Богородица

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Мари́я (др.-евр. מרים«Мирья́м»)
200x350px

«Владимирская икона Божией Матери» — наиболее почитаемое изображение Богоматери на Руси. Византия. XII век

Пол: женский
Толкование имени: «прекрасная»[1][2], «сильная»[1], «горькая»[2], «непокорство»[2], «просвещающая»[2], «госпожа»[2] и «возлюбленная Богом»[2]
В иных культурах: Мариам
Местность: Иудея, Назарет
Занятие: рукоделие, прядение, домашнее хозяйство
Происхождение: из колена Давидова

Упоминания:

Новый Завет
Отец: Святой Иоаким
Мать: Святая Анна
Супруг(а): Иосиф Обручник
Дети: Иисус Христос
Место погребения: Гробница Богородицы
Связанные понятия: Риза Богородицы, Пояс Пресвятой Богородицы
Связанные персонажи: Иисус Христос, Архангел Гавриил, Праведная Елисавета, Иосиф Обручник, Иоанн Богослов

Атрибуты: Младенец; пурпурный мафорий и синяя туника
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Богоро́дица[1][2][3][4], Богома́терь[1][3], Де́ва Мари́я[1], Пресвята́я Де́ва[2], Мадо́нна[1] (~ третья четверть I века до н. э. — ~ середина I века н. э.)[5] (арам., др.-евр. מרים«Мирья́м», обычно переводится как сильная[1], прекрасная[1], а также как Госпожа[2][6])) — в христианстве земная мать Иисуса Христа[1], одна из самых почитаемых личностей и величайшая из христианских святых[2]. В исторических церквях и ряде других почитается как Богоро́дица (Матерь Божья)[1][2], Царица Небесная (лат. Regina Coeli)[4].

В Библии нет упоминания термина «Богородица», а Мария называется по-имени. Согласно Евангелию (Мф. 1:16—25, Лк. 1:26—56, Лк. 2:1—7[7]) она была галилеянской (англ.)[8] девушкой из Назарета, обручённой Иосифу, которая, будучи девственницей, зачала своего единственного Сына Иисуса чудесным образом, посредством Святого Духа[2].

Мариам (араб. مريم‎) — единственная женщина, упомянутая по имени в Коране (сура № 19). Она чудесным образом родила Божьего посланника и пророка Ису. В исламе известна как Сеиде Мариам (Госпожа Мариам) и почитается как одна из самых праведных женщин[9].







Содержание

О наименовании

Файл:Meliore tavarnelle.jpg
Дева Мария с Младенцем и ангелами
(Мелиоре ди Якопо, 1270—1280)

Личное имя матери Иисуса — Мари́я — восходит через греч. Μαρία к еврейскому личному имени Миръя́м, др.-евр. מרים (предпол. — «горечь, возмущение ). В Пятикнижии это имя носит старшая сестра пророка Моисея. Также существует предположение, что имя могло произойти от корня MRH, что значит «быть тучным», а в переосмыслении — «сильная», «прекрасная»; ср. также корень MRR («быть горьким»)[10][11][12].

Во 2-й главе Евангелия от Иоанна Мария называется Матерью Иисуса (Иоанна. 2:1).

В Западной традиции основным наименованием матери Иисуса являются производные от лат. Virgo Maria («Дева Мария»): англ. Mary, валл. Y Forwyn Fair, словацк. Panna Mária, словен. Devica Marija, фин. Neitsyt Maria, швед. Jungfru Maria.

По личному имени мать Иисуса называется также в странах исламской традиции: араб. مريم‎, тур. Meryem.

В православных церквях наиболее распространены названия, восходящие к греч. Θεοτόκος: слав. Богородица (и соответственно русск., болг. , серб. Богородица, укр. Богородиця, белор. Багародзіца); груз. ღვთისმშობელიгвтисмшобели; рум. Născătoare de Dumnezeu. Ср. также лат. Deipara, эспер. Dipatrino, англ. Theotokos. Полное же именование Богородицы в православной традиции — Пресвятая Владычица наша Богородица и Приснодева Мария (др.-греч. Ὑπεραγία δεσποινίς ἡμῶν Θεοτόκος καὶ ἀειπαρθένος Μαρία, церк.-слав. Прест҃а́ѧ влⷣчица на́ша бцⷣа и҆ прⷭ҇нод҃ва мр҃і́а).

По свидетельству церковного историка Сократа Схоластика Дева Мария была названа «Богородица» в сочинении Оригена (середина III века): «Ориген в первом томе толкований на Послание апостола Павла к Римлянам, объявил, почему она называется Богородицей, и подробно исследовал этот предмет»[13], однако, это сочинение не сохранилось. Давыденков О.В. предполагает, что термин «Богородица» появился в Александрийской школе и не раньше III века[14].

В католической традиции встречается также наименование Мадо́нна[10] (итал. Madonna, сокр. от итал. Mia Donna («моя Госпожа»), фр. Notre Dame, англ. Our Lady).

Именования Марии в крупнейших христианских конфессиях

Мария в крупнейших христианских конфессиях именуется:

  • Де́ва (др.-греч. Παρθένος«дева»), потому что так она названа ангелом в Евангелии Лк. 1:26—38.
  • Богоро́дица (др.-греч. Θεοτόκος, от Θεός«Бог» + τόκος«рождение»), потому что от неё рождается по человечеству Бог-Слово (Ин. 1:1-14) — Сын Божий (которого крупнейшие Церкви Христианского мира считают Всемогущим Богом); при этом Дева Мария не родила саму Божественную природу, так как Божественная природа вечна и не может претерпеть рождения во времени[15], но дала плоть Сыну Божиему[16]. Наименование «Богородица» было утверждено Третьим Вселенским Собором[17]; в Согласительном исповедании 433 года сказано: «Сообразно с этой мыслию о неслиянном единении мы исповедуем святую Деву — Богородицей»; термин «Богородица» употреблён в текстах догматов Четвертого и Седьмого Вселенских соборов[18]. См. Богоматеринство.
  • Присноде́ва (др.-греч. Ἀειπαρθένος, от ἀεί«всегда, постоянно» + παρθένος«дева»), потому что Мария являлась девственной до, во время и после рождения Христа[2]. Евангелия сообщают о девственности Марии до рождения Христа, на основе же Священного Предания была принята доктрина о девственности. Эта доктрина, или «post partum», отрицавшаяся Тертуллианом и Иовинианом, была решительно защищена позднейшими ортодоксами, в результате чего был выработан термин «Присноде́ва», закреплённый на Пятом Вселенском соборе в Константинополе[2]. Начиная с IV века общепринятыми становятся формулы, подобные августиновской: «Девой зачала, девой родила, девой осталась». Учение о приснодевственности Марии впервые было выдвинуто в ответ на отрицание Её девственности некоторыми гностиками, в частности, Керинфом около 100 года и языческими критиками типа Цельса[2]. Однако при этом речь шла не только о самой непорочности зачатия, но и о сохранении девственности при и после рождения. В католической церкви метафизичность рождения Иисуса без разрушения девственности Марии была подтверждена энцикликой Папы Пия XII «Mystici corporis Christi»[2].

Источники

В Священном Писании

Библейские стихи, посвящённые Марии, делятся на прямые упоминания (в Евангелиях, Деяниях апостолов и Посланиях), а также ветхозаветные пророчества о Деве, которой надлежит стать матерью Христа и библейские прообразы, символически говорящие о спасительной миссии Марии. Выражения «Ма́терь Бо́жья» и «Богоро́дица» прямо не встречаются в Библии.

Новый Завет о жизни Марии говорит очень кратко, лишь несколько эпизодов в нём связаны с именем матери Иисуса[19][2]:

Подробнее других пишут о Марии евангелисты Матфей и Лука, однако в годы общественного служения Христа редко упоминается об участии матери Иисуса в общественных событиях, как это было, в частности, в Кане Галилейской. Три автора синоптических евангелий приводят рассказ о приходе Марии вместе с братьями Христа к дому, где он был с учениками и некоторыми людьми. Иоанн пишет, что Мария была свидетельницей распятия Христа[2].

Пророчества

Главным ветхозаветным пророчеством о Марии, матери Иисуса, считаются слова пророка Исаии Се, Де́ва во чре́ве прии́мет, и роди́т Сы́на, и нареку́т и́мя Ему́: Емману́ил (Ис. 7:14)[2].

Кроме этого церковная традиция относит к ветхозаветным образам Богородицы следующие библейские сюжеты[2][17]:

И новозаветный символический прообраз (в католицизме), традиционно относимый к Богородице[2][20][21][22]:

В апокрифах

Также часть сведений о Марии известно по апокрифической литературе — «Книга о рождестве Блаженнейшей Марии и детстве Спасителя» и «Первоевангелие Иакова Младшего».[23]

В библейских рассказах ничего не упоминается ни о именах родителей Богородицы, ни о их жизни; также нет упоминаний об обстоятельствах Зачатия Богородицы, ни о Рождестве Девы Марии, ни о Введении во храм, ни о её жизни до Благовещения, ни о её жизни после Пятидеся́тницы, ни о её Успении. Данные подробности жизни Богородицы известны из апокрифов безымянных авторов. Эти апокрифы лишь подписаны именами известных исторических деятелей, но им никогда не принадлежали. Первоначальными источниками внебиблейских сведений о жизни Богородицы явились следующие апокрифы:

В дальнейшем на основании отдельных рассказов, взятых из апокрифов, сформировался корпус книг Церковного Предания, относящихся к жизни Девы Марии; это различные поздние сказания, поздние церковно-исторических сочинения, поздние гомилетические памятники, гимнографические богослужебные тексты. Все рассказы о жизни Богородицы, касающееся внебиблейского повествования её жизни, появляются у авторизованных христианских авторов лишь после V—VI века. Гимнографические сочинения, рассказывающие о данных событиях, появляются лишь в VIII—IX веке.

Жизнеописание

Мария была родственницей Елизаветы, жены Захарии, священника Авиевой чреды, потомка Аарона, из колена Левия (Лк. 1:5,8; 1Пар. 24:10). Некоторые предполагают, что Мария, как и Иосиф, с которым она была обручена, происходит из Дома Давида, и таким образом, из колена Иуды, и что родословная, представленная в Евангелии от Луки, была её, поскольку родословная Иосифа была указана в Евангелии от Матфея[2][27].

Она проживала в Назарете в Галилее, предположительно со своими родителями и в то время, когда она была обручённой — предварительная стадия иудейского бракаангел Гавриил объявил ей, что она станет матерью обещанного Мессии, зачав его посредством Святого Духа[2][28]. Когда Иосиф узнал о зачатии, он был удивлён, однако ангел сказал ему: «Иосиф, сын Давида, не бойся взять в свой дом твою жену Марию, потому что она беременна от Святого Духа. Она родит сына, и ты назовёшь его Иисус, потому что он спасёт свой народ от грехов». После этого Иосиф проснулся и сделал так, как велел ему ангел. Он взял свою жену в свой дом, завершив свадебный обряд, но не имел с ней близости. Когда она родила сына, он назвал его Иису́сом (Мф. 1:18-24)[2][29].

Файл:Daret Visitation.jpg
Посещение Елизаветы (14341435). Жак Даре. Берлин, Государственные музеи

Когда ангел Гавриил сообщил Марии (Лк. 1:19), что Елизавета, прежде бесплодная, теперь чудесным образом забеременела, Мария поспешила посетить Елизавету, которая жила со своим мужем Захарией в гористой местности, в одном городе в земле Иуды (Лк. 1:39)[2].

Когда Елизавета услышала приветствие Марии, младенец в её утробе взыграл, и Елизавета исполнилась Святого Духа и громко воскликнула: «Благословенна ты среди женщин и благословен плод твоей утробы! Чем я заслужила такую честь, что ко мне пришла мать моего Господа?» (Луки. 1:41—45). Тогда Мария произнесла слова, ныне известные среди католиков и протестантов как «Магнификат» (Лк. 1:46—55)[2].

Через 3 месяца Мария вернулась домой (Лк. 1:56—57). По повелению императора Августа в стране проводилась перепись. Иосиф и его родные отправились в свой родной город Вифлеем. Когда они прибыли в Вифлеем, в гостинице места не оказалось, и им пришлось остановиться в пещере для скота, где родился Иисус и был положен в кормушку для скота (Лк. 2:1—7)[2].

Через восемь дней младенец был обрезан и получил имя Иису́с, как назвал его ангел ещё до зачатия в утробе. Когда закончились дни их очищения по закону Моисея, они принесли ребёнка в храм Иерусалима в соответствии с требованиями для первенцев, предписанными в законе Моисея (Лк. 2:21—38). Затем они вернулись в Вифлеем, и после посещения волхвов всё семейство бежало в Египет. Они вернулись в Назарет после смерти царя Ирода (Мф. 2:1–19)[2][30].

Рождество Богоматери

Согласно апокрифическому Протоевангелию Иакова, родителями Марии были святой Иоаким и святая Анна. Позднее так учили святые Иоанн Дамаскин, Григорий Нисский, Герман Константинопольский, Фульберт Шартрский, а также Псевдо-Эпифаний, Псевдо-Иларий и многие другие учителя Церкви, это стало неотъемлемой частью Священного предания.

Местом рождения, как правило, считают Иерусалим; так утверждал святой Софроний и с ним соглашался святой Иоанн Дамаскин. По другой версии, Мария родилась в Сепфорисе близ Назарета, в Галилее.

Согласно апокрифическому рассказу, ставшему частью Священного Предания, у благочестивой немолодой семейной пары — Иоакима и Анны долгое время не было детей. Когда первосвященник отказал Иоакиму в праве принести Богу жертву, так как он «не создал потомства Израилю»[31], то он удалился в пустыню, а его жена осталась дома в одиночестве. В это время им обоим было видение ангела, возвестившего, что «Господь внял молитве твоей, ты зачнешь и родишь, и о потомстве твоем будут говорить во всем мире».

После этого Анна зачала и когда «прошли положенные ей месяцы, и Анна в девятый месяц родила». Дата зачатия — 9 декабря — установлена, исходя из того, чтобы она отстояла от даты Рождества Богородицы (8 сентября) на 9 месяцев. Димитрий Ростовский при этом пишет: «Говорили же некоторые, будто Пресвятая Дева родилась через 7 месяцев — и родилась без мужа, но это несправедливо»[32].

Детство Богородицы

Файл:Angelos Akotanos - Saint Anne with the Virgin - 15th century.jpg
«Святая Анна с младенцем Марией», Греция, XV век

До трёх лет Мария жила вместе со своими родителями. Протоевангелие Иакова говорит, что когда девочке исполнилось шесть месяцев, Анна поставила её на землю, чтобы посмотреть, может ли та стоять. Мария сделала семь шагов и возвратилась в руки матери. Поэтому Анна решила, что дочь не будет ходить по земле, пока её не введут в храм Господень. «Анна устроила особое место в спальне дочери, куда не допускалось ничто нечистое, и призвала непорочных дочерей иудейских, чтобы они ухаживали за младенцем»[33].

Введение во храм

Протоевангелие Иакова говорит о воспитании Марии в обстановке особой ритуальной чистоты и о «введении во храм», когда Марии было 3 года: «И вот исполнилось Ребенку три года, и сказал Иоаким: Позовите непорочных дочерей иудейских, и пусть они возьмут светильники и будут стоять с зажжёнными [светильниками], чтобы Дитя не воротилось назад и чтобы полюбила Она в сердце своём храм Господнен»[34].

Файл:Presentation titian.JPG
«Введение Марии во храм», Тициан, Галерея Академии, Венеция (1534—1538)

В Храме Марию встретил первосвященник (согласно апокрифу это был Захария, отец Иоанна Предтечи) со множеством священников. Родители поставили Марию на первую ступень лестницы, которая вела ко входу в Храм. Согласно апокрифу — Евангелию псевдо-Матфея:

…когда Она была поставлена перед храмом Господа, Она поднялась бегом на пятнадцать ступеней, не оборачиваясь назад и не зовя родителей своих, как это обыкновенно делают дети. И все были исполнены удивления при виде этого, и священники храма были в изумлении[35].

Затем, согласно апокрифам, первосвященник, по внушению свыше, ввёл Деву Марию в Святая святых, куда из всех людей только раз в году входил первосвященник с очистительной жертвенной кровью. Во время пребывания в Иерусалимском храме Мария воспитывалась вместе с другими благочестивыми девами, изучала Священное Писание, занималась рукоделием и постоянно молилась[36].

Обручение с Иосифом

Однако по достижении совершеннолетия она не могла остаться при храме, и для неё традиционным обрядом был избран супруг, охраняющий её и уважавший её обет — выбранный из колена Давида престарелый Иосиф Обручник. По другой версии это произошло, когда ей было 14 лет, по инициативе первосвященника. Причём Иосиф был избран из числа прочих женихов, так как его посох чудесным образом расцвёл.

Благовещение

В доме Иосифа Мария работала над пурпурной пряжей для храмовой занавесы (символ предстоящего «прядения» младенческого тела Иисуса из «пурпура» материнской крови в утробе Марии). По другой версии, Дева Мария в то время читала священную книгу пророка Исаии и, дойдя до слов «Се Дева приимет во чреве и родит Сына…», воскликнула, как была бы она счастлива, если бы она сподобилась увидеть эту Божию избранницу и быть хотя бы служанкой у неё. Тогда и произошло Благовещение — посланный с небес Богом архангел Гавриил сообщил Марии о грядущем рождении от неё Спасителя. По Евангелию от Луки (Лк. 1:26) Мария в это время жила в Назарете. Это первое упоминание о Марии в Евангелиях. По мнению православных богословов, в момент Благовещения произошло Боговоплощение — Бог облёкся в плоть (формулировка «облечься в плоть» известна уже из сочинений Иринея Лионского и Климента Александрийского)[37]. Иоанн Кассиан, говоря о Боговоплощении, прямо указывает, что «Тогда происходит начало нашего Господа и Спасителя, когда и зачатие»[38].

Встреча Марии и Елизаветы

Иосиф обручник, увидев, что Дева Мария ожидает ребёнка, огорчился и лишь из жалости к ней не захотел опозорить её публичным обвинением, поэтому решил отпустить её без огласки. Но явившийся Иосифу архангел Гавриил успокоил его, сказав: «не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго; родит же Сына, и наречёшь Ему имя Иисус, ибо Он спасёт людей Своих от грехов их». После этого, как повествует евангелист, «Иосиф принял жену свою, и не знал Её»[2]. Однако по апокрифической версии сообщается, что после посещения её ангелом она была прилюдно подвергнута испытанию «горькой водой, наводящей проклятие» на неверных жён. Этот способ рекомендуется в Библии (Чис. 5:11—31) и даже в талмудическом трактате «Сота». Ей удалось пройти испытание, что подтвердило её целомудрие.

Ожидая чуда девственного материнства, Мария направилась в дом Захарии и Елизаветы, своей родственницы, которая уже 6-й месяц ожидала рождения Иоанна Крестителя. При встрече с ней Мария произнесла красивейший гимн «Величит душа моя Господа». Там она прожила 3 месяца, после чего вернулась в дом Иосифа[2].

Рождество Христово

По требованию римской администрации при переписи населения Мария и Иосиф, как представители рода Давидова, отправились в давидов город Вифлеем, где и родился Иисус — в яслях, так как все гостиницы были заняты, и путешественникам пришлось остановиться в стойлах. Там их нашли пастухи (см. Поклонение пастухов). На 8-й день ребёнок был обрезан (см. Обрезание Господне), а на 40-й день принесён в Иерусалимский Храм (см. Сретение Господне). Там Симеон Богоприимец предрёк, в частности, Богородице страдания («и тебе самой оружие пройдёт душу»), откуда появился иконографический символ сердца Богородицы, поражённого одним или семью мечами — «Умягчение злых сердец». Спасаясь от избиения младенцев, устроенного Иродом, Святое семейство покинуло Израиль (см. Бегство в Египет)[2].

Дальнейшая жизнь

Затем Мария упоминается при описании случая, когда в возрасте 12 лет Иисус при поездке в Иерусалим отправился в Иерусалимский храм и общался со священниками (см. Иисус среди учителей)[2].

При описании евангелистами событий жизни Иисуса Христа Дева Мария упоминается как присутствовавшая на браке в Кане Галилейской. Некоторое время она была вместе с сыном в Капернауме. На Голгофе Богородица стояла возле креста. Умирающий Христос поручил свою мать апостолу Иоанну. Только в этих двух евангельских эпизодах (Ин. 2:4; Ин. 19:26) приводится личное обращение Иисуса к Марии, но он не называет её при этом матерью, а женщиной (греч. γυναι [gúnai]). Матерью он называет её лишь однажды, но не своей, а ученика (Иоанна) в Ин. 19:27: «Потом говорит ученику: се, Матерь твоя!». Больше упоминаний в Новом Завете о Марии нет.

По преданию Богородица присутствовала при Вознесении Господнем. Согласно Священному Преданию, основанному на апостольских Деяниях, Богородица после Вознесения оставалась в Иерусалиме вместе с другими учениками Христа, ожидая обещанного им схождения Святого Духа: «Все они единодушно пребывали в молитве и молении, с некоторыми жёнами и Мариею, Материю Иисуса, и с братьями Его» (Деян. 1:14). Хотя в Деяниях святых апостолов не указывается, была ли Дева Мария в день Пятидесятницы среди апостолов, когда на них сошёл Святой Дух в виде огненных языков, считается, что и на Нее тогда сошёл Святой Дух[25].

По преданию Богородица участвовала в распределении по жребию земель между апостолами, в которые они должны были отправиться проповедовать. Ей выпала Иверия (Грузия). Она собиралась отправиться туда, но, по повелению Иисуса Христа, в Иверию отправился апостол Андрей. Перед этим Богородица приложила свой лик к обычной доске, на которой отпечатался Её лик. Этот нерукотворный образ Дева Мария отдала апостолу Андрею, и от него в Иверии происходили многочисленных чудеса. Эта икона получила название Ацкурской. Список с этой иконы находится в Государственном музеи истории искусств Грузии им. М. Я. Амиранашвили[39].

Согласно православному преданию в годы своей земной жизни Дева Мария совершила путешествие на Кипр к Лазарю. По дороге её корабль был бурей прибит к горе Афон, где она проповедовала среди язычников, обращая их в христианство. Отплывая от Афона, Богородица произнесла благословение этому месту: «Се в жребий Мне бысть Сына и Бога Моего! Божия благодать на место сие и на пребывающих в нём с верою и со страхом и с заповедями Сына Моего; с малым попечением изобильно будет им вся на земле, и жизнь небесную получат, и не оскудеет милость Сына Моего от места сего до скончания века, и аз буду тепла заступница к Сыну Моему о месте сем и о пребывающих в нём»[40].

Файл:Theofanus uspenie.jpg
«Успение Богоматери», Феофан Грек

Успение Богородицы

Дальнейшая судьба Марии после Пятидесятницы описана в апокрифах, датируемых IV - началом VI веков[25][26]. Согласно апокрифу под названием «Святого Иоанна Богослова сказание об Успении Святой Богородицы», она умерла в Иерусалиме на горе Сион[41]. На предполагаемом месте Успения в настоящее время находится католический храм Успения Пресвятой Богородицы. Согласно Евсевию Кесарийскому Мария покинула этот мир в 48 году по Рождестве Христова, но другие раннехристианские церковные историки и писатели называли как более ранние, так и более поздние даты[42][43].

В апокрифе «Святого Иоанна Богослова сказание об Успении Святой Богородицы» описано, что к смертному одру Богоматери со всех концов света апостолы были перенесены на облаках. В латинской версии апокрифа у одра Богородицы не было лишь апостола Фомы, который прибыл на три дня позже и не застал Богородицу в живых. По его просьбе её гробница была открыта, но там были только благоухающие пелены; за смертью Марии последовали её Воскресение и Вознесение (по православной традиции на третий день), а за её душой в момент смерти явился сам Иисус Христос с сонмом небесных сил[25]. Католики считают, что после вознесения Девы Марии совершилась её коронация.

В конце XIX века в качестве возможного места Успения Богородицы стал рассматриваться Дом Богородицы в Эфесе, где жил и проповедовал Иоанн Богослов, на попечение которому Иисус Христос отдал Богородицу.

Почитание

Дева Мария у ранних христиан

Файл:Madonna catacomb.jpg
Древнейшее известное изображение Богородицы с младенцем Иисусом. II век, Катакомбы Присциллы, Рим

Почитание Богородицы первыми христианами подтверждается наличием её изображений III века в римских катакомбах, где христиане совершали богослужения, скрывались от преследований. В катакомбах были обнаружены первые фрески и изображения, Девы Марии (фрески Киметерия Присциллы, «Пророк Валаам перед Марией, кормящей младенца грудью», «Поклонение волхвов» и другие). Эти фрески и изображения носят ещё античный характер. Черты аскетизма в них отсутствуют, подчёркнута сила и значительность материнского тела, особо выделены и подчёркнуты выразительные чёрные глаза[44]. Окончательное решение вопроса о почитании Богородицы было принято в 431 году Третьим вселенским собором в контексте осуждения ереси Константинопольского патриарха Нестория (считал Деву Марию не Богородицей, а Христородицей)[45].

Православная традиция

Файл:Istanbul.Hagia Sophia075.jpg
Константин (справа) и Юстиниан (слева) Великие предстоят Христу и Богородице. Мозаика над южным входом в Святую Софию

Почитание

Православное почитание Богородицы берёт своё начало от её византийского культа, средоточием которого был Константинополь. 11 мая 330 года Константин Великий официально перенёс столицу Римской империи и посвятил Новый Рим Пресвятой Богородице. Этот праздник известен под названием «обновление Царьграда» и его тропарь звучит так: «Град Богородице предает и посвящает своё начало Божией Матери, от Которой он берет силу свою и долговечие, Которой хранится и укрепляется, и взывает к Ней: Радуйся, надежда всех концев земли». Это посвящение отражено в мозаике южного входа в храм Святой Софии, которая изображает Богородицу на престоле с Младенцем на руках, по обеим сторонам предстоят Константин Великий и Юстиниан Великий. Первый посвящает Христу и Богородице Константинополь, а второй главный храм империи, храм Святой Софии.

Археологические раскопки выявили в Константинополе около 200 храмов, посвящённых Богоматери, главные из которых это храм Богородицы Кириотиссы и монастырь Богородицы Одигитрии, а также храм во Влахерне, храм в Халкопратии и храм «Живоносный источник» («Зоодохос Пиги»).

Файл:Oranta.jpg
Икона Великая Панагия, иконографический тип Оранта, Ярославль, около 1218 года

Богородичные праздники

Из двунадесятых праздников («Додекаортон») Богородице посвящено четыре (в скобках даты по юлианскому календарю):

В число Богородичных праздников также входят:

Среди переходящих праздников Богородице посвящено два:

Кроме перечисленных выше в число Богородичных праздников входят многочисленные праздники, посвященные чудотворным и чтимым иконам Божией Матери.

Файл:Encaustic Virgin.jpg
«Богоматерь с ангелами, свв. Георгием и Феодором», энкаустическая икона, монастырь Святой Екатерины на Синае, VII век

Богослужение

Во все Богородичные праздники, а также в дни памяти Богородичных икон священно- и церковнослужители используют богослужебные облачения голубого цвета, который символизирует высшую чистоту и непорочность. Также в указанные дни этот цвет используется для одежд престола, жертвенника, аналоев, воздýха, покровцов и закладки в напрестольном Евангелии.

В литургии марианский культ сфокусирован в проскоми́дии. Важнейшие тексты о Богородице находятся в ана́форе. При торжественном каждении поется «Величание Богородицы» («Мегалинарион»). В литургии святого Иоанна Златоуста это песнь «Достойно есть» («Аксио́н эсти́н»), а в литургии святого Васи́лия Вели́кого — «О Тебе радуется» («Эпи си хари»). Ежедневно на вечерне читаются два Богоро́дичных тропаря́, «Под Твою́ ми́лость» и «Богоро́дице Де́во». Кроме того, Пресвятой Богородице посвящено множество акафистов и гимнов (например, широко известный гимн «Агни Парфене»), а также не используемые в храмовом богослужении канты и колядки.

В седмичном круге богослужения среда, пятница и воскресенье особо посвящены Богородице.

Хотя византийская Церковь не отмечала день Скорбящей Божьей Матери, в Страстну́ю пя́тницу на малом повече́рии отправлялось песнопение, составленное в X веке Симео́ном Логофе́том, называвшееся «крестобогоро́дичным» («ставротеотокион») или «Плач Пресвятой Богородицы».

В византийском апокрифе «Хождение Богородицы по мукам», получившем распространение на Руси, Богородица испрашивает для осуждённых грешников в аду некоторое облегчение их участи.

Файл:MCB-mosaicob.jpg
Византийская мозаичная икона, конец XIII века

Уделы Богородицы

Согласно православному Преданию на земле существуют местности, которые находятся под особенным покровительством Божией Матери. Их называют земными Уделами Богородицы и всего их четыре, это Иверия (Грузия), Святая гора Афон, Киево-Печерская лавра и Серафимо-Дивеевский монастырь.

Чтимые иконы

В православии известны и почитаются многие сотни икон Божией Матери. В России более других известны И́верская, Влади́мирская и Каза́нская иконы Пресвятой Богородицы.

Явления

С первых веков христианства по настоящее время происходят многочисленные явления Девы Марии, которым посвящено множество книг, почитаемых икон, монастырей, памятных знаков. В Православной церкви в память о некоторых явлениях устраиваются крестные ходы с выносом икон, распространяется литература о явлениях Богородицы, составляются особые молитвы.

Явления и откровения Богородицы были подвижникам и простым людям — как явные, так и во сне. К наиболее известным в Православной церкви относятся:

Католическая традиция

Католические догматы

Отличительной чертой почитания Марии в католицизме является догмат о её Непорочном зачатии, который подразумевает, что Мария была зачата естественным образом от обычных родителей Иоакима и Анны, но особой милостью Божией полностью предохранена от всякой скверны первородного греха[50][51][52]. Ещё в XVII веке папская курия запрещала сочинения, защищавшие учение о беспорочном зачатии Девы Марии, но с 1854 года, когда папа Пий IX возвёл это учение в догмат, в «Индекс запрещённых книг» стали заноситься книги, его оспаривающие[53].

Согласно католическому догмату о вознесении Девы Марии, провозглашённому «ex cathedra» папой Пием XII в 1950 году, за Успением девы Марии последовало её Вознесение в небесную славу телом и душой. Наряду с термином «Вознесение девы Марии» по отношению к этому догмату (а также празднику Успения) используется название «Взятие Марии в небесную славу».

В 90-х XX века профессор Марк Миравэлл из францисканского университета в США подал Папе Иоанну Павлу II петицию о признании за Марией статуса coredemptrix («Соискупительницы»). Эта инициатива была скреплена более чем 6 миллионами подписей из 148 стран, в том числе 42 кардиналов и 550 епископов, но была отвергнута Ватиканом.

Отцы церкви о Марии

Древнейшими свидетельствами интереса, проявленного римскими христианами к Марии, являются две фрески II и III веков, находящиеся в катакомбах святой Присциллы в Риме. В число наиболее известных писателей и Отцов Церкви, говоривших о Марии, входят Тертуллиан, святые Иларий Пиктавийский, Зенон Веронский, Амвросий Медиоланский, Аврелий Августин, Григорий Великий, Пётр Хризолог и Ильдефонс Толедский. Их творения сильно повлияли на формирование богослужения, а некоторые гимны, например, святых Амвросия или Венанция Фортуната, и анафоры поныне являются одними из наиболее красивых текстов латинского богослужения.

Праздники, посвящённые Деве Марии в католичестве

Древнейшим богородичным праздником, отмечаемым в Риме, было торжество Пресвятой Богородицы (1 января), завершающее октаву Рождества. Между 550 и 595 г. в этот день стала совершаться особая литургия в честь девственности Марии. В VII веке появился обычай посвящения Марии среды и пятницы после третьего воскресенья Адвента. В XIX веке в церковный календарь был внесён праздник почитания Непорочного Сердца Пресвятой Девы Марии, отмечаемый на тринадцатый день после Дня святой Троицы. В XX веке установился обычай почитать Непорочное Сердце Марии по первым субботам месяца.

Реформа Второго Ватиканского собора, где в конституции от 21 ноября 1964 Марии были даны титулы Advocate, Auxiliatrix, Adjutrix и Mediatrix («Защитница», «Заступница», «Помощница» и «Посредница»), упорядочила богородичные праздники для всей латинской Церкви, установив фиксированные даты торжеств и праздников, посвящённых Марии:

Файл:Francesco Botticini - The Assumption of the Virgin.jpg
«Вознесение девы Марии», Франческо Боттичини

Также в традиции латинской Церкви начиная с реформы Алкуина существует обычай посвящения Марии субботы. Этот обычай быстро распространился по всей Западной Европе и сохранился до наших дней. Непорочное Сердце Марии почитается на тринадцатый день после праздника Троицы, а также по первым субботам каждого месяца. Марии посвящены также месяцы май и октябрь. Первое свидетельство посвящения мая есть в «Кантиках» короля Альфонса X Мудрого.

Реликвии

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.БогородицаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.БогородицаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Богородица
Файл:Barcelona - Catedral 012 - Capilla de Nuestra Señora de Montserrat.JPG
Статуя Девы Марии из монастыря Монсерат, почитаемая чудотворной
Файл:Virgen de Guadalupe.jpg
Образ Девы Марии Гваделупской

Многие иконы и статуи Девы Марии почитаются верующими и считаются чудотворными. Наиболее известны чудотворные статуи в монастыре Монтсеррат (Испания), в австрийском Мариацелле и в мексиканском городе Халиско. Другой известной мексиканской образом является Девы Марии Гваделупской (Мехико). В восточной Европе среди почитаемых образов выделяются Ченстоховская икона Божией Матери (Ченстохова, Польша) и Остробрамская икона Божией Матери (Вильнюс, Литва). Все эти города, наряду с такими местами где считается были явления Богородицы, как Лурд и Фатима, служат объектами массовых паломничеств.

В Италии почитается Святой Дом в городе Лорето, который, по преданию, был домом, где жила Дева Мария, и который в XIII веке был перенесён в Италию. С паломничествами в Лорето связано имя Лоретанской литании — самой известной литании, посвящённой Богородице.

Литургия и гимнография

Древнейшим памятником богослужебного произведения является римское свидетельство 215 г. «Апостольское Предание», в котором содержится текст очень древней «Анафоры пресвитера Ипполита», использовавшейся в Риме. В этой анафоре во время благодарения Мария упоминается дважды как матерь Спасителя. Важным событием для развития почитания Богородицы на Западе был Эфесский собор 431 г. и его постановление о богоматеринстве Марии. Сразу после Собора Папа Сикст III посвятил Марии римскую базилику на Эсквилинском холме. Позже этот храм стал называться «Блаженной Девы Марии Великой».

В латинском обряде, где Мария имеет иную, чем в православии титулатуру (Regina — «Царица», Stella maris — «Звезда моря» и др.), читаемая в последовании Часов евангелическая песнь Марии «Величит душа моя Господа» («Магнификат») с V в. стала венчать Вечерню, но особую роль играет знаменитое «Ave Maria». Помимо прочего, антифоны «Hodie» были предписаны для Вознесения и, в позднейшее время, на Непорочное Зачатие. В обновлённом после II Ватиканского Собора богослужении последний антифон был изменён.

Другая ежедневная молитва римского «Последования Часов» — это завершающие антифоны, посвящённые Марии. Они возникли в основном в XI и XII в., а в XIII в. стали неизменным завершением всех Часов. Со временем они были разделены в зависимости от литургического времени года. Существуют богородичные антифоны «Alma Redemptoris Mater» («Благая Матерь Искупителя»), «Ave Regina coelorum» («Радуйся, Царица небес»), «Regina coeli»(«Царица небесная»), «Salve Regina» («Славься Царица») и древний антифон «Sub tuum praesidium» («Под Твою защиту»). В евхаристической литургии Мария почитается, прежде всего, как давшая Иисусу человеческое тело, что было выражено в средневековом гимне: «Ave verum Corpus, natum de Maria Virgine…» («Радуйся истинное Тело, рождённое от Марии Девы…»). 15 августа 1986 г. было издано и провозглашено в Риме «Собрание месс о Пресвятой Деве Марии» («Collectio missarum de Beata Maria Virgine»). Эта единственная в своём роде публикация содержала 46 чинопоследований литургии о Марии, в которых даны её разнообразные формы почитания.

Одним из авторитетных и целостно высказывающихся о богослужебном и внебогослужебном почитании Марии документов является пастырская конституция Павла VI «Marialis cultus» от 2 февраля 1974 г.

Внелитургические формы почитания Марии включают молитвы «Ангел Господень», Розарий, «Stabat mater» и так называемую Лоретанскую литанию.

Явления

В Католической церкви также почитаются явления Девы Марии — наиболее известные из них:

Следует отметить, что получившие большой общественный резонанс явления Богородицы во второй половине XX века в испанском Гарабандале и боснийском Меджугорье Католической церковью истинными не признаны, хотя в частном порядке верующим таковыми их считать не возбраняется.

Богородица в католической культуре

В Средние века Мария представала на иконах и мозаиках как воинственная, несокрушимая мощь в заступничестве за людей. В католическом мире Богородица под влиянием фольклора и некоторых языческих традиций в раннем и среднем Средневековье являла из себя олицетворение природы, богини матери, первое явление райской, преображённой природы. Отсюда пошла традиция изображать Мадонну среди природы: «Мадонна смирения», где Мадонна сидит на земле среди цветов, «Мадонна на земляничной грядке» и т. д. В легенде о Теофиле, возникшей в XIII веке в Византийской империи, но ставшей особо популярной в Западной Европе, в частности во Франции (горельефы тимпана Нотр-Дам в Париже, драматическое «действо о Теофиле», написанное Рютбёфом), рассказывается о юноше, состоявшем на службе у епископа. Он, устав от тягот жизни, продал свою душу дьяволу, и тем самым сделал быструю карьеру, однако раскаялся и обратился за помощью к Марии, которая отобрала расписку Теофила у дьявола. Отсюда пошёл мотив о Марии как о защитнице христиан. На эту тему в 1506 году да Монтерубиано написал картину, на которой изображена Мария, грозящая палицей бесу, который в свою очередь пытается вырвать из-под её покровительства вверенного ей отрока.

Западноевропейская иконопись в годы Средневековья постепенно изменяла стиль изображения Мадонны, в итоге её стали изображать более женственной, трепетно одухотворённой (С. Ботичелли, «Магнификат»). В Италии во время Ренессанса Мадонну наделили чертами античного стоического идеала невозмутимости (А. Мантенья, «Сретение»), пока в Северной Европе на фоне Реформации и протестантизма её приближают и вводят в картинах в традиционную обстановку бюргерства XVI века. Например, на картине Г. Давида Мария кормит младенца с ложечки. Рафаэль придал Мадонне черты античного и христианского элементов. В его шедеврах образ Мадонны строится на балансе земной красоты и величавого целомудрия, уюта и парадности («Мадонна в зелени», «Мадонна в кресле», «Сикстинская Мадонна»). Такой стиль изображения мадонны на иконах, фресках, в скульптуре, в мозаике просуществовал в католическом мире вплоть до XIX века.

Дева Мария в протестантизме

Почитание Девы Марии противоречит основному постулату Реформации — единоспасающей вере, исключающей любых посредников между Богом и человеком. Тем не менее Мартин Лютер еще признавал приснодевство Марии и даже возможность её заступничества перед Богом, и почитание некоторых богородичных праздников сохранялось в лютеранстве вплоть до эпохи Просвещения.

Однако уже Ульрих Цвингли отвергал возможность молитвенного обращения к Богородице, самым же решительным противником её почитания стал Жан Кальвин, считавший его идолослужением[54], поэтому в швейцарской Реформации оно угасло достаточно быстро.

Прочие традиции

Мария в гностицизме

Некоторые течения гностицизма (например последователи Керинфа) отрицали приснодевство Марии.[2]

Мария в несторианстве

Поскольку, согласно несторианству, рождение от Марии имеет отношение только к человеческой природе Христа, но не к божественной природе, термин «Богородица» в несторианстве считается богословски корректным и допустимым только с оговорками. Несторий, смягчая резкость выдвинутого им проповедника Анастасия, не предложил термин «человекородица». Но он и не отверг этого термина. Признал его только неполным. Вместо него предложил более полное наименование: Христородица. По Несторию, имя Богородицы неточно, потому что оно порождает мысль, будто само Божество Христово получило своё начало от Девы Марии. По Несторию, ту мысль, что Христос и от зачатия был Богом, лучше было бы обозначать словом Богоприимица — θεοδόχος. Ведь и всякая мать рождает только тело, а душа от Бога. Таким образом, и простая мать не душеродица, — ψυχοτόκος. Однако за пределами догматических рассуждений, в литургическом словоупотреблении, Несторий термин «Богородица» допускал, хотя его обвиняли в том, что он был против употребления термина "Богородица" народом. Термин "Богородица" никогда не употреблялся только предшественником Нестория - Иоанном Златоустом. Почитание Марии Григорием Богословом и в Восточно-Сирийской церкви предшествовало её почитанию в других церквах. «Хотя эта Церковь почитает Нестория святым, она не является Церковью, основанной Несторием, - пишет современный богослов Ассирийской Церкви Востока мар Апрем,- Несторий не знал сирийского, а сирийская Церковь Востока, находившаяся в Персидской империи, не знала греческого... Только после смерти Нестория сирийскую Церковь Востока, которая не принимала никакого участия в христологическом конфликте между Несторием и Кириллом и вообще не знала ничего об этих спорах при их жизни, стали, к сожалению, воспринимать как основанную Несторием».[55] Нет в этой церкви и термина "Христородица". В других древневосточных церквах почитание Марии началось только в V веке после признания христианства государственной религией, когда ей были посвящены прежние языческие храмы Артемиды (как, например, в Эфесе), Изиды, Астарты, и ей фактически поклонялись как совершенной богине, в отличие от несовершенных земных женщин. Поэтому несмотря на прямой запрет Нового Завета (среди нас нет ни мужского пола, ни женского) в Древневосточных миафизитских церквях земные женщины могли считаться несовершенными, и с целью достижения большего совершенства женщин среди верующих многих миафизитских общин до сих пор распространено обрезание женщин.

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Сирийская традиция

В литургическом календаре Западно-сирийской Церкви особую роль занимает Христос и тайны Церкви и святых, поэтому Богородица почитается в этой тройной перспективе. Древнейшие праздники практически тождественны с праздниками Восточно-сирийской Церкви. В отдельные воскресенья вспоминаются Благовещение, посещение святой Елизаветы и благовещение святому Иосифу. Богородичные тексты Западно-сирийской Церкви основаны главным образом на поэзии святого Исаака Сирина и Иакова Серугского. В литургии есть, например, такой текст Иакова Серугского:

«Явилась Отроковица и […] старица, утро и вечер встретились в лобзании. Мария есть утро, несущее Солнце Правды. Елизавета же — вечер, несущий звезду света. Пришло утро и приветствовало вечер, подругу свою, а вечер взволновался, видя, что принял лобзание от утра. Молодая Дева была благоразумна, была смиренна, старица же, едва приняв Её, почтила Её как Мать. И как звезда не могла принять Солнце, то при появлении Его взволновалась и радостно взыграла».

Есть ещё 3 праздника, отмечающиеся как в Западно-сирийской, так и в Восточно-сирийской Церкви. 15 января празднуется день «Владычицы нашей семянной», в которой Богородица сравнивается с «благословенным полем, из которого произрос колос благословения (Христос), насыщающий алчущий мир». 15 мая отмечается праздник «Нашей Владычицы колосьев». В литургии в этот день Богоматерь также сравнивается с полем, дающим «Хлеб жизни». 15 августа справляется соединённое с Успением торжество «Богоматери-покровительницы лозы и винограда», где Богородица отождествляется с «прекрасной лозой, давшей миру божественную гроздь, от Неё же вино напояет вселенную». В этот же день подчёркивается прославление Богородицы в тайне Вознесения и смерть Её была блаженной. По традиции Богородица была похоронена в Гефсимании между Иерусалимом и Елеонской горой. Торжества сугубо Западно-сирийской Церкви — это два «Праздника поздравлений» с Рождеством Сына, дата которых правда такая же, как и в Восточно-сирийской Церкви — 26 декабря, и с его Воскресением. Другой богородичный день справляется 15 июня — тогда вспоминается освящение первого храма в честь Пресвятой Девы, но сирийские литургические календари не уточняют названия этой церкви.

Коптская традиция

Файл:129-4.jpg
«Успение Богородицы». Коптская икона.

У коптов почитание Марии уходит корнями в позднюю античность. Один из первых храмов в честь Богородицы был построен в Александрии, и особую роль в распространении марианского культа сыграл александрийский патриарх Кирилл в V в. Копты считают, что из всех земель Богородица особенно возлюбила Египет, потому что по традиции именно здесь Святое семейство нашло прибежище во время гонения Ирода. Исследователь коптской Церкви Дж. Джамберардини из-за неоднородности коптских богородичных праздников предложил поделить их на 4 группы:

  • праздники освящения церквей Богородицы. Количество этих праздников очень велико, к числу важнейших принадлежат освящения храмов в Филиппии, считающегося первым храмом в честь Марии в мире, в Атрибе (оба — 28 июня), церкви Владычицы нашей Каппадокийской (4 сентября) и в Даир аль-Мухарраке (15 ноября);
  • общие праздники Иисуса и Марии, в том числе Приход Святого семейства в Египет 19 мая;
  • память Успения, празднуемая 21 числа каждого месяца;
  • праздники, общие с другими Восточными Церквями.

В то же время среди Восточных Церквей коптская Церковь — единственная, где есть особый богородичный месяц — «киак», приходящийся на декабрь.

Маронитская традиция

Марониты соединяют образ Марии с библейскими текстами о «горах и кедрах Ливана», а многие ливанские церкви были возведены в честь «Благословенной Девы», тогда как на вершинах некоторых гор видны большие статуи Марии. Среди маронитских праздников выделяются обручение Марии и Иосифа (30 сентября) и праздник Мистической Розы (первое воскресенье октября), а самой Марии посвящены 3 месяца — август, май и октябрь. Богоматерь предстаёт как «добрая земля, из которой произросло благословенное древо», «гора, на которой горит Божий огонь», «новый Ноев ковчег», «брачный чертог, в котором поселился Тот, Кого не могут объять небо и земля», «Ковчег Завета», «соль очищенная, которая вкусом своим исправляет человечество, растленное грехом» и так далее.

Мария у свидетелей Иеговы

Свидетели Иеговы веруют, что Мария является матерью Иисуса Христа и что она зачала его непорочно. Поскольку они считают Иисуса Христа Сыном Божьим, но не Всемогущим Богом, поэтому они не считают Марию Богородицей[56] Они считают, что христиане должны молиться только Богу Отцу, но не Марии[57].

Мария в исламе

Файл:Turkey.Konya035.jpg
Рукопись Корана (сура Марьям). Турция, IX столетие

В исламе Мария рассматривается как девственная мать пророка Исы. О ней написано в Коране, в суре Мариам (араб. سورة مريم‎).

Мария, мать Иисуса, упоминается в Коране чаще чем в Новом Завете[58]. Она занимает почётную позицию среди женщин в Коране. Сура Мариам — единственная сура Корана, названная женским именем. В ней излагается история Марии (Мариам) и Иисуса (Иса) в соответствии с исламским взглядом на Иисуса.

Мария — единственная женщина, которая прямо названа по имени в Коране. Вместе с Иисусом она объявлена знамением Бога: «Мы сделали сына Марьям (Марии) и его мать знамением и поселили их в укромном месте на холме, где протекал ручей» ([http://www.falaq.ru/quran/kuli/23:50 Коран 23:50]). О ней говорится, что она сберегла целомудрие и была одной из покорных ([http://www.falaq.ru/quran/kuli/66:12 Коран 66:12]).

Подробные описания жизни и качеств Марии находятся в сурах 3 и 19.

В суре 3 говорится, что Аллах избрал Марию, очистил и возвысил над женщинами миров ([http://www.falaq.ru/quran/kuli/3:42 Коран 3:42]).

Информация в суре 19 практически идентична представленной в Евангелии от Луки. В обоих случаях повествование начинается с описания посещения Захарии ангелом и благой вестью о рождении Иоанна (Яхъя), следующей за упоминанием благовещения.

Образ Девы Марии в исторической науке

В исторической науке XIX века господствовал подход мифологической школы, согласно которому почитание Богородицы связывалось с проявлением в религиозных представлений ранних христиан архетипического культа Богини-матери восходившему к женских божествам политеистических религий древности (Исида, древнегреческий пантеон или индийский шактизм)[59][60].

Богородица в произведениях культуры

Иконография и символы Богородицы

Внешний вид Богородицы, кроме древнейших изображений, известен по описаниям церковных историков, например, Никифора Каллиста, монаха Епифания и др. Богородица традиционно изображается в определённых одеждах: пурпурном мафории (покрывале замужней женщины, закрывающем голову и плечи), и тунике (длинном платье) синего цвета. Мафорий украшают три звезды — на голове и плечах. В западноевропейской живописи традиционный атрибут Марии — белая лилия, символ непорочности.

Православная иконография Богородицы

Файл:VirgenNino.jpg
Богородица и Младенец. Настенная роспись из римских катакомб, IV век

Внешний вид Богородицы кроме древнейших изображений известен по описаниям церковных историков, например, Никифора Каллиста, монаха Епифания и др. В православной традиции Богородица изображается в определённых одеждах: пурпурном мафории (покрывале замужней женщины, закрывающем голову и плечи) и тунике (длинном платье) синего цвета. Мафорий украшают три звезды — на голове и плечах. Надпись на иконе даётся по традиции в греческом сокращении ΜΗΡ ΘΥ или ΜΡ ΘΥ (Матерь Божья).

Католическая иконография Богородицы

Символы Богородицы

Файл:The Virgin Mary disguised as Kanon Japan.jpg
Статуя Девы Марии, изготовленная в виде бодхитсаттвы Авалокитешвары, на груди которой изображён крест. Статуя хранится в Париже в музее миссионерской конгрегации «Парижское общество заграничных миссий»

Метафизическими символами Богородицы считаются лестница Иакова (так как в Богородице соединяются небеса, где пребывает Бог, и земля), Неопалимая Купина и сосуд с манной, поскольку её Сын является «хлебом жизни». Помимо этого непостижимое присутствие Бога в чреве Богородицы отражают такие символы, как Скиния собрания и руно Гедеона, аллегорией Богородицы являются также гора Фаран и Гора Нерукосечная, упоминаемая в книге пророка Даниила (Дан. 2:34), от которой без участия человека отделяется камень, рушащий истуканов. Из ветхозаветных прообразов выделяется пророчество Софонии о дщери Сиона.

Святитель Андрей Критский в своем «Слове на Рождество Пресвятой Богородицы» говорит так: «нет ни одного места во всем Богодухновенном Писании, где бы внимательный исследователь не увидел разных, повсюду рассеянных указаний на Божию Матерь». Святитель Григорий Нисский говорил, что уже пророк Моисей в видении неопалимой купины — горевшего, но не сгоравшего куста, «предузнал тайну» будущего материнства и девства Божией Матери (Исх. 3:2). Свт. Андрей Критский в указанном выше творении приводит перечень ветхозаветных прообразов Божией Матери: «Сколь величественными именами Она украшена, и как выразительно во многих местах Писания показана. Так, желая говорить о Ней, оно именует Её Девой, Отроковицей, Пророчицей, далее — Брачным Черто́гом, Домом Божиим, Храмом Святым, Второй Ски́нией, Святой Трапе́зой, Же́ртвенником, Очисти́лищем, Злато́й Кади́льницей, Святым Святых, Херувимом славы, Златой Ста́мной, Ковче́гом Заве́та, Иере́йским Жезлом, Царским Ски́петром, Диади́мой Красоты, Сосудом с миром помазания, Алава́стром, Све́щником, Курением, Светильником, Светильницей, Колесницей, Купино́й, Камнем, Землей, Раем, Страной, Нивой, Источником, А́гницей…»[61].

Богородица в музыке

Богородица в светской культуре

В живописи

Титулование в православном песнопении Марии как «всех стихий земных и небесных освящение», «всех времён года благословение» было подчёркнуто персонажем Достоевского («Богородица — великая мать сыра земля есть»). Но в Новое время, например, у Петрова-Водкина, завершилась секуляризация образа Марии.

В поэзии

Западная позднесредневековая куртуазная поэзия подчеркнула в Марии образ Прекрасной Дамы. Это нашло отражение в стихотворении А. С. Пушкина «Жил на свете рыцарь бедный»:

Полон верой и любовью,
Верен набожной мечте,
Ave, Mater Dei кровью
Написал он на щите.

М. Ю. Лермонтов в стихотворении «Молитва (Я, Матерь Божия)» охарактеризовал Марию как «тёплую заступницу мира холодного».

В скульптуре

  • В январе 2013 года в городе Оруро во время ежегодного городского фестиваля состоялось открытие 45-метрового изваяния Девы Марии с младенцем Иисусом на руках. Материалом послужил цемент, железо и стекловолокна. Изготовление статуи заняло четыре года и обошлось в 1,2 миллиона долларов США[62][63].

См. также

  • Каннон — тайные японские христиане во время преследований маскировали статуи Марии под Каннон, подробнее см. Какурэ-кириситан.

Напишите отзыв о статье "Богородица"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Давыдов, 2003, Богоро́дица, Богома́терь, Де́ва Мари́я (Мариа́м, от евр. корня MRH „быть тучным“, взятом в переносном смысле — „сильная“, „прекрасная“), Мадо́нна — земная мать Иисуса Христа., с. 283.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [http://www.krugosvet.ru/print/36558?page=0,0 Богородица] — статья из энциклопедии «Кругосвет»
  3. 1 2 Богоматерь-Богородица // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. 1 2 [http://slovari.yandex.ru/~книги/Словарь%20изобразительного%20искусства/%22Царица%20небесная%22/ Царица Небесная](недоступная ссылка) // Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства: В 10 т. — Т. X: Ф — Я. — СПб.: Азбука-классика, 2009. — 927 с: ил. + вкл
  5. Датой её рождения иногда называют 19 год до н. э., а её Успение относят к 31 году (Гусляров Е. Н. Христос в жизни: Систематический свод воспоминаний современников, документов эпохи, исторических версий. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — С.30)
  6. Иоанн Дамаскин. [http://www.orthlib.ru/John_of_Damascus/vera4_14.html Точное изложение православной веры. Книга 4, Глава XIV, «О родословии Господа и о святой Богородице»]
  7. Mary, Mother of Jesus by Bruce E. Dana 2001 ISBN 1-55517-557-0 page 1
  8. [https://books.google.com.tr/books?id=ML1mnUBwmhcC&pg=PR3&hl=ru&source=gbs_selected_pages&cad=2#v=onepage&q=Galilean&f=false Mary in the New Testament] / Eds. Raymond Edward Brown (англ.), Joseph A. Fitzmyer, Karl Paul Donfried. — NJ: Paulist Press, 1978. — P. 260. — 336 p.
  9. Али-заде, А. А. [http://slovar-islam.ru/books/M.html#Mariam18 Мариам (I)] : [[http://web.archive.org/web/20111001002751/http://slovar-islam.ru/books/M.html арх.] 1 октября 2011] // Исламский энциклопедический словарь. — М. : Ансар, 2007.С.445—447([http://islam-book.info/books/drugie_knigi_saita/slovari_entsiklopedii.html копия 1], [http://www.krelib.com/files/Religion/I_dict_Ali.pdf копия 2])</span>
  10. 1 2 Давыдов, 2003, Богородица, Богоматерь, Дева Мария (Мариам, от евр. корня MRH „быть тучным“, взятом в переносном смысле — „сильная“, „прекрасная“), Мадонна — земная мать Иисуса Христа., с. 283.
  11. Аверинцев С. С. [http://myfhology.info/heroes/m/mariya.html «Мария»]// Мифологический словарь/ Гл. ред. Е. М. Мелетинский. — М.:Советская энциклопедия, 1990. — С. 345
  12. [http://www.abarim-publications.com/Meaning/Miriam.html#.UIfuwcXqm7I Meaning and etymology of the name Miriam] (англ.)
  13. [http://azbyka.ru/otechnik/Sokrat_Sholastik/tserkovnaja-istorija-socrata/7_32 Сократ Схоластик. Церковная история. VII. 32. О пресвитере Анастасии, которым Несторий вовлечен был в нечестие.]
  14. Давыденков О.В.[http://fanread.ru/book/5004211/?page=54 Догматическое Богословие. 3.1.4.3. По отношению к Деве Марии. а) Дева Мария именуется Богородицей (по-гречески)]
  15. Давыденков О.В. [http://www.pravlib.narod.ru/david1.html Катехизис. Курс лекций] — М. Православный Свято-Тихоновский богословский институт, 2000. — 232 с. Автор — доктор богословия, кандидат философских наук, профессор кафедры догматического богословия ПСТГУ, заведующий кафедрой восточно-христианской филологии и Восточных Церквей ПСТГУ
  16. Игумен Арсений (Соколов). [http://www.pravmir.ru/tajna-bogorodicy/ Тайна Богородицы]. // Православие и мир. — 21 сентября 2010.
  17. 1 2 Квливидзе Н. В. [http://www.pravenc.ru/text/149527.html Богородица] // Православная энциклопедия. Том IXV. — М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2002. — С. 486-504. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2
  18. [http://predanie.ru/lib/book/69476/#toc3 Догматы Вселенских Соборов]
  19. Давыдов, 2003, Несколько раз упоминается в Новом Завете (Мф. 1:16, Мф. 1:18—25, Мф. 13:55; Мк. 3:31—35; Лк. 1:26—56, Лк. 2:1—40, 48, Ин. 19:25—27; Деян. 1:14), но библейские сведения о её жизни скудны., с. 283.
  20. [http://www.newadvent.org/cathen/15464b.htm The Blessed Virgin Mary] (англ.). Catholic Encyclopedia. Проверено 13 марта 2011. [http://www.webcitation.org/614rAZ5s9 Архивировано из первоисточника 20 августа 2011].
  21. St. Pius X, Ad diem illum. ASS 36. 458 — 59.
  22. Paul VI, Signum Magnum, May 13, 1967 AAS 59.
  23. Давыдов, 2003, Значительно больший материал содержится в апокрифической «Книге о рождестве Марии» («Первоевангелие Иакова Младшего», 2 в.), с. 283.
  24. Давыдов, 2003, Значительно больший материал содержится в апокрифической «Книге о рождестве Марии» («Первоевангелие Иакова Младшего», II век), с. 283.
  25. 1 2 3 4 Малков П. Ю. [http://www.sedmitza.ru/text/476236.html Житие Пресвятой Богородицы] // «Православная энциклопедия». — Т. 5. — С. 486—487
  26. 1 2 Simon Claude Mimouni (Simon Claude Mimouni. Dormition et assomption de Marie : Histoire des traditions anciennes, Beauchesne, coll. « Théologie historique » (98), 716 p. ISBN 2-7010-1320-8 * 1998 : Le Judéo-christianisme ancien : Essais historiques, Éditions du Cerf, coll. « Patrimoines », 547 p. ISBN 2-204-05937-4
  27. New Bible Dictionary. — Inter-varsity Press, 1990. — P. 746. — ISBN 0851106307.
  28. Событие, известное среди христиан как Благовещение (Лк. 1:35)
  29. Watson E. Mills, Roger Aubrey Bullard Mercer dictionary of the Bible. — P.429 1998 ISBN 0-86554-373-9
  30. Laurie Watson Manhardt The Life of Jesus , 2005. — P.29. ISBN 1-931018-28-6
  31. Здесь и далее Протоевангелие Иакова цитируется по тексту на сайте [http://www.icon-art.info/book_contents.php?lng=&book_id=1&chap= «Христианство в искусстве»]
  32. Зачатие святой богопраматери Анны, когда зачала святую Богородицу
  33. [http://virginnativity.paskha.ru/history/Detstvo_Bogoroditzi/ Детство и родители Пресвятой Богородицы]
  34. Протоевангелие Иакова. 7:5
  35. Евангелие псевдо-Матфея. 4
  36. [http://days.pravoslavie.ru/Life/life2575.htm Введение во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии]
  37. А. А. Лукашевич [http://www.pravenc.ru/text/155236.html Воплощение] // Православная энциклопедия. — Т. 9. — С. 326-362
  38. De incarn. II 6.
  39. Е. Кавлелашвили. [http://www.pravenc.ru/text/77236.html Ацкурская икона Божией Матери] // Православная энциклопедия. Том VIV. — М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2002. — С. 223-224. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-009-9
  40. Порфирий (Успенский), епископ. История Афона СПб., 1892. Ч. 2. С. 129—131
  41. [http://fanread.ru/book/1760420/?page=23 Святого Иоанна Богослова сказание об успении Святой Богородицы. Апокрифические сказания об Иисусе, Святом Семействе и Свидетелях Христовых]
  42. [http://www.pravoslavie.ru/31719.html#_ftn1 Успение Пресвятой Богородицы // Православие.ру]
  43. Скабалланович М. Н.[http://azbyka.ru/otechnik/Mihail_Skaballanovich/uspenie-presvjatoj-bogoroditsy/#0_1 Успение Пресвятой Богородицы. Событие и предание о нем]
  44. Мифологический словарь. /Главный редактор Е. М. Мелетинский. — М.: Советская энциклопедия, 1991. — С. 345—346.
  45. Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима (Милаша) епископа далматинско-истрийского. Перевод с сербского. М., 1993 г.
  46. [http://days.pravoslavie.ru/Life/life1638.htm Покров Пресвятой Богородицы]
  47. [http://days.pravoslavie.ru/Life/life6418.htm Благоверный великий князь Андрей Боголюбский]
  48. [http://days.pravoslavie.ru/Life/life4513.htm Явление Пресвятой Богородицы преподобному Сергию Радонежскому]
  49. [http://days.pravoslavie.ru/Life/life6828.htm Преподобный Серафим Саровский чудотворец]
  50. Ср. Катехизис Католической Церкви, 491: «предохранена ото всякой скверны первородного греха»
  51. Ср. Катехизис Католической Церкви, 508: «с первого мгновения Своего зачатия Она полностью предохранена от скверны первородного греха»
  52. Ср. Ineffabilis Deus: «сохранена не запятнанной никаким пятном первородного греха»
  53. Индекс // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  54. Кальвин Ж. Наставление в христианской вере. М., 1998. Т. 3. С. 338.
  55. Иеромонах ИЛЛАРИОН (Алфеев) Ассирийская Церковь Востока: взгляд на историю и современное положение. – История Древней Церкви в научных традициях XX века. Материалы церковно-научной конференции, посвященной 100-летию со дня кончины В. В. Болотова. СПб., 2000. С. 72–75.
  56. [http://www.watchtower.org/e/20091101/article_06.htm Myth 5: Mary Is the Mother of God]
  57. [http://www.watchtower.org/e/20050908a/article_01.htm Should You Pray to the Virgin Mary?]
  58. [http://www.readingislam.com/servlet/Satellite?cid=1123996015504&pagename=IslamOnline-English-AAbout_Islam/AskAboutIslamE/AskAboutIslamE Mary and Angels](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.readingislam.com/servlet/Satellite?cid=1123996015504&pagename=IslamOnline-English-AAbout_Islam/AskAboutIslamE/AskAboutIslamE история]). Readingislam.com (1 сентября 2002). Проверено 2 марта 2010. [http://web.archive.org/20130531111007/www.readingislam.com/servlet/Satellite?cid=1123996015504&pagename=IslamOnline-English-AAbout_Islam/AskAboutIslamE/AskAboutIslamE Архивировано из первоисточника 31 мая 2013].
  59. Культ Марии в христианстве сложился под влиянием языческих культов богини-матери, богини плодородия (Исиды, Астарты и др.). Большая советская энциклопедия. Мария (Богородица)
  60. "В этом случае мы также наблюдаем процесс ассимиляции и придания новой ценности архаической, широко распространенной религиозной идее. В сущности, богословие Марии, матери-девственницы, воспринимает и доводит до совершенства древние азиатские и средиземноморские концепции партеногенеза, способности самооплодотворения, которой обладали Великие Богини (например, Гера: см. §93). Мариология представляет собой трансфигурацию самого раннего и самого полнозначного преклонения перед религиозной тайной женственности, практикуемого с доисторических времен" — Мирча Элиаде, История веры и религиозных идей Том II. — М.:«Критерион». — С. 181 ISBN 5-901337-07-7
  61. [http://www.mepar.ru/library/vedomosti/58/1106/ Архимандрит Николай (Погребняк). Иконография пророческого служения]
  62. [http://www.ridus.ru/news/65855/ В Боливии установили гигантскую статую Девы Марии]
  63. [http://www.sbsun.com/ci_22498823/bolivia-mining-town-erects-huge-statue-virgin Bolivia mining town erects huge statue of Virgin] // Associated Press/San Bernardino Sun (англ.), 02.01.2013
  64. </ol>

Литература

См. также

Ссылки

  • [http://pravenc.ru/text/149527.html Богородица] (статья в Православной энциклопедии)
  • [http://www.holyspirit.ru/Mariam.htm «Дева Мария и духовная реализация»]
  • [http://www.udayton.edu/mary/aboutmary2.html www.udayton.edu — один из самых больших сайтов о Марии (англ.)]
  • [http://www.questia.com/PM.qst?a=o&d=9348951 Giovanni Miegge, Waldo Smith, John A. Mackay. The Virgin Mary: The Roman Catholic Marian Doctrine]
  • [http://www.museum.com.ua/project/oldodessa/ant_otkr/ant_otkritki_ru_madon.html Образы Мадонны на старинных открытках]
  • [http://www.damian.ru/Actualn_tema/Chistakov/avemaria.html священник Георгий Чистяков, Мария Дева в гимнологии христианского Запада]
  • [http://www.booknik.ru/context/?id=26239&type=BigContext&articleNum=1 Евангельская Богородица: история и апокрифы.]
  • [http://ros-vos.net/christian-culture/praz/bogoroditsa/6/ Образ Богородицы и молитвы к ней в русской поэзии]
  • [http://ros-vos.net/christian-culture/praz/bogoroditsa/8/ Образ Богородицы в русской живописи]
  • [http://ros-vos.net/christian-culture/praz/bogoroditsa/5/ Богородичные праздники в русской живописи]
  • [http://ros-vos.net/christian-culture/praz/bogoroditsa/3/ Богородичные праздники в русской поэзии]

Отрывок, характеризующий Богородица

Так же, как и к другой глупой легенде о «морском чудовище», якобы породившем на свет династию Меровингов, это название, естественно, отношения также не имело. Видимо, Думающим Тёмным очень хотелось, чтобы люди не знали настоящего значения ИМЕНИ правящей династии Франков. Поэтому они постарались быстренько их переименовать и превратить в «слабых, невезучих и жалких» королей, изолгав в очередной раз настоящую мировую историю.
Меравингли же были яркой, умной и одарённой династией северных Русов, добровольно покинувших свою великую родину и смешавших свою кровь с высшими династиями тогдашней Европы, дабы родился из этого новый могущественный Род магов и воинов, который смог бы мудро править странами и народами, населявшими в то время полудикую Европу.
Они были чудесными магами и воинами, могли лечить страдающих и учить достойных. Все без исключения Меравингли носили очень длинные волосы, которых ни при каких обстоятельствах не соглашались стричь, так как черпали через них Живую Силу. Но к сожалению, это было также известно и Думающим Тёмным. Именно поэтому самым страшным наказанием стал насильный «постриг» последней Меравингльской королевской семьи.
После предательства королевского казначея-еврея, ложью и хитростью натравившего в этой семье брата на брата, сына на отца, ну а потом уже с лёгкостью сыгравшего на человеческой гордости и чести... Так впервые в королевской семье Меравинглей пошатнулась былая твердыня. И непоколебимая вера в единство Рода дала первую глубокую трещину... Многовековая война Меравинглей с противоборствующим родом стала подходить к своему печальному завершению... Последний настоящий король этой чудесной династии – Дагобер II, оказался, опять же, по-предательски убитым – он погиб на охоте от руки подкупленного убийцы, ударившего его в спину отравленным копьём.

На этом и закончилась (вернее – была истреблена) самая одарённая династия в Европе, нёсшая свет и силу непросвещённому европейскому народу. Как видишь, Изидора, трусы и предатели во все времена не осмеливались бороться открыто, зная наверняка, что выиграть честно у них никогда не было, и не будет никаких, даже малейших шансов. Но зато ложью и низостью они побеждали даже самых сильнейших, используя их честь и совесть в свою пользу... совершенно не беспокоясь о своей же «погибающей во лжи» душе. Таким образом, уничтожив «мешающих просветлённых», Думающие Тёмные после придумывали угодную им «историю». А люди, для которых такая «история» создавалась, тут же с лёгкостью принимали её, даже не попытавшись задуматься... Это, опять же, наша Земля, Изидора. И мне искренне грустно и больно, что не удаётся заставить её «проснуться»...
Моё сердце вдруг горько и болезненно заныло... Значит, всё же, во все времена были светлые и сильные люди, мужественно, но безнадёжно боровшиеся за счастье и будущее человечества! И они все, как правило, погибали... В чём же была причина столь жестокой несправедливости?.. С чем же всё-таки был связан такой повторяющийся смертельный исход?
– Скажи мне, Север, почему всегда погибают самые чистые и самые сильные?.. Знаю, что уже задавала тебе этот вопрос... Но я всё ещё не могу понять, неужели же люди и вправду не видят, сколь прекрасна и радостна была бы жизнь, послушай бы они хоть одного из тех, кто так яро за них сражался?! Неужели ты всё же прав, и Земля настолько слепа, что за неё пока ещё рано болеть?!.. Пока ещё рано бороться?..
Грустно покачав головой, Север ласково улыбнулся.
– Ты сама знаешь ответ на этот вопрос, Изидора... Но ты ведь не сдашься, даже если тебя и пугает столь жестокая правда? Ты – Воин, и ты таковой останешься. Иначе предала бы себя, и смысл жизни навсегда был бы для тебя потерян. Мы есть то, что мы ЕСТЬ. И как бы мы не старались меняться, наш стержень (или наша основа) всё равно останется таким, каковой по-настоящему является наша СУТЬ. Ведь если человек пока ещё «слеп» – у него всё же есть надежда когда-то прозреть, не так ли? Или если мозг его всё ещё спит – он всё же может когда-нибудь проснуться. Но если человек по сути своей «гнил» – то каким бы хорошим он быть ни старался, его гнилая душа всё равно в один прекрасный день выползает наружу... и убивает любую его попытку выглядеть лучше. А вот если Человек истинно честен и смел – его не сломает ни боязнь боли, ни самые злые угрозы, так как его душа, его СУТЬ, навсегда останется такой же смелой и такой же чистой, как бы безжалостно и жестоко он не страдал. Но вся беда и слабость его в том, что так как Человек этот поистине Чист, он не может узреть предательство и подлость ещё до того, как оно становится явным, и когда ещё не слишком поздно что-либо предпринять... Он не может такое предусмотреть, так как эти низкие чувства в нём полностью отсутствуют. Поэтому на Земле всегда будут гибнуть самые светлые и самые смелые люди, Изидора. И продолжаться будет это до тех пор, пока КАЖДЫЙ земной человек не прозреет и не поймёт, что жизнь не даётся даром, что за прекрасное надо бороться, и что Земля не станет лучше, пока он не наполнит её своим добром и не украсит своим трудом, каким бы малым или незначительным он ни был.

Но как я уже говорил тебе, Изидора, этого придётся ещё очень долго ждать, ибо пока что человек думает только о своём личном благополучии, даже не задумываясь, для чего он пришёл на Землю, для чего был на ней рождён... Ибо каждая ЖИЗНЬ, какой бы незначительной она ни казалась, приходит на Землю с какой-то определённой целью. В большинстве своём – чтобы сделать лучше и радостнее, могущественнее и мудрее наш общий ДОМ.
– Ты думаешь, обычного человека когда-нибудь заинтересует общее благо? Ведь у многих людей это понятие совершенно отсутствует. Как же их научить, Север?..
– Этому нельзя научить, Изидора. У людей должна появиться потребность к Свету, потребность к Добру. Они должны сами желать изменения. Ибо то, что даётся насильно, человек инстинктивно старается побыстрее отвергнуть, даже не пытаясь что-либо понять. Но мы отвлеклись, Изидора. Желаешь ли, чтобы я продолжил историю Радомира и Магдалины?
Я утвердительно кивнула, в душе сильно сожалея, что не могу вот так просто и спокойно вести с ним беседу, не волнуясь об отпущенных мне судьбой последних минутах моей искалеченной жизни и не думая с ужасом о нависшей над Анной беде...
– В библии очень много пишется об Иоанне Крестителе. Был ли он по-настоящему с Радомиром и рыцарями Храма? Его образ так удивительно хорош, что иногда заставлял сомневаться, являлся ли Иоанн настоящей фигурой? Можешь ли ты ответить, Север?
Север тепло улыбнулся, видимо вспоминая что-то, очень для него приятное и дорогое...
– Иоанн был мудрым и добрым, как большое тёплое солнце... Он был отцом для всех идущих с ним, их учителем и другом... Его ценили, слушались и любили. Но он никогда не был тем молодым и удивительно красивым юношей, каким его обычно рисовали художники. Иоанн в то время был уже пожилым волхвом, но всё ещё очень сильным и стойким. Седой и высокий, он был скорее похож на могучего былинного воина, чем на удивительно красивого и нежного юношу. Он носил очень длинные волосы, как впрочем, и все остальные, находящиеся с Радомиром.

Это был Радан, он был и правда необычайно красивым. Он, как и Радомир, с малых лет жил в Мэтэоре, рядом со своей матерью, Ведуньей Марией. Вспомни, Изидора, как много картин существует, в которых Мария написана с двумя, почти одного возраста, младенцами. Их почему-то рисовали все знаменитые художники, возможно, даже не понимая, КОГО по-настоящему изображала их кисть... И что самое интересное – это то, что именно на Радана Мария смотрит на всех этих картинах. Видимо уже тогда, будучи ещё младенцем, Радан уже был таким же весёлым и притягивающим, каким он оставался всю свою короткую жизнь...

И ещё... если бы и рисовали художники именно Иоанна на этих картинах, то как же тогда тот же самый Иоанн сумел бы так чудовищно постареть ко времени своей казни, свершённой по желанию капризницы Саломеи?.. Ведь по Библии это случилось ещё до распятия Христа, значит, Иоанну должно было быть в то время никак не более тридцати четырёх лет! Каким же образом из по-девичьи красивого, златокудрого юноши он превратился в старого и совсем уж несимпатичного еврея?!

– Значит Волхв Иоанн не погиб, Север? – обрадовано спросила я. – Или он погиб по-другому?..
– К сожалению, настоящему Иоанну и правда отрубили голову, Изидора, но это не произошло по злой воле капризной избалованной женщины. Причиной его гибели было предательство иудейского «друга», которому он доверял, и у которого в доме жил несколько лет...
– Но как же он не почувствовал? Как не увидел, что это за «друг»?! – возмутилась я.
– Наверное, невозможно подозревать каждого человека, Изидора... Думаю, им и так было достаточно сложно кому-то довериться, ведь им всем приходилось как-то приспосабливаться и жить в той чужой, незнакомой стране, не забывай этого. Потому, из большого и меньшего зла они, видимо, старались выбрать меньшее. Но предугадать всё невозможно, ты ведь сама прекрасно знаешь это, Изидора... Смерть Волхва Иоанна произошла уже после распятия Радомира. Его отравил иудей, в доме у которого Иоанн в то время жил вместе с семьёй погибшего Иисуса. В один из вечеров, когда весь дом уже почивал, хозяин, беседуя с Иоанном, преподнёс ему его любимый чай с примесью сильнейшего травяного яда... На следующее утро никто даже не сумел понять, что же такое случилось. По словам хозяина, Иоанн просто мгновенно уснул, и уже никогда не проснулся более... Его тело нашли утром в его окровавленном ложе с... отрубленной головой... По словам того же хозяина, иудеи очень боялись Иоанна, так как считали его непревзойдённым магом. И чтобы быть уверенными, что он никогда уже не воскреснет – они обезглавили его. Голову же Иоанна позже выкупили (!!!) у них и забрали с собою рыцари Храма, сумев сохранить её и привезти в Долину Магов, чтобы таким образом дать Иоанну хотя бы такое малое, но достойное и заслуженное почтение, не разрешая иудеям просто глумиться над ним, выполняя какие-нибудь свои магические ритуалы. С тех пор голова Иоанна была с ними всегда, где бы они ни находились. И за эту же голову через две сотни лет рыцарей Храма обвинили в преступном поклонении Дьяволу... Ты ведь помнишь последнее «дело Тамплиеров» (Рыцарей Храма), не так ли, Изидора? Именно там их обвинили в поклонении «говорящей голове», которая бесила всё церковное духовенство.

– Прости меня, Север, но почему Рыцари Храма не привезли голову Иоанна сюда, в Мэтэору? Ведь, насколько я понимаю, вы все очень любили его! И откуда тебе известны все эти подробности? Тебя ведь не было вместе с ними? Кто рассказал тебе всё это?
– Рассказала нам всю эту печальную историю Ведунья Мария, мать Радана и Радомира...
– А разве Мария вернулась к вам после казни Иисуса?!.. Ведь, насколько известно мне, она была с её сыном во время распятия. Когда же она вернулась к вам? Возможно ли, что она всё ещё жива?.. – затаив дыхание, спросила я.
Мне так хотелось увидеть хотя бы кого-то из тех достойных, мужественных людей!.. Так хотелось «зарядиться» их выдержкой и силой в моей предстоящей последней борьбе!..
– Нет, Изидора. К сожалению, Мария умерла столетия назад. Она не пожелала жить долго, хотя могла. Думаю, её боль была слишком глубокой... Ушедшая к своим сыновьям в незнакомую, далёкую страну (ещё за много лет до их смерти), но так и не сумевшая уберечь ни одного из них, Мария не вернулась в Мэтэору, уйдя вместе с Магдалиной. Уйдя, как мы тогда думали, навсегда... Устав от горечи и потерь, уже после гибели любимой внучки и Магдалины, Мария решила оставить свою жестокую и немилосердную жизнь... Но перед тем, как «уйти» навсегда, она всё же пришла в Мэтэору, чтобы проститься. Чтобы поведать нам истинную историю гибели тех, кого мы все сильно любили...

А ещё, она вернулась для того, чтобы в последний раз увидеть Белого Волхва... Своего супруга и вернейшего друга, которого так и не смогла никогда забыть. В своём сердце она простила его. Но, к его великому сожалению, не смогла принести ему прощение Магдалины.... Так что, как видишь, Изидора, великая христианская басня о «всепрощении» это просто детская ложь для наивных верующих, чтобы разрешить им творить любое Зло, зная, что чего бы они ни сделали, в конечном итоге их простят. Но прощать можно лишь то, что по-настоящему достойно прощения. Человек должен понимать, что за любое свершённое Зло ему приходится отвечать... И не перед каким-то таинственным Богом, а перед собой, заставляя себя же жестоко страдать. Магдалина не простила Владыко, хотя глубоко уважала и искренне любила его. Так же, как она не сумела простить и всех нас за страшную смерть Радомира. Ведь именно ОНА лучше всех понимала – мы могли помочь ему, могли спасти его от жестокой смерти... Но не захотели. Считая вину Белого Волхва слишком жестокой, она оставила его жить с этой виной, ни на минуту не забывая её... Она не захотела даровать ему лёгкого прощения. Мы так больше никогда и не увидели её. Как никогда не увидели и их малышей. Через одного из рыцарей своего Храма – нашего волхва – Магдалина передала ответ Владыке на его просьбу вернуться к нам: «Солнце не восходит в один день дважды... Радость вашего мира (Радомир) уже никогда не вернётся к вам, как не вернусь к вам и я... Я нашла свою ВЕРУ и свою ПРАВДУ, они ЖИВЫЕ, ваша же – МЕРТВА... Оплакивайте своих сыновей – они вас любили. Я же никогда не прощу вам их смерти, пока жива. И пусть вина ваша остаётся с вами. Возможно, когда-нибудь она принесёт вам Свет и Прощение... Но не от меня». Голову же Волхва Иоанна не привезли в Мэтэору по той же самой причине – никто из рыцарей Храма не захотел возвращаться к нам... Мы потеряли их, как теряли не раз многих других, кто не хотел понять и принять наших жертв... Кто так же, как ты – ушли, осуждая нас.
У меня кружилась голова!.. Как жаждущий, утоляя свой вечный голод знания, я жадно впитывала поток удивительной информации, щедро даримой Севером... И мне хотелось намного больше!.. Хотелось знать всё до конца. Это было глотком свежей воды в выжженной болью и бедами пустыне! И я никак не могла вдоволь напиться...
– У меня тысячи вопросов! Но не осталось времени... Что же мне делать, Север?..
– Спрашивай, Изидора!.. Спрашивай, я постараюсь ответить тебе...
– Скажи, Север, почему мне кажется, что в этой истории как бы соединились две истории жизни, оплетённые схожими событиями, и преподносятся они, как жизнь одного лица? Или я не права?
– Ты абсолютно права, Изидора. Как я уже говорил тебе ранее, «сильные мира сего», кто создавал фальшивую историю человечества, «надели» на истинную жизнь Христа чужую жизнь иудейского пророка Джошуа (Joshua), жившего полторы тысячи лет тому назад (со времени рассказа Севера). И не только его самого, но и его семьи, его родных и близких, его друзей и последователей. Ведь именно у жены пророка Джошуа, иудейки Марии, была сестра Марта и брат Лазарь, сестра его матери Мария Якобе, и другие, которых никогда не было рядом с Радомиром и Магдалиной. Так же, как не было рядом с ними и чужих «апостолов» – Павла, Матфея, Петра, Луки и остальных...
Именно семья пророка Джошуа перебралась полторы тысячи лет назад в Прованс (который в те времена назывался Гаул (Transalpine Gaul), в греческий город Массалию (теперешний Марсель), так как Массалия в то время была «воротами» между Европой и Азией, и это было самым лёгким путём для всех «гонимых» во избежание преследований и бед.
Настоящая же Магдалина перебралась в Лангедок через тысячу лет после рождения иудейки Марии, и она-то шла именно Домой, а не убегала от иудеев к другим иудеям, как это сделала иудейка Мария, никогда не бывшая той светлой и чистой Звездой, которой была настоящая Магдалина. Иудейка Мария была доброй, но недалёкой женщиной, выданной замуж очень рано. И она никогда не звалась Магдалиной... Это имя «повесили» на неё, желая соединить в одно этих двух несовместимых женщин. И чтобы доказать подобную нелепую легенду, придумали фальшивую историю про город Магдалу, которого во время жизни иудейки Марии в Галилее ещё не существовало... Вся эта возмутительная «история» двух Иисусов была намеренно так перемешана и перепутана, чтобы простому человеку оказалось слишком сложно доискаться до истины. И только лишь те, которые по-настоящему умели мыслить, видели, какую сплошную ложь несло христианство – самая жестокая и самая кровожадная из всех религий. Но, как я уже говорил тебе ранее, в большинстве своём люди не любят ДУМАТЬ самостоятельно. Поэтому они принимали и принимают на веру всё, чему учит римская церковь. Так было удобно, и так было всегда. Человек не был готов принимать настоящее УЧЕНИЕ Радомира и Магдалины, которое требовало труда и самостоятельного мышления. Но зато людям всегда нравилось и ими одобрялось то, что было предельно просто – что говорило им, во что надо верить, что можно принимать, а что должно отрицаться.

На минуту мне стало очень страшно – слова Севера слишком напоминали изречения Караффы!.. Но в своей «бунтующей» душе я никак не желала согласиться, что кровожадный убийца – Папа – мог оказаться хоть в чём-то по-настоящему прав...
– Эта рабская «вера» нужна была всё тем же Думающим Тёмным, чтобы укрепить своё господство в нашем хрупком, ещё только зарождающемся мире... чтобы никогда уже не позволить ему родиться... – спокойно продолжал Север. – Именно для того, чтобы успешнее поработить нашу Землю, Думающие Тёмные и нашли этот малый, но очень гибкий и тщеславный, им одним понятный еврейский народ. В силу его «гибкости» и подвижности, этот народ легко поддавался чужому влиянию и стал опасным орудием в руках Думающих Тёмных, которые и нашли жившего там когда-то пророка Джошуа, и хитро «переплели» историю его жизни с историей жизни Радомира, уничтожив настоящие жизнеописания и подложив фальшивые, дабы наивные людские умы поверили в такую «историю». Но даже и тот же иудейский Джошуа, так же не имел ничего общего с религией, называемой Христианством... Оно было создано по приказу императора Константина, которому требовалась новая религия, чтобы бросить уходящему из-под контроля народу новую «кость». И народ, даже не задумавшись, с удовольствием проглотил её... Такова пока ещё наша Земля, Изидора. И очень нескоро кому-то удастся изменить её. Очень нескоро люди захотят ДУМАТЬ, к сожалению...
– Пусть они не готовы ещё, Север... Но ты же видишь, люди очень легко открываются «новому»! Так не показывает ли это именно то, что человечество (по-своему) ИЩЕТ пути к настоящему, что люди стремятся к ИСТИНЕ, которую просто некому им показать?..
– Можно тысячу раз показывать самую ценную на свете Книгу Знаний, но это ничего не даст, если человек не умеет читать. Не правда ли, Изидора?..
– Но своих учеников вы ведь УЧИТЕ!.. – с тоской воскликнула я. – Они ведь тоже не знали всего сразу, перед тем, как попали к вам! Так учите же человечество!!! Оно стоит того, чтобы не исчезнуть!..
– Да, Изидора, мы учим наших учеников. Но одарённые, которые попадают к нам, умеют главное – они умеют МЫСЛИТЬ... А остальные пока всего лишь «ведомые». И у нас нет на них ни времени, ни желания, пока не придёт их время, и они не окажутся достойны того, чтобы кто-то из нас их учил.
Север был совершенно уверенным, что прав, и я знала, что никакие доводы не смогут его переубедить. Поэтому решила не настаивать более...
– Скажи, Север, что из жизни Иисуса является настоящим? Можешь ли ты рассказать мне, как он жил? И как же могло случиться, что с такой мощной и верной опорой он всё же проиграл?.. Что стало с его детьми и Магдалиной? Как долго после его смерти ей удалось прожить?
Он улыбнулся своей чудесной улыбкой...
– Ты напомнила мне сейчас юную Магдалину... Она была самой из всех любопытной и без конца задавала вопросы, на которые даже наши волхвы не всегда находили ответы!..
Север снова «ушёл» в свою грустную память, вновь встречаясь там с теми, по кому он всё ещё так глубоко и искренне тосковал.
– Она была и впрямь удивительной женщиной, Изидора! Никогда не сдававшейся и не жалеющей себя, совсем, как ты... Она готова была в любой момент отдать себя за тех, кого любила. За тех, кого считала достойнее. Да и просто – за ЖИЗНЬ... Судьба не пожалела её, обрушив на её хрупкие плечи тяжесть невозвратимых потерь, но она до последнего своего мгновения яростно боролась за своих друзей, за своих детей, и за всех, кто оставался жить на земле после гибели Радомира... Люди называли её Апостолом всех Апостолов. И она истинно была им... Только не в том смысле, в котором показывает её в своих «священных писаниях» чуждый ей по своей сути еврейский язык. Магдалина была сильнейшей Ведуньей... Золотой Марией, как её называли люди, хоть однажды встретившие её. Она несла собою чистый свет Любви и Знания, и была сплошь пропитанной им, отдавая всё без остатка и не жалея себя. Её друзья очень любили её и, не задумываясь, готовы были отдать за неё свои жизни!.. За неё и за то учение, которое она продолжала нести после смерти своего любимого мужа, Иисуса Радомира.
– Прости мою скудную осведомлённость, Север, но почему ты всё время называешь Христа – Радомиром?..
– Всё очень просто, Изидора, Радомиром нарекли его когда-то отец и мать, и оно являлось его настоящим, Родовым именем, которое и впрямь отражало его истинную суть. Это имя имело двойное значение – Радость мира (Радо – мир) и Несущий миру Свет Знания, Свет Ра (Ра – до – мир). А Иисусом Христом его назвали уже Думающие Тёмные, когда полностью изменили историю его жизни. И как видишь, оно накрепко «прижилось» к нему на века. У иудеев всегда было много Иисусов. Это самое что ни на есть обычное и весьма распространённое еврейское имя. Хотя, как ни забавно, пришло оно к ним из Греции... Ну, а Христос (Хristos) – это вообще не имя, и значит оно по-гречески – «мессия» или «просвещённый»... Спрашивается только, если в библии говорится, что Христос – христианин, то как же тогда объяснить эти языческие греческие имена, которые дали ему сами Думающие Тёмные?.. Не правда ли, интересно? И это лишь самая малая из тех многих ошибок, Изидора, которых не хочет (или не может!..) видеть человек.
– Но как же он может их видеть, если слепо верит в то, что ему преподносят?.. Мы должны показать это людям! Они обязаны всё это знать, Север! – опять не выдержала я.
– Мы ничего людям не должны, Изидора... – резко ответил Север. – Они вполне довольны тем, во что они верят. И не хотят ничего менять. Желаешь ли, чтобы я продолжил?
Он снова наглухо отгородился от меня стеной «железной» уверенности в своей правоте, и мне не оставалось ничего более, как лишь кивнуть в ответ, не скрывая проступивших слёз разочарования... Бессмысленно было даже пытаться что-либо доказывать – он жил в своём «правильном» мире, не отвлекаясь на мелкие «земные неполадки»...

– После жестокой смерти Радомира Магдалина решила вернуться туда, где был её настоящий Дом, где когда-то давно она родилась на свет. Наверное, всем нам присуща тяга к нашим «корням», особенно когда по той или иной причине становится плохо... Вот и она, убитая своим глубоким горем, раненая и одинокая, решила наконец-то вернуться ДОМОЙ... Это место находилось в загадочной Окситании (сегодняшняя Франция, Лангедок) и называлось оно Долиной Магов (или также – Долиной Богов), славившейся своей суровой, мистической величавостью и красотой. И не было человека, который однажды побывав там, не полюбил бы Долину Магов на всю свою оставшуюся жизнь...
– Прости, Север, что прерываю тебя, но имя Магдалины... не от Долины Магов ли пришло оно?.. – не в состоянии удержаться от потрясшего меня открытия, воскликнула я.
– Ты совершенно права, Изидора. – улыбнулся Север. – Вот видишь – ты мыслишь!.. Настоящая Магдалина родилась около пятисот лет назад в Окситанской Долине Магов, и поэтому называли её Марией – Магом Долины (Маг-долины).
– Что же это за долина – Долина Магов, Север?.. И почему я никогда не слышала о подобном? Отец никогда не упоминал такое название, и об этом не говорил ни один из моих учителей?
– О, это очень древнее и очень мощное по своей силе место, Изидора! Земля там дарила когда-то необычайную силу... Её называли «Землёю Солнца», или «Чистой землёй». Она была создана рукотворно, много тысячелетий назад... И там когда-то жили двое из тех, кого люди называли Богами. Они берегли эту Чистую Землю от «чёрных сил», так как хранила она в себе Врата Междумирья, которых уже не существует сегодня. Но когда-то, очень давно, это было место прихода иномирных людей и иномирных вестей. Это был один из семи «мостов» Земли... Уничтоженный, к сожалению, глупой ошибкою Человека. Позже, много веков спустя, в этой долине начали рождаться одарённые дети. И для них, сильных, но несмышлёных, мы создали там новую «мэтэору»... Которую назвали – Раведой (Ра-ведать). Это была как бы младшая сестра нашей Мэтэоры, в которой так же учили Знанию, только намного более простому, чем учили этому мы, так как Раведа была открыта без исключения для всех одарённых. Там не давались Сокровенные Знания, а давалось лишь то, что могло помочь им жить со своей ношей, что могло научить их познать и контролировать свой удивительный Дар. Постепенно, в Раведу начали стекаться разные-преразные одарённые люди с самых дальних краёв Земли, жаждущие учиться. И потому, что Раведа была открытой именно для всех, иногда туда приходили так же и «серые» одарённые, которых так же учили Знанию, надеясь, что в один прекрасный день к ним обязательно вернётся их затерявшаяся Светлая Душа.
Так и назвали со временем эту Долину – Долиной Магов, как бы предупреждая непосвящённых о возможности встретить там неожиданные и удивительные чудеса... рождённые мыслью и сердцем одарённых... С Магдалиной и Ведуньей Марией пришли туда шесть рыцарей Храма, которые, с помощью живших там друзей, поселились в их необычных замках-крепостях, стоящих на живых «точках силы», дававших живущим в них природную мощь и защиту.

Магдалина же на время удалилась со своей малолетней дочуркой в пещеры, желая быть вдали от любой суеты, всей своей наболевшей душой ища покоя...

Скорбящая Магдалина в пещерах...

– Покажи мне её, Север!.. – не выдержав, попросила я. – Покажи мне, пожалуйста, Магдалину...
К моему величайшему удивлению, вместо суровых каменных пещер, я увидела ласковое, голубое море, на песчаном берегу которого стояла женщина. Я тут же узнала её – это была Мария Магдалина... Единственная любовь Радомира, его жена, мать его чудесных детей... и его вдова.
Она стояла прямая и гордая, несгибаемая и сильная... И только на её чистом тонком лице жила жгучая затаённая боль... Она была всё ещё очень похожа на ту дивную, светлую девочку, которую когда-то показал мне Север... только теперь её смешливое, милое лицо уже омрачала настоящая, «взрослая» печаль... Магдалина была красива той тёплой и нежной женственной красотой, которая одинаково поражала и молодых, и старых, заставляя почитать её, оставаться с ней, служить ей, и любить её, как можно любить только лишь мечту, вдруг воплотившуюся в человека.... Она стояла очень спокойно, сосредоточенно всматриваясь куда-то вдаль, будто чего-то ожидая. А рядом с ней, цепко обняв её колени, жалась крохотная девчушка – вторая маленькая Магдалина!.. Она была потрясающе похожа на свою мать – такие же длинные золотые волосы... такие же лучистые голубые глаза... и такие же забавные, весёлые ямочки на нежных улыбающихся щеках. Девочка была удивительно хороша и смешлива. Вот только мама казалась настолько грустной, что малышка не решалась её беспокоить, а лишь тихо стояла, тесно прижавшись, будто ждала, когда же уже пройдёт эта странная, непонятная мамина печаль... Ласковый ветерок лениво играл в золотых прядях длинных волос Магдалины, временами пробегая по её нежным щекам, осторожно касаясь их тёплым морским дуновением... Она стояла застывшая, точно статуя, и лишь в её грустных глазах явно читалось напряжённое ожидание... Вдруг очень далеко на горизонте показалась белая, пушистая точка, медленно превращавшаяся в далёкие паруса. Магдалина тут же преобразилась и ожила, крепко прижимая к себе дочурку, и как можно веселее сказала:
– Ну, вот мы и дождались, моё сокровище! Ты ведь хотела увидеть, откуда мама пришла в эту страну? Хотела ведь?.. Вот и поплывём мы с тобой далеко-далеко, пока не достигнем самого дальнего берега, где есть наш ДОМ... Ты полюбишь его так же сильно, как любила я. Обещаю тебе.
Наклонившись, Магдалина обвила руками свою крохотную дочурку, как бы желая защитить её от тех бед, которые зрела в их будущем её утончённая, ласковая душа.
– Мамочка, скажи, папа ведь тоже поплывёт с нами? Мы ведь не можем его здесь оставить? Правда? – и вдруг спохватившись, удивлённо спросила, – А почему его так долго нет?.. Уже почти два месяца мы его не видели... Мама, а где папа?
Глаза Магдалины стали суровыми и отрешёнными... И я тут же поняла – её малышка дочь ещё не знала, что папа уже никогда больше никуда с ними не поплывёт, так как те же самые два месяца назад он закончил свою короткую жизнь на кресте... Ну, а несчастная Магдалина, видимо, никак не могла отважиться сказать этому маленькому, чистому человечку о такой страшной, бесчеловечной беде. Да и как она могла сказать об этом ей, такой крошечной и беззащитной? Как объяснить ей, что были люди, которые ненавидели её доброго, светлого папу?.. Что они жаждали его смерти. И что никто из рыцарей Храма – его друзей – не смог его спасти?..
И она отвечала всё так же ласково и уверенно, стараясь успокоить свою встревоженную малышку.
– Папа не поплывёт с нами, ангел мой. Так же, как и твой любимый братик, Светодар.... У них есть долг, который они должны исполнить. Ты ведь помнишь, я рассказывала тебе, что такое – долг? Помнишь ведь?.. Мы поплывём вместе с друзьями – ты и я... Я знаю, ты их любишь. Тебе с ними будет хорошо, моя милая. И я буду всегда с тобой. Обещаю тебе.
Девчушка успокоилась, и уже веселее спросила:
– Мама, скажи, а в твоей стране много маленьких девочек? У меня там будет подруга? А то я всё с большими и с большими... А с ними не интересно. И играть они не умеют.
– Ну что ты, милая, а как же твой дядя, Радан? – улыбнувшись, спросила Магдалина. – Тебе ведь всегда бывает с ним интересно? И сказки он тебе рассказывает забавные, правда ведь?
Малышка с минуту подумала, а потом очень серьёзно заявила:
– Ну, может не так уж с ними и плохо, с взрослыми. Только я всё равно скучаю по друзьям... Я ведь маленькая, правда? Ну вот и друзья мои должны быть маленькими. А взрослые должны быть только иногда.
Магдалина удивлённо на неё посмотрела, и неожиданно схватив дочку на руки, звонко расцеловала в обе щеки.
– Ты права, золотце! Взрослые должны играть с тобой только иногда. Я обещаю – мы найдём тебе там самую хорошую подругу! Тебе придётся только чуточку подождать. Но ты ведь умеешь это? Ты у нас самая терпеливая девочка на свете, правда ведь?...
Этот простой, тёплый диалог двух одиноких любящих существ, запал мне в самую душу!.. И так хотелось верить, что всё у них будет хорошо! Что злая судьба обойдёт их стороной и что жизнь их будет светлой и доброй!.. Но, к сожалению, так же, как и у меня, у них, я знала, не будет... За что платили мы такую цену?!.. За что наши судьбы были столь безжалостны и жестоки?
Не успела я обернуться к Северу, чтобы задать следующий вопрос, как тут же появилось новое видение, от которого у меня просто захватило дух...
В прохладной тени огромного старого платана на смешных низких скамеечках сидели четверо человек. Двое из них были совсем ещё молодыми и очень похожими друг на друга. Третий же был седовласый старец, высокий и сильный, как защитная скала. На коленях он держал мальчика, которому от силы было 8-9 лет. И конечно же, Северу не понадобилось объяснять мне, кто были эти люди...

Радомира я узнала сразу, так как в нём оставалось слишком много от того чудесного, светлого юноши, виданного мною в первое посещения Мэтэоры. Он лишь сильно возмужал, стал суровее и взрослее. Его синие, пронизывающие глаза теперь смотрели на мир внимательно и жёстко, как бы говоря: «Если не веришь мне – послушай меня ещё раз, ну а если и тогда не поверишь – уходи. Жизнь слишком ценна, чтобы отдавать её не стоящим».
Он уже не был тем «любвеобильным», наивным мальчиком, которому казалось, что он в силах изменить любого человека... что в силах изменить весь мир... Теперь Радомир был Воином. Об этом говорил весь его облик – внутренняя собранность, аскетически тонкое, но очень сильное тело, упорная складка в уголках ярких, сжатых губ, пронизывающий взгляд его синих, вспыхивающих стальным оттенком, глаз... Да и вся бушующая в нём, невероятная сила, заставлявшая друзей уважать его (а врагов считаться с ним!) явно показывала в нём настоящего Воина, и уж ни в коем случае не беспомощного и мягкосердечного Бога, коим так упорно пыталась показать его ненавидимая им христианская церковь. И ещё... У него была изумительная улыбка, которая, видимо, стала всё реже и реже появляться на усталом, измождённом тяжкими думами лице. Но когда она появлялась – весь окружающий мир становился добрее, согреваемый его чудесным, безграничным теплом. Это тепло заполняло счастьем все одинокие, обделённые души!.. И именно в нём раскрывалась настоящая суть Радомира! В нём открывалась его истинная, любящая Душа.
Радан же (а это явно был он) выглядел чуть моложе и веселее (хотя был на один год старше Радомира). Он глядел на мир радостно и бесстрашно, будто никакая беда просто не могла, не имела права его коснуться. Будто любое горе должно было обойти его стороной... Он, несомненно, всегда являлся душой любого собрания, освещая его своим радостным, светлым присутствием, где бы ни находился. Юноша будто искрился каким-то радостным внутренним светом, который обезоруживал молодых и старых, заставляя безоговорочно любить его и оберегать, как ценнейшее сокровище, приходящее порадовать Землю раз в тысячи лет. Он был улыбчивым и ярким, как летнее солнышко, с лицом, овитым мягкими золотыми кудрями, и хотелось смотреть на него, любоваться им, забывая о жестокости и злобе окружавшего мира...
Третий «участник» маленького собрания сильно отличался от обоих братьев... Во-первых, он был намного старше и мудрее. Казалось, он носил на своих плечах всю неподъёмную тяжесть Земли, как-то ухитряясь с этим жить и не ломаться, в то же время, сохраняя в своей широкой душе добро и любовь к окружающим его людям. Рядом с ним взрослые казались несмышлёными детьми, пришедшими к мудрому Отцу за советом...

Он был очень высоким и мощным, как большая несокрушимая крепость, проверенная годами тяжких войн и бед.... Взгляд его внимательных серых глаз был колючим, но очень добрым, а сами глаза поражали цветом – они были невероятно светлыми и яркими, какими бывают только в ранней юности, пока их не омрачают чёрные тучи горечей и слёз. Этим могучим, тёплым человеком был, конечно же, Волхв Иоанн...
Мальчик же, преспокойно устроившись на могучих коленях старца, о чём-то очень сосредоточенно размышлял, не обращая внимания на окружающих. Несмотря на его юный возраст, он казался очень умным и спокойным, наполненным внутренней силой и светом. Его личико было сосредоточенным и серьёзным, будто малыш в тот момент решал для себя какую-то очень важную и сложную задачу. Так же, как и его отец, он был светловолосым и голубоглазым. Только черты его лица были на удивление мягкими и нежными, более похожими на мать – Светлую Марию Магдалину.
Полуденный воздух вокруг был сухим и жарким, как раскалённая печь. Утомлённые зноем мухи слетались к дереву, и лениво ползая по его необъятному стволу, надоедливо жужжали, беспокоя отдыхавших в широкой тени старого платана четверых собеседников. Под добрыми, гостеприимно раскинутыми ветвями веяло приятной зеленью и прохладой, причиной чему был резво бежавший прямо из-под корней могучего дерева игривый узенький ручеёк. Подпрыгивая на каждом камешке и кочке, он весело разбрызгивал блестящие прозрачные капли и бежал себе дальше, приятно освежая окружающее пространство. С ним рядом дышалось легко и чисто. И защищённые от полуденного зноя люди отдыхали, с наслаждением впитывая прохладную, драгоценную влагу... Пахло землёй и травами. Мир казался спокойным, добрым и безопасным.

Радомир пытался спасти иудеев...

– Я не понимаю их, Учитель... – задумчиво произнёс Радомир. – Днём они мягки, вечером – ласковы, ночью – хищны и коварны... Они изменчивы и непредсказуемы. Как мне понять их, подскажи! Я не могу спасти народ, его не поняв... Что же мне делать, Учитель?
Иоанн смотрел на него очень ласково, как смотрит отец на любимого сына, и наконец глубоким, низким голосом произнёс:
– Ты знаешь их речь – попытайся раскрыть её, если сможешь. Ибо речь – это зеркало их души. Этот народ был когда-то проклят нашими Богами, так как пришёл он сюда на погибель Земли... Мы пытались помочь ему, посылая сюда тебя. И твой Долг – сделать всё, чтобы изменить их суть, иначе они уничтожат тебя... А потом и всех остальных живущих. И не потому, что они сильны, а лишь потому, что лживы и хитры, и поражают нас, как чума.
– Они далеки от меня, Учитель... Даже те, что являются друзьями. Я не могу почувствовать их, не могу открыть их холодные души.
– А зачем же тогда они нужны нам, папа? – вдруг включился в разговор взрослых, малый «участник» собрания.
– Мы пришли к ним, чтобы спасти их, Светодар... Чтобы вытащить занозу из их больного сердца.
– Но ты ведь сам говоришь, что они не хотят. А разве же можно лечить больного, если он сам отказывается от этого?
– Устами младенца глаголет Истина, Радомир! – воскликнул до сих пор слушавший Радан. – Подумай, ведь если они сами этого не хотят, можешь ли ты насильно заставить людей измениться?.. И уж тем более – целый народ! Они чужды нам в своей вере, в понятии Чести... которой, по-моему, у них даже и нет. Уходи, мой брат! Они уничтожат тебя. Они не стоят и дня твоей Жизни! Подумай о детях... о Магдалине! Подумай о тех, кто любит тебя!..
Радомир лишь печально покачал головой, ласково потрепав златовласую голову своего старшего брата.
– Не могу я уйти, Радан, не имею такого права... Даже если мне не удастся помочь им – я не могу уйти. Это будет похоже на бегство. Я не могу предавать Отца, не могу предавать себя...
– Людей невозможно заставить меняться, если они сами этого не желают. Это будет всего лишь ложью. Им не нужна твоя помощь, Радомир. Они не примут твоё учение. Подумай, брат...
Иоанн печально наблюдал спор своих любимых учеников, зная, что оба они правы, и что ни один из них не отступится, защищая свою правду... Они оба были молоды и сильны, и им обоим хотелось жить, любить, наблюдать, как растут их дети, бороться за своё счастье, за покой и безопасность других, достойных людей. Но судьба распорядилась по-своему. Они оба шли на страдания и, возможно, даже на гибель, всё за тех же других, но в данном случае – недостойных, ненавидевших их и их Учение, бессовестно предававших их людей. Это смахивало на фарс, на абсурдное сновидение... И Иоанн никак не желал простить их отца, мудрого Белого Волхва, так легко отдавшего своих чудесных, сказочно одарённых детей на потеху глумливым иудеям, якобы для спасения их лживых, жестоких душ.
– Старею... Уже слишком быстро старею... – забывшись, вслух произнёс Иоанн.
Все трое удивлённо на него уставились и тут же дружно расхохотались... уж кого невозможно было представить «старым», так это Иоанна, с его силой и мощью, завидной даже для них, молодых.
Видение исчезло. А мне так хотелось его удержать!.. В душе стало пусто и одиноко. Я не хотела расставаться с этими мужественными людьми, не хотела возвращаться в реальность...
– Покажи мне ещё, Север!!! – жадно взмолилась я. – Они помогут мне выстоять. Покажи мне ещё Магдалину...
– Что ты хочешь увидеть, Изидора?
Север был терпелив и мягок, как старший брат, провожавший свою любимую сестру. Разница была лишь в том, что провожал он меня навсегда...
– Скажи мне, Север, а как же случилось, что Магдалина имела двоих детей, а об этом нигде не упоминалось? Должно же было что-то где-то остаться?
– Ну, конечно же, об этом упоминалось, Изидора! Да и не только упоминалось... Лучшие художники когда-то рисовали картины, изображая Магдалину, гордо ждущую своего наследника. Только мало что от этого осталось, к сожалению. Церковь не могла допустить такого «скандала», так как это никак не вписывалось в создаваемую ею «историю»... Но кое-что всё же осталось до сих пор, видимо по недосмотру или невнимательности власть имущих, Думающих Тёмных...

– Как же они могли допустить такое? Я всегда думала, что Думающие Тёмные достаточно умны и осторожны? Это ведь могло помочь людям увидеть ложь, преподносимую им «святыми» отцами церкви. Разве не так?
– Задумался ли кто-то, Изидора?.. – Я грустно покачала головой. – Вот видишь... Люди не доставляют им слишком большого беспокойства...
– Можешь ли ты показать мне, как она учила, Север?..
Я, как дитя, спешила задавать вопросы, перескакивая с темы на тему, желая увидеть и узнать как можно больше за отпущенное мне, уже почти полностью истёкшее, время ...
И тут я снова увидела Магдалину... Вокруг неё сидели люди. Они были разного возраста – молодые и старые, все без исключения длинноволосые, одетые в простые тёмно-синие одежды. Магдалина же была в белом, с распущенными по плечам волосами, покрывавшими её чудесным золотым плащом. Помещение, в котором все они в тот момент находились, напоминало произведение сумасшедшего архитектора, воплотившего в застывшем камне свою самую потрясающую мечту...

Как я потом узнала, пещера и вправду называется – Кафедральная (Сathedral) и существует до сих пор.
Пещеры Лонгрив (Longrives), Languedoc

Это была пещера, похожая на величественный кафедральный собор... который, по странной прихоти, зачем-то построила там природа. Высота этого «собора» достигала невероятных размеров, уносясь прямо «в небо» удивительными, «плачущими» каменными сосульками, которые, где-то наверху слившись в чудотворный узор, снова падали вниз, зависая прямо над головами сидящих... Природного освещения в пещере, естественно, не было. Также не горели и свечи, и не просачивался, как обычно, в щели слабый дневной свет. Но несмотря на это, по всему необычному «залу» мягко разливалось приятное и равномерное золотистое сияние, приходившее неизвестно откуда и позволявшее свободно общаться и даже читать...
Сидящие вокруг Магдалины люди очень сосредоточенно и внимательно наблюдали за вытянутыми вперёд руками Магдалины. Вдруг между её ладонями начало появляться яркое золотое свечение, которое, всё уплотняясь, начало сгущаться в огромный голубоватый шар, который на глазах упрочнялся, пока не стал похожим на... планету!..
– Север, что это?.. – удивлённо прошептала я. – Это ведь наша Земля, не так ли?
Но он лишь дружески улыбнулся, не отвечая и ничего не объясняя. А я продолжала завороженно смотреть на удивительную женщину, в руках которой так просто и легко «рождались» планеты!.. Я никогда не видела Землю со стороны, лишь на рисунках, но почему-то была абсолютно уверена, что это была именно она. А в это время уже появилась вторая планета, потом ещё одна... и ещё... Они кружились вокруг Магдалины, будто волшебные, а она спокойно, с улыбкой что-то объясняла собравшимся, вроде бы совершенно не уставая и не обращая внимания на удивлённые лица, будто говорила о чём-то обычном и каждодневном. Я поняла – она учила их астрономии!.. За которую даже в моё время не «гладили» по голове, и за которую можно было ещё всё так же легко угодить прямиком в костёр... А Магдалина играючи учила этому уже тогда – долгих пятьсот лет тому назад!!!
Видение исчезло. А я, совершенно ошеломлённая, никак не могла очнуться, чтобы задать Северу свой следующий вопрос...
– Кто были эти люди, Север? Они выглядят одинаково и странно... Их как бы объединяет общая энергетическая волна. И одежда у них одинаковая, будто у монахов. Кто они?..
– О, это знаменитые Катары, Изидора, или как их ещё называют – чистые. Люди дали им это название за строгость их нравов, чистоту их взглядов и честность их помыслов. Сами же катары называли себя «детьми» или «Рыцарями Магдалины»... коими в реальности они и являлись. Этот народ был по-настоящему СОЗДАН ею, чтобы после (когда её уже не будет) он нёс людям Свет и Знание, противопоставляя это ложному учению «святейшей» церкви. Они были самыми верными и самыми талантливыми учениками Магдалины. Удивительный и чистый народ – они несли миру ЕЁ учение, посвящая этому свои жизни. Они становились магами и алхимиками, волшебниками и учёными, врачами и философами... Им подчинялись тайны мироздания, они стали хранителями мудрости Радомира – сокровенных Знаний наших далёких предков, наших Богов... А ещё, все они несли в своём сердце негаснущую любовь к их «прекрасной Даме»... Золотой Марии... их Светлой и загадочной Магдалине... Катары свято хранили в своих сердцах истинную историю прерванной жизни Радомира, и клялись сохранить его жену и детей, чего бы им это ни стоило... За что, позже, два столетия спустя, все до одного поплатились жизнью... Это по-настоящему великая и очень печальная история, Изидора. Я не уверен, нужно ли тебе её слушать.
– Но я хочу узнать о них, Север!.. Скажи, откуда же они появились, все одарённые? Не из долины ли Магов, случаем?
– Ну, конечно же, Изидора, ведь это было их домом! И именно туда вернулась Магдалина. Но было бы неправильно отдавать должное лишь одарённым. Ведь даже простые крестьяне учились у Катаров чтению и письменности. Многие из них наизусть знали поэтов, как бы дико сейчас для тебя это не звучало. Это была настоящая Страна Мечты. Страна Света, Знания и Веры, создаваемая Магдалиной. И эта Вера распространялась на удивление быстро, привлекая в свои ряды тысячи новых «катар», которые так же яро готовы были защищать даримое им Знание, как и дарившую его Золотую Марию... Учение Магдалины ураганом проносилось по странам, не оставляя в стороне ни одного думающего человека. В ряды Катар вступали аристократы и учёные, художники и пастухи, землепашцы и короли. Те, кто имели, легко отдавали катарской «церкви» свои богатства и земли, чтобы укрепилась её великая мощь, и чтобы по всей Земле разнёсся Свет её Души.
– Прости, что прерву, Север, но разве у Катар тоже была своя церковь?.. Разве их учение также являлось религией?
– Понятие «церковь» очень разнообразно, Изидора. Это не была та церковь, как понимаем её мы. Церковью катаров была сама Магдалина и её Духовный Храм. То бишь – Храм Света и Знания, как и Храм Радомира, рыцарями которого вначале были Тамплиеры (Тамплиерами Рыцарей Храма назвал король Иерусалима Болдуин II. Temple – по-французски – Храм.) У них не было определённого здания, в которое люди приходили бы молиться. Церковь катар находилась у них в душе. Но в ней всё же имелись свои апостолы (или, как их называли – Совершенные), первым из которых, конечно же, была Магдалина. Совершенными же были люди, достигшие самых высших ступеней Знания, и посвятившие себя абсолютному служению ему. Они непрерывно совершенствовали свой Дух, почти отказываясь от физической пищи и физической любви. Совершенные служили людям, уча их своему знанию, леча нуждающихся и защищая своих подопечных от цепких и опасных лап католической церкви. Они были удивительными и самоотверженными людьми, готовыми до последнего защищать своё Знание и Веру, и давшую им это Магдалину. Жаль, что почти не осталось дневников катар. Всё, что у нас осталось – это записи Радомира и Магдалины, но они не дают нам точных событий последних трагичных дней мужественного и светлого катарского народа, так как происходили эти события уже спустя две сотни лет после гибели Иисуса и Магдалины.
– Скажи, Север, как же погибла Золотая Мария? У кого хватило столь чёрного духу, чтобы поднять свою грязную руку на эту чудесную женщину?..
– Церковь, Изидора... К сожалению, всё та же церковь!.. Она взбесилась, видя в лице катар опаснейшего врага, постепенно и очень уверенно занимавшего её «святое» место. И осознавая своё скорое крушение, уже не успокаивалась более, пытаясь любым способом уничтожить Магдалину, справедливо считая её основным виновником «преступного» учения и надеясь, что без своей Путеводной Звезды катары исчезнут, не имея ни вождя, ни Веры. Церковь не понимала, насколько сильно и глубоко было Учение и Знание катар. Что это была не слепая «вера», а образ их жизни, суть того, ДЛЯ ЧЕГО они жили. И поэтому, как бы ни старались «святые» отцы привлечь на свою сторону катар, в Чистой Стране Окситании не нашлось даже пяди земли для лживой и преступной христианской церкви...
– Получается, подобное творил не только Караффа?!.. Неужели же такое было всегда, Север?..
Меня объял настоящий ужас, когда я представила всю глобальную картину предательств, лжи и убийств, которые свершала, пытаясь выжить, «святая» и «всепрощающая» христианская вера!..
– Как же такое возможно?! Как вы могли наблюдать и не вмешиваться? Как вы могли с этим жить, не сходя с ума, Север?!!
Он ничего не ответил, хорошо понимая, что это всего лишь «крик души» возмущённого человека. Да и я ведь прекрасно знала его ответ... Потому мы какое-то время молчали, как заблудшие в темноте, одинокие души...
– Так как же всё-таки погибла Золотая Мария? Можешь ли ты рассказать мне об этом? – не выдержав затянувшейся паузы, снова спросила я.
Север печально кивнул, показывая, что понял...
– После того, как учение Магдалины заняло большую половину тогдашней Европы, Папа Урбан II решил, что дальнейшее промедление будет смерти подобно для его любимой «святейшей» церкви. Хорошенько продумав свой дьявольский план, он, не откладывая, послал в Окситанию двух верных «выкормышей» Рима, которых, как «друзей» катар, знала Магдалина. И опять же, как это слишком часто бывало, чудесные, светлые люди стали жертвами своей чистоты и чести... Магдалина приняла их в свои дружеские объятия, щедро предоставляя им еду и крышу. И хотя горькая судьба научила её быть не слишком доверчивым человеком, подозревать любого было невозможно, иначе её жизнь и её Учение потеряли бы всякий смысл. Она всё ещё верила в ДОБРО, несмотря ни на что...
И тут я опять увидела их… У выхода из пещеры стояли Магдалина и её златовласая дочурка, которой в тот момент было уже лет 11-12. Они стояли, обнявшись, всё такие же друг на друга похожие и красивые, и наблюдали последнее захватывающее мгновение изумительного окситанского заката. Пещера, на входе в которую они стояли, находилась очень высоко в горах, открываясь прямо на крутой обрыв. А вдалеке, сколько охватывал взор, укутанные дымкой вечернего тумана, величаво синели горы. Гордо застывшие, как гигантские памятники вечности и природе, они помнили мудрость и мужество Человека... Только не того, что жил сейчас, убивая и предавая, властвуя и руша. А помнили они Человека сильного и творящего, любящего и гордого, что создал чудное царство Ума и Света на этом маленьком, но прекрасном клочке Земли...

Прямо перед Магдалиной, на самой верхушке рукотворного холма возвышался её любимый замок – крепость Монтсегюр... Уже более восьми долгих лет эта дружелюбная и неприступная крепость была её настоящим домом... Домом её любимой дочурки, пристанищем её друзей и Храмом её любви. В Монтсегюре хранились её воспоминания – самые дорогие реликвии её жизни, её учения и её семьи. Туда собирались все её Совершенные, чтобы очистить свои Души, набраться Животворящей Силы. Там она проводила свои самые дорогие, самые спокойные от мирской суеты часы...
– Пойдём-ка, золотце моё, солнышко всё равно уже село. Теперь будем радоваться ему завтра. А сейчас мы должны поприветить наших гостей. Ты ведь любишь общаться, правда ведь? Вот и займёшь их, пока я не освобожусь.
– Не нравятся они мне, мама. Злые у них глаза... И руки всё время бегают, как будто не могут найти себе места. Нехорошие они люди, мамочка. Ты не могла бы попросить их уехать?
Магдалина звонко рассмеялась, нежно обнимая дочку.
– Ну вот ещё, моя подозрительница! Как же мы можем выгонять гостей? На то они и «гости», чтобы докучать нам своим присутствием! Ты ведь знаешь это, не правда ли? Вот и терпи, золотце, пока они не отбудут восвояси. А там, глядишь, и не вернутся никогда более. И не надо будет тебе занимать их.
Мать и дочь вернулись внутрь пещеры, которая теперь стала похожа на маленькую молельню, с забавным каменным «алтарём» в углу.

Вдруг, в полной тишине, с правой стороны громко хрустнули камешки, и у входа в помещение показались два человека. Видимо, по какой-то своей причине они очень старались идти бесшумно, и теперь казались мне чем-то очень неприятными. Только я никак не могла определить – чем. Я почему-то сразу поняла, что это и есть непрошенные гости Магдалины... Она вздрогнула, но тут же приветливо улыбнулась и, обращаясь к старшему, спросила:
– Как вы нашли меня, Рамон? Кто показал вам вход в эту пещеру?
Человек, названный Рамоном, холодно улыбнулся и, стараясь казаться приятным, фальшиво-ласково ответил:
– О, не гневайтесь, светлая Мария! Вы ведь знаете – у меня здесь много друзей... Я просто искал вас, чтобы переговорить о чём-то важном.
– Это место для меня святое, Рамон. Оно не для мирских встреч и разговоров. И кроме моей дочери никто не мог привести вас сюда, а она, как видите, сейчас со мной. Вы следили за нами... Зачем?
Я вдруг резко почувствовала, как по спине потянуло ледяным холодом – что-то было не так, что-то должно было вот-вот случиться... Мне дико хотелось закричать!.. Как-то предупредить... Но я понимала, что не могу им помочь, не могу протянуть руку через века, не могу вмешаться... не имею такого права. События, развивающиеся передо мною, происходили очень давно, и даже если я смогла бы сейчас помочь – это уже явилось бы вмешательством в историю. Так как, спаси я Магдалину – изменились бы многие судьбы, и возможно, вся последующая Земная история была бы совершенно другой... На это имели право лишь два человека на Земле, и я, к сожалению, не была одной из них... Далее всё происходило слишком быстро... Казалось, даже – не было реально... Холодно улыбаясь, человек по имени Рамон неожиданно схватил Магдалину сзади за волосы и молниеносно вонзил в её открытую шею узкий длинный кинжал... Послышался хруст. Даже не успев понять происходящего, Магдалина повисла у него на руке, не подавая никаких признаков жизни. По её снежно белому одеянию ручьём струилась алая кровь... Дочь пронзительно закричала, пытаясь вырваться из рук второго изверга, схватившего её за хрупкие плечи. Но её крик оборвали – просто, будто кролику, сломав тоненькую шею. Девочка упала рядом с телом своей несчастной матери, в сердце которой сумасшедший человек всё ещё без конца втыкал свой окровавленный кинжал... Казалось, он потерял рассудок и не может остановиться... Или так сильна была его ненависть, которая управляла его преступной рукой?.. Наконец, всё закончилось. Даже не оглянувшись на содеянное, двое бессердечных убийц бесследно растворились в пещере.
С их неожиданного появления прошло всего несколько коротких минут. Вечер всё ещё был таким же прекрасным и тихим, и только с вершин голубеющих гор на землю уже медленно сползала темнота. На каменном полу маленькой «кельи» мирно лежали женщина и девочка. Их длинные золотые волосы тяжёлыми прядями соприкасались, перемешавшись в сплошное золотое покрывало. Казалось, убитые спали... Только из страшных ран Магдалины всё ещё толчками выплёскивалась алая кровь. Крови было невероятно много... Она заливала пол, собираясь в огромную красную лужу. У меня от ужаса и возмущения подкашивались ноги... Хотелось завыть волчьим голосом, не желая принимать случившееся!.. Я не могла поверить, что всё произошло так просто и незаметно. Так легко. Кто-то ведь должен был это видеть! Кто-нибудь должен был их предупредить!.. Но никто не заметил. И не предупредил. Никого вокруг в тот момент просто не оказалось... И оборванные чьей-то грязной рукой две Светлые, Чистые Жизни улетели голубками в другой, незнакомый Мир, где никто больше не мог причинить им вреда.
Золотой Марии больше не было на нашей злой и неблагодарной Земле... Она ушла к Радомиру... Вернее – к нему улетела её Душа.

Мне было до дикости больно и грустно за них, за себя, и за всех, кто боролся, всё ещё веря, что могут что-либо изменить... Да могли ли?.. Если все, кто боролся, лишь погибали, имела ли смысл такая война?..
Вдруг прямо передо мной возникла другая картина...
В той же маленькой каменной «келье», где на полу всё ещё лежало окровавленное тело Магдалины, вокруг неё, преклонив колени, стояли Рыцари её Храма... Все они были непривычно одеты в белое – снежно белые длинные одежды. Они стояли вокруг Магдалины, опустивши свои гордые головы, а по суровым, окаменевшим лицам ручьями бежали слёзы... Первым поднялся Волхв, другом которого когда-то был Иоанн. Он осторожно, будто боясь повредить, опустил свои пальцы в рану, и окровавленной рукой начертал на груди что-то, похожее на кровавый крест... Второй сделал то же самое. Так они поочерёдно поднимались, и благоговейно погружая руки в святую кровь, рисовали красные кресты на своих снежно-белых одеждах... Я чувствовала, как у меня начали вставать дыбом волосы. Это напоминало какое-то жуткое священнодействие, которого я пока ещё не могла понять...
– Зачем они это делают, Север?.. – тихо, будто боясь, что меня услышат, шёпотом спросила я.
– Это клятва, Изидора. Клятва вечной мести... Они поклялись кровью Магдалины – самой святой для них кровью – отомстить за её смерть. Именно с тех пор и носили Рыцари Храма белые плащи с красными крестами. Только почти никто из посторонних никогда не знал их истинного значения... И все почему-то очень быстро «позабыли», что рыцари Храма до гибели Магдалины одевались в простые тёмно-коричневые балахоны, не «украшенные» никакими крестами. Рыцари Храма, как и катары, ненавидели крест в том смысле, в котором «почитает» его христианская церковь. Они считали его подлым и злым орудием убийства, орудием смерти. И то, что они рисовали у себя на груди кровью Магдалины, имело совершенно другое значение. Просто церковь «перекроила» полностью значение Рыцарей Храма под свои нужды, как и всё остальное, касающееся Радомира и Магдалины....
Точно так же, уже после смерти, она во всеуслышание объявила погибшую Магдалину уличной женщиной...
– так же отрицала детей Христа и его женитьбу на Магдалине...
– так же уничтожила их обоих «во имя веры Христа», с которой они оба всю жизнь яростно боролись...
– так же уничтожила Катар, пользуясь именем Христа... именем человека, Вере и Знанию которого они учили...
– так же уничтожила и Тамплиеров (Рыцарей Храма), объявив их приспешниками дьявола, оболгав и облив грязью их деяния, и опошлив самого Магистра, являвшегося прямым потомком Радомира и Магдалины...
Избавившись от всех, кто хоть как-то мог указать на низость и подлость «святейших» дьяволов Рима, христианская церковь создала легенду, которую надёжно подтвердила «неоспоримыми доказательствами», коих никто никогда почему-то не проверял, и никому не приходило в голову хотя бы подумать о происходящем.
– Почему же нигде об этом не говорилось, Север? Почему вообще нигде ни о чём таком не говорится?!..
Он ничего мне не ответил, видимо считая, что всё и так было предельно ясно. Что здесь не о чём больше говорить. А у меня поднималась в душе горькая человеческая обида за тех, кто так незаслуженно ушёл... За тех, кто ещё уйдёт. И за него, за Севера, который жил и не понимал, что люди должны были всё это знать! Знать для того, чтобы измениться. Для того, чтобы не убивать пришедшего на помощь. Чтобы понять, наконец, как дорога и прекрасна наша ЖИЗНЬ. И я точно знала, что ни за что не перестану бороться!.. Даже за таких, как Север.
– Мне пора уходить, к сожалению... Но я благодарю тебя за твой рассказ. Думаю, ты помог мне выстоять, Север... Могу ли я задать тебе ещё один вопрос, уже не относящийся к религии? – Он кивнул. – Что это за такая красота стоит рядом с тобой? Она похожа, и в то же время совсем другая, чем та, которую я видела в первое посещение Мэтэоры.
– Это Кристалл Жизни, Изидора. Один из семи, находящихся на Земле. Обычно его никто никогда не видит – он сам защищается от приходящих... Но, как ни странно, он показался тебе. Видимо, ты готова к большему, Изидора... Потому я и просил тебя у нас остаться. Ты могла бы достичь очень многого, если бы захотела. Подумай, пока ещё не поздно. Я не смогу по-другому помочь тебе. Подумай, Изидора...
– Благодарю тебя, Север. Но ты прекрасно знаешь мой ответ. Поэтому не будем всё начинать снова. Быть может, я ещё вернусь к тебе... А если нет – счастья тебе и твоим подопечным! Возможно, им удастся изменить к лучшему нашу Землю... Удачи тебе, Север...
– Да будет покой с тобой, Изидора... Я всё же надеюсь, что увижу тебя ещё в этой жизни. Ну а если же нет – прошу тебя, не держи на нас зла и там, в другом мире... Когда-нибудь ты, возможно, поймёшь нашу правду... Возможно, она не покажется тебе столь уж злой... Прощай, дитя Света. Да будет Мир в твоей Душе...
Грустно напоследок ему улыбнувшись и закрыв глаза, я пошла обратно «домой»...
Вернувшись прямиком в «свою» венецианскую комнату, я потрясённо уставилась на открывшееся там зрелище!.. Ощетинившись, как попавший в капкан молодой зверёк, перед Караффой стояла взбешённая Анна. Её глаза метали молнии, и, казалось, ещё чуть-чуть и моя воинственная дочь потеряет над собой контроль. Моё сердце почти что остановилось, не в состоянии поверить в происходящее!.. Казалось, вся моя, долгими месяцами копившаяся тоска тут же вырвется наружу и затопит мою милую девочку с головой!.. Только сейчас, видя её перед собой, я наконец-то поняла, как же беспредельно и болезненно я по ней скучала!.. Анна была сильно повзрослевшей и выглядела ещё красивее, чем я могла её вспомнить. На её мягкие детские черты теперь наложилась суровая жизненная печать потерь, и от этого её милое лицо казалось ещё привлекательнее и утончённее. Но что меня больше всего поразило, это было то, что Анна совершенно не боялась Караффы!.. В чём же тут было дело? Неужели ей удалось найти что-то, что могло нас от него избавить?!..
– А! Мадонна Изидора! Очень кстати!.. Объясните, пожалуйста, Вашей упёртой дочери, что в данный момент Вам ничего не грозит. Она стала по-настоящему невозможной!.. Думаю, Мэтэора только лишь испортила её мягкий характер. Но мы это исправим. Ей не придётся возвращаться туда более.
– Что Вы хотите этим сказать, ваше Святейшество? Вы ведь желали сделать из неё ведьму «от Бога», или Ваши планы изменились?
Меня трясло от возбуждения и боязни за Анну, но я знала, что ни в коем случае не должна показать это Караффе. Стоило ему понять, что его план оказался правильным, и тогда уж точно – Ад покажется нам с Анной отдыхом... по сравнению с подвалами Караффы. Поэтому, из последних сил стараясь выглядеть спокойной, я в то же время не спускала глаз с моей чудесной девочки. Анна держалась так уверенно, что мне оставалось лишь гадать – чему же они успели её научить там, в Мэтэоре?...
Анна кинулась мне в объятия, совершенно не обращая внимания на недовольство Караффы. Её огромные глаза сияли, словно две яркие звезды в ночном итальянском небе!
– Мама, милая, я так рада – они мне лгали!!! С тобой всё в порядке, правда же? Они не пытали тебя? Не причинили тебе зла?..
Она хватала меня за руки, быстро ощупывала плечи, внимательно всматривалась в лицо, будто желая удостовериться, что со мной и правда было всё хорошо... Хотя бы пока...
– Мамочка, я так за тебя боялась!.. Так боялась, что не застану тебя живой!..
– Но я ведь звала тебя! Я хотела предупредить тебя, чтобы не шла. Почему ты не говорила со мной, милая?.. – обнимая мою храбрую девочку, тихо шептала я. – Он ведь обманул тебя, радость моя!..
Анна лишь счастливо улыбалась, сжимая меня в своих крепких объятиях, и мне не оставалось ничего другого, как только лишь делать то же самое – она явно не собиралась слушать меня, твёрдо веря, что была права...
– Что ж, думаю на сегодня хватит объятий! – недовольно каркнул Караффа. – Не кажется ли Вам, Изидора, что теперь Вам придётся стать чуточку посговорчивее?... Анна стала чудесной девушкой, которой любая мать могла бы гордиться. Вам ведь должна быть очень дорога её жизнь, не так ли?.. – и, сделав умышленную паузу, добавил: – Она теперь зависит только от Вас, моя дорогая Изидора... С этого момента всё зависит только от Вас.
И довольно потирая руки, Караффа встал, чтобы удалиться.
– Я говорила с моим отцом, Ваше Святейшество... Он мне рассказывал про ту другую, далёкую жизнь. Думаю, Вы ужаснулись бы, если б услышали, что приготовлено там для таких, как Вы... Для преступников. Одумайтесь, Святейшество, возможно у Вас ещё осталось время, чтобы начать раскаиваться... Возможно, Вы ещё можете как-то сохранить Вашу скверную, никчемную жизнь!
Караффа, казалось, онемел... Он смотрел на меня настолько удивлённо, будто вместо меня вдруг увидел призрак моего отца...
– Вы хотите сказать, что говорили со своим умершим отцом, Изидора?.. – шёпотом спросил он.
– О да, Ваше Святейшество, он приходит ко мне почти ежедневно. Вы жестоко ошиблись, если думали, что удастся нас таким образом разъединить. Я ведь Ведьма, знаете ли, а он Ведун. Так что, убив его, Вы лишь оказали нам услугу – я могу теперь всюду слышать его. Могу с ним говорить... И Вы не можете ранить его более. Он недосягаем для ваших козней.
– Что он Вам рассказал, Изидора? – с каким-то болезненным интересом спросил Караффа.
– О, он говорил об очень многом, Святейшество. Я как-нибудь расскажу, если Вам будет интересно. А теперь, с Вашего позволения, я бы хотела пообщаться со своей дочерью. Если, конечно же, Вы не будете против... Она очень изменилась за эти два года... И я бы хотела её узнать...
– Успеется, Изидора! У Вас ещё будет на это время. И многое будет зависеть от того, как Вы себя поведёте, дорогая моя. А пока Ваша дочь пойдёт со мной. Я скоро вернусь к Вам, и очень надеюсь – Вы будете говорить по-другому...
В мою уставшую Душу прокрался ледяной ужас смерти...
– Куда Вы ведёте Анну?! Что Вы от неё хотите, Ваше Святейшество?– боясь услышать ответ, всё же спросила я.
– О, успокойтесь, моя дорогая, Анна пока ещё не направляется в подвал, если это то, о чём Вы подумали. Перед тем, как что-то решать, я сперва, должен услышать Ваш ответ... Как я уже говорил – всё зависит от Вас, Изидора. Приятных вам сновидений! И пропустив Анну вперёд, сумасшедший Караффа удалился...
Подождав несколько очень долгих для меня минут, я попыталась мысленно выйти на Анну. Ничего не получалось – моя девочка не отвечала! Я пробовала ещё и ещё – результат был тем же... Анна не отзывалась. Этого просто не могло было быть! Я знала, она точно захочет со мной говорить. Мы должны были знать, что будем делать дальше. Но Анна не отвечала...
В страшном волнении проходили часы. Я уже буквально падала с ног... всё ещё пробуя вызвать мою милую девочку. И тут появился Север...
– Ты напрасно пытаешься, Изидора. Он поставил на Анну свою защиту. Я не знаю, как тебе помочь – она мне неизвестна. Как я уже говорил тебе, её дал Караффе наш «гость», что приходил в Мэтэору. Прости, я не могу помочь тебе с этим...
– Что ж, спасибо тебе за предупреждение. И за то, что пришёл, Север.
Он мягко положил руку мне на голову...
– Отдыхай, Изидора. Сегодня ты ничего не изменишь. А завтра тебе может понадобиться много сил. Отдыхай, Дитя Света... мои мысли будут с тобой...
Последних слов Севера я почти уже не услышала, легко ускользая в призрачный мир сновидений... где всё было ласково и спокойно... где жил мой отец и Джироламо... и где почти всегда всё было правильно и хорошо... почти...

Мы со Стеллой ошеломлённо молчали, до глубины души потрясённые рассказом Изидоры... Конечно же, мы наверняка были ещё слишком малы, чтобы постичь всю глубину подлости, боли и лжи, окружавших тогда Изидору. И наверняка наши детские сердца были ещё слишком добры и наивны, чтобы понять весь ужас предстоящего ей и Анне испытания... Но кое-что уже даже нам, таким малым и неопытным, становилось ясно. Я уже понимала, что то, что преподносилось людям, как правда, ещё совершенно не означало, что это правдой и было, и могло на самом деле оказаться самой обычной ложью, за которую, как ни странно, никто не собирался наказывать придумавших её, и никто почему-то не должен был за неё отвечать. Всё принималось людьми, как само собой разумеющееся, все почему-то были этим совершенно довольны, и ничто в нашем мире не становилось «с ног на голову» от возмущения. Никто не собирался искать виновных, никому не хотелось доказывать правду, всё было спокойно и «безветренно», будто стоял в наших душах полный «штиль» довольства, не беспокоимый сумасшедшими «искателями истины», и не тревожимый нашей уснувшей, забытой всеми, человеческой совестью...
Искренний, глубоко-печальный рассказ Изидоры омертвил болью наши детские сердца, даже не давая время очнуться... Казалось, не было предела бесчеловечным мукам, причиняемым чёрствыми душами уродливых палачей этой удивительной и мужественной женщине!.. Мне было искренне боязно и тревожно, только лишь думая о том, что же ждало нас по окончании её потрясающего рассказа!..
Я посмотрела на Стеллу – моя воинственная подружка испуганно жалась к Анне, не сводя с Изидоры потрясённо- округлившихся глаз... Видимо, даже её – такую храбрую и не сдающуюся – ошеломила людская жестокость.
Да, наверняка, мы со Стеллой видели больше, чем другие дети в свои 5-10 лет. Мы уже знали, что такое потеря, знали, что означает боль... Но нам ещё предстояло очень многое пережить, чтобы понять хоть малую часть того, что чувствовала сейчас Изидора!.. И я лишь надеялась, что мне никогда не придётся такого на себе по-настоящему испытать...
Я зачарованно смотрела на эту прекрасную, смелую, удивительно одарённую женщину, не в силах скрыть навернувшихся на глаза горестных слёз... Как же «люди» смели зваться ЛЮДЬМИ, творя с ней такое?!. Как Земля вообще терпела такую преступную мерзость, разрешая топтать себя, не разверзнув при этом своих глубин?!.
Изидора всё ещё находилась от нас далеко, в своих глубоко-ранящих воспоминаниях, и мне честно совсем не хотелось, чтобы она продолжала рассказывать дальше... Её история терзала мою детскую душу, заставляя сто раз умирать от возмущения и боли. Я не была к этому готова. Не знала, как защититься от такого зверства... И казалось, если сейчас же не прекратится вся эта раздирающая сердце повесть – я просто умру, не дождавшись её конца. Это было слишком жестоко и не поддавалось моему нормальному детскому пониманию...
Но Изидора, как ни в чём не бывало, продолжала рассказывать дальше, и нам ничего не оставалось, как только окунутся с ней снова в её исковерканную, но такую высокую и чистую, не дожитую земную ЖИЗНЬ...
Проснулась я на следующее утро очень поздно. Видимо тот покой, что подарил мне своим прикосновением Север, согрел моё истерзанное сердце, позволяя чуточку расслабиться, чтобы новый день я могла встретить с гордо поднятой головой, что бы этот день мне ни принёс... Анна всё ещё не отвечала – видимо Караффа твёрдо решил не позволять нам общаться, пока я не сломаюсь, или пока у него не появится в этом какая-то большая нужда.
Изолированная от моей милой девочки, но, зная, что она находится рядом, я пыталась придумать разные-преразные способы общения с ней, хотя в душе прекрасно знала – ничего не удастся найти. Караффа имел свой надёжный план, который не собирался менять, согласуя с моим желанием. Скорее уж наоборот – чем больше мне хотелось увидеть Анну, тем дольше он собирался её держать взаперти, не разрешая встречу. Анна изменилась, став очень уверенной и сильной, что меня чуточку пугало, так как, зная её упёртый отцовский характер, я могла только представить, как далеко она могла в своём упорстве пойти... Мне так хотелось, чтобы она жила!.. Чтобы палач Караффы не посягал на её хрупкую, не успевшую даже полностью распуститься, жизнь!.. Чтобы у моей девочки всё ещё было только впереди...
Раздался стук в дверь – на пороге стоял Караффа...
– Как вам почивалось, дорогая Изидора? Надеюсь, близость вашей дочери не доставила хлопот вашему сну?
– Благодарю за заботу, ваше святейшество! Я спала на удивление великолепно! Видимо, именно близость Анны меня успокоила. Смогу ли я сегодня пообщаться со своей дочерью?
Он был сияющим и свежим, будто уже меня сломил, будто уже воплотилась в жизнь его самая большая мечта... Я ненавидела его уверенность в себе и своей победе! Даже если он имел для этого все основания... Даже если я знала, что очень скоро, по воле этого сумасшедшего Папы, уйду навсегда... Я не собиралась ему так просто сдаваться – я желала бороться. До последнего моего вздоха, до последней минуты, отпущенной мне на Земле...