Бонифаций VIII

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Бонифаций VIII
Bonifatius VIII<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Бонифаций VIII</td></tr>
193-й папа римский
24 декабря 1294 — 11 октября 1303
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Целестин V
Преемник: Бенедикт XI
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Бенедетто Каэтани
Оригинал имени
при рождении:
итал. Benedetto Caetani
Рождение: ок. 1235
Ананьи, Папская область
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Папская область
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Кардинал с: 12 апреля 1281
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Бонифаций VIII (лат. Bonifatius PP. VIII), в миру — Бенедетто Каэтани (итал. Benedetto Caetani; ок. 1235 — 11 октября 1303) — папа римский с 24 декабря 1294 года. Это последний папа, пытавшийся на практике осуществлять доктрину верховенства церковной власти над светской. Неудачи Бонифация VIII в этой деятельности объясняются прежде всего изменением политической ситуации. Вместо феодально-раздробленной Западной Европы Бонифацию VIII пришлось столкнуться с набирающими мощь централизованными государствами — Францией и Англией.







Биография

Бенедетто родился около 1235 года в Ананьи, в 50 км к юго-востоку от Рима. Он был младшим сыном малозначительной дворянской семьи Каэтани или Гаэтани. Свои первые шаги в духовной карьере он сделал, когда был отправлен в монастырь Братьев Меньших в Веллетри, где он был помещен под опеку своего дяди, Фра Леонардо Патрассо[1]. Вскоре он стал каноником собора в Ананьи. В 1252 году, когда его дядя Пьетро Каэтани стал епископом Тоди, Бенедетто отправился к нему и начал там юридическое образование. Бенедетто никогда не забывал о своих корнях в Тоди, позже описывая этот город как «обитель ранней юности», город, который «воспитал его». В 1260 году Бенедетто стал каноником в Тоди. Позже в жизни он неоднократно выражал свою благодарность Ананьи, Тоди и своей семье.

В 1264 году Бенедетто стал частью Римской курии, где он служил в качестве секретаря кардинала Симона де Бриона, будущего папы Мартина IV. Кроме того, он сопровождал кардинала Оттобоне Фиески, будущего папу Адриана V, в Англию в 12651268 годах для подавления восстания баронов против короля Генриха III. В Англии он стал ректором церкви Святого Лаврентия в Нортгемптоншире. По возвращении Бенедетто из Англии на ближайшие восемь лет о нём ничего не известно, затем он был отправлен во Францию, чтобы контролировать сбор десятины в 1276 году, а затем стал папским нотариусом в конце 1270 года. В течение этого времени Бенедетто накопил семнадцать бенефициев, в 1281 году он получил сан кардинала-диакона, а десять лет спустя — кардинала-священника. Как кардинал он часто выступал в качестве папского легата в дипломатических переговорах во Франции, Неаполе, на Сицилии и в Арагоне.

Целестин V отрекся от престола 13 декабря 1294 года в Неаполе, где он находился под патронажем короля Карла II Сицилийского. Существует легенда, что Бенедетто Каэтани был ответственен за отречение Целестина, убедив его, что ни один человек на земле не может пройти по жизни без греха. Современник, Варфоломей Луккский, присутствовавший в Неаполе в декабре 1294 года, заявил, что Бенедетто Каэтани был лишь одним из нескольких кардиналов, которые убеждали Целестина уйти в отставку[2]. В любом случае, Целестин V освободил трон, и Бенедетто Каэтани был избран на его место как папа Бонифаций VIII. Конклав начался 23 декабря 1294 года, через десять дней после отставки Целестина, в строгом соответствии с правилами, установленными папой Григорием X на втором Лионском соборе в 1274 году. Бенедетто Каэтани был избран в канун Рождества, 24 декабря, и был освящен епископом Рима 23 января 1295 года[3]. Он немедленно вернулся в Рим, где был коронован в базилике св. Петра. Один из первых его действий как понтифика было предоставление своему предшественнику места жительства в замке Фумоне в Ферентино, где он умер в следующем году.

Конфликты в Сицилии и Италии

Файл:Giotto - Bonifatius VIII.jpg
Бонифаций VIII на фреске Джотто в Латеранской базилике

Когда король Федериго III обрел свой престол после смерти Педро III, Бонифаций попытались отговорить его от принятия престола Сицилии. Когда Федериго настоял, Бонифаций наложил отлучение от него и на остров Сицилия в 1296 году, запретив католическим священникам проводить обряды. Ни король, ни народ не откликнулись на это порицание[4]. Конфликт продолжался, пока в 1302 году не был заключен Кальтабеллотский договор, по которому Федериго III был признан королём Сицилии, а Карл II Анжуйский — королём Неаполя. Для подготовки к крестовому походу, Бонифаций приказал Венеции и Генуе подписать перемирие, однако они сражались друг с другом в течение ещё трех лет и отклонили требование папы.

Бонифаций также наложил интердикт на Флоренцию и предложил амбициозному французскому графу Карлу Валуа прибыть в Италию в 1300 году, чтобы закончить вражду черных и белых гвельфов. Вмешательство Карла позволило чёрным гвельфам свергнуть правящих белых гвельфов, чьи лидеры, в том числе поэт Данте, были приговорены к ссылке.

Некоторых успехов Бонифаций VIII добился в политических интригах, связанных с борьбой за королевскую власть в Германии. Попытка вмешаться в англо-французские отношения оказалась неудачной. Готовясь к очередной войне, король Франции Филипп IV и король Англии Эдуард I ввели в своих странах налог на духовенство без согласования с папой, что нарушало сложившуюся в XIII веке практику. Бонифаций VIII ответил буллой «Clericis laicos», в которой запретил светским правителям взимать налоги с духовенства без разрешения папы под угрозой отлучения от церкви. Однако духовенство Франции и Англии предпочло подчиниться своим королям, а не папе, и Бонифаций VIII не решился применить отлучение.

Файл:ColonnaSlappingBoniface.jpg
Скьярра Колонна даёт пощёчину Бонифацию VIII

Новый толчок амбициям Бонифация VIII дало проведение в 1300 году первого юбилейного года, когда в Рим съехалось более 200 тысяч[5] паломников. Конфликт с французским королём снова разгорелся после того, как королевские чиновники арестовали и посадили в тюрьму одного из епископов, не позволив ему, как было принято в таких случаях, обратиться к церковному суду. В 1302 году появилась папская булла «Unam Sanctam», где Бонифаций VIII наиболее полно изложил свою концепцию верховенства папы над любой светской властью. Там была сформулирована теория «двух мечей»: папа держит в своих руках два меча, один из которых символизирует духовную, а другой — светскую власть. По утверждению Бонифация VIII, короли должны служить церкви по первому приказанию папы, который имеет право карать светскую власть за любую ошибку, а папа не подчиняется никому из людей. В ответ Филипп IV созвал Генеральные штаты (где участвовало и духовенство), которые осудили папу, обвинив его в тяжких преступлениях, в том числе и в ереси, и потребовали, чтобы папа предстал перед судом церковного собора. Для того, чтобы такой суд состоялся, Филипп IV послал в Италию своего приближённого Гийома Ногаре с отрядом, чтобы схватить Бонифация VIII и доставить его во Францию. 7 сентября 1303 года войско во главе с Ногаре и Скьяррой Колонна, давним врагом папы, осадило резиденцию папы в Ананьи. Ногаре потребовал его отставки, Бонифаций VIII ответил, что он «скорее умрет». В ответ Колонна якобы дал Бонифацию пощечину, не сняв с руки латную перчатку.

Смерть

Файл:Bonifac8 Boccaccio.jpg
Изображение смерти Бонифация в рукописи XV века De Casibus.

Вывезти папу из Ананьи Ногаре не сумел. Бонифаций был, вероятно, избит, но освобожден из плена после трех дней заключения своими земляками. Он умер 11 октября 1303 года[6]. Считается, что он покончил с собой, перегрызя себе вены на руке или разбив голову о стену[7].

Поражение Бонифация VIII в борьбе с могущественным королём Франции означало крах политических амбиций папства. Наступил период авиньонского пленения пап, когда те были марионетками в руках французской монархии.

Посмертный суд

После начала Авиньонского пленения пап в 1309 году папа Климент V согласился на посмертное судебное разбирательство в Гросо, неподалеку от Авиньона. Процесс в отношении Бонифация был проведен, и собранные доказательства якобы подтверждали еретические суждения Бонифация VIII и обвинения в содомии[8]. Перед вынесением приговора Климент уговорил Филиппа поставить вопрос о виновности Бонифация на Вьеннском соборе в 1311 году. Когда Собор собрался, три явившихся кардинала свидетельствовали об ортодоксии и нравственности мертвого папы. Два рыцаря побросали перчатки, собираясь защищать честь Бонифация в поединке, но никто не принял вызов, и Собор объявил вопрос закрытым[9].

Похороны и эксгумация

Файл:Tomb of Boniface VIII.jpg
Надгробие Бонифация VIII

Тело Бонифация VIII было похоронено в 1303 году в специальной часовне, в которой также располагались останки папы Бонифация IV. Тело было извлечено в 1606 году, а результаты вскрытия могилы записал Джакомо Гримальди. По его данным, в гробнице помещалось три гроба (один в другом) — первый из древесины, средний из свинца и внутренний из сосны. На теле сохранились останки церковных облачений — длинные чулки, покрывающие ноги и бедра, сутана, ряса из чёрного шелка и кольца. После эксгумации и осмотра тело Бонифация был перевезено в Ватиканские гроты[10].

В литературе

Данте был непримиримым врагом Бонифация VIII. В этом недостойном папе он видел ненавистника вольной Флоренции и главного виновника своего изгнания. Он хулит его устами Чакко (А., VI, 69), Николая III (ст. 55-57), Гвидо да Монтефельтро (А., XXVII, 70-111), Бонавентуры (Р., XII, 90), Каччагвиды (Р., XVII, 49-51), апостола Петра (Р., XXVII, 22-27) и Беатриче (Р., XXX, 148). Данте помещает Бонифация в восьмой круг ада как симониста.

Упоминается Бонифаций VIII и в «Декамероне» Боккаччо (вторая новелла десятого дня), а также в «Гаргантюа и Пантагрюэле» Франсуа Рабле среди других пап, королей и императоров, которые влачат жалкое существование в аду (вторая книга, эпизод со смертью и воскрешением Эпистемона).

Бонифаций VIII покровительствовал Джотто и и астроному Джованни Кампано.

Библиография

  • Лозинский С. Г. История папства. М., 1986
  • Documents of the Christian Church. London, Oxford, New York, 1967

Напишите отзыв о статье "Бонифаций VIII"

Примечания

  1. Tosti, p. 37, citing Teuli, History of Velletri, Book 2, chapter 5.
  2. Bartholomew of Lucca (Odoricus Raynaldus [Rainaldi], Annales Ecclesiastici Tomus Quartus [Volume XXIII] (Lucca: Leonardo Venturini 1749), sub anno 1294, p. 156.
  3. "Frater Hugo de Bidiliomo provincie Francie, magister fuit egregius in theologia et mul<tum> famosus in romana curia; qui actu lector existens apud Sanctam Sabinam, per papam Nicolaum quartum eiusdem ecclesie factus cardinalis" [16.V.1288]; postmodum per Celestinum papain [1294] est ordinatus in episcopum ostiensem (Cr Pg 3r). http://www.e-theca.net/emiliopanella/lector12.htm Accessed May 9, 2011; See also Rome Across Time and Space: Cultural Transmission and the Exchange of Ideas, 2011, p. 275. http://books.google.com/books?id=xGiHbiqknLgC&pg=PA275&lpg=PA275&dq=%22#v=onepage&q&f=false Accessed 7-10-2011
  4. Catholic Encyclopedia, II, 663d
  5. [http://lib.ru/HRISTIAN/ATH/TAKSIL/sacredde.txt Лео Таксиль. Священный вертеп]
  6. Reardon Wendy. The Deaths of the Popes. — McFarland. — P. 120.
  7. Chamberlain. the Lord of Europe // The Bad Popes. — Barnes and Noble.
  8. James Brundage, Law, Sex and Christianity in Medieval Europe (University of Chicago, 1990), p. 473
  9. The Age of Faith, Will Durant, 1950, 13th printing, page 816
  10. Reardon Wendy. The Deaths of the Popes. Comprehensive Accounts Including Funeral, Burial Places and Epitaphs. — McFarland. — P. 120–123.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Бонифаций VIII

– Конечно, Алинушка. Поэтому ты должна быть всего лишь терпеливой девочкой и помочь твоей маме сейчас, если ты её так сильно любишь.
– Что я должна делать? – очень серьёзно спросила малышка.
– Всего лишь думать о ней и помнить её, потому, что она видит тебя. И если ты не будешь грустить, твоя мама наконец-то обретёт покой.
– Она и теперь видит меня?– спросила девочка и её губки начали предательски дёргаться.
– Да милая.
Она на какой-то миг замолчала, как бы собираясь внутри, а потом крепко сжала кулачки и тихо прошептала:
– Я буду очень хорошей, милая мамочка… ты иди… иди пожалуйста… Я тебя так люблю!..
Слёзы большими горошинами катились по её бледным щёчкам, но лицо было очень серьёзным и сосредоточенным… Жизнь впервые наносила ей свой жестокий удар и, казалось, будто эта маленькая, так глубоко раненная, девчушка вдруг совершенно по-взрослому что-то для себя осознала и теперь пыталась серьёзно и открыто это принять. Моё сердце разрывалось от жалости к этим двум несчастным и таким милым существам, но я, к сожалению, ничем больше не могла им помочь… Окружающий их мир был таким невероятно светлым и красивым, но для обоих это уже не мог больше быть их общий мир...
Жизнь порой бывает очень жестокой, и мы никогда не знаем, в чём заключается смысл приготовленной нам боли или потери. Видимо, это правда, что без потерь невозможно осмыслить того, что по праву или по счастливой случайности, дарит нам судьба. Только вот, что же могла осмыслить эта несчастная, съёжившаяся, как раненный зверёк, девчушка, когда мир вдруг обрушился на неё всей своей жестокостью и болью самой страшной в жизни потери?..
Я ещё долго сидела с ними и старалась, как могла, помочь им обеим обрести хоть какой-то душевный покой. Я вспомнила своего дедушку и ту жуткую боль, которую принесла мне его смерть… Как же должно было быть страшно этой хрупкой, ничем не защищённой малышке потерять самое дорогое на свете – свою мать?..
Мы никогда не задумываемся о том, что те, которых по той или иной причине отнимает у нас судьба, переживают намного глубже нас последствия своей смерти. Мы чувствуем боль потери и страдаем (иногда даже злясь), что они так безжалостно нас покинули. Но, каково же им, когда их страдание умножается в тысячи раз, видя то, как страдаем от этого мы?!. И каким беспомощным должен себя чувствовать человек, не имея возможности ничего больше сказать и ничего изменить?..
Я бы многое тогда отдала, чтобы найти хоть какую-то возможность предупредить об этом людей. Но, к сожалению, у меня таковой возможности не было… Поэтому, после печального визита Вероники, я стала с нетерпением ждать, когда же ещё кому-то смогу помочь. И жизнь, как это всегда обычно бывало, не заставила себя долго ждать.
Сущности приходили ко мне днём и ночью, молодые и старые, мужские и женские, и все просили помочь им говорить с их дочерью, сыном, мужем, женой, отцом, матерью, сестрой… Это продолжалось нескончаемым потоком, пока, под конец, я не почувствовала, что у меня нет больше сил. Я не знала, что, входя с ними в контакт, я должна была обязательно закрываться своей (к тому же, очень сильной!) защитой, а не открываться эмоционально, как водопад, постепенно отдавая им всю свою жизненную силу, которую тогда ещё, к сожалению, я не знала, как восполнять.
Очень скоро я буквально не имела сил двигаться и слегла в постель... Когда мама пригласила нашего врача, Дану, проверить, что же такое снова со мной стряслось, та сказала, что это у меня «временная потеря сил от физического переутомления»… Я не сказала никому ничего, хотя прекрасно знала настоящую причину этого «переутомления». И как делала уже давно, просто честно глотала любое лекарство, которое прописала мне моя двоюродная сестра, и, отлежавшись в постели около недели, опять была готова на свои очередные «подвиги»…
Я давно поняла, что искренние попытки объяснений того, что по-настоящему со мной происходило, не давали мне ничего, кроме головной боли и усиления постоянного наблюдения за мной моих бабушки и мамы. А в этом, честно говоря, я не находила никакого удовольствия...
Моё долгое «общение» с сущностями умерших в очередной раз «перевернуло» мой и так уже достаточно необычный, мир. Я не могла забыть того нескончаемого потока глубокого людского отчаяния и горечи, и всячески пыталась найти хоть какой-нибудь способ им помочь. Но дни шли, а я так ничего и не смогла придумать в одиночку, кроме, как опять же – действовать тем же способом, только уже намного осторожнее тратя на это свою жизненную силу. Но так как относиться спокойно к происходящему я никак не могла, то всё же продолжала выходить на контакты и пыталась помочь, как могла, всем отчаявшимся в их беспомощности душам.
Правда, иногда бывали и забавные, почти что смешные случаи, об одном из которых мне хотелось здесь рассказать...

На дворе был серый пасмурный день. Низкие набрякшие водой свинцовые тучи еле-еле тащились по небу, грозясь в любой момент разразиться «водопадным» ливнем. В комнате было душно, не хотелось ничем заниматься, только лежать, уставившись в «никуда» и ни о чём не думать… Но дело в том, что именно не думать-то я никогда и не умела, даже тогда, когда честно пыталась расслабиться или отдыхать. Поэтому я сидела в своём излюбленном папином кресле и пыталась прогнать своё «муторное» настроение чтением одной из своих любимых «положительных» книг.
Через какое-то время я почувствовала чужое присутствие и мысленно приготовилась встречать нового «гостя»… Но вместо привычного мягкого ветерка меня почти что приклеило к спинке кресла, а мою книжку швырнуло на пол. Я очень удивилась такому неожиданному бурному проявлению чувств, но решила подождать и посмотреть, что же будет дальше. В комнате появился «взъерошенный» мужчина, который, не поздоровавшись и не назвавшись (что обычно делали все остальные), сразу же потребовал, чтобы я «немедленно пошла с ним», потому что я ему «срочно нужна»… Он был настолько взвинченным и «кипящим», что меня это чуть ли не рассмешило. Никакой грустью или болью, как это бывало с остальными, тут и не пахло. Я попыталась собраться, чтобы выглядеть как можно более серьёзно и спокойно спросила:
– А почему вы думаете, что я с вами куда-то пойду?
– Ты что, ничего не понимаешь? Я мёртвый!!! – заорал в моём мозге его голос.
– Ну, почему не понимаю, я прекрасно знаю, откуда вы, но это ещё совершенно не значит, что вы имеете право мне грубить – спокойно ответила я. – Как я понимаю, в помощи нуждаетесь вы, а не я, поэтому будет лучше, если вы постараетесь быть немножко повежливее.
На мужчину мои слова произвели впечатление разорвавшейся гранаты... Казалось, что он сам сейчас же взорвётся. Я подумала, что при жизни он наверняка был очень избалованным судьбой человеком или просто имел совершенно жуткий характер.
– Ты не имеешь права мне отказать! Больше меня никто не слышит!!! – опять заорал он.
Книги в комнате закружились вихрем и дружно шлёпнулись на пол. Казалось, что внутри этого странного человека бушует тайфун. Но тут уж я тоже возмутилась и медленно произнесла:
– Если вы сейчас же не успокоитесь, я уйду с контакта, а вы можете дальше бунтовать в одиночку, если это доставляет вам такое большое удовольствие.
Мужчина явно удивился, но чуть-чуть «остыл». Было впечатление, что он не привык, чтобы ему не подчинялись немедленно, как только он «изъявлял» любое своё желание. Я никогда не любила людей этого типа – ни тогда, ни когда стала взрослым человеком. Меня всегда возмущало хамство, даже если, как в данном случае, оно исходило от мёртвого...
Мой буйный гость вроде бы успокоился и уже более нормальным голосом спросил, хочу ли я ему помочь? Я сказала, что да, если он обещает себя нормально вести. Тогда он сказал, что ему совершенно необходимо поговорить со своей женой, и что он не уйдёт (с земли) пока он не сможет до неё «достучаться». Я наивно подумала, что это один из тех вариантов, когда муж очень любил свою жену (несмотря на то, как ни дико это выглядело по отношению к нему) и решила помочь, даже если он мне и очень не нравился. Мы договорились, что он вернётся ко мне на завтра, когда я буду не дома и я попробую сделать для него всё, что смогу.
На следующий день я с самого утра чувствовала его сумасшедшее (иначе назвать не могу) присутствие. Я мысленно посылала ему сигнал, что я не могу торопить события и выйду из дома, когда смогу, чтобы не вызывать лишних вопросов у своих домашних. Но, не тут то было... Мой новый знакомый был опять совершенно нестерпимым, видимо возможность ещё раз поговорить со своей женой делала его просто невменяемым. Тогда я решила поторопить события и отвязаться от него, как можно скорее. Обычно в помощи я никому старалась не отказывать, поэтому не отказала и этой странной, взбалмошной сущности. Я сказала бабушке, что хочу пройтись и вышла на двор.
– Ну что ж, ведите, – мысленно сказала я своему спутнику.
Мы шли около десяти минут. Его дом оказался на параллельной улице, совсем недалеко от нас, но этого человека я почему-то совершенно не помнила, хотя вроде бы знала всех своих соседей. Я спросила, как давно он умер? Он сказал, что уже десять лет (!!!)… Это было совершенно невозможно, и по моему понятию это было слишком давно!
– Но как вы можете до сих пор здесь находиться? – ошарашено спросила я.
– Я же тебе сказал – я не уйду пока не поговорю с ней! – раздражённо ответил он.
Что-то здесь было не так, но я никак не могла понять – что. Из всех моих умерших «гостей» ни один не находился здесь, на земле, так долго. Возможно, я была не права, и этот странный человек так любил свою жену, что никак не решался её покинуть?.. Хотя, если честно, в это мне верилось почему-то с большим трудом. Ну, не тянул он никак на «вечно-влюблённого рыцаря», даже с большой натяжкой… Мы подошли к дому… и тут я вдруг почувствовала, что мой незнакомец оробел.
– Ну что, пойдёмте? – спросила я.
– Ты же не знаешь, как меня зовут – пробормотал он.
– Об этом вы должны были подумать ещё в начале, – ответила я.
Тут вдруг у меня в памяти как будто открылась какая-то дверца – я вспомнила, что я знала об этих соседях…
Это был довольно-таки «известный» своими странностями (в которые верила во всей нашей округе, по-моему, только я одна) дом. Среди соседей ходили слухи, что хозяйка видимо не совсем нормальная, так как она постоянно рассказывала какие-то «дикие» истории с летающими в воздухе предметами, самопишущими ручками, привидениями, и т.д. и т.п.... (очень хорошо похожие вещи показаны в фильме «Привидение», который я увидела уже много лет спустя).
Соседка была очень приятной женщиной лет сорока пяти, у которой и вправду около десяти лет назад умер муж. И вот с тех пор у неё в доме и начались все эти невероятные чудеса. Я бывала у неё несколько раз, горя желанием узнать, что же там такое у неё происходит, но разговорить мою замкнутую соседку мне, к сожалению, так и не удалось. Поэтому сейчас я полностью разделяла нетерпение её странного мужа и спешила поскорее войти, заранее предвкушая то, что должно было, по моим понятиям, там произойти.
– Меня зовут Влад – прохрипел мой бывший сосед.
Я с удивлением на него взглянула, и поняла, что он, оказывается, очень боится… Но я решила не обращать на это внимания и вошла в дом. Соседка сидела у камина и вышивала подушку. Я поздоровалась и уже собиралась объяснить, зачем я сюда пришла, как она неожиданно быстро проговорила: