Бонифаций IV

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Бонифаций IV
лат. Bonifatius PP. IV<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Бонифаций IV</td></tr>
67-й папа римский
25 августа 608 — 8 мая 615
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Бонифаций III
Преемник: Адеодат I
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Бонифаций IV (лат. Bonifatius PP. IV; ? — 8 мая 615) — папа римский с 25 августа 608 по 8 мая 615 года. Святой католической церкви.





Жизнь

Бонифаций был сыном врача Иоанна и происходил из племени марсиев из города Валерии (в Абруццо).

Он занял папский престол вслед за Бонифацием III, после того, как престол оставался вакантным более девяти месяцев. Интронизация Бонифация IV состоялась 25 августа (по сведениям Луи Дюшена) или 15 сентября (по Филиппу Яффе) 608 года. Во времена папы Григория I он был дьяконом Римской Церкви и занимал должность диспенсатора - чиновника по земелным делам епархий.

При Бонифации в 608 году императором Фокой христианам был передан языческий Пантеон. В нём папой была освящена церковь Св. Марии и всех мучеников — S-Maria Rotonda. Двадцать восемь возов священных костей, как говорили, были вывезены из катакомб и помещены в порфировых бассейне под алтарем храма.

Во время понтификата Бонифация Меллит, первый епископ Лондона, отправился в Рим, чтобы обратиться к папе за ответами на вопросы, относящиеся к вновь созданной английской церкви. Меллит также получил разъяснения по вопросам жизни монастырей и монашеского бытия и взял в обратный путь письма от папы к Лаврентию, архиепископу Кентерберийского, и всему духовенству, к королю Этельберту Кентскому и всему английскому народу о канонах, которые должны были соблюдаться в английской церкви.

Бонифаций был современником святого Колумбана. Между 612 и 615 годами ирландский миссионер Колумбан, живший в это время в Боббио в Италии, был убежден Агилульфом, королём лангобардов, обратиться с письмом к папе, осуждая "Три главы".

Бонифаций превратил свой собственный дом в монастырь, где он вышел в отставку и умер, по разным данным, либо 8 мая, либо 25 мая 615 года. Он был похоронен в притворе собора Святого Петра. Бонифаций не пользовался популярностью, так как время его правления сопровождалось различными бедствиями. Тем не менее, он был канонизирован католической церковью. День памяти — 25 мая.

Напишите отзыв о статье "Бонифаций IV"

Ссылки

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Бонифаций IV

Я показала ей свою защиту и, к моему величайшему удивлению, она сделала это очень легко, даже не задумываясь. Я очень обрадовалась, так как это сильно облегчало наш «поход».
– Ну что, готовы?.. – видимо, чтобы её подбодрить, весело улыбнулась Стелла.
Мы окунулись в сверкающую мглу и, через несколько коротких секунд, уже «плыли» по серебристой дорожке Астрального уровня...
– Здесь очень красиво...– прошептала Изольда, – но я видела его в другом, не таком светлом месте...
– Это тоже здесь... Только чуточку ниже, – успокоила её я. – Вот увидите, сейчас мы его найдём.
Мы «проскользнули» чуть глубже, и я уже готова была увидеть обычную «жутко-гнетущую» нижнеастральную реальность, но, к моему удивлению, ничего похожего не произошло... Мы попали в довольно таки приятный, но, правда, очень хмурый и какой-то печальный, пейзаж. О каменистый берег тёмно-синего моря плескались тяжёлые, мутные волны... Лениво «гонясь» одна за другой, они «стукались» о берег и нехотя, медленно, возвращались обратно, таща за собой серый песок и мелкие, чёрные, блестящие камушки. Дальше виднелась величественная, огромная, тёмно-зелёная гора, вершина которой застенчиво пряталась за серыми, набухшими облаками. Небо было тяжёлым, но не пугающим, полностью укрытым серыми, облаками. По берегу местами росли скупые карликовые кустики каких-то незнакомых растений. Опять же – пейзаж был хмурым, но достаточно «нормальным», во всяком случае, напоминал один из тех, который можно было увидеть на земле в дождливый, очень пасмурный день... И того «кричащего ужаса», как остальные, виденные нами на этом «этаже» места, он нам не внушал...
На берегу этого «тяжёлого», тёмного моря, глубоко задумавшись, сидел одинокий человек. Он казался совсем ещё молодым и довольно-таки красивым, но был очень печальным, и никакого внимания на нас, подошедших, не обращал.
– Сокол мой ясный... Тристанушка... – прерывающимся голосом прошептала Изольда.
Она была бледна и застывшая, как смерть... Стелла, испугавшись, тронула её за руку, но девушка не видела и не слышала ничего вокруг, а только не отрываясь смотрела на своего ненаглядного Тристана... Казалось, она хотела впитать в себя каждую его чёрточку... каждый волосок... родной изгиб его губ... тепло его карих глаз... чтобы сохранить это в своём исстрадавшемся сердце навечно, а возможно даже и пронести в свою следующую «земную» жизнь...
– Льдинушка моя светлая... Солнце моё... Уходи, не мучай меня... – Тристан испуганно смотрел на неё, не желая поверить, что это явь, и закрываясь от болезненного «видения» руками, повторял: – Уходи, радость моя... Уходи теперь...
Не в состоянии более наблюдать эту душераздирающую сцену, мы со Стеллой решили вмешаться...
– Простите пожалуйста нас, Тристан, но это не видение, это ваша Изольда! Притом, самая настоящая...– ласково произнесла Стелла. – Поэтому лучше примите её, не раньте больше...
– Льдинушка, ты ли это?.. Сколько раз я видел тебя вот так, и сколько терял!... Ты всегда исчезала, как только я пытался заговорить с тобой, – он осторожно протянул к ней руки, будто боясь спугнуть, а она, забыв всё на свете, кинулась ему на шею и застыла, будто хотела так и остаться, слившись с ним в одно, теперь уже не расставаясь навечно...