Африка

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

</tt>

</tt>

Африка
Африка на карте полушария
Африка на карте полушария
Территория30 221 532 км²
Население1,216 млрд (2016) чел.
Плотность30,51 чел./км²
Названия жителейафриканцы
Включает55[1] государств
Зависимые государства
Языкисм. Языки Африки
Часовые поясаUTC-1 до UTC+4
Крупнейшие города Список городов-миллионеров Африки
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Файл:Location of Africa.svg
Африка на карте мира

А́фрика — второй по площади континент после Евразии, омывается Средиземным морем с севера, Красным — с северо-востока, Атлантическим океаном с запада и Индийским океаном с востока и юга. Африкой называется также часть света, состоящая из материка Африка и прилегающих островов. Площадь Африки составляет 29,2 млн км², с островами — около 30,3 млн км²[2], покрывая, таким образом, 6 % общей площади поверхности Земли и 20,4 % поверхности суши. На территории Африки расположено 55 государств.

Население Африки составляет около миллиарда человек. Африка считается прародиной человечества: именно здесь нашли самые древние останки ранних гоминид и их вероятных предков, включая Sahelanthropus tchadensis, Australopithecus africanus, A. afarensis, Homo erectus, H. habilis и H. ergaster.

Африканский континент пересекает экватор и несколько климатических зон; это единственный континент, протянувшийся от северного субтропического климатического пояса до южного субтропического. Из-за недостатка постоянных осадков и орошения — равно как ледников или водоносного горизонта горных систем — естественного регулирования климата нигде, кроме побережий, практически не наблюдается.

Изучением культурных, экономических, политических и социальных проблем Африки занимается наука африканистика.







Содержание

Крайние точки

  • Северная — мыс Бланко (Бен-Секка, Рас-Энгела, Эль-Абъяд) [https://tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%91%D0%B5%D0%BD-%D0%A1%D0%B5%D0%BA%D0%BA%D0%B0_(%D0%BC%D1%8B%D1%81)&params=37_20_28_N_9_44_48_E_scale:1000000_region:TN_type:isle 37°20′28″ с. ш. 9°44′48″ в. д.]
  • Южная — мыс Игольный (Агульяс) [https://tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%98%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_(%D0%BC%D1%8B%D1%81)&params=34_49_43.39_S_20_00_09.15_E_scale:1000000_region:ZA_type:isle 34°49′43″ ю. ш. 20°00′09″ в. д.]
  • Западная — мыс Альмади [https://tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%90%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%B0%D0%B4%D0%B8&params=14.7408_N_17.53_W_scale:1000000_region:SN_type:isle 14°44′27″ с. ш. 17°31′48″ з. д.]
  • Восточная — мыс Рас-Хафун [https://tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%A0%D0%B0%D1%81-%D0%A5%D0%B0%D1%84%D1%83%D0%BD&params=10_27_00_N_51_24_00_E 10°27′00″ с. ш. 51°24′00″ в. д.]

Происхождение названия

Изначально словом «афри» жители древнего Карфагена называли людей, обитавших недалеко от города. Это название обычно относят к финикийскому afar, что значит «пыль». После завоевания Карфагена римляне назвали провинцию Африкой (лат. Africa)[3]. Позднее Африкой стали называть и все известные регионы этого континента, а потом и сам континент. Другая теория гласит, что название народа «афри» происходит от берберского ifri, «пещера», имея в виду пещерных жителей. Возникшая позже на этом месте мусульманская провинция Ифрикия также сохранила этот корень в своём названии.

Есть и другие версии происхождении топонима.

  • Иосиф Флавий, еврейский историк I века, утверждал, что это название происходит от имени внука Авраама Ефера (Быт. 25:4), чьи потомки заселили Ливию.
  • Латинское слово aprica, означающее «солнечный», упомянуто в «Началах» Исидора Севильского, том XIV, раздел 5.2 (VI век).
  • Версию о происхождении названия от греческого слова αφρίκη, что означает «без холода», предложил историк Лев Африканский. Он предполагал, что слово φρίκη («холод» и «ужас»), соединённое с отрицательным префиксом α-, обозначает страну, где нет ни холода, ни ужаса.
  • Джеральд Мэсси, поэт и египтолог-самоучка, в 1881 году выдвинул версию о происхождении слова из египетского af-rui-ka, «поворачиваться лицом к отверстию Ка». Ка — это энергетический дубль каждого человека, и «отверстие Ка» означает лоно или место рождения. Африка, таким образом, для египтян означает «родину»[4].
  • По мнению палеонтолога и писателя И. Ефремова, слово «Африка» пришло из древнего языка Та-Кем (др.-греч. «Афрос» — пенная страна). Это связано со столкновением нескольких видов течений, которые образуют пену при приближении к континенту в Средиземном море.

История

Доисторический период

Файл:Massospondylus BW.jpg
Массоспондил, растительноядный динозавр раннего юрского периода, обитавший в Африке

В начале Мезозойской эры, когда Африка входила в состав единого континента Пангея[5], и до конца Триасового периода в этом регионе доминировали тероподы и примитивные птицетазовые. Проведённые раскопки, относящиеся к концу Триасового периода, свидетельствуют о большей заселённости юга материка, а не севера[5].

Происхождение человека

По одной из версий, Африка считается родиной человека. Здесь найдены останки древнейших видов рода Homo. Из восьми видов этого рода выжил только один — человек разумный, и в небольшом количестве (ок. 1000 особей) начал расселяться по территории Африки около 100 000 лет назад. А уже из Африки люди мигрировали в Азию (около 60 — 40 тыс. лет назад), а оттуда в Европу (40 тыс. лет), Австралию и Америку (35 —15 тыс. лет). При этом древнейшие следы человеческой деятельности относятся к Сирийской степи, находки в которой почти в полтора раза древней найденных в Эфиопии. Спорными считаются керамические сосуды, найденные в Гоби, датируемые 150 тыс. до н. э.

Африка в период каменного века

Древнейшие археологические находки, свидетельствующие об обработке зерна в Африке, датированы тринадцатым тысячелетием до н. э. Скотоводство в Сахаре (еще не превратившейся в пустыню) началось ок. 7500 до н. э., а организованное сельское хозяйство в районе Нила появилось в 6 тысячелетии до н. э.

В Сахаре, бывшей тогда плодородной территорией, обитали группы охотников-рыболовов, об этом свидетельствуют археологические находки. По всей Сахаре (нынешние Алжир, Ливия, Египет, Чад и др.) обнаружено множество петроглифов и наскальных росписей, датируемых от 6000 до н. э. до VII века н. э. Наиболее известным памятником первобытного искусства Северной Африки является плато Тассилин-Аджер.

Помимо группы сахарских памятников, наскальная живопись также встречается в Сомали и ЮАР (древнейшие рисунки датируются 25-м тысячелетием до н. э.[6]).

Лингвистические данные показывают, что этносы, говорящие на языках банту (коса, зулу и др.), мигрировали в юго-западном направлении, вытеснив оттуда койсанские народы, (см. бушмены, готтентоты и др.). В поселениях банту обнаружен характерный набор зерновых культур, подходящих для тропической Африки, включая маниоку и ямс.

Небольшое количество этнических групп, например бушмены, продолжают вести примитивный образ жизни, занимаясь охотой, собирательством, как и их предки несколько тысячелетий назад.

Древняя Африка

Северная Африка

К 6—5-му тысячелетиям до н. э. в долине Нила сформировались земледельческие культуры (Тасийская культура, Фаюмская культура, Меримде), на основе которых в 4-м тысячелетии до н. э. возник Древний Египет. К югу от неё, также на Ниле, под её влиянием сформировалась керма-кушитская цивилизация, сменившаяся во 2-м тысячелетии до н. э. нубийской (государственное образование Напата). На его обломках образовались Алоа, Мукурра, Набатейское царство и др., находившиеся под культурным и политическим влиянием Эфиопии, коптского Египта и Византии.

На севере Эфиопского нагорья под влиянием южноаравийского Сабейского царства возникла эфиопская цивилизация: в V веке до н. э. выходцами из Южной Аравии образовано Эфиопское царство, во II—XI веках н. э. существовало Аксумское царство, на основе которого сложилась христианская Эфиопия (XII—XVI века). Эти очаги цивилизации были окружены скотоводческими племенами ливийцев, а также предками современных кушито- и нилотоязычных народов.

В результате развития коневодства (появившегося в первые века н. э.), а также верблюдоводства и оазисного земледелия в Сахаре появились торговые города Телги, Дебрис, Гарама, возникло ливийское письмо.

На средиземноморском побережье Африки в XII—II веках до н. э. процветала финикийско-карфагенская цивилизация. Соседство карфагенской рабовладельческой державы оказывало воздействие на ливийское население. К IV в. до н. э. сложились крупные союзы ливийских племён — мавретанцев (современное Марокко до нижнего течения реки Мулуя) и нумидийцев (от реки Мулуя до карфагенских владений). К III веку до н. э. сложились условия для образования государств (см. Нумидия и Мавретания).

После разгрома Карфагена Римом его территория стала римской провинцией Африка. Восточная Нумидия в 46 г. до н. э. была превращена в римскую провинцию Новая Африка, а в 27 г. до н. э. обе провинции были объединены в одну, управлявшуюся проконсулами. Мавретанские цари стали вассалами Рима, а в 42 году страна была поделена на две провинции: Мавретанию Тингитанскую и Мавретанию Цезарейскую.

Ослабление Римской империи в III веке вызвало кризис и в провинциях Северной Африки, что способствовало успеху вторжений варваров (берберов, готов, вандалов). При поддержке местного населения варвары свергли власть Рима и образовали в Северной Африке несколько государств: королевство вандалов, берберское царство Джедар (между Мулуей и Оресом) и ряд более мелких берберских княжеств.

В VI веке Северная Африка была завоёвана Византией, но позиции центрального правительства были непрочны. Африканская провинциальная знать нередко вступала в союзнические отношения с варварами и другими внешними врагами империи. В 647 году карфагенский экзарх Григорий (двоюродный племянник императора Ираклия I), воспользовавшись ослаблением императорской власти вследствие ударов арабов, отложился от Константинополя и провозгласил себя императором Африки. Одним из проявлений недовольства населения политикой Византии стало широкое распространение ересей (арианство, донатизм, монофизитство). Союзником еретических движений стали арабы-мусульмане. В 647 году арабские войска разбили армию Григория в сражении при Суфетуле, что привело к отторжению от Византии Египта. В 665 году арабы повторили нашествие на Северную Африку и к 709 году все африканские провинции Византии вошли в состав Арабского Халифата (подробнее см. Арабские завоевания).

Африка южнее Сахары

Файл:Nok sculpture Louvre 70-1998-11-1.jpg
Терракотовая статуэтка, культура Нок, VI век до н. э. — VI век н. э., Нигерия

В Африке южнее Сахары в I тысячелетии до н. э. повсеместно распространилась железная металлургия. Это способствовало освоению новых территорий, прежде всего — тропических лесов, и стало одной из причин расселения по большей части Тропической и Южной Африки бантуязычных народов, вытеснивших к северу и югу представителей эфиопской и капоидной рас.

Очаги цивилизаций Тропической Африки распространялись в направлении с севера на юг (в восточной части континента) и отчасти с востока на запад (особенно в западной части).

Арабы, проникнувшие в Северную Африку в VII веке, вплоть до появления европейцев, стали основными посредниками между Тропической Африкой и остальным миром, в том числе через Индийский океан. Культуры Западного и Центрального Судана сформировали единую западноафриканскую, или суданскую, культурную зону, простиравшуюся от Сенегала до современной Республики Судан. Во II тысячелетии большая часть этой зоны входила в состав крупных государственных образований Гана, Канем-Борно, Мали (XIII—XV века), Сонгай.

К югу от суданских цивилизаций в VII—IX веках н. э. сложилось государственное образование Ифе, ставшее колыбелью цивилизации йоруба и бини (Бенин, Ойо); их влияние испытали и соседние народы. К западу от неё во 2-м тысячелетии сформировалась акано-ашантийская протоцивилизация, расцвет которой пришёлся на XVII—начало XIX века.

В районе Центральной Африки в течение XV—XIX вв. постепенно возникали различные государственные образования — Буганда, Руанда, Бурунди и др.

В Восточной Африке с X века процветала суахилийская мусульманская культура (города-государства Килва, Пате, Момбаса, Ламу, Малинди, Софала и др., султанат Занзибар).

В Юго-Восточной Африке — зимбабвийская (Зимбабве, Мономотапа) протоцивилизация (X—XIX века), на Мадагаскаре процесс государствообразования завершился в начале XIX века объединением всех раннеполитических образований острова вокруг Имерина.

Исследование Африки зарубежными путешественниками

Издавна Африка привлекала внимание народов Южной Европы и Юго-западной Азии. Поиски португальцами пути в Индию, о богатстве которой рассказывали легенды, расширили знакомство с побережьем Африки. В 1498 г. португалец Васко да Гама, завершая открытие морского пути в Индию, обогнул Южную Африку, прошел вдоль восточного побережья материка, впервые из европейцев пересек Индийский океан и достиг берегов Индостана.

Появление в Африке европейцев

Проникновение европейцев в Африку началось в XV—XVI вв.; наибольший вклад в освоение континента на первом этапе внесли испанцы и португальцы после завершения Реконкисты. Уже в конце XV века португальцы фактически контролировали западное побережье Африки и в XVI веке развернули активную работорговлю. Следом за ними в Африку устремились практически все западноевропейские державы: Нидерланды, Испания, Дания, Франция, Англия, и даже маленькая Курляндия.

Торговля рабами с Занзибаром постепенно привела к колонизации Восточной Африки; попытки Марокко захватить Сахель потерпели неудачу.

Вся Северная Африка (кроме Марокко) к началу XVII века вошла в состав Османской империи. С окончательным разделом Африки между европейскими державами (1880-е годы) наступил колониальный период, насильственно приобщивший африканцев к индустриальной цивилизации.

Колонизация

Файл:Punch Rhodes Colossus.png
Карикатура на Сесиля Родса, в связи с намерением провести телеграфную линию от Каира до Кейп-Тауна. Журнал Панч, 10 декабря 1892 года.
Файл:Colonial Africa 1913 map.svg
Колониальные владения европейских держав в Африке в 1913 году.
     Бельгия      Великобритания
     Германия      Испания
     Италия      Португалия
     Франция      Независимые страны - Либерия и Эфиопия

Процесс колонизации приобрёл широкие масштабы во второй половине XIX века, особенно после 1885 с началом так называемой гонки или драки за Африку. Практически весь континент (кроме остававшихся независимыми Эфиопии и Либерии) к 1900 был разделён между рядом европейских государств: Великобританией, Францией, Германией, Бельгией, Италией, свои старые колонии сохранили и несколько расширили Испания и Португалия.

Самыми обширными и богатыми были владения Великобритании. В южной и центральной части континента:

На востоке:

На северо-востоке:

На западе:

В Индийском океане

Колониальная империя Франции по размерам не уступала Британской, но население её колоний было в несколько раз меньше, а природные ресурсы — беднее. Большинство французских владений находилось в Западной и Экваториальной Африке и немалая часть их территории приходилась на Сахару, прилегающую к ней полупустынную область Сахель и тропические леса:

Португалия владела Анголой, Мозамбиком, Португальской Гвинеей (Гвинея-Бисау), включавшей острова Зелёного Мыса (Республика Кабо-Верде), Сан-Томе и Принсипи.

Бельгия владела Бельгийским Конго (Демократическая Республика Конго, а в 19711997 годах — Заир), Италия — Эритреей и Итальянским Сомали, Испания — Испанской Сахарой (Западная Сахара), Северным Марокко, Экваториальной Гвинеей, Канарскими островами; Германия — Германской Восточной Африкой (ныне — континентальная часть Танзании, Руанда и Бурунди), Камеруном, Того и Германской Юго-Западной Африкой (Намибия).

Основными стимулами, которые привели к жаркой схватке европейских держав за Африку, считаются экономические. Действительно, стремление к эксплуатации природных богатств и населения Африки имело первостепенное значение. Но нельзя сказать, что эти надежды сразу же оправдались. Юг континента, где обнаружились крупнейшие в мире месторождения золота и алмазов, стал давать огромные прибыли. Но до получения доходов необходимы были сперва крупные вложения для разведки природных богатств, создания коммуникаций, приспособления местной экономики к нуждам метрополии, для подавления протеста коренных жителей и изыскания эффективных способов, чтобы заставить их работать на колониальную систему. Всё это требовало времени. Не сразу оправдался и другой аргумент идеологов колониализма. Они утверждали, что приобретение колоний откроет в самих метрополиях множество рабочих мест и устранит безработицу, поскольку Африка станет ёмким рынком для европейской продукции и там развернётся громадное строительство железных дорог, портов, промышленных предприятий. Если эти планы и осуществлялись, то медленней, чем предполагалось, и в меньших масштабах. Несостоятельным оказался довод, будто в Африку переместится избыточное население Европы. Потоки переселения оказались меньше, чем ожидалось, и в основном ограничились югом континента, Анголой, Мозамбиком, Кенией — странами, где климат и другие природные условия подходили для европейцев. Страны Гвинейского залива, получившие название «могила белого человека», мало кого соблазнили.

Период колониального управления

Первая мировая война

Первая мировая война была схваткой за передел Африки, но на жизни большинства африканских стран она сказалась не особенно сильно. Военные действия охватили территории германских колоний. Они были завоёваны войсками Антанты и после войны по решению Лиги Наций переданы странам Антанты как подмандатные территории: Того и Камерун были разделены между Великобританией и Францией, Германская Юго-Западная Африка досталась Южно-Африканскому Союзу (ЮАС), часть Германской Восточной Африки — Руанда и Бурунди — была передана Бельгии, другая — Танганьика — Великобритании.

С приобретением Танганьики сбылась давняя мечта английских правящих кругов: возникла сплошная полоса британских владений от Кейптауна до Каира. После окончания войны процесс колониального освоения Африки ускорился. Колонии всё больше превращались в аграрно-сырьевые придатки метрополий. Сельское хозяйство всё больше ориентировалось на экспорт.

Межвоенный период

В межвоенный период резко изменился состав сельскохозяйственных культур, выращиваемых африканцами — резко возросло производство экспортных культур: кофе — в 11 раз, чая — в 10, какао-бобов — в 6, арахиса — более чем в 4, табака — в 3 раза и т. д. Всё большее число колоний становились странами монокультурного хозяйства. Накануне Второй мировой войны во многих странах от двух третей до 98 % стоимости всего экспорта приходилось на какую-нибудь одну культуру. В Гамбии и Сенегале такой культурой стал земляной орех, на Занзибаре — гвоздика, в Уганде — хлопок, на Золотом Береге — какао-бобы, во Французской Гвинее — бананы и ананасы, в Южной Родезии — табак. В некоторых странах было по две экспортные культуры: на Береге Слоновой Кости и в Того — кофе и какао, в Кении — кофе и чай и т. д. В Габоне и некоторых других странах монокультурой стали ценные породы леса.

Создававшаяся промышленность — главным образом горнорудная — была в ещё большей мере рассчитана на экспорт. Развивалась она быстро. В Бельгийском Конго, например, добыча меди с 1913 по 1937 год возросла более чем в 20 раз. К 1937 году Африка занимала в капиталистическом мире внушительное место по производству минерального сырья. На неё приходилось 97 % всех добываемых алмазов, 92 % — кобальта, более 40 % золота, хромитов, литиевых минералов, марганцевой руды, фосфоритов и более трети всего производства платины. В Западной Африке, а также в большинстве районов Восточной и Центральной Африки экспортная продукция производилась в основном в хозяйствах самих африканцев. Европейское плантационное производство там не привилось из-за климатических условий, трудных для европейцев. Главными эксплуататорами африканского производителя были иностранные компании. Экспортная сельскохозяйственная продукция производилась на фермах, принадлежащих европейцам, расположенных в Южно-Африканском Союзе, Южной Родезии, части Северной Родезии, Кении, Юго-Западной Африке.

Вторая мировая война

Боевые действия во время Второй мировой войны на африканском континенте разделяют на два направления: североафриканская кампания, которая затронула Египет, Ливию, Тунис, Алжир, Марокко и была составной частью важнейшего Средиземноморского театра военных действий, а также автономный Африканский театр военных действий, бои на котором носили второстепенное значение.

Файл:Somaliland Italian invasion.png
Вторжение итальянских войск в Сомали
Файл:Map Eritrean Campaign 1941-en.svg
Эритрейская кампания 1941 года

В годы Второй мировой войны военные действия в Тропической Африке велись только на территории Эфиопии, Эритреи и Итальянского Сомали. В 1941 году английские войска вместе с эфиопскими партизанами и при активном участии сомалийцев заняли территории этих стран. В других странах Тропической и Южной Африки военных действий не велось (за исключением Мадагаскара). Но в армии метрополий были мобилизованы сотни тысяч африканцев. Ещё большему числу людей приходилось обслуживать войска, работать на военные нужды. Африканцы сражались в Северной Африке, в Западной Европе, на Ближнем Востоке, в Бирме, в Малайе. На территории французских колоний шла борьба между вишистами и сторонниками «Свободной Франции», не приводившая, как правило, к военным столкновениям.

Деколонизация Африки

После Второй мировой войны быстро пошёл процесс деколонизации Африки. Годом Африки — годом освобождения наибольшего числа колоний — был объявлен 1960. В этот год независимость обрели 17 государств[7]. Большинство из них — французские колонии и подопечные территории ООН, находившиеся под управлением Франции: Камерун, Того, Малагасийская Республика, Конго (бывшее Французское Конго), Дагомея, Верхняя Вольта, Берег Слоновой Кости, Чад, Центральноафриканская Республика, Габон, Мавритания, Нигер, Сенегал, Мали. Независимыми были провозглашены самая крупная страна Африки по численности населения — Нигерия, принадлежавшая Великобритании, и самая большая по территории — Бельгийское Конго. Британское Сомали и подопечное Сомали, находившееся под управлением Италии, были объединены и стали Сомалийской Демократической Республикой.

Файл:Africa independence dates.svg
Даты получения странами Африки независимости

1960-й изменил всю обстановку на Африканском континенте. Демонтаж остальных колониальных режимов стал уже неотвратим. Суверенными государствами были провозглашены:

Провозглашению независимости Кении, Зимбабве, Анголы, Мозамбика и Намибии предшествовали войны, восстания, партизанская борьба. Но для большинства африканских стран завершающий этап пути был пройден без крупных кровопролитий, он стал результатом массовых демонстраций и забастовок, переговорного процесса, а в отношении подопечных территорий — решений Организации Объединённых Наций.

В связи с тем, что границы африканских государств во время «гонки за Африку» проводились искусственно, без учёта расселения различных народов и племён, а также то, что традиционное африканское общество не было готово к демократии, во многих африканских странах после обретения независимости начались гражданские войны. Во многих странах к власти пришли диктаторы. Возникшие в результате этого режимы отличаются пренебрежением к правам человека, бюрократией, тоталитаризмом, что, в свою очередь, приводит к кризису экономики и растущей бедности.

В настоящее время под контролем европейских стран находятся:

Смена названий государств

В период обретения африканскими странами независимости многие из них сменили свои названия в силу различных причин. Это могли быть сецессии, объединения, смены режима или обретение страной суверенитета. Явление переименования африканских имён собственных (названия стран, личные имена людей) с целью отразить африканскую идентичность было названо африканизацией.

Предыдущее название Год Текущее название
Португальская Юго-Западная Африка 1975 Республика Ангола
Дагомея 1975 Республика Бенин
Протекторат Бечуаналенд 1966 Республика Ботсвана
Республика Верхняя Вольта 1984 Республика Буркина-Фасо
Убанги-Шари 1960 Центральноафриканская Республика
Республика Заир 1997 Демократическая Республика Конго
Среднее Конго 1960 Республика Конго
Берег Слоновой Кости 1985 Республика Кот-д’Ивуар*
Французская территория афаров и исса 1977 Республика Джибути
Испанская Гвинея 1968 Республика Экваториальная Гвинея
Абиссиния 1941 Федеральная Демократическая Республика Эфиопия
Золотой Берег 1957 Республика Гана
часть Французской Западной Африки 1958 Республика Гвинея
Португальская Гвинея 1974 Республика Гвинея-Бисау
Протекторат Басутоленд 1966 Королевство Лесото
Протекторат Ньясаленд 1964 Республика Малави
Французский Судан 1960 Республика Мали
Германская Юго-Западная Африка 1990 Республика Намибия
Германская Восточная Африка / Руанда-Урунди 1962 Республика Руанда / Республика Бурунди
Британский Сомалиленд / Итальянский Сомалиленд 1960 Республика Сомали
Занзибар / Танганьика 1964 Объединённая республика Танзания
Буганда 1962 Республика Уганда
Северная Родезия 1964 Республика Замбия
Южная Родезия 1980 Республика Зимбабве

* Республика Кот-д’Ивуар не меняла своё название как таковое, но потребовала, чтобы в других языках использовалось французское название страны (фр. Côte d’Ivoire), а не его буквальный перевод на другие языки (Берег Слоновой Кости, Ivory Coast, Elfenbeinküste и т. п.).

География

Файл:Africa satellite plane.jpg
Вид Африки из космоса

Африка занимает площадь 30,3 млн км². Протяжённость с севера на юг — 8 тыс. км, с запада на восток в северной части — 7,5 тыс. км.

Рельеф

Большей частью — равнинный, на северо-западе расположены Атласские горы, в Сахаре — нагорья Ахаггар и Тибести. На востоке — Эфиопское нагорье, к югу от него Восточно-африканское плоскогорье, где находится вулкан Килиманджаро (5895 м) — высочайшая точка материка. На юге расположены Капские и Драконовы горы. Самая низкая точка (157 метров ниже уровня Мирового океана) расположена в Джибути, это солёное озеро Ассаль. Самой глубокой пещерой является Ану Иффлис, расположенная на севере Алжира в горах Тель-Атлас.

Полезные ископаемые

Африка известна прежде всего своими богатейшими месторождениями алмазов (ЮАР, Зимбабве) и золота (ЮАР, Гана, Мали, Республика Конго). Большие месторождения нефти есть в Нигерии и Алжире. Бокситы добывают в Гвинее и Гане. Ресурсы фосфоритов, а также марганцевых, железных и свинцово-цинковых руд сосредоточены в зоне северного побережья Африки.

Внутренние воды

В Африке расположена одна из самых протяжённых рек в мире — Нил (6852 км)[8], текущая с юга на север. Другие крупнейшие реки — это Нигер на западе, Конго в центральной Африке, Замбези, Лимпопо и Оранжевая на юге.

Крупнейшее озеро — Виктория (средняя глубина 40 м, наибольшая 80 м). Другие крупные озёра — Ньяса и Танганьика, расположенные в литосферных разломах. Одно из крупнейших солёных озёр — озеро Чад, расположенное на территории одноимённого государства.

Климат

Африка — это самый жаркий материк планеты. Причина этого — в географическом расположении материка: вся территория Африки находится в жарких климатических поясах и материк пересекается линией экватора. Именно в Африке находится самое жаркое место на Земле — Даллол.

Центральная Африка и прибрежные районы Гвинейского залива относятся к экваториальному поясу, там в течение всего года выпадают обильные осадки и нет смены времён года. К северу и к югу от экваториального пояса расположены субэкваториальные пояса. Здесь летом господствуют влажные экваториальные массы воздуха (сезон дождей), а зимой — сухой воздух тропических пассатов (сухой сезон). Севернее и южнее субэкваториальных поясов расположены северный и южный тропические пояса. Для них характерны высокие температуры при малом количестве осадков, что ведёт к образованию пустынь.

На севере расположена крупнейшая на Земле пустыня Сахара, на юге — пустыня Калахари, на юго-западе пустыня Намиб. Северная и южная оконечности материка входят в соответствующие субтропические пояса.

Природные зоны

Флора тропического, экваториального и субэкваториального поясов разнообразна. Повсеместно произрастают сейба, пипдатения, терминалия, комбретум, брахистегия, изоберлиния, пандан, тамаринд, росянка, пузырчатка, пальмы и многие другие. В саваннах преобладают невысокие деревья и колючие кустарники (акация, терминалия, буш).

Файл:Phoenix dactylifera2.jpg
Финиковая пальма в сахарском оазисе Эрг-Шебби

Растительность пустынь, наоборот, скудна, состоит из небольших сообществ трав, кустарников и деревьев, произрастающих в оазисах, высотных районах, и вдоль воды. Во впадинах встречаются устойчивые к соли растения-галофиты. На наименее обеспеченных водой равнинах и плато произрастают виды трав, небольших кустов и деревьев, устойчивых к засухам и жаре. Флора пустынных областей хорошо приспособлена к нерегулярности осадков. Это отражается в большом разнообразии физиологических адаптаций, предпочтениях места обитания, создании зависимых и родственных сообществ и стратегий воспроизводства. Многолетние засухоустойчивые злаки и кустарники имеют обширную и глубокую (до 15—20 м) корневую систему. Многие из травяных растений — эфемеры, которые могут производить семена за три дня после достаточного увлажнения и высеивать их в течение 10—15 дней после этого.

В горных районах пустыни Сахара встречается реликтовая неогеновая флора, зачастую родственная средиземноморской, много эндемиков. Среди реликтовых древесных растений, произрастающих в горных районах — некоторые виды олив, кипариса и мастиковое дерево. Также представлены виды акации, тамарисков и полыни, дум-пальма, олеандр, финик пальчатый, тимьян, эфедра. В оазисах возделывают финики, инжир, оливковые и фруктовые деревья, некоторые цитрусовые, различные овощи. Травяные растения, произрастающие во многих частях пустыни, представлены родами триостница, полевичка и просо. На побережье Атлантического океана растёт прибрежница и другие солестойкие травы. Различные комбинации эфемеров образуют сезонные пастбища, называемые ашебами. В водоёмах встречаются водоросли.

Во многих пустынных областях (реки, хамады, частично скопления песков и т. д.) растительный покров вообще отсутствует. Сильное воздействие на растительность почти всех областей оказала деятельность человека (выпас скота, сбор полезных растений, заготовка топлива и т. п.).

Примечательное растение пустыни Намиб — тумбоа, или Вельвичия (Welwitschia mirabilis). Оно отращивает два гигантских листа, медленно растущие всю её жизнь (более 1000 лет), которые могут превысить 3 метра в длину. Листья прикрепляются к стеблю, который напоминает огромную редиску конической формы диаметром от 60 до 120 сантиметров, и торчит из земли на 30 сантиметров. Корни вельвичии уходят в землю на глубину до 3 м. Вельвичия известна своей способностью расти в чрезвычайно сухих условиях, используя росу и туман как основной источник влаги. Вельвичия — эндемик для северного Намиба — изображена на государственном гербе Намибии.

В чуть более влажных местах пустыни встречается другое известное растение Намиба — нара (Acanthosicyos horridus), (эндемик), который растёт на песчаных дюнах. Её плоды составляют пищевую базу и источник влаги для многих животных, африканских слонов, антилоп, дикобразов и пр.

С доисторических времён в Африке сохранилось наибольшее количество представителей мегафауны. Тропический, экваториальный и субэкваториальный пояс населяют разнообразные млекопитающие: окапи, антилопы (дукеры, бонго), карликовый бегемот, кистеухая свинья, бородавочник, галаго, мартышки, летяга (иглохвостая), лемуры (на о. Мадагаскар), виверры, шимпанзе, гориллы и др. Нигде в мире нет такого обилия крупных животных, как в африканской саванне: слоны, бегемоты, носороги, львы, жирафы, леопарды, гепарды, антилопы (канны), зебры, гиены, африканский страус. Некоторые слоны, каффские буйволы и белые носороги обитают только в заповедниках.

Среди птиц преобладают жако, турако, цесарка, птица-носорог (калао), марабу.

Рептилии и амфибии тропического экваториального и субэкваториального пояса — мамба (одна из самых ядовитых змей в мире), крокодил, питон, квакши, древолазы и мраморные лягушки.

Во влажных климатических зонах распространены малярийный комар и муха цеце, вызывающая сонную болезнь как у человека, так и у млекопитающих.

Экология

Насущные проблемы африканской экологии

В ноябре 2009 GreenPeace опубликовал отчёт, в котором указано, что две деревни в Нигере недалеко от шахт по добыче урана французской транснациональной компании Areva имеют опасно высокий уровень радиации[9][10]. Основные экологические проблемы Африки: опустынивание — проблема северной части, вырубка тропических лесов — в центральной части.

Географические исследования

О существовании Африки народам Евразии было известно с давних времён. Особенно много исторических и географических сведений о крупных государствах Средиземноморья встречается в рукописях и картах древнегреческих и римских учёных. Причиной недостаточной изученности внутренних районов материка являлось наличие огромных неприступных пустынь, что препятствовало исследователям.

Первое плавание

Первое плавание вокруг континента совершили финикийцы приблизительно в 6 веке до нашей эры.

Ибн Баттута

В 14 веке арабский путешественник Ибн Баттута исследовал полуостров Сомали, совершил путешествие по территории Тимбукту и Мали.

Васко да Гама

В 1497—1499 годах португальская экспедиция во главе с Васко да Гама обогнула Африку и от полуострова Сомали направилась в Индию.

Давид Ливингстон

Давид Ливингстон задумал изучить реки Южной Африки и найти естественные проходы вглубь материка. Он совершил плавание по Замбези, открыл водопад Виктория, определил водораздел озера Ньяса, Танганьика и реки Луалаба. В 1849 году он первым из европейцев пересёк пустыню Калахари и исследовал озеро Нгами. Во время своего последнего путешествия он пытался отыскать истоки Нила.

Генрих Барт

Генрих Барт установил, что озеро Чад бессточное, первым из европейцев изучил наскальные рисунки древних жителей Сахары и высказал свои предположения об изменении климата Северной Африки.

Русские исследователи

Горный инженер, путешественник Егор Петрович Ковалевский помогал египтянам в поисках месторождений золота, изучал притоки Голубого Нила. Василий Васильевич Юнкер исследовал водораздел главных африканских рек — Нила, Конго и Нигера. В 1926—1927 годах другой русский учёный Н. И. Вавилов организовал путешествие в средиземноморские страны Северной Африки. Он собрал крупнейшую — более 6000 образцов — коллекцию семян культурных растений и доказал, что родиной ценных твёрдых сортов пшеницы является Эфиопия.

Политическое деление

В Африке расположено 55 стран и 5 самопровозглашённых и непризнанных государств. Большинство из них долгое время были колониями европейских государств и обрели независимость только в 5060-х годах XX века. До этого независимыми были только Египет (c 1922), Эфиопия (со времён Средневековья), Либерия1847 года) и ЮАР1910 года); в ЮАР и Южной Родезии (Зимбабве) вплоть до 80-90-х годов XX века сохранялся режим апартеида, дискриминационный к коренному населению. В настоящее время во многих африканских странах правят режимы, дискриминационные по отношению к белому населению. Согласно данным исследовательской организации Freedom House, в последние годы во многих африканских странах (например, в Нигерии, Мавритании, Сенегале, Конго (Киншаса) и Экваториальной Гвинее) наметилась тенденция отступления от демократических достижений в сторону авторитаризма[11].

На севере континента расположены территории Испании (Сеута, Мелилья, Канарские острова) и Португалии (Мадейра).

Файл:Africa densidade pop.svg
Карта плотности населения африканских стран
Файл:Topography of africa.png
Физическая карта Африки
Страны и территории Площадь (км²) Население
(на 2012,
где не оговорено)
Плотность населения
(на км²)
Столица
Северная Африка:
Алжир20px Алжир 2 381 740 35 200 000 14.8 Алжир
Египет20px Египет 1 001 450 80 898 000 74 Каир
САДР20px САДР 252 120 267 405 1,06 Эль-Аюн
Ливия20px Ливия 1 759 540 6 365 563 3,2 Триполи
Марокко20px Марокко 446 550 32 382 000 70 Рабат
Судан20px Судан 1 886 100 30 894 000 16,4 Хартум
Тунис20px Тунис 163 610 10 383 000 61,6 Тунис
Испанские и португальские территории в Северной Африке:
Канарские острова20px Канарские острова (Испания) 7 492, 360 2 103 992 282,5 Лас-Пальмас-де-Гран-Канария,
Санта-Крус-де-Тенерифе
Мадейра20px Мадейра (Португалия) 828 247 161 308,5 Фуншал
Мелилья20px Мелилья (Испания) 12 65 500 5 311
Сеута20px Сеута (Испания) 18,5 78 320 4 016
Малые Суверенные территории (Испания) 1 0 0
Западная Африка:
Бенин20px Бенин 112 620 8 935 000 79 Котону,
Порто-Ново
Буркина-Фасо20px Буркина-Фасо 274 200 15 746 232 57,5 Уагадугу
Гамбия20px Гамбия 10 380 1 700 000 156 Банжул
Гана20px Гана 238 540 24 233 431 88 Аккра
Гвинея20px Гвинея 245 857 9 690 222 39,4 Конакри
Гвинея-Бисау20px Гвинея-Бисау 36 120 1 442 029 41 Бисау
Кабо-Верде20px Кабо-Верде 4 033 542 000 102 Прая
Кот-д’Ивуар20px Кот-д’Ивуар 322 460 21 075 000 65 Ямусукро
Либерия20px Либерия 111 370 3 489 072 29 Монровия
Мавритания20px Мавритания 1 030 700 3 086 000 2,6 Нуакшот
Мали20px Мали 1 240 000 13 218 000 11 Бамако
Нигер20px Нигер 1 267 000 13 957 000 11 Ниамей
Нигерия20px Нигерия 923 768 152 217 341 167 Абуджа
Сенегал20px Сенегал 196 722 14 100 000 51 Дакар
Сьерра-Леоне20px Сьерра-Леоне 71 740 5 363 669 76 Фритаун
Того20px Того 56 785 6 300 000 108 Ломе
Центральная Африка:
Габон20px Габон 267 667 1 497 525 5,4 Либревиль
Камерун20px Камерун 475 440 17 795 000 34 Яунде
Демократическая Республика Конго20px Демократическая Республика Конго 2 345 410 67 758 000 28 Киншаса
Республика Конго20px Республика Конго 342 000 3 999 000 12 Браззавиль
Сан-Томе и Принсипи20px Сан-Томе и Принсипи 1 001 163 000 169,1 Сан-Томе
Центральноафриканская Республика20px Центральноафриканская Республика 622 984 3 799 897 6,1 Банги
Чад20px Чад 1 284 000 11 100 000 11,5 Нджамена
Экваториальная Гвинея20px Экваториальная Гвинея 28 051 650 000 16,9 Малабо
Восточная Африка:
Бурунди20px Бурунди 27 830 8 988 091 323 Бужумбура
Британская территория в Индийском океане20px Британская территория в Индийском океане
(зависимая территория (Великобритании)
60 3 500 58,3 Диего-Гарсия
Галмудуг20px Галмудуг
(непризнанное государство[12])
46 000 1 800 000 39 Галькайо
Джибути20px Джибути 22 000 818 159 54 Джибути
Кения20px Кения 582 650 37 953 838 65,1 Найроби
Пунтленд20px Пунтленд
(непризнанное государство[12])
116 000 3 900 000 18 Гарове
Руанда20px Руанда 26 338 ~10,186,063 343 Кигали
Сомали20px Сомали 637 657 9 558 666 13 Могадишо
Сомалиленд20px Сомалиленд
(непризнанное государство)
137 600 3 500 000 25 Харгейса
Танзания20px Танзания 945 090 37 849 133[13] 41 Додома
Уганда20px Уганда 236 040 30 900 000 119 Кампала
Эритрея20px Эритрея 117 600 4 401 009[14] 37 Асмэра
Эфиопия20px Эфиопия 1 104 300 75 067 000[13] 70 Аддис-Абеба
Южный Судан20px Южный Судан 619 745 8 260 490 13,33 Джуба
Южная Африка:
Ангола20px Ангола 1 246 700 18 498 000 14,8 Луанда
Ботсвана20px Ботсвана 600 370 1 639 833[13] 3 Габороне
Замбия20px Замбия 752 614 12 935 000 17,2 Лусака
Зимбабве20px Зимбабве 390 580 13 349 000 33 Хараре
Коморы20px Коморы 2 170 752 000 404 Морони
Лесото20px Лесото 30 355 2 125 262[15] 62 Масеру
Маврикий20px Маврикий 2 040 1 240 827 603 Порт-Луи
Мадагаскар20px Мадагаскар 587 041 20 042 552 33 Антананариву
Майотта20px Майотта
(зависимая территория, заморский регион Франции)
374 208 783 558 Мамудзу
Малави20px Малави 118 480 15 400 000 118 Лилонгве
Мозамбик20px Мозамбик 801 590 21 397 000[15] 25 Мапуту
Намибия20px Намибия 825 418 ~1 820 916[16] 2,5 Виндхук
Реюньон20px Реюньон
(зависимая территория, заморский регион Франции)
2 517 800 000[17] 308 Сен-Дени
Свазиленд20px Свазиленд 17 363 1 141 000 59 Мбабане
Острова Святой Елены, Вознесения и Тристан-да-Кунья20px Острова Святой Елены, Вознесения и Тристан-да-Кунья
(зависимая территория (Великобритании)
413 7 543 18 Джеймстаун
Сейшельские Острова20px Сейшельские Острова 451 ~80,699[14] 178 Виктория
Острова Эпарсе20px Острова Эпарсе
(зависимая территория, заморское владение Франции)
38,6 56[18] 1,45
Южно-Африканская Республика20px Южно-Африканская Республика 1 219 912 43 786 828 39 Блумфонтейн,
Кейптаун,
Претория[19]

Африканский союз

500px


В 1963 году была создана Организация Африканского Единства (ОАЕ). Эта организация 9 июля 2002 года была официально преобразована в Африканский союз. В настоящее время в него входят 54 страны. В Африканский союз не входит Марокко — в знак протеста против принятия в его состав Западной Сахары, которую Марокко считает своей территорией.

Председателем Африканского союза избирается сроком на год глава одного из африканских государств. Администрация Африканского союза находится в Аддис-Абебе, в Эфиопии.

Задачами Африканского союза являются:

  • способствование политической и социо-экономической интеграции континента;
  • продвижение и защита интересов континента и его населения;
  • достижение мира и безопасности в Африке;
  • содействие развитию демократических институтов, мудрого руководства и прав человека.

Последний, двадцать четвёртый саммит Африканского союза прошёл в конце января 2015 года[20].

Экономика

Общая экономико-географическая характеристика стран Африки

Особенностью географического положения многих стран региона является отсутствие выхода к морю. В то же время в странах, выходящих к океану, береговая линия изрезана слабо, что неблагоприятно для строительства крупных портов.

Африка исключительно богата природными ресурсами. Особенно велики запасы минерального сырья — руд марганца, хромитов, бокситов и др. В понижениях и прибрежных районах имеется топливное сырьё. Нефть и газ добываются в Северной и Западной Африке (Нигерия, Алжир, Египет, Ливия). Колоссальные запасы кобальтовых и медных руд сосредоточены в Замбии и ДРК; марганцевые руды добываются в ЮАР и Зимбабве; платина, железные руды и золото — в ЮАР; алмазы — в обеих Конго (ДРК и РК), Ботсване, ЮАР, Намибии, Анголе, Гане; фосфориты — в Марокко, Тунисе; уран — в Нигере, Намибии.

В Африке довольно большие земельные ресурсы, однако эрозия почв приняла катастрофический характер из-за неправильной её обработки. Водные ресурсы по территории Африки распределены крайне неравномерно. Леса занимают около 10 % территории, но в результате хищнического уничтожения их площадь быстро сокращается.

В Африке самые высокие темпы естественного прироста населения. Естественный прирост во многих странах превышает 30 человек на 1000 жителей в год. Сохраняется высокая доля детских возрастов (50 %) и небольшая доля людей старшего поколения (около 5 %).

Африканским странам пока не удалось изменить колониальный тип отраслевой и территориальной структуры экономики, хотя темпы экономического роста несколько ускорились. Колониальный тип отраслевой структуры хозяйства отличается преобладанием малотоварного, потребительского сельского хозяйства, слабым развитием обрабатывающей промышленности, отставанием развития транспорта. Наибольших успехов достигли страны Африки в горнодобывающей промышленности. По добыче многих полезных ископаемых Африке принадлежит лидирующее, а иногда монопольное место в мире (по добыче золота, алмазов, платиноидов и др.). Обрабатывающая промышленность представлена лёгкой и пищевой, другие отрасли отсутствуют, за исключением ряда районов вблизи наличия сырья и на побережье (Египет, Алжир, Марокко, Нигерия, Замбия, ДРК).

Вторая отрасль экономики, определяющая место Африки в мировом хозяйстве, — тропическое и субтропическое земледелие. Продукция земледелия составляет 60—80 % ВВП. Основными товарными культурами являются кофе, какао-бобы, арахис, финики, чай, натуральный каучук, сорго, пряности. В последнее время стали выращивать зерновые культуры: кукурузу, рис, пшеницу. Животноводство играет подчинённую роль, за исключением стран с засушливым климатом. Преобладает экстенсивное скотоводство, характеризующееся огромным поголовьем скота, но малой продуктивностью и низкой товарностью. Континент не обеспечивает себя сельскохозяйственной продукцией.

Транспорт также сохраняет колониальный тип: железные дороги идут от районов добычи сырья к порту, при этом регионы одного государства практически не связаны. Относительно развиты железнодорожный и морской виды транспорта. В последние годы получили развитие и другие виды транспорта — автомобильный (проложена дорога через Сахару), воздушный, трубопроводный.

Все страны, за исключением ЮАР, развивающиеся, большинство из них беднейшие в мире (70 % населения живёт за чертой бедности).

Проблемы и трудности африканских государств

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АфрикаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АфрикаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Африка

В большинстве государств Африки возник разбухший, непрофессиональный и неэффективный бюрократический аппарат. При аморфности социальных структур единственной организованной силой оставалась армия. Результат — бесконечные военные перевороты. Диктаторы, приходившие к власти, присваивали себе несметные богатства. Капитал Мобуту, президента Конго, к моменту его свержения составлял 7 млрд долл. Экономика функционировала плохо, и это дало простор для «деструктивной» экономики: производства и распространения наркотиков, нелегальной добычи золота и алмазов, даже торговли людьми. Доля Африки в мировом ВВП и её удельный вес в мировом экспорте снижались, выпуск продукции на душу населения сокращался.

Становление государственности крайне осложнялось абсолютной искусственностью государственных границ. Африка получила их в наследство от колониального прошлого. Они устанавливались при разделе континента на сферы влияния и имеют мало общего с границами этническими. Созданная в 1963 г. Организация африканского единства, сознавая, что любая попытка исправить ту или иную границу может привести к непредсказуемым последствиям, призвала считать эти границы незыблемыми, сколь бы несправедливы они ни были. Но эти границы всё же превратились в источник этнических конфликтов и перемещений миллионов беженцев.

Основной отраслью экономики большинства стран Тропической Африки является сельское хозяйство, призванное обеспечить продуктами питания население и служить сырьевой базой развития обрабатывающей промышленности. В нём занята преобладающая часть самодеятельного населения региона, создаётся основная часть совокупного национального дохода. Во многих государствах Тропической Африки сельское хозяйство занимает ведущее место в экспорте, обеспечивая поступление значительной части валютных доходов. В последнее десятилетие с темпами роста промышленного производства наблюдалась тревожная картина, позволяющая говорить о фактической деиндустриализации региона. Если в 1965—1980 годах они (в среднем за год) составили 7,5 %, то за 80-е годы только 0,7 %, падение темпов роста имело место в 80-е годы как в добывающей, так и обрабатывающих отраслях. В силу ряда причин особая роль в обеспечении социально-экономического развития региона принадлежит горнодобывающей промышленности, но и это производство ежегодно сокращается на 2 %. Характерная особенность развития стран Тропической Африки — слабое развитие обрабатывающей промышленности. Лишь в очень небольшой группе стран (Замбия, Зимбабве, Сенегал) её доля в ВВП достигает или превышает 20 %.

Интеграционные процессы

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АфрикаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.АфрикаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Африка

Характерной чертой интеграционных процессов в Африке является высокая степень их институализации. В настоящее время на континенте около 200 экономических объединений различного уровня, масштабов и направленности. Но с точки зрения исследования проблемы становления субрегиональной идентичности и её соотношения с идентичностью национальной и этнической интерес представляют функционирование таких крупных организаций как Западноафриканское экономическое сообщество (ЭКОВАС), Сообщество развития Южной Африки (САДК), Экономическое сообщество Центральноафриканских государств (ЭККАС) и т. п. Крайне низкая результативность их деятельности в предыдущие десятилетия и наступление эпохи глобализации потребовало резкого ускорения интеграционных процессов на качественно ином уровне. Экономическая кооперация развивается в новых — по сравнению с 1970-ми годами — условиях противоречивого взаимодействия глобализации мировой экономики и усиливающейся маргинализации позиций африканских государств её рамках и, естественно, в другой системе координат. Интеграция уже не рассматривается как инструмент и основа для формирования самодостаточной и саморазвивающейся экономики при опоре на собственные силы и в противовес империалистическому Западу. Подход иной, который, как уже упоминалось выше, представляет интеграцию в качестве пути и способа включения африканских стран в глобализирующееся мировое хозяйство, а также как импульс и показатель экономического роста и развития в целом.

Население

Файл:HDImap spectrum2006 Africa.png
Показатели Индекса развития человеческого потенциала в Африке (2004).
     более 0.950      0.900-0.949      0.850-0.899      0.800-0.850      0.750-0.799      0.700-0.749      0.650-0.699      0.600-0.649      0.550-0.599      0.500-0.549      0.450-0.499      0.400-0.449      0.350-0.399      0.300-0.349      до 0.300      неизвестно

Численность населения Африки составляет около 1 миллиарда человек. Прирост населения на континенте самый высокий в мире: в 2004 г. он составлял 2,3 %[21]. За последние 50 лет возросла средняя продолжительность жизни — с 39 до 54 лет[22]. Согласно прогнозу банка HSBC население стран Африки к 2050 г. удвоится[23].

Население состоит в основном из представителей двух рас: негроидной южнее Сахары, и европеоидной в северной Африке (арабы) и ЮАР (буры и англоюжноафриканцы). Наиболее многочисленным народом являются арабы Северной Африки.

Во время колониального освоения материка многие государственные границы проводились без учёта этнических особенностей, что до сих пор приводит к межэтническим конфликтам. Средняя плотность населения Африки составляет 30,5 чел./км² — это значительно меньше, чем в Европе и Азии.

По уровню урбанизации Африка отстаёт от других регионов — менее 30 %, однако темпы урбанизации здесь самые высокие в мире, для многих африканских стран характерна ложная урбанизация. Самые крупные города на африканском континенте — Каир и Лагос.

Языки

Файл:Languages of Africa map.svg
Ареалы языковых семей в Африке

Автохтонные языки Африки разделяются на 32 семьи, из которых 3 (семитская, индоевропейская и австронезийская) «проникли» на континент из других регионов.

Также насчитывается 7 изолированных и 9 неклассифицированных языков. К наиболее популярным исконно африканским языкам относятся языки банту (суахили, конго), фула.

Индоевропейские языки получили распространение, вследствие эпохи колониального управления: английский, португальский, французский языки являются официальными во многих странах. В Намибии с начала XX в. компактно проживает община, говорящая на немецком языке в качестве основного. Единственный язык, относящийся к индоевропейской семье, возникший на континенте — это африкаанс, один из 11 официальных языков ЮАР. Также общины носителей африкаанс проживают в других странах Южной Африки: Ботсване, Лесото, Свазиленде, Зимбабве, Замбии. Стоит, однако, отметить, что после падения режима апартеида в ЮАР, язык африкаанс вытесняется другими языками (английским и местными африканскими). Число его носителей и сфера применения снижается.

Самый распространённый язык афразийской языковой макросемьи — арабский — используется в Северной, Западной и Восточной Африке в качестве первого и второго языка. Многие африканские языки (хауса, суахили) включают значительное количество заимствований из арабского (в первую очередь в пласты политической, религиозной лексики, абстрактные понятия).

Австронезийские языки представлены малагасийским языком, на котором разговаривает население Мадагаскара малагасийцы — народ австронезийского происхождения, попавшие сюда предположительно во IIV веках нашей эры.

Для жителей африканского континента характерно владение сразу несколькими языками, которые используются в различных бытовых ситуациях. Так например, представитель небольшой этнической группы, сохраняющей свой собственный язык, может использовать местный язык в семейном кругу и в общении со своими соплеменниками, региональный межэтнический язык (лингала в ДРК, санго в ЦАР, хауса в Нигерии, бамбара в Мали) в общении с представителями других этнических групп, и государственный язык (как правило, европейский) в общении с властями и прочих подобных ситуациях. При этом языковое владение может ограничиваться лишь умением говорить (уровень грамотности населения в Африке Южнее Сахары в 2007 году составила примерно 50 % от общего числа жителей)[24].

Религия в Африке

Среди мировых религий преобладают ислам и христианство (наиболее распространены конфессии католицизм, протестантство, в меньшей степени православие, монофизитство). В Восточной Африке также живут буддисты и индуисты (многие из них являются выходцами из Индии). Также в Африке проживают последователи иудаизма и бахаизма. Привнесённые в Африку извне религии встречаются как в чистом виде, так и синкретизированные с местными традиционными религиями. Среди «крупных» традиционных африканских религий можно указать ифа или бвити.

Общество

Образование

Традиционное образование в Африке предполагало подготовку детей к африканским религиям и жизни в африканском обществе. Обучение в доколониальной Африке включало игры, танцы, пение, рисование, церемонии и ритуалы. Обучением занимались старшие; каждый член общества вносил свой вклад в образование ребёнка. Девочки и мальчики обучались отдельно, чтобы усвоить систему надлежащего полоролевого поведения. Апогеем обучения были ритуалы перехода, символизирующие окончание детской жизни и начало взрослой.

С началом колониального периода система образования претерпела изменения в сторону европейского, с тем, чтобы африканцы имели возможность конкурировать с Европой и Америкой. Африка пыталась наладить подготовку собственных специалистов.

Сейчас в отношении образования Африка всё ещё отстаёт от других частей света. В 2000 г. в Чёрной Африке только 58 % детей обучались в школах; это самые низкие показатели в мире. В Африке 40 миллионов детей, половина из которых школьного возраста, которые не получают школьного образования. Две трети из них — девочки.

В постколониальный период власти африканских стран делали бо́льший упор на образование; было учреждено большое количество университетов, хотя денег на их развитие и поддержку было очень мало[25], а местами прекратилось вообще. Тем не менее, университеты переполнены, что часто вынуждает преподавателей читать лекции посменно, по вечерам и выходным. Из-за низкой оплаты труда наблюдается утечка кадров. Кроме отсутствия необходимого финансирования, другими проблемами африканских университетов являются неурегулированная система степеней, а также несправедливость в системе карьерного продвижения среди преподавательского состава, которое не всегда базируется на профессиональных заслугах. Это часто вызывает протесты и забастовки преподавателей[25].

Внутренние конфликты

За Африкой достаточно прочно утвердилась репутация наиболее конфликтного места планеты, причём уровень стабильности со временем здесь не только не повышается, но и имеет тенденцию к понижению. За постколониальный период на континенте было зафиксировано 35 вооружённых конфликтов, в ходе которых погибло около 10 млн человек, большая часть из которых (92 %) — гражданское население. В Африке насчитывается почти 50 % от общемирового количества беженцев (более 7 млн чел.) и 60 % перемещённых лиц (20 млн человек). Многим из них судьба уготовила трагическую участь ежедневной борьбы за существование.

Культура Африки

В силу исторических причин в культурном отношении Африку можно разделить на две большие области: Северная Африка и Африка южнее Сахары (см. здесь).

Литература Африки

В понятие африканской литературы самими африканцами включается как письменная, так и устная литература. В сознании африканцев форма и содержание неотделимы друг от друга. Красота изложения используется не столько ради неё самой, сколько для построения более эффективного диалога со слушателем, и красота определяется степенью правдивости изложенного.

Устная литература Африки существует как в стихотворной форме, так и в форме прозы. Поэзия, часто в песенной форме, включает собственно стихотворения, эпосы, ритуальные, хвалебные песни, любовные песни и др. Проза — чаще всего рассказы о прошлом, мифы и легенды, часто с трикстером как центральным персонажем. Эпос о Сундиата Кейта, основателе древнего государства Мали — важный образец устной литературы доколониального периода.

Первая письменная литература Северной Африки зафиксирована в египетских папирусах, также писалась и на греческом, латинском и финикийском языках (источников на финикийском осталось крайне мало). На латинском писали Апулей и Святой Августин. Стиль Ибн Хальдуна, философа из Туниса, заметно выделяется среди арабской литературы того периода.

В колониальный период африканская литература в основном касалась проблем рабства. Первым англоязычным произведением считается роман Джозефа Эфрахима Кейсли-Хэйфорда «Свободная Эфиопия: очерки о расовой эмансипации», изданный в 1911. Хотя роман и балансировал между вымыслом и политической пропагандой, он получил позитивные отклики в западных изданиях.

Тема свободы и независимости всё чаще поднималась перед окончанием колониального периода. После обретения большинством стран независимости африканская литература совершила гигантский скачок. Появилось множество писателей, произведения которых получили широкое признание. Произведения писались как на европейских языках (в основном это французский, английский и португальский), так и на автохтонных языках Африки. Основными темами произведения постколониального периода были конфликты: конфликты между прошлым и настоящим, традицией и современностью, социализмом и капитализмом, личностью и обществом, коренными народами и пришлыми. Также широко освещались социальные проблемы вроде коррупции, экономических сложностей стран с новообретённой независимостью, правами и ролью женщины в новом обществе. Женщины-писательницы сейчас гораздо более широко представлены, чем в колониальный период.

Первым африканским писателем постколониального периода, получившим Нобелевскую премию по литературе, стал Воле Шойинка (1986). До этого только Альбер Камю, родившийся в Алжире, был награждён этой премией в 1957.

С 1980 вручается награда Нома за выдающиеся литературные произведения.

Кинематограф

В целом кинематограф Африки развит слабо, исключение составляет лишь киношкола Северной Африки, где с 1920-х годов снималось множество фильмов (кинематографы Алжира и Египта).

Так Чёрная Африка долгое время своего кино не имела, и служила лишь декорацией для фильмов, снимаемых американцами и европейцами. Например, во французских колониях коренному населению запрещалось снимать кино, и лишь в 1955 году сенегальский режиссёр Полен Суману Вьейра снял первый франкофонный фильм L’Afrique sur Seine («Африка на Сене»), и то не на родине, а в Париже. Снималось также некоторое количество фильмов с антиколониальным настроением, которые были запрещены вплоть до деколонизации. Лишь в последние годы, после обретения независимости, начали развиваться национальные школы в этих странах; прежде всего это ЮАР, Буркина Фасо и Нигерия (где уже сформировалась школа коммерческого кино, получившая название «Нолливуд»). Первым фильмом, получившим международное признание, стала лента сенегальского режиссёра Усмана Сембене «Чёрная девушка» о непростой жизни горничной-негритянки во Франции.

С 1969 (заручился поддержкой государства в 1972 г.) в Буркина-Фасо каждые два года проводится крупнейший на континенте фестиваль африканского кино FESPACO. Североафриканской альтернативой этому фестивалю является тунисский «Карфаген».

В значительной мере фильмы, снимаемые африканскими режиссёрами, направлены на разрушение стереотипов об Африке и её народе. Многие этнографические фильмы колониального периода получили неодобрение со стороны африканцев как искажающие африканские реалии. Стремление скорректировать мировой образ Чёрной Африки свойственно и литературе.

Также в понятие «африканского кино» включают фильмы, снятые диаспорой за пределами родины.


Напишите отзыв о статье "Африка"

Примечания

  1. [https://africacheck.org/reports/how-many-countries-in-africa-how-hard-can-the-question-be/ How many countries in Africa? How hard can the question be?]
  2. [http://bse.sci-lib.com/article082678.html Африка] // Большая Советская Энциклопедия. 3-е изд. / Гл. ред. А. М. Прохоров. — М.: Советская Энциклопедия, 1970. — Т. 2. Ангола — Барзас. — С. 435—451. — Африка
  3. [http://www.consultsos.com/pandora/africa.htm Africa African Africanus Africus — Word Roots Medical Etymology]
  4. [http://gerald-massey.org.uk/massey/cmc_nile_genesis.htm#III Nile Genesis: An Introduction to the Opus of Gerald Massey], глава III
  5. 1 2 Jacobs, Louis L. (1997). «African Dinosaurs.» Encyclopedia of Dinosaurs. Edited by Phillip J. Currie and Kevin Padian. Academic Press. pp. 2-4.
  6. [http://www.metmuseum.org/toah/hd/apol/hd_apol.htm Apollo 11 (ca. 25,500-23,500 B.C.) and Wonderwerk (ca. 8000 B.C.) Cave Stones]
  7. [http://www.publicevents.ru/pages/75.htm www.publicevents.ru/pages/75.htm]
  8. [http://izvestia.ru/news/428917 Амазонка оказалась самой длинной рекой в мире.]
  9. [http://www.rfi.fr/actuen/articles/120/article_6057.asp RFI — Greenpeace reveals dangerous radiation in Niger]
  10. [http://www.youtube.com/watch?v=ioRtzOWm07A&feature=digest Left in the Dust — uranium mining in Niger] // GreenpeaceVideo. YouTube.
  11. [http://www.nzz.ch/nachrichten/international/afrikas_muehen_mit_der_demokratie_und_das_versagen_des_westens_1.3344974.html Afrikas Mühen mit der Demokratie und das Versagen des Westens] (нем.)
  12. 1 2 Ни Галмудуг, ни Пунтленд не стремятся к созданию независимого государства, а готовы войти в будущее федеративное Сомалийское государство на правах одного из субъектов федерации.
  13. 1 2 3 по состоянию на 2006
  14. 1 2 по состоянию на 2005
  15. 1 2 по состоянию на 2007
  16. по состоянию на июль 2005
  17. на декабрь 2007 года
  18. Постоянного населения нет, так как эти острова объявлены природными заповедниками. 56 человек — это персонал научных станций
  19. Кейптаун — законодательная столица, Претория — административная, Блумфонтейн — судебная.
  20. [http://www.afrocom.ru/news/news/1165 Завершился 24-й саммит Африканского союза] (02.02.2015).
  21. [http://www.languages-study.com/demography/demography-tendencies.html Рост населения Земли замедляется// Новости недели, 10.11.2004]
  22. [http://nm2000.kz/news/2009-10-22-21280 Численность населения Африки достигла 1 млрд человек]
  23. [http://demographia.net/mir-v-2050-godu-kolichestvennaya-ocenka-sdvigov-v-globalnoy-ekonomike-doklad-banka-hsbc Мир в 2050 году. Количественная оценка сдвигов в глобальной экономике (доклад банка HSBC)]
  24. http://typo38.unesco.org/ru/unesco-home/services/pressservices/pressreleases-sing.html?tx_ttnews[pointer]=30&tx_ttnews[tt_news]=1191&tx_ttnews[backPid]=202&cHash=613b9488e8 Пресс-коммюнике ЮНЕСКО N°2007-107
  25. 1 2 [http://news.bbc.co.uk/2/hi/africa/3558445.stm Learning difficulties in Africa] на news.bbc.co.uk

Ссылки

Отрывок, характеризующий Африка

– Ты права насчёт этого «дива»... Мы нашли его очень давно, много сотен лет тому назад. И теперь он служит хорошую службу – защитой против «слепых», тех, которые случайно попали сюда. – Север улыбнулся. – Для «желающих, но не могущих»... – и добавил. – Как Караффа. Но это не твой зал, Изидора. Пойдём со мной. Я покажу тебе твою Мэтэору.
Мы двинулись вглубь зала, проходя, стоящие по краям, какие-то огромные белые плиты с выбитыми на них письменами.
– Это не похоже на руны. Что это, Север? – не выдержала я.
Он опять дружески улыбнулся:
– Руны, только очень древние. Твой отец не успел тебя научить... Но если захочешь – я научу тебя. Только приходи к нам, Изидора.
Он повторял уже слышанное мною.
– Нет! – сразу же отрезала я. – Я не поэтому сюда пришла, ты знаешь, Север. Я пришла за помощью. Только вы можете помочь мне уничтожить Караффу. Ведь в том, что он творит – и ваша вина. Помогите же мне!
Север ещё больше погрустнел... Я заранее знала, что он ответит, но не намеревалась сдаваться. На весы были поставлены миллионы хороших жизней, и я не могла так просто отказаться от борьбы за них.
– Я уже объяснил тебе, Изидора...
– Так объясни ещё! – резко прервала его я. – Объясни мне, как можно спокойно сидеть, сложа руки, когда человеческие жизни гаснут одна за другой по твоей же вине?! Объясни, как такая мразь, как Караффа, может существовать, и ни у кого не возникает желание даже попробовать уничтожить его?! Объясни, как ты можешь жить, когда рядом с тобой происходит такое?..
Горькая обида клокотала во мне, пытаясь выплеснуться наружу. Я почти кричала, пытаясь достучаться до его души, но чувствовала, что теряю. Обратного пути не было. Я не знала, получится ли ещё когда-нибудь попасть туда, и должна была использовать любую возможность, прежде чем уйти.
– Оглянись, Север! По всей Европе пылают живыми факелами твои братья и сёстры! Неужели ты можешь спокойно спать, слыша их крики??? И как же тебе не сняться кровавые кошмары?!
Его спокойное лицо исказила гримаса боли:
– Не говори такого, Изидора! Я уже объяснял тебе – мы не должны вмешиваться, нам не дано такое право... Мы – хранители. Мы лишь оберегаем ЗНАНИЯ.
– А тебе не кажется, что подожди Вы ещё, и Ваши знания уже не для кого будет сохранять?!. – горестно воскликнула я.
– Земля не готова, Изидора. Я уже говорил тебе это...
– Что ж, возможно она никогда готовой не будет... И когда-нибудь, через каких-нибудь тысячу лет, когда ты будешь смотреть на неё со своих «вершин», ты узришь лишь пустое поле, возможно даже поросшее красивыми цветами, потому что на Земле в это время уже не будет людей, и некому будет срывать эти цветы... Подумай, Север, такое ли будущее ты желал Земле?!..
Но Север был защищён глухой стеной веры в то, что говорил... Видимо, они все железно верили, что были правы. Или кто-то когда-то вселил эту веру в их души так крепко, что они проносили её чрез столетия, не открываясь и не допуская никого в свои сердца... И я не могла через неё пробиться, как бы ни старалась.
– Нас мало, Изидора. И если мы вмешаемся, не исключено, что мы тоже погибнем... А тогда проще простого будет даже для слабого человека, уже не говоря о таком, как Караффа, воспользоваться всем, что мы храним. И у кого-то в руках окажется власть над всеми живущими. Такое уже было когда-то... Очень давно. Мир чуть не погиб тогда. Поэтому – прости, но мы не будем вмешиваться, Изидора, у нас нет на это права... Наши Великие Предки завещали нам охранять древние ЗНАНИЯ. И это то, для чего мы здесь. Для чего живём. Мы не спасли даже Христа когда-то... Хотя могли бы. А ведь мы все очень любили его.
– Ты хочешь сказать, что кто-то из Вас знал Христа?!.. Но это ведь было так давно!.. Даже Вы не можете жить так долго!
– Почему – давно, Изидора?– искренне удивился Север. – Это было лишь несколько сотен назад! А мы ведь живём намного дольше, ты знаешь. Как могла бы жить и ты, если бы захотела...
– Несколько сотен?!!! – Север кивнул. – Но как же легенда?!.. Ведь по ней с его смерти прошло уже полторы тысячи лет?!..
– На то она «легенда» и есть... – пожал плечами Север, – Ведь если бы она была Истиной, она не нуждалась бы в заказных «фантазиях» Павла, Матфея, Петра и им подобных?.. При всём при том, что эти «святые» люди ведь даже и не видели никогда живого Христа! И он никогда не учил их. История повторяется, Изидора... Так было, и так будет всегда, пока люди не начнут, наконец, самостоятельно думать. А пока за них думают Тёмные умы – на Земле всегда будет властвовать лишь борьба...
Север умолк, как бы решая, стоит ли продолжать. Но, немного подумав, всё же, заговорил снова...
– «Думающие Тёмные», время от времени дают человечеству нового Бога, выбирая его всегда из самых лучших, самых светлых и чистых,… но именно тех, которых обязательно уже нет в Круге Живых. Так как на мёртвого, видишь ли, намного легче «одеть» лживую «историю его Жизни», и пустить её в мир, чтобы несла она человечеству лишь то, что «одобрялось» «Думающими Тёмными», заставляя людей окунаться ещё глубже в невежество Ума, пеленая Души их всё сильнее в страх неизбежной смерти, и надевая этим же оковы на их свободную и гордую Жизнь...
– Кто такие – Думающие Тёмные, Север? – не выдержала я.
– Это Тёмный Круг, в который входят «серые» Волхвы, «чёрные» маги, денежные гении (свои для каждого нового промежутка времени), и многое тому подобное. Проще – это Земное (да и не только) объединение «тёмных» сил.
– И Вы не боретесь с ними?!!! Ты говоришь об этом так спокойно, как будто это тебя не касается!.. Но ты ведь тоже живёшь на Земле, Север!
В его глазах появилась смертельная тоска, будто я нечаянно затронула нечто глубоко печальное и невыносимо больное.
– О, мы боролись, Изидора!.. Ещё как боролись! Давно это было... Я, как и ты сейчас, был слишком наивным и думал, что стоит людям лишь показать, где правда, а где ложь, и они тут же кинутся в атаку за «правое дело». Это всего лишь «мечты о будущем», Изидора... Человек, видишь ли, существо легко уязвимое... Слишком легко поддающееся на лесть и жадность. Да и другие разные «человеческие пороки»... Люди в первую очередь думают о своих потребностях и выгодах, и только потом – об «остальных» живущих. Те, кто посильнее – жаждут Власти. Ну, а слабые ищут сильных защитников, совершенно не интересуясь их «чистоплотностью». И это продолжается столетиями. Вот почему в любой войне первыми гибнут самые светлые и самые лучшие. А остальные «оставшиеся» присоединяются к «победителю»... Так и идёт по кругу. Земля не готова мыслить, Изидора. Знаю, ты не согласна, ибо ты сама слишком чиста и светла. Но одному человеку не по силам свергнуть общее ЗЛО, даже такому сильному, как ты. Земное Зло слишком большое и вольное. Мы пытались когда-то... и потеряли лучших. Именно поэтому, мы будем ждать, когда придёт правильное время. Нас слишком мало, Изидора.
– Но почему тогда Вы не пытаетесь воевать по-другому? В войну, которая не требует Ваших жизней? У Вас ведь есть такое оружие! И почему разрешаете осквернять таких, как Иисус? Почему не расскажете людям правду?..
– Потому, что никто не будет этого слушать, Изидора... Люди предпочитают красивую и спокойную ложь, будоражащей душу правде... И пока ещё не желают думать. Смотри, ведь даже истории о «жизни богов» и мессий, сотворённые «тёмными», слишком одна на другую похожи, вплоть до подробностей, начиная с их рождения и до самой смерти. Это чтобы человека не беспокоило «новое», чтобы его всегда окружало «привычное и знакомое». Когда-то, когда я был таким, как ты – убеждённым, истинным Воином – эти «истории» поражали меня открытой ложью и скупостью разнообразия мысли их «создающих». Я считал это великой ошибкой «тёмных»... Но теперь, давно уже понял, что именно такими они создавались умышленно. И это по-настоящему было гениальным... Думающие Тёмные слишком хорошо знают природу «ведомого» человека, и поэтому совершенно уверены в том, что Человек всегда с готовностью пойдёт за тем, кто похож на уже и з в е с т н о е ему, но будет сильно сопротивляться и тяжело примет того, кто окажется для него н о в ы м, и заставит мыслить. Поэтому-то наверное люди всё ещё слепо идут за «похожими» Богами, Изидора, не сомневаясь и не думая, не утруждая задать себе хотя бы один вопрос...
Я опустила голову – он был совершенно прав. У людей был всё ещё слишком сильным «инстинкт толпы», который легко управлял их податливыми душами...
– А ведь у каждого из тех, которых люди называли Богами, были очень яркие и очень разные, их собственные уникальные Жизни, которые чудесно украсили бы Истинную Летопись Человечества, если бы люди знали о них, – печально продолжал Север. – Скажи мне, Изидора, читал ли кто-нибудь на Земле записи самого Христа?.. А ведь он был прекрасным Учителем, который к тому же ещё и чудесно писал! И оставил намного больше, чем могли бы даже представить «Думающие Тёмные», создавшие его липовую историю...
Глаза Севера стали очень тёмными и глубокими, будто на мгновение вобрали в себя всю земную горечь и боль... И было видно, что говорить об этом ему совершенно не хочется, но с минуту помолчав, он всё же продолжил.
– Он жил здесь с тринадцати лет... И уже тогда писал весть своей жизни, зная, как сильно её изолгут. Он уже тогда знал своё будущее. И уже тогда страдал. Мы многому научили его... – вдруг вспомнив что-то приятное, Север совершенно по-детски улыбнулся... – В нём всегда горела слепяще-яркая Сила Жизни, как солнце... И чудесный внутренний Свет. Он поражал нас своим безграничным желанием ВЕДАТЬ! Знать ВСЁ, что знали мы... Я никогда не зрел такой сумасшедшей жажды!.. Кроме, может быть, ещё у одной, такой же одержимой...
Его улыбка стала удивительно тёплой и светлой.
– В то время у нас жила здесь девочка – Магдалина... Чистая и нежная, как утренний свет. И сказочно одарённая! Она была самой сильной из всех, кого я знал на Земле в то время, кроме наших лучших Волхвов и Христа. Ещё находясь у нас, она стала Ведуньей Иисуса... и его единственной Великой Любовью, а после – его женой и другом, делившим с ним каждое мгновение его жизни, пока он жил на этой Земле... Ну, а он, учась и взрослея с нами, стал очень сильным Ведуном и настоящим Воином! Вот тогда и пришло его время с нами прощаться... Пришло время исполнить Долг, ради которого Отцы призвали его на Землю. И он покинул нас. А с ним вместе ушла Магдалина... Наш монастырь стал пустым и холодным без этих удивительных, теперь уже ставших совершенно взрослыми, детей. Нам очень не хватало их счастливых улыбок, их тёплого смеха... Их радости при виде друг друга, их неуёмной жажды знания, железной Силы их Духа, и Света их чистых Душ... Эти дети были, как солнца, без которых меркла наша холодная размеренная жизнь. Мэтэора грустила и пустовала без них... Мы знали, что они уже никогда не вернутся, и что теперь уже никто из нас более никогда не увидит их... Иисус стал непоколебимым воином. Он боролся со злом яростнее, чем ты, Изидора. Но у него не хватило сил. – Север поник... – Он звал на помощь своего Отца, он часами мысленно беседовал с ним. Но Отец был глух к его просьбам. Он не мог, не имел права предать то, чему служил. И ему пришлось за это предать своего сына, которого он искренне и беззаветно любил – в глазах Севера, к моему великому удивлению, блестели слёзы... – Получив отказ своего Отца, Иисус, также как и ты, Изидора, попросил помощи у всех нас... Но мы тоже отказали ему... Мы не имели права. Мы предлагали ему уйти. Но он остался, хотя прекрасно знал, что его ждёт. Он боролся до последнего мгновения... Боролся за Добро, за Землю, и даже за казнивших его людей. Он боролся за Свет. За что люди, «в благодарность», после смерти оклеветали его, сделав ложным и беспомощным Богом... Хотя именно беспомощным Иисус никогда и не был... Он был воином до мозга костей, ещё тогда, когда совсем ребёнком пришёл к нам. Он призывал к борьбе, он крушил «чёрное», где бы оно ни попадалось, на его тернистом пути.

Иисус Радомир прогоняет
торговцев из храма

Север замолк, и я подумала, что рассказ закончен. В его печальных серых глазах плескалась такая глубокая, обнажённая тоска, что я наконец-то поняла, как непросто должно было жить, отказывая в помощи любимым, светлым и прекрасным людям, провожая их, идущих на верную гибель, и зная, как легко было их спасти, всего лишь протянув руку... И как же неправильна по-моему была их неписанная «правда» о не вмешательстве в Земные дела, пока (наконец-то, когда-то!..) не придёт «правильное» время... которое могло так никогда и не придти...
– Человек – всё ещё существо слабовольное, Изидора... – вдруг снова тихо заговорил Север. – И корысти, и зависти в нём, к сожалению, больше, чем он может осилить. Люди пока ещё не желают следовать за Чистым и Светлым – это ранит их «гордость» и сильно злит, так как слишком уж отличается, от «привычного» им человека. И Думающие Тёмные, прекрасно зная и пользуясь этим, всегда легко направляли людей сперва свергать и уничтожать «новых» Богов, утоляя «жажду» крушения прекрасного и светлого. А потом уже, достаточно посрамлённых, возвращали тех же новых «богов» толпе, как Великих Мучеников, уничтоженных «по ошибке»... Христос же, даже распятым, оставался для людей слишком далёким... И слишком чистым… Поэтому уже после смерти люди с такой жестокостью пятнали его, не жалея и не смущаясь, делая подобным себе. Так из ярого Воина остался в людской памяти лишь трусливый Бог, призывавший подставлять левую щёку, если ударят по правой.... А из его великой Любви – осталось лишь жалкое посмешище, закиданное камнями... чудесная чистая девочка, превратившаяся в «прощённую» Христом, поднявшуюся из грязи, «падшую» женщину... Люди всё ещё глупы и злы Изидора... Не отдавай себя за них! Ведь даже распяв Христа, все эти годы они не могут успокоиться, уничтожая Имя Его. Не отдавай себя за них Изидора!
– Но разве же, по-твоему ВСЕ люди глупы и злы?.. На Земле очень много прекрасных людей, Север! И не всем им нужен «повергнутый» Бог, поверь мне! Посмотри на меня – разве ты не видишь? Мне был бы нужен живой Христос, так же, как и его дивная Любовь – Магдалина...
Север улыбнулся.
– Потому что ты – Из-и-до-ра... Ты молишься другим богам. Да и вряд ли им нужно молиться! Они с тобою всегда и они не могут тебя покинуть. Твои боги – Добро и Любовь, Свет и Знание, и Чистая первозданная Сила. Это Боги Мудрости, и это то, чему «молимся» мы. Люди же не признают их пока. Им пока нужно другое... Людям нужен кто-то, кому они могут пожаловаться, когда им плохо; кого они могут обвинить, когда не везёт; кого они могут просить, когда чего-то хочется; кто им может простить, когда они «грешат»... Вот, что пока лишь нужно человеку... И пройдёт ещё уйма времени, пока человек не будет нуждаться в таком Боге, который делал бы за него всё, и уж тем более – всё бы прощал... Это слишком удобно, чтобы суметь отказаться, Изидора... Человек ещё не готов ничего делать сам.
– Покажи мне его, Север... – шёпотом попросила я. – Покажи мне, каким он был.
Воздух вокруг заколебался мягкими волнами, искрясь и сгущаясь, будто открывалась таинственная невидимая дверь. И тут я увидела их!.. В просторной каменной пещере, двое чудесных белокурых детей весело беседовали о чём-то, сидя у маленького природного каменного фонтана. Мир вокруг них казался счастливым и солнечным, впитывавшим струившуюся от их чудесных душ, тихую радость... Мальчик был гордым, высоким и очень стройным для своих тринадцати лет. В нём бушевала огромная внутренняя сила, но, в то же время, он был мягким и очень приятным. Он глядел на мир весело, и ... очень мудро, будто было ему внутри не менее сотни лет. Временами его лучистые синие глаза вспыхивали, пронизывая стальным серым цветом, но тут же опять искрились весельем, любуясь своей очаровательной смешливой собеседницей... А девочка и правда была необычайно хороша. Она напоминала чистого ангела, только что спустившегося с небес. Прижавши к груди, она держала старую, толстую книгу. И видимо ни за что не собиралась её отпускать. Волнистые, очень длинные золотые волосы, были подвязаны голубой шёлковой лентой, удачно оттенявшей цвет её смеющихся, небесно-голубых глаз. Маленькие ямочки на розовых щеках делали её милой и весёлой, как чистое майское утро... Дети были одеты в длинные, снежно белые, одинаковые одежды, подпоясанные золотыми поясами и выглядели чудесной парой, вышедшей из красивой старой картины... Они чудесно подходили друг другу, чем-то дополняя и соединяя недостающее каждому, создавая одно целое, которое порвать было невозможно... Это были Иисус и Магдалина, будущий Спаситель Человечества и его единственная и большая, будущая Любовь.
– Но ведь они совершенно другие! – искренне удивляясь, воскликнула я. – Совсем не такие, какими их рисуют! Разве же они не иудеи?!
– А они ими никогда и не были – пожал плечами Север. – Это люди, которым нужна была власть, очень «умно» решили стать «детьми убитого Бога», этим же самым, делая «ИЗБРАННЫМ» самый опасный на Земле народ. Иисус же был сыном Белого Волхва и нашей ученицы, Ведуньи Марии. Они родили его, чтобы привести на Землю его удивительную Душу.
Я остолбенело уставилась на Севера...
– А как же иудейка Мария и Иосиф?! Как же тот же самый Назарет?..

– Никогда не было иудейки Марии, Изидора, ни Иосифа рядом с Иисусом. Была Ведунья Мария, которая прямо перед его рождением шла сюда, в Мэтэору, чтобы он родился здесь, среди Волхвов и Ведьм. Но она опоздала... Иисус родился неделей раньше, НА ЗАРЕ, в маленьком домике на берегу реки. А его рождение сопровождала Светлая Утренняя Звезда. Наши Волхвы спешили к нему, чтобы увидеть его и защитить. А его Учитель и Отец пришёл поклониться, чудесной душе своего новорождённого сына. Волхвы призвали его на Землю, чтобы остановить «чуму», которая, как паук, уже давно плела здесь свои чёрные сети. И именно Волхвы послали Христа к иудеям. Но сам Иисус никогда иудеем не был. Волхвы надеялись, что у него найдётся достаточно сил, чтобы остановить «чёрное» Зло, уже расползавшееся по Земле. Но Иисус проиграл, недооценив «великих слабостей» человека... Земля не была готова к Его приходу, так же, как не готова к приходу ВЕДАЮЩИХ, Изидора. А мы не готовы ей помочь. Когда придёт правильное время – мы откроем Двери. И, возможно, на Земле восторжествует Свет. Но этого не будет ещё очень долго... Ты прости.
Меня взорвало.
– Значит, что же – Вы просто будете спокойно наблюдать, как уничтожают лучших?!.. Но ведь это также и Ваш мир, Север! Как же Вы можете так просто оставлять его на погибель? Легче всего – взять и уйти. Или просто ЖДАТЬ. Но разве тебя не будет преследовать такое предательство всю твою оставшуюся длинную жизнь?.. Разве ты сможешь спокойно где-то обитать, не думая обо всех погибших?!.. Я не верю в красивое будущее, построенное на чужих смертях, Север! Это страшно. Мир никогда не будет таким же, если мы не поможем ему сейчас! Прошу тебя, помоги мне Север...
Я готова была пасть на колени, если бы это могло чем-то помочь. Но, я видела, что ничего от этого не изменится... Эти люди жили в своей Правде, очень обособленной и чужой. Я не могла понять, как же им не было стыдно оставаться в стороне, когда самые лучшие и талантливые дети земли горели тысячами, проклиная свой дар и умирая в страшнейших муках.... У меня опустились руки – я не могла воевать одна. Он был прав – у меня не было достаточно сил.
– Как же можно принять такое, Север!.. Как же мы можем разрешать «чёрному» захватить нашу прекрасную Землю?.. Разве твои Великие Учителя не видят происходящего? Как же после всего верить во что-то светлое, Север?!..
– Земля будет ещё очень долго и страшно страдать, Изидора... Пока не придёт к самому краю погибели. И всегда за неё будут гибнуть лишь самые лучшие. А потом придёт время выбора... И только сами люди смогут решить, хватит ли у них сил, чтобы выстоять. Мы лишь укажем путь.
– А ты уверен в том, что будет, кому указывать, Север? Возможно тем, кто останется, будет уже безразлично...
– О, нет, Изидора! Человек необычайно силён в своей выживаемости. Ты даже представить себе не можешь, как он силён! И настоящий Человек никогда не сдаётся... Даже если он остаётся один. Так было всегда. И так всегда будет. На Земле очень сильна сила Любви и сила Борьбы, даже если люди пока ещё этого не понимают. И здесь всегда найдётся кто-то, кто поведёт остальных за собой. Главное лишь в том, чтобы этот Ведущий не оказался «чёрным»... С самого своего рождения человек ищет цель. И только от него зависит, найдёт он её сам или окажется тем, которому эта цель будет дана. Люди должны научиться думать, Изидора. А пока, к сожалению, многих устраивает то, что за них думают другие. И пока это будет продолжаться, Земля всё так же будет терять своих лучших сынов и дочерей, которые будут платить за невежество всех «ведомых». Поэтому-то я и не буду тебе помогать, Изидора. И никто из нас не будет. Ещё не пришло время, чтобы на карту было поставлено всё. Если мы погибнем сейчас, борясь за горстку Просветлённых, даже если им уже пришло время ЗНАТЬ, то после, «знать» уже будет некому более... Вижу, не убедил тебя, – губы Севера тронула лёгкая улыбка. – Да ты и не была бы собой, если бы убедил... Но прошу тебя только об одном – уходи, Изидора! Это не твоё время, и не твой это мир!
Мне стало до дикости грустно... Я поняла, что и здесь проиграла. Теперь всё зависело только лишь от моей совести – соглашусь ли я уйти, или буду бороться, зная, что на победу нет никакой надежды...
– Что ж, Север, я останусь... Пусть я не столь мудра, как ты и твои Великие предки ... но думаю, если бы они и вправду были бы такими «Великими» – вы бы помогли нам, а они простили бы вас. Ну, а если нет – то, возможно, не такие уж они и «великие»!..
Горечь говорила моими устами, не позволяя мыслить трезво... Я не могла допустить мысли о том, что помощи ждать было не от кого... Что вот, прямо здесь были люди, которые в силах были помочь, всего лишь протянув руку. Но не захотели. Они «защищались» высокими целями, отказываясь вмешиваться... Они были МУДРЫЕ... Ну, а я всего лишь слушала своё сердце. Я хотела сберечь любимых, хотела помочь остальным не терять дорогих им людей. Хотела уничтожить Зло... Возможно, в «мудром» понимании я была всего лишь «ребёнком». Возможно – не доросла. Но даже проживи я тысячу лет, я никогда бы не смогла наблюдать спокойно, как от чьей-то зверской руки гибнет невиновный, прекрасный человек!..
– Хочешь ли увидеть настоящую Мэтэору, Изидора? Вероятнее всего, у тебя уже больше никогда не будет такой возможности, – грустно произнёс Север.
– Могу ли я спросить, что означает слово – мэтэора?
– О, это было давно, когда назвали его... Теперь это уже не имеет значения. А когда-то оно звучало немного по-другому. Это значило – МЫ-ТЕ-У-РА, что означало – близкие к свету и знаниям, хранящие их и живущие ими. Но потом слишком много «незнающих» стало искать нас. И имя изменилось. Многие не слышали его звучания, а многих это и не волновало вовсе. Они не понимали, что, даже ступая сюда, они уже соприкасались с ВЕРОЙ. Что она встречала их уже у самого порога, начинаясь с имени и понимания его... Знаю, это не твоя речь, и тебе, наверное, трудно её понять, Изидора. Хотя твоё имя тоже относится к таковым... Оно значимо.
– Ты забыл, что для меня не важен язык, Север. Я чувствую и вижу его – улыбнулась я.
– Прости, ведающая... Я запамятовал – кто ты. Желаешь ли узреть то, что дано только знающим, Изидора? У тебя не будет другой возможности, ты больше не вернёшься сюда.
Я лишь кивнула, стараясь удержать, готовые политься по щекам злые, горькие слёзы. Надежда быть с ними, получить их сильную, дружескую поддержку умирала, даже не успев хорошенько проснуться. Я оставалась одна. Так и не узнав чего-то очень для меня важного... И почти беззащитная, против сильного и страшного человека, с грозным именем – Караффа...
Но решение было принято, и я не собиралась отступать. Иначе, чего же стоила наша Жизнь, если пришлось бы жить, предавая себя? Неожиданно я совершенно успокоилась – всё наконец-то стало на свои места, надеяться больше было не на что. Я могла рассчитывать только на саму себя. И именно из этого стоило исходить. А какой уж будет конец – об этом я заставила себя больше не думать.
Мы двинулись по высокому каменному коридору, который, всё расширяясь, уходил вглубь. В пещере было так же светло и приятно, и лишь запах весенних трав становился намного сильнее, по мере того, как мы проходили дальше. Неожиданно прямо перед нами засияла светящаяся золотая «стена», на которой сверкала одна-единственная большая руна... Я тут же поняла – это была защита от «непосвящённых». Она была похожей на плотный мерцающий занавес, сотворённый из какой-то, невиданной мною, блистающей золотом материи, через который без посторонней помощи мне, вероятнее всего, не удалось бы пройти. Протянув руку, Север легко коснулся её ладонью, и золотая «стена» тут же исчезла, открывая проход в удивительное помещение.... У меня сразу же появилось яркое чувство чего-то «чужого», будто что-то говорило мне, что это был не совсем тот привычный мне мир, в котором я всегда жила... Но через мгновение странная «чужеродность» куда-то исчезла, и опять всё стало привычно и хорошо. Прощупывающее ощущение чьего-то невидимого за нами наблюдения усилилось. Но оно, опять же, не было враждебным, а скорее похожим на тёплое прикосновение доброго старого друга, когда-то давно потерянного и теперь вдруг заново обретённого... В дальнем углу помещения сверкал переливаясь радужными брызгами маленький природный фонтан. Вода в нём была столь прозрачной, что видна была лишь по радужным отблескам света, блестящим на дрожащих зеркальных каплях. Глядя на этот чудо-родник, неожиданно для себя я вдруг почувствовала жгучую жажду. И не успев спросить Севера, могу ли попить, тут же получила ответ:
– Конечно же, Изидора, попробуй! Это вода Жизни, мы все пьём её, когда не хватает сил, когда ноша становится неподъёмной. Попробуй!
Я нагнулась, чтобы зачерпнуть ладонями чудотворной воды, и почувствовала невероятное облегчение, даже ещё не успев коснуться её!.. Казалось, все мои беды, все горечи куда-то вдруг отступили, я чувствовала себя непривычно успокоенной и счастливой... Это было невероятно – я ведь не успела даже попробовать!.. Растерянно обернулась к Северу – он улыбался. Видимо, такие же ощущения испытывали все, кто прикасался к данному чуду впервые. Я зачерпнула воду ладонями – она сверкала маленькими бриллиантами, как утренняя роса на освещённой солнцем траве... Осторожно, стараясь не пролить драгоценные капли, я сделала малюсенький глоток – по всему телу разлилась неповторимая лёгкость!.. Будто взмахом волшебной палочки кто-то, сжалившись, сбросил мне целых пятнадцать лет! Я чувствовала себя лёгкой, точно птица, парящая высоко в небе... Голова стала чистой и ясной, будто я только что родилась на свет.
– Что это?!. – удивлённо прошептала я.
– Я же тебе сказал, – улыбнулся Север. – Живая Вода... Она помогает впитывать знания, снимает усталость, возвращает свет. Её пьют все, кто находится здесь. Она была здесь всегда, насколько я помню.
Он подтолкнул меня дальше. И тут я вдруг поняла, что мне казалось таким странным... Комната не кончалась!.. С виду она казалась маленькой, но продолжала «удлиняться» по мере нашего по ней продвижения!.. Это было невероятно! Я опять взглянула на Севера, но он лишь кивнул, будто говоря: «Не удивляйся ничему, всё нормально». И я перестала удивляться... Прямо из стены помещения «вышел» человек... Вздрогнув от неожиданности, я тут же постаралась собраться, чтобы не показывать удивления, так как для всех остальных, здесь живущих, это видимо было совершенно привычно. Человек подошёл прямо к нам и низким звучным голосом произнёс:
– Здравой будь, Изидора! Я – Волхв Истень. Знаю, тяжко тебе... Но ты сама избрала путь. Пойдём со мной – я покажу тебе, что ты потеряла.
Мы двинулись дальше. Я следовала за дивным человеком, от которого исходила невероятная сила, и горестно думала, как же всё было бы легко и просто, если бы он захотел помочь! Но, к сожалению, он тоже не хотел... Я шла, глубоко задумавшись, совершенно не заметив, как очутилась в удивительном пространстве, сплошь заполненном узкими полками, на которых покоилось невероятное количество необычных золотых пластин и очень старых «свёртков», похожих на старинные манускрипты, хранившиеся в доме моего отца, с разницей лишь в том, что, хранящиеся здесь, были сделаны на каком-то тончайшем незнакомом материале, которого ранее я никогда и нигде не видывала. Пластины и свитки были разными – маленькими и очень большими, короткими и длиннющими, в целый человеческий рост. И в этой странной комнате их было великое множество...
– Это и есть ЗНАНИЕ, Изидора. Вернее, очень малая его часть. Можешь впитать, если желаешь. Оно не повредит, а может даже поможет тебе в твоём искании. Попробуй, милая...
Истень ласково улыбался, и мне вдруг показалось, что я знала его всегда. От него исходило чудесное тепло и покой, которых мне так не хватало все эти жуткие дни, борясь с Караффой. Он видимо всё это прекрасно чувствовал, так как смотрел на меня с глубокой печалью, будто знал, какая злая судьба ждёт меня за стенами Мэтэоры. И он заранее оплакивал меня.... Я подошла к одной из бесконечных полок, до верха «забитой» полукруглыми золотыми пластинами, чтобы посмотреть, как предложил Истень... Но не успела даже приблизить руку, как на меня буквально обрушился шквал ошеломляющих, дивных видений!!! Потрясающие картины, не похожие ни на что, когда-либо виденное, проносились в моём измученном мозге, с невероятной быстротой заменяя друг друга... Некоторые из них почему-то оставались, а некоторые исчезали, тут же принося за собой новые, которые я тоже почти не успевала рассмотреть. Что это было?!.. Жизнь каких-то давно умерших людей? Наших Великих предков? Видения менялись, проносясь с сумасшедшей скоростью. Поток не кончался, унося меня в какие-то удивительные страны и миры, не давая очнуться. Вдруг одно из них вспыхнуло ярче остальных, и мне открылся потрясающий город... он был воздушным и прозрачным, будто созданным из Белого Света.
– Что это??? – боясь спугнуть, тихо прошептала я. – Может ли такое быть настоящим?..
– Это Святой Град, милая. Город наших Богов. Его нет уже очень давно... – тихо проговорил Истень. – Это оттуда мы все когда-то пришли... Только на Земле его никто не помнит – потом вдруг спохватившись, добавил: – Осторожно, милая, тебе будет тяжело. Не надо больше смотреть.
Но я желала большего!.. Какая-то палящая жажда сжигала мозг, умоляя не останавливаться! Незнакомый мир манил и завораживал своей первозданностью!.. Хотелось уйти в него с головой и, погружаясь всё глубже, черпать его без конца, не упуская ни одного мгновения, не теряя ни одной драгоценной минуты... которых, к ак я понимала, у меня оставалось здесь очень и очень мало... Каждая новая пластина раскрывалась передо мной тысячами потрясающих образов, которые были удивительно яркими и теперь уже почему-то понятными, будто я вдруг нашла к ним давно утерянный кем-то магический ключ. Время летело, но я его не замечала... Мне хотелось ещё и ещё. И было очень страшно, что прямо сейчас кто-то обязательно остановит, и пора будет покидать этот чудесный кладезь чей-то невероятной памяти, которой уже никогда более мне не удастся постичь. Было очень грустно и больно, но пути назад у меня, к сожалению, не было. Я выбрала свою жизнь сама и не собиралась от неё отрекаться. Даже если это было невероятно тяжело...
– Ну вот и всё, милая. Я не могу тебе больше показывать. Ты – «отступница», которая не захотела узнать... И тебе закрыт путь сюда. Но мне искренне жаль, Изидора... У тебя великий Дар! Ты могла бы легко всё это ВЕДАТЬ... Если бы захотела. Не всем давалось так просто... Твоя природа жаждет этого. Но ты выбрала другой путь, потому должна сейчас уйти. Мои мысли будут с тобой, дитя Света. Иди с ВЕРОЙ, пусть она поможет тебе. Прощай, Изидора...
Комната исчезла... Мы очутились в каком-то другом каменном зале, также наполненном множеством свитков, но выглядели они уже другими, возможно, не столь древними, как предыдущие. Мне стало вдруг очень печально... До боли в душе, хотелось постичь эти чужие «тайны», увидеть скрытое в них богатство, но я уходила... чтобы уже никогда сюда не вернуться.
– Подумай, Изидора! – как бы почувствовав моё сомнение, тихо сказал Север. – Ты ещё не ушла, останься.
Я лишь отрицательно качнула головой...
Вдруг моё внимание привлекло, уже знакомое, но всё так же непонятное явление – по мере того, как мы продвигались, комната и здесь удлинялась, когда мы проходили дальше. Но если в предыдущем зале я не видела ни души, то здесь, как только оглядывалась по сторонам, я видела множество людей – молодых и старых, мужчин и женщин. Здесь были даже дети!.. Они все очень внимательно что-то изучали, полностью уйдя в себя, и отрешённо постигая какие-то «мудрые истины»... Не обращая никакого внимания на вошедших.
– Кто все эти люди, Север? Они живут здесь? – шёпотом спросила я.
– Это Ведьмы и Ведуны, Изидора. Когда-то одним из них был твой отец... Мы обучаем их.
Сердце болело... Мне хотелось завыть волчьим голосом, жалея себя и свою короткую потерянную жизнь!.. Бросив всё, сесть вместе с ними, с этими счастливыми Ведунами и Ведьмами, чтобы познать умом и сердцем всю глубину чудесного, так щедро открытого им великого ЗНАНИЯ! Жгучие слёзы готовы были хлынуть рекой, но я из последних сил пыталась их как-то удерживать. Делать это было никак нельзя, так как слёзы были очередной «запрещённой роскошью», на которую у меня не было никакого права, если я мнила себя настоящим Воином. Воины не рыдали. Они боролись и побеждали, а если гибли – то уж точно не со слезами на глазах... Видимо, я просто очень устала. От одиночества и боли... От постоянного страха за родных... От бесконечной борьбы, в которой не имела ни малейшей надежды выйти победительницей. Мне был очень нужен глоток свежего воздуха, и этим воздухом для меня была моя дочь, Анна. Но почему-то, её нигде не было видно, хотя я знала, что Анна находится здесь, вместе с ними, на этой чудесной и странной, «закрытой» земле.
Север стоял рядом со мной на краю ущелья, и в его серых глазах таилась глубокая печаль. Мне захотелось спросить у него – увижу ли я его когда-либо? Но не хватало сил. Я не хотела прощаться. Не хотела уходить. Жизнь здесь была такой мудрой и спокойной, и всё казалось так просто и хорошо!.. Но там, в моём жестоком и несовершенном мире умирали хорошие люди, и пора было возвращаться, чтобы попытаться хоть кого-то спасти... Это по-настоящему был мой мир, каким бы страшным он не являлся. И мой оставшийся там отец возможно жестоко страдал, не в силах вырваться из лап Караффы, которого я железно решила, чего бы мне это не стоило, уничтожить, даже если за это придётся отдать свою короткую и такую дорогую для меня, жизнь...
– Могу ли я увидеть Анну? – с надеждой в душе, спросила я Севера.
– Прости меня, Изидора, Анна проходит «очищение» от мирской суеты... Перед тем, как она войдёт в тот же зал, где только что находилась ты. Она не сможет к тебе сейчас придти...
– Но почему же мне не понадобилось ничего «очищать»? – удивилась я. – Анна ведь ещё ребёнок, у неё нет слишком много мирской «грязи», не так ли?
– Ей предстоит слишком много в себя впитать, постичь целую бесконечность... А ты уже никогда туда не вернёшься. Тебе нет необходимости ничего «старого» забывать, Изидора... Мне очень жаль.
– Значит, я никогда больше не увижу мою дочь?.. – шёпотом спросила я.
– Увидишь. Я помогу тебе. А теперь хочешь ли ты проститься с Волхвами, Изидора? Это твоя единственная возможность, не пропусти её.
Ну, конечно же, я хотела увидеть их, Владык всего этого Мудрого Мира! О них так много рассказывал мне отец, и так долго мечтала я сама! Только я не могла представить тогда, насколько наша встреча будет для меня печальной...
Север поднял ладони и скала, замерцав, исчезла. Мы очутились в очень высоком, круглом зале, который одновременно казался то лесом, то лугом, то сказочным замком, а то и просто «ничем»... Как не старалась, я не могла увидеть его стен, ни того, что происходило вокруг. Воздух мерцал и переливался тысячами блестящих «капель», похожих на человеческие слёзы... Пересилив волнение, я вдохнула... «Дождливый» воздух был удивительно свежим, чистым и лёгким! От него, разливаясь животворящей силой, по всему телу бежали тончайшие живые нити «золотого» тепла. Ощущение было чудесным!..
– Проходи, Изидора, Отцы ожидают тебя, – прошептал Север.
Я шагнула дальше – трепещущий воздух «раздвинулся»... Прямо передо мной стояли Волхвы...
– Я пришла проститься, вещие. Мир вам... – не ведая как должна приветствовать их, тихо сказала я.
Никогда в своей жизни не ощущала я такой полной, всеобъемлющей, Великой СИЛЫ!.. Они не двигались, но казалось, что весь этот зал колышется тёплыми волнами какой-то невиданной для меня мощи... Это была настоящая ЖИЗНЬ!!! Я не знала, какими бы словами ещё можно было это назвать. Меня потрясло!.. Захотелось объять это собой!.. Вобрать в себя... Или просто упасть на колени!.. Чувства переполняли меня ошеломляющей лавиной, по щекам текли горячие слёзы...
– Здравой будь, Изидора. – тепло прозвучал голос одного из них. – Мы ж а л е е м тебя. Ты дочь Волхва, ты разделишь его путь... Сила не покинет тебя. Иди с ВЕРОЙ, радная...
Душа моя стремилась к ним криком умирающей птицы!.. Рвалось к ним, разбиваясь о злую судьбу, моё раненное сердце... Но я знала, что слишком поздно – они пращали меня... и жалели. Никогда раньше я не «слышала», как глубоко значение этих чудесных слов. И теперь радость от их дивного, нового звучания нахлынула, заполняя меня, не давая вздохнуть от переполнявших мою раненную душу чувств...
В этих словах жила и тихая светлая грусть, и острая боль потери, красота жизни, которую я должна была прожить, и огромная волна Любви, приходящая откуда-то издалека и, сливаясь с Земной, затапливая мою душу и тело... Жизнь проносилась вихрем, зацепляя каждый «краешек» моего естества, не оставляя клетки, которой не коснулось бы тепло любви. Я побоялась, что не смогу уйти... И, вероятно из-за той же боязни, сразу же очнулась от чудесного «прощания», видя рядом с собой потрясающих по внутренней силе и красоте людей. Вокруг меня стояли высокие старцы и молодые мужчины, одетые в ослепительно белые одежды, похожие на длинные туники. У некоторых из них они были подпоясаны красным, а у двоих это был узорчатый широкий «пояс», вышитый золотом и серебром.
Ой, смотри! – неожиданно прервала чудесный миг моя нетерпеливая подружка Стелла. – Они ведь очень похожие на твоих «звёздных друзей», как ты мне их показывала!.. Смотри, неужели это они, как ты думаешь?! Ну, скажи же!!!
Честно говоря, ещё тогда, когда мы увидели Священный Город, он показался мне очень знакомым. И меня также посетили схожие мысли, как только я увидела Волхвов. Но я их тут же отогнала, не желая питать напрасных «радужных надежд»... Это было слишком важно и слишком серьёзно, и я лишь махнула Стелле рукой, как бы говоря, что поговорим попозже, когда останемся вдвоём. Я понимала, что Стелла расстроится, так как ей, как всегда, хотелось немедленно получить ответ на свой вопрос. Но в данный момент, по-моему, это было далеко не столь важно, как рассказываемая Изидорой чудесная история, и я мысленно попросила Стеллу подождать. Я виновато улыбнулась Изидоре, и она, ответив своей чудесной улыбкой, продолжала...
Мой взгляд приковал мощный высокий старец, имевший что-то неуловимо схожее с моим любимым, страдавшим в подвалах Караффы, отцом. Я почему-то сразу поняла – это и был Владыко... Великий Белый Волхв. Его удивительные, пронизывающие, властные серые глаза смотрели на меня с глубокой печалью и теплом, будто он говорил мне последнее «Прощай!»...
– Подойди, Чадо Света, мы прастим тебя...
От него пошёл вдруг дивный, радостный белый Свет, который, окутывая всё вокруг мягким сиянием, заключил меня в ласковые объятия, проникая в самые потаённые уголки моей истерзанной болью Души... Свет пронизывал каждую клеточку, оставляя в ней лишь добро и покой, «вымывая» собою боль и печаль, и всю накопившуюся годами горечь. Я парила в волшебном сиянии, забыв всё «земное жестокое», все «злое и ложное», ощущая лишь дивное касание Вечного Бытия... Чувство потрясало!!! И я мысленно умоляла – только бы оно не кончалось... Но, по капризному желанию судьбы, всё прекрасное всегда заканчивается быстрее, чем нам этого хотелось бы...
– Мы одарили тебя ВЕРОЙ, она поможет тебе, Дитя... Внемли ей... И пращай, Изидора...
Я не успела даже ответить, а Волхвы «вспыхнули» дивным Светом и... оставив запах цветущих лугов, исчезли. Мы с Севером остались одни... Я печально огляделась вокруг – пещера осталась такой же загадочной и искристой, только не было в ней уже того чистого, тёплого света, проникавшего в самую душу...
– Это и был Отец Иисуса, не так ли? – осторожно спросила я.
– Так же, как дед и прадед его сына и внуков, смерть которых тоже лежит виной на его душе...
– ?!..
– Да, Изидора, Он тот, кто несёт горькую ношу боли... И ты никогда не сможешь себе представить, насколько она велика... – грустно ответил Север.
– Быть может, она не была бы сегодня столь горькой, если бы Он пожалел в своё время гибнувших от чужого невежества и жестокости хороших людей?.. Если бы Он отозвался на зов своего чудесного и светлого Сына, вместо того, чтобы отдать его на истязание злых палачей? Если бы он и сейчас не продолжал бы лишь «наблюдать» со своей высоты, как «святые» пособники Караффы сжигают на площадях Ведунов и Ведьм?.. Чем же он лучше Караффы, если он не препятствует такому Злу, Север?! Ведь если он в силах помочь, но не хочет, весь этот земной ужас будет вечно лежать именно на нём! И не важна ни причина, ни объяснение, когда на карту поставлена прекрасная человеческая жизнь!.. Я никогда не смогу понять этого, Север. И я не «уйду», пока здесь будут уничтожаться хорошие люди, пока будет разрушаться мой земной Дом. Даже если я никогда не увижу свой настоящий... Это моя судьба. И потому – прощай...
– Прощай, Изидора. Мир Душе твоей... Прости.
Я опять была в «своей» комнате, в своём опасном и безжалостном бытии... А всё только что происшедшее казалось просто чудесным сном, который уже никогда больше в этой жизни не будет мне сниться... Или красивой сказкой, в которой наверняка ждал кого-то «счастливый конец». Но не меня... Мне было жаль свою неудавшуюся жизнь, но я была очень горда за мою храбрую девочку, которой удастся постичь всё это великое Чудо... если Караффа не уничтожит её ещё до того, как она сможет сама защищаться.
Дверь с шумом открылась – на пороге стоял взбешённый Караффа.
– Ну и где же Вы «гуляли», мадонна Изидора? – наигранно милым голосом спросил мой мучитель.
– Хотела навестить свою дочь, ваше святейшество. Но не смогла...
Мне было совершенно безразлично, что он думал, и сделала ли его моя «вылазка» злым. Душа моя витала далеко, в удивительном Белом Городе, который показывал мне Истень, а всё окружающее казалось далёким и убогим. Но Караффа надолго уходить в мечты, к сожалению, не давал... Тут же почувствовав моё изменившееся настроение, «святейшество» запаниковал.
– Впустили ли Вас в Мэтэору, мадонна Изидора? – как можно спокойнее спросил Караффа.
Я знала, что в душе он просто «горел», желая быстрее получить ответ, и решила его помучить, пока он мне не сообщит, где сейчас находится мой отец.
– Разве это имеет значение, Ваше святейшество? Ведь у Вас находится мой отец, у которого Вы можете спросить всё, на что естественно, не отвечу я. Или Вы ещё не успели его достаточно допросить?
– Я не советую Вам разговаривать со мной подобным тоном, Изидора. От того, как Вы намерены себя вести, будет во многом зависеть его судьба. Поэтому, постарайтесь быть повежливее.
– А как бы Вы себя вели, если бы вместо моего, здесь оказался Ваш отец, святейшество?..– стараясь поменять, ставшую опасной тему, спросила я.
– Если бы мой отец был ЕРЕТИКОМ, я сжёг бы его на костре! – совершенно спокойно ответил Караффа.
Что за душа была у этого «святого» человека?!.. И была ли она у него вообще?.. Что же тогда было говорить про чужих, если о своём родном отце он мог ответить такое?..
– Да, я была в Мэтэоре, Ваше святейшество, и очень жалею, что никогда уже более туда не попаду... – искренне ответила я.
– Неужто Вас тоже оттуда выгнали, Изидора? – удивлённо засмеялся Караффа.
– Нет, Святейшество, меня пригласили остаться. Я ушла сама...
– Такого не может быть! Не существует такого человека, который не захотел бы остаться там, Изидора!
– Ну почему же? А мой отец, святейшество?
– Я не верю, что ему было дозволено. Я думаю, он должен был уйти. Просто его время, вероятно, закончилось. Или недостаточно сильным оказался Дар.
Мне казалось, что он пытается, во что бы то ни стало, убедить себя в том, во что ему очень хотелось верить.
– Не все люди любят только себя, знаете ли... – грустно сказала я. – Есть что-то более важное, чем власть или сила. Есть ещё на свете Любовь...
Караффа отмахнулся от меня, как от назойливой мухи, будто я только что произнесла какую-то полную чушь...
– Любовь не управляет, миром, Изидора, ну, а я желаю им управлять!
– Человек может всё... пока не начинает пробовать, ваше святейшество – не удержавшись, «укусила» я.
И вспомнив что-то, о чём обязательно хотела узнать, спросила:
– Скажите, Ваше святейшество, известна ли Вам правда о Иисусе и Магдалине?
– Вы имеете в виду то, что они жили в Мэтэоре? – я кивнула. – Ну, конечно же! Это было первое, о чём я у них спросил!
– Как же такое возможно?!.. – ошеломлённо спросила я. – А о том, что они не иудеи, Вы тоже знали? – Караффа опять кивнул. – Но Вы ведь не говорите нигде об этом?.. Никто ведь об этом не знает! А как же ИСТИНА, Ваше святейшество?!..
– Не смешите меня, Изидора!.. – искренне рассмеялся Караффа. – Вы настоящий ребёнок! Кому нужна Ваша «истина»?.. Толпе, которая её никогда не искала?!.. Нет, моя дорогая, Истина нужна лишь горстке мыслящих, а толпа должна просто «верить», ну, а во что – это уже не имеет большого значения. Главное, чтобы люди подчинялись. А что им при этом преподносится – это уже является второстепенным. ИСТИНА опасна, Изидора. Там, где открывается Истина – появляются сомнения, ну, а там где возникают сомнения – начинается война... Я веду СВОЮ войну, Изидора, и пока она доставляет мне истинное удовольствие! Мир всегда держался на лжи, видите ли... Главное, чтобы эта ложь была достаточно интересной, чтобы смогла за собой вести «недалёкие» умы... И поверьте мне, Изидора, если при этом Вы начнёте доказывать толпе настоящую Истину, опровергающую их «веру» неизвестно во что, Вас же и разорвёт на части, эта же самая толпа...
– Неужели же столь умного человека, как Ваше святейшество, может устраивать такое самопредательство?.. Вы ведь сжигаете невинных, прикрываясь именем этого же оболганного, и такого же невинного Бога? Как же Вы можете так бессовестно лгать, Ваше святейшество?!..
– О, не волнуйтесь, милая Изидора!.. – улыбнулся Караффа. – Моя совесть совершенно спокойна! Не я возвёл этого Бога, не я и буду его свергать. Но зато я буду тем, кто очистит Землю от ереси и блудодейства! И поверьте мне, Изидора, в день, когда я «уйду» – на этой греховной Земле некого будет больше сжигать!
Мне стало плохо... Сердце выскакивало наружу, не в состоянии слушать подобный бред! Поэтому, поскорее собравшись, я попыталась уйти от понравившейся ему темы.
– Ну, а как же то, что Вы являетесь главою святейшей христианской церкви? Разве не кажется Вам, что ваша обязанность была бы открыть людям правду об Иисусе Христе?..
– Именно потому, что я являюсь его «наместником на Земле», я и буду дальше молчать, Изидора! Именно потому...
Я смотрела на него, широко распахнув глаза, и не могла поверить, что по-настоящему всё это слышу... Опять же – Караффа был чрезвычайно опасен в своём безумии, и вряд ли где-то существовало лекарство, которое было в силах ему помочь.
– Хватит пустых разговоров! – вдруг, довольно потирая руки, воскликнул «святой отец». – Пройдёмте со мной, моя дорогая, я думаю, на этот раз мне всё же удастся Вас ошеломить!..
Если бы он только знал, как хорошо это ему постоянно удавалось!.. Моё сердце заныло, предчувствуя недоброе. Но выбора не было – приходилось идти...

Довольно улыбаясь, Караффа буквально «тащил» меня за руку по длинному коридору, пока мы наконец-то не остановились у тяжёлой, украшенной узорчатой позолотой, двери. Он повернул ручку и... О, боги!!!.. Я оказалась в своей любимой венецианской комнате, в нашем родном фамильном палаццо...
Потрясённо озираясь вокруг, не в состоянии придти в себя от так неожиданно обрушившегося «сюрприза», я успокаивала своё выскакивающее сердце, будучи не в состоянии вздохнуть!.. Всё вокруг кружилось тысячами воспоминаний, безжалостно окуная меня в давно прожитые, и уже частично забытые, чудесные годы, тогда ещё не загубленные злостью жестокого человека... воссоздавшего для чего-то здесь(!) сегодня мой родной, но давно утерянный, счастливый мир... В этой, чудом «воскресшей», комнате присутствовала каждая дорогая мне моя личная вещь, каждая любимая мною мелочь!.. Не в состоянии отвести глаз от всей этой милой и такой привычной для меня обстановки, я боялась пошевелиться, чтобы нечаянно не спугнуть дивное видение...
– Нравится ли вам мой сюрприз, мадонна? – довольный произведённым эффектом, спросил Караффа.
Самое невероятное было то, что этот странный человек совершенно искренне не понимал, какую глубокую душевную боль он причинил мне своим «сюрпризом»!.. Видя ЗДЕСЬ (!!!) то, что когда-то было настоящим «очагом» моего семейного счастья и покоя, мне хотелось лишь одного – кинуться на этого жуткого «святого» Папу и душить его в смертельном объятии, пока из него не улетит навсегда его ужасающая чёрная душа... Но вместо того, чтобы осуществить так сильно мною желаемое, я лишь попыталась собраться, чтобы Караффа не услышал, как дрожит мой голос, и как можно спокойнее произнесла:
– Простите, ваше святейшество, могу ли я на какое-то время остаться здесь одна?
– Ну, конечно же, Изидора! Это теперь ваши покои! Надеюсь, они вам нравятся.
Неужели же он и в правду не понимал, что творил?!.. Или наоборот – прекрасно знал?.. И это всего лишь «веселилось» его неугомонное зверство, которое всё ещё не находило покоя, выдумывая для меня какие-то новые пытки?!.. Вдруг меня полоснула жгучая мысль – а что же, в таком случае, стало со всем остальным?.. Что стало с нашим чудесным домом, который мы все так сильно любили? Что стало со слугами и челядью, со всеми людьми, которые там жили?!.
– Могу ли я спросить ваше святейшество, что стало с нашим родовым дворцом в Венеции?– севшим от волнения голосом прошептала я. – Что стало с теми, кто там жил?.. Вы ведь не выбросили людей на улицу, я надеюсь? У них ведь нет другого дома, святейшество!..
Караффа недовольно поморщился.
– Помилуйте, Изидора! О них ли вам стоит сейчас заботиться?.. Ваш дом, как вы, конечно же, понимаете, теперь стал собственностью нашей святейшей церкви. И всё, что с ним было связано – более уже не является Вашей заботой!
– Мой дом, как и всё то, что находится внутри него, Ваше святейшество, после смерти моего горячо любимого мужа, Джироламо, принадлежит моей дочери Анне, пока она жива! – возмущённо воскликнула я. – Или «святая» церковь уже не считает её жильцом на этом свете?!
Внутри у меня всё кипело, хотя я прекрасно понимала, что, злясь, я только усложняла своё и так уже безнадёжное, положение. Но бесцеремонность и наглость Караффы, я уверена, не могла бы оставить спокойным ни одного нормального человека! Даже тогда, когда речь шла всего лишь о поруганных, дорогих его сердцу воспоминаниях...
– Пока Анна будет жива, она будет находиться здесь, мадонна, и служить нашей любимой святейшей церкви! Ну, а если она, к своему несчастью, передумает – ей, так или иначе, уже не понадобится ваш чудесный дом! – в бешенстве прошипел Караффа. – Не переусердствуйте в своём рвении найти справедливость, Изидора! Оно может лишь навредить вам. Моё долготерпение тоже имеет границы... И я искренне не советую вам их переступать!..
Резко повернувшись, он исчез за дверью, даже не попрощавшись и не известив, как долго я могу оставаться одна в своём, так нежданно воскресшем, прошлом...
Время остановилось... безжалостно швырнув меня, с помощью больной фантазии Караффы, в мои счастливые, безоблачные дни, совсем не волнуясь о том, что от такой неожиданной «реальности» у меня просто могло остановиться сердце...
Я грустно опустилась на стул у знакомого зеркала, в котором так часто когда-то отражались любимые лица моих родных... И у которого теперь, окружённая дорогими призраками, я сидела совсем одна... Воспоминания душили силой своей красоты и глубоко казнили горькой печалью нашего ушедшего счастья...
Когда-то (теперь казалось – очень давно!) у этого же огромного зеркала я каждое утро причёсывала чудесные, шёлковистые волосы моей маленькой Анны, шутливо давая ей первые детские уроки «ведьминой» школы... В этом же зеркале отражались горящие любовью глаза Джироламо, ласково обнимавшего меня за плечи... Это зеркало отражало в себе тысячи бережно хранимых, дивных мгновений, всколыхнувших теперь до самой глубины мою израненную, измученную душу.
Здесь же рядом, на маленьком ночном столике, стояла чудесная малахитовая шкатулка, в которой покоились мои великолепные украшения, так щедро когда-то подаренные мне моим добрым мужем, и вызывавшие дикую зависть богатых и капризных венецианок в те далёкие, прошедшие дни... Только вот сегодня эта шкатулка пустовала... Чьи-то грязные, жадные руки успели «убрать» подальше все, хранившееся там «блестящие безделушки», оценив в них только лишь денежную стоимость каждой отдельной вещи... Для меня же это была моя память, это были дни моего чистого счастья: вечер моей свадьбы... рождение Анны... какие-то мои, уже давно забытые победы или события нашей совместной жизни, каждое из которых отмечалось новым произведением искусства, право на которое имела лишь я одна... Это были не просто «камни», которые стоили дорого, это была забота моего Джироламо, его желание вызвать мою улыбку, и его восхищение моей красотой, которой он так искренне и глубоко гордился, и так честно и горячо любил... И вот теперь этих чистых воспоминаний касались чьи-то похотливые, жадные пальцы, на которых, съёжившись, горько плакала наша поруганная любовь...
В этой странной «воскресшей» комнате повсюду лежали мои любимые книги, а у окна грустно ждал в одиночестве старый добрый рояль... На шёлковом покрывале широкой кровати весело улыбалась первая кукла Анны, которой было теперь почти столько же лет, как и её несчастной, гонимой хозяйке... Только вот кукла, в отличие от Анны, не знала печали, и её не в силах был ранить злой человек...
Я рычала от невыносимой боли, как умирающий зверь, готовый к своему последнему смертельному прыжку... Воспоминания выжигали душу, оставаясь такими дивно реальными и живыми, что казалось, вот прямо сейчас откроется дверь и улыбающийся Джироламо начнёт прямо «с порога» с увлечением рассказывать последние новости ушедшего дня... Или вихрем ворвётся весёлая Анна, высыпая мне на колени охапку роз, пропитанных запахом дивного, тёплого итальянского лета...
Это был НАШ счастливый мир, который не мог, не должен был находиться в стенах замка Караффы!.. Ему не могло быть места в этом логове лжи, насилия и смерти...
Но, сколько бы я в душе не возмущалась, надо было как-то брать себя в руки, чтобы успокоить выскакивающее сердце, не поддаваясь тоске о прошлом. Ибо воспоминания, пусть даже самые прекрасные, могли легко оборвать мою, и так уже достаточно хрупкую жизнь, не позволяя покончить с Караффой... Потому, стараясь как-то «оградить» себя от дорогой, но в то же время глубоко ранящей душу памяти, я отвернулась, и вышла в коридор... Поблизости никого не оказалось. Видимо Караффа был настолько уверен в своей победе, что даже не охранял входную в мои «покои» дверь. Или же наоборот – он слишком хорошо понимал, что охранять меня не имело смысла, так как я могла «уйти» от него в любой, желаемый мною момент, несмотря ни на какие предпринимаемые им усилия и запреты... Так или иначе – никакого чужого присутствия, никакой охраны за дверью «моих» покоев не наблюдалось.
Тоска душила меня, и хотелось бежать без оглядки, только бы подальше от того чудесного призрачного мира, где каждое всплывшее воспоминание забирало капельку души, оставляя её пустой, холодной и одинокой...
Понемногу приходя в себя от так неожиданно свалившегося «сюрприза», я наконец-то осознала, что впервые иду одна по чудесно расписанному коридору, почти не замечая невероятной роскоши и богатства караффского дворца. До этого, имея возможность спускаться только лишь в подвал, или сопровождать Караффу в какие-то, его одного интересующие встречи, теперь я удивлённо разглядывала, изумительные стены и потолки, сплошь покрытые росписями и позолотой, которым, казалось, не было конца. Это не был Ватикан, ни официальная Папская резиденция. Это был просто личный дворец Караффы, но он ничуть не уступал по красоте и роскоши самому Ватикану. Когда-то, помнится, когда Караффа ещё не был «святейшим» Папой и являл собою лишь ярого борца с «распространявшейся ересью», его дом был более похож на огромную крепость аскета, по настоящему отдававшего жизнь за своё «правое дело», каким бы абсурдным или ужасным для остальных оно не являлось. Теперь же это был богатейший, «вкушающий» (с удовольствием гурмана!) свою безграничную силу и власть, человек... слишком быстро сменивший образ жизни истинного «монаха», на лёгкое золото Ватикана. Он всё так же свято верил в правоту Инквизиции и человеческих костров, только теперь уже к ним примешивалась жажда наслаждения жизнью и дикое желание бессмертия, ... которого никакое золото на свете (к всеобщему счастью!) не могло ему купить.
Караффа страдал... Его временно длившаяся, яркая «молодость», подаренная когда-то странным «гостем» Мэтэоры, стала вдруг очень быстро уходить, заставляя его тело стареть намного быстрее, чем это было бы, не попробуй он в своё время обманчивый «подарок»...
Ещё так недавно подтянутый, стройный и моложавый, кардинал стал превращаться вдруг в ссутулившегося, поникшего старого человека.... Целая «куча» его личных врачей паниковала!.. Они честно ломали свои умные головы, пытаясь понять, какая же такая «страшная» болезнь пожирает их ненаглядное «святейшество»?.. Но ответа на это не было. И Караффа всё так же «ускоренно» на глазах старел... Это бесило его, заставляя делать глупейшие поступки, надеясь остановить убегавшее время, которое с каждым новым днём прозрачными крупинками безжалостно утекало сквозь его стареющие, но всё ещё очень красивые, тонкие пальцы...
Этот человек имел всё... Его сила и власть распространялись на все христианские королевства. Ему подчинялись владыки и короли. Ему целовали руку принцессы... И при всём при том, его единственная земная жизнь приближалась к закату. И мысль о том, что он беспомощен что-либо изменить, приводила его в отчаяние!

Караффа был на редкость сильным и волевым человеком. Но его воля не могла вернуть ему молодые годы... Он был прекрасно образованным и умным. Но его ум не позволял ему продлить, так дико желанную, но уже потихонечку уходящую от него, драгоценную жизнь... И при всём при том, желая и не получая желаемого, Караффа прекрасно понимал – я знала КАК можно было дать ему то, за что он готов был платить самую дорогую на свете цену... Знала, КАК можно было продлить его ускользающую жизнь. И «святого» Папу до сумасшествия бесило то, что он также прекрасно знал – он никогда от меня не добьётся желаемого. Дикая жажда жить пересиливала любые его человеческие чувства, если таковые когда-либо у него и зарождались... Теперь же это был лишь «заболевший» одной-единственной идеей человек, устранявший любые препятствия, попадавшиеся на пути к его великой, но едва ли осуществимой цели... Караффа стал одержимым, который был готов на всё ради исполнения своего самого большого желания – жить очень долго, чего бы это ему ни стоило...
И я боялась... Каждый день ожидая, что его неугомонная злость обрушится вместо меня на моего бедного отца, или ещё хуже – на малышку Анну. Отец всё ещё находился в подвалах Караффы, который держал его там, не выпуская, но и не пытая, будто чего-то ждал. И это было страшнее, чем самая страшная реальность, так как больная фантазия «святого» Папы (по моему печальному опыту!) не имела границ, и было совершенно невозможно предугадать, что нас ожидало дальше...
Анна же пока что была в относительной безопасности, среди покоя и тишины, окружённая знанием, и охраняемая чистыми добрыми людьми... И могла находиться там до тех пор, пока её не востребует к себе непредсказуемый Святейший Папа.
Глубоко уйдя в свои невесёлые думы, я остановилась у открытого настежь окна...
Погода была на редкость приятной – мягкой, солнечной и тёплой. Пахло просыпающейся землёй и жасмином. Начиналась настоящая весна... Во внутреннем дворе замка, оживляя серость его хмурых высоких стен, пушистым ковром стлалась сочная молодая трава, на которой то тут, то там открывали голубые глаза робкие незабудки... По крышам носились «пьяные» от весеннего воздуха воробьи. Мир просыпался, широко раскрывая счастью свои тёплые, ласковые объятия... И только здесь, в заточении у страшного, жестокого человека, неизменно витала смерть... Мне не хотелось верить, что в такой светлый, радостный день в ужасающих Папских подвалах мучились и умирали люди! Жизнь была слишком ценной и прекрасной, чтобы по мановению чей-то «святой» руки можно было так просто её отнимать.
– Что вы здесь делаете, мадонна Изидора? Или вам не по душе ваши покои? – прервал мои грустные размышления неслышно появившийся Караффа. – Я ведь просил вас не покидать ваших комнат. Думаю, они достаточно просторны для одного человека?
Папа был недоволен. Он прекрасно понимал, что мне ничего не стоило сейчас же взять и «уйти», если бы только я этого захотела. И моё «условное» заточение бесило его, не позволяя иметь над моей душой полный контроль.
– Так что же вы ищете, Изидора? – уже более мягким тоном произнёс Караффа.
– Ничего, Ваше святейшество. Просто здесь легче дышится. Воспоминания, знаете ли, не всегда оказываются приятными... Даже самые дорогие...
– Не согласитесь ли со мною отужинать, мадонна? В последнее время мне очень не хватает приятного общества... – неожиданно поменяв тему, светским голосом произнёс Папа.
Я совершенно опешила, не находясь, что ответить!.. Конечно же, каждый лишний момент, проведённый с Караффой, мог принести мне тот долгожданный счастливый случай, который помог бы избавить мир от его ужасающего присутствия. Поэтому, не долго думая, я согласилась.
– Простите мой туалет, Ваше святейшество, но у меня с собой нет слишком большого выбора, – так же светски ответила я.
Караффа лишь улыбнулся.
– Вы прекрасно знаете, Изидора, что для вас это не имеет значения! Даже в платье пастушки вы затмите любую разодетую королеву!
Он протянул мне руку, на которую, опираясь, я проследовала с ним рядом по потрясающей красоты залам и коридорам, пока мы не оказались в, опять же, почти что золотой, сплошь расписанной чудесными фресками комнате, в которой стоял накрытый, ломящийся от тяжёлой золотой посуды, длиннющий стол...
– О, я не предполагала, что вы ждёте гостей, ваше святейшество! – удивлённо воскликнула я. – Мой наряд по-настоящему не подходящий для званного ужина. Это может вызвать ненужные толки. Не лучше ли будет мне удалиться?
– Бросьте ваши формальности, Изидора! Я никого не жду. Это мой обычный, еженощный(!) стол, моя дорогая. Я люблю всегда и во всём иметь достаточный выбор, видите ли!
– Сколько же здесь всего блюд?.. – удивлённо разглядывая увиденное, не удержавшись, спросила я.
– Никогда не бывает менее двадцати пяти! – довольно ответил Папа.
О, Боги! Самому большому гурману на свете не понадобилось бы такое количество!.. Этот человек даже в еде не знал никаких границ!
– Располагайтесь, мадонна! Надеюсь, хотя бы одно из этих блюд удовлетворит ваш утончённый вкус?..
Я чувствовала себя настолько жутко, что вдруг, неожиданно для себя, захотела расхохотаться... Разве могла я когда-то себе представить, что в один прекрасный день смогу сидеть за одним столом с человеком, которого больше всего на свете желала уничтожить?!. И почувствовав странную неловкость, постаралась тут же заговорить...
– Что побудило вас пригласить меня сегодня, Ваше святейшество? – осторожно спросила я.
– Ваша приятная компания, – рассмеялся Караффа, и чуть подумав, добавил: – Я хотел побеседовать с вами о некоторых, важных для меня вопросах, мадонна, и предпочёл делать это в более приятной для вас обстановке.
Вошёл слуга, и низко поклонившись Караффе, начал пробовать первые блюда. Как же я в тот момент пожалела, что у меня не было с собою знаменитого Флорентийского травяного яда!.. Он был безболезненным и безвкусным, и определению не поддавался... Срабатывал этот яд только лишь через неделю. Им убивали принцев и королей... И он уж точно успокоил бы навсегда сумасшедшего Папу!!!
Я ни за что и никогда не поверила бы, что смогу так легко размышлять об убийстве... Душа медленно каменела, оставляя внутри только лишь место для правосудия. Я жила, чтобы его уничтожить. И не имело значения, как это сделать. В данном случае любые средства были хороши. Главное было Караффу убить. Чтобы не страдали больше невинные люди, чтобы не ходил по земле этот кровожадный, злой человек.
И поэтому я сидела сейчас с ним рядом, с улыбкой принимая угощения, и светски беседуя на самые разные темы... в то же время напряжённо выискивая хоть какую-нибудь слабинку, которая дала бы мне возможность наконец-то избавиться от его «святого» присутствия...
Ужин подходил к середине, а мы всё ещё светски «обсуждали» какие-то редкие книги, музыку и искусство, будто и не было у него на уме какой-то очень серьёзной цели, по причине которой он пригласил меня в свои покои в такой неподходящий, поздний час.
Казалось, Караффа искренне наслаждался общением, вроде-бы начисто позабыв о своём «особо-важном» разговоре. И надо отдать ему должное – собеседником он был, бесспорно, интереснейшим... если забыть о том, кем он являлся на самом деле... Чтобы заглушить в своей душе нарастающую тревогу, я как можно больше шутила. Караффа весело смеялся моим шуткам, в ответ рассказывая другие. Он был предупредительным и приятным. Но, несмотря на всю его светскую галантность, я чувствовала, что ему тоже надоело притворяться... И хотя выдержка Караффы была по-настоящему безупречной, по лихорадочному блеску его чёрных глаз я понимала – всё наконец-то подходило к развязке... Воздух вокруг нас буквально «трещал» от нарастающего ожидания. Беседа постепенно измельчала, переходя на обмен простыми светскими репликами. И наконец-то Караффа начал...
– Я нашёл книги вашего деда, мадонна. Но там не оказалось интересующих меня знаний. Стоит ли снова задавать вам тот же вопрос, Изидора? Вы ведь знаете, что меня интересует, не правда ли?
Именно это я и ожидала...
– Я не могу дать вам бессмертие, Ваше святейшество, как не могу и научить этому вас. У меня нет этого права... Я не вольна в своих желаниях...
Конечно же, то была чистейшая ложь. Но разве я могла поступать иначе?!.. Караффа прекрасно всё это знал. И, конечно же, снова собирался меня ломать... Больше всего на свете ему нужен был древний секрет, который оставила мне, умирая, моя мать. И он ни за что не собирался отступать. Снова пришёл чей-то черёд жестоко платить за моё молчание...
– Подумай, Изидора! Я не хочу причинять тебе зла! – переходя на «ты», вкрадчивым голосом прошептал Караффа. – Почему ты не желаешь помочь мне?! Я ведь не прошу тебя предавать свою мать, или Мэтэору, я прошу тебя научить лишь тому, что знаешь об этом ты сама! Мы могли бы вместе править миром! Я сделал бы тебя королевой королев!.. Подумай, Изидора...
Я понимала, что прямо сейчас произойдёт что-то очень плохое, но лгать у меня просто-напросто не оставалось больше сил...
– Я не помогу вам просто потому, что, живя дольше, чем вам суждено, вы истребите лучшую половину человечества... Именно тех, которые являются самими умными и самыми одарёнными. Вы приносите слишком большое зло, святейшество... И не имеете права жить долго. Простите меня... – и, чуть помолчав, очень тихо добавила. – Да ведь и жизнь наша не всегда измеряется лишь количеством прожитых лет, Ваше святейшество, и вы прекрасно знаете это...
– Ну что ж, мадонна, на всё ваша воля... Когда вы закончите, вас отведут в ваши покои.
И к моему величайшему удивлению, не сказав больше ни слова, он, как ни в чём не бывало, спокойно поднялся и ушёл, бросив, свой неоконченный, поистине королевский, ужин.... Опять же – выдержка этого человека поражала, заставляя невольно уважать его, в то же время, ненавидя за всё им содеянное...
В полном молчании прошёл день, приближалась ночь. Мои нервы были взвинчены до предела – я ждала беды. Всем своим существом чувствуя её приближение, я старалась из последних сил оставаться спокойной, но от дикого перевозбуждения дрожали руки, и леденящая душу паника охватывала всё моё естество. Что готовилось там, за тяжёлой железной дверью? Какое новое зверство на этот раз изобрёл Караффа?.. Долго ждать, к сожалению, не пришлось – за мной пришли ровно в полночь. Маленький, сухонький, пожилой священник повёл меня в уже знакомый, жуткий подвал...
А там... высоко подвешенный на железных цепях, с шипастым кольцом на шее, висел мой любимый отец... Караффа сидел в своём неизменном, огромном деревянном кресле и хмуро взирал на происходящее. Обернувшись ко мне, он взглянул на меня пустым, отсутствующим взором, и совершенно спокойно произнёс:
– Ну что ж, выбирайте, Изидора – или вы дадите мне то, что я у вас прошу, или ваш отец утром пойдёт на костёр... Мучить его не имеет смысла. Поэтому – решайте. Всё зависит только от вас.
Земля ушла у меня из-под ног!... Пришлось прилагать все оставшиеся силы, чтобы не упасть прямо перед Караффой. Всё оказалось предельно просто – он решил, что мой отец не будет больше жить... И обжалованию это не подлежало... Некому было заступится, не у кого было просить защиты. Некому было нам помочь... Слово этого человека являлось законом, противостоять которому не решался никто. Ну, а те, кто могли бы, они просто не захотели...
Никогда в жизни я не чувствовала себя столь беспомощной и никчемной!.. Я не могла спасти отца. Иначе предала бы то, для чего мы жили... И он никогда бы мне этого не простил. Оставалось самое страшное – просто наблюдать, ничего не предпринимая, как «святое» чудовище, называемое Римским Папой, холоднокровно отправляет моего доброго отца прямо на костёр...
Отец молчал... Смотря прямо в его добрые, тёплые глаза, я просила у него прощения... За то, что пока не сумела выполнить обещанное... За то, что он страдал... За то, что не смогла его уберечь... И за то, что сама всё ещё оставалась живой...
– Я уничтожу его, отец! Обещаю тебе! Иначе, мы все умрём напрасно. Я уничтожу его, чего бы мне это не стоило. Я верю в это. Даже если больше никто в это не верит... – мысленно клялась ему своей жизнью, что уничтожу чудовище.
Отец был несказанно грустным, но всё ещё стойким и гордым, и только в его ласковых серых глазах гнездилась глубокая, невысказанная тоска... Повязанный тяжёлыми цепями, он не в силах был даже обнять меня на прощание. Но просить об этом у Караффы не было смысла – он наверняка не позволил бы. Ему незнакомы были чувства родства и любви... Ни даже чистейшего человеколюбия. Он их просто не признавал.
– Уходи, доченька! Уходи, родная... Ты не убьёшь эту нелюдь. Только погибнешь напрасно. Уходи, сердце моё... Я буду ждать тебя там, в другой жизни. Север о тебе позаботится. Уходи доченька!..
– Я так люблю тебя, отец!.. Так сильно люблю тебя!..
Слёзы душили меня, но сердце молчало. Надо было держаться – и я держалась. Казалось, весь мир превратился в жернова боли. Но она почему-то не касалась меня, будто я уже и так была мертва...