Берлиоз, Гектор

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Гектор Берлиоз
фр. Louis-Hector Berlioz
267x400px
Портрет Гектора Берлиоза (1863)
Основная информация
Имя при рождении

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Полное имя

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата рождения

11 декабря 1803(1803-12-11)

Место рождения

Ла-Кот-Сент-Андре

Дата смерти

Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).

Место смерти

Париж

Годы активности

с Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). по Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна

Франция22x20px Франция

Профессии

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Певческий голос

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Инструменты

гитара
флажолет
флейта

Жанры

романтизм

Псевдонимы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Коллективы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сотрудничество

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Лейблы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды

Римская премия (1830)
Отказался от награждения Орденом Почётного легиона (1865)

Автограф
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
[[s:Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Произведения]] в Викитеке
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Гекто́р Берлио́з ([ɛk'tɔʁ bɛʁ'ljoːz]), или Луи́-Экто́р Берлио́з (фр. Louis-Hector Berlioz, 11 декабря 1803, Ла-Кот-Сент-Андре — 8 марта 1869, Париж) — французский композитор, дирижёр, музыкальный писатель периода романтизма. Член Института Франции (1856).







Биография

Детство

Гектор Берлиоз родился в провинциальном городе Ла-Кот-Сент-Андре[1] (департамент Изер близ Гренобля) на юго-востоке Франции. Его отец, Луи-Жозеф Берлиоз, был уважаемым[2] провинциальным врачом[3]. Луи-Жозеф Берлиоз был атеистом[3]; мать Гектора, Мария-Антуанетта, была католичкой[2][3]. Гектор Берлиоз был первым из шести детей в семье, трое из которых не дожили до взрослого возраста[4]. У Берлиоза осталось две сестры — Нэнси и Адель, с которыми он был в хороших отношениях[5]. Образованием юного Гектора занимался, в основном, отец[2].

Детские годы Берлиоз провёл в провинции, где слышал народные песни и познакомился с древними мифами. В отличие от некоторых других известных композиторов того времени, Берлиоз не был вундеркиндом. Он начал заниматься музыкой в 12 лет, тогда же он стал писать небольшие композиции и аранжировки. Из-за запрета отца Берлиоз никогда не учился играть на фортепиано[6]. Он научился хорошо играть на гитаре, флажолете и флейте[7]. Он изучал гармонию только по учебникам без преподавателя[7]. Большинство его ранних произведений было романсами и камерными сочинениями[8].

Студенческая жизнь

В марте 1821 года он окончил среднюю школу в Гренобле, а в октябре, в возрасте 18 лет, Берлиоз поехал в Париж, где стал учиться медицине[3]. Родители желали ему стать медиком, но сам Берлиоз тяготел к музыке. К медицине он не проявлял интереса, а после того как побывал на вскрытии трупа, стал испытывать к ней отвращение[2][3].

Гектор Берлиоз совершил первый визит в Парижскую оперу, побывал на опере «Ифигения в Тавриде» Кристофа Глюка, композитора, которым он восхищался наряду с Людвигом ван Бетховеном. Тогда же Берлиоз стал посещать библиотеку Парижской консерватории, где он искал партитуры опер Глюка, чтобы сделать с них копии. В своих мемуарах он писал, что там он впервые встретился с Луиджи Керубини — будущим директором консерватории. Керубини тогда не хотел пускать Берлиоза в библиотеку, так как он не был студентом консерватории[9][10]. Берлиоз также посетил две оперы Гаспаре Спонтини, творчество которого оказало на него влияние. Вскоре он решил стать композитором. В этих начинаниях ему помогал Жан-Франсуа Лесюёр, профессор консерватории. В 1823 году Берлиоз написал свою первую статью — письмо в журнал «Le corsaire» в защиту оперы «Весталка» Спонтини. В тот период Берлиоз сочинил несколько произведений[2].

Несмотря на неодобрение родителей[11], в 1824 году он официально бросил изучать медицину[3], чтобы продолжить карьеру композитора. В 1825 году в Париже состоялось первое публичное исполнение его произведения «Торжественная месса», безо всякого успеха. Затем он стал писать оперу «Тайные судьи», от которой до настоящего времени сохранились лишь фрагменты[12].

Берлиоз, занимаясь самообразованием, несколько лет брал уроки у Жан-Франсуа Лесюёра и к нему же в класс полифонии подался после поступления в Парижскую консерваторию в 1826 году (также он занимался в классе Антонина Рейхи). Он начал подрабатывать певцом в хоре[3][13]. В конце 1827 года он посетил театр Одеон и увидел как ирландская актриса Гарриет Смитсон исполнила роли Офелии и Джульетты в пьесах Шекспира Гамлет и Ромео и Джульетта. Он был очарован актрисой[11]. Берлиоз писал Гарриет множество любовных писем, которые смущали и пугали её, и поэтому остались без ответа[3].

Начиная с 1828 года, Берлиоз начал писать критические статьи о музыке и познакомился с популярными в то время писателями и музыкантами, такими как Виктор Гюго, Александр Дюма, Никколо Паганини, Жорж Санд. В 18281830 года вновь были исполнены несколько произведений Берлиоза — увертюры «Уэверли», «Francs-juges» и «Фантастическая симфония», после исполнения которой публика обратила внимание на молодого композитора.

В 1830-м году Берлиоз окончил консерваторию. В тот же год он получил Римскую премию за академическую неноваторскую кантату «Сарданапал». До этого Берлиоз 3 года подряд пытался получить премию, но 3 раза члены жюри отказывали ему, будучи озадачены. В этом же году началась революция; Берлиоз сочувствовал революционерам и даже инструментовал «Марсельезу». После получения премии он отправился в Италию по условиям стипендиата. Там он заинтересовался итальянской музыкой, встретился с Михаилом Глинкой, познакомился с произведениями Байрона. В 1833 году Берлиоз возвратился во Францию, взяв с собой написанную в Италии увертюру «Король Лир» и симфоническое произведение «Le retour à la vie» в жанре, названном им «мелолог» (смесь инструментальной и вокальной музыки с декламацией), которое составляет продолжение «Фантастической симфонии».

В Париже у Гектора Берлиоза начались романтические отношения с Гарриет Смитсон, и 2 октября 1833 года они поженились[4]. На следующий год у них родился первенец — Луис Берлиоз[7]. Но вскоре в семье между Гектором и Гарриет начались конфликты и в 1840 году они развелись.

Обосновавшись в Париже, Берлиоз развил творческую активность, работал как композитор, сочиняя программные симфонии и оперы; дирижёр (работал, в частности, в Парижской консерватории) и музыкальный критик (писал в газетах «Gazette musicale de Paris», позже и в «Journal des Débats» до 1864 года и приобрел репутацию строгого и серьёзного критика). Однако его оперы не имели большого успеха, и он всё ещё нуждался.

В 1833 году Никколо Паганини попросил Берлиоза написать концерт для альта с оркестром, где сам Паганини намеревался выступить в качестве солиста. Так появилась симфония «Гарольд в Италии» с солирующим альтом[14].

В 1839 году он был назначен заместителем библиотекаря Парижской консерватории. Чтобы обеспечить себя и свою семью Берлиоз работал музыкальным критиком, на протяжении пяти лет он писал статьи для «Journal des débats», а также для «Gazette musicale» и «Le rénovateur»[15]. Несмотря на то, что работа музыкальным критиком обеспечивала неплохой доход, он её ненавидел[16][17][18], так как из-за этого у него оставалось мало свободного времени чтобы сочинять музыку[14]. Несмотря на то, что Берлиоз был авторитетным музыкальным критиком, в своих публикациях он никогда не рекламировал собственные произведения[19].

С 1842 года Берлиоз много гастролировал за границей. Он с триумфом выступал как дирижёр и композитор в России (1847, 1867—1868), в частности, собрав внушительную публику на концерте в Московском манеже. В 1847, будучи в России, он посвятил ранее сочиненную "Фантастическую симфонию" императору Николаю I. В Санкт-Петербурге в 1867—1868 годах композитор жил по следующим адресам: Михайловский дворец — Инженерная улица, 4.

В 1850 году Берлиоз стал главным библиотекарем Парижской консерватории[20]. В 1856 году Берлиоз был назначен членом Академии искусств.

В 1860-х годах Берлиоз выпускает сборники статей, а также свои «Мемуары» (1870 год).

Личная жизнь Берлиоза омрачилась рядом печальных событий, о которых он детально рассказывает в своих «Мемуарах». Его первый брак с ирландской актрисой Гарриэт Смитсон закончился разводом в 1843 году (Смитсон много лет страдала неизлечимой нервной болезнью); после её смерти Берлиоз вступил в брак с певицей Марией Ресио, которая внезапно умерла в 1854 году. Сын композитора от первого брака умер в 1867 году. Сам композитор скончался в одиночестве 8 марта 1869 года.

Творчество

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Берлиоз, ГекторОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Берлиоз, ГекторОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Берлиоз, Гектор

Берлиоз — яркий представитель романтизма в музыке, создатель романтической программной симфонии. Он смело вводил нововведения в области музыкальной формы, гармонии и особенно инструментовки, тяготел к театрализации симфонической музыки, грандиозным масштабам произведений.


В 1826 году была написана кантата «Греческая революция» — отзыв на освободительную борьбу греков против Османской империи. Во время Большой июльской революции 1830 года на улицах Парижа разучивал с народом революционные песни, в частности обработанную им для хора и оркестра «Марсельезу». В ряде крупных произведений Берлиоза нашла отражение революционная тематика: в память героев Июльской революции созданные грандиозный «Реквием» (1837) и «Траурно-триумфальная симфония» (1840, написана к торжественной церемонии перенесения праха жертв июльских событий).

Стиль Берлиоза определился уже в «Фантастической симфонии» (написана в 1830 году, имеет подзаголовок «Эпизод из жизни художника»). Это первая романтическая программная симфония. В ней нашли отражение типичные для того времени настроения (разлад с действительностью, преувеличенная эмоциональность и чувствительность). Субъективные переживания художника поднимаются в симфонии к социальным обобщениям: тема «несчастной любви» приобретает значение трагедии утраченных иллюзий.

Вслед за симфонией Берлиоз пишет монодраму «Лелио, или Возвращение к жизни» (1831, продолжение «Фантастической симфонии»). Берлиоза привлекали сюжеты произведений Дж. Байрона — симфония для альта и оркестра «Гарольд в Италии» (1834), увертюра «Корсар» (1844); У. Шекспира — увертюра «Король Лир» (1831), драматическая симфония «Ромео и Джульетта» (1839), комическая опера «Беатриче и Бенедикт» (1862, на сюжет «Много шума из ничего»); Гёте — драматическая легенда (оратория) «Осуждение Фауста» (1846, что свободно трактует поэму Гёте). Берлиозу принадлежат также опера «Бенвенуто Челлини» (пост. 1838); 6 кантат; оркестровые увертюры, в частности «Римский карнавал» (1844); романсы и др. пр. Собрание сочинений в 9 сериях (20 тт.) издано в Лейпциге (1900—1907). В последние годы жизни Берлиоз все больше склонялся к академизму, моральной проблематике: ораториальная трилогия «Детство Христа» (1854), оперная дилогия «Троянцы» по Вергилию («Взятие Трои» и «Троянцы в Карфагене», 1855—1859). Берлиоз сам писал либретто к последним двум операм, к «Осуждению Фаусту», к «Детству Христа» и к другим произведениям.

Из литературных произведений Берлиоза наиболее выдаются: «Voyage musical en Allemagne et en Italie» (Париж, 1854), «Les Soirées de l’orchestre» (Париж, 1853; 2 изд. 1854), «Les grotesques de la musique» (Париж, 1859), «A travers chant» (Париж, 1862), «Traité d’instrumentation» (Париж, 1844).

Причина разноречивости отзывов о Берлиозе как о композиторе в том, что он с самого начала своей музыкальной деятельности пошёл по совершенно новой, вполне самостоятельной дороге. Он тесно примыкал к новому развивавшемуся в то время в Германии музыкальному направлению и когда в 1844 году посетил Германию, то был там гораздо больше оценен, чем в своем отечестве. В России Б. уже давно получил свою оценку. После своей смерти, а в особенности после франко-прусской войны 1870 года, когда во Франции с особой силой пробудилось национальное, патриотическое чувство, произведения Берлиоза приобрели большую популярность среди его соотечественников.

Значение Берлиоза в области искусства заключается в его глубоком понимании инструментов и в мастерском их применении в оркестровке. Его партитуры полны новых и смелых оркестровых эффектов (например, Берлиоз одним из первых употребил в «Фантастической симфонии» приём игры на струнных col legno). Большим распространением пользуется его трактат об инструментовке, переведенный на многие языки. После смерти Берлиоза были изданы написанные им «Мемуары» (Париж, 1870), «Correspondance inedite 1810—1868» (1878).

Берлиоз получил известность не только как композитор, но и как дирижёр. Вместе с Вагнером он заложил основы новой школы дирижирования, внес важный вклад в развитие музыкально-критической мысли[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Берлиоз, ГекторОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Берлиоз, ГекторОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Берлиоз, Гектор[источник не указан 2769 дней]..

Основные произведения

Симфонии

Увертюры

  • Тайные судьи H 23d (1826)
  • Уэверли H 26 (18261828)
  • Буря (по Шекспиру, с хором) H 52 (1830)
  • Король Лир Op.4, H 53 (1831)
  • Роб Рой H 54 (1831)
  • Бенвенуто Челлини H 76b (1838)
  • Римский карнавал Op.9, H 95 (1844)
  • Корсар Op.21, H 101 (18461851)
  • Беатриче и Бенедикт H 138 (18601862)

Концертные произведения

  • Rêverie et caprice — для скрипки с оркестром Op. 8, H 88 (1841)
  • Марш к последней сцене Гамлета H 103 (1844)
  • Марш троянцев H 133b (1864)

Вокальные произведения

  • Летние ночи Op.7, H 81

Кантаты

  • Греческая революция (2-е разные версии) H 21a, H 21b (18251826, 1833)
  • Смерть Орфея H 25 (1827)
  • Эрминия H 29 (1828)
  • Клеопатра H 36 (1829)
  • Смерть Сарданапала H 50 (сохранился только небольшой фрагмент) (1830)
  • 5 мая Op.6, H 74 (18311835)
  • Эригона (сохранился только фрагмент) H 77 (18351838)
  • Hymne à la France H 97 (1844)
  • Chant des chemins de fer H 110 (1846)
  • L’Impériale Op.26, H 129 (1854)
  • Le Temple universel Op.28, H 137 (1861)

Оперы

Хоровые произведения

Музыкальные фрагменты

Увертюра к опере Беатрис и Бенедикт
Помощь по воспроизведению

Кинематограф

О жизни и творчестве Гектора Берлиоза сняты кинофильмы и телесериалы:

Напишите отзыв о статье "Берлиоз, Гектор"

Примечания

  1. Matthew B. Tepper. [http://home.earthlink.net/~oy/berlioz.htm Matthew B. Tepper]. Home.earthlink.net. Проверено 13 марта 2010. [http://www.webcitation.org/69hxRdbKf Архивировано из первоисточника 6 августа 2012].
  2. 1 2 3 4 5 [http://www.its.caltech.edu/~tan/Berliozreq/ Caltech]. Its.caltech.edu (3 июня 1996). Проверено 13 марта 2010. [http://www.webcitation.org/69hxS564s Архивировано из первоисточника 6 августа 2012].
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 [http://library.thinkquest.org/22673/berlioz.html Think Quest]. Library.thinkquest.org. Проверено 13 марта 2010. [http://www.webcitation.org/69hxScXk2 Архивировано из первоисточника 6 августа 2012].
  4. 1 2 [http://www.imdb.com/name/nm0075685/bio IMDb]
  5. [http://web.archive.org/web/20090915183304/http://www.andante.com/profiles/Berlioz/berliozgrove.cfm Andante.com]. Andante.com. Проверено 13 марта 2010.
  6. [http://www.hberlioz.com/LaCote/BerliozMemoirs14E.html HBerlioz.com]. HBerlioz.com. Проверено 13 марта 2010. [http://www.webcitation.org/69hxTD3yX Архивировано из первоисточника 6 августа 2012].
  7. 1 2 3 [http://www.essentialsofmusic.com/composer/berlioz.html EssentialsOfMusic.com](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.essentialsofmusic.com/composer/berlioz.html история]). EssentialsOfMusic.com. Проверено 13 марта 2010. [http://web.archive.org/20060325083358/www.essentialsofmusic.com/composer/berlioz.html Архивировано из первоисточника 25 марта 2006].
  8. [http://www.rhapsody.com/hectorberlioz/more.html Rhapsody.com](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.rhapsody.com/hectorberlioz/more.html история]). Rhapsody.com. Проверено 13 марта 2010. [http://web.archive.org/20070929095953/www.rhapsody.com/hectorberlioz/more.html Архивировано из первоисточника 29 сентября 2007].
  9. Berlioz/Cairns — Memoirs pp. 34-6
  10. [http://www.hberlioz.com/Writings/HBM09.htm HBerlioz.com]. HBerlioz.com. Проверено 13 марта 2010. [http://www.webcitation.org/69hxVB8kH Архивировано из первоисточника 6 августа 2012].
  11. 1 2 [http://www.karadar.it/Dictionary/berlioz.html Karadar.com](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.karadar.it/Dictionary/berlioz.html история]). Karadar.it (15 ноября 2009). Проверено 13 марта 2010. [http://web.archive.org/20061006214809/www.karadar.it/Dictionary/berlioz.html Архивировано из первоисточника 6 октября 2006].
  12. Cairns, David (1989, rev. 1999). Berlioz: The Making of an Artist, 1803—1832. Paperback, p. 144 Penguin Books. ISBN 978-0-14-028726-4
  13. [http://home.vicnet.net.au/~bard/Berlioz%20and%20Shakespeare.htm Berlioz and Shakespeare]. Home.vicnet.net.au. Проверено 13 марта 2010. [http://www.webcitation.org/69zVF9Vzt Архивировано из первоисточника 17 августа 2012].
  14. 1 2 [http://www.naxos.com/composerinfo/99.htm Naxos Records]. Naxos.com. Проверено 13 марта 2010. [http://www.webcitation.org/69hxTnyv4 Архивировано из первоисточника 6 августа 2012].
  15. [http://w3.rz-berlin.mpg.de/cmp/berlioz.html w3.rz-berlin.mpg.de](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://w3.rz-berlin.mpg.de/cmp/berlioz.html история]). w3.rz-berlin.mpg.de. Проверено 13 марта 2010.
  16. [http://www.classicalarchives.com/bios/codm/berlioz.html ClassicalArchives.com](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.classicalarchives.com/bios/codm/berlioz.html история], [//web.archive.org/web/20070930155258/http://www.classicalarchives.com/bios/codm/berlioz.html копия])
  17. [http://www.carringbush.net/~pml/music/berlioz/ CarringBush.net]. CarringBush.net. Проверено 13 марта 2010. [http://web.archive.org/web/20080605131207/http://www.carringbush.net/~pml/music/berlioz/ Архивировано из первоисточника 5 июня 2008].
  18. [http://findarticles.com/p/articles/mi_qn4158/is_19991128/ai_n14270663 FindArticles.com](недоступная ссылка)
  19. [http://www.nndb.com/people/847/000024775/ NNDB.com]. NNDB.com. Проверено 13 марта 2010. [http://www.webcitation.org/69zVFgnmS Архивировано из первоисточника 17 августа 2012].
  20. [http://www.hberlioz.com/Works/biography.htm HBerlioz.com]. HBerlioz.com. Проверено 13 марта 2010. [http://www.webcitation.org/69zVGEMiy Архивировано из первоисточника 17 августа 2012].

Ссылки

  • [http://www.hberlioz.com/ The Hector Berlioz website]  (англ.)
  • [http://mus-info.ru/composers/berlioz.shtml Берлиоз Гектор — Жизнь и творчество]
  • [http://penin.berlioz.free.fr Les premières armes du jeune Berlioz : la Messe Solennelle. Jean-Paul Penin].
  • [http://music.edu.ru/catalog.asp?cat_ob_no=12929&ob_no=12930]
  • [http://www.classiccat.net/berlioz_h/index.htm Записи произведений Гектора Берлиоза]
  • Гектор Берлиоз: ноты произведений на International Music Score Library Project
  • [http://www.berliozsongs.co.uk/ Песни Берлиоза: партии фортепиано/голоса]

Литература

  • Берлиоз, Гектор // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Гектор Берлиоз. Мемуары. Пер. А.Оссовский, Издание Ник. Финдейзена, Санкт-Петербург, 1896 год
  • [https://archive.is/20130113154050/dirigent.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=257:berlioz-dirizher-orkestra&catid=2:biblioteka-dirighera Берлиоз Г. «Дирижер оркестра»]
  • Хохловкина А. Берлиоз. М. Г., 1966
  • Берлиоз Г. Мемуары. М., 1967
  • Берлиоз Г. Избранные письма, тт. 1-2. М., 1984—1985
  • [http://wagner.su/node/146 Берлиоз Г. «Концерты Рихарда Вагнера. Музыка будущего»]
  • Жюльен, «Hector B.» (1882);
  • Hippeau, «В., l’homme et l’artiste» (3 т., Пар, 1863—85);
  • Ernst, «De l’oeuvre dramatique de H. B.» (1884);
  • Pohl, «H. B. Studien u. Erinnerungen»;
  • Трифонов, «Гектор Б.» («Вестник Европы», 1885, IX—X).

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Берлиоз, Гектор

Я только кивнула, не в состоянии что-либо ответить. Мне хотелось рыдать навзрыд!.. Что вот, получила – и потеряла такую невероятную, неповторимую возможность!.. А теперь уже ничего не поделать и ничего не вернуть... И тут меня вдруг осенило!
– Подождите, а как же кристалл?.. Ведь она дала свой кристалл! Разве она не вернётся?..
– Не знаю, девонька... Я не могу тебе сказать.
– Вот видишь!.. – тут же радостно воскликнула Стелла. – А говоришь – всё знаешь! Зачем же тогда грустить? Я же говорила – здесь очень много непонятного! Вот и думай теперь!..
Она радостно подпрыгивала, но я чувствовала, что у неё в головке назойливо крутиться та же самая, как и у меня, единственная мысль...
– А ты, правда, не знаешь, как нам её найти? А может, ты знаешь, кто это знает?..
Фабий отрицательно покачал головой. Стелла поникла.
– Ну, что – пойдём? – я тихонько её подтолкнула, пытаясь показать, что уже пора.
Мне было одновременно радостно и очень грустно – на коротенькое мгновение я увидела настоящее звёздное существо – и не удержала... и не сумела даже поговорить. А у меня в груди ласково трепетал и покалывал её удивительный фиолетовый кристалл, с которым я совершенно не знала, что делать... и не представляла, как его открыть. Маленькая, удивительная девочка со странными фиолетовыми глазами, подарила нам чудесную мечту и, улыбаясь, ушла, оставив нам частичку своего мира, и веру в то, что там, далеко, за миллионами световых лет, всё-таки есть жизнь, и что может быть когда-то увижу её и я...
– А как ты думаешь, где она? – тихо спросила Стелла.
Видимо, удивительная «звёздная» малышка так же накрепко засела и у неё в сердечке, как и у меня, поселившись там навсегда... И я была почти что уверенна, что Стелла не теряла надежду когда-нибудь её найти.
– А хочешь, покажу что-то? – видя моё расстроенное лицо, тут же поменяла тему моя верная подружка.
И «вынесла» нас за пределы последнего «этажа»!.. Это очень ярко напомнило мне ту ночь, когда мои звёздные друзья приходили в последний раз – приходили прощаться... И вынесли меня за пределы земли, показывая что-то, что я бережно хранила в памяти, но пока ещё никак не могла понять...
Вот и теперь – мы парили в «нигде», в какой-то странной настоящей, ужасающей пустоте, которая не имела ничего общего с той тёплой и защищённой, нами так называемой, пустотой «этажей»... Огромный и бескрайний, дышащий вечностью и чуточку пугающий Космос простирал к нам свои объятия, как бы приглашая окунуться в ещё незнакомый, но так сильно всегда меня притягивавший, звёздный мир... Стелла поёжилась и побледнела. Видимо ей пока что было тяжеловато такую большую нагрузку переносить.
– Как же ты придумала такое? – в полном восторге от увиденного, удивлённо спросила я.
– О, это нечаянно, – вымученно улыбаясь, ответила девчушка. – Один раз я была очень взволнована, и скорее всего, мои слишком сильно бушевавшие эмоции вынесли меня прямо туда... Но бабушка сказала, что мне ещё туда нельзя, что пока рано ещё... А вот тебе, думаю, можно. Ты мне расскажешь, что там найдёшь? Обещаешь?
Я готова была расцеловать эту милую, добрую девочку за её открытое сердечко, которое готово было поделиться всем без остатка, только бы людям рядом с ней было хорошо...
Мы почувствовали себя очень уставшими и, так или иначе, мне уже пора была возвращаться, потому что я пока ещё не знала всего предела своих возможностей, и предпочитала возвращаться до того, как станет по-настоящему плохо.
Тем же вечером у меня сильно поднялась температура. Бабушка ходила кругами, что-то чувствуя, и я решила, что будет самое время честно ей всё рассказать...
Грудь у меня странно пульсировала, и я чувствовала, будто кто-то издалека пытается что-то мне «объяснить», но я уже почти что ничего не понимала, так как жар всё поднимался, и мама в панике решила вызывать скорую помощь, чтобы меня хоть как-то от всей этой непонятной температуры «защитить»... Вскоре у меня уже начался настоящий бред, и, испугав всех до смерти... я вдруг перестала «гореть». Температура так же непонятно исчезла, как и поднялась. В доме висело насторожённое ожидание, так как никто так и не понял, что же такое в очередной раз со мной стряслось. Расстроенная мама обвиняла бабушку, что она за мной недостаточно хорошо смотрела, а бабушка, как всегда, молчала, принимая любую вину на себя...
На следующее утро со мной снова всё было в полном порядке и домашние на какое-то время успокоились. Только бабушка не переставала внимательно за мной наблюдать, как будто чего-то ожидала.
Ну и, конечно же, как уже стало обычным, ей не пришлось слишком долго ожидать...

После весьма необычного «всплеска» температуры, которое произошло после возвращения домой с «этажей», несколько дней ничего особенного со мной не происходило. Я прекрасно себя чувствовала, если не считать того, что мысли о девочке с фиолетовыми глазами неотступно будоражили мой взвинченный мозг, цеплялся за каждую, даже абсурдную мысль, как бы и где бы я могла бы её снова найти... Множество раз возвращаясь на Ментал, я пыталась отыскать раннее нами виденный, но, казалось, теперь уже навсегда потерявшийся Вэйин мир – всё было тщётно... Девочка исчезла, и я понятия не имела, где её искать...
Прошла неделя. Во дворе уже ударили первые морозы. Выходя на улицу, от холодного воздуха пока ещё непривычно захватывало дыхание, а от ярко слепящего зимнего солнышка слезились глаза. Робко припорошив пушистыми хлопьями голые ветви деревьев, выпал первый снег. А по утрам, раскрашивая окна причудливыми узорами, шаловливо гулял, поблёскивая застывшими голубыми лужицами, весёлый Дедушка Мороз. Потихоньку начиналась зима...
Я сидела дома, прислонившись к тёплой печке (дом у нас в то время ещё отапливался печами) и спокойно наслаждалась чтением очередной «новинки», как вдруг почувствовала уже привычное покалывание в груди, в том же месте, где находился фиолетовый кристалл. Я подняла голову – прямо на меня серьёзно смотрели огромные, раскосые фиолетовые глаза... Она спокойно стояла посередине комнаты, такая же удивительно хрупкая и необычная, и протягивала мне в своей крошечной ладошке чудесный красный цветок. Первой моей панической мыслью было – быстрее закрыть дверь, чтобы не дай Бог, никто не вошёл!..
– Не надо, меня всё равно никто кроме тебя не видит, – спокойно сказала девчушка.
Её мысли звучали в моём мозгу очень непривычно, как будто кто-то не совсем правильно переводил чужую речь. Но, тем не менее, я её прекрасно понимала.
– Ты меня искала – зачем? – внимательно глядя мне в глаза, спросила Вэя.
Её взгляд был тоже очень необычным – как будто вместе со взглядом она одновременно передавала образы, которых я никогда не видела, и значения которых пока, к сожалению, ещё не понимала.
– А так? – улыбнувшись, спросила «звёздная» малышка.
У меня в голове что-то «вспыхнуло»... и открылось умопомрачительное видение совершенно чужого, но необыкновенно красивого мира... Видимо того, в котором она когда-то жила. Этот мир был чем-то похож на уже нами виденный (который она себе создавала на «этажах»), и всё же, чем-то чуточку отличался, как если бы там я смотрела на рисованную картину, а сейчас вдруг увидела эту картину наяву...
Над изумрудно-зелёной, очень «сочной» землёй, освещая всё вокруг непривычным голубоватым светом, весело поднималось потрясающе красивое и яркое, фиолетово-голубое солнце... Это наступало чужое, видимо инопланетное, утро... Вся буйно растущая здесь зелень, от падающих на неё солнечных лучей, сверкала золотисто-фиолетовыми бриллиантами «местной» утренней росы, и, счастливо ими умываясь, готовилась к наступающему новому чудесному дню... Всё вокруг благоухало невероятно богатыми красками, слишком яркими для наших, привыкших ко всему «земному», глаз. Вдали, по покрытому золотистой дымкой небу клубились почти «плотные», нежно-розовые кудрявистые облака, похожие на красивые розовые подушки. Неожиданно, с противоположной стороны небо ярко вспыхнуло золотым.... Я обернулась, и от удивления застыла – с другой стороны царственно поднималось невероятно огромное, золотисто-розовое, второе солнце!.. Оно было намного больше первого, и казалось, было больше самой планеты... Но его лучи, в отличие от первого, почему-то светили несравнимо мягче и ласковее, напоминая тёплое «пушистое» объятие... Казалось, это огромное доброе светило, уже устало от каждодневных забот, но всё ещё по привычке отдавало этой невероятно красивой планете своё последнее тепло и, уже «собираясь на покой», с удовольствием уступало место молодому, «кусачему» солнцу, которое ещё только-только начинало своё небесное путешествие и светило яро и весело, не боясь расплескать свой молодой жар, щедро заливая светом всё вокруг.
Удивлённо оглядываясь по сторонам, я вдруг заметила причудливое явление – у растений появилась вторая тень... И она почему-то очень резко контрастировала с освещённой частью – как будто светотень была нарисована яркими, кричащими цветами, резко противоположными друг другу. В теневой части воздух мерцал яркими миниатюрными звёздочками, вспыхивающими от малейшего движения. Это было сумасшедше красиво... и необыкновенно интересно. Пробудившийся волшебный мир звучал тысячами незнакомых голосов, будто радостно оповещая о своём счастливом пробуждении всю вселенную. Я очень сильно, почти наяву, почувствовала, насколько невероятно чистым был здесь воздух! Он благоухал, наполненный удивительно приятными, незнакомыми запахами, которые чем-то неуловимо напоминали запахи роз, если бы их было здесь тысяча разных сортов одновременно. Повсюду, сколько охватывал глаз, алели те же самые ярко-красные, огромные «маки»... И тут только я вспомнила, что Вэя принесла мне такой же цветок! Я протянула к ней руку – цветок плавно перетёк с её хрупкой ладошки на мою ладонь, и вдруг, в моей груди что-то сильно «щёлкнуло»... Я с удивлением увидела, как миллионами невиданных фантастических оттенков на моей груди раскрылся и засверкал изумительный кристалл... Он всё время пульсировал и менялся, как бы показывая, каким ещё он может быть. Я застыла в шоке, полностью загипнотизированная открывшимся зрелищем, и не могла отвести глаз от всё время по-новому открывающейся красоты...
– Ну вот, – довольно произнесла Вэя, – теперь ты сможешь это смотреть когда захочешь!
– А почему этот кристалл у меня на груди, если ты поставила его в лоб? – наконец-то я решилась задать мучивший меня несколько дней вопрос.
Девочка очень удивилась, и чуть подумав, ответила:
– Я не знаю почему ты спрашиваешь, тебе ведь известен ответ. Но, если тебе хочется услышать его от меня – пожалуйста: я тебе просто дала его через твой мозг, но открыть его надо там, где должно быть его настоящее место.
– А откуда же мне было знать? – удивилась я.
Фиолетовые глаза очень внимательно несколько секунд меня изучали, а потом прозвучал неожиданный ответ:
– Я так и думала – ты ещё спишь... Но я не могу тебя разбудить – тебя разбудят другие. И это будет не сейчас.
– А когда? И кто будут эти – другие?..
– Твои друзья... Но ты не знаешь их сейчас.
– А как же я буду знать, что они друзья, и что это именно они? – озадаченно спросила я.
– Ты вспомнишь, – улыбнулась Вэя.
– Вспомню?! Как же я могу вспомнить то, чего ещё нет?..– ошарашено уставилась на неё я.
– Оно есть, только не здесь.
У неё была очень тёплая улыбка, которая её необыкновенно красила. Казалось, будто майское солнышко выглянуло из-за тучки и осветило всё вокруг.
– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.
– Мы помогаем, когда это нужно. А откуда пришли – я не помню, я там не была. Только смотрела, как ты сейчас... Это мой дом.
Девчушка вдруг стала очень печальной. И мне захотелось хоть как-то ей помочь, но, к моему большому сожалению, пока это было ещё не в моих маленьких силах...
– Тебе очень хочется домой, правда же? – осторожно спросила я.
Вэя кивнула. Вдруг её хрупкая фигурка ярко вспыхнула... и я осталась одна – «звёздная» девочка исчезла. Это было очень и очень нечестно!.. Она не могла так просто взять и уйти!!! Такого никак не должно было произойти!.. Во мне бушевала самая настоящая обида ребёнка, у которого вдруг отняли самую любимую игрушку... Но Вэя не была игрушкой, и, если честно, то я должна была быть ей благодарна уже за то, что она вообще ко мне пришла. Но в моей «исстрадавшейся» душе в тот момент крушил оставшиеся крупицы логики настоящий «эмоциональный шторм», а в голове царил полный сумбур... Поэтому ни о каком «логическом» мышлении в данный момент речи идти не могло, и я, «убитая горем» своей страшной потери, полностью «окунулась» в океан «чёрного отчаяния», думая, что моя «звёздная» гостья больше уже никогда ко мне не вернётся... Мне о скольком ещё хотелось её спросить! А она так неожиданно взяла и исчезла... И тут вдруг мне стало очень стыдно... Если бы все желающие спрашивали её столько же, сколько хотела спросить я, у неё, чего доброго, не оставалось бы время жить!.. Эта мысль как-то сразу меня успокоила. Надо было просто с благодарностью принимать всё то чудесное, что она успела мне показать (даже если я ещё и не всё поняла), а не роптать на судьбу за недостаточность желаемого «готовенького», вместо того, чтобы просто пошевелить своими обленившимися «извилинами» и самой найти ответы на мучившие меня вопросы. Я вспомнила бабушку Стеллы и подумала, что она была абсолютно права, говоря о вреде получения чего-то даром, потому что ничего не может быть хуже, чем привыкший всё время только брать человек. К тому же, сколько бы он ни брал, он никогда не получит радости того, что он сам чего то достиг, и никогда не испытает чувства неповторимого удовлетворения оттого, что сам что-либо создал.
Я ещё долго сидела одна, медленно «пережёвывая» данную мне пищу для размышлений, с благодарностью думая об удивительной фиолетовоглазой «звёздной» девчушке. И улыбалась, зная, что теперь уже точно ни за что не остановлюсь, пока не узнаю, что же это за друзья, которых я не знаю, и от какого такого сна они должны меня разбудить... Тогда я не могла ещё даже представить, что, как бы я не старалась, и как бы упорно не пробовала, это произойдёт только лишь через много, много лет, и меня правда разбудят мои «друзья»... Только это будет совсем не то, о чём я могла когда-либо даже предположить...
Но тогда всё казалось мне по-детски возможным, и я со всем своим не сгорающим пылом и «железным» упорством решила пробовать...
Как бы мне ни хотелось прислушаться к разумному голосу логики, мой непослушный мозг верил, что, несмотря на то, что Вэя видимо совершенно точно знала, о чём говорила, я всё же добьюсь своего, и найду раньше, чем мне было обещано, тех людей (или существ), которые должны были мне помочь избавиться от какой-то там моей непонятной «медвежьей спячки». Сперва я решила опять попробовать выйти за пределы Земли, и посмотреть, кто там ко мне придёт... Ничего глупее, естественно, невозможно было придумать, но так как я упорно верила, что чего-то всё-таки добьюсь – приходилось снова с головой окунаться в новые, возможно даже очень опасные «эксперименты»...
Моя добрая Стелла в то время почему-то «гулять» почти перестала, и, непонятно почему, «хандрила» в своём красочном мире, не желая открыть мне настоящую причину своей грусти. Но мне всё-таки как-то удалось уговорить её на этот раз пойти со мной «прогуляться», заинтересовав опасностью планируемого мною приключения, и ещё тем, что одна я всё же ещё чуточку боялась пробовать такие, «далеко идущие», эксперименты.
Я предупредила бабушку, что иду пробовать что-то «очень серьёзное», на что она лишь спокойно кивнула головой и пожелала удачи (!)... Конечно же, это меня «до косточек» возмутило, но решив не показывать ей своей обиды, и надувшись, как рождественский индюк, я поклялась себе, что, чего бы мне это не стоило, а сегодня что-то да произойдёт!... Ну и конечно же – оно произошло... только не совсем то, чего я ожидала.
Стелла уже ждала меня, готовая на «самые страшные подвиги», и мы, дружно и собранно устремились «за предел»...
На этот раз у меня получилось намного проще, может быть потому, что это был уже не первый раз, а может ещё и потому, что был «открыт» тот же самый фиолетовый кристалл... Меня пулей вынесло за предел ментального уровня Земли, и вот тут-то я поняла, что чуточку перестаралась... Стелла, по общему договору, ждала на «рубеже», чтобы меня подстраховать, если увидит, что что-то пошло не так... Но «не так» пошло уже с самого начала, и там, где я в данный момент находилась, она, к моему великому сожалению, уже не могла меня достать.
Вокруг холодом ночи дышал чёрный, зловещий космос, о котором я мечтала столько лет, и который пугал теперь своей дикой, неповторимой тишиной... Я была совсем одна, без надёжной защиты своих «звёздных друзей», и без тёплой поддержки своей верной подружки Стеллы... И, несмотря на то, что я видела всё это уже не в первый раз, я вдруг почувствовала себя совсем маленькой и одинокой в этом незнакомом, окружающем меня мире далёких звёзд, которые здесь выглядели совсем не такими же дружелюбными и знакомыми, как с Земли, и меня понемногу стала предательски охватывать подленькая, трусливо пищащая от неприкрытого ужаса, паника... Но так как человечком я всё ещё была весьма и весьма упёртым, то решила, что нечего раскисать, и начала осматриваться, куда же это всё-таки меня занесло...
Я висела в чёрной, почти физически ощутимой пустоте, а вокруг лишь иногда мелькали какие-то «падающие звёзды», оставляя на миг ослепительные хвосты. И тут же, вроде бы, совсем рядом, мерцала голубым сиянием такая родная и знакомая Земля. Но она, к моему великому сожалению, только казалась близкой, а на самом деле была очень и очень далеко... И мне вдруг дико захотелось обратно!!!.. Уже не хотелось больше «геройски преодолевать» незнакомые препятствия, а просто очень захотелось вернуться домой, где всё было таким родным и привычным (к тёплым бабушкиным пирогам и любимым книгам!), а не висеть замороженной в каком то чёрном, холодном «безмирье», не зная, как из всего этого выбраться, да притом, желательно без каких-либо «ужасающих и непоправимых» последствий... Я попробовала представить единственное, что первое пришло в голову – фиолетовоглазую девочку Вэю. Почему-то не срабатывало – она не появлялась. Тогда попыталась развернуть её кристалл... И тут же, всё вокруг засверкало, засияло и закружилось в бешеном водовороте каких-то невиданных материй, я почувствовала будто меня резко, как большим пылесосом, куда-то втянуло, и тут же передо мной «развернулся» во всей красе уже знакомый, загадочный и прекрасный Вэйин мир.... Как я слишком поздно поняла – ключом в который и являлся мой открытый фиолетовый кристалл...
Я не знала, как далеко был этот незнакомый мир... Был ли он на этот раз реальным? И уж совершенно не знала, как из него вернуться домой... И не было никого вокруг, у кого я могла бы хоть что-либо спросить...
Передо мной простиралась дивная изумрудная долина, залитая очень ярким, золотисто-фиолетовым светом. По чужому розоватому небу, искрясь и сверкая, медленно плыли золотистые, облака, почти закрывая одно из солнц. Вдалеке виднелись очень высокие, остроконечные, блестящие тяжёлым золотом, чужие горы... А прямо у моих ног, почти по-земному, журчал маленький, весёлый ручеек, только вода в нём была совсем не земная – «густая» и фиолетовая, и ни чуточки не прозрачная... Я осторожно окунула руку – ощущение было потрясающим и очень неожиданным – будто коснулась мягкого плюшевого мишки... Тёплое и приятное, но уж никак не «свежее и влажное», как мы привыкли ощущать на Земле. Я даже усомнилась, было ли это тем, что на Земле называлось – «вода»?..
Дальше «плюшевый» ручеек убегал прямо в зелёный туннель, который образовывали, сплетаясь между собой, «пушистые» и прозрачные, серебристо-зелёные «лианы», тысячами висевшие над фиолетовой «водой». Они «вязали» над ней причудливый рисунок, который украшали малюсенькие «звёздочки» белых, сильно пахнувших, невиданных цветов.
Да, этот мир был необычайно красив... Но в тот момент я бы многое отдала, чтобы оказаться в своём, может и не таком красивом, но за то таком знакомом и родном, земном мире!.. Мне впервые было так страшно, и я не боялась себе честно это признать... Я была совершенно одна, и некому было дружески посоветовать, что же делать дальше. Поэтому, не имея другого выбора, и как-то собрав всю свою «дрожавшую» волю в кулак, я решилась двинуться куда-нибудь дальше, чтобы только не стоять на месте и не ждать, когда что-то жуткое (хотя и в таком красивом мире!) произойдёт.