Астория

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
гостиница
Астория
300px
Страна Россия
Санкт-Петербург Большая Морская ул. 39
Конфессия Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Епархия Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). 
Архитектурный стиль Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Автор проекта Ф. И. Лидваль
Архитектор Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Основатель Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Первое упоминание 1911
Дата основания Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Строительство 19111912 годы
Дата упразднения Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Статус Герб России Объект культурного наследия РФ [http://old.kulturnoe-nasledie.ru/monuments.php?id=Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.
Высота Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Материал Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Состояние Функционирует
Сайт Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%90%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F&params=59_55_58_N_30_18_32_E_type:landmark_region:RU_scale:2000 59°55′58″ с. ш. 30°18′32″ в. д. / 59.93278° с. ш. 30.30889° в. д. / 59.93278; 30.30889[//maps.google.com/maps?ll=59.93278,30.30889&q=59.93278,30.30889&spn=0.002,0.002&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=59.93278&mlon=30.30889&zoom=17 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=30.30889,59.93278&pt=30.30889,59.93278&spn=0.002,0.002&l=sat,skl (Я)]

«Асто́рия» (с марта 1916 — «Петроградская военная гостиница»; с сентября 1918 — «Первый дом Петроградского Совета»; c 1924 — «Первый дом Ленинградского Совета»; c ? — «Астория») — пятизвёздная гостиница в Санкт-Петербурге, расположена в центре города на Исаакиевской площади рядом с Исаакиевским собором.

Оператором гостиницы является компания Rocco Forte Hotels, владеющая коллекцией из [https://www.roccofortehotels.com/ 11] пятизвездочных отелей и курортов класса «люкс» по всему миру, отличительными чертами которых является уникальный стиль, отражающий национальный дух и особенности месторасположения.

Название «Астория» также носят гостиницы в разных городах мира: Вене, Будапеште, Уфе и др.







История

  • Здание строилось в 19111912 годах по проекту известного петербургского архитектора Ф. И. Лидваля,[1] а название получило в память о фешенебельных нью-йоркских отелях, которыми владели двоюродные братья Асторы. На этом месте еще в конце XIX в. стоял особняк князя А. Львова. В начале XX в. участок с домом приобрело английское акционерное общество «Палас-Отель» с намерением построить здесь гостиницу с дорогими номерами.
  • 23 декабря 1912 года состоялось официальное открытие гостиницы. С первых дней существования «Астория» приобрела репутацию действительно самой комфортабельной гостиницы Петербурга и одной из лучших в Европе. В начале XX в. она была рассчитана на 350 человек и имела все для того, чтобы сделать пребывание в ней незабываемым: зимний сад, великолепно оборудованную кухню, рестораны, кафе, банкетные залы, библиотеку, прекрасные номера. «Астория» смотрелась удивительно элегантно, изысканно и в то же время монументально. Здание имело шесть этажей, при этом его стены зрительно делились как бы на три яруса: два нижних этажа, облицованные гранитом, смотрелись как основание гостиницы, средние этажи оштукатурены под камень, верхний этаж, отделенный карнизом, украшен декоративными вазами.
  • Первым директором гостиницы был француз Луи Терье. В годы первой мировой войны «Астория» стала военной гостиницей: здесь жили высшие офицеры, во время революционных событий 1917 г. гостиница оказалась в их центре, её даже брали штурмом. После революции гостиница была национализирована, но после начала НЭПа она была акционирована.
  • В 1929 году отель передали акционерному обществу «Интурист», в ведении этой компании он оставался до 1996 года.
  • Во время Великой Отечественной войны, в 1941 году, в Астории разместился госпиталь, где лечились оставшиеся в городе писатели, художники, музыканты. И, кстати, именно в этой гостинице Гитлер планировал после взятия Ленинграда устроить банкет, но защитники города сделали всё, чтобы это торжество не состоялось.
  • В начале 1990-х гг. гостиницу реконструировали.
  • Является частью гостиничной сети Rocco Forte Hotels.
  • В отеле 169 номеров, из них 86 номеров класса люкс, в том числе президентские апартаменты с двумя спальнями, 1 королевский люкс с балконом и Царский люкс.
  • 17 картин галереи «Англетер» объединены единой тематикой. «Хранители города»[2] выполнены мастерской FORUS в 1989 году.
  • В том же году в мастерской выполнена серия из 7 полотен «Петербургские карнавалы» для оформления интерьера казино гостиницы[3].
  • Художники С. Н. Репин, В. В. Сухов, И. Г. Уралов, Н. П. Фомин. Архитекторы А. И. Прибульский, Л. А. Ухова, при участии Е. А. Жука.
  • На 7 этаже гостиницы находятся SPA и фитнес-центр.

Интересные факты

Файл:Hotel Astoria winter.jpg
«Астория» зимой
  • В канун Дня святого Валентина в 2007 году журнал Forbes опубликовал рейтинг самых романтичных отелей мира. При его составлении учитывались уровень обслуживания, качество постельного белья, ассортимент услуг (например, возможность заказать завтрак в постель, усыпать комнату лепестками роз или организовать романтический ужин для влюблённых). На 9-й позиции находится единственный российский отель — это «Астория» в Санкт-Петербурге.[4]

См. также

Напишите отзыв о статье "Астория"

Примечания

  1. М. Н. Колотило. [http://www.stateyki.org.ua/articles/peterburgskie-postroiki-fedora-lidvalya/ Петербургские постройки Фёдора Лидваля].
  2. Размер и количество: 300 х 300 см — 14 шт; 300 х 150 см — 2 шт; 300 х 700 см — 1 [http://forus-spb.narod.ru/astoriya.htm Живопись интерьера гостиницы «Астория»] на сайте [http://forus-spb.narod.ru/index.htm «Группа ФОРУС»]
  3. Размер полотен 200 х 300 см [http://forus-spb.narod.ru/astoriya.htm Картины для интерьера казино гостиницы «Астория»] на сайте [http://forus-spb.narod.ru/index.htm «Группа ФОРУС»]
  4. [http://www.travel.ru/news/2007/02/14/106524.html Отель «Астория» в Санкт-Петербурге - один из самых романтичных в мире]. Новости туризма. Travel.ru (14.02.2007). Проверено 6 марта 2008. [http://www.webcitation.org/65hZxjUxh Архивировано из первоисточника 25 февраля 2012].
  5. [http://www.citywalls.ru/house4087.html Доходный дом графа М. П. Толстого . (по наб. Фонтанки) "Толстовский дом", Модерн, Архитектор Лидваль Ф. И., Рубинштейна ул., 15-17, Фонтанки наб., 54]
  6. [http://liricon.ru/biografii-poetov/vertinskij-aleksandr-nikolaevich Вертинский Александр Николаевич]
  7. Мурзина, Марина.  [http://www.aif.ru/culture/movie/spagetti_po-russki_neveroyatnym_priklyucheniyam_italyancev_-_40_let Спагетти по-русски. «Невероятным приключениям итальянцев…» — 40 лет] // Аргументы и факты. — 2014. — № 3 (1732) за 15 января. — С. 34.
  8. Эльвира Дажунц. [http://www.nvspb.ru/stories/v-epizodah-snimalis-50010 В эпизодах снимались…] (30 ноября 2012). Проверено 20 июля 2013. [http://www.webcitation.org/6IwHYAGCD Архивировано из первоисточника 17 августа 2013].

Ссылки

  • [http://www.thehotelastoria.com Официальный сайт отеля «Астория»]
  • [http://www.roccofortehotels.com Официальный сайт компании The Rocco Forte Hotels, владельца «Астории»]
  • [http://www.allcafe.info/readingroom/history/181/ www.allcafe.info Ресторанная история — Астория и Англетер]
  • И. А. Богданов. [http://encspb.ru/object/2804002969?lc=ru «Астория», гостиница]. Энциклопедия Санкт-Петербурга. Проверено 13 марта 2012.

Отрывок, характеризующий Астория

Резко повернувшись, он исчез за дверью, даже не попрощавшись и не известив, как долго я могу оставаться одна в своём, так нежданно воскресшем, прошлом...
Время остановилось... безжалостно швырнув меня, с помощью больной фантазии Караффы, в мои счастливые, безоблачные дни, совсем не волнуясь о том, что от такой неожиданной «реальности» у меня просто могло остановиться сердце...
Я грустно опустилась на стул у знакомого зеркала, в котором так часто когда-то отражались любимые лица моих родных... И у которого теперь, окружённая дорогими призраками, я сидела совсем одна... Воспоминания душили силой своей красоты и глубоко казнили горькой печалью нашего ушедшего счастья...
Когда-то (теперь казалось – очень давно!) у этого же огромного зеркала я каждое утро причёсывала чудесные, шёлковистые волосы моей маленькой Анны, шутливо давая ей первые детские уроки «ведьминой» школы... В этом же зеркале отражались горящие любовью глаза Джироламо, ласково обнимавшего меня за плечи... Это зеркало отражало в себе тысячи бережно хранимых, дивных мгновений, всколыхнувших теперь до самой глубины мою израненную, измученную душу.
Здесь же рядом, на маленьком ночном столике, стояла чудесная малахитовая шкатулка, в которой покоились мои великолепные украшения, так щедро когда-то подаренные мне моим добрым мужем, и вызывавшие дикую зависть богатых и капризных венецианок в те далёкие, прошедшие дни... Только вот сегодня эта шкатулка пустовала... Чьи-то грязные, жадные руки успели «убрать» подальше все, хранившееся там «блестящие безделушки», оценив в них только лишь денежную стоимость каждой отдельной вещи... Для меня же это была моя память, это были дни моего чистого счастья: вечер моей свадьбы... рождение Анны... какие-то мои, уже давно забытые победы или события нашей совместной жизни, каждое из которых отмечалось новым произведением искусства, право на которое имела лишь я одна... Это были не просто «камни», которые стоили дорого, это была забота моего Джироламо, его желание вызвать мою улыбку, и его восхищение моей красотой, которой он так искренне и глубоко гордился, и так честно и горячо любил... И вот теперь этих чистых воспоминаний касались чьи-то похотливые, жадные пальцы, на которых, съёжившись, горько плакала наша поруганная любовь...
В этой странной «воскресшей» комнате повсюду лежали мои любимые книги, а у окна грустно ждал в одиночестве старый добрый рояль... На шёлковом покрывале широкой кровати весело улыбалась первая кукла Анны, которой было теперь почти столько же лет, как и её несчастной, гонимой хозяйке... Только вот кукла, в отличие от Анны, не знала печали, и её не в силах был ранить злой человек...
Я рычала от невыносимой боли, как умирающий зверь, готовый к своему последнему смертельному прыжку... Воспоминания выжигали душу, оставаясь такими дивно реальными и живыми, что казалось, вот прямо сейчас откроется дверь и улыбающийся Джироламо начнёт прямо «с порога» с увлечением рассказывать последние новости ушедшего дня... Или вихрем ворвётся весёлая Анна, высыпая мне на колени охапку роз, пропитанных запахом дивного, тёплого итальянского лета...
Это был НАШ счастливый мир, который не мог, не должен был находиться в стенах замка Караффы!.. Ему не могло быть места в этом логове лжи, насилия и смерти...
Но, сколько бы я в душе не возмущалась, надо было как-то брать себя в руки, чтобы успокоить выскакивающее сердце, не поддаваясь тоске о прошлом. Ибо воспоминания, пусть даже самые прекрасные, могли легко оборвать мою, и так уже достаточно хрупкую жизнь, не позволяя покончить с Караффой... Потому, стараясь как-то «оградить» себя от дорогой, но в то же время глубоко ранящей душу памяти, я отвернулась, и вышла в коридор... Поблизости никого не оказалось. Видимо Караффа был настолько уверен в своей победе, что даже не охранял входную в мои «покои» дверь. Или же наоборот – он слишком хорошо понимал, что охранять меня не имело смысла, так как я могла «уйти» от него в любой, желаемый мною момент, несмотря ни на какие предпринимаемые им усилия и запреты... Так или иначе – никакого чужого присутствия, никакой охраны за дверью «моих» покоев не наблюдалось.
Тоска душила меня, и хотелось бежать без оглядки, только бы подальше от того чудесного призрачного мира, где каждое всплывшее воспоминание забирало капельку души, оставляя её пустой, холодной и одинокой...
Понемногу приходя в себя от так неожиданно свалившегося «сюрприза», я наконец-то осознала, что впервые иду одна по чудесно расписанному коридору, почти не замечая невероятной роскоши и богатства караффского дворца. До этого, имея возможность спускаться только лишь в подвал, или сопровождать Караффу в какие-то, его одного интересующие встречи, теперь я удивлённо разглядывала, изумительные стены и потолки, сплошь покрытые росписями и позолотой, которым, казалось, не было конца. Это не был Ватикан, ни официальная Папская резиденция. Это был просто личный дворец Караффы, но он ничуть не уступал по красоте и роскоши самому Ватикану. Когда-то, помнится, когда Караффа ещё не был «святейшим» Папой и являл собою лишь ярого борца с «распространявшейся ересью», его дом был более похож на огромную крепость аскета, по настоящему отдававшего жизнь за своё «правое дело», каким бы абсурдным или ужасным для остальных оно не являлось. Теперь же это был богатейший, «вкушающий» (с удовольствием гурмана!) свою безграничную силу и власть, человек... слишком быстро сменивший образ жизни истинного «монаха», на лёгкое золото Ватикана. Он всё так же свято верил в правоту Инквизиции и человеческих костров, только теперь уже к ним примешивалась жажда наслаждения жизнью и дикое желание бессмертия, ... которого никакое золото на свете (к всеобщему счастью!) не могло ему купить.
Караффа страдал... Его временно длившаяся, яркая «молодость», подаренная когда-то странным «гостем» Мэтэоры, стала вдруг очень быстро уходить, заставляя его тело стареть намного быстрее, чем это было бы, не попробуй он в своё время обманчивый «подарок»...
Ещё так недавно подтянутый, стройный и моложавый, кардинал стал превращаться вдруг в ссутулившегося, поникшего старого человека.... Целая «куча» его личных врачей паниковала!.. Они честно ломали свои умные головы, пытаясь понять, какая же такая «страшная» болезнь пожирает их ненаглядное «святейшество»?.. Но ответа на это не было. И Караффа всё так же «ускоренно» на глазах старел... Это бесило его, заставляя делать глупейшие поступки, надеясь остановить убегавшее время, которое с каждым новым днём прозрачными крупинками безжалостно утекало сквозь его стареющие, но всё ещё очень красивые, тонкие пальцы...
Этот человек имел всё... Его сила и власть распространялись на все христианские королевства. Ему подчинялись владыки и короли. Ему целовали руку принцессы... И при всём при том, его единственная земная жизнь приближалась к закату. И мысль о том, что он беспомощен что-либо изменить, приводила его в отчаяние!

Караффа был на редкость сильным и волевым человеком. Но его воля не могла вернуть ему молодые годы... Он был прекрасно образованным и умным. Но его ум не позволял ему продлить, так дико желанную, но уже потихонечку уходящую от него, драгоценную жизнь... И при всём при том, желая и не получая желаемого, Караффа прекрасно понимал – я знала КАК можно было дать ему то, за что он готов был платить самую дорогую на свете цену... Знала, КАК можно было продлить его ускользающую жизнь. И «святого» Папу до сумасшествия бесило то, что он также прекрасно знал – он никогда от меня не добьётся желаемого. Дикая жажда жить пересиливала любые его человеческие чувства, если таковые когда-либо у него и зарождались... Теперь же это был лишь «заболевший» одной-единственной идеей человек, устранявший любые препятствия, попадавшиеся на пути к его великой, но едва ли осуществимой цели... Караффа стал одержимым, который был готов на всё ради исполнения своего самого большого желания – жить очень долго, чего бы это ему ни стоило...
И я боялась... Каждый день ожидая, что его неугомонная злость обрушится вместо меня на моего бедного отца, или ещё хуже – на малышку Анну. Отец всё ещё находился в подвалах Караффы, который держал его там, не выпуская, но и не пытая, будто чего-то ждал. И это было страшнее, чем самая страшная реальность, так как больная фантазия «святого» Папы (по моему печальному опыту!) не имела границ, и было совершенно невозможно предугадать, что нас ожидало дальше...