Бегемот (операция)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Delta-class-submarine-firing-SS-N-18-DIA.jpg
Залповая ракетная стрельба глазами художника. Иллюстрация из журнала Soviet Military Power.

«Бегемот», «Бегемот-2» — советские военные учения в Баренцевом море, целью которых был залповый последовательный пуск 16 МБР (всего боезапаса) с минимальными интервалами между ракетами (не более 20 секунд) с подводной лодки в подводном положении.

Запуск полного боекомплекта 16 МБР с борта АПЛ К-407 «Новомосковск» в рамках учений «Бегемот-2» стал военно-техническим мировым рекордом (максимальный залп американской АПЛ «Огайо» — 4 ракеты Трайдент-2).[1]

В ходе учений отрабатывалась тактика применения оружия, предполагаемая при начале глобальной ядерной войны.

До этого момента максимальное количество ракет, выпущенных с лодки, составляло 8 ракет: 20 декабря 1969 года с борта К-140 проекта 667А «Навага» был совершён запуск ракет двумя сериями по четыре ракеты с небольшим интервалом.







Предыстория

Файл:Delta IV class SSBN.svg
Схема подводной лодки проекта 667БДРМ

Причинами для проведения столь масштабных запусков послужили подписание между СССР и США договоров о сокращении стратегических наступательных вооружений, необходимость подтверждения эффективности морской составляющей ядерной триады, а также необходимость практической проверки возможности запуска всех ракет в течение короткого интервала времени[2].

Бегемот

Первая операция была осуществлена в 1989 году лодкой К-84 (с 1999 года К-84 «Екатеринбург»), но закончилась неудачей: за несколько минут до старта, ещё при закрытых крышках шахт, из-за отказа датчиков давления не отключился «поддув ракеты», что привело к нарушению целостности баков горючего и окислителя.

В результате произошло быстротекущее возгорание (не взрыв). От резкого повышения давления в шахте была вырвана крышка шахты (конструктивно заложенное «слабое звено») и произошёл частичный выброс ракеты. Сорванная крышка шахты (несколько тонн), перелетев через рубку аварийно всплывшей лодки, упала на корпус над 2-м отсеком и пробила ЦГБ № 4 левого борта. В 4-м ракетном отсеке на аварийной шахте № 6 лопнули трубопроводы гидравлики.

Пожар в шахте ликвидировали срочным погружением и прокачкой забортной водой. Был произведен аварийный слив высокотоксичного окислителя в открытое море. Экипаж при аварии ракетного оружия действовал грамотно, что и позволило избежать опасного развития событий. После срочного ремонта в Северодвинске ЦГБ № 4 и установки новой крышки шахты, в декабре этого же года, лодка вновь вышла для проведения залпа оставшимися 13-тью ракетами (с 2-х был слит окислитель, 1 сгорела). «Пассажиров», желающих получить награды, уже на борту не было. Однако выполнить поставленную задачу так и не удалось.

Предстартовая подготовка выходила за штатные режимы. Одной из причин неудачи операции «Бегемот» 1989 года называют общую нервозность экипажа на субмарине из-за наличия огромного количества флотского начальства («поход за орденами»).

Также существует точка зрения, что основными «виновниками» были сами практические ракеты (не настоящие, боевые, а якобы удешевленные «для выброса»).[3]

Бегемот-2

Файл:SLBM Comparison.jpg
Ракета Р-29РМ — третья справа

«Бегемот-2» был проведён в 21 час 9 минут 6 августа 1991 года и полностью удался: с АПЛ К-407 «Новомосковск» были запущены 16 ракет (2 боевых Р-29РМ и 14 эквивалентных по баллистике ракет-макетов)[4], весь боекомплект, с интервалом в 14 секунд. Командир лодки — капитан второго ранга Сергей Егоров. Это первый в мире залп 16 МБР в истории подводных ракетоносцев[5].

Операции предшествовали множество проверок и комиссий, которые детально изучали готовность корабля к подобного рода операции. Последним прибыл из Москвы начальник отдела боевой подготовки подводных сил ВМФ контр-адмирал Юрий Фёдоров.

Он прибыл с негласной установкой — «проверить и не допустить» операцию «Бегемот» — слишком памятна была неудача первой попытки. Но Юрий Петрович Фёдоров, убедившись, что экипаж безупречно готов к выполнению задания, дал в Москву шифровку: «Проверил и допускаю». Сам же, чтобы его не достали гневные телефонограммы, срочно отбыл в другой гарнизон. Путь в море для подводников «Новомосковска» теперь был открыт.

На борту АПЛ К-407 «Новомосковск» вместе с экипажем находились члены государственной комиссии контр-адмирал Л. Сальников, командир соединения В. Макеев, генеральный конструктор ЦКБ «Рубин» С. Н. Ковалев, заместитель генерального конструктора ГРЦ имени В. П. Макеева В. Величко, флагманский штурман соединения В. Богомазов, флагманский РО С. Иваненко[6].

Вот как вспоминает Сергей Егоров уникальный залповый пуск ракет:

Н. Черкашин: Представляю, как вы волновались…

С. Егоров: Не помню. Все эмоции ушли. В голове прокручивал только схему стрельбы. В моей судьбе от исхода операции «Бегемот» решалось многое. Мне даже очередное звание слегка придержали. Мол, по результату… И академия светила только по итогу стрельбы. Да и вся жизнь была поставлена на карту. Карту Баренцева моря
За полчаса до старта — загвоздка. Вдруг пропала звукоподводная связь с надводным кораблем, который фиксировал результаты нашей стрельбы. Мы их слышим, а они нас нет. Инструкция запрещала стрельбу без двусторонней связи. Но ведь столько готовились! И контр-адмирал Сальников, старший по борту, взял ответственность на себя: «Стреляй, командир!»
Я верил в свой корабль, я ж его на заводе принимал, плавать учил, в линию вводил. Верил в своих людей, особенно в старпома, ракетчика и механика. Верил в опыт своего предшественника — капитана 1 ранга Юрия Бекетова. Правда, тот стрелял только восемью ракетами, но все вышли без сучка и задоринки. Мне же сказали, что даже если тринадцать выпустим, то и это успех. А мы все шестнадцать шарахнули! Без единого сбоя. Как очередь из автомата выпустили. Только многотонными баллистическими ракетами.
Погоны с тремя большими звездами капитан 1 ранга Макеев вручил мне прямо в центральном посту. На родной базе нас встречали с оркестром. Поднесли по традиции жареных поросят. Мы их потом на сто тридцать кусочков порезали, — чтоб каждому члену экипажа досталось. Представили нас к наградам: меня к Герою Советского Союза, обоих старпомов — к ордену Ленина, механика к Красному Знамени… Но через неделю — ГКЧП, Советский Союз упразднили, советские ордена тоже. Дали всем по звездочке на погоны — и делу конец.

Цитируется по книге Черкашин Н. «Повседневная жизнь российских подводников»[7]

Операция «Бегемот-2» подтвердила возможности советского подводного флота реализовать эффективный сценарий ядерной войны и техническую возможность безопасного залпового пуска всего боекомплекта подводного ракетоносца. Поскольку операция прошла на фоне начавшегося упадка советских вооруженных сил, за две недели до Августовского путча, в СССР о результатах учений «Бегемот-2» забыли на некоторое время, и работа команды не была достойно вознаграждена властями страны.

Связь с ПЛАРБ была установлена с помощью основного ГАК корабля сопровождения. Договорились передавать друг другу кодовые сигналы-посылки через тракт измерения дистанции надводного корабля, так как излучающие антенны подсистемы звукоподводной связи не работали. Так что обо всех мероприятиях, в том числе о начале АПП на ПЛАРБ командование корабля оповещалось.

Напишите отзыв о статье "Бегемот (операция)"

Примечания

  1. [http://www.cosmoworld.ru/spaceencyclopedia/publications/index.shtml?zhelez_34.html Александр Железняков. Операция «Бегемот-2»]
  2. [http://submarine.id.ru/history/novom.shtml «Жизнь была поставлена на карту»] (рус.). Submarine.ID.ru. — Статья с упоминаниями свидетельств участников операции. Проверено 1 июня 2007. [http://www.webcitation.org/65YvhLZAr Архивировано из первоисточника 19 февраля 2012].
  3. [http://www.youtube.com/watch?v=A73dlbJhp9M Операция «Бегемот».] Телепрограмма «Смотр» от 23.12.2006
  4. [http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/phpBB2/viewtopic.php?t=11941 Залп 16-ю БРПЛ РСМ-54 — 20-летие — 'БЕГЕМОТ-2']
  5. [http://makeyev.ru/infores/news/380 Стрельба 6 августа 1991 года. ОКР «Бегемот». На сайте ГРЦ имени В. П. Макеева.]
  6. [http://shturman-tof.ru/History/History_7/History_7_2.htm Освоение и боевое использование навигационных комплексов на подводных лодках Северного Флота в губах Оленья и Сайда, К. Я. Богомазов, Ю. Г. Хлыпало]
  7. Черкашин Н. Часть вторая. В отсеках холодной войны // Повседневная жизнь российских подводников. — М.: Молодая гвардия, 2000. — С. 212, 213. — 556 с. — (Живая история: Повседневная жизнь человечества). — ISBN 5-2350-2406-0.

Ссылки

  • Александр Железняков. [http://www.cosmoworld.ru/spaceencyclopedia/publications/index.shtml?zhelez_34.html Операция «Бегемот-2».]
  • Николай Черкашин. [http://flot.com/history/si64.htm Не надо орденов, была бы Родина.]
  • [http://submarine.id.ru/history/novom.shtml «Новомосковск» в операции «Бегемот-2».]
  • [http://makeyev.ru/infores/news/380 Стрельба 6 августа 1991 года. ОКР «Бегемот».]

Видео

  • [http://www.youtube.com/watch?v=A73dlbJhp9M Операция «Бегемот».] Сюжет программы «Смотр» от 23.12.2006 (включает документальные киноматериалы).
  • [http://www.youtube.com/watch?v=8sh7-9vNWBk Операция «Бегемот-2». Залп АПЛ «Новомосковск» 16-ю МБР] — видео.

Отрывок, характеризующий Бегемот (операция)

– Мне нечего вам сказать, святейшество, кроме того, что Вы самый страшный преступник, когда-либо живший на этой Земле.
Папа минуту смотрел на меня, не скрывая своего удивления, а потом кивнул, ждавшему там, старому священнику и удалился, не говоря больше ни слова. Как только он исчез за дверью, я кинулась к старому человеку, и судорожно схватив его за сухие, старческие руки, взмолилась:
– Пожалуйста, прошу вас, святой отец, разрешите мне обнять его на прощание!.. Я не смогу этого сделать уже никогда более... Вы же слышали, что сказал Папа – завтра на рассвете мой отец умрёт... Сжальтесь, прошу вас!.. Никто об этом никогда не узнает, клянусь вам! Умоляю, помогите мне! Господь не забудет вас!..
Старый священник внимательно посмотрел мне в глаза и, ничего не сказав, потянул за рычаг... Цепи со скрежетом опустились, достаточно лишь для того, чтобы мы могли сказать последнее «прощай»...
Я подошла вплотную и, зарывшись лицом в широкую грудь отца, дала волю наконец-то хлынувшим наружу горьким слезам... Даже сейчас, весь в крови, скованный по рукам и ногам ржавым железом, отец излучал чудесное тепло и покой, и рядом с ним я чувствовала себя всё так же уютно и защищённо!.. Он был моим счастливым утерянным миром, который на рассвете должен был уйти от меня навсегда... Мысли проносились одна другой печальнее, принося яркие, дорогие образы нашей «прошедшей» жизни, которая с каждой минутой ускользала всё дальше и дальше, и я не могла её ни спасти, ни остановить...
– Крепись, родная моя. Ты должна быть сильной. Ты должна защитить от него Анну. И должна защитить себя. Я ухожу за вас. Возможно, это даст тебе какое-то время... чтобы уничтожить Караффу. – тихо шептал отец.
Я судорожно цеплялась за него руками, никак не желая отпускать. И снова, как когда-то очень давно, чувствовала себя маленькой девочкой, искавшей утешения на его широкой груди...
– Простите меня, мадонна, но я должен вас отвести в ваши покои, иначе меня могут казнить за непослушание. Вы уж простите меня... – хриплым голосом произнёс старый священник.
Я ещё раз крепко обняла отца, последний раз впитывая его чудесное тепло... И не оборачиваясь, ничего не видя вокруг от застилавших глаза слёз, выскочила из пыточной комнаты. Стены подвала «шатались», и мне приходилось останавливаться, хватаясь за каменные выступы, чтобы не упасть. Ослепшая от невыносимой боли, я потерянно брела, не понимая, где нахожусь и не соображая, куда иду...
Стелла тихо плакала большими горючими слезами, совершенно их не стесняясь. Я посмотрела на Анну – она ласково обнимала Изидору, уйдя очень далеко от нас, видимо снова проживая с ней эти последние, страшные, земные дни... Мне стало вдруг очень одиноко и холодно, будто всё вокруг затянуло хмурая, чёрная, тяжёлая туча... Душа болезненно ныла и была совершенно опустошённой, как иссохший источник, который когда-то был заполнен чистой живой водой... Я обернулась на Старца – он светился!.. От него щедро струилась, обволакивая Изидору, сверкающая, тёплая, золотая волна... А в его печальных серых глазах стояли слёзы. Изидора же, уйдя очень далеко и не обращая ни на кого из нас внимания, тихо продолжала свою потрясающе-грустную историю...
Очутившись в «своей» комнате, я, как подкошенная, упала на кровать. Слёз больше не было. Была только лишь жуткая, голая пустота и слепящее душу отчаяние...
Я не могла, не хотела верить происходящему!.. И хотя ждала этого изо дня в день, теперь же никак не могла ни осознать, ни принять эту страшную, бесчеловечную реальность. Я не желала, чтобы наступало утро... Оно должно было принести только ужас, и у меня уже не оставалось былой «твёрдой уверенности» в том, что смогу всё это перенести не сломавшись, не предав отца и саму себя... Чувство вины за его оборванную жизнь навалилось горой... Боль, наконец, оглушила, разрывая в клочья моё истерзанное сердце...
К своему огромнейшему удивлению (и дикому огорчению!!!) я вскочила от шума за дверью и поняла, что... спала! Как же могло, случится такое?!. Как я вообще могла уснуть??? Но видимо, наше несовершенное человеческое тело, в какие-то самые тяжкие жизненные моменты, не подчиняясь нашим желаниям, защищалось само, чтобы выжить. Вот так и я, не в силах переносить более страдания, просто «ушла» в покой, чтобы спасти свою умирающую душу. А теперь уже было поздно – за мной пришли, чтобы проводить меня на казнь моего отца...
Утро было светлое и ясное. По чистому голубому небу высоко плыли кудрявые белые облака, солнце вставало победно, радостно и ярко. День обещал быть чудесным и солнечным, как сама наступающая весна! И среди всей этой свежей, пробуждавшейся жизни, только моя измученная душа корчилась и стонала, погрузившись в глубокую, холодную, беспросветную тьму...
Посередине залитой солнцем небольшой площади, куда меня привёз крытый экипаж, высился заранее сложенный, «готовый к употреблению», огромный костёр... Внутренне содрогаясь, я смотрела на него, не в состоянии отвести глаза. Мужество покидало меня, заставляя, боятся. Я не желала видеть происходящее. Оно обещало быть ужасным...
Площадь постепенно заполнялась хмурыми, заспанными людьми. Их, только проснувшихся, заставляли смотреть чужую смерть, и это не доставляло им слишком большого удовольствия... Рим давно перестал наслаждаться кострами инквизиции. Если в начале кого-то ещё интересовали чужие муки, то теперь, несколько лет спустя, люди боялись, что завтра на костре мог оказаться любой из них. И коренные римляне, пытаясь избежать неприятностей, покидали свой родной город... Покидали Рим. С начала правления Караффы в городе оставалось всего лишь около половины жителей. В нём, по возможности, не желал оставаться ни один более или менее нормальный человек. И это легко было понять – Караффа не считался ни с кем. Будь то простой человек или принц королевской крови (а иногда даже и кардинал его святейшей церкви!..) – Папу не останавливало ничто. Люди для него не имели ни ценности, ни значения. Они были всего лишь угодны или не угодны его «святому» взору, ну, а остальное уже решалось предельно просто – «не угодный» человек шёл на костёр, а его богатство пополняло казну его любимой, святейшей церкви...
Вдруг я почувствовала мягкое прикосновение – это был отец!.. Стоя, уже привязанным, у кошмарного столба, он ласково прощался со мной...
– Я ухожу, доченька... Будь сильной. Это всего лишь переход – я не почувствую боли. Он просто хочет сломать тебя, не позволяй ему, радость моя!.. Мы скоро встретимся, ты ведь знаешь. Там больше не будет боли. Там будет только свет...
Как бы мне не было больно, я смотрела на него, не опуская глаз. Он снова помогал мне выстоять. Как когда-то давно, когда я была совсем ещё малышкой и мысленно искала его поддержку... Мне хотелось кричать, но душа молчала. Будто в ней не было больше чувств, будто она была мертва.
Палач привычно подошёл к костру, поднося смертоносное пламя. Он делал это так же легко и просто, как если бы зажигал в тот момент у себя в доме уютный очаг...
Сердце дико рванулось и застыло... зная, что именно сейчас отец будет уходить... Не выдержав более, я мысленно закричала ему:
– Отец, подумай!.. Ещё не поздно! Ты ведь можешь уйти «дуновением»! Он никогда не сможет найти тебя!.. Прошу тебя, отец!!!..
Но он лишь грустно покачал головой...
– Если я уйду – он возьмётся за Анну. А она не сможет «уйти». Прощай, доченька... Прощай родная... Помни – я буду всегда с тобой. Мне пора. Прощай, радость моя....
Вокруг отца засверкал яркий сияющий «столб», светившийся чистым, голубоватым светом. Этот чудесный свет объял его физическое тело, как бы прощаясь с ним. Появилась яркая, полупрозрачная, золотистая сущность, которая светло и ласково улыбалась мне... Я поняла – это и был конец. Отец уходил от меня навсегда... Его сущность начала медленно подниматься вверх... И сверкающий канал, вспыхнув голубоватыми искорками, закрылся. Всё было кончено... Моего чудесного, доброго отца, моего лучшего друга, с нами больше не было...
Его «пустое» физическое тело поникло, безвольно повиснув на верёвках... Достойная и Честная Земная Жизнь оборвалась, подчиняясь бессмысленному приказу сумасшедшего человека...
Почувствовав чьё-то знакомое присутствие, я тут же обернулась – рядом стоял Север.
– Мужайся, Изидора. Я пришёл помочь тебе. Знаю, тебе очень тяжко, я обещал твоему отцу, что помогу тебе...
– Поможешь – в чём? – горько спросила я. – Ты поможешь мне уничтожить Караффу?
Север отрицательно мотнул головой.
– А другая помощь мне не нужна. Уходи Север.
И отвернувшись от него, я стала смотреть, как горело то, что всего ещё минуту назад было моим ласковым, мудрым отцом... Я знала, что он ушёл, что он не чувствовал этой бесчеловечной боли... Что сейчас он был от нас далеко, уносясь в неизвестный, чудесный мир, где всё было спокойно и хорошо. Но для меня это всё ещё горело его тело. Это горели те же родные руки, обнимавшие меня ребёнком, успокаивая и защищая от любых печалей и бед... Это горели его глаза, в которые я так любила смотреть, ища одобрения... Это всё ещё был для меня мой родной, добрый отец, которого я так хорошо знала, и так сильно и горячо любила... И именно его тело теперь с жадностью пожирало голодное, злое, бушующее пламя...