Аскарик

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Аска́рик (лат. Ascaricus) — предводитель франков в IV веке.

Константин Великий пошёл походом на франков на Рейне и победил Аскарика в 306 или 307 году. О времени этих событий сложно судить точнее: известно лишь, что это произошло после смерти отца Константина Констанция I в июле 306 года и до появления панегирика 307 года, в котором, в отличие от панегирика 310 года, никаких имён не указано.

Вместе с Аскариком в плен был взят франкский король Мерогей. Их обоих бросили на растерзание диким животным в амфитеатре в Августе Треверорум (современный Трир). Немецкий историк Александр Демандт предполагает, что в амфитеатре содержали скорее медведей, чем львов, достать которых было сложно, а содержать — накладно[1]. О казни франкских вождей сообщается в анонимном панегирике Константину 310 года, в котором указаны имена обоих. О казни без указания имён также сообщал Евтропий в «Бревиарии от основания города[la]»[2]. Эпизод в амфитеатре также упоминается Назарием[3].

Иных сведений об Аскарике фактически не сохранилось. Возможно, он происходил из племени бруктеров. Согласно панегирику 310 года, франки нарушили договор с Римом и, воспользовавшись кончиной Констанция I в 306 году, вторглись на римские земли. Благодаря обнаруженным монетам, можно предположить, что они дошли до Соммы[4]. Константин остановил их на обратном пути к Рейну и впоследствии пошёл на франков походом, из мести разорив их земли. Победа императора Константина в первом самостоятельном походе всячески превозносилась в пропагандистских целях.





Напишите отзыв о статье "Аскарик"

Примечания

  1. Alexander Demandt: Die Spätantike. 2. Auflage, München 2007, S. 78
  2. Eutropius, Breviarium ab urbe condita 10,3.
  3. Panegyrici latini IV(10),16.
  4. Eugen Ewig: Die Franken und Rom (3.-5. Jahrhundert). Versuch einer Übersicht. In: Rheinische Vierteljahrsblätter. Band 71, 2007, S. 1-42, hier S. 5.

Литература

  • Eugen Ewig: Die Franken und Rom (3.-5. Jahrhundert). Versuch einer Übersicht. In: Rheinische Vierteljahrsblätter. Band 71, 2007, S. 1-42.
  • Erich Zöllner: Geschichte der Franken bis zur Mitte des sechsten Jahrhunderts. C. H. Beck, München 1970, ISBN 3-406-02211-1, S. 14.

Отрывок, характеризующий Аскарик

Вокруг машин уже собралась ойкающая сочувствующая толпа, а через несколько минут появилась и милиция, сопровождающая скорую помощь. Наш городок тогда всё ещё не был большим, поэтому на любое «экстренное» происшествие городские службы могли реагировать достаточно организованно и быстро.
Врачи скорой помощи, о чём-то быстро посоветовавшись, начали осторожно вынимать по одному изувеченные тела. Первым оказалось тело мальчика, сущность которого стояла в ступоре рядом со мной, не в состоянии что-либо сказать или подумать.
Бедняжку дико трясло, видимо для его детского перевозбуждённого мозга это было слишком тяжело. Он только смотрел вытаращенными глазами на то, что только что было «им» и никак не мог выйти из затянувшегося «столбняка».
– Мамочка, Мама!!! – опять закричала девочка. – Видас, Видас, ну почему она меня не слышит?!.
Вернее, кричала-то она лишь мысленно, потому что в тот момент, к сожалению, физически уже была мертва... так же, как и её маленький братишка.
А её бедная мама, физическое тело которой всё ещё цепко держалось за свою хрупкую, чуть теплившуюся в нём жизнь, никаким образом не могла её услышать, так как находились они в тот момент уже в разных, недоступных друг другу мирах....
Малыши всё больше и больше терялись и я чувствовала, что ещё чуть-чуть, и у девочки начнётся настоящий нервный шок (если это можно так назвать, говоря о бестелесной сущности?).
– Почему мы там лежим?!.. Почему мама не отвечает нам?! – всё ещё кричала девчушка, дёргая брата за рукав.
– Наверное потому что мы мертвы... – мелко стуча зубами проговорил мальчонка.
– А мама? – в ужасе прошептала малышка.
– Мама жива – не очень уверенно ответил брат.
– А как же мы? Ну, скажи им, что мы здесь, что они не могут без нас уйти! Скажи им!!! – всё ещё не могла успокоиться девчушка.
– Я не могу, они нас не слышат... Ты же видишь, они нас не слышат, – пробовал как-то объяснить девочке брат.
Но она была ещё слишком маленькой, чтобы понять, что мама уже не может её ни услышать, ни с ней говорить. Она не могла всего этого ужаса понять и не хотела его принимать... Маленькими кулачками размазывая льющиеся по бледным щёчкам крупные слёзы, она видела только свою маму, которая почему-то не хотела ей отвечать и не хотела подниматься.