Бог Отец

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Христианство
Портал:Христианство
80px

Библия
Ветхий Завет · Новый Завет
Апокрифы
Евангелие
Десять заповедей
Нагорная проповедь

Троица
Бог Отец
Бог Сын (Иисус Христос)
Бог Святой Дух

История христианства
Хронология христианства
Раннее христианство
Гностическое христианство
Апостолы
Вселенские соборы
Великий раскол
Крестовые походы
Реформация
Народное христианство

Христианское богословие
Грехопадение · Грех · Благодать
Ипостасный союз
Искупительная жертва · Христология
Спасение · Добродетели
Христианское богослужение · Таинства
Церковь · Эсхатология

Ветви христианства
Католицизм · Православие · Протестантизм
Древние восточные церкви · Антитринитаризм
Численность христиан

Критика христианства
Критика Библии · Возможные источники текста Библии


Бог Оте́ц (греч. Ο Θεός Πατήρ, лат. Deus Pater) — в христианском тринитарном богословии Бог Отец — первая, начальная и причинная ипостась Святой Троицы.

Христианство верит, что Он — Творец мира и человека: «Отец — есть предначинательная причина всего существующего»[1]. Догмат о Боге Отце закреплён в Никео-Цареградском Символе веры:

« Ве́рую во Еди́ного Бо́га Отца́ Вседержи́теля, Творца́ не́бу и земли́, ви́димым же всем и неви́димым. »

При этом во всём творении и последующем промышлении об ангелах, о людях, о животных, о растениях, о материальных вещах и стихиях, в равной степени всегда участвуют все три Ипостаси Троицы:

« Словом Господа сотворены небеса, и Духом уст Его — все воинство их.
»

Ириней Лионский называет Превечное Слово (Бог Сын) и Дух двумя руками Отца[2].

Бог Сын назвал всех людей Своими братьями:

« Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.
»
« отцом себе не называйте никого на земле, и́бо один у вас Отец, Который на небесах.
»
« Я сказал: вы — боги, и сыны Всевышнего — все вы.
»

Много писавший о догмате троичности Григорий Богослов даёт следующие характеристики Бога Отца:

  • …будем представлять и называть Отца безначальным и началом — началом как Причину, как Источника, как присносущный Свет…
  • …Отец безначален, потому что ни от кого иного, даже от Себя самого не заимствовал своё бытие.
  • …Дух исходит от Отца: не любопытствуй знать, как исходит.

Греческие богословы считали божественное Лицо Бога Отца началом единства Троицы[3], давшим другим ипостасям их происхождение: «к Единому возводятся Те, Которые происходят от Него, будучи Тремя по вере…»[4]. Поэтому Троица мыслится как Божье Царство — Монархия — Единоначалие Отца — абсолютное Всемогущество в смиренном самопожертвовании.

Согласно христианскому вероучению, Бог Отец познаётся только через Сына Божьего:

« никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть
»

В самом высшем христианском таинстве Евхари́стии — центре жизни православного христианина, почти все молитвы обращены только к Лицу Бога Отца[5].

По причине того, что Бог Отец не являлся людям в видимом образе, Стоглавый собор запретил особые изображения Бога Отца: Сопрестолие, Отечество (икона), Ветхий денми, Распятие в лоне Отчем, Саваоф, Шестоднев, Всевидящее Око, Отче наш, Премудрость Божия и другие. Единственным достойным признано символическое изображение Бога Отца в образе одного из трёх Лиц на иконе Троица преподобного Андрея Рублёва[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Бог ОтецОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Бог ОтецОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Бог Отец[источник не указан 998 дней]. В некоторых православных храмах присутствуют изображения Бога Отца в виде седовласого Старца, вверху иконостаса в чине праотцов, в куполе храма, на иконах[6].

Согласно «Лекциям по философии религии» Гегеля, Бог Отец — первое определение абсолютной идеи. Это чистая идеальность и чистое единство с самим собой, абстрактное мышление всеобщего предмета, диалектически вызывающее абсолютное разделение, а далее триединство[7].





См. также

Напишите отзыв о статье "Бог Отец"

Примечания

  1. Василий Великий. PG 32, 136.
  2. Bishop Kallistos Ware. The Orthodox Way. — London-Oxford, 1979. — P. 44
  3. Лосский В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви (Глава III. Бог-Троица)
  4. Григорий Богослов. PG, t. 36, col. 148 D-149 А.
  5. [http://ruskline.ru/analitika/2013/04/05/pnevmatologicheskoe_izmerenie_evharistii Пневматологическое измерение Евхаристии]
  6. [http://www.sedmitza.ru/text/715337.html Об изображении Бога Отца в Православной Церкви]
  7. см. особенно Гегель Г. В. Ф. Философия религии. В 2 т. Т.2. — С.223-232, то же кратко в «Феноменологии духа»


Отрывок, характеризующий Бог Отец

– А ты приходи когда захочешь, только когда я буду одна, тогда нам никто не сможет мешать, – искренне предложила я. – А к тебе я скоро приду, вот только кончатся праздники. Ты только подожди.
Стелла радостно улыбнулась, и снова «украсив» комнату сумасшедшими цветами и бабочками, исчезла... А мне без неё сразу стало пусто, как будто она унесла с собой частичку радости, которой был наполнен этот чудесный вечер... Я посмотрела на бабушку, ища поддержки, но она о чём-то очень увлечённо беседовала со своей гостьей и на меня никакого внимания не обращала. Всё опять вроде бы встало на свои места, и снова всё было хорошо, но я не переставала думать о Стелле, о том, как она одинока, и как несправедлива иногда почему-то бывает наша Судьба... Так, пообещав себе как можно скорее вернуться к своей верной подружке, я опять полностью «возвратилась» к своим «живым» друзьям, и только папа, очень внимательно целый вечер за мной наблюдавший, смотрел на меня удивлёнными глазами, как будто сильно стараясь понять, где же и что же такое серьёзное он со мной так обидно когда-то «проморгал»...
Когда гости уже начали расходиться по домам, «видящий» мальчик вдруг начал плакать... Когда я его спросила, что же такое случилось, он надул губки и обиженно произнёс:
– А где зе девоська?.. И миска? И бабосек нету...
Мама лишь натянуто улыбнулась в ответ, и быстренько забрав, никак не желающего с нами прощаться, второго сына, ушла домой...
Я была очень расстроена и очень счастлива одновременно!.. Это было впервые, когда я встретила другого малыша, у которого имелся похожий дар... И я дала себе слово не успокоиться, пока не удастся убедить эту «несправедливую» и несчастную маму, каким по-настоящему огромным чудом являлся её малыш... У него, как и у каждого из нас, должно было оставаться право свободного выбора, и его мама не имела права это у него отнимать... Во всяком случае, до тех пор, когда он сам начнёт что-то понимать.
Я подняла глаза и увидела папу, который стоял, оперевшись на дверной косяк, и всё это время с большим интересом за мной наблюдал. Папа подошёл и, ласково обняв меня за плечи, тихонечко произнёс:
– Ну-ка пойдём, ты расскажешь мне, за что это ты здесь так горячо воевала...
И тут же мне стало на душе очень легко и спокойно. Наконец-то он всё-всё узнает и мне больше никогда не придётся ничего от него скрывать! Он был моим лучшим другом, который, к сожалению, не знал даже половины правды о том, в чём по-настоящему заключалась моя жизнь... Это было нечестно и это было несправедливо... И я только сейчас поняла, как странно было всё это время от папы скрывать мою «вторую» жизнь только лишь потому, что маме казалось – папа не поймёт... Я должна была дать ему ещё раньше такой шанс и теперь была очень рада, что могу это сделать хотя бы сейчас...
Удобно устроившись на его любимом диване, мы говорили очень долго... И как же сильно меня обрадовало и удивило то, что, по мере того, как я рассказывала ему о своих невероятных приключениях, папино лицо всё больше и больше светлело!.. Я поняла, что вся моя «невероятная» история его не только не пугает, а наоборот, почему-то делает очень счастливым...
– Я всегда знал, что ты у меня будешь особенной, Светленькая... – когда я закончила, очень серьёзно сказал папа. – Я тобой горжусь. Могу ли я чем-то тебе помочь?
Я была настолько потрясена происшедшим, что ни с того, ни с сего, разревелась навзрыд... Папа баюкал меня в своих руках, как маленького ребёнка, тихонечко что-то нашёптывая, а я, от счастья, что он меня понял, ничего не слышала, только понимала, что все мои ненавистные «тайны» уже позади, и теперь уж точно всё будет хорошо...
Я написала об этом дне рождения потому, что он оставил в моей душе глубокий след чего-то очень важного и очень доброго, без чего мой рассказ о себе наверняка оказался бы неполным...
На следующий день всё снова казалось обычным и каждодневным, как будто и не было вчера того невероятно счастливого дня рождения...