Бенедикт XIV

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Его Святейшество папа римский
Бенедикт XIV
Benedictus PP. XIV<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Бенедикт XIV</td></tr>
247-й папа римский
17 августа 1740 года — 3 мая 1758 года
Избрание: 17 августа 1740 года
Интронизация: 21 августа 1740 года
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Климент XII
Преемник: Климент XIII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Просперо Лоренцо Ламбертини
Оригинал имени
при рождении:
Prospero Lorenzo Lambertini
Рождение: 31 марта 1675(1675-03-31)
Болонья, Папская область
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: неизвестно
Епископская хиротония: 16 июля 1724 года
Кардинал с: 9 декабря 1726 года in pectore
30 апреля 1728 года
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Бенедикт XIV (лат. Benedictus PP. XIV; в миру Просперо Лоренцо Ламбертини, итал. Prospero Lorenzo Lambertini; 31 марта 1675, Болонья, Папская область — 3 мая 1758, Рим, Папская область) — папа римский с 17 августа 1740 по 3 мая 1758.







Ранние годы

Просперо Ламбертини родился 31 марта 1675 года в Болонье, в то время во втором по величине городе Папской области. Происходил из буржуазной семьи среднего достатка. Сын сенатора Марчелло Ламбертини и Лукреции Булгарини. В возрасте тринадцати лет он начал посещать Клементийский колледж в Риме, где изучал риторику, латынь, философию и богословие. Получил юридическое и теологическое образование. Во время учебы он изучал труды Фомы Аквинского, который был его любимым автором. Вскоре после этого, в 1694 году, в возрасте девятнадцати лет, он получил степень доктора богословия и доктора права[1]

Церковная карьера

Поступил на службу в римскую курию. Здесь он проявил не только глубокое знакомство с принципами церковного права, но и основательные гуманитарные познания. Бенедикт XIII назначил его епископом Анконы. В 1728 году Ламбертини стал кардиналом. Климент XII назначил его архиепископом Болоньи [1].

Избрание

Файл:Prospero Lambertini by Giuseppe Maria Crespi.jpg
Кардинал Ламбертини, ок. 1740

После смерти Климента XII дискуссии в Конклаве растянулись на шесть месяцев. Ему приписывают слова, сказанные им кардиналам: «Если вы желаете избрать святого — выбирайте Готти; если государственного деятеля, то Альдрованди, если честного человека — изберите меня» (Людовико Готти (1664-1742) был профессором философии в колледже Святого Фомы - будущем Папском университете Святого Фомы Аквинского, Angelicum; Альдрованди был церковным юристом и кардиналом)[2]. Личность Ламбертини, который не имел связей ни с одним из могущественных аристократических родов, ни тем более с королевскими домами, примирила спорящие стороны.

17 августа 1740 года он был избран и взял имя Бенедикта XIV в честь Бенедикта XIII. Он был коронован 21 августа 1740 года.

Понтификат

Новый папа был человеком мягкого характера, одарённым большим чувством юмора, простым в обращении, а в кругу друзей, когда он чувствовал себя свободно, даже весельчаком. Он не покровительствовал своим родственникам, не позволял им даже жить в Риме. Свойственное ему чувство реальности, понимание духа времени отчасти способствовали некоторому замедлению падения международного авторитета папства.

Папство Бенедикта XIV началось в период больших трудностей, в основном вызванных спорами между католическими правителями и папством о праве выдвигать епископов. Бенедикт XIV заключил ряд конкордатов: с Савойским герцогством, Испанией, Неаполитанским королевством и Португалией, которые ценой умеренных уступок позволили папе достигнуть материальных выгод и укрепить позиции церкви в этих странах.

В 1745 году Бенедикт XIV опубликовал одну из первых папских энциклик — «Vix pervenit», которая традиционно осуждала лихоимство, но признавала право на взимание умеренных процентов за предоставление ссуд.

Сам папа не был либералом, но поддерживал писателей и артистов. Он создал Римскую археологическую академию, а в Римском университете открыл отделения химии, физики и математики, обеспечил оборудованием лаборатории. В Болонье он создал специальный факультет для женщин и анатомический музей. Бенедикт XIV поддерживал переписку с самыми выдающимися умами эпохи Просвещения. Монтескье и Вольтер посвятили ему некоторые свои произведения. Жители Рима любили папу за его доброту. После смерти ему был поставлен памятник даже в Англии с надписью: «Любимый папистами, уважаемый протестантами, клирик без хвастовства и алчности, князь без фаворитов, папа без непотов».

Файл:BentoXIVb.jpg
Гробница Бенедикта XIV, собор Святого Петра.

22 декабря 1741 года Бенедикт XIV обнародовал папскую буллу "Immensa Pastorum Principis" против порабощения коренных народов Америки и других стран.

В 1750 году Бенедикт XIV объявил Юбилейный год.

Во время своего папства Бенедикт XIV дал задание команде архитекторов под руководством Никола Сальви и Луиджи Ванвителли разработать проект большого дворца, который должен был стать более сложным и пышным, чем Казертский дворец. Дворец должен был быть построен к югу от базилики Святого Петра, но эти планы не осуществлились при жизни папы, а его преемник, Климент XIII, о них и не вспомнил.

Смерть и погребение

Здоровье Бенедикта XIV ухудшилось в 1758 году и 3 мая 1758 года он умер в возрасте 83 лет от подагры. Его последними словами, адресованными людям, окружавшим его на смертном одре, были: "Я оставляю вас в руках Бога" [3]. Он был похоронен в базилике Святого Петра.

Напишите отзыв о статье "Бенедикт XIV"

Примечания

  1. 1 2 [http://www.newadvent.org/cathen/02432a.htm Healy, Patrick. «Pope Benedict XIV.» The Catholic Encyclopedia. Vol. 2. New York: Robert Appleton Company, 1907. 3 Sept. 2014]
  2. Michael J. Walsh, Pocket Dictionary of Popes (2006) [http://books.google.co.uk/books?id=vWP_K-lZCB0C&pg=PA21#v=onepage&q&f=false p. 21]
  3. Haynes, Renée. Philosopher King: The Humanist Pope Benedict XIV. London: Weidenfeld & Nicolson, 1970. Print.

Ссылки

Литература

  • Відкритість. Суспільство. Влада. Від Нантського едикту до падіння комунізму / Авт.-упоряд. Е. Ле Руа Ладюрі у співпраці з Г. Буржуа. - Пер. з фр. Є. Марічева. - К.: Ніка-Центр, 2008. - 264 с. - (Серія "Ідеї та Історії"; Вип. 2).

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Бенедикт XIV

– Алиса, это правда ты?!..
– Вот мы и встретились, родная, – произнесло светящее существо. – Неужели вы все?.. Ох, как жаль!.. Рано им пока... Как жаль...
– Мамочка, мама, кто это? – шёпотом спросила ошарашенная ма-лышка. – Какая она красивая!.. Кто это, мама?
– Это твоя тётя, милая, – ласково ответила мать.
– Тётя?! Ой как хорошо – новая тётя!!! А она кто? – не унималась любопытная девчушка.
– Она моя сестра, Алиса. Ты её никогда не видела. Она ушла в этот «другой» мир когда тебя ещё не было.
– Ну, тогда это было очень давно, – уверенно констатировала «неоспоримый факт» маленькая Катя...
Светящаяся «тётя» грустно улыбалась, наблюдая свою жизнерадостную и ничего плохого в этой новой жизненной ситуации не подозревавшую маленькую племянницу. А та себе весело подпрыгивала на одной ножке, пробуя своё необычное «новое тело» и, оставшись им совершенно довольной, вопросительно уставилась на взрослых, ожидая, когда же они наконец-то пойдут в тот необыкновенный светящийся их «новый мир»... Она казалась опять совершенно счастливой, так как вся её семья была здесь, что означало – у них «всё прекрасно» и не надо ни о чём больше волноваться... Её крошечный детский мирок был опять привычно защищён любимыми ею людьми и она больше не должна была думать о том, что же с ними такое сегодня случилось и просто ждала, что там будет дальше.
Алиса очень внимательно на меня посмотрела и ласково произнесла:
– А тебе ещё рано, девочка, у тебя ещё долгий путь впереди...
Светящийся голубой канал всё ещё сверкал и переливался, но мне вдруг показалось, что свечение стало слабее, и как бы отвечая на мою мысль, «тётя» произнесла:
– Нам уже пора, родные мои. Этот мир вам уже больше не нужен...
Она приняла их всех в свои объятия (чему я на мгновение удивилась, так как она как бы вдруг стала больше) и светящийся канал исчез вместе с милой девочкой Катей и всей её чудесной семьёй... Стало пусто и грустно, как будто я опять потеряла кого-то близкого, как это случалось почти всегда после новой встречи с «уходящими»...
– Девочка, с тобой всё в порядке? – услышала я чей-то встревоженный голос.
Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием.
Вечер был таким же чудесным и тёплым, и вокруг всё оставалось точно так же, как было всего лишь какой-то час назад... только мне уже не хотелось больше гулять.
Чьи-то хрупкие, хорошие жизни только что так легко оборвавшись, белым облачком улетели в другой мир, и мне стало вдруг очень печально, как будто вместе с ними улетела капелька моей одинокой души... Очень хотелось верить, что милая девочка Катя обретёт хоть какое-то счастье в ожидании своего возвращения «домой»... И было искренне жаль всех тех, кто не имел приходящих «тётей», чтобы хоть чуточку облегчить свой страх, и кто в ужасе метался уходя в тот дугой, незнакомый и пугающий мир, даже не представляя, что их там ждёт, и не веря, что это всё ещё продолжается их «драгоценная и единственная» ЖИЗНЬ...

Незаметно летели дни. Проходили недели. Понемногу я стала привыкать к своим необычным каждодневным визитёрам... Ведь все, даже самые неординарные события, которые мы воспринимаем в начале чуть ли не как чудо, становятся обычным явлениям, если они повторяются регулярно. Вот так и мои чудесные «гости», которые в начале меня так сильно изумляли, стали для меня уже почти что обычным явлением, в которое я честно вкладывала часть своего сердца и готова была отдать намного больше, если только это могло бы кому-то помочь. Но невозможно было вобрать в себя всю ту нескончаемую людскую боль, не захлебнувшись ею и не разрушив при этом себя саму. Поэтому я стала намного осторожнее и старалась помогать уже не открывая при этом все «шлюзы» своих бушующих эмоций, а пыталась оставаться как можно более спокойной и, к своему величайшему удивлению, очень скоро заметила, что именно таким образом я могу намного больше и эффективнее помочь, совершенно при этом не уставая и тратя на всё это намного меньше своих жизненных сил.
Казалось бы, моё сердце давно должно было бы «замкнуться», окунувшись в такой «водопад» человеческой грусти и тоски, но видимо радость за наконец-то обретённый столь желанный покой тех, кому удавалось помочь, намного превышала любую грусть, и мне хотелось делать это без конца, насколько тогда хватало моих, к сожалению, всего лишь ещё детских, сил.
Так я продолжала непрерывно с кем-то беседовать, кого-то где-то искать, кому-то что-то доказывать, кого-то в чём-то убеждать, а если удавалось, кого-то даже и успокаивать…
Все «случаи» были чем-то друг на друга похожи, и все они состояли из одинаковых желаний «исправить» что-то, что в «прошедшей» жизни не успели прожить или сделать правильно. Но иногда случалось и что-то не совсем обычное и яркое, что накрепко отпечатывалось в моей памяти, заставляя снова и снова к этому возвращаться…
В момент «ихнего» появления я спокойно сидела у окна и рисовала розы для моего школьного домашнего задания. Как вдруг очень чётко услышала тоненький, но очень настойчивый детский голосок, который почему-то шёпотом произнёс:
– Мама, мамочка, ну, пожалуйста! Мы только попробуем… Я тебе обещаю… Давай попробуем?..
Воздух посередине комнаты уплотнился, и появились две, очень похожие друг на друга, сущности, как потом выяснилось – мама и её маленькая дочь. Я ждала молча, удивлённо за ними наблюдая, так как до сих пор ко мне всегда приходили исключительно по одному. Поэтому, вначале я подумала, что одна из них вероятнее всего должна быть такая же, как я – живая. Но никак не могла определить – которая, так как, по моему восприятию, живых среди этих двух не было...
Женщина всё молчала, и девочка, видимо не выдержав дольше, чуть-чуть до неё дотронувшись, тихонько прошептала:
– Мама!..
Но никакой реакции не последовало. Мать казалась абсолютно ко всему безразличной, и лишь рядом звучавший тоненький детский голосок иногда способен был вырвать её на какое-то время из этого жуткого оцепенения и зажечь маленькую искорку в, казалось, навсегда погасших зелёных глазах...