Библеистика

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Bible.malmesbury.arp.jpg
32x28px    Портал Библия

ХристианствоИудаизм

Библеи́стика — научная дисциплина, занимающаяся изучением различных аспектов библейской литературы. Как отдельная дисциплина сложилась в эпоху Реформации с целью продвижения протестантской идеи «Sola scriptura», и с тех пор традиционно присутствует в качестве отдельного факультета в большинстве университетов западного мира.

Современными центрами библеистики являются Германия, Великобритания, Израиль, США и Скандинавские страны. В наши дни всё более важное место в библеистике занимает Испания. Библеистике посвящены десятки периодических изданий на немецком, английском, иврите, французском и других языках. Ежегодно появляются десятки новых книг, посвящённых библеистике. За всеми этими новинками неотступно следят пять важнейших каталогов: «Elenchus», «IZBG», «OTA» («Old Testament Abstracts»), «NTA» («New Testament Abstracts»), «TA» («Theological Abstracts»).







Разделы библеистики

Среди разделов библеистики можно отметить археологию, историю, древние языки, в частности, древнееврейский язык, а также библейскую теологию, экзегезу, критику текста, вопросы перевода, историю канона, сравнительное религиоведение, патристику, художественно-литературоведческие аспекты, историю древней юриспруденции, культурологический и социологический анализ и другое. Особое место в библеистике занимает исследование околобиблейской литературы (апокрифы, античные комментарии и переводы и т. п.)

Развитие библеистики

В начале XVIII века основы текстологии Нового Завета заложил лютеранский библеист Иоганн Бенгель.

В течение XX века было обнаружено огромное количество древних рукописей, подтолкнувших библеистику к бурному развитию. Среди этих находок можно указать на такие известные как свитки Мёртвого моря, каирская гениза и угаритская библиотека.

В России библеистика стала популярна в начале XIX века. Многие русские учёные организовывали археологические экспедиции в библейские страны, появились ряд переводов Библии и отдельных библейских книг с еврейского и греческого, издавались словари с древнееврейского и древнегреческого на русский, активно занимались вопросами текстологии. Много книг по библеистике было переведено с немецкого и французского. Даже после революции 1917 года ещё около 10 лет библеисты России встречались на совместных конференциях и проявляли активность. Среди наиболее выдающихся библеистов XIX — начала XX века были А. А. Олесницкий, Г. П. Павский, В. П. Рыбинский, И. Г. Троицкий, Н. Н. Глубоковский, М. С. Пальмов, Ф. Г. Елеонский, А. П. Лопухин, Д. И. Введенский, П. И. Казанский, М. Э. Поснов, И. Е. Евсеев и др.

В советскую эпоху библейские исследования рассматривались с социально-экономических и идейных предпосылок, разработанных в рамках марксизма. Параллельно шла разработка и самой истории раннего христианства. Первой научной работой была книга С. А. Жебелёва «Евангелия канонические и апокрифические». С дореволюционных лет продолжал разработку библеистической тематики востоковед академик Н. М. Никольский (18771959). Позже к проблемам новозаветной литературы обращались историки Н. Румянцев и Р. Ю. Виппер («Возникновение христианской литературы»).

Были опубликованы работы И. С. Свенцицкой («Запрещённые евангелия» и др.) и Трофимовой по апокрифам Нового Завета, Я. А. Ленцмана («Сравнивая евангелия» и «Происхождения христианства»), проф. А. А. Алексеева «Текстология славянской Библии». В наши дни проблемами библеистики занимаются в Санкт-Петербурге на филологическом и философском факультетах СПбГУ, на факультете библеистики в СПбХУ, в Москве в РГГУ и в ББИ.

См. также

Напишите отзыв о статье "Библеистика"

Литература

Периодика по библеистике

Среди важнейших научных периодических изданий по библеистике (не включая ежегодники) стоит отметить:

Кроме того, статьи по библеистике постоянно публикуются в ежегодниках, «Festschriften», электронных журналах (напр. [http://www.biu.ac.il/js/JSIJ/ JSIJ]) и периодике более широкого профиля (напр. голландский «JSJ», израильский «Tarbiz», российский «ВДИ»).

Ссылки

  • [http://www.pravenc.ru/text/149119.html Библеистика] // Православная энциклопедия. Том IXV. — М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2002. — С. 25-58. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2
  • [http://pravlib.narod.ru/pisanie22.html Библеистика как наука, её происхождение, предмет, методы исследования]
  • [http://z59572.infobox.ru/main.html Кафедра Библеистики Московской православной духовной академии] – История кафедры, методические материалы, книги и др.
  • [http://www.biblicalstudy.ru/ Biblical Studies. Русские страницы] — русскоязычный академический ресурс по библеистике
  • [http://slovari.yandex.ru/dict/men Библиологический словарь](недоступная ссылка с 14-06-2016 (1075 дней))

Отрывок, характеризующий Библеистика

Я никогда не понимала людей, которые вечно были чем-то недовольны и постоянно жаловались на свою, всегда неизменно «горькую и несправедливую», судьбу... И я никогда не понимала причину, которая давала им право считать, что счастье заранее предназначено им уже с самого их появления на свет и, что они имеют, ну, прямо-таки «законное право» на это ничем не нарушаемое (и совершенно незаслуженное!) счастье...
Я же такой уверенностью об «обязательном» счастье никогда не страдала и, наверное, поэтому не считала свою судьбу «горькой или несправедливой», а наоборот – была в душе счастливым ребёнком, что и помогало мне преодолевать многие из тех препятствий, которые очень «щедро и постоянно» дарила мне моя судьба… Просто иногда случались короткие срывы, когда бывало очень грустно и одиноко, и казалось, что стоит только внутри сдаться, не искать больше причин своей «необычности», не бороться за свою «недоказанную» правду, как всё сразу же станет на свои места… И не будет больше ни обид, ни горечи незаслуженных упрёков, ни, ставшего уже почти постоянным, одиночества.
Но на следующее утро я встречала свою милую, светящуюся, как яркое солнышко, соседку Леокадию, которая радостно спрашивала: – Какой чудесный день, не правда ли?.. – И мне, здоровой и сильной, тут же становилось очень стыдно за свою непростительную слабость и, покраснев, как спелый помидор, я сжимала свои, тогда ещё маленькие, но достаточно «целеустремлённые» кулаки и снова готова была кинуться в бой со всем окружающим миром, чтобы ещё более яростно отстаивать свои «ненормальности» и саму себя…
Помню, как однажды, после очередного «душевного смятения», я сидела одна в саду под своей любимой старой яблоней и мысленно пыталась «разложить по полочкам» свои сомнения и ошибки, и была очень недовольна тем, какой получался результат. Моя соседка, Леокадия, под своим окном сажала цветы (чем, с её недугом было очень трудно заниматься) и могла прекрасно меня видеть. Наверное, ей не очень понравилось моё тогдашнее состояние (которое всегда, несмотря на то, хорошее или плохое, было написано на моём лице), потому что она подошла к забору и спросила – не хочу ли я позавтракать с ней её пирожками?
Я с удовольствием согласилась – её присутствие всегда было очень приятным и успокаивающим, так же, как всегда вкусными были и её пирожки. А ещё мне очень хотелось с кем-то поговорить о том, что меня угнетало уже несколько дней, а делиться этим дома почему-то в тот момент не хотелось. Наверное, просто иногда мнение постороннего человека могло дать больше «пищи для размышлений», чем забота и неусыпное внимание вечно волновавшихся за меня бабушки или мамы. Поэтому я с удовольствием приняла предложение соседки и пошла к ней завтракать, уже издали чувствуя чудодейственный запах моих любимых вишнёвых пирожков.
Я не была очень «открытой», когда дело касалось моих «необычных» способностей, но с Леокадией я время от времени делилась какими-то своими неудачами или огорчениями, так как она была по-настоящему отличным слушателем и никогда не старалась просто «уберечь» меня от каких либо неприятностей, что, к сожалению, очень часто делала мама и, что иногда заставляло меня закрыться от неё намного более, чем мне этого хотелось бы. В тот день я рассказала Леокадии о своём маленьком «провале», который произошёл во время моих очередных «экспериментов» и который меня сильно огорчил.
– Не стоит так переживать, милая, – сказала она. – В жизни не страшно упасть, важно всегда уметь подняться.
Прошло много лет с того чудесного тёплого завтрака, но эти её слова навсегда впечатались в мою память и стали одним из «неписанных» законов моей жизни, в которой «падать», к сожалению, мне пришлось очень много раз, но до сих пор всегда удавалось подняться. Проходили дни, я всё больше и больше привыкала к своему удивительному и такому ни на что не похожему миру и, несмотря на некоторые неудачи, чувствовала себя в нём по-настоящему счастливой.
К тому времени я уже чётко поняла, что не смогу найти никого, с кем могла бы открыто делиться тем, что со мной постоянно происходило, и уже спокойно принимала это, как должное, больше не огорчаясь и не пытаясь кому-то что-то доказать. Это был мой мир и, если он кому-то не нравился, я не собиралась никого насильно туда приглашать. Помню, позже, читая одну из папиных книг, я случайно наткнулась на строки какого-то старого философа, которые были написаны много веков назад и которые меня тогда очень обрадовали и несказанно удивили:
«Будь, как все, иначе жизнь станет невыносимой. Если в знании или умении оторвёшься от нормальных людей слишком далеко, тебя перестанут понимать и сочтут безумцем. В тебя полетят камни, от тебя отвернётся твой друг»…
Значит уже тогда (!) на свете были «необычные» люди, которые по своему горькому опыту знали, как это всё непросто и считали нужным предупредить, а если удастся – и уберечь, таких же «необычных», какими были они сами, людей!!!
Эти простые слова, когда-то давно жившего человека, согрели мою душу и поселили в ней крохотную надежду, что когда-нибудь я возможно и встречу кого-то ещё, кто будет для всех остальных таким же «необычным», как я сама, и с кем я смогу свободно говорить о любых «странностях» и «ненормальностях», не боясь, что меня воспримут «в штыки» или, в лучшем случае, – просто безжалостно высмеют. Но эта надежда была ещё настолько хрупкой и для меня невероятной, что я решила поменьше увлекаться, думая о ней, чтобы, в случае неудачи, не было бы слишком больно «приземляться» с моей красивой мечты в жёсткую реальность…