Берёза

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Берёза
265px
Берёза повислая (Betula pendula)
Научная классификация
Международное научное название

Betula L., 1753

Типовой вид
Виды
Ареал

изображение

17px
[https://species.wikimedia.org/wiki/Betula?uselang=ru Систематика
на Викивидах]
15px
[https://commons.wikimedia.org/wiki/Category:Betula Изображения
на Викискладе]
ITIS  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
NCBI  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
EOL  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
GRIN  [https://npgsweb.ars-grin.gov/gringlobal/taxonomygenus.aspx?id=1437 g:1437]
IPNI  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
TPL  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
MB  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
FW  Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Берёза (лат. Bétula) — род листопадных деревьев и кустарников семейства Берёзовые (Betulaceae). Берёза широко распространена в Северном полушарии; на территории России принадлежит к числу наиболее распространённых древесных пород. Общее число видов — около ста[3] или немного больше[4]. Многие виды берёзы — широко распространённые и важнейшие лесообразующие породы, в значительной мере определяющие облик и видовой состав лиственных и хвойно-лиственных (смешанных) лесов в умеренной и холодной части Евразии и Северной Америки.

Многие части берёзы используются в хозяйстве: древесина, кора, берёста (поверхностный слой коры), берёзовый сок. Почки и листья применяют в медицине: настои из почек и листьев — как мочегонное, бактерицидное, ранозаживляющее и жаропонижающее средство, а масляную вытяжку из берёзовых почек — как дерматологическое средство. Некоторые виды используют для создания полезащитных полос, а также в декоративном садоводстве.

Берёза занимает важное место в культуре славян, скандинавов, финно-угорских и других народов.







Название

Латинское родовое название было заимствовано из галльского языка[5].

Русское слово берёза происходит от праслав. *berza, восходящего к пра-и.е. *bherĝos (сравните лит. beržas, латыш. bērzi, осет. bærž, др.-инд. bhurjah, др.-англ. beorc, англ. birch, нем. Birke, нидерл. berk, норв. bjørk, швед. björk), от корня *bhereĝ- «светиться, белеть».

В славянских языках: белор. бяро́за, укр. бере́за, болг. бре́за, сербохорв. бре̏за, словен. brė́za, чеш. bříza, польск. brzoza, в.-луж. brěza, н.-луж. brjaza[6]. Названия на других языках: фр. bouleau, якут. хатыҥ. Более полную информацию о названиях рода на других языках смотрите на странице Betula проекта Викивиды.

Слово берёза родственно словам берест (лат. Ulmus), берёста.

Гетеротипные синонимы[7]:

Биологическое описание

  1. REDIRECT Ш:Mainref


Большинство видов берёз — деревья высотой 30—45 м, с обхватом ствола до 120—150 см, некоторые виды — кустарники от крупных до мелких, вплоть до стелющихся, едва приподнимающихся над землёй. Все представители рода — однодомные раздельнополые ветроопыляемые (анемофильные) растения[8].

Корневая система берёз мощная, в зависимости от вида и условий произрастания либо поверхностная, либо, что чаще, уходит косо вглубь. Стержневой корень проростка отмирает очень быстро, зато боковые корни развиваются мощно и богаты тонкими мочковидными корешками. Берёза растёт медленно только в первые годы. Потом, наоборот, начинает расти быстро, и это обеспечивает ей победу над конкурирующей травянистой растительностью.


Ветка берёзы болотной (Betula pumila)
Серёжки берёзы Радде (Betula raddeana)
Слева направо: прицветная чешуйка, соплодие и плод берёзы пушистой (Betula pubescens)

Кора у большей части берёз белая, желтоватая, розоватая или красновато-бурая, у некоторых видов серая, коричневая или даже чёрная. Полости клеток пробковой ткани на стволах заполнены белым смолистым веществом — бетулином, который придаёт коре белую окраску[9]. Внешняя часть — берёста — обычно легко отслаивается лентами. У старых деревьев нижняя часть ствола нередко покрывается тёмной коркой с глубокими трещинами.

Листья берёзы очерёдные, цельные, по краю зубчатые, яйцевидно-ромбические или треугольно-яйцевидные, моносимметричные, с широким клиновидным основанием или почти усечённые, гладкие, до 7 см длиной и 4 см шириной, перед опаданием желтеют. Молодые листья клейкие. Жилкование листовой пластинки совершенное перисто-нервное (перисто-краебежное): боковые жилки оканчиваются в зубцах[8].

Почки попеременные, сидячие, покрытые спирально расположенными, часто клейкими чешуйками; боковые почки немного отстоящие.

Мужские цветки в сложных соцветиях — серёжковидных тирсах — появляются ещё летом на вершинах удлинённых побегов, обычно по 2—3; сначала они стоячие и зелёного цвета, затем постепенно буреют. Их длина 2—4 см. Мужские серёжки состоят из многочисленных сросшихся с центральным цветочным стержнем щитовидных стебельчатых покровных чешуек, расширенных к вершине, снабжённых снизу двумя меньшими чешуйками и содержащих с внутренней стороны 3 цветка. Каждый цветок покрыт также чешуевидным околоцветником, в котором помещаются органы оплодотворения — тычинки. Снаружи вся серёжка покрыта непроницаемым для влаги смолистым веществом. В таком виде серёжки зимуют. Весной, в марте — мае (в зависимости от климата) стержень мужской серёжки удлиняется, вследствие чего окружающие цветок чешуйки раскрываются, и между ними становятся заметными жёлтые тычинки, обильно выделяющие цветочную пыльцу. В это время серёжки, стоявшие раньше прямо, сперва наклоняются, а затем и вовсе повисают. Женские серёжки вырастают на вершинах укороченных побегов (брахибластов), развивающихся из боковых почек прошлогодних побегов, и поэтому сидят всегда на боку ветки. Одновременно с зацветанием мужских серёжек распускаются листовые почки и женские серёжки. Во время цветения они всегда короче и у́же мужских, которые после опыления сразу же опадают. Прицветные (плодовые) чешуйки женских серёжек глубоко трёхлопастные; боковые лопасти обычно короче средней. Женские цветки (то есть одна лишь завязь) сидят по три под каждой прицветной чешуйкой; в каждой завязи по две висячих семяпочки, из которых по опылении одна засыхает, а вторая разрастается, занимая всю полость завязи. Женская оплодотворённая серёжка в это время удлиняется, нередко у неё вырастает ножка, а самая она утолщается вследствие увеличения объёма чешуек, превращаясь постепенно в овальную или продолговато-цилиндрическую «шишку». После созревания плодов, которое происходит довольно скоро — в зависимости от климата, в июле — сентябре — плодовая серёжка (шишка) осыпается и от неё остаётся лишь стержень. Формула цветка: 12pxНевозможно разобрать выражение (Выполняемый файл <code>texvc</code> не найден; См. math/README — справку по настройке.): \ast P_2 \; A_2 \; G_0 и 15pxНевозможно разобрать выражение (Выполняемый файл <code>texvc</code> не найден; См. math/README — справку по настройке.): \ast P_0 \; A_0 \; G_{(\underline2)} [10].

Плод — сплюснутый чечевицеобразный орешек, несущий на вершине два засохших столбика и окружённый более или менее широким тонкокожим перепончатым крылышком. Плоды сидят по три в пазухах трёхлопастных плодовых (прицветных) чешуек. Семена очень лёгкие — в одном грамме насчитывается 5000 семян. Легко разносятся ветром (на расстояние до 100 м от материнского растения[8]), плоды не вскрываются.

Распространение и экологическое состояние

Берёза карликовая, стелющаяся по камням. Гренландия
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Берёза карликовая на переднем плане. На заднем плане Берёза европейская белая
Берёзовый лес в районе Инари (финская заполярная Лапландия)

Многие виды берёзы — широко распространённые и важнейшие лесообразующие породы, в значительной мере определяющие облик и видовой состав лиственных и хвойно-лиственных (смешанных) лесов в умеренной и холодной части Евразии и Северной Америки. Есть среди берёз и кустарники, самая известная из них Берёза карликовая (Betula nana) обычна в тундрах Европы и Северной Америки[11] и горных тундрах Сибири. Она не достигает и 1 м в высоту. В ледниковый и послеледниковый периоды эта берёза была распространена гораздо дальше на юг, сейчас она встречается там лишь на болотах как реликт.

Большинство берёз очень морозостойки, не страдают от весенних заморозков, переносят вечную мерзлоту, проникают далеко за Полярный круг или образуют верхнюю границу леса в горах (берёзовое криволесье на Кавказе). Более требовательны к теплу берёзы субтропических районов (гималайско-китайские, некоторые японские и американская Берёза речная (Betula nigra))[12].

К богатству почвы берёза не требовательна. Виды берёзы растут на песчаных и суглинистых, богатых и бедных, влажных и сухих почвах. Она встречается на сырых берегах рек и морей, на болотах, в болотистых тундрах, на сухих каменистых склонах, в знойных сухих степях. Так, например, Берёза Радде (Betula raddeana) образует леса, покрывающие ущелья в горно-лесном поясе в горах Дагестана[12].

Большинство берёз светолюбивы, хотя есть и довольно теневыносливые (Берёза ребристая (Betula costata), Берёза шерстистая (Betula lanata) и Берёза аллеганская (Betula alleghaniensis))[12].

Многие виды берёзы — пионеры заселения вырубок, гарей, пустошей и обнажений (такова Берёза повислая (Betula pendula)): в этих местах нередко наблюдаются чистые берёзовые насаждения (вторичные леса) в основном травяного типа, поэтому нередко берёзу относят к почвоулучшающим породам[13]. В дальнейшем состав древостоя меняется: берёза вытесняется елью, так как еловая поросль может существовать под относительно светлым берёзовым пологом, а молодые берёзы затеняются елями и гибнут (см. Сукцессия)[12].

В лесостепи на увлажнённых местах в блюдцеобразных понижениях берёза (зачастую вместе с осиной и изредка с ивой) образует небольшие леса, называемые колка́ми. Колки́ характерны для лесостепи Западной Сибири, встречаются на Окско-Донской равнине[14].

Род Берёза в коллекциях ботанических садов России в целом представлен 92 таксонами, исключительно в коллекциях открытого грунта. Крупнейшая коллекция рода находится в Главном ботаническом саду Российской Академии наук[15].

Продолжительность жизни берёзы, по разным данным, — 100—120 лет[16], 150 (300) лет[17], 100—150 лет, отдельные деревья доживают до 400 лет и более[12].

На берёзе живут, помимо прочих, гусеница бражника липового, пяденица берёзовая, малинница обыкновенная. Жук-олень — самый крупный жук Европы — обитает в древесине берёзы и других лиственных деревьев. Листьями берёзы питаются майские жуки, и в отдельные годы, когда их численность особенно высока, они способны причинить серьёзный вред деревьям[12].

Для берёзовых рощ и смешанных с берёзой лесов характерны микоризообразующие виды грибов, многие из которых живут в сообществе исключительно или преимущественно с берёзой. Наиболее обычны и известны из них[18]:

Волнушка розовая среди сухих берёзовых листьев. Литва

Повреждённые деревья могут поражаться паразитическими грибами — например, трутовиком скошенным (Inonotus obliquus), редко встречающимся на других деревьях. Препараты, получаемые из чаги — бесплодной формы трутовика скошенного, — применяются в народной и официальной медицине в качестве адаптогенов.

Для берёзы характерны и специфические виды грибов — разрушителей отмершей древесины (сапротрофных), которые играют важнейшую роль в процессе самоочистки лесов от сухостоя, буреломов и т. п.[19] Из них в берёзовых рощах обычны трутовик берёзовый (Piptoporus betulinus) и лензитес берёзовый (Lenzites betulina), первый из которых не встречается на древесине других пород, а второй обычно предпочитает берёзу[20].

Химический состав

В коре большинства видов содержится тритерпеноид бетулин, один из немногих белых органических пигментов. В коре берёзы ребристой (Betula costata) его содержание превышает 5 %, у берёзы повислой (Betula pendula) содержание бетулина доходит до 14 %, а в коре берёзы маньчжурской (Betula mandshurica) — до 27 %. Из видов, растущих в России, максимальное содержание бетулина наблюдается в коре берёзы пушистой (Betula pubescens) — до 44 %[21].

В почках берёзы повислой (равно как и пушистой) содержится примерно 3—5 % эфирного масла, основными компонентами которого являются бициклические сесквитерпеноиды. Почки содержат также смолистые вещества, алкалоиды, аскорбиновую кислоту, флавоноиды и высшие жирные кислоты[22].

В листьях содержатся эфирное масло, производные даммарана, кумарины, дубильные вещества и флавоноиды[22].

Хозяйственное значение и применение

Ветвями берёзы православные украшают церкви и жилища на День Святой Троицы[23].

Ценится в декоративном садоводстве за красоту кроны и ажурную листву. Иногда используется в качестве солитера в ландшафтном дизайне.

Листья дают с квасцами жёлтую краску для шерсти[24].

В пчеловодстве берёза важна как пыльценос[25].

Берёзовая лучина применялась в старину для освещения крестьянских изб — она горит ярко и почти без копоти.

Берёзовые веники заготавливаются как корм для домашнего скота, на зимний период.

Берёза даёт лучшие дрова[23].

Древесина

Берёзовый шпон

Берёзу рубят в возрасте спелости древесины, — от 40-50 лет. Раньше для получения крупного хорошего поделочного материала берёза срубалась в 60—80 и даже иногда в 100-летнем возрасте[12]; на дрова она пригодна в 40—60 лет. На постройки берёза мало годится, так как скоро загнивает из-за развития грибка[24].

Тяжёлая плотная берёзовая древесина довольно прочная, хорошо сопротивляется раскалыванию. Цвет — белый, с более жёлтым ядром. Используется для изготовления высококачественной фанеры, лыж, мелких резных игрушек, прикладов огнестрельного оружия. Особенно ценится карельская берёза, которая отличается очень сложной фактурой древесины[12].

Наросты, изредка образующиеся на корнях, крупных сучьях или стволах берёз, — кап — на разрезе имеют своеобразный сложный и красивый рисунок. Обработанный кап издавна использовали для изготовления изящных поделок: шкатулок, табакерок, портсигаров, декоративных деталей мебели.

Дёготь

При сухой перегонке бе­рё­сты образуется берёзовый, или берёстовый, дёготь[26].

Берёзовый дёготь применяется в медицине и ве­те­ри­на­рии, преимущественно как противовоспалительное и антисептическое средство, вхо­дит в со­став дег­тяр­но­го мы­ла и разнообразных ма­зей и кремов, применяемых для ле­че­ния кож­ных за­бо­ле­ва­ний. В кожевенном производстве применяется при выделки юфти[26]. В старину им смазывали ступицы тележных колёс для уменьшения трения.

Берёста

Две стороны куска берёсты

Верхний слой коры берёзы имеет собственное название — берёста, или береста́ (допустимы оба варианта написания и произношения[27]).

Благодаря присутствию смолистых веществ берёста отличается чрезвычайной прочностью и долговечностью[28].


Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Новгородская берестяная грамота XII века

Берёста издавна применялась в народных промыслах для изготовления туесков, корзинок, коробок, ковшей, лукошек, другой кухонной утвари, простейшей обуви (лапти), служила материалом для письма (берестяная грамота).

Берёста прекрасно сохраняется в речных наносах, торфяниках, благодаря чему академик В. Л. Янин открыл в Новгороде целый клад древнерусских рукописей.

Известно также множество древних китайских и санскритских текстов на берёсте[12].

В прежние времена берёсту употребляли от малярии[29].

Народности Севера и Дальнего Востока использовали берёсту для изготовления лодок и сооружения жилищ — чумов.

Берёзовый сок

Файл:Bundesarchiv Bild 183-1985-0404-003, Colditz, Birkensafternte.jpg
Заготовка берёзового сока. ГДР. Апрель 1985
Фотография из Федерального архива Германии

Берёзы к концу вегетативного периода накапливают питательные вещества, в том числе сахара́. Весной, с началом сокодвижения (до распускания листьев), эти вещества начинают подниматься к листьям.

Файл:Birchsyrup.jpg
Сироп на основе берёзового сока берёзы бумажной (Betula papyrifera). США. Аляска
Если на стволе сделать в это время надрезы, из них будет вытекать значительное количество сока (пасоки — жидкости, выделяющейся из перерезанных сосудов древесины стеблей или корней живых растений под влиянием корневого давления), содержащего от 0,43 до 1,13 % сахара[25]. Явление вытекания наблюдается вслед за первыми оттепелями; в первые дни вытекание незначительно, но затем постепенно возрастает и, достигнув через некоторое время максимума, начинает постепенно убывать, а ко времени распускания почек совершенно прекращается. Длительность вытекания сока — несколько недель[30].

Сбор берёзового сока истощает дерево, к тому же через раны на коре в живые ткани могут проникнуть болезнетворные микроорганизмы, дерево может заболеть и в конце концов погибнуть. В связи с этим после сбора сока рекомендуется повреждения на коре замазывать варом или глиной[31].

Берёзовый сок идёт на приготовление разных напитков. Крупная берёза может дать в сутки больше одного ведра сока. Сок иногда консервируют, подкисляя фосфорной кислотой. Упаренный берёзовый сок применяют для весенней подкормки пчёл[25].

Медицинское применение

Берёзу традиционно использовали в лечебных целях: настои из берёзовых почек и листьев — как мочегонное, бактерицидное, ранозаживляющее и жаропонижающее средство[28], а масляную вытяжку из берёзовых почек — как дерматологическое средство.

Из эфирного масла берёзы вишнёвой (Betula lenta) (путём перегонки коры и побегов с водяным паром) получают метилсалицилат[22].

Берёзовый дёготь — традиционное консервирующее и дезинфицирующее средство[28].

Берёзовые веники в России традиционно использовали в лечебных и профилактических целях в русской бане[28].

Считалось, что запах берёзы излечивает от меланхолии и помогает от сглаза, а берёзовый сок, собранный в особые дни марта и апреля, очищает кровь[32].

В северных широтах берёзовая пыльца иногда является аллергеном, ответственным за проявление сезонной сенной лихорадки у людей с повышенной чувствительностью[33].

Культивирование

Агротехника

В России лучший рост берёзовых насаждений замечается в северных и средних областях, на умеренно влажных, не слишком плотных почвах, не бедных содержанием перегноя. Различие в минеральном составе почв не обнаруживает особенно заметного влияния на рост берёзы, и только на известковых почвах она растёт весьма редко. Нуждаясь, как светолюбивая древесная порода, в достаточном солнечном освещении, она рано изреживается в чистых насаждениях, что влияет неблагоприятным образом на плодородие почвы. Произрастая же в смеси с хвойными породами и отличаясь быстрым ростом, берёза скоро обгоняет их в высоту и обнаруживает вредное влияние на их дальнейшее произрастание: её длинные и тонкие ветви, приводимые в движение ветром, сбивают, «охлёстывают» почки у хвойных, вследствие чего деревья этих пород становятся уродливыми. После срубки берёза успешно возобновляется как семенами, ежегодно производимыми в изобилии, так и порослью от пня, появляющейся возле шейки корня даже у старых 60—70-летних деревьев[34].

При выращивании берёз в декоративных целях следует учесть, что соседство с ними действует на многие растения угнетающе. Происходит это по следующим причинам:

  • берёзы обычно отличаются более быстрым ростом по сравнению с другими деревьями;
  • берёзы иссушают почву;
  • при разложении опавшей берёзовой листвы выделяются вещества, которые являются для некоторых растений ингибиторами роста.

С берёзами в культуре хорошо уживаются молодые ели, а также многие виды шиповника[35].

Сорта

Betula pendula ‘Dalecarlica’

Известно довольно большое число декоративных форм и сортов берёзы[36]:

  • Betula nigra ‘Heritage’ — сорт отличается розоватой корой, которая, отслаиваясь, закручивается;
  • Betula pendula ‘Purpurea’ — отличается пурпурными листьями;
  • Betula pendula ‘Laciniata’ (другое название — ‘Dalecarlica’) — отличается поникающими ветвями и глубоко рассечёнными листьями;
  • Betula pendula ‘Tristis’ — дерево с плакучей кроной;
  • Betula pendula ‘Yongii’ — дерево с плакучей кроной;
  • Betula platyphylla ‘Whitespire’ — высокое стройное дерево с белоснежной корой;
  • Betula utilis ‘Jermyns’ — высокое дерево с белоснежной корой.

Классификация

Таксономическое положение

Род Берёза — один из шести современных родов, входящих в семейство Берёзовые (Betulaceae) порядка Букоцветные (Fagales).

Таксономическая схема:

 
  отдел Цветковые, или Покрытосеменные  
 
  порядок Букоцветные   ещё 58 порядков цветковых растений (APG III)  
 
  семейство Берёзовые   ещё семь семейств, в том числе Буковые, Казуариновые и Ореховые  
 
  род Берёза   ещё пять родов: Граб, Лещина, Ольха, Остриопсис и Хмелеграб  
 
  около ста[3] видов, в том числе Берёза повислая, Берёза пушистая, Берёза Эрмана  
 
 
 
 
 

Виды рода Берёза

Представители рода отличаются высоким полиморфизмом; разные авторы по-разному смотрят на ранг некоторых таксонов, входящих в состав рода. Обычно число видов оценивается примерно в сто[3] или немного больше ста[4].

Согласно данным сайта Королевских ботанических садов Кью, род насчитывает 113 видов и гибридов[3], наиболее известные из них:

Берёза в культуре и этнографии

Берёза в язычестве

Файл:Keremet.jpg
Берёза — кереметь (объект поклонения) в чувашской деревне

Дохристианская символика, связанная с берёзой, известна у многих народов, проживавших в регионах распространения этого растения; это относится и к кельтам, и к древним скандинавам и к славянам. Для всех этих народов берёза являлась в первую очередь символом перехода от весны к лету и, в более широком смысле, символом смерти и воскрешения[32].

Скандинавы и финно-угорские народы

Начиная со времён родового строя берёза — культовое дерево и национальный символ у большинства финно-угорских народов — карел, веси, манси, хантов, пермяков, коми-зырян, финнов (сумь) и финнов-тавастов (емь), а также весьма почитаемое национальное дерево у скандинавов — шведов и норвежцев[38].

Файл:Runic letter berkanan.png
Руна Беркана

Восемнадцатая руна германского алфавита, руна роста и плодородия — Беркана — означает «берёза», «берёзовая ветка».

У скандинавов берёза была символом богини Нерты, которая считалась великой Матерью-Землёй.

До сих пор в Средней и Северной Швеции празднуются «дни берёзы» между 22 апреля и 1 мая. При этом обычно сооружается так называемый «майский шест», то есть жердь с перекладиной вверху, которая украшается, обвивается молодыми ветвями берёзы и первыми полевыми цветами, и этот объект, фактически заменяющий натуральную берёзу, становится центром сбора молодёжи и различных увеселений под открытым небом, напоминая именно этим древнейший праздник, совершаемый у живой, растущей Священной берёзы.

Файл:Sefan and tree.jpg
Стефан Пермский срубает прокудливую берёзу

У эрзя есть обрядовый праздник «Тудоннь ильтямонь чи» («Праздник берёзы»).

«Житие Стефана Пермского» сообщает, что близ села Усть-Вымь находилась «прокудливая берёза», которой поклонялись местные жители — зыряне и пермяки. Святитель Стефан Пермский в ходе своей просветительской и проповеднической миссии среди язычников в 1379 году срубил и сжёг эту берёзу. Впоследствии, как сообщает предание, на этом месте была построена первая в крае церковь, а её престол расположился непосредственно на пне срубленной берёзы[39].

Отличительной чертой погребального ритуала финно-пермян, согласно археологическим данным, является обёртывание умершего в берёсту. Северные русские и старообрядцы укладывают покойника в гроб (домовину) на берёзовые веники без комля.

Согласно древним представлениям манси и хантов, Священная берёза-праматерь, принадлежавшая богине Калтась-эква, была златолистой и росла семью серебряными стволами из одного основания.

М. Энгельгардт в 1781 году отметил у Ардона священную берёзовую рощу осетин. К деревьям никто не прикасался, опасаясь неизбежного несчастья[40].

В фольклоре балтийских и германских народов сохранились устойчивые употребления, при которых слово берёза выступает в значении чистоты, невинности[41].

Кельты

Берёза является одним из 22 деревьев, входящих в кельтский гороскоп друидов (24 декабря — 20 января)[42]. В кельтской астрологии Солнце отождествлялось с Берёзой. Кельты хоронили умерших в шапках из берёзовой коры[32].

Славяне

В славянских поверьях отношение к берёзе было двойственным: согласно одним традициям, дерево и изделия из него, в том числе из берёсты, считались оберегом от нечистой силы; в частности, берёзовые веники, использовавшиеся в бане, рассматривались и как инструменты ритуального очищения[32]. Согласно другим традициям, берёзу считали нечистым деревом, в ветвях которого поселяются черти и русалки, и которое является воплощением душ умерших родственников; берёза также считалась деревом, из которого нечистая сила делает свои инструменты — к примеру, ведьмы, согласно поверьям, летают на берёзовых мётлах[32].

Файл:Semik.jpg
«Семик». Лубок. XIX век

В старинный русский женский обрядовый праздник — Семи́к, что праздновался в четверг на седьмой неделе после Пасхи, девушки шли в лес «завивать берёзу». Выбрав деревья, девушки завивали их — связывали верхушки двух молодых берёзок, пригибая их к земле[43]. Из веток заплетали венки[44]. При этом пели песни и ходили хороводом вкруг наряженной лентами берёзки, принося её в деревню[45]. При завивании венков девушки кумились, или сестрились: на связанные в виде круга ветви берёз вешали крестик, девушки попарно целовались через этот венок, менялись какими-нибудь вещами (кольцами, платками) и после этого называли себя кумой или сестрой[46][47].

Тюркские народы

Считается, что Умай (Умайя), тюркская богиня, олицетворяющая земное естество, спустилась на землю с двумя берёзами[32].

Народные приметы

  • Из берёзы весной течёт много сока — к дождливому лету.
  • Осенью листья берёз начнут желтеть с верхушки — весна ранняя, зажелтеют снизу — поздняя[48].
  • Коли берёза наперёд опушается, то жди сухого лета, а коли ольха — мокрого[47].
  • Если на берёзах много серёг — к урожаю гороха (Владимирск. губ.)[49]
  • Если весною на берёзе много почек — просо будет обильное (чуваш.)[49]
  • Если берёзовая шишка натрое весною — то овёс хорошо родится (Тобольск. губ.)[49]
  • Если берёзовые почки распускаются снизу, то хлеба ядрёные (хорошие зерном) родятся (Пермск. губ.)[49]
  • Весною на осине и берёзе хорошая мочка — будет хлеб ядрёный (Тобольск. губ.)
  • Если листья на берёзе густы и тёмно-зелены (при обилии летней влаги) — к урожаю и рослому хлебу[49]
  • Когда на берёзе появится жёлтый лист пятнами с лошадиную голову, пора сеять озимый хлеб (вотяц.)[49]
  • Если листочки на берёзе пожелтеют на верхушке, рожь нужно сеять в первый сев; если на середине — в средний, если ближе к корню — в последний сев (вотяц.)[49]
  • Когда лопаются серёжки у берёз — время сеять хлеб (чуваш.)[49]
  • Если наверху берёзы листья раньше и больше распустились — хлеб нужно сеять раньше; если в середине больше распустились — нужно средне сеять; если внизу больше распустились — сеять позже[49]
  • Если берёза расцветёт сверху, то ранний сев лучше, если в середине — средний сев, если снизу — поздний сев (о посеве яровых хлебов)[49]
  • Сей овёс, когда берёзовый лист станет распускаться[49]

Русские пословицы, поговорки, загадки и шутки о берёзе

  • Стоит дерево, цветом зелено. В этом дереве — четыре угодья: первое — больным на здоровье, второе — людям колодец, третье — от зимы свет, четвёртое — дряхлым пеленанье
  • Берёза не угроза: где стоит, там и шумит (Яросл. губ.)[49]
  • Бела береста — да дёготь чёрен[49]
  • Тонка берёза, да разуму учит[49]
  • Для врага и берёза — угроза
  • Сок берёзовый с мякотью
  • Зелена, а не луг, бела, а не снег, кудрява, а не голова (загадка)
  • Влезу на горушку, одеру телушку, сало в рот, а кожу прочь (загадка — берёзовый сок)

Берёза в изобразительном искусстве

Исаак Левитан. Золотая осень.
1895. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея
Архип Куинджи. Берёзовая роща.
1879. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея
Александр Головин. Берёзки.
1908—1911. Бумага, гуашь. Государственная Третьяковская галерея

В киноискусстве

Одна из сцен, раскрывающих характер Егора Прокудина, главного героя кинофильма «Калина красная», — его диалог с молодыми берёзками как символом чистоты и свежести. Они противопоставляются жестокостям, окружающим героя[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.БерёзаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.БерёзаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Берёза[источник не указан 1170 дней].

В геральдике

Файл:Jalasjärvi.vaakuna.svg
Герб финского округа Яласъярви

Берёза является распространённым геральдическим символом. «В германской геральдике XII века основное эмблематическое изображение берёзы — это кустообразное дерево с золотой листвой и серебряным (или золотым) стволом. Более позднее изображение берёзы в немецкой и шведской геральдике — зелёное кустообразное дерево с белым (серебряным) стволом, независимо от цвета поля щита. С XVIII века было принято изображение с так называемой „закрытой кроной“, с XIX века — стилизованное с 8 ветвями и 7 корнями, 39 листьями с каждой стороны и одним листом на самом верху: 10:11:11:7:1:7:11:11:10. В чешской геральдике изображение целого дерева берёзы практически не встречается, его заменяет изображение треугольного берёзового листа зелёного цвета, натуральной (а не стилизованной) формы. Эта эмблема служит говорящей эмблемой в коммунальной геральдике для обозначения городов (например, города Брезова (Пржезава), получившего городской герб в 1960 году). В русской геральдике эмблема берёзы почти не употребляется, причём у неё нет чёткого эмблематического вида, она изображается в виде дерева с кудреватой кроной зелёного цвета и с неясно очерченным чёрно-серым стволом. Примером может служить герб города Берёзова в Тюменской области: три стоящие рядом на одном уровне берёзки в серебряном поле. Берёзовый лист служит с 60—70-х годов XX века также одной из эмблем защитников окружающей среды в ФРГ и немецкой партии „зелёных“»[38]. «Признаками, отличающими в геральдике берёзу от других деревьев, служат форма листьев (треугольные с острыми зубчиками по краю) и наличие длинных „серёжек“. Все остальные признаки, включая окраску ствола, не являются типологически значимыми»[50].

В геральдике существует также термин «берёзоволистный»: обозначение линии сечения в виде чередующихся разнонаправленных листьев берёзы и образованных с её помощью делений щита и гербовых фигур[51].

Берёза присутствует на гербах следующих географических пунктов: Берёзовский городской округ, Дегтярск, посёлок (до 1926 года — город) Берёзово и Берёзовский район (Россия), посёлок Великий Березный (Украина), Брезегард-Пихер, Пирк, Винненден (Германия), Безенбюрен (Швейцария), Březová, Březina (Чехия), коммуны Дага, Гнеста (швед. Gnesta) (Швеция), общины Яласъярви, Юука, Тохмаярви (с 1953 по 2004 год), Карттула (фин. Karttula) (Финляндия), Ля Фаж-Монтиверну (фр. La Fage-Montivernoux) (Франция).

Берёза в культуре славянских народов и в России

В украинском и чешском календарях именем берёзы назван месяц март (см. статью Древнеславянский календарь).

Березозолом в древнеславянских памятниках письменности обозначался месяц апрель. Слово составилось из берёза и из слова зол, не употреблявшегося самостоятельно, которого корень тот же, что и в словах зел-ёный, зел-енеть и т. д. Таким образом, слово собственно означает зелень берёзы или месяц, в который берёза зеленеет; вот почему чеш. březen обозначает месяц март[52].

Берёза считается одним из символов России, поэтому во многих случаях её название использовалось для обозначения объектов, связанных с Россией:

Белая берёза, я тебя люблю,
Протяни мне ветку нежную свою.
Без любви, без ласки пропадаю я,
Белая берёза, милая моя.

Из песни Владимира Трепетцова «Белая берёза»[55].

Известно несколько песен на тему берёзы:

С берёзы начался Невский проспект в Санкт-Петербурге. На месте Адмиралтейского сада было посажено четыре ряда берёз, и это положило начало магистрали.

Название Государственного академического хореографического ансамбля взято от первой постановки Н. С. Надеждиной (1948) русского девичьего хоровода «Берёзка» на музыку русской народной хороводной песни «Во поле берёзонька стояла…»

Одно из драгоценных пасхальных яиц фирмы Фаберже было изготовлено в 1917 году из карельской берёзы. Оно так и называется — «Берёзовое».

В традиционной культуре народов эрзя и мокша большое значение имеет торама — духовой музыкальный инструмент. Тораму делают из ветви берёзы или клёна, которую продольно раскалывают пополам, сердцевину каждой половины выдалбливают, а затем половины обматывают берёстой. При обмотке берёстой одну сторону трубы делают шире, а другую у́же. Внутрь трубы вставляют язык из берёсты.

В императорской России было построено несколько «берёзовых домиков» — парковых павильонов, обитых снаружи берёзовыми жердями или тонкими брёвнами с неснятой корой: в Гатчине, в Кузьминках, в Петергофе. Такого рода павильоны-сюрпризы были типичны для российских парков второй половины XVIII века, за их намеренно скромным фасадом скрывался роскошный интерьер.

В культуре других народов

Цыгане оборачивали нательную рубашку вокруг берёзы и по первому звуку, услышанному после этого, предсказывали будущее[32].

Берёза, в том числе карельская, чаще всего используется для изготовления рукояти традиционного скандинавского (в основном финского) ножа пуукко.

Алексей Ермолов в книге «Народная сельскохозяйственная мудрость в пословицах, поговорках и приметах» (издание 1905 года) приводит как интересное поверье у киргизов, да и у других азиатских народов следующее выражение про берёзу: «Где меж елей вырастет берёза, туда непременно придут русские»[49].

Берёза в топонимах

Огромное количество географических названий и, в частности, названий населённых пунктов в России, да и в других славянских странах, имеют корень «берёза». Это и хорошо знакомые Березники, и безвестные сёла и деревни (Берёзовка и Берёзка). В Самарской области есть и «чистая» Берёза, в Брестской области Белоруссии — Берёза (белор. Бяро́за), в Трубчевском районе Брянской области — посёлок Белая Берёзка, в Ленинградской области — Берёзовые острова. Населённые пункты под названием Бреза есть в Боснии, Сербии, Словении, Черногории, Словакии, Бржиза — в Чехии.

Многие финские топонимы восходят к фин. koivu, литовские — к лит. beržas, которые также означают берёза.

Название города на северо-востоке Венгрии — Ньиредьхаза (венг. Nyíregyháza) — происходит от слова Ньиршег, низменного района, в котором расположен город, в свою очередь восходящему к слову берёза (венг. Nyír).

Улан-Бургасы, горный хребет в Бурятии, назван от бур. бургаса (бургааһан), что значит мелкий березник.

Образование славянских названий рек, гидронимов, от названий деревьев — явление широко распространённое. Подсчитано, что на первом месте по частоте употребления в речных названиях находится берёза. Самое известное среди таких названий — Березина, правый приток Днепра. Существует гипотеза, что некогда Березина и Днепр ниже её впадения считались одной рекой с общим названием Березина, а известное античное название Днепра Борисфен представляет собой искажённое Березина[60].

Прочие сведения

Имя исландской певицы Бьорк Гудмундсдоттир (исл. Björk Guðmundsdóttir) по-исландски означает «берёза».

На одной из памятных монет Банка России в серии, посвящённой древним городам России, — «Великий Устюг»[61] — изображена, кроме прочего, берёза.

Выражение «берёзовая каша» означало розги (тонкие прутья, которыми наказывали нерадивых детей)[62].

Напишите отзыв о статье "Берёза"

Примечания

  1. Об условности указания класса двудольных в качестве вышестоящего таксона для описываемой в данной статье группы растений см. раздел «Системы APG» статьи «Двудольные».
  2. [http://botany.si.edu/ing/INGsearch.cfm?searchword=Betula Сведения о роде Betula] в базе данных Index Nominum Genericorum Международной ассоциации по таксономии растений (IAPT)(англ.)
  3. 1 2 3 4 [http://apps.kew.org/wcsp//qsearch.do?plantName=Betula&page=quickSearch World Checklist of Betula. The Board of Trustees of the Royal Botanic Gardens, Kew.]
  4. 1 2 Флора Восточной Европы, т. 11. / Под ред. Н. Н. Цвелёва. М.—СПб: Тов-во научных изданий КМК. 2004. — С. 65.
  5. Walde A., Hofmann J. B. Lateinisches etymologisches Wörterbuch. — Heidelberg: Carl Winter’s Universitätsbuchhandlung, 1938. — Bd. 1. — S. 103.
  6. [http://starling.rinet.ru/cgi-bin/response.cgi?root=%2Fusr%2Flocal%2Fshare%2Fstarling%2Fmorpho&morpho=1&basename=%5Cusr%5Clocal%5Cshare%5Cstarling%5Cmorpho%5Cvasmer%5Cvasmer&first=1&text_word=%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B0&method_word=substring&text_general=&method_general=substring&text_origin=&method_origin=substring&text_trubachev=&method_trubachev=substring&text_editorial=&method_editorial=substring&text_pages=&method_pages=substring&text_any=&method_any=substring&sort=word Этимологический словарь Фасмера], 1, 154.
  7. [http://apps.kew.org/wcsp/synonomy.do?accepted_id=21065&repSynonym_id=-9998&name_id=21065&status=true World Checklist of Selected Plant Families. The Board of Trustees of the Royal Botanic Gardens, Kew. Published on the Internet; http://www.kew.org/wcsp/ accessed 11 November 2006; 19:30 GMT]
  8. 1 2 3 Лантратова А. С. Деревья и кустарники Карелии: Определитель. — Петрозаводск: Карелия, 1991. — С. 106—107. — ISBN 5-7545-0369-5.
  9. Пробка // Проба — Ременсы. — М. : Советская энциклопедия, 1975. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 21).</span>
  10. Андреева И. И., Родман Л. С. Ботаника. — 3-е, перераб. и доп. — М.: Колос, 2005. — С. 407. — 528 с. — ISBN 5-9532-0114-1.
  11. [http://plants.usda.gov/java/profile?symbol=BENA Карта распространения] на территории Северной Америки на сайте USDA NRCS
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [http://www.forest.ru/rus/basics/glossary/articles/bereza.html Береза]. Лесная энциклопедия. [http://www.webcitation.org/612B6watw Архивировано из первоисточника 18 августа 2011].
  13. Лантратова А. С. Деревья и кустарники Карелии: Определитель. — Петрозаводск: Карелия, 1991. — ISBN 5-7545-0369-5.
  14. Колки (небольшие леса) // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.  (Проверено 3 мая 2013)</span>
  15. Прохоров А. А. и др. [http://hortus.karelia.ru/bgm/hb2/8.pdf Аналитические возможности информационно-аналитической системы по коллекционным фондам ботанических садов] // Hortus Botanicus. — 2004. — № 2. — С. 65—79. [http://web.archive.org/web/20070729131928/http://hortus.karelia.ru/bgm/hb2/8.pdf Архивировано] из первоисточника 29 июля 2007. (недоступная ссылка)
  16. [http://slovari.yandex.ru/dict/lekrast/article/lek/lek1-018.htm Береза бородавчатая — Лекарственные растения — Яндекс. Словари](недоступная ссылка)
  17. [http://www.sci.aha.ru/ALL/e13.htm Высота и продолжительность жизни деревьев]
  18. Вавриш П. О., Горовой Л. Ф. Грибы в лесу и на столе. — К.: Урожай, 1993. — С. 23. — ISBN 5-337-00728-9.
  19. Грибы: Справочник / Пер. с итал. Ф. Двин. — М.: Астрель, АСТ, 2001. — С. 13. — ISBN 5-17-009961-4.
  20. Лессо Т. Грибы, определитель / пер. с англ. Л. В. Гарибовой, С. Н. Лекомцевой. — М.: «Астрель», «АСТ», 2003. — С. 212, 227. — ISBN 5-17-020333-0.
  21. Род Берёза в издании Растительные ресурсы России. Т. 1
  22. 1 2 3 Энциклопедический словарь лекарственных растений и продуктов животного происхождения / Под ред. Г. П. Яковлева и К. Ф. Блиновой. — 2-е изд., испр. и доп. — СПб.: СпецЛит, 2002. — С. 80—81.
  23. 1 2 [http://bigenc.ru/biology/text/1859832 Берёза] / А. К. Скворцов // «Банкетная кампания» 1904 — Большой Иргиз. — М. : Большая Российская энциклопедия, 2005. — С. 353—355. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—, т. 3). — ISBN 5-85270-331-1.</span>
  24. 1 2 Береза, дерево // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  25. 1 2 3 Абрикосов Х. Н. и др. Берёза // [http://ashipunov.info/shipunov/school/books/slovarj-sprav_pchelovoda_1955.djvu Словарь-справочник пчеловода] / Сост. Н. Ф. Федосов. — М.: Сельхозгиз, 1955. — С. 23..
  26. 1 2 Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая Российская энциклопедия, 2004—.[http://bigenc.ru/chemistry/text/1944041]</span>
  27. [http://slovari.yandex.ru/dict/ushakov/article/ushakov/02/us112424.htm Берёста в Толковом словаре русского языка Ушакова](недоступная ссылка)
  28. 1 2 3 4 Берёза / А. К. Скворцов // Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая Российская энциклопедия, 2004—.[http://bigenc.ru/biology/text/1859832]</span>
  29. Верещагин В. И., Соболевская К. Я., Якубова А. И. [https://books.google.ru/books?hl=ru&id=02VCAAAAYAAJ&dq=кора+березы+применяется+против+малярии&focus=searchwithinvolume&q=кора+березы+применяется+против+малярии Полезные растения Западной Сибири] / АН СССР; Центр. сибирский бот. сад. — Л.: Изд-во АН СССР (Лен. отд.), 1959. — С. 22. — 346 с.
  30. Берёза в словаре Животные и растения
  31. Марков А. В. [http://elib.uraic.ru/handle/123456789/5826 Добывание берёзового сока]. — М.: КОИЗ, 1943. — С. 19. — 31 с.
  32. 1 2 3 4 5 6 7 Энциклопедия символов, знаков, эмблем / Авт.-сост. В. Андреева и др. — М.: Астрель: МИФ: АСТ, 2002. — С. 77—78. — (AD MARGINEM). — 3 000 (доп, тираж) экз. — ISBN 5-17-008096-4., ISBN 5-271-02117-3, ISBN 5-87214-062-2.
  33. Крылов В. [http://cyberleninka.ru/article/n/gotovimsya-k-vesne Готовимся к весне] // Астма и аллергия. — 2006. — № 1.</span>
  34. Пономарёв Н. А. Берёзы СССР / Наркомлес СССР; Центр науч.-исс. ин-т мех. обработки дерева. — М.—Л.: Гос. лес. тех. изд-во, 1933. — С. 7—10.
  35. Мерзликина М. Тёмные аллеи // Гармония сада : журнал. — Сентябрь 2008. — С. 45—48.
  36. [http://flower.onego.ru/kustar/betula.html Берёза]. Энциклопедия декоративных садовых растений. Проверено 5 июня 2016.
  37. [http://flower.onego.ru/kustar/betula.html Берёза] на сайте Энциклопедия декоративных садовых растений.
  38. 1 2 В. Похлёбкин. Словарь международной символики и эмблематики.
  39. Рыжова Е. А. [http://kizhi.karelia.ru/library/ryabinin-2007/491.html Миссионерские предания в Повести о рождении и крещении Стефана Пермского]
  40. [http://oknosetia.ru/popularization_p_5.html Священная Роща Хетага]
  41. Норманская Ю. В. [http://www.iling-ran.ru/Normanskaya/normanskaya/03.pdf Культ березы и её название у народов Сибири и Поволжья (на материале тюркских и уральских языков)]
  42. [http://www.sunterra.ru/goroskopy/druid/index.html Гороскоп друидов] (недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.sunterra.ru/goroskopy/druid/index.html история])
  43. [http://www.ethnomuseum.ru/section62/2092/2089/4184.htm Завивание берёз]. Российский этнографический музей.
  44. [http://www.ethnomuseum.ru/section62/2092/2089/4180.htm Троицкий венок]. Российский этнографический музей.
  45. [http://www.ethnomuseum.ru/section62/2092/2089/4178.htm Троицкая (семицкая) берёзка]. Российский этнографический музей.
  46. [http://www.ethnomuseum.ru/section62/2092/2089/4147.htm Кумление (посестримство)]. Российский этнографический музей.
  47. 1 2 Берёза // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.</span>
  48. Стрижёв А. В. Календарь русской природы. — 3-е изд., перераб. — М.: Моск. рабочий, 1981. — 224 с., ил.
  49. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Ермолов А. С. Народная агрономия. — М.: Русская книга, 1996. — 512 с. — 10 700 экз. — ISBN 5-268-01278-9.
  50. [http://gerb.rossel.ru/words/item48 Словарь. Геральдика Свердловской области. Берёза].
  51. [http://gerb.rossel.ru/words/item49 Словарь. Геральдика Свердловской области. Берёзоволистный]
  52. Березозол // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  53. С. Есенин. Берёза.
  54. [http://www.team-ra.ru/articles/article.php?cntid=18 Лето. Особенности индивидуальной маскировки]
  55. [http://www.bards.ru/archives/part.php?id=13948 Белая берёза]. bards.ru. Проверено 12 февраля 2010. [http://www.webcitation.org/612B8o85C Архивировано из первоисточника 18 августа 2011].
  56. Бирюков, Ю. [https://archive.is/20130108143310/www.istrodina.com/rodina_articul.php3?id=2002&n=102 И родина щедро поила меня берёзовым соком…] // Родина. — № 9. — 2006.  (Проверено 31 декабря 2008)
  57. [http://www.a-pesni.golosa.info/dvor/kudrklen.htm В. Трепетцов — Белая береза (с нотами)] (недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.a-pesni.golosa.info/dvor/kudrklen.htm история], [//web.archive.org/web/20071213164721/http://www.a-pesni.golosa.info/dvor/kudrklen.htm копия])
  58. [http://www.shansonprofi.ru/person/gulko/pdisks.html Михаил Гулько. Персональные диски]. Музей шансона.
  59. [http://www.youtube.com/watch?v=o_9IYX0Xbvc&feature=channel_page Видеоролик песни «Русские берёзы» на сайте Youtube] (недоступная ссылка)
  60. Поспелов Е. М. Школьный топонимический словарь / Пособие для учащихся сред. и ст. возраста. — М.: Просвещение, 1988. — С. 32. — ISBN 5-09-000824-8.
  61. Дата выпуска: 01.10.2007, каталожный номер: 5514-0049.
  62. [http://www.frazeologiya.ru/fraza/berezovyiy.htm Берёзовый]. Фразеология.ру. Проверено 20 сентября 2011. [http://www.webcitation.org/6GVwtL4Pi Архивировано из первоисточника 10 мая 2013].
  63. </ol>

Литература

  • Синадский Ю. В. [http://herba.msu.ru/shipunov/school/books/sinadsky1973_bereza_ee_vrediteli_i_bolezni.djvu Береза. Её вредители и болезни] / Отв. ред. П. И. Лапин; АН СССР; Гл. ботанич. сад. — М.: Наука, 1973. — 218 с.
  • Корчагина И. А. Семейство берёзовые (Betulaceae) // Жизнь растений. В 6-ти т / под ред. А. Л. Тахтаджяна. — М.: Просвещение, 1980. — Т. 5. Ч. 1. Цветковые растения. — С. 311—324. — 300 000 экз.
  • Данченко А. М. Популяционная изменчивость берёзы / Отв. ред. В. Л. Черепнин; АН СССР, Сиб. отд-ние, Ин-т леса и древесины им. В. Н. Сукачёва. — Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1990. — 202 с. — ISBN 5-02-028957-4.
  • Данченко А. М., Трофименко Н. М. Экология семенного размножения берёзы / Отв. ред. Воробьёв В. Н.; Рос. АН, Сиб. отд-ние, Ин-т экологии и природ. комплексов. — Новосибирск: Наука, Сиб. изд. фирма, 1993. — 182 с. — ISBN 5-288-00236-2.
  • Ботаника. Энциклопедия «Все растения мира»: Пер. с англ = Botanica / ред. Д. Григорьев и др. — М.: Könemann, 2006 (русское издание). — С. 142—144. — ISBN 3-8331-1621-8.
  • Пономарёв Н. А. Берёзы СССР. — М.: Гослестехиздат, 1932. — 247 с.
  • Черняева Г. Н., Долгодворова С. Я., Бондаренко С. М. Экстрактивные вещества берёзы / Отв. ред. Чудинов Б. С.; АН СССР, Сиб. отд-ние, Ин-т леса и древесины им. В. Н. Сукачёва. — Красноярск, 1986. — 122 с.
  • Иллюстрированный определитель растений Ленинградской области / Под ред. А. Л. Буданцева и Г. П. Яковлева. — М.: Товарищество научных изданий КМК, 2006. — С. 167. — 700 экз. — ISBN 5-87317-260-9.
  • [http://forest.geoman.ru/forest/item/f00/s00/e0000189/index.shtml Лесная энциклопедия. В 2-х т] / Гл. ред. Г. И. Воробьев. Ред. кол.: Н. А. Анучин, В. Г. Атрохин, В. Н. Виноградов и др. — М.: Сов. энциклопедия, 1985. — Т. 1.
  • Животные и растения. Иллюстрированный энциклопедический словарь. — М.: Эксмо, 2007. — С. 117—119. — доп, тираж 5 000 экз. — ISBN 5-699-17445-1.
  • Растительные ресурсы России: Дикорастущие цветковые растения, их компонентный состав и биологическая активность / Отв. ред. А. Л. Буданцев. — СПб.—М.: Товарищество научных изданий КМК, 2008. — Т. 1. Семейства Magnoliaceae — Juglandaceae, Ulmaceae, Moraceae, Cannabaceae, Urticaceae. — С. 164—176. — 700 экз. — ISBN 978-5-87317-472-0.

Ссылки


Отрывок, характеризующий Берёза


Он строился в 1400 году литовским князем Алитис на берегу широкой красавицы реки Нямунас. Вернее, строился замок, а вокруг уже позже обстраивался городок. Вокруг городка, как бы создавая своеобразную защиту, река делала петлю, а в середине этой петли голубыми зеркалами сияли три небольших лесных озера. От старинного замка до наших дней, к сожалению, дожили только лишь руины, превратившиеся в огромный холм, с вершины которого открывается изумительный вид на реку. Эти руины были любимым и самым загадочным местом наших детских игр. Для нас это было местом духов и привидений, которые казалось всё ещё жили в этих старых полуразрушенных подземных тоннелях и искали своих «жертв», чтобы утащить их с собой в свой загадочный подземный мир… И только самые храбрые мальчишки отваживались идти туда достаточно глубоко, чтобы потом пугать всех оставшихся страшными историями.

Насколько я себя помню, большая половина моих самих ранних детских воспоминаний была связана именно с лесом, который очень любила вся наша семья. Мы жили очень близко, буквально через пару домов, и ходили туда почти каждый день. Мой дедушка, которого я обожала всем своим детским сердечком, был похож для меня на доброго лесного духа. Казалось, он знал каждое дерево, каждый цветок, каждую птицу, каждую тропинку. Он мог часами рассказывать об этом, для меня совершенно удивительном и незнакомом мире, никогда не повторяясь и никогда не уставая отвечать на мои глупые детские вопросы. Эти утренние прогулки я не меняла ни на что и никогда. Они были моим любимым сказочным мирком, которым я не делилась ни с кем.

К сожалению, только спустя слишком много лет я поняла, кем по-настоящему был мой дед (к этому я ещё вернусь). Но тогда это был просто самый близкий, тёплый и хрупкий человечек с яркими горящими глазами, который научил меня слышать природу, говорить с деревьями и даже понимать голоса птиц. Тогда я ещё была совсем маленьким ребёнком и искренне думала, что это совершенно нормально. А может даже и не думала об этом вообще… Я помню моё первое знакомство с «говорящим» деревом. Это был старый огромный дуб, который был слишком объёмистым для моих маленьких детских ручонок.
– Видишь, какой он большой и добрый? Слушай его… Слушай... – как сейчас помнится тихий, обволакивающий дедушкин голос. И я услышала…
До сих пор ярко, как будто это случилось только вчера, я помню то, ни с чем не сравнимое чувство слияния с чем-то невероятно огромным и глубоким. Ощущение, что вдруг перед моими глазами начали проплывать странные видения каких-то чужих далёких жизней, не по-детски глубокие чувства радости и грусти… Знакомый и привычный мир куда-то исчез, а вместо него всё вокруг сияло, кружилось в непонятном и удивительном водовороте звуков и ощущений. Не было страха, было только огромное удивление и желание чтобы это никогда не кончалось...
Ребёнок – не взрослый, он не думает о том, что это неправильно или что этого (по всем нашим «знакомым» понятиям) не должно быть. Поэтому для меня совершенно не казалось странным, что это был другой, абсолютно ни на что не похожий мир. Это было чудесно, и это было очень красиво. И показал мне это человек, которому моё детское сердце доверяло со всей своей непосредственной чистой и открытой простотой.
Природу я очень любила всегда. Я была «намертво» слита с любым её проявлением вне зависимости от места, времени или чьих-то желаний. С самых первых дней моего сознательного существования любимым местом моих каждодневных игр являлся наш огромный старый сад. До сих пор я буквально до мельчайших подробностей помню ощущение того неповторимого детского восторга, которое я испытывала, выбегая солнечным летним утром во двор! Я с головой окуналась в тот удивительно знакомый и в то же время такой загадочный и меняющийся мир запахов, звуков и совершенно неповторимых ощущений.

Мир, который, к нашему общему сожалению, растёт и меняется соответственно тому, как растём и меняемся мы. И позже уже не остаётся ни времени, ни сил чтобы просто остановиться и прислушаться к своей душе.
Мы постоянно мчимся в каком-то диком водовороте дней и событий, гонясь каждый за своей мечтой и пытаясь, во что бы то ни стало, «добиться чего-то в этой жизни»… И постепенно начинаем забывать (если когда-то помнили вообще...) как удивительно красив распускающийся цветок, как чудесно пахнет лес после дождя, как невероятно глубока порой бывает тишина… и как не хватает иногда простого покоя нашей измученной каждодневной гонкой душе.
Обычно я просыпалась очень рано. Утро было моим любимым временем суток (что, к сожалению, полностью изменилось, когда я стала взрослым человеком). Я обожала слышать, как просыпается от утренней прохлады ещё сонная земля; видеть, как сверкают первые капли росы, ещё висящие на нежных цветочных лепестках и от малейшего ветерка бриллиантовыми звёздочками срывающиеся вниз. Как просыпается к новому дню ЖИЗНЬ… Это был по-настоящему МОЙ мир. Я его любила и была абсолютно уверена, что он будет со мной всегда…
В то время мы жили в старинном двухэтажном доме, сплошь окружённом огромным старым садом. Моя мама каждый день уходила на работу, а папа в основном оставался дома или уезжал в командировки, так как в то время он работал журналистом в местной газете, названия которой я, к сожалению, уже не помню. Поэтому почти всё своё дневное время я проводила с дедушкой и бабушкой, которые были родителями моего отца (как я узнала позже – его приёмными родителями).

Вторым моим самым любимым увлечением было чтение, которое так и осталось моей большой любовью навсегда. Я научилась читать в три года, что, как оказалось позже, было весьма ранним для этого занятия возрастом. Когда мне было четыре, я уже «взахлёб» зачитывалась своими любимыми сказками (за что и поплатилась на сегодняшний день своими глазами). Я обожала жить с моими героями: сопереживала и плакала, когда что-то шло не так, возмущалась и обижалась, когда побеждало зло. А когда сказки имели счастливый конец – тут уж всё ярко сияло «розовым цветом» и мой день становился настоящим праздником.
Смешно и грустно вспоминать эти удивительно чистые детские дни, когда всё казалось возможным, и всё было абсолютно реальным. Насколько реальным – я не могла тогда даже предположить. Это произошло, когда я с очередным упоением читала одну из своих любимых сказок. Ощущение было настолько ярким, что я помню, как будто это случилось только вчера: привычный мир вокруг меня вдруг куда-то исчез, и я оказалась в своей любимой сказке. Я имею в виду – по-настоящему оказалась. Всё вокруг было реально живое, движущееся, меняющееся… и абсолютно потрясающее.
Я не знала точно, сколько я пробыла в этом удивительном мире, но когда это вдруг исчезло, внутри осталась какая-то болезненно-глубокая звенящая пустота… Казалось, что наш «нормальный» мир вдруг потерял все свои краски, настолько ярким и красочным было моё странное видение. Я не хотела с ним расставаться, не хотела чтобы это кончалось… И вдруг почувствовала себя настолько «обделённой», что разревелась навзрыд и бросилась жаловаться всем, кого в тот момент нашла, о своей «невозвратимой потере»… Моя мама, которая к счастью в тот момент находилась дома, терпеливо выслушала мой сбивчивый лепет, и взяла с меня обещание пока не делиться своей «необыкновенной» новостью с друзьями.
Когда я удивлённо спросила: – Почему?
Мама растерянно сказала, что это пока будет нашим секретом. Я, конечно, согласилась, но это казалось чуточку странным, так как я привыкла открыто делиться всеми своими новостями в кругу своих друзей, и теперь это вдруг почему-то было запрещено. Постепенно моё странное «приключение» забылось, так как в детстве каждый день обычно приносит что-то новое и необычное. Но однажды это повторилось опять, и уже повторялось почти каждый раз, когда я начинала что-то читать.
Я полностью погрузилась в свой удивительный сказочный мир, и он казался мне намного реальнее, чем все остальные, привычные «реальности»… И я никак не могла понять своим детским умом, почему моя мама приходит во всё меньший и меньший восторг от моих вдохновенных рассказов…
Моя бедная добрая мама!.. Я могу только представить себе теперь, после стольких прожитых лет, что она должна была пережить! Я была её третьим и единственным ребёнком (после умерших при рождении моих брата и сестры), который вдруг погрузился непонятно во что и не собирается оттуда выходить!.. Я до сих пор благодарна ей за её безграничное терпение и старание понять всё, что происходило со мной тогда и все последующие «сумасшедшие» годы моей жизни. Думаю, что многим ей помог тогда мой дед. Так же, как он помогал и мне. Он находился со мной всегда, и наверное поэтому его смерть стала для меня самой горькой и невосполнимой потерей моих детских лет.

Жгучая, незнакомая боль швырнула меня в чужой и холодный мир взрослых людей, уже никогда больше не давая возможности вернуться назад. Мой хрупкий, светлый, сказочный детский мир разбился на тысячи мелких кусочков, которых (я откуда-то знала) мне уже никогда не удастся полностью восстановить. Конечно же, я всё ещё оставалась малым шестилетним ребёнком, с моими грёзами и фантазиями, но в то же время, я уже знала наверняка, что не всегда этот наш удивительный мир бывает так сказочно красив, и не всегда в нём, оказывается, безопасно существовать…
Я помню как буквально несколько недель до того страшного дня, мы сидели с дедушкой в саду и «слушали» закат. Дедушка почему-то был тихим и грустным, но эта грусть была очень тёплой и светлой, и даже какой-то глубоко доброй… Теперь-то я понимаю, что он тогда уже знал, что очень скоро будет уходить… Но, к сожалению, не знала этого я.
– Когда-нибудь, через много, много лет… когда меня уже не будет рядом с тобой, ты так же будешь смотреть на закат, слушать деревья… и может быть вспоминать иногда своего старого деда, – журчал тихим ручейком дедушкин голос. – Жизнь очень дорога и красива, малыш, даже если временами она будет казаться тебе жестокой и несправедливой... Что бы с тобой не случилось, запомни: у тебя есть самое главное – твоя честь и твоё человеческое достоинство, которых никто у тебя не может отнять, и никто не может их ронить, кроме тебя… Храни это, малыш, и не позволь никому тебя сломать, а всё остальное в жизни восполнимо...
Он качал меня, как маленького ребёнка, в своих сухих и всегда тёплых руках. И было так удивительно покойно, что я боялась дышать, чтобы случайно не спугнуть этот чудесный миг, когда согревается и отдыхает душа, когда весь мир кажется огромным и таким необычайно добрым… как вдруг до меня дошёл смысл его слов!!!
Я вскочила, как взъерошенный цыплёнок, задыхаясь от возмущения, и, как назло, никак не находя в своей «взбунтовавшейся» голове таких нужных в этот момент слов. Это было так обидно и совершенно несправедливо!.. Ну почему в такой чудесный вечер ему вдруг понадобилось заводить речь о том грустно-неизбежном, что (уже понимала даже я) рано или поздно должно будет произойти?!. Моё сердце не хотело этого слушать и не хотело такого «ужаса» принимать. И это было совершенно естественно – ведь все мы, даже дети, настолько не хотим признавать себе этот грустный факт, что притворяемся, будто оно не произойдёт никогда. Может быть с кем-то, где-то, когда-то, но только не с нами... и никогда…
Естественно, всё обаяние нашего чудесного вечера куда-то исчезло и уже не хотелось ни о чём больше мечтать. Жизнь опять же давала мне понять, что, как бы мы ни старались, не столь уж и многим нам по-настоящему дано право в этом мире располагать… Смерть моего дедушки по-настоящему перевернула всю мою жизнь в буквальном смысле этого слова. Он умер на моих детских руках, когда мне было всего-навсего шесть лет. Случилось это ранним солнечным утром, когда всё вокруг казалось таким счастливым, ласковым и добрым. В саду радостно перекликались первые проснувшиеся птицы, весело передавая друг другу последние новости. Tолько-только открывала свои yмытые утренней росой глаза разнеженная последним утренним сном розовощёкая заря. Воздух благоухал удивительно «вкусными» запахами летнего буйства цветов.
Жизнь была такой чистой и прекрасной!.. И уж никак невозможно было представить, что в такой сказочно-чудесный мир могла вдруг безжалостно ворваться беда. Она просто не имела на это ни какого права!!! Но, не напрасно же говорится, что беда всегда приходит незванно, и никогда не спрашивает разрешения войти. Так и к нам в это утро она вошла не постучавшись, и играючи разрушила мой, так вроде бы хорошо защищённый, ласковый и солнечный детский мир, оставив только нестерпимую боль и жуткую, холодную пустоту первой в моей жизни утраты…
В это утро мы с дедушкой, как обычно, собирались пойти в наш любимый лес за земляникой, которую я очень любила. Я спокойно ждала его на улице, как вдруг мне почудилось, что откуда-то подул пронизывающий ледяной ветер и на землю опустилась огромная чёрная тень. Стало очень страшно и одиноко… В доме кроме дедушки в тот момент никого не было, и я решила пойти посмотреть, не случилось ли с ним чего-то.
Дедушка лежал на своей кровати очень бледный и я почему-то сразу поняла что он умирает. Я бросилась к нему, обняла и начала трясти, пытаясь во что бы то ни стало вернуть назад. Потом стала кричать, звать на помощь. Было очень странно – никто меня почему-то не слышал и не приходил, хотя я знала, что все находятся где-то рядом и должны меня услышать наверняка. Я тогда ещё не понимала, что это кричала моя душа…
У меня появилось жуткое ощущение, что время остановилось и мы оба в тот момент находимся вне его. Как будто кто-то поместил нас обоих в стеклянный шар, в котором не было ни жизни, ни времени… И тут я почувствовала, как все волосы на голове встают дыбом. Я никогда не забуду этого ощущения, даже если проживу сто лет!.. Я увидела прозрачную светящуюся сущность, которая вышла из тела моего дедушки и, подплыв ко мне, начала мягко в меня вливаться… Сначала я сильно испугалась, но сразу же почувствовала успокаивающее тепло и почему-то поняла, что ничего плохого со мной не может случиться. Сущность струилась светящимся потоком, легко и мягко вливаясь в меня, и становилась всё меньше и меньше, как бы понемножку «тая»... А я ощущала своё тело огромным, вибрирующим и необычайно лёгким, почти что «летящим».
Это был момент слияния с чем-то необыкновенно значительным, всеобъемлющим, чем-то невероятно для меня важным. А потом была жуткая, всепоглощающая боль потери… Которая нахлынула чёрной волной, сметая на своём пути любую мою попытку ей противостоять… Я так плакала во время похорон, что мои родители начали бояться, что заболею. Боль полностью завладела моим детским сердечком и не хотела отпускать. Мир казался пугающе холодным и пустым… Я не могла смириться с тем, что моего дедушку сейчас похоронят и я не увижу его уже никогда!.. Я злилась на него за то, что он меня оставил, и злилась на себя, что не сумела его спасти. Жизнь была жестокой и несправедливой. И я ненавидела её за то, что приходилось его хоронить. Наверное поэтому это были первые и последние похороны, при которых я присутствовала за всю мою дальнейшую жизнь…

После, я ещё очень долго не могла придти в себя, стала замкнутой, и очень много времени проводила в одиночестве, чем до глубины души огорчала всех своих родных. Но, мало-помалу, жизнь брала своё. И, спустя какое-то время, я потихонечку начала выходить из того глубоко изолированного состояния, в которое погрузила себя сама, и выходить из которого оказалось весьма и весьма непросто... Мои терпеливые и любящие родители пытались мне помочь, как могли. Но при всём их старании, они не знали, что по-настоящему я больше уже не была одна – что мне, после всех моих переживаний, вдруг открылся ещё более необычный и фантастический мир, чем тот, в котором я уже какое-то время жила. Мир, который превосходил своей красотой любые воображаемые фантазии, и который (опять же!) подарил мне со своей необыкновенной сущностью мой дед. Это было ещё более удивительно чем всё то, что происходило со мною раньше. Только почему-то на этот раз мне уже не хотелось ни с кем этим делиться…
Дни шли за днями. В моей повседневной жизни я была абсолютно нормальным шестилетним ребёнком, который имел свои радости и горести, желания и печали и такие неисполнимо-радужные детские мечты… Я гонялась за голубями, обожала ходить с родителями к реке, играла с друзьями в детский бадминтон, помогала, в силу своих возможностей, маме и бабушке в саду, читала свои любимые книжки, училась игре на фортепиано. Другими словами – жила самой нормальной обычной жизнью всех маленьких детей. Только беда-то была в том, что Жизни у меня к тому времени были уже две… Я как будто жила в двух совершенно разных мирах: первый – это был наш обычный мир, в котором мы все каждый день живём, и второй – это был мой собственный «скрытый» мир, в котором жила только моя душа. Мне становилось всё сложнее и сложнее понять, почему то, что происходило со мной, не происходило ни с одним из моих друзей?
Я стала чаще замечать, что, чем больше я делилась своими «невероятными» историями с кем-либо из моего окружения, тем чаще чувствовалась с их стороны странная отчуждённость и недетская настороженность. Это ранило и от этого становилось очень грустно. Дети любопытны, но они не любят непонятное. Они всегда как можно быстрее стараются докопаться своим детским умом до сути происходящего, действуя по принципу: «что же это такое и с чем его едят?»… И если они не могут этого понять – оно становится «чужеродным» для их повседневного окружения и очень быстро уходит в забытье. Вот таким «чужеродным» понемножку начала становиться и я…
Я начала постепенно понимать, что мама была права, советуя не рассказывать обо всём моим друзьям. Вот только я никак не могла понять – почему они не хотят этого знать, ведь это было так интересно! Так, шаг за шагом, я пришла к грустному пониманию, что я, должно быть, не совсем такая, как все. Когда я однажды спросила маму об этом «в лоб», она мне ответила что я не должна грустить, а наоборот, должна гордиться, потому что это – особый талант. Честно говоря, я никак не могла понять, что же это за такой талант, от которого шарахались все мои друзья?.. Но это была реальность и мне приходилось с ней жить. Поэтому я пробовала к ней как-то приспособиться и старалась как можно меньше распространяться о своих странных «возможностях и талантах» в кругу своих знакомых и друзей…
Хотя иногда это проскальзывало помимо моей воли, как, например, я часто знала что произойдёт в тот или другой день или час с тем или иным из моих друзей и хотела им помочь, предупреждая об этом. Но, к моему великому удивлению, они предпочитали ничего не знать и злились на меня когда я пыталась им что-то объяснить. Тогда я впервые поняла, что не все люди любят слышать правду, даже если эта правда могла бы им как-то помочь… И это открытие, к сожалению, принесло мне ещё больше печали.

Спустя шесть месяцев после смерти моего дедушки случилось событие, которое, по моему понятию, заслуживает особого упоминания. Была зимняя ночь (а зимы в то время в Литве были очень холодные!). Я только что легла спать, как вдруг почувствовала странный и очень мягкий «призыв». Как будто кто-то звал меня откуда-то издалека. Я встала и подошла к окну. Ночь была очень тихая, ясная и спокойная. Глубокий снежный покров блистал и переливался холодными искрами по всему спящему саду, как будто отблеск множества звёзд спокойно ткал на нём свою сверкающую серебряную паутину. Было так тихо, как будто мир застыл в каком-то странном летаргическом сне…
Вдруг прямо перед моим окном я увидела светящуюся фигуру женщины. Она была очень высокой, выше трёх метров, абсолютно прозрачной и сверкала, как будто была соткана из миллиардов звёзд. Я почувствовала странное тепло, исходящее от неё, которое обволакивало и как бы звало куда-то. Незнакомка взмахнула рукой, приглашая следовать за ней. И я пошла. Окна в моей комнате были очень большими и низкими, нестандартными по нормальным меркам. Внизу они доходили почти до земли, так что я могла свободно в любое время вылезти наружу. Я последовала за своей гостьей не испытывая ни малейшего страха. И что было очень странно – абсолютно не чувствовала холода, хотя на улице в тот момент было градусов двадцать ниже нуля, а я была только в моей детской ночной рубашонке.
Женщина (если её можно так назвать) опять взмахнула рукой, как бы приглашая следовать за собой. Меня очень удивило, что нормальная «лунная дорога» вдруг, изменив своё направление, «последовала» за незнакомкой, как бы создавая светящуюся тропинку. И я поняла, что должна идти именно туда. Так я проследовала за моей гостьей до самого леса. Везде была такая же щемящая, застывшая тишина. Всё вокруг сверкало и переливалось в молчаливом сиянии лунного света. Весь мир как будто замер в ожидании того, что должно было вот-вот произойти. Прозрачная фигура двигалась дальше, а я, как завороженная, следовала за ней. Всё так же не появлялось чувство холода, хотя, как я потом поняла, я всё это время шла босиком. И что также было весьма странным, мои ступни не проваливались в снег, а как будто плыли по поверхности, не оставляя на снегу никаких следов...
Наконец мы подошли к небольшой круглой поляне. И там… освещённые луной, по кругу стояли необыкновенно высокие, сверкающие фигуры. Они были очень похожи на людей, только абсолютно прозрачные и невесомые, как и моя необычная гостья. Все они были в длинных развевающихся одеждах, похожих на белые мерцающие плащи. Четверо фигур были мужскими, с абсолютно белыми (возможно седыми), очень длинными волосами, перехваченными ярко светящимися обручами на лбу. И две фигуры женские, которые были очень похожими на мою гостью, с такими же длинными волосами и огромным сверкающим кристаллом в середине лба. От них исходило то же самое успокаивающее тепло и я каким-то образом понимала, что со мной ничего плохого не может произойти.

Я не помню, как очутилась в центре этого круга. Помню только, как вдруг от всех этих фигур пошли ярко светящиеся зелёные лучи и соединились прямо на мне, в районе, где должно было быть моё сердце. Всё моё тело начало тихо «звучать»… (не знаю как можно было бы точнее определить моё тогдашнее состояние, потому что это было именно ощущение звука внутри). Звук становился всё сильнее и сильнее, моё тело стало невесомым и я повисла над землёй так же, как эти шестеро фигур. Зелёный свет стал нестерпимо ярким, полностью заполняя всё моё тело. Появилось ощущение невероятной лёгкости, будто я вот-вот собиралась взлететь. Вдруг в голове вспыхнула ослепительная радуга, как будто открылась дверь и я увидела какой-то совершенно незнакомый мир. Ощущение было очень странным – как будто я знала этот мир очень давно и в то же время, не знала его никогда.
Как мне позже объяснил мой муж, я увидела в тот момент Священную Даарию, далёкую и удивительную прародину наших предков. Но тогда я была всего лишь маленькой девочкой и видела только необыкновенной красоты хрустальный город, похожий на один из удивительных городов моих сказок… Потом эти видения вдруг исчезли и появились другие, уже совершенно непонятные. Перед моими глазами проплывал мощный искрящийся поток каких-то незнакомых знаков, похожих на странные и очень красивые буквы… (которые я узнала намного позже, читая старинные славянские Веды). Я увидела огромную хрустальную лестницу, такую высокую, что создавалось впечатление как будто она идёт в никуда. И один из шести показал, что я должна идти по ней наверх.
Это было необыкновенно – я совершенно не чувствовала своего тела, оно было полностью невесомым! На самом верху ждали ещё шесть высоких светящихся фигур, на голове одной из которых сверкала изумительной красоты корона. Она сияла и переливалась миллионами цветов (которых я никогда не видела на Земле!) и всё время меняла форму. Потом я, конечно, узнала, что это были просто энергетические структуры очень высокой сущности (которые чаще всего напоминают корону), но тогда это было по-настоящему абсолютно необыкновенно и до боли красиво…
Я опять каким-то образом оказалась в кругу, только теперь светящихся фигур вокруг меня уже было двенадцать. Опять послышалось удивительное звучание. И я увидела себя в странном хрустальном яйце, которое было как бы собрано из множества бриллиантовых кристалликов. Фигуры куда-то исчезли, осталась только я одна. Вдруг каждый из этих кристалликов начал ярко светиться и я почувствовала себя совершенно «дырявой». Как будто в моём теле вдруг открылись миллионы дырок, через которые из каждого кристаллика в меня полилась какая-то странная тёплая музыка. Было так удивительно хорошо, что захотелось плакать… Больше я не помнила ничего.
Очнулась я утром в своей комнате, прекрасно помня каждую деталь случившегося прошедшей ночью и абсолютно точно зная, что это был не сон и не моё воображение, а что это было настоящее и реальное – как это было со мною всегда. Но даже если бы мне очень хотелось в этом сомневаться, последующие события начисто стёрли бы самые скептические мои детские мысли, если бы таковые даже имелись.

Мои странные «прогулки» теперь повторялись каждую ночь. Я уже не ложилась спать, а с нетерпением ждала, когда же, наконец, в доме все уснут и всё вокруг погрузится в глубокую ночную тишину, чтобы можно было (не боясь оказаться «застуканной») в очередной раз полностью окунуться в тот необыкновенный и загадочный, «другой» мир, в котором я уже почти что привыкла бывать. Я ждала появления моих новых «друзей» и каждый раз заново даримого удивительного чуда. И хотя я никогда не знала, кто из них придёт, но всегда знала, что придут непременно... И кто-бы из них не пришёл, он вновь подарит мне очередное сказочное мгновение, которое я буду очень долго и бережно хранить в своей памяти, как в закрытом волшебном сундучке, ключи от которого имела только я одна…
Но однажды не появился никто. Была очень тёмная безлунная ночь. Я стояла прижавшись лбом к холодному оконному стеклу и неотрываясь смотрела на покрытый мерцающим снежным саваном сад, стараясь до боли в глазах высмотреть что-то движущее и знакомое, чувствуя себя глубоко одинокой и даже чуточку «по-предательски» брошенной… Было очень грустно и горько, и хотелось плакать. Знала, что теряю что-то невероятно для меня важное и дорогое. И как бы я ни старалась себе доказать, что всё хорошо и что они всего-навсего просто «опаздывают», в глубине души я очень боялась, что может быть они уже не придут никогда… Было обидно и больно и никак не хотелось в это поверить. Моё детское сердце не желало мириться с такой «жуткой» потерей и не желало признать, что это всё же должно будет когда-то произойти, только вот я ещё не знала – когда. И мне дико хотелось отодвинуть этот злосчастный миг как можно дальше!
Вдруг что-то за окном по-настоящему начало меняться и знакомо мерцать! Я поначалу подумала, что это наконец-то появляется кто-то из моих «друзей», но вместо знакомых светящихся сущностей я увидела странный «хрустальный» туннель, начинавшийся прямо у моего окна и уходивший куда-то в даль. Естественно, первым моим побуждением было долго не раздумывая броситься туда… Но тут вдруг показалось чуточку странным, что я не чувствую того обычного тепла и спокойствия, которые сопровождали каждое появление моих «звёздных» друзей.
Как только я об этом подумала, «хрустальный» туннель стал на глазах меняться и темнеть, превращаясь в странную очень тёмную «трубу» с длинными движущимися щупальцами внутри. И болезненное, неприятное давление сжало голову, очень быстро перерастая в дикую взрывающуюся боль, грозясь размозжить все мозги вообще. Тогда я впервые по-настоящему почувствала, какой жестокой и сильной может быть головная боль (которая в дальнейшем, только по уже совершенно другим причинам, будет отравлять мою жизнь целых девятнадцать лет). Мне стало по на-стоящему страшно. Не было никого, кто мог бы мне помочь. Весь дом уже спал. Но если даже и не спал бы, я всё равно не смогла бы никому объяснить, что же тут такое стряслось…
Тогда, находясь уже почти что в настоящей панике, я вспомнила о существе с изумительной красоты короной и мысленно позвала его на помощь. Казалось бы – глупо?.. Но головная боль мгновенно ушла, уступая место дикому восторгу, так как я вдруг опять увидела, уже знакомый, сверкающий город и моих дивных, необыкновенных друзей. Они почему-то все очень тепло, как бы с одобрением, улыбались, излучая удивительно яркий зелёный свет вокруг своих искрящихся тел. Как оказалось позже, я, совершенно того не подозревая, прошла в тот вечер первый в своей жизни тест, которых, правда, потом будет очень и очень много… Но это было тогда, и это было только начало...
Я была всего лишь ребёнком, и не могла тогда ещё подозревать, что в тех, «других», невероятно красивых и «чистых» мирах, могут также находиться и плохие, или, как мы их называем, «чёрные» сущности. Которые, как рыбу на крючок, ловят вот таких «зелёненьких», только-что вылупившихся птенцов (каким в то время была я) и с радостью пожирают их бушующую жизненную силу или просто подключают к какой-то своей «чёрной» системе уже навсегда. И, к сожалению, мало найдётся таких «птенцов», которые смогли бы когда-то освободиться, если не знали как, и не имели нужный для этого потенциал.
Поэтому, я даже не могла предположить насколько сильно мне тогда повезло, что в нужный момент я каким-то образом сумела увидеть совсем не то, что мне очень упорно кто-то пытался внушить… (я думаю, что сама того не понимая, сумела просканировать создавшуюся ситуацию уже тогда). И если бы не мой удивительный «коронованный» друг, которого я, дико напуганная, очень своевременно позвала, никто не знает в каком из далёких «чёрных» миров моя сущность обитала бы сейчас, если бы она вообще до сих пор всё ещё была бы жива... Вот почему и было столько радостного тепла и света в сердца моих «звёздных» друзей. И думаю, что это, к сожалению, также явилось одной из главных причин нашего прощания. Они считали, что я уже готова думать самостоятельно. Хотя так совершенно не считала я…

Ко мне подошли две женские сущности и как бы обняли с обоих сторон, хотя физически я этого абсолютно не чувствовала. Мы оказались внутри необычного строения, напоминавшего огромную пирамиду, все стены которой были сплошь и полностью исписаны странными незнакомыми письменами. Хотя, присмотревшись, я поняла, что я уже видела такие же письмена в самый первый день нашей встречи. Мы стояли в центре пирамиды, как вдруг я почувствовала странный «электроток» исходящий от обоих женских сущностей прямо в меня. Ощущение было таким сильным, что меня качало из стороны в сторону и казалось, что внутри начинает что-то расти…
Потом мужская сущность со сверкающей короной протянула руки в мою сторону и… мир изменился… Вокруг меня закружился ослепляюще яркий хрустальный смерч, который полностью «изолировал» меня от находящихся там друзей. Когда смерч распался, вокруг меня была странная чёрная голая Земля… Я находилась непонятно где и, опять же, была совершенно одна. Но почему-то не было страшно. Я чувствовала, что мне пытаются что-то показать и, что я обязательно должна постараться это увидеть. Вдруг появилось весьма жуткое ощущение абсолютной пустоты. Не было ничего – ни света, ни звуков, ни опоры под ногами. Я висела «нигде»…
Единственное, что я видела перед собой, был светящийся шар (как я теперь понимаю, это была Земля). А внутри него пылало зелёным огнём яркое «яйцо». Потом оно начало расти и меняться, становясь всё ярче и прозрачнее. От него во все стороны потянулись сотни зелёных «мостов», а на конце каждого из них была «другая» Земля… Я не знаю, как это можно по-другому объяснить, но это и в правду была наша Земля, только каждая из них выглядела совершенно по-разному, как будто находилась в другом времени или измерении…
Я не понимала, что это было, но совершенно точно знала, что должна это запомнить. И старалась, как только могла. Вдруг всё исчезло, и я снова оказалась внутри той же самой огромной пирамиды и увидела всех своих сияющих «друзей». Их было опять двенадцать и они так же, как в самый первый раз, стояли по кругу, а я – внутри. Только на этот раз, кроме исходящего от них тепла, я чувствовала ещё и странную глубокую грусть. И я поняла, что они пришли прощаться…
К своему великому удивлению, я восприняла это очень спокойно, как будто знала, что это не навсегда. Они подходили по одному и клали мне правую руку на грудь, отчего становилось необыкновенно тепло и спокойно. Прикосновение каждого оставляло на мне разный светящийся цвет, и под конец моё тело сияло двенадцатью изумительно яркими, меняющимися цветами. Я опять услышала странную музыку внутри себя, и всё исчезло… Больше я не помнила ничего.

С двояким чувством, одновременно потери и счастья, я тихо возвращалась домой. И вот тут-то меня ждал бо-ольшой сюрприз. Моя мама, в полуобморочном состоянии, ждала меня в моей комнате. Мир перевернулся, и я в тихом ужасе бухнулась со своих «сверкающих грёз» в безжалостную реальность… Я не могла лгать. Но я абсолютно не знала, что сказать. И ещё я чувствовала, что мама прекрасно знает, что это что-то опять же как-то связано с моими «странными талантами», разговора о которых ни она, ни я, к сожалению, не сможем избежать…

К моему огромному облегчению, в ту ночь она не сказала ничего. Возможно, даже и не знала, что сказать. Но на следующее утро окна в моей комнате надёжно заколотили. Мама не возвращалась к этому происшествию ещё недели две, как бы давая мне время осмыслить «содеянное». Но мне от этого, конечно же, ни чуточку легче не становилось. Папа в то время был в командировке и я от всего сердца надеялась, что может быть всё-таки как-то «пронесёт» и до его приезда всё забудется. Но, не тут-то было… В одно прекрасное утро, перед уходом на работу, мама сказала, что хочет со мной поговорить. Ну и естественно, для меня не было большого секрета – о чём…
Мама была, как всегда, ласковой и тёплой, но я всем своим нутром чувствовала что вся эта история её гнетёт и что она по-настоящему не знает с чего начать. Мы говорили очень долго. Я, как могла, пыталась ей объяснить, как много всё это для меня значит и, как страшно было бы для меня всё это потерять... Но, кажется, на этот раз я её по-настоящему напугала и мама заявила, что, если я не хочу чтобы она рассказала всё это отцу, когда он вернётся из командировки домой, я должна обещать, что такое больше не повторится никогда.
Она не понимала, что все эти мои странные диковатые «сюрпризы» отнюдь не происходят по моему желанию и что я почти никогда не знаю, когда одно или другое произойдёт….. Но, так как мнение отца для меня значило больше чем всё остальное, я дала маме обещание, что не буду делать ничего такого, насколько конечно это будет зависеть от меня. На этом и порешили.

Я честно, как все нормальные дети, ходила в школу, делала уроки, играла с моими «обычными» друзьями… и безмерно скучала о других, о моих необыкновенных, сверкающих «звёздных друзьях». Школа, к сожалению, тоже имела для меня свои сложности. Я начала ходить с шести лет, так как при проверке оказалось, что я могла бы пойти в 3-4 класс, что, естественно, никому не понравилось. Мои школьные друзья считали, что мне даётся всё слишком легко, а их мамы меня за это просто почему-то невзлюбили. И получилось, что в школе я почти всё время тоже проводила одна.
У меня была только одна настоящая школьная подруга, девочка, с которой мы просидели за одной партой все двенадцать школьных лет. А с остальными детьми отношения почему-то всё не налаживались. И не потому, что мне этого не хотелось или потому, что я не старалась – наоборот. Просто у меня всегда было очень странное ощущение, как будто мы все живём на разных полюсах... Домашние задания я почти никогда не делала или, вернее – делала, но это у меня занимало всего несколько минут. Родители, конечно же, всегда всё проверяли, но так как обычно ошибок не находилось, у меня оставалось очень много свободного времени. Я ходила в музыкальную школу (училась игре на фортепиано и пению), занималась рисованием, вышивала и очень много читала. Но всё равно, свободного времени у меня всегда оставалось предостаточно.
Была зима. Все соседские мальчишки катались на лыжах, потому что все они были старше меня (а как раз-то они и были в то время мои лучшими друзьями). А мне доставалось только лишь катание на санках, которое, по моему понятию, годилось только для малышей. И, конечно же, мне тоже дико хотелось покататься на лыжах!..
Наконец-то мне каким-то образом удалось «достать» мою мягкосердечную маму и она купила мне самые маленькие миниатюрные лыжи, какие только можно было достать. Я была на седьмом небе от счастья!!! Тут же помчалась оповестить соседских мальчишек и в тот же день была готова проверить свою обновку. Обычно они ходили кататься на большую гору около реки, где когда-то был княжеский замок. Горки там были весьма и весьма высокие и, чтобы с них спускаться, требовались хотя бы какие-то навыки, которых у меня в тот момент, к сожалению, ещё не было…
Но, естественно, я не собиралась никому уступать. Когда наконец-то, пыхтя и потея (несмотря на 25 градусный мороз!), я вскарабкалась за остальными наверх, мне, честно говоря, стало очень страшно. Ромас, один из мальчишек, спросил не желаю ли я сперва посмотреть, как они будут спускаться, но я, естественно же, сказала нет... и выбрала самую высокую горку. Вот тут-то, как говорится, «боженька меня и покарал»….. Я точно не помню, как мне хватило смелости оттолкнуться и пуститься в низ. Но, что я прекрасно помню – так это настоящую жуть от дико свистящего ветра в ушах и картинку слишком быстро приближающихся деревьев внизу… К моему счастью, я не врезалась в дерево, но со всего размаху грохнулась об огромный пень… Мои бедные новенькие лыжи разлетелись в щепки, а я отделалась маленьким ушибом, которого от возмущения даже не почувствовала. Так плачевно закончилась моя короткая, но весьма красочная, лыжная «эпопея»… Правда, намного позже, я очень полюбила лыжи и каталась часами с папой в зимнем лесу, но уже никогда не любила горки.

После такого обидного фиаско с моими «спортивными приключениями», далее заниматься каким-то зимним спортом у меня естественно никакого желания не было. Поэтому, чтобы хоть как-то заполнить мои, всё ещё остающиеся свободные часы, я старалась, как можно больше читать. И тут опять произошло кое-что непредвиден-ноновенькое… Я читала заданный урок, которой мне не очень нравился и, естественно, мне очень хотелось его быстрее закончить. Вдруг я заметила, что читаю как-то уж очень быстро. Оказалось, что я читаю не так как привычно – горизонтально, а вертикально – сверху вниз… Сначала я сама очень удивилась. Это было непривычно и чуточку странно. Но так как к странностям мне было не привыкать, я попробовала опять. И это правда оказалось намного быстрее. С этого дня я уже почти всегда читала «сверху вниз», только от этого почему-то намного больше уставали глаза. Но зато, это было быстрее и в дальнейшем способ «быстрого чтения», как я его называла, спасал меня много раз.
Другие чудеса тоже происходили постоянно, но я уже стала намного осторожнее и не спешила ими делиться даже с самыми близкими мне людьми. Поначалу было от этого чуточку грустно и горько, но потом я привыкла и, казалось, что жизнь должна быть именно такой, во в сяком случае – моя. Одиночество не создано для ребёнка, точно так же, как и не создан для него он…. Но, к сожалению, временами жизнь бывает с нами безжалостна и не обращает внимания, нравится нам то или иное, или нет. А также возможно, что всё это происходит по каким-то, до поры до времени скрытым от нас, причинам, смысл которых, позже открывшись, сильно кого-то из нас удивит, а кого-то так и оставит долго и грустно гадать: «а что же с нами было бы если бы»…

Моя «шестая» зима уже нехотя отступала, оставляя после себя рваные борозды на некогда таком девственно чистом лице земли. Снежные сугробы безжалостно «оседали», теряя свою гордую белизну и превращаясь в грязные комья льда, стыдливо таяли, рождая множество весёлых ручейков, которые, игриво перешёптываясь, весело бежали по уже начинающим кое-где зеленеть склонам и дорожкам. Дни стояли ясные, прозрачные и безветренные. В воздухе уверенно благоухали «зелёные» запахи весны и разливалось почти уже настоящее тепло, от чего всё больше просыпалась ещё сонная от зимней спячки земля. В очередной раз рождалась новая жизнь...
Я, как и все дети, обожала весну. Казалось что мы тоже, как сонные медвежата, вылезали после долгой спячки из своих «берлог» и радостно подставляли свои улыбающиеся мордашки для поцелуя первым ласковым солнечным лучам. И доброе солнышко с удовольствием «разукрашивало» россыпями веснушек наши детские щёки и носы, вызывая тёплые улыбки наших мам... Дни потихонечку становились длиннее и на нашей улице всё больше и больше старушек выходило со своими скамеечками посидеть у крылечка и порадоваться тёплым солнечным лучам.
Я очень любила нашу добрую тихую улицу. Она была не очень широкой и не слишком длинной, как я всегда её называла – домашней. Одним концом она упиралась в лес, другим же, в огромное ромашковое поле (на месте которого намного позже, к великому моему сожалению, была построена местная железнодорожная станция). На нашей, тогда ещё утопающей в зелени улице ютились всего около двадцати частных домов. Это было «благословенное» время, когда ещё не было телевизоров (первый у нас появился, когда мне было девять лет) и люди просто общались.
Мы все хорошо знали друг друга и жили, как будто это была одна большая дружная семья. Кого-то любили, кого-то не очень... Но каждый знал, что если у него случится беда, к нему всегда кто-то придёт на помощь, и никогда не случалось, чтобы кто-то остался в стороне. Даже самые «вредные» старались помочь, хотя позже они, конечно, так или иначе, не забывали об этом припомнить. Я отнюдь не пытаюсь показать романтическую идилличность места и времени, в котором я жила и, тем более, уменьшить значимость любого появлявшегося «прогресса». Но я никогда не смогу забыть, насколько теплее и чище люди были тогда, когда их души и умы не отягощались чужеродным «туманом благополучия» и «умственной грязью» этого же самого «прогресса».
Всего на всей нашей улице жило в моё время двенадцать мальчишек и четыре девчонки, все мы были разного возраста и имели разные интересы. Но, несмотря на это, было одно любимое всеми нами летнее время – вечернее, когда все собирались вместе и делали что-то, в чём могли участвовать все, как уже подросшие дети, так и малыши. И нашим бедным родителям всегда было весьма сложно, когда приходилось загонять свои «чада» домой, отрывая от какой-то (конечно же, всегда потрясающей!) незаконченной истории или игры…
И вот даже здесь, в самом, кажется, безобидном уголке моей жизни, я, опять получила очередной горькой урок о том, что будет лучше, если свои странные «способности» я буду держать всегда при себе. Получалось так, что в какую бы игру мы не играли, я всегда заранее знала её результат, будь то прятки или загадки, или просто какие-то истории. И поначалу я была искренне уверенна, что так оно и должно быть. Я радовалась, когда выигрывала (а это, в принципе, получалось почти всегда) и совершенно не понимала почему это вызывает «глухую ярость» моих друзей, хотя обычно они относились ко мне очень хорошо. И вот однажды видимо одного из них «прорвало» и после очередного моего успеха он зло сказал:
– Мы не хотим больше с тобой играть, если ты не перестанешь показывать свои противные «штучки»…
Для меня это был шок, потому что никаких таких «штучек», а уж тем более – противных, я не показывала и вообще не могла понять, о чём идёт речь. Я даже никогда не задумывалась, почему я знаю наперёд тот или иной ответ – для меня это было абсолютно нормально. А вот оказалось, что для всех остальных – не совсем. Я пришла домой вся разобиженная и закрылась в своей комнате, чтобы попереживать это в «своём углу»… Но, к сожалению, у моей бабушки было железное чутьё на мои неудачные «приключения». Она всегда знала, если что-то не так и отпираться было абсолютно бесполезно.
И, конечно же, она, как обычно, появилась у меня буквально через минуту и застала меня всю в слезах. Я никогда не была плаксой... Но я всегда тяжело переносила горечь несправедливых обвинений. Особенно, когда они исходили от самых близких друзей. Ведь по настоящему ранить могут только друзья, потому что их слова проникают прямиком в сердце.
– Ничего, вот увидишь, время пройдёт – всё забудется, – успокаивала бабушка, – обида не дым, глаза не выест.
Глаза-то может быть и нет, а вот сердце каждая новая капля выедала, да ещё как! Я была ещё всего лишь ребёнком, но уже знала многое из того, что «лучше не надо показывать» или «лучше не говорить»… И я училась не показывать. После того маленького инцидента во время игры я уже старалась больше не показывать, что я знаю больше чем другие и опять было всё хорошо. Да только, хорошо ли?

Лето пришло совершенно незаметно. И именно этим летом (по маминому обещанию) я должна была впервые увидеть море. Я ждала этого момента ещё с зимы, так как море было моей давнишней «великой» мечтой. Но по совершенно глупой случайности моя мечта чуть было не превратилась в прах. До поездки оставалось всего пару недель и мысленно я уже почти «сидела на берегу»... Но, как оказалось, до берега было ещё далеко. Был приятный тёплый летний день. Ничего особенного не происходило. Я лежала в саду под своей любимой старой яблоней, читала книжку и мечтала о своих любимых пряниках… Да, да, именно о пряниках. Из маленького соседского магазинчика.
Не знаю, ела ли я после когда-нибудь что-либо вкуснее? Даже после стольких лет я до сих пор прекрасно помню потрясающий вкус и запах этого, тающего во рту, изумительного лакомства! Они всегда были свежие и необыкновенно мягкие, с плотной сладкой корочкой глазури, лопающейся от малейшего прикосновения. Одурительно пахнущие мёдом и корицей, и ещё чем-то, что почти не возможно было уловить... Вот за этими-то пряниками я и собралась, долго не раздумывая, пойти. Было тепло, и я (по нашему общему обычаю) была одета только в коротенькие шортики. Магазин был рядом, буквально через пару домов (всего на нашей улице было их целых три!).
В Литве в то время были очень популярны маленькие магазинчики в частных домах, которые занимали обычно всего одну комнату. Они росли буквально, как грибы после дождя и содержались обычно гражданами еврейской национальности. Так же, как и этот магазин, в который я пошла, принадлежал соседу по имени Шрейбер. Человеком он был всегда очень приятным и обходительным, и имел очень хорошие продукты, а особенно – сладости.
К своему удивлению, когда я туда пришла, я не смогла даже войти внутрь – магазин был битком набит людьми. Видимо привезли что-то новое и никто не хотел оплошать, оставшись без новинки… Так я стояла в длиннющей очереди, упорно не собираясь уходить и терпеливо ожидала когда уже наконец получу свои любимые пряники. Двигались мы очень медленно, потому что комната была набита до отказа (а величиной она была около 5х5 м.) и из-за огромных «дядей и тётей» я ничего не видела. Как вдруг, сделав следующий шаг, я, с диким воплем, кубарем полетела по грубо сбитой деревянной лестнице вниз и шлёпнулась на такие же грубые деревянные ящики...
Оказывается, хозяин, то ли спеша продать новый товар, то ли просто забыв, оставил открытой крышку своего (семиметровой глубины!) подвала, в который я и умудрилась свалиться. Ударилась я видимо весьма сильно, так как совершенно не помнила, каким образом и кто меня оттуда вытащил. Вокруг были очень напуганные лица людей и хозяина, без конца спрашивающего всё ли у меня в порядке. В порядке я конечно же была вряд ли, но признаваться в этом почему-то не хотелось и я заявила, что пойду домой. Меня провожала целая толпа... Бедную бабушку чуть не хватил удар, когда она вдруг увидела всю эту ошеломляющую «процессию», ведущую меня домой…
Я пролежала в постели десять дней. И, как оказалось позже, считалось просто невероятным, что мне удалось отделаться всего л ишь одной царапиной после такого ошеломляющего «полёта» вниз головой на семиметровую глубину... Владелец Шрейбер зачем-то ходил к нам каждый день, приносил килограмм конфет и всё спрашивал, правда ли я хорошо себя чувствую... Честно говоря, выглядел он весьма напуганным.
Как бы там ни было, но думаю, что «подушку» мне точно кто-то подстелил… Кто-то, кто считал, что разбиваться мне тогда было пока ещё рановато. Таких «странных» случаев в моей, тогда ещё очень короткой, жизни было очень много. Одни случались и после этого очень быстро уходили в небытие, другие почему-то запоминались, хотя не обязательно были самыми интересными. Так я, по какой-то мне неизвестной причине, очень хорошо запомнила случай с зажиганием огня.

Вся соседская ребятня (включая меня) очень любила жечь костры. А уж особенно, когда нам разрешалось жарить в них картошку!.. Это было одно из самых любимых наших лакомств, а такой костёр мы вообще считали уже чуть ли не настоящим праздником! Да и разве могло сравниться что-то ещё с обжигающей, только что палками выуженной из горящего костра, сногшибающе пахнущей, усыпанной пеплом картошкой?! Надо было очень постараться, желая оставаться серьёзным, видя наши ждущие, напряжённо сосредоточенные рожицы! Мы сидели вокруг костра, как месяц не евшие, голодные Робинзоны Крузо. И в тот момент нам казалось, что ничего не может быть в этом мире вкусней, чем тот маленький, дымящийся шарик, медленно пекущийся в нашем костре!
Именно в один из таких праздничных «картошкопекущих» вечеров со мной и случилась ещё одно моё очередное «невероятное» приключение. Был тихий, тёплый летний вечер, уже понемножку начинало темнеть. Мы собрались на чьём-то «картошечном» поле, нашли подходящее место, натаскали достаточное количество веток и уже были готовы зажечь костёр, как кто-то заметил, что забыли самое главное – спички. Разочарованию не было предела... Никто не хотел за ними идти, потому что мы ушли довольно-таки далеко от дома. Попробовали зажечь по-старинке – тереть деревяшку о деревяшку – но очень скоро даже у всех самых упёртых кончилось терпение. И тут вдруг один говорит:
– Так мы ж забыли, что у нас тут с нами наша «ведьмочка»! Ну, давай что ли, зажигай…
«Ведьмочкой» меня называли часто и это с их стороны было скорее прозвище ласкательное, чем обидное. Поэтому обидеться я не обиделась, но, честно говоря, сильно растерялась. Огня я, к моему большому сожалению, не зажигала никогда и заниматься этим мне как-то не приходило в голову… Но это был чуть ли не первый раз, когда они что-то у меня попросили и я, конечно же, не собиралась упускать такого случая, а уж, тем более, «ударить лицом в грязь».
Я ни малейшего понятия не имела, что нужно делать чтобы оно «зажглось»… Просто сосредоточилась на огне и очень сильно желала чтобы это произошло. Прошла минута, другая, но ничего не происходило... Мальчишки (а они всегда и везде бывают немножечко злыми) начали надо мной смеяться, говоря, что я только и могу что «угадывать», когда мне это нужно… Мне стало очень обидно – ведь я честно пыталась изо всех сил. Но это, конечно же, никого не интересовало. Им нужен был результат, а вот результата-то как раз у меня и не было...
Если честно – я до сих пор не знаю, что тогда произошло. Может быть, у меня просто пошло очень сильное возмущение, что надо мной так незаслуженно смеялись? Или слишком мощно всколыхнулась горькая детская обида? Так или иначе, я вдруг почувствовала, как всё тело будто заледенело (казалось бы, должно было быть наоборот?) и только внутри кистей рук взрывными толчками пульсировал настоящий «огонь»… Я встала лицом к костру и резко выбросила левую руку вперёд... Жуткое ревущее пламя как будто выплеснулось из моей руки прямо в сложенный мальчишками костёр. Все дико закричали... а я очнулась уже дома, с очень сильной режущей болью в руках, спине и голове. Всё тело горело, как будто я лежала на раскалённой жаровне. Не хотелось двигаться и даже открывать глаза.