Большой Кремлёвский дворец

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Дворец
Большой Кремлёвский дворец
Главный фасад Большого Кремлёвского дворца
Главный фасад Большого Кремлёвского дворца
Страна Россия
Город Москва, Московский кремль
Конфессия Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Епархия Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). 
Архитектурный стиль Псевдорусский стиль
Автор проекта К. А. Тон
Архитектор Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Основатель Николай I
Первое упоминание Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Дата основания 18381849 годы
Дата упразднения Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Статус Герб России Объект культурного наследия РФ [http://old.kulturnoe-nasledie.ru/monuments.php?id=7710353025 № 7710353025]№ 7710353025
Высота Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Материал Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Сайт Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%91%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%88%D0%BE%D0%B9_%D0%9A%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D1%91%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B4%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B5%D1%86&params=55_45_0.58_N_37_36_56.34_E_type:landmark_region:RU_scale:5000 55°45′00″ с. ш. 37°36′56″ в. д. / 55.7501611° с. ш. 37.6156500° в. д. / 55.7501611; 37.6156500[//maps.google.com/maps?ll=55.7501611,37.6156500&q=55.7501611,37.6156500&spn=0.005,0.005&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=55.7501611&mlon=37.6156500&zoom=16 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=37.6156500,55.7501611&pt=37.6156500,55.7501611&spn=0.005,0.005&l=sat,skl (Я)]

Большо́й Кремлёвский дворе́ц[1][2][3] — один из дворцов Московского Кремля. Построен в 18381849 годах по повелению императора Николая I группой русских архитекторов под руководством К. А. Тона (Н. И. Чичагов, Ф. Ф. Рихтер, П. А. Герасимов, В. А. Бакарёв, Н. А. Шохин[4]).

Длина дворца составляет 125 метров, высота — 47 метров; общая площадь составляет около 25 000 м². Ансамбль дворца включает в себя Теремной дворец, девять церквей (с 14, 16, 17 веков), вестибюль и около 700 комнат. Здание дворца образует прямоугольник с внутренним двором. Пять залов дворца (Георгиевский, Владимирский, Александровский, Андреевский и Екатерининский), названные по имени орденов Российской империи, в настоящее время используются для государственных и дипломатических приёмов и официальных церемоний, а сам дворец является парадной резиденцией Президента Российской Федерации.







Предыстория

Первые дворцы московских царей (кон. XV—XVII вв.)

Первые каменные здания дворцового комплекса были построены итальянским зодчим Алевизом Фрязином в 1499—1508 годах. К концу XVII века в комплекс входили:

Императорские резиденции (1712—1838)

После переноса столицы из Москвы в Санкт-Петербург (1712 г.) кремлёвские дворцы потеряли своё значение, часть помещений стала использоваться московскими отделениями правительственных департаментов, другая часть постепенно ветшала и страдала от пожаров (1715, 1722 и особенно 1737 г.).

Небольшое оживление наступило в 1730-е гг., при царице Анне Иоанновне, когда императорский двор значительную часть времени пребывал в Москве.

Однако процесс разрушения зданий Большого Кремлёвского дворца был связан не столько с техническим состоянием зданий, сколько с их моральным старением — планировка дворца была рассчитана на средневековый быт московских князей и не могла удовлетворять изменившимся потребностям нового времени.

Ещё при Анне Иоанновне неподалёку от Арсенала были возведены новые императорские апартаменты «Зимний Анненгоф» — деревянный дворец в стиле барокко (архитектор Ф.-Б. Растрелли).

При Елизавете Петровне двор возвратился в Петербург, однако было решено построить в Кремле новую императорскую резиденцию — «Новый» или «Зимний дворец» (в качестве летнего использовался дворец Анны Иоанновны «Анненгоф» в Немецкой слободе). В 1749 г. были снесены Средняя Золотая и Набережная палаты, а на их подклетах был выстроен новый дворец в стиле барокко (окончен в 1752 г., архит Ф.-Б. Растрелли). Облик нового дворца в упрощенном виде отдалённо напоминал Большой Петергофский дворец — нижний ярус представлял собой массивный подклет, ритмично прорезанный глубокими арками, верхний этаж представлял собой изящное здание с центральным ризалитом, в котором помещался аудиенц-зал, по бокам от которого располагались жилые покои императрицы и комнаты приближённых.

Следует отметить, что несмотря на строительство нового дворца, здания Кремля воспринимались как часть национальной истории: в 1759 г. был выпущен указ о сохранении прежнего вида кремлёвских стен и башен.

Файл:Bolshoy Kremlevskiy palace by Bazhenov - model 01 by shakko.jpg
Фрагмент гигантского макета Баженова (Музей Архитектуры)

В царствование Екатерины II кремлёвский дворец был признан мало соответствующим величию империи. В 1768 г. архитектором В. И. Баженовым был создан проект и крупномасштабный макет будущего кремлёвского дворца. Дворец должен был занимать всю приречную территорию Кремля, поднимаясь от берега Москва-реки и закрывать собой весь Боровицкий холм и все его постройки. Для этих целей в 1770 г. была разобрана кремлёвская стена вдоль реки с Тайницкими воротами, Петровской, Первой и Второй Безымянной башней. Внутри Кремля были разрушены все монастырские подворья кроме Троицкого, Житный и Денежный дворы, Запасной дворец Бориса Годунова с Верхним Набережным садом, недавно построенная по проекту Ухтомского галерея Оружейной палаты, а также тянувшийся от Архангельского собора на восток по бровке холма корпус приказов, другие древние палаты и церкви.

1 июня 1773 г. произошла торжественная закладка нового дворца. Вскоре дал трещины и стал сползать под гору Архангельский собор, стало ясно, что столь масштабное строительство нецелесообразно. В 1774 году работы были прекращены. Позднее была восстановлена крепостная стена и разобранные ранее башни вдоль Москва-реки (до 1778 г., по проекту М. Ф. Казакова), южный фасад Архангельского собора подпёрли контрфорсами, а прочие древние строения исчезли навсегда.

Отголоском масштабного строительства в Кремле начала 1770-х можно считать возведение здания для московского отделения Сената (современный Сенатский дворец), или, как он назван в проекте, «дома присутственных мест» (1776-88, архитектор М. Ф. Казаков) и строительство, по проекту того же архитектора, нового Митрополичьего дома на территории Чудова монастыря (впоследствии Малый Николаевский дворец).

Работы на существующем здании кремлёвского дворца ограничились обновлением интерьеров и фасадов, устройством мезонина и портика в центре главного фасада жилого этажа, обращённого к реке (около 1800 г., по проекту архитектора Н. А. Львова). После войны 1812 г. здание было восстановлено в формах классицизма (1816—1817 гг, архитекторы А. Н. Бакарев и И. Т. Таманский, по проекту В. П. Стасова) и позднее надстроено ещё одним этажом (1823 г., архитектор В. П. Стасов). Здание приобрело достаточно однообразный облик, характерный для того времени (см. губернаторский дворец в Казанском Кремле) — некоторое оживление в облик главного фасада вносила массивная аркада первого этажа, оставшаяся почти без изменений ещё от дворца Ф.-Б. Растрелли.

История строительства

Файл:Andreyevsky Zal.jpg
Андреевский парадный зал на акварели К. А. Ухтомского (1849). Убранство в русско-византийском стиле разработано Ф. Г. Солнцевым.

Победа в войне 1812 г., начало (после долгих исканий) реализации масштабного проекта храма Христа Спасителя вновь приковали взоры к Кремлёвскому дворцу. Укрупненный масштаб строящегося неподалеку от Кремля храма поставил вопрос о строительстве в Кремле нового здания, символизирующего обновление образа Москвы, возрождения её столичных функций, освященных многовековой традицией. Было решено построить дворец, архитектура которого органично связывалось с древними постройками Кремля.

В 1837 г. составление проекта дворца Николай I поручил своему любимому архитектору Константину Тону, автору проекта храма Христа Спасителя. За образец стилистического решения предполагавшегося дворца К. А. Тону было указано взять проектное решение Коломенского дворца (1836 г., арх. Андрей Штакеншнейдер, проект не осуществлен), в монументальных формах развивавшего композицию кремлёвского Теремного дворца. Общее руководство строительными работами было поручено исполнительному камергеру Льву Боде, который формально находился в подчинении у престарелого князя А. М. Урусова.

В 1839 г., одновременно с храмом Христа Спасителя, началось строительство нового дворца, завершенное в 1849 г. В проектировании и строительстве Большого Кремлёвского дворца принимал участие большой коллектив московских мастеров. В 1838 г. главным архитектором был назначен К. А. Тон, главным художником Ф. Солнцев, «архитекторскими помощниками» — П. А. Герасимов и Н. А. Шохин; Ф. Ф. Рихтер был назначен старшим архитектором, заменявшим К. А. Тона в общих вопросах (только с 1843 г.). Проектированием интерьеров и внутреннего убранства занимались архитекторы Ф. Ф. Рихтер и Н. И. Чичагов[4]. Стажировку на строительстве дворца проходил молодой И. С. Каминский. Освящение дворца состоялось 3 апреля 1849 года в присутствии императора Николая I[5]

Первоначально Большой Кремлёвский дворец и Оружейная палата рассматривались как единый комплекс, который должен был строиться одновременно. В 1842 г. строительство было разделено на две очереди. Освящение готового дворца состоялось с большой пышностью на Пасху 1849 года. Император Николай I лично проинспектировал ансамбль и остался очень доволен. Он пожелал украсить стены в Георгиевской зале мраморными досками с именами всех полков, имеющих георгиевские знамена, начиная с Преображенского.

Парад внутри залы начался с молебствия, которое вёл митрополит Филарет. Затем по знаку государя четверо седых дворцовых гренадеров подняли доску с именем Преображенского полка и начали прибивать её к стене. В ту минуту, когда они дотронулись до доски, Николай, обернувшись к преображенцам, закричал «ура!», которое дружно было принято их рядами. По окончании церемонии император лично повёл солдат смотреть свои новые палаты[6].

Участники строительства были щедро вознаграждены. Например, Боде неожиданно «пожалован был, обойдя при этом 81-го старшего (в том числе двух министров) в обер-гофмейстеры, в президенты Московской дворцовой конторы, Александровской лентой, брильянтовой медалью и одновременно 50 000 рублей серебра; сверх того, один из его сыновей награждён был вдруг и чином и орденом»[6]. Придворные старожилы не могли припомнить подобных проявлений монаршей милости с начала XIX века.

Структура и архитектура

Файл:Spas-na-boru.jpg
Старейший храм Москвы, бережно сохранённый во внутреннем дворе исполинской резиденции

В дворцовый комплекс, помимо вновь построенного здания, были также включены сооружения XVIXVII веков: Грановитая палата, Теремной дворец, Золотая царицына палата и дворцовые церкви, включая древнейшее из сохранившихся до настоящего времени здание Москвы — церковь Рождества Богородицы на Сенях (1393 г.). Во внутреннем пространстве находился один из древнейших храмов столицы — собор Спаса на Бору, снесённый советской властью в 1933 году.

Своим главным фасадом дворец выходит на Кремлёвскую набережную. В наружной отделке здания использованы мотивы Теремного дворца: так, окна выполнены в традициях русского зодчества и украшены резными наличниками с двойными арками и гирькой посередине. Согласно задумке Николая I, дворец должен был стать памятником славы русского воинства. Так, его пять парадных залов — Георгиевский, Андреевский, Александровский, Владимирский и Екатерининский — названы в честь пяти орденов Российской империи, а их оформление выдержано в соответствующей стилистике.

Современное использование дворца

Изначально дворец служил московской резиденцией российских императоров и их семей. После прихода к власти большевиков многие помещения дворца использовались под жильё. С 1934 года в нём проходили сессии Верховного Совета СССР, для чего Андреевский и Александровский залы были сломаны и по проекту архитектора И. А. Иванова-Шица[4] в 1933—1934 годах перестроены в один большой зал заседаний. Однако форма зала в виде вытянутого прямоугольника была неудобна для работы, так как задние ряды были слишком удалены от трибуны и президиума. С 1962 года съезды КПСС были перенесены в Кремлевский дворец съездов, с 1970 г. сессии Верховного Совета СССР переместились в главный зал Кремлевского Президиума.

В 1990 году в зале заседаний проходил первый съезд народных депутатов РСФСР.

По решению Президента России, в 1994—1999 гг. Андреевский и Александровский залы были восстановлены в изначальных формах.

По состоянию на 2014 год Большой Кремлёвский дворец выполняет роль парадной резиденции Президента России. В его залах проходят важные общегосударственные церемониалы, такие как вручение государственных наград или верительных грамот, и пр.

Посещение и осмотр Дворца частными лицами возможно лишь в составе экскурсионных групп по предварительной записи.

Залы дворца

Андреевский зал

Андреевский зал с императорским троном <center>Андреевский зал с императорским троном
<center>Андреевский зал с императорским троном

</div> </div> По личному повелению Николая I ещё при строительстве дворца зал был посвящён Ордену святого апостола Андрея Первозванного. Андреевский зал стал тронным залом большого дворца и главным императорским залом Московского Кремля. В 1932 году был превращён в зал заседаний, где проходили партийные съезды (до 1959 г.) и сессии Верховного Совета СССР, впоследствии — РСФСР и Российской Федерации. Восстановление зала в первоначальных формах осуществлено в 1994—1999 годах.

Александровский зал

Файл:Grand Kremlin Palace Aleksandr hall.jpg
Александровский зал

Примыкающий к Андреевскому Александровский зал получил своё имя в честь Ордена Святого Александра Невского, учреждённого Екатериной I в 1725 году. Также, как и Андреевский зал, в 1930-е годы был разрушен и превращён в зал заседаний Верховного совета СССР. В 1994—1999 годах восстановлен.

Владимирский зал

Зал, названный в честь Ордена святого Владимира, построен на месте древнего Постельного крыльца и связывая воедино постройки XV—XX веков, представляет собой некий аналог крытого внутреннего двора, свет в который попадает сквозь круглое окно светового фонаря в вершине купола. Из Владимирского зала можно попасть в Святые Сени Грановитой палаты, Георгиевский зал, Теремной дворец и другие помещения Кремлёвского дворца. Стены и пилястры зала облицованы розовым мрамором.

Георгиевский зал

Один из самых парадных залов дворца — Георгиевский. Был назван в честь Ордена святого Георгия Победоносца, утверждённого Екатериной II в 1769 году и ставшего высшей военной наградой Российской империи. Белое с золотом большое парадное помещение Георгия Победоносца, по выражению Митрополита Филарета, предназначено быть храмом славы победоносного русского воинства. На стенах Георгиевского зала изображены золотые звёзды и орденские повязки с девизом «За службу и храбрость».

Екатерининский зал

Екатерининский зал, расположенный в Парадной половине дворца, в прошлые века был тронным залом российских императриц. Получил своё название в честь единственного женского ордена в России — Ордена Святой Екатерины, учреждённого в 1714 году. Зал украшают пилястры на массивных столбах, стоящих по сторонам от входа, с узорами из мельчайших кусочков малахита. В отделке Екатерининского зала широко используются лепные украшения. Орнамент паркета был разработан академиком Ф. Г. Солнцевым[7].

В кино

В 1955 году во дворце проходили съёмки фильма «Весенние голоса»[8].

Напишите отзыв о статье "Большой Кремлёвский дворец"

Литература

  • Либсон В. Я., Домшлак М. И., Аренкова Ю. И. и др. Кремль. Китай-город. Центральные площади // Памятники архитектуры Москвы. — М.: Искусство, 1983. — 504 с. — 25 000 экз.
  • Большой Кремлёвский дворец: указатель к его обозрению / Сост. С. П. Бартенев. — М.: Синодальная типография, 1909. — 140 с.

Примечания

  1. [http://kulturnoe-nasledie.ru/monuments.php?id=7710353025 Большой Кремлёвский дворец]
  2. [http://www.kreml.ru/ru/kremlin/buildings/BKD/ Большой Кремлёвский дворец]
  3. [http://slovari.yandex.ru/~книги/Гуманитарный%20словарь/Большой%20Кремлёвский%20дворец/ Большой Кремлёвский дворец] — статья из Гуманитарного словаря
  4. 1 2 3 Памятники архитектуры, 1983, с. 339.
  5. Пятидесятилетие московского Кремлёвского дворца // Неделя строителя. — 1899. — № 16. — С. 126.
  6. 1 2 М. Корф. Записки. М.: Захаров, 2003. Стр. 461—463.
  7. [http://dic.academic.ru/dic.nsf/es/9442/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%88%D0%BE%D0%B9 Большой Кремлёвский дворец // dic.academic.ru]
  8. [http://www.ruskino.ru/mov/7089 Весенние голоса] на сайте ruskino.ru

Ссылки

  • Государственный историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль». [http://www.kreml.ru/ru/main/kremlin/buildings/BKD/ Большой Кремлёвский дворец]. Проверено 14 апреля 2008. [http://www.webcitation.org/65ne1iOBw Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].  (рус.)
  • Официальный сайт президента России. [http://www.kremlin.ru/articles/buildings05.shtml Большой Кремлёвский дворец]. Проверено 14 апреля 2008. [http://www.webcitation.org/65ne3VXaK Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].  (рус.)
  • Официальный сайт президента России. [http://www.kremlin.ru/articles/atributes10.shtml Большой Кремлёвский дворец]. — Резиденции президента. Проверено 14 апреля 2008. [http://www.webcitation.org/65ne4N4ag Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].  (рус.)
  • Россия Великая. [http://russia.rin.ru/guides/11176.html Большой Кремлёвский Дворец]. Проверено 14 апреля 2008.  (рус.)
  • [http://polikliet.livejournal.com/29299.html Большой Кремлёвский Дворец. Фотографии из блогов]. [http://www.webcitation.org/65ne5dEVk Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].

Отрывок, характеризующий Большой Кремлёвский дворец

Я только собралась ей ответить, как вдруг неожиданно появилась молодая темноволосая женщина, и, не успев ничего сказать, опять исчезла.
– Мама, мама, а вот и ты!!! – счастливо закричала Катя. – Я же говорила, что она придёт, говорила же!!!
Я поняла, что жизнь женщины видимо в данный момент «висит на волоске», и её сущность на какое-то мгновение просто оказалась вышибленной из своего физического тела.
– Ну и где же она?!.. – расстроилась Катя. – Она же только что здесь была!..
Девочка видимо очень устала от такого огромного наплыва самых разных эмоций, и её личико стало очень бледным, беспомощным и печальным... Она крепко-накрепко вцепилась в руку своему брату, как будто ища у него поддержки, и тихо прошептала:
– И все вокруг нас не видят... Что же это такое, папа?..
Она вдруг стала похожа на маленькую, грустную старушечку, которая в полной растерянности смотрит своими чистыми глазами на такой знакомый белый свет, и никак не может понять – куда же теперь ей идти, где же теперь её мама, и где теперь её дом?.. Она поворачивалась то к своему грустному брату, то к одиноко стоявшему и, казалось бы, полностью ко всему безразличному отцу. Но ни один из них не имел ответа на её простой детский вопрос и бедной девчушке вдруг стало по-настоящему очень страшно....
– А ты с нами побудешь? – смотря на меня своими большими глазёнками, жалобно спросила она.
– Ну, конечно побуду, если ты этого хочешь, – тут же заверила я.
И мне очень захотелось её крепко по-дружески обнять, чтобы хоть чуточку согреть её маленькое и такое испуганное сердечко...
– Кто ты, девочка? – неожиданно спросил отец. – Просто человек, только немножко «другой», – чуть смутившись ответила я. – Я могу слышать и видеть тех, кто «ушёл»... как вот вы сейчас.
– Мы ведь умерли, правда? – уже спокойнее спросил он.
– Да, – честно ответила я.
– И что же теперь с нами будет?
– Вы будете жить, только уже в другом мире. И он не такой уж плохой, поверьте!.. Просто вам надо к нему привыкнуть и полюбить.
– А разве после смерти ЖИВУТ?.. – всё ещё не веря, спрашивал отец.
– Живут. Но уже не здесь, – ответила я. – Вы чувствуете всё так же, как раньше, но это уже другой, не ваш привычный мир. Ваша жена ещё находится там, так же, как и я. Но вы уже перешли «границу» и теперь вы на другой стороне, – не зная, как точнее объяснить, пыталась «достучаться» до него я.
– А она тоже когда-нибудь к нам придёт? – вдруг спросила девчушка.
– Когда-нибудь, да, – ответила я.
– Ну, тогда я её подожду – уверенно заявила довольная малышка. – И мы опять будем все вместе, правда, папа? Ты же хочешь чтобы мама опять была с нами, правда ведь?..
Её огромные серые глаза сияли, как звёздочки, в надежде, что её любимая мама в один прекрасный день тоже будет здесь, в её новом мире, даже не понимая, что этот ЕЁ теперешний мир для мамы будет не более и не менее, как просто смерть...
И, как оказалось, долго малышке ждать не пришлось... Её любимая мама появилась опять... Она была очень печальной и чуточку растерянной, но держалась намного лучше, чем до дикости перепуганный отец, который сейчас уже, к моей искренней радости, понемножку приходил в себя.
Интересно то, что за время моего общение с таким огромным количеством сущностей умерших, я почти с уверенностью могла бы сказать, что женщины принимали «шок смерти» намного увереннее и спокойнее, чем это делали мужчины. Я тогда ещё не могла понять причины этого любопытного наблюдения, но точно знала, что это именно так. Возможно, они глубже и тяжелее переносили боль вины за оставленных ими в «живом» мире детей, или за ту боль, которую их смерть приносила родным и близким. Но именно страх смерти у большинства из них (в отличии от мужчин) почти что начисто отсутствовал. Могло ли это в какой-то мере объясняться тем, что они сами дарили самое ценное, что имелось на нашей земле – человеческую жизнь? Ответа на этот вопрос тогда ещё у меня, к сожалению, не было...
– Мамочка, мама! А они говорили, что ты ещё долго не придёшь! А ты уже здесь!!! Я же знала, что ты нас не оставишь! – верещала маленькая Катя, задыхаясь от восторга. – Теперь мы опять все вместе и теперь будет всё хорошо!
И как же грустно было наблюдать, как вся эта милая дружная семья старалась уберечь свою маленькую дочь и сестру от сознания того, что это совсем не так уж и хорошо, что они опять все вместе, и что ни у одного из них, к сожалению, уже не осталось ни малейшего шанса на свою оставшуюся непрожитую жизнь... И что каждый из них искренне предпочёл бы, чтобы хоть кто-то из их семьи остался бы в живых... А маленькая Катя всё ещё что-то невинно и счастливо лопотала, радуясь, что опять они все одна семья и опять совершенно «всё хорошо»...
Мама печально улыбалась, стараясь показать, что она тоже рада и счастлива... а душа её, как раненная птица, криком кричала о её несчастных, так мало проживших малышах...
Вдруг она как бы «отделила» своего мужа и себя от детей какой-то прозрачной «стеной» и, смотря прямо на него, нежно коснулась его щеки.
– Валерий, пожалуйста, посмотри на меня – тихо проговорила женщина. – Что же мы будем делать?.. Это ведь смерть, правда, же?
Он поднял на неё свои большие серые глаза, в которых плескалась такая смертельная тоска, что теперь уже мне вместо него захотелось по-волчьи завыть, потому что принимать всё это в душу было почти невозможно...
– Как же могло произойти такое?.. За что же им-то?!.. – опять спросила Валерия жена. – Что же нам теперь делать, скажи?
Но он ничего не мог ей ответить, ни, тем более, что-то предложить. Он просто был мёртв, и о том, что бывает «после», к сожалению, ничего не знал, так же, как и все остальные люди, жившие в то «тёмное» время, когда всем и каждому тяжелейшим «молотом лжи» буквально вбивалось в голову, что «после» уже ничего больше нет и, что человеческая жизнь кончается в этот скорбный и страшный момент физической смерти...
– Папа, мама, и куда мы теперь пойдём? – жизнерадостно спросила девчушка. Казалось, теперь, когда все были в сборе, она была опять полностью счастлива и готова была продолжать свою жизнь даже в таком незнакомом для неё существовании.
– Ой, мамочка, а моя ручка прошла через скамейку!!! А как же теперь мне сесть?.. – удивилась малышка.
Но не успела мама ответить, как вдруг прямо над ними воздух засверкал всеми цветами радуги и начал сгущаться, превращаясь в изумительной красоты голубой канал, очень похожий на тот, который я видела во время моего неудачного «купания» в нашей реке. Канал сверкал и переливался тысячами звёздочек и всё плотнее и плотнее окутывал остолбеневшую семью.
– Я не знаю кто ты, девочка, но ты что-то знаешь об этом – неожиданно обратилась ко мне мать. – Скажи, мы должны туда идти?
– Боюсь, что да, – как можно спокойнее ответила я. – Это ваш новый мир, в котором вы будете жить. И он очень красивый. Он понравится вам.
Мне было чуточку грустно, что они уходят так скоро, но я понимала, что так будет лучше, и, что они не успеют даже по настоящему пожалеть о потерянном, так как им сразу же придётся принимать свой новый мир и свою новую жизнь...
– Ой, мамочка, мама, как красиво!!! Почти, как Новый Год!.. Видас, Видас, правда красиво?! – счастливо лепетала малышка. – Ну, пойдём-те же, пойдёмте, чего же вы ждёте!
Мама грустно мне улыбнулась и ласково сказала:
– Прощай, девочка. Кто бы ты ни была – счастья тебе в этом мире...
И, обняв своих малышей, повернулась к светящемуся каналу. Все они, кроме маленькой Кати, были очень грустными и явно сильно волновались. Им приходилось оставлять всё, что было так привычно и так хорошо знакомо, и «идти» неизвестно куда. И, к сожалению, никакого выбора у них в данной ситуации не было...
Вдруг в середине светящегося канала уплотнилась светящаяся женская фигура и начала плавно приближаться к сбившемуся «в кучку» ошарашенному семейству.
– Алиса?.. – неуверенно произнесла мать, пристально всматриваясь в новую гостью.
Сущность улыбаясь протянула руки к женщине, как бы приглашая в свои объятия.
– Алиса, это правда ты?!..
– Вот мы и встретились, родная, – произнесло светящее существо. – Неужели вы все?.. Ох, как жаль!.. Рано им пока... Как жаль...
– Мамочка, мама, кто это? – шёпотом спросила ошарашенная ма-лышка. – Какая она красивая!.. Кто это, мама?
– Это твоя тётя, милая, – ласково ответила мать.
– Тётя?! Ой как хорошо – новая тётя!!! А она кто? – не унималась любопытная девчушка.
– Она моя сестра, Алиса. Ты её никогда не видела. Она ушла в этот «другой» мир когда тебя ещё не было.
– Ну, тогда это было очень давно, – уверенно констатировала «неоспоримый факт» маленькая Катя...
Светящаяся «тётя» грустно улыбалась, наблюдая свою жизнерадостную и ничего плохого в этой новой жизненной ситуации не подозревавшую маленькую племянницу. А та себе весело подпрыгивала на одной ножке, пробуя своё необычное «новое тело» и, оставшись им совершенно довольной, вопросительно уставилась на взрослых, ожидая, когда же они наконец-то пойдут в тот необыкновенный светящийся их «новый мир»... Она казалась опять совершенно счастливой, так как вся её семья была здесь, что означало – у них «всё прекрасно» и не надо ни о чём больше волноваться... Её крошечный детский мирок был опять привычно защищён любимыми ею людьми и она больше не должна была думать о том, что же с ними такое сегодня случилось и просто ждала, что там будет дальше.
Алиса очень внимательно на меня посмотрела и ласково произнесла:
– А тебе ещё рано, девочка, у тебя ещё долгий путь впереди...
Светящийся голубой канал всё ещё сверкал и переливался, но мне вдруг показалось, что свечение стало слабее, и как бы отвечая на мою мысль, «тётя» произнесла:
– Нам уже пора, родные мои. Этот мир вам уже больше не нужен...
Она приняла их всех в свои объятия (чему я на мгновение удивилась, так как она как бы вдруг стала больше) и светящийся канал исчез вместе с милой девочкой Катей и всей её чудесной семьёй... Стало пусто и грустно, как будто я опять потеряла кого-то близкого, как это случалось почти всегда после новой встречи с «уходящими»...
– Девочка, с тобой всё в порядке? – услышала я чей-то встревоженный голос.
Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием.
Вечер был таким же чудесным и тёплым, и вокруг всё оставалось точно так же, как было всего лишь какой-то час назад... только мне уже не хотелось больше гулять.
Чьи-то хрупкие, хорошие жизни только что так легко оборвавшись, белым облачком улетели в другой мир, и мне стало вдруг очень печально, как будто вместе с ними улетела капелька моей одинокой души... Очень хотелось верить, что милая девочка Катя обретёт хоть какое-то счастье в ожидании своего возвращения «домой»... И было искренне жаль всех тех, кто не имел приходящих «тётей», чтобы хоть чуточку облегчить свой страх, и кто в ужасе метался уходя в тот дугой, незнакомый и пугающий мир, даже не представляя, что их там ждёт, и не веря, что это всё ещё продолжается их «драгоценная и единственная» ЖИЗНЬ...

Незаметно летели дни. Проходили недели. Понемногу я стала привыкать к своим необычным каждодневным визитёрам... Ведь все, даже самые неординарные события, которые мы воспринимаем в начале чуть ли не как чудо, становятся обычным явлениям, если они повторяются регулярно. Вот так и мои чудесные «гости», которые в начале меня так сильно изумляли, стали для меня уже почти что обычным явлением, в которое я честно вкладывала часть своего сердца и готова была отдать намного больше, если только это могло бы кому-то помочь. Но невозможно было вобрать в себя всю ту нескончаемую людскую боль, не захлебнувшись ею и не разрушив при этом себя саму. Поэтому я стала намного осторожнее и старалась помогать уже не открывая при этом все «шлюзы» своих бушующих эмоций, а пыталась оставаться как можно более спокойной и, к своему величайшему удивлению, очень скоро заметила, что именно таким образом я могу намного больше и эффективнее помочь, совершенно при этом не уставая и тратя на всё это намного меньше своих жизненных сил.
Казалось бы, моё сердце давно должно было бы «замкнуться», окунувшись в такой «водопад» человеческой грусти и тоски, но видимо радость за наконец-то обретённый столь желанный покой тех, кому удавалось помочь, намного превышала любую грусть, и мне хотелось делать это без конца, насколько тогда хватало моих, к сожалению, всего лишь ещё детских, сил.
Так я продолжала непрерывно с кем-то беседовать, кого-то где-то искать, кому-то что-то доказывать, кого-то в чём-то убеждать, а если удавалось, кого-то даже и успокаивать…
Все «случаи» были чем-то друг на друга похожи, и все они состояли из одинаковых желаний «исправить» что-то, что в «прошедшей» жизни не успели прожить или сделать правильно. Но иногда случалось и что-то не совсем обычное и яркое, что накрепко отпечатывалось в моей памяти, заставляя снова и снова к этому возвращаться…
В момент «ихнего» появления я спокойно сидела у окна и рисовала розы для моего школьного домашнего задания. Как вдруг очень чётко услышала тоненький, но очень настойчивый детский голосок, который почему-то шёпотом произнёс:
– Мама, мамочка, ну, пожалуйста! Мы только попробуем… Я тебе обещаю… Давай попробуем?..
Воздух посередине комнаты уплотнился, и появились две, очень похожие друг на друга, сущности, как потом выяснилось – мама и её маленькая дочь. Я ждала молча, удивлённо за ними наблюдая, так как до сих пор ко мне всегда приходили исключительно по одному. Поэтому, вначале я подумала, что одна из них вероятнее всего должна быть такая же, как я – живая. Но никак не могла определить – которая, так как, по моему восприятию, живых среди этих двух не было...
Женщина всё молчала, и девочка, видимо не выдержав дольше, чуть-чуть до неё дотронувшись, тихонько прошептала:
– Мама!..
Но никакой реакции не последовало. Мать казалась абсолютно ко всему безразличной, и лишь рядом звучавший тоненький детский голосок иногда способен был вырвать её на какое-то время из этого жуткого оцепенения и зажечь маленькую искорку в, казалось, навсегда погасших зелёных глазах...
Девочка же наоборот – была весёлой и очень подвижной и, казалось, чувствовала себя совершенно счастливой в том мире, в котором она в данный момент обитала.
Я никак не могла понять, что же здесь не так и старалась держаться как можно спокойнее, чтобы не спугнуть своих странных гостей.
– Мама, мама, ну говори же!!! – видно опять не выдержала девчушка.
На вид ей было не больше пяти-шести лет, но главенствующей в этой странной компании, видимо, была именно она. Женщина же всё время молчала.
Я решила попробовать «растопить лёд» и как можно ласковее спросила:
– Скажите, могу ли я вам чем-то помочь?
Женщина грустно на меня посмотрела и наконец-то проговорила:
– Разве мне можно помочь? Я убила свою дочь!..
У меня мурашки поползли по коже от такого признания. Но девочку это, видимо, абсолютно не смутило и она спокойно произнесла:
– Это неправда, мама.
– А как же было на самом деле? – осторожно спросила я.
– На нас наехала страшно большая машина, а мама была за рулём. Она думает, что это её вина, что она не могла меня спасти. – Тоном маленького профессора терпеливо объяснила девочка. – И вот теперь мама не хочет жить даже здесь, а я не могу ей доказать, как сильно она мне нужна.
– И что бы ты хотела, чтобы сделала я? – спросила я её.
– Пожалуйста, не могла бы ты попросить моего папу, чтобы он перестал маму во всём обвинять? – вдруг очень грустно спросила девочка. – Я очень здесь с ней счастлива, а когда мы ходим посмотреть на папу, она потом надолго становится такой, как сейчас…
И тут я поняла, что отец видимо очень любил эту малышку и, не имея другой возможности излить куда-то свою боль, во всём случившимся обвинял её мать.
– Хотите ли вы этого также? – мягко спросила у женщины я.
Она лишь грустно кивнула и опять намертво замкнулась в своём скорбном мире, не пуская туда никого, включая и так беспокоившуюся за неё маленькую дочь.
– Папа хороший, он просто не знает, что мы ещё живём. – Тихо сказала девочка. – Пожалуйста, ты скажи ему…
Наверное, нет ничего страшнее на свете, чем чувствовать на себе такую вину, какую чувствовала она... Её звали Кристина. При жизни она была жизнерадостной и очень счастливой женщиной, которой, во время её гибели, было всего лишь двадцать шесть лет. Муж её обожал…
Её маленькую дочурку звали Вэста, и она была первым в этой счастливой семье ребёнком, которого обожали все, а отец просто не чаял в ней души…
Самого же главу семьи звали Артур, и он был таким же весёлым, жизнерадостным человеком, каким до смерти была его жена. И вот теперь никто и ничто не могло ему помочь найти хоть какой-то покой в его истерзанной болью душе. И он растил в себе ненависть к любимому человеку, своей жене, пытаясь этим оградить своё сердце от полного крушения.
– Пожалуйста, если ты пойдёшь к папе, не пугайся его… Он иногда бывает странным, но это когда он «не настоящий». – Прошептала девочка. И чувствовалось, что ей неприятно было об этом говорить.
Я не хотела спрашивать и этим ещё больше её огорчать, поэтому решила, что разберусь сама.
Я спросила у Вэсты, кто из них хочет мне показать, где они жили до своей гибели, и живёт ли там всё ещё её отец? Место, которое они назвали, меня чуть огорчило, так как это было довольно-таки далеко от моего дома, и чтобы добраться туда, требовалось немало времени. Поэтому так сразу я не могла ничего придумать и спросила моих новых знакомых, смогут ли они появиться вновь хотя бы через несколько дней? И получив утвердительный ответ, «железно» им пообещала, что обязательно встречусь за это время с их мужем и отцом.
Вэста лукаво на меня глянула и сказала:
– Если папа не захочет тебя сразу выслушать, ты скажи ему, что его «лисёнок» очень по нему скучает. Так папа называл меня только, когда мы были с ним одни, и кроме него этого не знает больше никто...
Её лукавое личико вдруг стало очень печальным, видимо вспомнив что-то очень ей дорогое, и она вправду стала чем-то похожа на маленького лисёнка…
– Хорошо, если он мне не поверит – я ему это скажу. – Пообещала я.
Фигуры, мягко мерцая, исчезли. А я всё сидела на своём стуле, напряжённо пытаясь сообразить, как же мне выиграть у моих домашних хотя бы два-три свободных часа, чтобы иметь возможность сдержать данное слово и посетить разочарованного жизнью отца...
В то время «два-три часа» вне дома было для меня довольно-таки длинным промежутком времени, за который мне стопроцентно пришлось бы отчитываться перед бабушкой или мамой. А, так как врать у меня никогда не получалось, то надо было срочно придумать какой-то реальный повод для ухода из дома на такое длительное время.