понимаешь его?!. Они мыслят другими рунами... Да и рунами ли?.. Это другой народ, Радомир! Нам не знакомы их ум и сердце. Как бы ты ни пытался – они не услышат тебя! Им не нужна твоя Вера, так же, как не нужен и ты сам. Оглянись вокруг, Радость моя, – это чужой дом! Твоя земля зовёт тебя! Уходи, Радомир!
Но он не хотел мириться с поражением. Он желал доказать себе и другим, что сделал всё, что было в его земных силах. И как бы она ни старалась – Радомира ей было не спасти. И она, к сожалению, это знала...
Ночь уже подошла к середине... Старый сад, утонувший в мире запахов и сновидений, уютно молчал, наслаждаясь свежестью и прохладой. Окружающий Радомира и Магдалину мир сладко спал беззаботным сном, не предчувствуя ничего опасного и плохого. И только Магдалине почему-то казалось, что рядом с ней, прямо за её спиной, злорадно посмеиваясь, пребывал кто-то безжалостный и равнодушный... Пребывал Рок... Неумолимый и грозный, Рок мрачно смотрел на хрупкую, нежную, женщину, которую ему всё ещё почему-то никак не удавалось сломить... Никакими бедами, никакой болью.
А Магдалина, чтобы от всего этого защититься, изо всех сил цеплялась за свои старые, добрые воспоминания, будто знала, что только они в данный момент могли удержать её воспалённый мозг от полного и невозвратимого «затмения»... В её цепкой памяти всё ещё жили так дорогие ей годы, проведённые с Радомиром... Годы, казалось бы, прожитые так давно!.. Или может быть только вчера?.. Это уже не имело большого значения – ведь завтра его не станет. И вся их светлая жизнь тогда уже по-настоящему станет только воспоминанием.... КАК могла она с этим смириться?! КАК могла она смотреть, опустив руки, когда шёл на гибель единственный для неё на Земле человек?!!
– Я хочу показать тебе что-то, Мария, – тихо прошептал Радомир.
И засунув руку за пазуху, вынул оттуда... чудо!
Его тонкие длинные пальцы насквозь просвечивались ярким пульсирующим изумрудным светом!.. Свет лился всё сильнее, будто живой, заполняя тёмное ночное пространство...
Радомир раскрыл ладонь – на ней покоился изумительной красоты зелёный кристалл...
– Что это??? – как бы боясь спугнуть, также тихо прошептала Магдалина.
– Ключ Богов – спокойно ответил Радомир. – Смотри, я покажу тебе...
(О Ключе Богов я рассказываю с разрешения Странников, с которыми мне посчастливилось дважды встретится в июне и августе 2009 года, в Долине Магов. До этого о Ключе Богов не говорилось открыто нигде и никогда).
Кристалл был материальным. И в то же время истинно волшебным. Он был вырезан из очень красивого камня, похожего на удивительно прозрачный изумруд. Но Магдалина чувствовала – это было что-то намного сложнее, чем простой драгоценный камень, пусть даже самый чистый. Он был ромбовидным и удлинённым, величиной с ладонь Радомира. Каждый срез кристалла был полностью покрыт незнакомыми рунами, видимо, даже более древними, чем те, которые знала Магдалина...
– О чём он «говорит», радость моя?.. И почему мне не знакомы эти руны? Они чуточку другие, чем те, которым нас учили Волхвы. Да и откуда он у тебя?!
– Его принесли на Землю когда-то наши мудрые Предки, наши Боги, чтобы сотворить здесь Храм Вечного Знания, – задумчиво смотря на кристалл, начал Радомир. – Дабы помогал он обретать Свет и Истину достойным Детям Земли. Это ОН родил на земле касту Волхвов, Ведунов, Ведуний, Даринь и остальных просветлённых. И это из него они черпали свои ЗНАНИЯ и ПОНИМАНИЕ, и по нему когда-то создали Мэтэору. Позже, уходя навсегда, Боги оставили этот Храм людям, завещая хранить и беречь его, как берегли бы они саму Землю. А Ключ от Храма отдали Волхвам, дабы не попал он случайно к «тёмномыслящим» и не погибла бы Земля от их злой руки. Так с тех пор, и хранится это чудо веками у Волхвов, а они передают его время от времени достойному, чтобы не предал случайный «хранитель» наказ и веру, оставленную нашими Богами.

– Неужели это и есть Грааль, Север? – не удержавшись, просила я.
– Нет, Изидора. Грааль никогда не был тем, чем есть этот удивительный Умный Кристалл. Просто люди «приписали» своё желаемое Радомиру... как и всё остальное, «чужое». Радомир же, всю свою сознательную жизнь был Хранителем Ключа Богов. Но люди, естественно, этого знать не могли, и поэтому не успокаивались. Сперва они искали якобы «принадлежавшую» Радомиру Чашу. А иногда Граалем называли его детей или саму Магдалину. И всё это происходило лишь потому, что «истинно верующим» очень хотелось иметь какое-то доказательство правдивости того, во что они верят… Что-то материальное, что-то «святое», что возможно было бы потрогать... (что, к великому сожалению, происходит даже сейчас, через долгие сотни лет). Вот «тёмные» и придумали для них красивую в то время историю, чтобы зажечь ею чувствительные «верующие» сердца... К сожалению, людям всегда были нужны реликвии, Изидора, и если их не было, кто-то их просто придумывал. Радомир же никогда не имел подобной чаши, ибо не было у него и самой «тайной вечери»... на которой он якобы из неё пил. Чаша же «тайной вечери» была у пророка Джошуа, но не у Радомира.
И Иосиф Аримафейский вправду когда-то собрал туда несколько капель крови пророка. Но эта знаменитая «Граальская Чаша» по-настоящему была всего лишь самой простой глиняной чашечкой, из какой обычно пили в то время все евреи, и которую не так-то просто было после найти. Золотой же, или серебряной чаши, сплошь усыпанной драгоценными камнями (как любят изображать её священники) никогда в реальности не существовало ни во времена иудейского пророка Джошуа, ни уж тем более во времена Радомира.
Но это уже другая, хоть и интереснейшая история.

У тебя не так уж много времени, Изидора. И я думаю, ты захочешь узнать совершенно другое, что близко тебе по сердцу, и что, возможно, поможет тебе найти в себе побольше сил, чтобы выстоять. Ну, а этот, слишком тесно «тёмными» силами запутанный клубок двух чужих друг другу жизней (Радомира и Джошуа), в любом случае, так скоро не расплести. Как я уже сказал, у тебя просто не хватит на это времени, мой друг. Ты уж прости...