Бонифаций IX

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Бонифаций IX
Bonifacius PP. IX<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Бонифаций IX</td></tr>
203-й папа римский
2 ноября 1389 — 1 октября 1404
Коронация: 9 ноября 1389
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Урбан VI
Преемник: Иннокентий VII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Пьетро Томачелли
Оригинал имени
при рождении:
Pietro Tomacelli
Рождение: 1356(1356)
Неаполь, Неаполитанское королевство
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: неизвестно
Епископская хиротония: 1389
Кардинал с: 1381
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Бонифаций IX (лат. Bonifacius PP. IX, в миру — Пьетро Томачелли, итал. Pietro Tomacelli; 1356 — 1 октября 1404) — папа римский с 2 ноября 1389 по 1 октября 1404 года.





Биография

Пьетро Томачелли был родом из Неаполя и происходил из старой, но бедной семьи барона Казарано. Хронист Дитрих из Нихайма утверждал, что он был неграмотен [1]. Был кардиналом-диаконом Сан-Джорджио-ин-Велабро с 1381 года. Самый молодой папа римский XIV столетия.

Через несколько лет после избрания Бонифация на трон Святого Петра в Авиньоне был провозглашён папой преемник Климента VII —- Бенедикт XIII. Раскол не только продолжался, но ещё более углублялся. На стороне авиньонских пап были королевские дворы Франции, Неаполя, Шотландии, отчасти Германии. Папу, пребывавшего в Риме, поддерживали Англия, Португалия и Венгрия. Другие страны сохраняли нейтралитет [2].

В 1391 году в Риме состоялась канонизация Бригитты Шведской.

Во время правления Бонифация IX были отпразднованы два юбилейных года в Риме. Празднование 1390 года было подготовлено еще его предшественником Урбаном VI. Несколько городов Германии получили «юбилейные привилегии» - так назвали индульгенции - но проповедь индульгенций привела к злоупотреблениям и скандалам. Юбилей 1400 года привел в Рим огромные толпы паломников, особенно из Франции. Несмотря на чуму, Бонифаций IX остался в городе.

Антипапа Климент VII умер в Авиньоне 16 сентября 1394 года, но французские кардиналы быстро избрали его преемником 28 сентября кардинала Педро де Луна, принявшего имя Бенедикт XIII. В течение следующих нескольких лет Бонифация IX убеждали отречься от престола даже его самые верные сторонники - король Англии Ричард II (1396) и король Германии Вацлав IV (1398). Однако папа отказался.

К концу XIV века по Европе стало распространяться флагеллантство. "Белые кающиеся" проходили по улицам городов с белыми капюшонами на головах, хлеща себя плетками, чтобы повторить крестный путь Христа на Голгофу. Впереди процессии неизменно шел человек с большим крестом на плечах. Ввиду этого, флагеллантство вызвало неприятие у официальной церкви. Примерно в 1399 году подобная процессия подошла к Риму, собрав сторонников по пути. Бонифаций IX и римская курия первоначально поддержала энтузиазм "Кающихся", но когда они вошли в Рим, папа приказал схватить лидера процессии и сжечь его на на костре, после чего флагелланты разошлись.

В Англии антипапские проповеди Джона Виклифа встретили одобрение высшего духовенства и короля. В итоге английский парламент утвердил и расширил полномочия Эдуарда III, предоставив ему право налагать вето на папские назначения в Англии. Бонифаций IX был вынужден отступить и в итоге признать это решение.

В 1398 и 1399 годах Бонифаций IX обращался к христианской Европе в пользу византийского императора Мануила II Палеолога и находившегося под османской угрозой Константинополя, но энтузиазма для нового крестового похода никто не проявил.

20 августа 1400 года в Германии князья свергли короля Вацлава IV и возвели на трон Рупрехта, герцога Баварии. В 1403 году Бонифаций IX утвердив низложение Вацлава и признал Рупрехта.

Бонифаций IX не сделал ничего, чтобы ликвидировать схизму. В период его понтификата процветали непотизм, торговля индульгенциями и далеко зашедший куриальный бюрократизм.

Бонифаций IX умер в 1404 году после непродолжительной болезни.

Напишите отзыв о статье "Бонифаций IX"

Примечания

  1. Pastor, The History of the Popes: From the Close of the Middle Ages (1906), vol. i, p 165.
  2. Richard P. McBrien, Lives of the Popes, (HarperCollins, 2000), 249.

Литература

Папы и антипапы периода Великого западного раскола
<timeline>

ImageSize = width:600 height:200 PlotArea = width:460 height:109 left:80 bottom:71 AlignBars = justify

Colors =

 id:rome value:rgb(0.6,0.85,1)  legend:Рим_(папы)
 id:avignon value:rgb(1,0.75,0.75)  legend:Авиньон_(антипапы)
 id:pisan value:rgb(0.4,0.9,0.4)  legend:Пиза_(антипапы)
 id:black value:black
 id:canvas value:gray(0.98)

BackgroundColors = canvas:canvas

Period = from:1378 till:1418 TimeAxis = orientation:horizontal ScaleMajor = unit:year increment:10 start:1378 ScaleMinor = unit:year increment:1 start:1378

BarData =

 bar:Rome text:
 bar:Avignon text:
 bar:Pisan text:

PlotData =

 align:center textcolor:black fontsize:M mark:(line,black) width:25 shift:(0,-5)
 bar:Rome color:rome
 from:1378.3 till:1389.8 text:Урбан VI
 from:1389.8 till:1404.8 text:Бонифаций IX
 from:1404.8 till:1406.9 text:"Иннокентий~VII" shift:(-2,2)
 from:1406.9 till:1415.5 text:"Григорий XII" shift:(4,-8)
 bar:Avignon color:avignon
 from:1378.7 till:1394.7 text:Климент VII
 from:1394.7 till:1417.6 text:Бенедикт XIII


 bar:Pisan color:pisan
 from:1409.5 till:1410.3 text:"Александр V" shift:(-33,-5)
 from:1410.3 till:1415.5 text:"Иоанн~XXIII" shift:(0,2)

TextData =

 fontsize:M
 pos:(1,160) text:"Григорий XI"
 pos:(530,160) text:"Мартин V"


Legend = orientation:horizontal position:bottom


</timeline>

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Бонифаций IX

На следующий день была пятница, и моя бабушка, как обычно собиралась на рынок, что она делала почти каждую неделю, хотя, если честно, большой надобности в этом не было, так как очень многие фрукты и овощи росли в нашем саду, а остальными продуктами обычно были битком набиты все ближайшие продовольственные магазины. Поэтому, такой еженедельный «поход» на рынок наверняка был просто-напросто символичным – бабушка иногда любила просто «проветриться», встречаясь со своими друзьями и знакомыми, а также принести всем нам с рынка что-то «особенно вкусненькое» на выходные дни.
Я долго крутилась вокруг неё, ничего не в силах придумать, как бабушка вдруг спокойно спросила:
– Ну и что тебе не сидится, или приспичило что?..
– Мне уйти надо! – обрадовавшись неожиданной помощи, выпалила я. – Надолго.
– Для других или для себя? – прищурившись спросила бабушка.
– Для других, и мне очень надо, я слово дала!
Бабушка, как всегда, изучающе на меня посмотрела (мало кто любил этот её взгляд – казалось, что она заглядывает прямо тебе в душу) и наконец сказала:
– К обеду чтобы была дома, не позже. Этого достаточно?
Я только кивнула, чуть не подпрыгивая от радости. Не думала, что всё обойдётся так легко. Бабушка часто меня по-настоящему удивляла – казалось, она всегда знала, когда дело было серьёзно, а когда был просто каприз, и обычно, по-возможности, всегда мне помогала. Я была очень ей благодарна за её веру в меня и мои странноватые поступки. Иногда я даже была почти что уверена, что она точно знала, что я делала и куда шла… Хотя, может и вправду знала, только я никогда её об этом не спрашивала?..
Мы вышли из дома вместе, как будто я тоже собиралась идти с ней на рынок, а за первым же поворотом дружно расстались, и каждая уже пошла своей дорогой и по своим делам…
Дом, в котором всё ещё жил отец маленькой Вэсты был в первом у нас строящемся «новом районе» (так называли первые многоэтажки) и находился от нас примерно в сорока минутах быстрой ходьбы. Ходить я очень любила всегда, и это не доставляло мне никаких неудобств. Только я очень не любила сам этот новый район, потому что дома в нём строились, как спичечные коробки – все одинаковые и безликие. И так как место это только-только ещё начинало застраиваться, то в нём не было ни одного дерева или любой какой-нибудь «зелени», и оно было похожим на каменно-асфальтовый макет какого-то уродливого, ненастоящего городка. Всё было холодным и бездушным, и чувствовала я себя там всегда очень плохо – казалось, там мне просто не было чем дышать...
И ещё, найти номера домов, даже при самом большом желании, там было почти что невозможно. Как, например, в тот момент я стояла между домами № 2 и № 26, и никак не могла понять, как же такое может быть?!. И гадала, где же мой «пропавший» дом № 12?.. В этом не было никакой логики, и я никак не могла понять, как люди в таком хаосе могут жить?
Наконец-то с чужой помощью мне удалось каким-то образом найти нужный дом, и я уже стояла у закрытой двери, гадая, как же встретит меня этот совершенно мне незнакомый человек?..
Я встречала таким же образом много чужих, неизвестных мне людей, и это всегда вначале требовало большого нервного напряжения. Я никогда не чувствовала себя комфортно, врываясь в чью то частную жизнь, поэтому, каждый такой «поход» всегда казался мне чуточку сумасшедшим. И ещё я прекрасно понимала, как дико это должно было звучать для тех, кто буквально только что потерял родного им человека, а какая-то маленькая девочка вдруг вторгалась в их жизнь, и заявляла, что может помочь им поговорить с умершей женой, сестрой, сыном, матерью, отцом… Согласитесь – это должно было звучать для них абсолютно и полностью ненормально! И, если честно, я до сих пор не могу понять, почему эти люди слушали меня вообще?!.
Так и сейчас я стояла у незнакомой двери, не решаясь позвонить и не представляя, что меня за ней ждёт. Но тут же вспомнив Кристину и Вэсту и мысленно обругав себя за свою трусость, я усилием воли заставила себя поднять чуть дрожавшую руку и нажать кнопку звонка…
За дверью очень долго никто не отвечал. Я уже собралась было уйти, как дверь внезапно рывком распахнулась, и на пороге появился, видимо бывший когда-то красивым, молодой мужчина. Сейчас, к сожалению, впечатление от него было скорее неприятное, потому, что он был попросту очень сильно пьян…
Мне стало страшно, и первая мысль была побыстрее оттуда уйти. Но рядом со мной, я чувствовала бушующие эмоции двух очень взволнованных существ, которые готовы были пожертвовать бог знает чем, только бы этот пьяный и несчастный, но такой родной и единственный им человек наконец-то хоть на минуту их услышал….