Благодать

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Христианство
Портал:Христианство
80px

Библия
Ветхий Завет · Новый Завет
Апокрифы
Евангелие
Десять заповедей
Нагорная проповедь

Троица
Бог Отец
Бог Сын (Иисус Христос)
Бог Святой Дух

История христианства
Хронология христианства
Раннее христианство
Гностическое христианство
Апостолы
Вселенские соборы
Великий раскол
Крестовые походы
Реформация
Народное христианство

Христианское богословие
Грехопадение · Грех · Благодать
Ипостасный союз
Искупительная жертва · Христология
Спасение · Добродетели
Христианское богослужение · Таинства
Церковь · Эсхатология

Ветви христианства
Католицизм · Православие · Протестантизм
Древние восточные церкви · Антитринитаризм
Численность христиан

Критика христианства
Критика Библии · Возможные источники текста Библии


Благода́ть (др.-евр. חן, др.-греч. χάρις, лат. gratia) — одно из ключевых понятий христианского богословия, рассматривается как дар для человека от Бога, подаваемый исключительно по милости Господа, без всяких заслуг со стороны человека[1] и предназначенный для его спасения и освящения («возрастания в благодати»). Благодать понимается как действенное снисхождение Бога к человеку[2], действие Бога, изменяющее сердце человека, и само свойство Бога, указывающее на Его доброту и милосердие. В традиционном представлении о благодати сочетается понимание её одновременно как деяния и как силы[2].

Словом «благодать» могут переводиться и близкие по смыслу термины других религий — в частности, исламское барака, имеющее общий корень с ветхозаветным понятием, означающим благословение.







Благодать в книгах Библии

Ветхий Завет

В Писаниях Ветхого Завета еврейское слово חֵן («хэн») встречается много раз, в том числе и в текстах, относящихся к мессианским пророчествам (Зах. 4:7; Зах. 12:10). В синодальном переводе чаще всего переводится словами «благодать» (Быт. 6:8, Пс. 83:12), «милость» (Быт. 47:25, Прит. 3:34), «благоволение» (Быт. 18:3), а в некоторых случаях словами «приятность» (Прит. 13:16, Прит. 22:11), «прекрасный» (Прит. 1:9, Прит. 4:9, Прит. 5:19), «расположение» (Есф. 2:15), «благорасположение» (Еккл. 9:11), «приязнь» (Прит. 28:23), «миловидность» (Прит. 31:30), «благонравная» (Прит. 11:16).

Новый Завет

В Новом Завете греческое слово «χάρις» (милость, благодеяние, награда, услуга, одолжение) встречается в текстах Евангелия от Луки, Евангелия от Иоанна, в книге Деяний Апостолов, в посланиях апостолов Иакова, Петра, Иоанна, Павла 146 раз в той или иной форме (не считая глагольных) и используется, в основном, в контексте прощения грехов для верующих в Иисуса Христа, а также содействия их духовной жизни (особенно в приветствиях). Иногда обозначает конкретные дары и благословения (ср. 2Кор. 9:8, 14-15).

Историческое богословие

Раннее христианство

В документах раннего христианства, известных как произведения «мужей апостольских», благодать упоминается как дар, который Бог через Христа даёт человеку и представляется как сила («δυναμις»), благодаря которой человек может стремиться к праведности и идти по пути послушания. В этом понимании благодать даёт силы, посредством которых человек может обрести праведность и достичь спасения[3][неавторитетный источник? 1648 дней].

«Ибо говорится: „Бог гордым противится, смиренным же даёт благодать“ (Прит. 3, 34). Итак. присоединимся к тем, которым дана от Бога благодать. Облечёмся в единомыслие, будем смиренны, воздержны, далеки от всякой клеветы и злоречия, оправдывая себя делами, а не словами.» 1Кор. Клим.30:1
«Многие женщины, укреплённые благодатью Божиею, совершили много дел мужественных.» 1Кор. Клим.55:1
«Укрепляйтесь благодатью Божией.» Игнат.6:13 (смирнянам)
«Да будет всегда благодать с ним и с посылающим его Поликарпом! Желаю вам всегда укрепляться в Боге нашем Иисусе Христе.» Игнат.7:8 (Поликарпу)

При этом многие богословы (в особенности в протестантизме) не воспринимают произведения мужей апостольских как полное и точное изложение вероучения ранней церкви, учитывая ещё и то, что часть произведений считаются подложными, то есть не принадлежащими авторству учеников апостолов, которым их приписывают. В частности, критически воспринимают содержание этих произведений лютеранские богословы, в которых они видят не только морализаторство, но и «легализм» (законничество), отличающие, на их взгляд, эти произведения от книг Нового Завета[3]. Особенности представлений о благодати у «апостольских мужей», по мнению некоторых исследователей, повлияли на формирование средневековых представлений о благодати с тенденцией к «учению о делах»[3].

Соборы V века. Споры о благодати

Файл:Augustine Lateran.jpg
Св. Августин. Фреска капеллы Санкта-Санкторум в Латерано. VI в.

Учение о спасении грешника по благодати получило развитие в V веке благодаря богословскому спору между епископом Гиппонским Августином и британским монахом Пелагием. Августин настаивал на том, что благодать является единственным условием спасения души. Пелагий допускал возможность достижения святости и спасения своими собственными силами, без помощи Божьей[4].

Разногласия были связаны с представлением Пелагия о первородном грехе как случайном факте, который не отразился на потомках Адама. Они, по представлениям Пелагия, были такими же, каким был Адам до своего греха. В свою очередь Августин учил, что человек в результате первородного греха пал, а его природа настолько изменилась, что он не в состоянии обрести спасение без помощи Бога[5].

На Арелатском соборе между 470 и 475 г., одобрили трактат епископа Фауста «О благодати Божией и свободе воли человека», и спор между учением Августина и Пелагия был решён на основании учения прп. Иоанна Кассиана в духе синергизма[6][7]. Учение, изложенное Иоанном Кассианом о взаимодействие Бога и человека в деле спасения человека, стало общецерковным учением. Но после смерти Кассиана Римская поместная церковь в этом споре приняла сторону Августина, правда, с признанием некоторого человеческого участия в спасении[4]. Среди западных отцов и богословов возобладала позиция сторонников учения Августина, которая была утверждена на Аравсионском соборе 529 года, где каждое из его решений подтверждалось высказываниями Августина. Собор отступил от принципа синергизма, который исповедовал в вопросе благодати и свободы воли прп. Иоанн Римлянин и его последователи. Решения Арвсионского собора по этому вопросу были одобрены папой Бонифацием II[6].

На Карфагенском соборе 412 года был осуждён ученик Пелагия Целлестий, а на Карфагенском соборе 416 года осуждение было распространено и на Пелагия.

Богословское значение благодати для спасения было сформулировано на Карфагенском соборе 419 года. В Правилах Карфагенского собора о благодати говорится следующее:

Если кто скажет, что благодать Божия, которой мы оправдываемся в Иисусе Христе Господе нашем, действенна только к прощению уже соделанных грехов, а не подаёт, кроме того, помощь, чтобы не грешить снова, тот да будет анафема. Ибо благодать Божия не только даёт знание, что надо делать, но ещё и вселяет в нас любовь, чтобы мы могли исполнять то, что познаем

[8][9].

Анафема провозглашалась также на тех, кто говорил о том, что благодать Божья даётся только к тому, чтобы не грешить, через открытие нам греха и не даёт любви и силы совершать то, что мы познали (правило 126). Анафема провозглашалась и на тех, кто утверждал, что благодать оправдания даётся для совершения того, что мы могли бы совершить и без неё, хотя и с неудобством (правило 127).

Концепции благодати в христианских конфессиях

Представления о природе и действии благодати в разных христианских конфессиях имеют некоторые отличия, которые в значительной мере служат водоразделом между историческими церквами и протестантизмом, а внутри протестантизма — между кальвинизмом и арминианством.

Православие

Файл:Gregor Palamas by North Greece anonym (15th c., Pushkin museum).jpg
святитель Григорий Палама, архиепископ Фессалоникийский, христианский мистик, византийский богослов и философ

По учению Православной церкви, благодать — это нетварная божественная сила (δύναμις) или нетварное божественное действие (ἐνέργεια)[10][11][12][13][14], через которую Бог являет себя к падшему человеку, а человек с её помощью преодолевает в себе греховное начало, достигая спасения и состояния обо́жения[6][15]. Почитание ангелов и святых неразрывно связано с понятием благодати, потому что почитается именно благодать Божия, которая в них обитает и действует[16]. Понимание благодати как действующей силы Божией, направленной на спасение и освящение, восходит к словам Нового Завета:[17]

« но вы при­мете силу (δύναμιν), когда сойдет на вас Дух Святый
»
« которого (Евангелия) служителем сделался я по дару благодати (δωρεὰν τῆς χάριτος) Божией, данной мне действием (κατὰ τὴν ἐνέργειαν) силы (τῆς δυνάμεως) Его
»
« для чего я и тружусь и подвизаюсь силою (κατὰ τὴν ἐνέργειαν) Его, действующею (τὴν ἐνεργουμένην) во мне могущественно (ἐν δυνάμει)
»

Учение о благодати было раскрыто в мистическом учении исихазма и изложено в XIV веке византийским мистиком и богословом Григорием Паламой в его спорах с Варлаамом о Фаворском свете. В 1351 году в Константинополе это учение было утверждено на православном соборе[18].
Решения этого собора в виде анафем вошли в греческую Постную Триодь[19][20][21] и читались в Неделю Торжества Православия.

Более кратко и тезисно это учение изложено тайным монахом Андроником (А. Ф. Лосевым), его обычно в русском тексте актов собора печатают в квадратных скобках вместе с решениями самого собора:

«
  1. Свет Фаворский не есть ни сущность Божия, ни тварь, но энергия сущности.
  2. Энергия сущности нераздельна с сущностью и неслиянна с нею.
  3. Энергия сущности нетварна.
  4. Энергия сущности не вносит разделения в самую сущность и не нарушает её простоты.
  5. Имя „Божество“ относится не только к сущности Божией, но и к энергии, то есть энергия Божия тоже есть сам Бог.
  6. В сущности Божией тварь не может участвовать, в энергии же — может».
»

Из того, что человек может участвовать в энергии Божества вытекает и понятие синергизма — взаимодействие Бога и человека в деле спасения человека, смотрите выше — (Кол.1:29).

Католицизм

Файл:Stained glass, Holy Family Church, Teconnaught, September 2010 (27).JPG
Фрагмент витража в католической церкви в Северной Ирландии. Голубь изображён как символ благодати

Согласно католическому Катехизису, благодать — «милость, безвозмездная помощь, которую Бог оказывает нам, чтобы мы ответили на Его зов — быть чадами Божиими, детьми усыновленными, причастниками Божественного естества, жизни вечной… Благодать Христова — безвозмездный дар, которым Бог дает нам Свою жизнь, вливаемую Святым Духом в нашу душу, чтобы исцелить её от греха и освятить: это освящающая, или обожествляющая, благодать, получаемая при Крещении. Она в нас — источник освящения»[22]. Католики различают постоянную (габитуальную) благодать, то есть постоянное расположение жить и действовать по зову Божию, и благодать воздействующую (актуальную), то есть Божье вмешательство у истоков обращения или в процессе освящения[22].

По учению католической, как и православной церкви, благодать сообщается человеку через участие в таинствах Церкви (сакраментализм), а также может проявляться в особых духовных дарах:

« благодать включает в себя также дары, которые Дух жалует нам, чтобы приобщить нас к своему творению, чтобы сделать нас способными содействовать спасению других и возрастанию Тела Христова - Церкви. Эти дары - это таинственные (сакраментальные) благодати, или собственные дары различных таинств. Это, кроме того, особые благодати, которые называют также харизмами по греческому термину, употребляемому св. Павлом и означающему милость, безвозмездный дар, благодеяние. Каков бы ни был их характер, иногда необычный, как, например, дар творить чудеса или дар языков, харизмы подчинены освящающей благодати и имеют целью общее благо Церкви. Они служат любви, которая созидает Церковь[22]. »

Католической традицией (в первую очередь, томизмом) различие в Боге сущности и действия (энергии) мыслится как имеющее умозрительный, а не онтологический характер (что, по мнению католических мыслителей, нарушало бы Божественную простоту). Бог определяется как actus purus — чистое действие, неотделимое от Его сущности. Поэтому благодать, с одной стороны, не отождествляется с непосредственным (нетварным) Божественным действием, с другой стороны, освящение понимается как причастие не просто Божественным действиям, но Личности Святого Духа, а состояние блаженства (обожения) — как созерцание душой сущности Бога[23].

Протестантизм

Понимание благодати в протестантизме

В протестантском богословии благодать рассматривается как дар, незаслуженная милость Божья[24], деяние Бога, направленное на человека[24], Его расположение к человеку[24][25][26], незаслуженная любовь Божья[25][26], незаслуженная доброта или благость[26].

Все протестанты (за исключением либеральных школ) согласны с основной идеей Августина о коренной порочности человека, ставшей результатом грехопадения, а также о неспособности людей своими силами обрести спасение. Спасение люди получают как незаслуженный Божий дар (то есть по благодати) через веру, причём вера сама рассматривается как дар Божий для спасения:

« Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился.
»

В протестантском богословии спасающая благодать рассматривается как исходящая непосредственно от Бога, без посредничества церковных институтов[27][нет в источнике][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.БлагодатьОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.БлагодатьОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Благодать и не зависящая от лиц, посредством которых она воздействует на человека. В отличие от православных и католиков, протестанты не считают духовенство носителем и передатчиком благодати при совершении таинств[4]([28][неавторитетный источник? 1347 дней]).

Концепции благодати в протестантизме

Основные концепции действия благодати в протестантизме — лютеранская, кальвинистская и арминианская. В этих направлениях протестантизма существуют ряд дискуссионных вопросов, связанных с действием благодати:

  • возможность утраты спасения (потери благодати);
  • непреодолимость или преодолимость действия благодати;
  • вопросы предопределения и избрания (всем ли людям дается Божья благодать);
  • соотношения благодати и действий (проявления веры) человека.
Лютеранство

Лютеране считают, что Христос желает спасения всем людям (кальвинистское учение о двойном предопределении, то есть о том, что одни люди изначально избраны ко спасению, а другие — к осуждению считается ересью). Человек получает спасительную веру «исключительно посредством благодати и действия Святого Духа» без каких-либо собственных усилий. В то же время человек, получив спасение, может утратить его в результате «собственного беззакония»[29]. Утерявший спасение человек может обрести его вновь через смирение, покаяние и участие в таинствах[4].

Кальвинизм
Файл:Calvin 1562.jpg
Жан Кальвин

В середине XVI века, в период Реформации, французский богослов Жан Кальвин «систематизировал» (по выражению кальвинистов)[30] богословие Августина, в результате чего появилось кальвинистское учение о предопределении по непознаваемой воле Бога людей ко спасению или осуждению. В современном кальвинизме основные принципы учения сформированы в пять пунктов TULIP (это аббревиатура названий пунктов на английском языке, в переводе с английского языка tulip означает «тюльпан»):

  • Total Depravity — полная, всеобъемлющая греховность
  • Unconditional Election — безусловное избрание (предопределение)
  • Limited Atonement — ограниченное искупление (то есть спасение избранных)
  • Irresistible Grace — неотразимая (непреодолимая) благодать
  • Perseverance of the Saints — стойкость святых[31]

По Кальвину, природа человека настолько изменилась к пороку в результате первородного греха, что сам он ничего не способен сделать к своему спасению: ни верой (он верит потому, что предопределён к спасению), ни благими делами. Бог предопределил одних людей ко спасению (через веру, которую получают благодаря воздействию благодати), других — к вечному осуждению. При этом действие Божьей благодати для избранных ко спасению непреодолимо: эти люди не смогут отпасть от него[4].

Арминианство

Пастор Реформатской церкви в Амстердаме Якоб Арминий в начале XVII века выступил против кальвинистского учения, отрицая тезис о «непреодолимой благодати». По мнению Арминия кальвинистский тезис о предопределении противоречил бы Божьей любви и справедливости[32].

Арминий считал, что без Божьей благодати обращение человеку к Богу невозможно, однако благодать нужно принять через веру, то есть необходимо осознанное решение человека. Поэтому спасение человека зависит и от Божьей благодати, и от личного выбора человека.

Божье предопределение спасения грешника, по взглядам Арминия и его последователей, состояло не в обуславливании его действий «непреодолимой благодатью», а в предузнании Богом свободного выбора человека. По Арминию, Бог даёт возможность спастись всем, но спасутся лишь те, кто своей верой и покаянием примут это приглашение[33].

Благодать в христианском богословии

Понятие «благодать» тесно связано с богословскими понятиями спасения души, покаяния, освящения, таинств, церковной иерархии, почитания святынь и т. д.

Сотериология

Благодать — ключевое понятие христианской сотериологии (науки о спасении).

В богословии выделяют различные действия или виды спасительной благодати[6]:

  • Благодать приготовляющая или предшествующая, предваряющая (лат. gratia praeparans, praeveniens). Она сначала располагает человека к покаянию и пробуждает сознание необходимости божественной помощи для спасения.
  • Благодать действующая (лат. gratia operans) или особая (specialis). Возбуждая веру и любовь ко Христу, вводит в общение с Ним; и в силу этого через усвоение себе заслуг Христа человек получает прощение грехов и силы к добру — возрождается.
  • Благодать содействующая (лат. gratia cooperans). Так как и в возрождённом человеке всё ещё остается ветхий Адам с его греховными похотями, то для дальнейшего преуспевания в святой жизни и теперь нужно божественное содействие и помощь, которую человек получает через содействующую благодать.

Экклезиология

В богословии исторических церквей благодать передается человеку как опосредовано в церковных таинствах, так непосредственно от Бога к человеку (в личной молитве)[34]. В протестантском богословии благодать принимается исключительно непосредственно от Бога. Действенность обрядов (аналогичным церковным таинствам в православии и католицизме) в протестантизме зависит исключительно от наличия личной веры, в то время как в православии и католицизме таинства считают недействительными, если лицо, их совершавшее, не имеет на это полномочий, согласно церковным канонам.

Так, существует мнение, что именно представлением о благодати в исторических церквах обусловлены размежевание христиан на лаиков (царственное священство мирян) и клир, которому даётся особая благодать на служение сверх общего дара Святого Духа[35], практика почитания материальных святынь и учение об апостольском преемстве (непрерывной цепочке епископских рукоположений, при которой передается благодатный дар священства, являющийся условием действительности совершаемых таинств, со времен апостолов до настоящего времени). Следует, однако, отличать (как и вообще в межконфессиональной полемике) аутентичные учения конфессий от их представления оппонентами, в котором обычно гипертрофируются существующие различия.

Использование термина в других религиях

Богословская концепция благодати как незаслуженного (своими усилиями) прощения человека Богом является уникальной для христианства и в других религиях не встречается. Тем не менее, само слово «благодать» в тех или иных значениях присутствует и в других религиях.

Иудаизм

Основной целью создания было желание Бога сотворить человека, заданием которого было бы присоединиться к Богу, чтобы наслаждаться с ним истинной благодатью. При этом перед каждым человеком есть два пути: путь добра и путь зла; и у человека есть власть, чтобы выбрать тот путь, который он хочет. Когда он по своей доброй воле выбирает путь добра и отвергает зло, тогда ему даётся истинная вечная благодать[36].

Ислам

Понятие благодать (барака) есть и в Коране: «Господь обрадует их вестью о Своей милости и благоволении и садах, в которых им уготована нетленная благодать, в которых они пребудут вечно. Ведь Аллах вознаграждает великой наградой.» (Сура 9, 21-22).

Индуизм

Категории благодать в философии Индуизма соответствует "крипа", что можно перевести как "милость". Ишвара-крипа, милость Бога, не имеет причин, ни чем не обусловлена и не может быть достигнута личными усилиями, в то же время она является причиной освобождения и просветления: "Одной только милостью Бога мудрым даётся стремление постигнуть недвойственного Брахмана; благодаря этому они освобождаются от великого страха."( [http://scriptures.ru/avadhuta.htm "Авадхута Гита", глава 1.1]). В зависимости от конкретной традиции и учения понятию милости уделяется различное место. Так, например, Рамалинга Свамигал, знаменитый тамильский святой и поэт, в своем произведении "Тируарутпа" (Божественная песнь милости)придает этом принципу краеугольное значение и наиболее полно его раскрывает.

См. также

Напишите отзыв о статье "Благодать"

Примечания

  1. Благодать // Библейская энциклопедия архимандрита Никифора. — М., 1891—1892.
  2. 1 2 Кырлежев А. И. [http://iph.ras.ru/elib/0422.html Благодать] // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  3. 1 2 3 Хегглунд, Бенгт. История теологии / Перевод с шведского — В. Володин. — СПб.: «Светоч», 2001. гл. Мужи апостольские
  4. 1 2 3 4 5 Христианство: Словарь / Под общ. ред. Л. Н. Митрохина. — М.: «Республика», 1994. — С. 56. ISBN 5-250-02302-9
  5. Васильев П. П. Благодать, богословское понятие // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  6. 1 2 3 4 Иванов М. С. [http://www.pravenc.ru/text/149313.html Благодать] // Православная энциклопедия. Том IXV. — М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2002. — С. 302—313. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2
  7. Мень А. В. [http://edudic.ru/men/1486/ Синергизм библейский] // Библиологический словарь: в 3 т. — М.: Фонд имени Александра Меня, 2002. — Т. 3: Р—Я.
  8. [http://www.agioskanon.ru/sobor/014.htm Правила Карфагенского собора]. 125—127
  9. Протопресвитер Михаил Помазанский. [http://lib.eparhia-saratov.ru/books/15p/pomazansky/dogmata/94.html Православное догматическое богословие], 2005. — С. 306, 307
  10. Лосский В. Н. [http://odinblago.ru/losskiy_palamicheskiy_sintez Паламитский синтез] // Богословские труды. 1972
  11. Святитель Григорий Палама [http://books.google.ru/books?id=24jYAAAAMAAJ&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false PG 150, col. 1169, 69]
  12. [http://azbyka.ru/dictionary/02/blagodat-all.shtml Азбука веры. Благодать]
  13. Святитель Григорий Палама [http://azbyka.ru/otechnik/?Grigorij_Palama/150glav=2_2 Сто пятьдесят глав, посвященных вопросам естественнонаучным, богословским, нравственным и относящимся к духовному деланию, а также предназначенных к очищению от варлаамитской пагубы Часть вторая. Опровержение учения Варлаама и Акиндина Часть 2, раздел 2 II. Множество божественных энергий]
  14. В качестве богословского термина употребляется обычно без перевода, как в единственном (о действии как антитезе сущности), так и во множественном (о конкретных действиях-«энергиях») числе.
  15. Давыденков О. В., прот. [http://azbyka.ru/vera_i_neverie/o_boge2/davudenkov_dogmatika_1g_29_all.shtml Догматическое богословие. Часть третья. О Боге в отношении Его к миру и человеку Учение о благодати как о силе, нас освящающей Понятие о благодати в свете Свщ. Писания]
  16. Митрополит Филарет (Дроздов)[http://azbyka.ru/otechnik/?Filaret_Moskovskij/prostrannyj-pravoslavnyj-katekhizis=4_4Катихизис. О первой заповеди]
  17. Давыденков О. В., прот. [http://www.e-reading.club/chapter.php/86106/245/Davydenkov_-_Dogmaticheskoe_Bogoslovie.html Догматическое богословие. 3.2. Участие Лиц Святой Троицы в раздаянии благодати]
  18. [http://azbyka.ru/otechnik/?Pravila_Svjatyh/konstantinopolskiy_sobor_1351 Акты Константинопольского Собора 1351 г.]
  19. [https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Τριώδιον_1586.pdf Τριώδιον.greek,1586]
  20. [http://anemi.lib.uoc.gr/metadata/a/c/7/metadata-07-0000001.tkl Τριώδιον.greek,1586]
  21. Успенский Ф. И. [http://bookre.org/reader?file=761708&pg=33 Синодик в Неделю Православия]
  22. 1 2 3 [http://cathmos.ru/files/docs/vatican_documents/cce4/0313.htm#s2p2 Катехизис Католической церкви. Часть третья. Жизнь во Христе". Раздел первый, глава третья, статья вторая «Благодать и оправдание»]
  23. [http://www.mospat.ru/church-and-time/856 И. П. Булыко. Сравнительный анализ пневматологической антропологии святого Григория Паламы и Фомы Аквинского]
  24. 1 2 3 Спрол, Роберт Чарльз. Основные истины христианской веры. гл. 69
  25. 1 2 Бриджес, Джерри (en:Jerry Bridges). Благодать преображающая. 1 гл.
  26. 1 2 3 Джон Ф. МакАртур (en:John F. MacArthur). Толкование Послания к Ефесянам, 1:13, 3:17
  27. «Загалом суть протестантизму виявляється у тому, що божественна благодать дарується без посередництва церкви, а спасіння людини відбувається лише через її особисту віру у спокутну жертву Ісуса Христа» , [http://westudents.com.ua/glavy/82864-63-protestantizm-yogo-zmst-rznovidi.html Релігієзнавство. Сидоренко О.П.]
  28. [https://www.sedmitza.ru/lib/text/430765/ назначение священника не в том, чтобы сообщать дары благодати Свящ. Духа, а только в научении истинной вере и воспитании народа Божия, т.е. священник становится проповедником. Сущность рукоположения, по учению Апологии Аугсбургского исповедания, «следует полагать только в назначении на должность проповедников, но не в сообщении особых благодатных даров, отличающих священников от мирян»]
  29. [http://soluschristus.ru/biblioteka/kniga_soglasiya/kniga_soglasiya_veroispovedanie_i_uchenie_lyuteranskoj_cerkvi/formula_soglasiya_konspektivnoe_izlozhenie/ Формула Согласия. Конспективное изложение]
  30. [http://www.blagodat.com/article/1002/read/84 Корнер Дэниел Д., Исторические сведения о кальвинизме]
  31. [http://www.reformed.org.ua/2/316/Seaton Ситон В. Дж. Пять пунктов кальвинизма]
  32. Христианство: Словарь./ Под общ. ред. Л. Н. Митрохина. М.: «Республика», 1994. — С. 34. ISBN 5-250-02302-9
  33. [http://www.sannikov.info/index.php?option=com_content&view=article&id=87%3A5-points-of-reformation&catid=1%3Aarticles&Itemid=79 Санников Сергей. Пять пунктов Ремонстрации и TULIP]
  34. Релігієзнавчий словник За ред. професорів А. Колодного і Б. Лобовика. К.: Четверта хвиля, 1996., с. 37
  35. Афанасьев Николай Николаевич, прот.[http://predanie.ru/lib/book/read/73651/ Церковь Духа Святого]
  36. Раби Моше Хаим Луццато Рахмаль (Рамхаль) Очерк об основах иудаизма [уточнить]

Литература

Ссылки

  • [http://smartbible.narod.ru/symphony/B/758.htm Симфония на слово благодать в Библии (начало)] и [http://smartbible.narod.ru/symphony/B/759.htm окончание]
  • [https://ru.wikiversity.org/wiki/Библейские_темы/Завещание_благодати Завещание благодати]
При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Отрывок, характеризующий Благодать

– Откуда ты это знаешь? – удивлённо уставилась на меня малышка.
– Ну, они свершили очень тяжёлый поступок, спасая вас. Поэтому, думаю, только очень сильно любя кого-то и дорожа этим, можно такое совершить...
– А куда мы теперь пойдём? Мы с вами пойдём?.. – вопросительно-умоляюще глядя на меня своими огромными серыми глазищами, спросила Майя.
– Вот Арно хотел бы вас забрать с собой. Что вы об этом думаете? Ему тоже не сладко... И ещё со многим придётся свыкнуться, чтобы выжить. Вот и поможете друг другу... Так, думаю, будет очень правильно.
Стелла наконец-таки пришла в себя, и сразу же «кинулась в атаку»:
– А как случилось, что этот монстр заполучил тебя, Арно? Ты хоть что-нибудь помнишь?..
– Нет... Я помню только свет. А потом очень яркий луг, залитый солнцем... Но это уже не была Земля – это было что-то чудесное и совершенно прозрачное... Такого на Земле не бывает. Но тут же всё исчезло, а «проснулся» я уже здесь и сейчас.
– А что если я попробую «посмотреть» через вас? – вдруг пришла мне в голову совершенно дикая мысль.
– Как – через меня? – удивился Арно.
– Ой, а ведь правильно! – тут же воскликнула Стелла. – Как я сама не подумала?!
– Ну, иногда, как видишь, и мне что-то в голову приходит... – рассмеялась я. – Не всегда же только тебе придумывать!
Я попробовала «включиться» в его мысли – ничего не происходило... Попробовала вместе с ним «вспомнить» тот момент, когда он «уходил»...
– Ой, ужас какой!!! – пискнула Стелла. – Смотри, это когда они захватили его!!!
У меня остановилось дыхание... Картинка, которую мы увидали, была и правда не из приятных! Это был момент, когда Арно только что умер, и его сущность начала подниматься по голубому каналу вверх. А прямо за ним... к тому же каналу, подкрались три совершенно кошмарных существа!.. Двое из них были наверняка нижнеастральные земные сущности, а вот третий явно казался каким-то другим, очень страшным и чужеродным, явно не земным... И все эти существа очень целеустремлённо гнались за человеком, видимо пытаясь его зачем-то заполучить... А он, бедняжка, даже не подозревая, что за ним так «мило» охотятся, парил в серебристо-голубой, светлой тишине, наслаждаясь необычно глубоким, неземным покоем, и, жадно впитывая в себя этот покой, отдыхал душой, забыв на мгновение дикую, разрушившую сердце земную боль, «благодаря» которой он и угодил сегодня в этот прозрачный, незнакомый мир...
В конце канала, уже у самого входа на «этаж», двое чудищ молниеносно юркнули следом за Арно в тот же канал и неожиданно слились в одно, а потом это «одно» быстренько втекло в основного, самого мерзкого, который наверняка был и самым сильным из них. И он напал... Вернее, стал вдруг совершенно плоским, «растёкся» почти до прозрачного дымка, и «окутав» собой ничего не подозревавшего Арно, полностью запеленал его сущность, лишая его бывшего «я» и вообще какого-либо «присутствия»... А после, жутко хохоча, тут же уволок уже захваченную сущность бедного Арно (только что зревшего красоту приближавшегося верхнего «этажа») прямиком в нижний астрал....
– Не понимаю... – прошептала Стелла. – Как же они его захватили, он ведь кажется таким сильным?.. А ну, давай посмотрим, что было ещё раньше?
Мы опять попробовали посмотреть через память нашего нового знакомого... И тут же поняли, почему он явился такой лёгкой мишенью для захвата...
По одежде и окружению это выглядело, как если бы происходило около ста лет назад. Он стоял по середине огромной комнаты, где на полу лежали, полностью нагими, два женских тела... Вернее, это были женщина и девочка, которой могло быть от силы пятнадцать лет. Оба тела были страшно избиты, и видимо, перед смертью зверски изнасилованы. На бедном Арно «не было лица»... Он стоял, как мертвец, не шевелясь, и возможно даже не понимая, где в тот момент находился, так как шок был слишком жестоким. Если мы правильно понимали – это были его жена и дочь, над которыми кто-то очень по-зверски надругался... Хотя, сказать «по-зверски» было бы неправильно, потому, что никакой зверь не сделает того, на что способен иногда человек...
Вдруг Арно закричал, как раненное животное, и повалился на землю, рядом со страшно изуродованным телом своей жены (?)... В нём, как во время шторма, дикими вихрями бушевали эмоции – злость сменяла безысходность, ярость застилала тоску, после перерастая в нечеловеческую боль, от которой не было никакого спасения... Он с криками катался по полу, не находя выхода своему горю... пока наконец, к нашему ужасу, полностью затих, больше не шевелясь...
Ну и естественно – открывши такой бурный эмоциональный «шквал», и с ним же умерев, он стал в тот момент идеальной «мишенью» для захвата любыми, даже самыми слабыми «чёрными» существами, не говоря уже о тех, которые позже так упорно гнались за ним, чтобы использовать его мощное энергетическое тело, как простой энергетический «костюм»... чтобы вершить после, с его помощью, свои ужасные, «чёрные» дела...
– Не хочу больше это смотреть... – шёпотом произнесла Стелла. – Вообще не хочу больше видеть ужас... Разве это по-людски? Ну, скажи мне!!! Разве правильно такое?! Мы же люди!!!
У Стеллы начиналась настоящая истерика, что было настолько неожиданным, что в первую секунду я совершенно растерялась, не находя, что сказать. Стелла была сильно возмущённой и даже чуточку злой, что, в данной ситуации, наверное, было совершенно приемлемо и объяснимо. Для других. Но это было настолько, опять же, на неё не похоже, что я только сейчас наконец-то поняла, насколько больно и глубоко всё это нескончаемое земное Зло ранило её доброе, ласковое сердечко, и насколько она, наверное, устала постоянно нести всю эту людскую грязь и жестокость на своих хрупких, ещё совсем детских, плечах.... Мне очень захотелось обнять этого милого, стойкого и такого грустного сейчас, человечка! Но я знала, что это ещё больше её расстроит. И поэтому, стараясь держаться спокойно, чтобы не затронуть ещё глубже её и так уже слишком «растрёпанных» чувств, постаралась, как могла, её успокоить.
– Но ведь есть и хорошее, не только плохое!.. Ты только посмотри вокруг – а твоя бабушка?.. А Светило?.. Вон Мария вообще жила лишь для других! И сколько таких!.. Их ведь очень и очень много! Ты просто очень устала и очень печальна, потому что мы потеряли хороших друзей. Вот и кажется всё в «чёрных красках»... А завтра будет новый день, и ты опять станешь собой, обещаю тебе! А ещё, если хочешь, мы не будем больше ходить на этот «этаж»? Хочешь?..
– Разве же причина в «этаже»?.. – горько спросила Стелла. – От этого ведь ничего не изменится, будем мы сюда ходить или нет... Это просто земная жизнь. Она злая... Я не хочу больше здесь быть...
Я очень испугалась, не думает ли Стелла меня покинуть и вообще уйти навсегда?! Но это было так на неё не похоже!.. Во всяком случае, это была совсем не та Стелла, которую я так хорошо знала... И мне очень хотелось верить, что её буйная любовь к жизни и светлый радостный характер «сотрут в порошок» всю сегодняшнюю горечь и озлобление, и очень скоро она опять станет той же самой солнечной Стеллой, которой ещё так недавно была...
Поэтому, чуточку сама себя успокоив, я решила не делать сейчас никаких «далеко идущих» выводов, и подождать до завтра, прежде чем предпринимать какие-то более серьёзные шаги.
– А посмотри, – к моему величайшему облегчению, вдруг очень заинтересованно произнесла Стелла, – тебе не кажется, что это не Земная сущность? Та, которая напала... Она слишком не похожа на обычных «плохих земных», что мы видели на этом «этаже». Может потому она и использовала тех двоих, земных чудищ, что сама не могла попасть на земной «этаж»?
Как мне уже показалось ранее, «главное» чудище и правда не было похожим на остальных, которых нам приходилось здесь видеть во время наших каждодневных «походов» на нижний «этаж». И почему было бы не представить, что оно пришло откуда-то издалека?.. Ведь если приходили хорошие, как Вэя, почему так же не могли придти и плохие?
– Наверное, ты права, – задумчиво произнесла я. – Оно и воевало не по земному. У него была какая-то другая, не земная сила.
– Девочки, милые, а когда мы куда-то пойдём? – вдруг послышался тоненький детский голосок.
Сконфуженная тем, что нас прервала, Майя, тем не менее, очень упорно смотрела прямо на нас своими большими кукольными глазами, и мне вдруг стало очень стыдно, что увлечённые своими проблемами, мы совершенно забыли, что с нами здесь находятся эти, насмерть уставшие, ждущие чей-нибудь помощи, до предела запуганные малыши...
– Ой, простите, мои хорошие, ну, конечно же, пойдём! – как можно радостнее воскликнула я и, уже обращаясь к Стелле, спросила: – Что будем делать? Попробуем пройти повыше?
Сделав защиту малышам, мы с любопытством ждали, что же предпримет наш «новоиспечённый» друг. А он, внимательно за нами наблюдая, очень легко сделал себе точно такую же защиту и теперь спокойно ждал, что же будет дальше. Мы со Стеллой довольно друг другу улыбнулись, понимая, что оказались в отношении него абсолютно правы, и что его место уж точно было не нижний Астрал... И, кто знал, может оно было даже выше, чем думали мы.
Как обычно, всё вокруг заискрилось и засверкало, и через несколько секунд мы оказались «втянутыми» на хорошо знакомый, гостеприимный и спокойный верхний «этаж». Было очень приятно вновь свободно вздохнуть, не боясь, что какая-то мерзость вдруг выскочит из-за угла и, шарахнув по голове, попытается нами «полакомиться». Мир опять был приветливым и светлым, но пока ещё грустным, так как мы понимали, что не так-то просто будет изгнать из сердца ту глубокую боль и печаль, что оставили, уходя, наши друзья... Они жили теперь только лишь в нашей памяти и в наших сердцах... Не имея возможности жить больше нигде. И я наивно дала себе слово, что буду помнить их всегда, тогда ещё не понимая, что память, какой бы прекрасной она не являлась, заполнится позже событиями проходящих лет, и уже не каждое лицо выплывет так же ярко, как мы помнили его сейчас, и понемногу, каждый, даже очень важный нам человек, начнёт исчезать в плотном тумане времени, иногда вообще не возвращаясь назад... Но тогда мне казалось, что это теперь уже навсегда, и что эта дикая боль не покинет меня навечно...
– Я что-то придумала! – уже по-старому радостно прошептала Стелла. – Мы можем сделать его счастливым!.. Надо только кое-кого здесь поискать!..
– Ты имеешь в виду его жену, что ли? У меня, признаться, тоже была такая мысль. А ты думаешь, это не рано?.. Может, дадим ему сперва здесь хотя бы освоиться?
– А ты бы не хотела на его месте увидеть их живыми?! – тут же возмутилась Стелла.
– Ты, как всегда, права, – улыбнулась подружке я.
Мы медленно «плыли» по серебристой дорожке, стараясь не тревожить чужую печаль и дать каждому насладиться покоем после всего пережитого в этот кошмарный день. Детишки потихонечку оживали, восторженно наблюдая проплывавшие мимо них дивные пейзажи. И только Арно явно был от нас всех очень далеко, блуждая в своей, возможно, очень счастливой памяти, вызвавшей на его утончённом, и таком красивом лице, удивительно тёплую и нежную улыбку...
– Вот видишь, он их наверняка очень сильно любил! А ты говоришь – рано!.. Ну, давай поищем! – никак не желала успокоиться Стелла.
– Ладно, пусть будет по твоему, – легко согласилась я, так как теперь уже и мне это казалось правильным.
– Скажите, Арно, а как выглядела ваша жена? – осторожно начала я. – Если вам не слишком больно об этом говорить, конечно же.
Он очень удивлённо взглянул мне в глаза, как бы спрашивая, откуда вообще мне известно, что у него была жена?..
– Так уж получилось, что мы увидели, но только самый конец... Это было так страшно! – тут же добавила Стелла.
Я испугалась, что переход из его дивных грёз в страшную реальность получился слишком жестоким, но «слово не птичка, вылетело – не поймаешь», менять что-то было поздно, и нам оставалось только ждать, захочет ли он отвечать. К моему большому удивлению, его лицо ещё больше осветилось счастьем, и он очень ласково ответил:
– О, она была настоящим ангелом!.. У неё были такие дивные светлые волосы!.. И глаза... Голубые и чистые, как роса... О, как жаль, что вы её не увидели, мою милую Мишель!..
– А у вас была ещё дочь? – осторожно спросила Стелла.
– Дочь? – удивлённо спросил Арно и, поняв, что мы видели, тут же добавил. – О, нет! Это была её сестра. Ей было всего шестнадцать лет...
В его глазах вдруг промелькнула такая пугающая, такая жуткая боль, что только сейчас я вдруг поняла, как сильно страдал этот несчастный человек!.. Возможно, не в силах перенести такую зверскую боль, он сознательно отгородил себя стеной их былого счастья, стараясь помнить только светлое прошлое и «стереть» из своей памяти весь ужас того последнего страшного дня, насколько позволяла ему это сделать его раненая и ослабевшая душа...
Мы попробовали найти Мишель – почему-то не получалось... Стелла удивлённо на меня уставилась и тихо спросила:
– А почему я не могу её найти, разве она и здесь погибла?..
Мне показалось, что нам что-то просто мешало отыскать её в этом «этаже» и я предложила Стелле посмотреть «повыше». Мы проскользнули мысленно на Ментал... и сразу её увидели... Она и вправду была удивительно красивой – светлой и чистой, как ручеёк. А по её плечам золотым плащом рассыпались длиннющие золотые волосы... Я никогда не видела таких длинных и таких красивых волос! Девушка была глубоко задумчивой и грустной, как и многие на «этажах», потерявшие свою любовь, своих родных, или просто потому, что были одни...
– Здравствуй, Мишель! – не теряя времени, тут же произнесла Стелла. – А мы тебе подарок приготовили!
Женщина удивлённо улыбнулась и ласково спросила:
– Кто вы, девочки?
Но ничего ей не ответив, Стелла мысленно позвала Арно...
Мне не суметь рассказать того, что принесла им эта встреча... Да и не нужно это. Такое счастье нельзя облачить в слова – они померкнут... Просто не было, наверное, в тот момент счастливее людей на всём свете, да и на всех «этажах»!.. И мы искренне радовались вместе с ними, не забывая тех, кому они были обязаны своим счастьем... Думаю, и малышка Мария, и наш добрый Светило, были бы очень счастливы, видя их сейчас, и зная, что не напрасно отдали за них свою жизнь...
Стелла вдруг всполошилась и куда-то исчезла. Пошла за ней и я, так как здесь нам делать больше было нечего...
– И куда же вы все исчезли? – удивлённо, но очень спокойно, встретила нас вопросом Майя. – Мы уже думали, вы нас оставили насовсем. А где же наш новый друг?.. Неужели и он исчез?.. Мы думали, он возьмёт нас с собой...
Появилась проблема... Куда было теперь девать этих несчастных малышей – я не имела ни малейшего понятия. Стелла взглянула на меня, думая о том же самом, и отчаянно пытаясь найти какой-то выход.
– Придумала! – уже совсем как «прежняя» Стелла, она радостно хлопнула в ладошки. – Мы им сделаем радостный мир, в котором они будут существовать. А там, гляди, и встретят кого-то... Или кто-то хороший их заберёт.
– А тебе не кажется, что мы должны их с кем-то здесь познакомить? – пытаясь «понадёжнее» пристроить одиноких малышей, спросила я.
– Нет, не кажется, – очень серьёзно ответила подружка. – Подумай сама, ведь не все умершие малыши получают такое... И не обо всех здесь, наверное, успевают позаботиться. Поэтому будет честно по отношению к остальным, если мы просто создадим им здесь очень красивый дом, пока они кого-то найдут. Ведь они втроём, им легче. А другие – одни... Я тоже была одна, я помню...
И вдруг, видимо вспомнив то страшное время, она стала растерянной и печальной... и какой-то незащищённой. Желая тут же вернуть её обратно, я мысленно обрушила на неё водопад невероятных фантастических цветов...
– Ой! – засмеялась колокольчиком Стелла. – Ну, что ты!.. Перестань!
– А ты перестань грустить! – не сдавалась я. – Нам вон, сколько ещё всего надо сделать, а ты раскисла. А ну пошли детей устраивать!..
И тут, совершенно неожиданно, снова появился Арно. Мы удивлённо на него уставились... боясь спросить. Я даже успела подумать – уж не случилось ли опять чего-то страшного?.. Но выглядел он «запредельно» счастливым, поэтому я тут же отбросила глупую мысль.
– А что ты здесь делаешь?!.. – искренне удивилась Стелла.
– Разве вы забыли – я ведь детишек должен забрать, я обещал им.
– А где же Мишель? Вы что же – не вместе?
– Ну почему не вместе? Вместе, конечно же! Просто я обещал... Да и детей она всегда любила. Вот мы и решили побыть все вместе, пока их не заберёт новая жизнь.
– Так это же чудесно! – обрадовалась Стелла. И тут же перескочила на другое. – Ты очень счастлив, правда же? Ну, скажи, ты счастлив? Она у тебя такая красивая!!!..
Арно долго и внимательно смотрел нам в глаза, как бы желая, но никак не решаясь что-то сказать. Потом, наконец, решился...
– Я не могу принять у вас это счастье... Оно не моё... Это неправильно... Я пока его не достоин.
– Как это не можешь?!.. – буквально взвилась Стелла. – Как это не можешь – ещё как можешь!.. Только попробуй отказаться!!! Ты только посмотри, какая она красавица! А говоришь – не можешь...
Арно грустно улыбался, глядя на бушующую Стеллу. Потом ласково обнял её и тихо, тихо произнёс:
– Вы ведь несказанное счастье мне принесли, а я вам такую страшную боль... Простите меня милые, если когда-нибудь сможете. Простите...
Стелла ему светло и ласково улыбнулась, будто желая показать, что она прекрасно всё понимает, и, что прощает ему всё, и, что это была совсем не его вина. Арно только грустно кивнул и, показав на тихо ждущих детишек, спросил:
– Могу ли я взять их с собой «наверх», как ты думаешь?
– К сожалению – нет, – грустно ответила Стелла. – Они не могут пойти туда, они остаются здесь.
– Тогда мы тоже останемся... – прозвучал ласковый голос. – Мы останемся с ними.
Мы удивлённо обернулись – это была Мишель. «Вот всё и решилось» – довольно подумала я. И опять кто-то чем-то добровольно пожертвовал, и снова побеждало простое человеческое добро... Я смотрела на Стеллу – малышка улыбалась. Снова было всё хорошо.
– Ну что, погуляешь со мной ещё немножко? – с надеждой спросила Стелла.
Мне уже давно надо было домой, но я знала, что ни за что её сейчас не оставлю и утвердительно кивнула головой...

Настроения гулять у меня, честно говоря, слишком большого не было, так как после всего случившегося, состояние было, скажем так, очень и очень «удовлетворительное... Но оставлять Стеллу одну я тоже никак не могла, поэтому, чтобы обоим было хорошо хотя бы «посерединушке», мы решили далеко не ходить, а просто чуточку расслабить свои, почти уже закипающие, мозги, и дать отдохнуть измордованным болью сердцам, наслаждаясь тишиной и покоем ментального этажа...
Мы медленно плыли в ласковой серебристой дымке, полностью расслабив свою издёрганную нервную систему, и погружаясь в потрясающий, ни с чем не сравнимый здешний покой... Как вдруг Стелла восторженно крикнула:
– Вот это да! Ты посмотри только, что же это там за красота такая!..
Я огляделась вокруг и сразу же поняла, о чём она говорила...
Это и правда было необычайно красиво!.. Будто кто-то, играясь, сотворил настоящее небесно-голубое «хрустальное» царство!.. Мы удивлённо рассматривали невероятно огромные, ажурные ледяные цветы, припорошенные светло-голубыми снежинками; и переплёты сверкающих ледяных деревьев, вспыхивающих синими бликами при малейшем движении «хрустальной» листвы и высотой достигавших с наш трёхэтажный дом... А среди всей этой невероятной красоты, окружённый вспышками настоящего «северного сияния», гордо возвышался захватывающий дух величавый ледяной дворец, весь блиставший переливами невиданных серебристо голубых оттенков...
Что это было?! Кому так нравился этот холодный цвет?..
Пока почему-то никто нигде не показывался, и никто не высказывал большого желания нас встречать... Это было чуточку странно, так как обычно хозяева всех этих дивных миров были очень гостеприимны и доброжелательны, за исключением лишь тех, которые только что появились на «этаже» (то есть – только что умерли) и ещё не были готовы к общению с остальными, или просто предпочитали переживать что-то сугубо личное и тяжёлое в одиночку.
– Как ты думаешь, кто живёт в этом странном мире?.. – почему-то шёпотом спросила Стелла.
– Хочешь – посмотрим? – неожиданно для себя, предложила я.
Я не поняла, куда девалась вся моя усталость, и почему это я вдруг совершенно забыла данное себе минуту назад обещание не вмешиваться ни в какие, даже самые невероятные происшествия до завтрашнего дня, или хотя бы уж, пока хоть чуточку не отдохну. Но, конечно же, это снова срабатывало моё ненасытное любопытство, которое я так и не научилась пока ещё усмирять, даже и тогда, когда в этом появлялась настоящая необходимость...
Поэтому, стараясь, насколько позволяло моё измученное сердце, «отключиться» и не думать о нашем неудавшемся, грустном и тяжёлом дне, я тут же с готовностью окунулась в «новое и неизведанное», предвкушая какое-нибудь необычное и захватывающее приключение...
Мы плавно «притормозили» прямо у самого входа в потрясающий «ледяной» мир, как вдруг из-за сверкавшего искрами голубого дерева появился человек... Это была очень необычная девушка – высокая и стройная, и очень красивая, она казалась бы совсем ещё молоденькой, почти что если бы не глаза... Они сияли спокойной, светлой печалью, и были глубокими, как колодец с чистейшей родниковой водой... И в этих дивных глазах таилась такая мудрость, коей нам со Стеллой пока ещё долго не дано было постичь... Ничуть не удивившись нашему появлению, незнакомка тепло улыбнулась и тихо спросила:
– Что вам, малые?
– Мы просто рядом проходили и захотели на вашу красоту посмотреть. Простите, если потревожили... – чуть сконфузившись, пробормотала я.
– Ну, что вы! Заходите внутрь, там наверняка будет интереснее... – махнув рукой в глубь, опять улыбнулась незнакомка.
Мы мигом проскользнули мимо неё внутрь «дворца», не в состоянии удержать рвущееся наружу любопытство, и уже заранее предвкушая наверняка что-то очень и очень «интересненькое».
Внутри оказалось настолько ошеломляюще, что мы со Стеллой буквально застыли в ступоре, открыв рты, как изголодавшиеся однодневные птенцы, не в состоянии произнести ни слова...
Никакого, что называется, «пола» во дворце не было... Всё, находящееся там, парило в искрящемся серебристом воздухе, создавая впечатление сверкающей бесконечности. Какие-то фантастические «сидения», похожие на скопившиеся кучками группы сверкающих плотных облачков, плавно покачиваясь, висели в воздухе, то, уплотняясь, то почти исчезая, как бы привлекая внимание и приглашая на них присесть... Серебристые «ледяные» цветы, блестя и переливаясь, украшали всё вокруг, поражая разнообразием форм и узорами тончайших, почти что ювелирных лепестков. А где-то очень высоко в «потолке», слепя небесно-голубым светом, висели невероятной красоты огромнейшие ледяные «сосульки», превращавшие эту сказочную «пещеру» в фантастический «ледяной мир», которому, казалось, не было конца...
– Пойдёмте, гостьи мои, дедушка будет несказанно рад вам! – плавно скользя мимо нас, тепло произнесла девушка.
И тут я, наконец, поняла, почему она казалась нам необычной – по мере того, как незнакомка передвигалась, за ней всё время тянулся сверкающий «хвост» какой-то особенной голубой материи, который блистал и вился смерчами вокруг её хрупкой фигурки, рассыпаясь за ней серебристой пыльцой...
Не успели мы этому удивиться, как тут же увидели очень высокого, седого старца, гордо восседавшего на странном, очень красивом кресле, как бы подчёркивая этим свою значимость для непонимающих. Он совершенно спокойно наблюдал за нашим приближением, ничуть не удивляясь и не выражая пока что никаких эмоций, кроме тёплой, дружеской улыбки.
Белые, переливающиеся серебром, развевающиеся одежды старца сливались с такими же, совершенно белыми, длиннющими волосами, делая его похожим на доброго духа. И только глаза, такие же таинственные, как и у нашей красивой незнакомки, потрясали беспредельным терпением, мудростью и глубиной, заставляя нас ёжиться от сквозящей в них бесконечности...
– Здравы будете, гостюшки! – ласково поздоровался старец. – Что привело вас к нам?
– И вы здравствуйте, дедушка! – радостно поздоровалась Стелла.
И тут впервые за всё время нашего уже довольно-таки длинного знакомства я с удивлением услышала, что она к кому-то, наконец, обратилась на «вы»...
У Стеллы была очень забавная манера обращаться ко всем на «ты», как бы этим подчёркивая, что все ею встреченные люди, будь то взрослый или совершенно ещё малыш, являются её добрыми старыми друзьями, и что для каждого из них у неё «нараспашку» открыта душа... Что конечно же, мгновенно и полностью располагало к ней даже самых замкнутых и самых одиноких людей, и только очень чёрствые души не находили к ней пути.
– А почему у вас здесь так «холодно»? – тут же, по привычке, посыпались вопросы. – Я имею в виду, почему у вас везде такой «ледяной» цвет?
Девушка удивлённо посмотрела на Стеллу.
– Я никогда об этом не думала... – задумчиво произнесла она. – Наверное, потому, что тепла нам хватило на всю нашу оставшуюся жизнь? Нас на Земле сожгли, видишь ли...
– Как – сожгли?!. – ошарашено уставилась на неё Стелла. – По-настоящему сожгли?.. – Ну, да. Просто там я была Ведьмой – ведала многое... Как и вся моя семья. Вот дедушка – он Ведун, а мама, она самой сильной Видуньей была в то время. Это значит – видела то, что другие видеть не могли. Она будущее видела так же, как мы видим настоящее. И прошлое тоже... Да и вообще, она многое могла и знала – никто столько не знал. А обычным людям это видимо претило – они не любили слишком много «знающих»... Хотя, когда им нужна была помощь, то именно к нам они и обращались. И мы помогали... А потом те же, кому мы помогли, предавали нас...
Девушка-ведьма потемневшими глазами смотрела куда-то вдаль, на мгновение не видя и не слыша ничего вокруг, уйдя в какой-то ей одной известный далёкий мир. Потом, ёжась, передёрнула хрупкими плечами, будто вспомнив что-то очень страшное, и тихо продолжила:
– Столько веков прошло, а я до сих пор всё чувствую, как пламя пожирает меня... Потому наверное и «холодно» здесь, как ты говоришь, милая, – уже обращаясь к Стелле, закончила девушка.
– Но ты никак не можешь быть Ведьмой!.. – уверенно заявила Стелла. – Ведьмы бывают старые и страшные, и очень плохие. Так у нас в сказках написано, что бабушка мне читала. А ты хорошая! И такая красивая!..
– Ну, сказки сказкам рознь... – грустно улыбнулась девушка-ведьма. – Их ведь именно люди и сочиняют... А что нас показывают старыми и страшными – то кому-то так удобнее, наверное... Легче объяснить необъяснимое, и легче вызвать неприязнь... У тебя ведь тоже вызовет большее сочувствие, если будут сжигать молодую и красивую, нежели старую и страшную, правда ведь?