Битва под Студзянками

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Битва под Студзянками
Основной конфликт: Вторая мировая война
300px
Памятник в Студзянках-Панцерных
Дата

9—16 августа 1944 года

Место

Студзянки, Польша

Причина

Попытка немцев ликвидировать прорыв в районе Магнушевского плацдарма.

Итог

Победа советско-польских сил

Изменения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Противники
Флаг СССР 35-я гвардейская стрелковая дивизия
Флаг СССР 57-я гвардейская стрелковая дивизия
Флаг Польши 1-я танковая бригада
Флаг Польши 3-я Поморская пехотная дивизия
Флаг Польши 2-я Варшавская пехотная дивизия
Флаг Третьего рейха Дивизия «Герман Геринг»
Флаг Третьего рейха 19-я танковая дивизия
Флаг Третьего рейха 45-я пехотная дивизия
Командующие
Флаг СССР гвардии генерал-майор И.Я. Кулагин
Флаг СССР гвардии генерал-майор А.Д. Шеменков
Флаг Польши полковник И.И. Межицан
Флаг Польши бригадный генерал С. Галицкий
Флаг Польши полковник А. Сивицкий
Флаг Третьего рейха генерал-майор В. Шмальц
Флаг Третьего рейха генерал-лейтенант Х. Кельнер
Флаг Третьего рейха генерал-майор Й. Энгель
Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
484 убитыми, 1459 раненых, 63 пропавших без вести, 18 танков уничтожено и 9 повреждено около 1000 убитых, раненных и пленных, около 30 танков

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Битва под Студзянками — сражение с 9 по 16 августа 1944 года у деревни Студзянки, которые вели подразделения 4 гвардейского корпуса РККА, с приданными им польскими частями, против двух немецких танковых и одной гренадёрской дивизии. Целью советско-польских войск была оборона Магнушевского плацдарма. Сражение стало крупнейшей в польской истории танковой битвой. Завершилось победой советско-польских частей.









Сражение

1 августа 1944 года войска 1-го Украинского фронта форсировали Вислу в районе Мнишева и Рычивола и заняли плацдарм под Магнушевом. 3 августа бойцы 101-го полка, 35-й гвардейской дивизии, 4-го гвардейского корпуса заняли Студзянки и продвинулись в район Гловачёва. Из-под Воломина была переброшена дивизия «Герман Геринг», задачей которой было остановить продвижение 8-й гвардейской армии, контрударом в направлении деревень Ходкув и Студзянки.

6 августа в район плацдарма были выдвинуты польские части 1-й танковой бригады им. Героев Вестерплятте, 3-й пехотной дивизии им. Ромуальда Траугутта, а затем и 2-й пехотной дивизии им. Генрика Домбровского.

9 августа первые польские танки переправились на плацдарм. В это время немцы заново овладели Грабноволей и подошли под Студзянки. Первыми по немцам ударили танки 3-й танковой роты 1-й танковой бригады. Битва шла с переменным успехом, к примеру перекрёсток дорог у Студзянок переходил из рук в руки 7 раз. Только 11 августа немцы окончательно оставили Студзянки после атаки 1-й танковой роты подпоручика Светаны. Прорыв польско-советских позиций был перерезан 14 августа, благодаря концентрическому удару по гребню холмов. 15 августа окружённые немецкие части были ликвидированы.

На следующем этапе сражения советские части форсировали реку Пилица, на которую опиралась как немецкая, так и советско-польская обороны.

В ходе сражения 1-я танковая бригада уничтожила 10 танков, 16 орудий и миномётов, 6 бронемашин и захватила гаубичную батарею. Потери бригады составили 18 танков уничтоженными и 9 повреждёнными. Общие немецкие потери составили около 1000 убитых, раненных и пленных, до 30 танков потеряно. Потери всех польских подразделений составили 484 павших, 1459 раненных и 63 пропавших без вести. Погибшие польские солдаты были похоронены на кладбищах Гарволина, Магнушева и Вильги.

Память

Битва были внесена на скрижали у могилы Неизвестного солдата в Варшаве в виде надписи «Студзянки-Варка 10.VIII-12.IX.1944» и на скрижали могилы Неизвестного солдата в Кракове в виде надписи «Студзянки».

Из средств собранных участниками сражения, после войны в Студзянках была построена школа имени 1-й танковой бригады им. Героев Вестерплятте, в которой находится мемориальная комната сражения.

12 августа 1969 года деревня Студзянки была переименована в Студзянки-Панцерны (Студзянки-Танковые). Одновременно Студзянкам-Панцерным, первой в Польше деревне, был дан собственный герб, с изображением танка и гусарскими крыльями. В деревне открыт памятник битве и создан мемориал танковых войск. В мае 1978 года деревня была награждена Крестом Грюнвальда II класса.

В 1954[1] и 1964[2] годах выпускались марки, посвящённые битве, а в 1954 году также и художественный конверт[3].

Битва под Студзянками стала основой серий с 3 по 5 сериала «Четыре танкиста и собака». В сериал также включена песня «Тигр» (Студзянковская баллада) (слова Я. Пшимановский — музыка А. Валациньский) в исполнении Анджея Жарнецкого[4].

Na polach rosną wybuchów krze,
kule dzwonią jak szklanki.
Pierwsza brygada lawiną prze
do szturmu na Studzianki.

— [http://www.tekstowo.pl/piosenka,czterej_pancerni_i_pies,ballada_studziankowska___tygrys_.html Czterej Pancerni i Pies - Ballada Studziankowska ,,Tygrys"]

.

В XXI веке ежегодно проходит историческая реконструкция битвы.

Напишите отзыв о статье "Битва под Студзянками"

Примечания

  1. [http://katalogznaczkow.net/index.php?pokaz=znaczki/znaczki2&seria=1954_10 10 rocznica bitwy pod Studziankami]
  2. [http://katalogznaczkow.net/index.php?pokaz=znaczki/szczegoly&id=4136 Walka i Męczeństwo Narodu Polskiego]
  3. [http://media-shop.pl/e-fdc.pl/lata-1950-59/rok-1954/112-s-0089-10-rocznica-bitwy-pod-studziankami-fi-726-727.html S-0089 10.rocznica bitwy pod Studziankami Fi 726, 727]
  4. [https://www.youtube.com/watch?v=3I3Z_gSfG-0 Ballada Studziankowska / z filmu Czterej Pancerni i Pies/]

Литература

  • Krzysztof Komorowski: Boje polskie 1939—1945. Warszawa. s. 426. ISBN 978-83-11-10357-3.
  • Janusz Przymanowski, Na celowniku T-VI, Seria Biblioteka Żółtego Tygrysa (tom 1958/08), Wydawnictwo MON, Warszawa 1958.
  • Janusz Przymanowski, Studzianki, Wydawnictwo MON, 1971.

Отрывок, характеризующий Битва под Студзянками

– Может что-то случилось? – задала совершенно глупый вопрос я.
– Ну, естественно – случилось! Иначе он бы никогда отсюда не ушёл.
– А может здесь тоже был тот злой человек? – испуганно спросила Мария.
Честно признаться, у меня тоже мелькнула такая мысль, но высказать её я не успела по той простой причине, что, ведя за собой троих малышей, появился Светило... Детишки были чем-то смертельно напуганы и, трясясь как осенние листики, боязливо жались к Светилу, боясь от него отойти хоть на шаг. Но детское любопытство вскоре явно пересилило страх, и, выглядывая из-за широкой спины своего защитника, они удивлённо рассматривали нашу необычную тройку... Что же касалось нас, то мы, забыв даже поздороваться, вероятно, с ещё большим любопытством уставились на малышей, пытаясь сообразить, откуда они могли взяться в «нижнем астрале», и что же всё-таки такое здесь произошло...
– Здравствуйте, милые... Не надо вам было сюда приходить. Что-то нехорошее здесь происходит... – ласково поздоровался Светило.
– Ну, хорошего здесь вряд ли можно было бы ожидать вообще... – грустно усмехнувшись, прокомментировала Стелла. – А как же получилось, что ты ушёл?!... Ведь сюда любой «плохой» мог за это время явиться, и занять всё это...
– Что ж, тогда ты бы обратно всё «свернула»... – просто ответил Светило.
Тут уж мы обе на него удивлённо уставились – это было самое подходящее слово, которое можно было употребить, называя данный процесс. Но откуда его мог знать Светило?!. Он ведь ничего в этом не понимал!.. Или понимал, но ничего об этом не говорил?...
– За это время много воды утекло, милые... – как бы отвечая на наши мысли, спокойно произнёс он. – Я пытаюсь здесь выжить, и с вашей помощью начинаю кое-что понимать. А что привожу кого, так не могу я один такой красотой наслаждаться, когда всего лишь за стеной такие малые в жутком ужасе трясутся... Не для меня всё это, если я не могу помочь...
Я взглянула на Стеллу – она выглядела очень гордой, и, конечно же, была права. Не напрасно она создавала для него этот чудесный мир – Светило по-настоящему его стоил. Но он сам, как большое дитя, этого совершенно не понимал. Просто его сердце было слишком большим и добрым, и не желало принимать помощь, если не могло делиться ею с кем-то другим...
– А как они здесь оказались? – показывая на испуганных малышей, спросила Стелла.
– О, это длинная история. Я время от времени их навещал, они к отцу с матерью с верхнего «этажа» приходили... Иногда к себе забирал, чтобы от беды уберечь. Они же малые, не понимали, насколько это опасно. Мама с папой были здесь, вот им и казалось, что всё хорошо... А я всё время боялся, что опасность поймут, когда уже поздно будет... Вот и случилось только что это же самое «поздно»...
– А что же такого их родители натворили, что попали сюда? И почему они все «ушли» одновременно? Они погибли что ли? – не могла остановиться, сердобольная Стелла.
– Чтобы спасти своих малышей, их родителям пришлось убить других людей... За это здесь и платили посмертно. Как и все мы... Но сейчас их уже и здесь больше нет... Их нигде нет более... – очень грустно прошептал Светило.
– Как – нет нигде? А что же случилось? Они что – и здесь сумели погибнуть?! Как же такое случилось?.. – удивилась Стелла.
Светило кивнул.
– Их убил человек, если «это» можно назвать человеком... Он чудовище... Я пытаюсь найти его... чтобы уничтожить.
Мы сразу же дружно уставились на Марию. Опять это был какой-то страшный человек, и опять он убивал... Видимо, это был тот же самый, кто убил её Дина.
– Вот эта девочка, её зовут Мария, потеряла свою единственную защиту, своего друга, которого тоже убил «человек». Я думаю, это тот же самый. Как же мы можем найти его? Ты знаешь?
– Он сам придёт... – тихо ответил Светило, и указал на жмущихся к нему малышей. – Он придёт за ними... Он их случайно отпустил, я ему помешал.
У нас со Стеллой поползли по спинам большие-пребольшие, шипастые мурашки...
Это звучало зловеще... А мы ещё не были достаточно взрослыми, чтобы кого-то так просто уничтожать, и даже не знали – сможем ли... Это в книгах всё очень просто – хорошие герои побеждают чудовищ... А вот в реальности всё гораздо сложнее. И даже если ты уверен, что это – зло, чтобы побеждать его, нужна очень большая смелость... Мы знали, как делать добро, что тоже не все умеют... А вот, как забирать чью-то жизнь, даже самую скверную, научиться ни Стелле, ни мне, пока ещё как-то не пришлось... И не попробовав такое, мы не могли быть совершенно уверены, что та же самая наша «смелость» в самый нужный момент нас не подведёт.
Я даже не заметила, что всё это время Светило очень серьёзно за нами наблюдает. И, конечно же, наши растерянные рожицы ему говорили обо всех «колебаниях» и «страхах» лучше, чем любая, даже самая длинная исповедь...
– Вы правы, милые – не боятся убить лишь глупцы... либо изверги... А нормальный человек к этому никогда не привыкнет... особенно, если даже ещё не пробовал никогда. Но вам не придётся пробовать. Я не допущу... Потому что, даже если вы, праведно кого-то защищая, мстить будете, оно сожжёт ваши души... И уже больше никогда прежними не будете... Вы уж поверьте мне.
Вдруг прямо за стеной послышался жуткий хохот, своей дикостью леденящий душу... Малыши взвизгнули, и все разом бухнулись на пол. Стелла лихорадочно пыталась закрыть пещеру своей защитой, но, видимо от сильного волнения, у неё ничего не получалось... Мария стояла не двигаясь, белая, как смерть, и было видно, что к ней возвращалось состояние недавно испытанного шока.
– Это он... – в ужасе прошептала девчушка. – Это он убил Дина... И он убьёт всех нас...
– Ну это мы ещё посмотрим. – нарочито, очень уверенно произнёс Светило. – Не таких видели! Держись, девочка Мария.
Хохот продолжался. И я вдруг очень чётко поняла, что так не мог смеяться человек! Даже самый «нижнеастральный»... Что-то в этом всём было неправильно, что-то не сходилось... Это было больше похоже на фарс. На какой-то фальшивый спектакль, с очень страшным, смертельным концом... И тут наконец-то меня «озарило» – он не был тем человеком, которым выглядел!!! Это была всего лишь человеческая личина, а нутро было страшное, чужое... И, была не была, – я решила попробовать с ним бороться. Но, если бы знала исход – наверное, не пробовала бы никогда...