Боснийская война

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Боснийская война
Основной конфликт: Распад Югославии
300px
Парламент Боснии и Герцеговины в огне после артиллерийского обстрела, Сараево, май 1992 г.; Ратко Младич с солдатами армии Республики Сербской; норвежский военнослужащий миротворческих сил ООН в аэропорту Сараево. Фото Михаила Евстафьева
Дата

Весна 199214 декабря 1995

Место

Республика Босния и Герцеговина

Причина

Провозглашение независимости Республики Босния и Герцеговина

Итог

Дейтонское соглашение

Изменения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Противники
Босния и Герцеговина Республика Босния и Герцеговина[~ 1]

Джихад Мусульманские добровольцы/моджахеды
Хорватия22x20px Хорватия

Хорватская республика Герцег-Босна Хорватская республика Герцег-Босна

24px ХОС
 • Английские, французские, немецкие, венгерские и другие иностранные военные советники и добровольцы[1]
Организация Североатлантического договора НАТО

Социалистическая Федеративная Республика Югославия СФР Югославия

Республика Сербская Республика Сербская

Республика Сербская Краина РСК

Республика Западная Босния АОЗБ
24px СДГ

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
СРС

30px и другие неочетнические и паравоенные формирования
 • Русские, украинские, греческие, боснийские, хорватские, польские[2][3][4][5] , словенские и т. п. добровольцы


Косвенное участие:
Союзная Республика Югославия Союзная Республика Югославия

Командующие
Босния и Герцеговина Алия Изетбегович
Босния и Герцеговина Сефер Халилович
Босния и Герцеговина Насер Орич
Босния и Герцеговина Расим Делич
Хорватия Франьо Туджман
Хорватия Янко Бобетко
Хорватская республика Герцег-Босна Мате Бобан
Хорватская республика Герцег-Босна Дарио Кордич
Хорватская республика Герцег-Босна Миливойе Петкович
Организация Североатлантического договора Вилли Клаас
Организация Североатлантического договора Лейтон Уоррен Смит
Республика Сербская Радован Караджич
Республика Сербская Ратко Младич
Республика Западная Босния Фикрет Абдич
24px Желько Ражнатович
Воислав Шешель
Союзная Республика Югославия Слободан Милошевич
Силы сторон
Личный состав

Армия Боснии и Герцеговины 168500 (август 1992), 261500 (январь 1993), 228368 (конец 1994)[6]

Хорватский совет обороны 34080 (февраль 1993), с учетом милицейских формирований 45000-55000[6]

Армия Хорватии до 15000 (1995)

Танки

Армия Боснии и Герцеговины 40 (1994)[7]

Хорватский совет обороны 75[8]

Армия Хорватии до 100 (1995)

Личный состав

Армия Республики Сербской 80000, с учетом милицейских формирований до 150000

Армия Республики Западная Босния ок.10000 (1993), 4000 (1995)[9]

Армия Республики Сербская Краина 14000 (1995)[9]

Танки

Армия Республики Сербской 330 (1994)[8], более 400 (конец 1995)[10]

Потери
Погибшие и пропавшие безвести[8]

Армия Боснии и Герцеговины 30616

Хорватский совет обороны/Армия Хорватии 5693

Мирные граждане: босняки 33070, хорваты 2163


UNPROFOR 167[11](включая погибших в Хорватии)

Мирные граждане других национальностей 376

Погибшие и пропавшие без вести[8]

Армия Республики Сербской/ЮНА 20118

Армия Республики Западная Босния 545

Армия Республики Сербская Краина 237[12]

Иностранные добровольцы 40[13]

Мирные граждане сербской национальности 4075

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

  1. В период с 19 июня 1992 по 23 февраля 1994 в Центральной Боснии и Западной Герцеговине происходил Хорватско-боснийский конфликт между Республикой Босния и Герцеговина и самопровозглашённой Хорватской республикой Герцег-Босна, поддержанной Хорватией.
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Босни́йская война́ (весна 1992 — 14 декабря 1995; босн. и хорв. rat u Bosni i Hercegovini, серб. рат у Босни и Херцеговини, грађански рат у Босни и Херцеговини, агресија на Босну и Херцеговину) — острый межэтнический конфликт на территории Республики Босния и Герцеговина (бывшая СР Босния и Герцеговина в составе Югославии) между вооружёнными формированиями сербов (Войско Республики Сербской), мусульман-автономистов (Народная Оборона Западной Боснии), боснийских мусульман (Армия Республики Босния и Герцеговина) и хорватов (Хорватский совет обороны). На начальном этапе войны участие также принимала Югославская народная армия. В дальнейшем в конфликт были вовлечены армия Хорватии, добровольцы и наёмники со всех сторон и вооружённые силы НАТО.

Война началась вследствие распада Югославии. После отделения Словении и Хорватии от Социалистической Федеративной Республики Югославия в 1991 году настал черёд многонациональной Социалистической Республики Босния и Герцеговина, в которой проживали главным образом босняки (44 %, преимущественно мусульмане), сербы (31 %, главным образом православные) и хорваты (17 %, главным образом католики). Референдум о независимости республики прошёл 29 февраля 1992 года без участия боснийских сербов. Его результаты были отвергнуты лидерами боснийских сербов, которые создали свою собственную республику. После провозглашения независимости разгорелась война, в которой боснийские сербы получили поддержку от правительства Сербии, возглавляемого Слободаном Милошевичем, и Югославской Народной Армии. Вскоре боевые действия разгорелись на территории всей республики и начались первые этнические чистки.

Первоначально конфликт разгорелся между Армией Республики Босния и Герцеговина (АРБиХ), состоящей преимущественно из боснийских мусульман (босняков), Хорватским советом обороны и Вооружёнными силами Республики Сербской, состоящими из сербов. Хорваты, заинтересованные в присоединении территорий, населённых хорватами, к Хорватии, остановили военные действия против сербов и начали войну с боснийскими мусульманами[14][15]. Война характеризовалась ожесточёнными боевыми действиями, беспорядочными обстрелами городов и сёл, этническими чистками, массовыми изнасилованиями, геноцидом. Осада Сараево и Резня в Сребренице стали печально знаменитыми событиями этой войны.

Сербы первоначально превосходили своих противников ввиду большого количества вооружения и снаряжения, доставшегося от ЮНА[16], однако под конец войны они потеряли преимущество, так как мусульмане и хорваты объединились против Республики Сербской в 1994 году с созданием Федерации Боснии и Герцеговины после Вашингтонского соглашения. После Сребреницы и второго взрыва на рынке Маркале в 1995 году в войну вмешалось НАТО, проведя операцию против армии боснийских сербов, что стало ключевым событием в деле прекращения войны[17][18]. Война была прекращена после подписания Общего рамочного соглашения о мире в Боснии и Герцеговине в Париже 14 декабря 1995 года. Мирные переговоры велись в Дейтоне, штат Огайо, и завершились 21 декабря 1995 года подписанием документов, известных как Дейтонское соглашение[19]. Согласно докладу Центрального разведывательного управления США от 1995 года сербские силы ответственны за большинство военных преступлений, совершённых во время войны[20]. К началу 2008 года Международный трибунал по бывшей Югославии осудил 45 сербов, 12 хорватов и 5 боснийских мусульман за военные преступления, совершённые во время войны в Боснии[21]. Согласно последним данным общее число погибших составило порядка 100—110 тысяч человек[22][23][24], число беженцев более чем 2,2 млн человек[25], что делает этот конфликт самым разрушительным в Европе со времён Второй мировой войны. В России этот конфликт обычно объединяют с Хорватской войной и используют термин югославский кризис[26][27].







Содержание

Предыстория

Распад Югославии

Югославия была многонациональным федеративным государством, разделённым на союзные республики. В 1989 году после падения Берлинской стены в странах соцлагеря начались дезинтеграционные процессы на волне обострения межнациональных конфликтов. В Югославии стал падать авторитет местной компартии, Союза коммунистов Югославии, в то время как националистические и сепаратистские силы были на подъёме.

В марте 1989 года кризис в Югославии усугубился после принятия поправок к конституции Сербии, которые позволили правительству республики ограничить автономию Косово и Воеводины. Эти автономные края имели по голосу в югославском президиуме. Таким образом Сербия под руководством Слободана Милошевича получила в общей сложности три голоса в югославском президиуме. Также с помощью голосов от Черногории Сербия могла задавать тон при голосовании. Это вызвало раздражение в других союзных республиках и призывы к реформе федерации[28][29].

На XIV чрезвычайном съезде коммунистов Югославии 20 января 1990 года делегации союзных республик не смогли договориться по спорным вопросам. В результате словенские и хорватские делегаты покинули съезд. Словенская делегация во главе с Миланом Кучаном потребовала реформ и ослабления федерации, в то время как сербская во главе с Милошевичем выступила против. Эти события стали началом конца Югославии.

В югославских республиках к власти стали приходить националистические партии. Среди них Хорватское демократическое содружество во главе с Франьо Туджманом была самой заметной. Её националистическая деятельность вызвала дискриминацию хорватских сербов и усилила напряженность в республике[30][31]. 22 декабря 1990 года парламент Хорватии принял новую конституцию республики, в которой были ущемлены права сербов. Это создало основания для хорватских сербов, которые провозгласили автономию[32][33][34]. После принятия новых конституций Хорватия и Словения начали готовиться к провозглашению независимости. 25 июня 1991 года она была объявлена. Это привело к Десятидневной войне в Словении и гораздо более разрушительной войне в Хорватии. Война в Хорватии привела к Резолюции СБ ООН 743, принятой 21 февраля 1992 года, которая санкционировала создание Сил Организации Объединённых Наций по Охране в соответствии с докладом Генерального секретаря ООН от 15 февраля 1992 года.

Босния и Герцеговина

Босния и Герцеговина исторически была многонациональным государством. По данным переписи 1991 года, 43,7 процента населения были боснийскими мусульманами, 31,4 процента — сербами, 17,3 процента — хорватами и 5,5 процента определяли себя как югославы[35]. Большинство югославов были сербами, либо детьми от смешанных браков. В 1991 году 27 % браков были смешанными[36].

В результате первых многопартийных выборов, состоявшихся в ноябре 1990 года, победили три крупнейшие националистические партии Партия демократического действия, Сербская демократическая партия и Хорватское демократическое содружество Боснии и Герцеговины[37].

Стороны разделили власть по этнической линии так, что главой республики стал босниец-мусульманин Алия Изетбегович, председателем парламента — серб Момчило Краишник, а премьер-министром — хорват Юре Пеливан.

Рост исламского фундаментализма в Боснии

Джозеф Бодански, бывший директором рабочей группы Конгресса США по противодействию терроризму, писал, что с 1970-х в Югославии началось возрождение ислама. Он отмечал, что это стало следствием тесных связей между Югославией и арабским миром. В 1980-е гг. в Боснии и Герцеговине наблюдался рост числа мечетей, а все больше молодежи из числа боснийских мусульман получало высшее исламское образование на Среднем Востоке, где отделения в школах радикальных мулл имели по 250 боснийских мусульман в год. По словам Бодански, в мае 1991 года лидер боснийских мусульман Алия Изетбегович был принят в Тегеране как «мусульманский верующий, чья партия является самой сильной политической организацией в Боснии и Герцеговине», где заручился поддержкой со стороны иранских правящих кругов[38].

Австралийский военный историк Джон Лаффин в 1988 году писал[38]:

« Творцы исламского газавата ожидали, что они сумеют использовать Югославию в качестве своей базы в Восточной Европе хотя бы из-за известных симпатий со стороны боснийских мусульман »

В 1970 году Алия Изетбегович опубликовал книгу под названием «Исламская декларация». В ней он, в частности, писал[39]:

« Не может быть мирного сосуществования между исламской верой и не-исламским обществом и политическими институтами »

Целью «Исламской декларации» заявлялась исламизация боснийских мусульман и «генерирование ислама во всех областях личной жизни». В 1983 году Изетбегович вместе с двенадцатью своими сподвижниками, среди которых был и Хасан Ченгич, сторонник «джихада против неверных», предстали перед судом в Сараеве по обвинению в разжигании национализма, религиозной нетерпимости и призывах «к созданию независимой этнически чистой мусульманской Боснии и Герцеговины». Суд приговорил их к 12 годам тюремного заключения, однако в 1988 году они были выпущены на свободу.

Вооруженные силы сторон

Войска Республики Сербской

Файл:Шеврон ВРС.JPG
Общевойсковой шеврон Войска Республики Сербской. Использовался в 1992—1996 гг.
Файл:Evstafiev-ratko-mladic-1993-w.jpg
Генерал Ратко Младич

Югославская народная армия официально покинула Боснию и Герцеговину 12 мая 1992 года, вскоре после провозглашения независимости страны в апреле. Однако многие из старших офицеров ЮНА (в том числе Ратко Младич) перешли на службу в свежесозданные Вооружённые силы Республики Сербской. Военнослужащие ЮНА, бывшие родом из БиГ, отправлялись на службу в армию боснийских сербов. В ноябре 1992 года Войско Республики Сербской получило во многом итоговую структуру[40]:

Кроме того сербы получили поддержку славянских и православных добровольцев из ряда стран, включая Россию[41][42]. Греческие волонтёры из Греческой добровольческой гвардии также принимали участие в войне, в частности во взятии Сребреницы сербами. Когда город пал, над ним был поднят греческий флаг[43]. По мнению ряда западных исследователей, всего на стороне боснийских сербов воевало до 4 000[44] добровольцев из России, с Украины, из Греции, Румынии, Болгарии и т. д.

Хорватский Совет Обороны

Летом 1991 года, уже во время распада Югославии, Хорватское Демократическое Сообщество начало создавать полувоенные формирования на территории БиГ. Политическое и военное руководство Хорватии прилагали значительные усилия для создания армии боснийских хорватов. Благодаря этому Хорватский Совет Обороны был сформирован в краткий срок и встретил начало боевых действий с уже налаженной структурой[45][46].

Хорваты организовали свои военные формирования под названием Хорватский совет обороны, ставшие вооружёнными силами Герцег-Босны. Организация хорватских сил в начале войны[47]:

В декабре 1993 года из-за многочисленных поражений от сербов и мусульман хорватские формирования были реорганизированы. Численность достигла 50.000 солдат и офицеров. На протяжении всей войны значительную помощь ХСО оказывала регулярная хорватская армия, отправляя офицеров, оружие и целые подразделения в состав армии боснийских хорватов. Многочисленные регулярные и добровольческие подразделения из Хорватии воевали в составе ХСО[48].

Некоторые радикальные западные боевики, а также лица, придерживающиеся радикальных католических взглядов, воевали в качестве добровольцев в составе хорватских сил, включая неонацистских волонтёров из Австрии и Германии. Шведский неонацист Джеки Арклев был обвинён в военных преступлениях после возвращения в Швецию. Позже он признался, что совершал военные преступления в отношении боснийских мусульман из числа гражданских лиц в хорватских лагерях Хелиодром и Дретель, будучи членом хорватских сил[49].

Армия Республики Боснии и Герцеговины

Файл:Logo of the Army of the Republic of Bosnia and Herzegovina.svg
Армия Республики Боснии и Герцеговины
Файл:Alija Izetbegovic.jpg
Алия Изетбегович, глава боснийских сил

Силы боснийцев-мусульман были объединены в Армию Республики Боснии и Герцеговины, ставшей официальными вооружёнными силами Республики Босния и Герцеговина 20 мая 1992 года. Первоначально в АРБиГ было большое количество не бошняков (около 25 процентов), особенно в 1-м корпусе в Сараеве. Сефер Халилович, начальник штаба боснийской территориальной обороны, заявил в июне 1992 года, что его силы на 70 процентов состоят из мусульман, 18 процентов хорватов и 12 процентов сербов[50]. Количество сербских и хорватских солдат в боснийской армии было особенно велико в таких городах как Сараево, Мостар и Тузла[51]. Заместителем начальника штаба бошняков был Йован Дивьяк, самый высокопоставленный серб в боснийской армии. Генерал Степан Сибер, этнический хорват, был вторым заместителем командующего боснийской армией. Президент Изетбегович также назначил полковника Блажа Кралевича, командира Хорватских оборонительных сил в Герцеговине, членом штаба боснийской армии, за семь дней до убийства Кралевича, для того чтобы создать мультиэтнические пробоснийские вооружённые силы[52]. Однако во время войны мультиэтничность боснийских сил значительно сократилась[50][53].

В начапе конфликта мусульманские силы были представлены подразделениями республиканской Территориальной Обороны и паравоенными формированиями. 20 мая 1992 года они были преобразованы в Армию Республики Боснии и Герцеговины. До декабря 1994 года было создано семь корпусов[54]:

  • Штаб (Сараево)
  • 1-й корпус (Сараево)
  • 2-й корпус (Тузла)
  • 3-й корпус (Зеница)
  • 4-й корпус (Мостар)
  • 5-й корпус (Бихач)
  • 6-й корпус (Коньиц)
  • 7-й корпус (Травник)
  • Восточно-Боснийская оперативная группа (Сребреница, Жепа, Горажде)

В составе АРБиГ воевали многочисленные моджахеды из исламских стран. В июне 1992 года их численность достигала 3000 человек[54]. Боснийцы получали помощь от различных мусульманских групп. Согласно докладам некоторых американских неправительственных организаций, несколько сотен бойцов Стражей Исламской революции сражались в рядах боснийских сил во время войны[55]. В основном они были из Афганистана, Албании, Чечни, Египта, Ирана, Иордании, Ливана, Пакистана. Саудовской Аравии, Судана, Турции и Йемена. К концу войны их численность сильно возросла, из моджахедов были созданы шесть «Мусульманских легкопехотных бригад», несколько отдельных батальонов[54]. Данные подразделения после войны были обвинены в совершении многочисленных военных преступлений по отношению к сербскому и хорватскому гражданскому населению и военнопленным[56].

Хронология конфликта

1991

Соглашение в Караджорджеве

Файл:Karajordjevo agreement 1991.png
Раздел Боснии по соглашению в Караджорджеве

Дискуссии между Франьо Туджманом и Слободаном Милошевичем, посвящённые разделу Боснии и Герцеговины между Сербией и Хорватией, были проведены в марте 1991 года и известны как Соглашения в Караджорджево[57]. После провозглашения независимости Боснии и Герцеговины начались столкновения в разных частях страны. Органы государственного управления Боснии и Герцеговины фактически перестали существовать, потеряв контроль над территорией страны. Сербы добивались объединения всех земель, где они составляли большинство, в одно целое, включая территории Западной и Восточной Боснии. Хорваты также были нацелены на присоединение части Боснии и Герцеговины к Хорватии. Боснийские мусульмане были плохо обучены и оснащены и не были готовы к войне[58][59].

Эмбарго на поставки оружия

25 сентября 1991 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию 713, вводившую эмбарго на поставки оружия для всех государственных образований на территории бывшей Югославии. Эмбарго больше всех касалось Армии Республики Босния и Герцеговина, поскольку Сербия унаследовала львиную долю запасов бывшей ЮНА, а Хорватия имела возможность завозить оружие контрабандой через своё побережье. Более 55 процентов оружейных складов, оборонных заводов и казарм находились в Боснии, в ожидании партизанской войны, ввиду гористой местности. Но многие из них были под сербским контролем (например завод UNIS PRETIS в Вогошчи), а другие были остановлены из-за отсутствия электроэнергии и сырья. Правительство боснийцев просило отменить эмбарго, но против этого были Великобритания, Франция и Россия. Конгресс США два раза принимал резолюции, призывающие к отмене эмбарго, но оба раза на них накладывал вето президент Билл Клинтон, опасаясь ухудшения отношений с вышеупомянутыми странами. Тем не менее Соединённые Штаты использовали транспортные самолёты C-130 в т. н. «чёрных операциях» и тайные каналы, включая помощь от исламистских организаций для контрабанды оружия через Хорватию для боснийских сил[60].

Провозглашение независимости Боснии и Герцеговины

15 октября 1991 года парламент Социалистической республики Боснии и Герцеговины в Сараево принял «Меморандум о суверенитете Боснии и Герцеговины» простым большинством голосов[61][62]. Меморандум встретил горячие возражения сербских членов боснийского парламента, утверждавших, что вопросы, касаемые поправок в конституцию должны быть поддержаны 2/3 членами парламента. Несмотря на это «Меморандум» был утвержден, что привело к бойкоту парламента со стороны боснийских сербов. Во время бойкота было принято законодательство республики[63]. В ответ 24 октября 1991 года была созвана Скупщина сербского народа, а 9 ноября того же года в сербских общинах был проведен референдум со следующим вопросом: «Согласны ли Вы с решением Скупщины сербского народа в БиГ от 24 октября 1991 г., что сербский народ остается в совместном государстве Югославии с Сербией, Черногорией, САО Краиной, САО Славонией, Бараньей и Западным Сремом и с другими, кто за это выскажется?»[64]. 92 % проголосовавших ответили утвердительно и через два месяца была провозглашена Республика сербского народа Боснии и Герцеговины в составе СФРЮ[64]. В ответ 25 января 1992 года боснийский парламент назначил референдум по вопросу независимости на 29 февраля и 1 марта[61].

29 февраля — 1 марта 1992 года в Боснии и Герцеговине прошёл референдум о государственной независимости. Явка на референдуме составила 63, 4 %. 99, 7 % избирателей проголосовали за независимость[65]. Независимость республики была подтверждена 5 марта 1992 года парламентом. 6 апреля было объявлено о провозглашении независимости Боснии и Герцеговины, которая в тот же день была признана ЕС, а на следующий день США[66]. Однако сербы, которые составляли треть населения БиГ, бойкотировали этот референдум и заявили о неподчинении новому национальному правительству БиГ, начав с 10 апреля формировать собственные органы власти с центром в городе Баня-Лука. Национальное движение сербов возглавила Сербская демократическая партия Радована Караджича.

Создание Республики Сербской

Файл:SAO BIH 1991 1992.png
Сербские автономные области в Боснии и Герцеговине (1991)
Файл:Bsa controlled.png
Территории, которые когда-либо контролировала РС (отмечены синим цветом)

Сербские парламентарии, в основном из Сербской демократической партии, но также и из других партий отказались от участия в деятельности боснийского парламента в Сараево и 24 октября 1991 года сформировали Ассамблею сербского народа республики Босния и Герцеговина, которая ознаменовала конец коалиции партий, представляющих три народа, сложившейся после выборов 1990 года[67]. Данная Ассамблея провозгласила создание Республики Сербской 9 января 1992 года, который стал Днём Республики в августе 1992 года[68].

Создание Хорватской республики Герцег-Босна

Файл:Hvo controlled.png
Территории, которые когда-либо контролировала ХРГБ (отмечены красным цветом)

Хорватские националисты из Боснии и Герцеговины разделяли те же идеи и преследовали те же цели, что и хорватские националисты в Хорватии[69]. Правящая в Хорватии партия Хорватское демократическое содружество полностью контролировала отделение партии в Боснии и Герцеговине. Во второй половине 1991 года радикальные элементы в партии, под руководством Мате Бобана, Дарио Кордича, Ядранко Прлича, Игнаца Костромана и Анте Валента[69], и при поддержке Франьо Туджмана и Гойко Шушака установили полный контроль над партией. Это совпало с пиком войны в Хорватии. 12 ноября 1991 года президент Хорватии Франьо Туджман поддержал создание Хорватского содружества Герцег-Босна в качестве отдельной политической, культурной, экономической и территориальной единицы на территории Боснии и Герцеговины[70].

18 ноября 1991 года партийная ячейка ХДС в Боснии и Герцеговине провозгласила существование Хорватской республики Герцег-Босна как отдельного «политического, культурного, экономического, и территориального целого» на территории Боснии и Герцеговины[71].

План Каррингтон — Кутилейру

Лиссабонское соглашение, также известное как План Каррингтон-Кутилейру, названный в честь его создателей, лорда Каррингтона и посла Португалии Жозе Кутилейру, был предложен на конференции ЕЭС, состоявшейся в сентябре 1991 года в попытке предотвратить сползание Боснии и Герцеговины к войне. Он предполагал разделение власти на всех уровнях управления по этническому признаку и передачи полномочий центрального правительства местным органам власти. Все районы Боснии и Герцеговины классифицировались как боснийские, хорватские или сербские даже в тех случаях, когда этническое большинство не было очевидным.

18 марта 1992 года все три стороны подписали соглашение; Алия Изетбегович со стороны боснийцев, Радован Караджич со стороны сербов и Мате Бобан со стороны хорватов.

Однако 28 марта 1992 года, Изетбегович, после встречи с тогдашним послом США в Югославии Уорреном Циммерманом в Сараево, отозвал свою подпись и заявил о своём отрицательном отношении к любому типу этнического разделения Боснии[72]:

« То что было сказано и кем неясно до сих пор. Циммерман отрицает, будто бы он говорил Изетбеговичу, что если тот отзовёт свою подпись, Соединённые Штаты признают независимость Боснии и Герцеговины. Однако остаётся бесспорным фактом то, что Изетбегович в тот же день отозвал свою подпись и отказался от договорённостей »
.
««Патриотическая Лига» встретила войну с хорошо организованной системой снабжения. Все это благодаря государственной политике СДА и помощи дружественных стран исламского мира...».
—  Из выступления Алии Изетбеговича в 1997 году[73]

Весной 1991 года мусульманское руководство Партии демократического действия начало подготовку вооружённых формирований «Патриотической лиги». Это объяснялось подготовкой на случай боевых действий. По признанию Алии Изетбеговича, первый конвой с оружием был получен в августе 1991 года[74].

12 сентября 1991 года Югославская народная армия (ЮНА) перебросила дополнительные силы в район города Мостар, в котором не прекращались акции протеста против местных властей. 13 октября 1991 года будущий президент Республики Сербской Радован Караджич высказал своё мнение о будущем Боснии и боснийских мусульман в случае начала войны: «Всего лишь за пару дней в Сараево будет 500 000 мёртвых, и в течение месяца мусульмане исчезнут в Боснии и Герцеговине»[75].

1992

Вопрос «кто стал первой жертвой войны» является камнем преткновения между боснийцами, хорватами и сербами. Сербы считают первой жертвой войны Николу Гардовича, отца жениха, который был убит сараевскими бандитами во время обстрела свадебной процессии сербов, на второй день референдума, 1 марта 1992 года, в старом городе Сараева, в Башчаршие[76]. Боснийцы и хорваты считают первыми жертвами войны, погибших после провозглашения независимости Суаду Дилберович и Ольгу Сучич, которые были расстреляны во время марша, по утверждению Ильи Вукелича телохранителями Радована Каражича[77], 5 апреля 1992 года недалеко от отеля Holiday Inn, который в тот момент занимала Сербская демократическая партия[78][79][80][81][82].

9 января 1992 года Скупщина боснийских сербов провозгласила Сербскую Республику Боснии и Герцеговины (СР БиГ)[68]. 28 февраля 1992 года в конституции СР БиГ было заявлено, что в состав республики будут включены «территории сербских автономных районов и другие сербские этнические образования в Боснии и Герцеговине, в том числе и регионы, в которых сербский народ остался в меньшинстве из-за геноцида, проводимого против него во время Второй мировой войны», также было заявлено, что республика остаётся частью Югославии. 12 августа 1992 года название «Сербская Республика Боснии и Герцеговины» было заменено на «Республика Сербская»[83].

«Без Сербии, ничего бы не было, у нас нет ресурсов, и мы не были бы в состоянии вести войну».
— Радован Караджич, бывший президент Республики Сербской перед Ассамблеей Республики Сербской, 10-11 мая 1994 года[84].

ЮНА, находившаяся под контролем Союзной Республики Югославии, контролировало около 60 % страны, однако до 19 мая все офицеры и солдаты родом не из Боснии покинули свои должности. Силы сербов были гораздо лучше вооружены и организованы, чем силы боснийцев и боснийских хорватов[85]. Основные боевые действия развернулись в районах смешанного этнического проживания. Добой, Фоча, Рогатица, Власеница, Братунац, Зворник, Приедор, Сански Мост, Брчко, Дервента, Модрича, Босанска Крупа, Брод, Босански-Нови, Гламоч, Босански Петровац, Чайниче, Биелина, Вишеград, а также некоторые районы Сараево были под сербским контролем. Живших там хорватов и мусульман депортировали. Кроме того области, которые были более этнически однородные были избавлены от основных боевых действий, как например Баня-Лука, Козарска-Дубица (Босанска-Дубица), Градишка, Билеча, Гацко, Хан Пиесак, Калиновик. Однако несербское население также было вынуждено в основном их покинуть. Кроме того регионы в центральной Боснии и Герцеговине, такие как Сараево, Зеница, Маглай, Завидовичи, Бугойно, Мостар, Кониц было вынуждено покинуть местное сербское население, бежавшее в сербские районы Боснии и Герцеговины.

Грацское соглашение

6 мая 1992 года в австрийском городе Граце между президентом Республики Сербской Радованом Караджичем и президентом Хорватской республики Герцег-Босна Мате Бобаном было заключено соглашение о прекращении конфликта между сербскими и хорватскими силами, дабы сосредоточиться на взятии территорий, контролируемых боснийцами[86].

Осада Сараева и нападения на ЮНА

Большая часть жителей столицы страны Сараева были боснийцами-мусульманами, однако сербы составляли большинство в окружавших его пригородах. Сербские силы держали город в осаде 44 месяца, для того чтобы боснийское руководство выполнило их требования, но в то же время от осады страдало мирное население[87]. Сербы заняли районы города с большинством сербского населения и прилегающие к нему горные районы, таким образом окружив город. Пехотные части были дислоцированы в основном в таких районах, как Грбавица, Илиджа, Илияш и т. д., где из местных сербов были созданы легкопехотные бригады, а артиллерия располагалась на холмах и горах, окружающих Сараево. Осада продолжалась около трех с половиной лет, это одна из самых продолжительных военных осад в современной военной истории. При этом в самом Сараеве, по данным российских и сербских источников[88][89][90], и его окрестностях[91] существовали лагеря для сербов. По утверждению боснийской прокуратуры, в них отправляли как военнопленных, так и гражданских лиц[92]. Среди них известны окружная тюрьма в переоборудованной казарме ЮНА «Виктор Бубань»[93] и лагерь «Силос». В «Силосе» содержались не только сербы. Согласно воспоминаниям бывших заключённых лагеря из числа членов Хорватских оборонительных сил, в «Силос» они были отправлены за отказ участвовать в убийствах сербов[94], а по утверждению сербской стороны, о существовании лагеря знало и высшее политическое руководство боснийских мусульман[95]. По данным сербских и российских источников, некоторые из лагерей или «частных тюрем» были организованы криминальными деятелями, такими как Юка Празина, Рамиз Делалич, Исмет Байрамович, Мушан Топалович[96][97]. и т. д. Лагеря для сербов в Сараеве были расформированы в начале 1996 года, после окончания боевых действий.

2 мая 1992 года мусульманские силы осадили казармы ЮНА в Сараеве и предприняли ряд нападений на патрули и военные объекты. В результате ЮНА потеряла 11 человек убитыми и 20 ранеными[8].

15 мая 1992 года в Тузле местные мусульманско-хорватские формирования в количестве 3 000 человек напали на колонну 92-й моторизованной бригады ЮНА, которая покидала казарму и направлялась на территорию Союзной Республики Югославии. Снайперы сначала расстреливали водителей машин, чтобы заблокировать возможность движения, а затем вместе с другими отрядами нападающих атаковали остальных солдат ЮНА. После завершения боя многие раненые югославские солдаты были добиты в машинах[98]. В результате атаки погибли и были ранены 212 солдат и офицеров ЮНА, 140 были взяты в плен и помещены в старую шахту в городе[99].

В июне 1992 года Силы Организации Объединённых Наций по охране, первоначально развёрнутые в Хорватии, были переброшены в Боснию для защиты аэропорта Сараева, так как их мандат был расширен и на Боснию и Герцеговину. 29 июня силы боснийских сербов покинули аэропорт. В сентябре мандат миротворцев был расширен, и они получили указание охранять гуманитарную помощь и осуществлять её доставку в целом по стране, кроме того, им было поручено защищать гражданских беженцев, как это требовал Красный крест[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская война[источник не указан 1453 дня].

3 сентября 1992 года в 35 км от Сараево «Стингером» был сбит итальянский военный самолёт Alenia G-222TCM.[100]

Посавина

В марте 1992 года на территорию Боснии вошли регулярные подразделения хорватской армии[101]. Они разместились в ряде районов страны, в том числе в Посавине. 27 марта в Посавине ими была устроена резня сербов в селе Сиековац близ Босанского Брода. В ходе наступлений под Дервентой и в других населённых пунктах так называемого «Коридора» ими были совершены многочисленные военные преступления против гражданского сербского населения. Был создан и лагерь для сербов под населённым пунктом Оджаци[102]. Хорватско-мусульманские силы при поддержке регулярных подразделений хорватской армии продолжали расширение подконтрольных им территорий. Это привело к тому, что с 13 мая западная часть государства боснийских сербов и основная часть Сербской Краины оказались отрезаны от сербов на востоке Боснии и Герцеговины и от Югославии. Тяжелая ситуация сложилась в первую очередь с медикаментами для больниц, госпиталей и роддомов, поступавших из Сербии. Хорваты отказывались пропускать гуманитарные конвои, из-за чего умерло несколько новорожденных в Баня-Луке, а часть детей родившихся в тот период, не получила надлежащих медикаментов и остались на всю жизнь инвалидами. К началу июня начинает ощущаться нехватка и продуктов питания[8].

Командованием Войска Республики Сербской и военным руководством Сербской Краины в спешке была разработана операция по прорыву блокады, которая получила название «Коридор». Позднее в сербских СМИ и историографии её стали называть «Коридор жизни»[103]. ВРС в ней было представлено 1-м Краинским корпусом и другими подразделениями, организованными в тактические группы. Со стороны Сербской Краины в операции приняла участие бригада милиции. 28 июня сербские силы заняли Модричу, восстановив наземную связь с другими сербскими землями. Однако операция по расширению коридора продолжалась до конца осени 1992 года. Её результатом стал разгром хорватско-мусульманской военной группировки в Посавине и значительное уменьшение хорватского анклава в этом районе.

Восточная Босния

Весной — летом 1992 года сербам удалось выбить мусульман из ряда городов в Восточной Боснии (Подринье). При этом гражданское мусульманское население бежало из этих мест, часть была отправлена в лагеря, а их имущество разграблялось. Женщины содержались в различных центрах под стражей, где подвергались жестокому обращению и изнасилованиям[104]. Примерно в то же время, 27 июня 1992 года силы боснийских сербов совершили одно из самых жестоких преступлений, когда сожгли живьём примерно 70 мусульман в селении Бикавац[105].

В то же время мусульмане провели этнические чистки сербского населения в городах Сребреница, Жепа, Горажде и т. д. Характерной чертой этих чисток стало присутствие в военных подразделениях отрядов вооружённых гражданских мусульман под названием «торбари» («мешочники»). Они убивали гражданское сербское население и грабили захваченные населённые пункты. Особенно жестоким стало нападение на село Подраванье 26 сентября. В результате погибли 27 сербских солдат и столько же гражданских сербов[8].

Западная Босния и Бихачский карман

Сербы придавали большое значение занятию Приедора, где проживало смешанное население. По данным МТБЮ, подготовка к взятию города под контроль шла с января 1992 года. 23 апреля 1992 года в СДП решили, что сербские подразделения должны немедленно приступить к подготовке захвата муниципалитета Приедор в координации с ЮНА. К концу апреля 1992 года в муниципалитете были созданы параллельные официальным, сербские полицейские участки и более 1500 вооружённых сербов были готовы принять участие в захвате муниципалитета. В ночь с 29 на 30 апреля 1992 года захват власти был осуществлён[106]. Мусульманско-хорватские формирования в городе нанесли удар первыми 30 мая, однако в боях с сербскими подразделениями были разбиты и оставили город. В ходе обороны города погибли 15 сербских бойцов, 25 были ранены[107].

После перехода Западной Боснии под полный сербский контроль сербские власти создали концентрационные лагеря Омарска, Кератерм и Трнополье, куда отправляли задержанных в Западной Боснии не-сербов. Через них прошли несколько тысяч человек[106]. МТБЮ пришёл к выводу, что захват власти в регионе был незаконным государственным переворотом, который заранее планировался и координировался в течение долгого времени, и конечной целью было создание этнически чистого сербского муниципалитета. Эти планы не скрывались, и реализовывались с помощью скоординированных действий со стороны сербской полиции, армии и политиков. Одной из ведущих фигур в этом процессе был Миломир Стакич (англ.), который стал играть доминирующую роль в политической жизни муниципалитета[106].

В начале апреля произошло крупное наступление боснийских хорватов и регулярных формирований из Хорватии на Купрес, сопровождавшееся массовыми убийствами сербского населения[108][109][110]. Силам Югославской народной армии и формированиям боснийских сербов удалось отбить город и его окрестности.

Наступление сил ХСО в Центральной Боснии

Под давлением хорошо оснащённых и вооружённых сербских сил в Боснии и Герцеговине и Хорватии, основные хорватские силы — ХСО (Хорватский совет обороны) переключили своё внимание с противостояния сербским силам на попытки занять территорию, находящуюся под контролем боснийской армии[111]. Считается, что это было связано с соглашением в Караджорджево (март 1991 года), достигнутым между президентами Слободаном Милошевичем и Франьо Туджманом, по которому предполагалось разделить Боснию между Хорватией и Сербией[111].

Чтобы достичь этой цели ХСО требовалось подавить другие хорватские силы, а именно хорватские оборонительные силы (ХОС), а также разбить части боснийской армии, так как территория на которую они претендовали, находилась под контролем правительства Боснии. ХСО получал военную поддержку от Республики Хорватии, а также от местных сербов, развернув нападения на мусульманское гражданское население в Герцеговине и в Центральной Боснии, начав этнические чистки территорий, населённых боснийскими мусульманами[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская война[источник не указан 1453 дня].

Однако согласно другой версии, конфликт с хорватами начали провоцировать боснийские мусульмане, стремясь расширить подконтрольную территорию и захватить военные заводы в Центральной Боснии[8]. Крупные бои прошли в Нови-Травнике, Витезе и Прозоре. Причём пока шли бои в Нови-Травнике, в ещё мирном Прозоре мусульмане напали на хорватские позиции, чтобы не дать местным подразделениям ХСО оказать поддержку хорватам в Нови-Травнике. В ходе боев Прозор был сильно разрушен и в итоге перешёл под контроль ХСО. Солдаты АРБиГ и мирное мусульманское население (5 000 человек) были вынуждены его покинуть[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская война[источник не указан 1453 дня].

Соглашение в Граце в мае 1992 года вызвало неоднозначную реакцию внутри общины хорватов и привело к раздорам, а также к конфликту с боснийцами. Одним из основных лидеров хорватских сил, не поддержавших соглашение, был Блаж Кралевич, лидер хорватских оборонительных сил (ХОС), вооружённых отрядов, которые также были хорватскими националистами, но в отличие от ХСО они поддерживали сотрудничество с боснийцами[112].

В июне 1992 года основное внимание ХСО переключается на Нови-Травник и Горни-Вакуф, где хорваты начали наступление, однако им оказывала активное сопротивление боснийская территориальная оборона. 18 июня 1992 года боснийская территориальная оборона в Нови-Травнике получила ультиматум от ХСО, который включал в себя требования отмены существующих в городе властных институтов Боснии и Герцеговины, установление власти Хорватской республики Герцег-Босна, присяга местных солдат на верность хорватской республике, подчинение местной территориальной обороны ХСО и изгнание мусульманских беженцев, на принятие условий отводилось 24 часа. Ультиматум был отвергнут. Атака на город началась 19 июня. Начальная школа и почтовое отделение подверглись сильному обстрелу и были повреждены. Горни-Вакуф подвергся атаке хорватов 20 июня 1992 года, но она была отбита[113].

Боснийские силы были вынуждены вести борьбу на два фронта, однако смогли сдержать натиск хорватов. В это же время, благодаря своему географическому положению, территории, контролируемые правительством Боснии были окружены со всех сторон хорватскими и сербскими силами. Это существенно затрудняло возможность импорта необходимых припасов[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская война[источник не указан 1453 дня].

В августе 1992 года лидер ХОС Блаж Кралевич был убит солдатами ХСО. Это серьёзно ослабило часть хорватов, которые надеялись сохранить союз между боснийцами и хорватами[114].

Ситуация ещё более обострилась в октябре 1992 года, когда хорватские силы напали на боснийское гражданского население в Прозоре, сжигая жилые дома и убивая мирных жителей. Силы ХСО изгнали большую часть мусульман из города Прозор и нескольких окрестных деревень[71].

1993

7 января силы мусульман из Сребреницы устроили резню сербов в селах Кравица, Шильковичи, Ежештица и Баневичи. Были убиты 49 человек, в том числе дети и старики[115].

8 января боснийский вице премьер-министр Хакия Турайлич и сопровождавшие его французские миротворцы ООН были задержаны сербскими военными на контрольно-пропускном пункте на дороге к Сараевскому аэропорту. Французские миротворцы ООН остановились как и было указано. После того, как двери машины, в которой перевозили Турайлича, были открыты, сербский военнослужащий застрелил вице-премьера. Французские военные ответный огонь не открывали[116].

11 января 1993 года начались ожесточенные бои в Горни-Вакуфе и артиллерия хорватов стала по ночам обстреливать город[113]. Город был окружён в течение семи месяцев хорватской армией и силами ХСО и обстреливался тяжёлой артиллерией, а также снайперами и танками, а в его окрестностях шли этнические чистки и массовые убийства боснийских мусульман из числа мирных жителей в соседних селах Быстрица, Узричие, Душа, Здримчи и Храсница[117][118]. Боевые действия привели к сотням раненых и убитых, в основном из числа гражданских лиц боснийских мусульман[113].

Большая часть 1993 года прошла под доминированием хорвато-боснийского конфликта. В январе 1993 года хорватские силы атаковали Горный Вакуф снова, чтобы соединить Герцеговину с центральной Боснией[71].

22 февраля 1993 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию 808, в который постановил создать международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьёзные нарушения международного гуманитарного права.

В апреле 1993 года Совет Безопасности Организации Объединённых Наций принял резолюцию 816, призывающую государства члены ООН обеспечить бесполётную зону над Боснией и Герцеговиной. 12 апреля 1993 года НАТО начало операцию по закрытию воздушного пространства над страной, в рамках выполнения решения по обеспечению бесполётной зоны.

15-16 мая на референдуме 96 процентов сербов проголосовали против плана Вэнса — Оуэна. После провала мирного плана, который предусматривал разделить страну на три этнические части, вооружённый конфликт между боснийцами и хорватами усилился, охватив 30 процентов Боснии и Герцеговины. Мирный план был одним из факторов, приведших к эскалации конфликта, так как лорд Оуэн избегал сотрудничества с умеренными хорватскими силами (выступавшими за единую Боснию) и стремился договориться с более экстремистскими элементами (которые были за разделение страны)[119].

25 мая 1993 года Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) был официально учрежден согласно резолюции 827 Совета Безопасности Организации Объединённых Наций.

В попытке защитить гражданское население и повысить роль СООНО в мае 1993 года Совет Безопасности ООН учреждает «зоны безопасности» вокруг Сараево, Горажде, Сребреницы, Тузлы, Жепы и Бихача согласно Резолюции 824 от 6 мая 1993 года[120]. 4 июня 1993 года Совет Безопасности ООН принял Резолюцию 836, санкционировавшую применение силы СООНО для защиты зон безопасности[121]. 15 июня 1993 года была начата операция Sharp Guard, заключавшаяся в морской блокаде побережья Адриатического моря со стороны НАТО и Западноевропейского союза, впоследствии отменённая 18 июня 1996 года в связи с прекращением эмбарго ООН на поставки оружия[121].

Данное решение было сразу же использовано мусульманами в военных целях. Например, сразу же после провозглашения Сребреницы «защищенной зоной» подразеления 28-й дивизии мусульманской армии предприняли несколько атак на сербов. В то же время они отказались провести разоружение своих подразделений, что подразумевалось дороговором с силами ООН[8]. По мнению российского исследователя Ионова, такое решение ООН лишало боснийских сербов возможности выиграть войну, так как при каждом успешном сербском наступлении мусульманские силы отходили в защищенные зоны, после чего на сербов давление оказывали НАТО и Совбез ООН, угрожая военным вмешательством[8].

Этнические чистки в долине Лашвы

Файл:Vitez massacre.jpg
Тела убитых людей хорватскими силами недалеко от Витеза. (Фотография из архива МТБЮ)

Кампания этнических чисток в долине Лашвы против боснийского гражданского населения была запланирована политическим и гражданским руководством хорватской республики Герцег-Босны в период с мая 1992 по март 1993 года. Начав кампанию в апреле 1994 года ХСО должен был осуществить цели, изложенные хорватскими националистами в ноябре 1991 года[69]. Боснийцы, проживающие в долине Лашвы подвергались преследованиям по политическим, расовым и религиозным мотивам[122], подвергались дискриминации в рамках в контексте широкомасштабных нападений на гражданское население в регионе[123], в виде массовых убийств, изнасилований, лишения свободы в концентрационных лагерях, а также уничтожения объектов культурного наследия и частной собственности. Кампания чисток активно сопровождалась активной антибоснийской пропагандой, особенно в муниципалитетах Витез, Бусовача, Нови-Травник и Киселяк. Резня в Ахмичи в апреле 1993 года был кульминацией этнических чисток в долине Лашвы, массовое убийство гражданских лиц боснийских мусульман происходило в течение нескольких часов. Самому младшему ребёнку было три месяца, который был застрелен в своей кроватке, а самой старой жертвой 81-летняя женщина. Это самая кровавая резня, совершенная во время конфликта между хорватами и боснийцами[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская войнаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Боснийская война[источник не указан 1453 дня].

Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) вынес решение, что эти преступления являются преступлениями против человечности, зафиксировав это в многочисленных приговорах по делам хорватских политических и военных лидеров и солдат, и в первую очередь Дарио Кордича[113]. На основе свидетельств и документированных случаев многочисленных нападений на гражданское население сил ХСО судьи МТБЮ пришли к выводу, зафиксировав его в приговоре Кордичу и Черкезу, что к апрелю 1993 у хорватского руководства был общий задуман и готов к выполнению проект или план этнических чисток боснийцев из долины Лашвы. Дарио Кордич, местный политический лидер, является составителем и зачинщиком этого плана[113]. Центр исследований и документаций в Сараево (IDC) пришёл к выводу, что за данный период в регионе 2 000 человек были убиты или пропали без вести[124].

Война в Герцеговине

Хорватская республика Герцег-Босна установила контроль над многими муниципалитетами в Герцеговине. Были взяты под контроль средства массовой информации, через которые стала вестись пропаганда хорватских идей. Была введена в обращение хорватская валюта, и хорватские программы и хорватский язык были введены в школах. Многие боснийцы и сербы были сняты с должностей в администрациях и удалены из частного бизнеса, распределение гуманитарной помощи было под контролем и распространялось недостаточно среди боснийцев и сербов. Местные политические лидеры боснийцев и сербов либо арестовывались, либо маргинализировались. Некоторые боснийцы и сербы были отправлены в концентрационные лагеря, такие как Хелиодром, Дретели, Габела, Войно и Сунье.

В некоторых районах Боснии и Герцеговины силы Хорватского совета обороны и армии Республики Босния и Герцеговина воевали бок о бок с силами армии Республики Сербской. Несмотря на вооружённое противостояние в других районах страны, и в целом напряженные отношения между ХСО и АРБиГ, хорватско-боснийской союз существовал в анклаве Бихач и Босанской Посавине, где им приходилось противостоять сербским силам.

По данным МТБЮ, зафиксированным по делу Налетилича и Мартиновича, силы ХСО напали на населённые пункты в районе Совичи Доляни, примерно в 50 километрах к северу от Мостара утром 17 апреля 1993 года[59]. Нападение было частью большого наступления ХСО, направленного на Ябланицу, в окрестностях которого и в самом городе проживали в основном боснийские мусульмане. Командиры ХСО подсчитали, что им нужно два дня, чтобы захватить Ябланицу. Расположение Совичи имело стратегическое значение для ХСО, так как он находился на пути к Ябланице. Для АРБиГ это был выход на плато Рисовач, закрепление на котором могло бы создать условия для дальнейшего движения к побережью Адриатического моря. Наступление сил ХСО на Ябланицу началось 15 апреля 1993 года. Артиллерия уничтожила значительную часть Совичи. Боснийские армия начала ответное контрнаступление, но в пять вечера боснийской армия в Совичи сдалась. Приблизительно от 70 до 75 солдат попали в плен. В общей сложности, по меньшей мере 400 гражданских лиц боснийских мусульман были задержаны. Дальнейшее наступление сил ХСО к Ябланице был остановлено после того, как начались переговоры о прекращении огня[59].

Ещё одной характеристикой хорватско-мусульманского конфликта является фактическое перемирие между хорватами и сербами в большинстве районов, за исключением тех, где между хорватами и мусульманами сохранился союз. Отношения между боснийскими хорватами и боснийскими сербами в тот период военный историк А. Ионов характеризует как «почти союзнические»[8]. Боснийские сербы в ряде районов поддерживали хорватские формирования артиллерийским огнём и сводными отрядами бронетехники (например в Жепче), а также принимали на своей территории тысячи хорватских беженцев, изгнанных мусульманами из многих населённых пунктов[8].

Осада Мостара

Восточная часть Мостара был окружена силами ХСО в течение девяти месяцев, и большая часть его исторической части была серьёзно повреждена в результате обстрелов в том числе знаменитый Старый мост[71].

Мостар был разделен на западную часть, в которой доминировали силы ХСО, и восточную часть, где были сосредоточены силы АРБиГ. Тем не менее, боснийская армия контролировала в Западном Мостаре штабной пункт в подвале комплекса зданий, называемых Враница. В ночь на 9 мая 1993 года Хорватский совет обороны атаковал Мостар с использованием артиллерии, минометов, тяжелых вооружений и стрелкового оружия. ХСО контролировал все дороги, ведущие в Мостар, и международным организациям было отказано в доступе в город. Городское радио в Мостаре объявило, что все боснийцы должны вывесить белые флаги из окон. Нападение ХСО были хорошо подготовленным и спланированным[59].

Силы ХСО захватили западную часть города и изгнали тысячи боснийцев с западной стороны в восточную часть города[71]. Силы ХСО обстреливали восточную часть Мостара, превратив значительную часть строений в руины. Были уничтожены Царинский мост, Титов Лучки мост через реку, серьёзно пострадал Старый мост. Подразделения ХСО участвовали в массовых расстрелах, этнических чистках и изнасилованиях в западном Мостаре и его окрестностях, продолжалась осада и обстрелы сил боснийского правительства в восточном Мостаре. Кампания ХСО привела к тысячам раненых и убитых[71].

АРБиГ начала операцию, известную как операция Неретва 93, против ХСО и хорватской армии в сентябре 1993 года, чтобы снять осаду Мостара и занять области Герцеговины, которые были включены в самопровозглашенную хорватскую республику Герцег-Босния[125]. Операция была остановлена боснийскими властями после того, как была получена информация о резне хорватских гражданских лиц и военнопленных в сёлах Грабовица и Уздол.

Руководство ХСО (Ядранко Прлич, Бруно Стоич, Миливой Петкович, Валентин Чорич и Берислав Пушича) и офицер хорватской армии Слободан Праляк были преданы суду в МТБЮ по обвинениям в преступлениях против человечности, серьезных нарушения Женевских конвенций и нарушения законов и обычаев войны[71]. Дарио Кордич, политический лидер хорватов в Центральной Боснии был признан виновным в преступлениях против человечности в Центральной Боснии, то есть в этнических чистках и приговорен к 25 годам тюремного заключения[113]. Командующий АРБиГ Сефер Халилович был обвинен по одному пункту нарушения законов и обычаев войны на базе командной ответственности за преступления своих подчинённых во время операции Неретва 93 и был признан невиновным.

1994

1995

Концентрационные лагеря

Мусульманские и хорватские

Файл:Čelebići camp.jpg
Лагерь Челебичи, 1992 год. Фото предоставлено МТБЮ

Сербские

Файл:Trnopolje Camp.jpg
Заключённые лагеря Трнополье. Из материалов Международного трибунала по бывшей Югославии.

Концентрационный лагерь возле села Трнополье недалеко от города Приедор на севере Боснии и Герцеговины был создан в первые месяцы боснийской войны. По данным местных властей Трнополье был «транзитным лагерем» для населения района Приедора. Лагерь был создан властями Республики Сербской и управлялся местными военизированными формированиями сербской полиции. В лагерях Приедора, Омарска, Кератерм и Маняче содержались те, кого допрашивали, ожидали «суда» и те, кого объявили виновными.

Доклад Комиссии экспертов Организации Объединённых Наций при Совете Безопасности (доклад Комиссии Бассиуни) установил, что Трнополье был концентрационным лагерем и функционировал в качестве сборного пункта для массовых депортаций женщин, детей, а также пожилых мужчин. Комиссия также установила, что Омарска и Кератерм, лагери, в которых содержались взрослые несербские мужчины, не были лагерями смерти[131][132].

Массовые изнасилования

В конце 1992 года в западной печати стали появляться публикации о боснийских «секс-лагерях» и массовых изнасилованиях мусульманок со стороны сербов. В частности, по сообщению Би-би-си, бывший офицер военной полиции боснийских сербов Драган Зеленович на судебном процессе в Гаагском трибунале признался в изнасилованиях и пытках, совершенных в ходе боснийской военной кампании в 1992 году. С июля по август 1992 года он принимал участие в групповых изнасилованиях, пытках и избиениях мусульманских женщин и девушек. Кроме того, 3 июля он совершил изнасилование 15-летней мусульманской девушки, а в октябре того же года вместе с двумя сообщниками изнасиловал двух женщин — заключённых расположенной в окрестностях Фочи сербской тюрьмы «Караман»[133](недоступная ссылка)[134]. За участие в групповом изнасиловании мусульманских заложниц осуждён на 12 лет заключения Зоран Вукович, парламентский лидер боснийских сербов[135][136].

Систематические изнасилования во время войны в Боснии отмечены также в докладе спецдокладчика Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам[137]. Ситуация с изнасилованиями в ходе этого конфликта была настолько вопиющей, что стала поводом для внесения Советом Безопасности ООН в устав международного трибунала нового параграфа (№ 48)[138][неавторитетный источник? 1208 дней].

Мирные переговоры и итоги войны

Война окончилась подписанием Дейтонского соглашения, которое определило современное конституционное устройство Боснии и Герцеговины.

Количество погибших и пострадавших

По различным данным, число жертв оценивается в 70 тыс. за два первых года войны[139], 150 тыс. за три года[140] и даже до 200 тыс. убитых в течение всего конфликта[141] чел., при этом консенсусной цифрой считается 100 тыс. Число пострадавших женщин от изнасилований оценивают от 20 до 50 тыс.[142]. Исследовательский документальный центр в Сараево определил, что погибло 97207 человек, из которых большинство (57523 человека) составили военнослужащие, а остальные (39684 человека) были гражданскими лицами[143]. По данным этой организации, почти две трети погибших (64036 человек) — боснийские мусульмане[143]. Также погибли 24905 сербов, 7788 хорватов и 478 лиц других национальностей[143].

Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер писала:[144]

Вдали от телевизионных камер руководство боснийских сербов при поддержке Белграда развернуло кампанию насилия и террора, включая массовые изнасилования, невообразимые пытки и концентрационные лагеря, результатом которой должно было стать изгнание несербского населения с территории, объявленной исторически сербской. В общем и целом более двух миллионов человек (при довоенном населении, составлявшем 4,3 миллиона человек) было изгнано из обжитых мест. По оценкам, 900 тысяч человек нашли убежище в соседних странах и в Западной Европе, а 1,3 миллиона человек были вытеснены в другие районы Боснии.

Материальный ущерб

Разрушено 2 000 км дорог, 70 мостов, все железные дороги; две трети всех построек на территории нового государства пострадали[145].

См. также

Напишите отзыв о статье "Боснийская война"

Примечания

  1. [http://srpska.ru/article.php?nid=12173 История рассудит, кто интернационалисты, а кто — наёмники]
  2. Валецкий, Олег. Волки белые. — Москва: Грифон М, 2006. — 288 с. — ISBN 5-98862-023-X.
  3. [http://www.rtrs.tv/vijesti/vijest.php?id=35648 Јединица „Бели вукови“ обиљежила 17. годишњицу] (серб.). Радио-телевизија Републике Српске (14 февраля 2011). Проверено 18. 7. 2012..
  4. Пале лајв. [http://www.palelive.com/aktuelnosti-pale/obiljezena-krsna-slava-udruzenja-boraca-beli-vukovi Обиљежена крсна слава Удружења бораца „Бели вукови”] (серб.) (14 февраля 2012). Проверено 17 июля 2012. [http://www.webcitation.org/6B2lyhGoM Архивировано из первоисточника 29 сентября 2012].
  5. [http://www.rtrs.tv/vijesti/vijest.php?id=35603 Обиљежавање 17 година од формирања јединице „Бијели вукови“] (серб.). Радио-телевизија Републике Српске (14 февраля 2011). Проверено 18 июля 2012.
  6. 1 2 [http://www.scribd.com/doc/21288685/The-Muslim-Croat-Civil-War-in-Central-Bosnia-a-Military-History-1992-1994 The-Muslim-Croat-Civil-War-in-Central-Bosnia]. [http://www.webcitation.org/65CtmCavp Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  7. Sabrina P. Ramet. [http://books.google.com.ua/books?id=FTw3lEqi2-oC&printsec=frontcover&hl=uk#v=onepage&q=330&f=false The three Yugoslavias].
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [http://www.idc.org.ba/index.php?option=com_content&view=section&id=35&Itemid=126&lang=bs Rezultati istraživanja "Ljudski gubici '91-'95"]. [http://www.webcitation.org/65CtpAOyt Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  9. 1 2 [http://artofwar.ru/i/ionow_a_a/text_0010.shtml Ионов А. Очерки военной истории конфликта в Югославии]. [http://www.webcitation.org/65CtneSTJ Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  10. [http://www.pixelpress.org/bosnia/context/0615yugo-arms-pact.html Factions in Balkans Agree to Limit Weapons]. [http://www.webcitation.org/65CtojemI Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  11. [http://www.un.org/en/peacekeeping/missions/past/unprof_p.htm Former Yugoslavia - UNPROFOR]. [http://www.webcitation.org/65Ctpg2rs Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  12. [http://www.veritas.org.rs/engleski/listings1c.htm Killed and missing Serbs according to VERITAS records]. [http://www.webcitation.org/65Ctq8OMw Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  13. [http://artofwar.ru/w/waleckij_o_w/text_0250.shtml Погибшие иностранные добровольцы Войска Республики Сербской]. [http://www.webcitation.org/65CtqcI54 Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  14. [http://www.icty.org/x/cases/naletilic_martinovic/tjug/en/nal-tj030331-e.pdf ICTY: Naletilić and Martinović verdict – A. Historical background]. [http://www.webcitation.org/61DT70h0Z Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  15. Silber, L (1997), Yugoslavia: Death of a Nation. Penguin Books, p.185
  16. Dimitrijevic, Bojan. Modernizacija i intervencija jugoslovenske oklopne jedinice 1945-2006. — Beograd: Institut za savremenu istoriju, 2010. — С. 299. — ISBN 9788674031384.
  17. Cohen, Roger. [http://www.nytimes.com/1995/08/31/world/conflict-balkans-overview-nato-presses-bosnia-bombing-vowing-make-sarajevo-safe.html?scp=1&sq=Nato+bosnia&st=nyt CONFLICT IN THE BALKANS: THE OVERVIEW; NATO PRESSES BOSNIA BOMBING, VOWING TO MAKE SARAJEVO SAFE] (англ.), The New York Times (31 August 1995). Проверено 5 мая 2011.
  18. Holbrooke Richard. To End a War. — New York: Modern Library, 1999. — P. 102. — ISBN 0-375-75360-5.
  19. [http://www.state.gov/www/regions/eur/bosnia/bosagree.html Dayton Peace Accords on Bosnia]. US Department of State (30 March 1996). Проверено 19 марта 2006. [http://www.webcitation.org/61DT7S7qj Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  20. [http://query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=990CE0DA163CF93AA35750C0A963958260&sec=&spon=&pagewanted=all C.I.A. Report on Bosnia Blames Serbs for 90 % of the War Crimes] by Roger Cohen, The New York Times, 9 March 1995
  21. New York Times — Karadzic Sent to Hague for Trial Despite Violent Protest by Loyalists [http://www.nytimes.com/2008/07/30/world/europe/30serbia.html]
  22. (2005) «[http://www.springerlink.com/content/w288118j50758360/ War-related Deaths in the 1992–1995 Armed Conflicts in Bosnia and Herzegovina: A Critique of Previous Estimates and Recent Results]». European Journal of Population (Springer Netherlands) 21: 187–215. DOI:[//dx.doi.org/10.1007%2Fs10680-005-6852-5 10.1007/s10680-005-6852-5]. ISSN [http://worldcat.org/issn/1572-9885 1572-9885].
  23. [http://today.reuters.com/News/CrisesArticle.aspx?storyId=L23677389 Research halves Bosnia war death toll to 100,000] (23 November 2005).
  24. [http://www.america.gov/st/washfile-english/2006/March/20060302182114MVyelwarC0.6359674.html Review of European Security Issues], U.S. Department of State (3 March 2006). [http://web.archive.org/web/20090115224526/http://www.america.gov/st/washfile-english/2006/March/20060302182114MVyelwarC0.6359674.html Архивировано] из первоисточника 15 января 2009.
  25. [http://www.unhcr.org/4bbb422512.html Jolie highlights the continuing suffering of the displaced in Bosnia]. UNHCR (6 April 2010). Проверено 19 октября 2010.
  26. Коллектив авторов. Югославия в XX веке: очерки политической истории. — М.: Индрик, 2011. — С. 865. — ISBN 9785916741216.
  27. Гуськова, 2001, с. 720.
  28. Dějiny Srbska. — Praha, 2004. — ISBN 80-7106-671-0
  29. Dizdarevic R. Od smrti Tita do smrti Jugoslavie. — Praha, 2002
  30. Гуськова Елена. История югославского кризиса (1990-2000). — М.: Русское право/Русский Национальный Фонд, 2001. — С. 135. — ISBN 5941910037.
  31. R. Craig Nation. War in the Balkans 1991-2002. — U.S. Army War College, 2003. — P. 98. — ISBN 1-58487-134-2.
  32. Новаковић Коста. Српска Краjина: (успони, падови уздизања). — Београд; Книн: Српско културно друштво Зора, 2009. — С. 185. — ISBN 978-86-83809-54-7.
  33. Штрбац Саво. Хроника прогнаних крајишника. — Београд: Српско културно друштво «Зора», 2005. — С. 210. — ISBN 86-83809-24-2.
  34. Югославия в XX веке: очерки политической истории / К. В. Никифоров (отв. ред.), А. И. Филимонова, А. Л. Шемякин и др. — М.: Индрик, 2011. — С. 779. — ISBN 9785916741216.
  35. [http://books.google.co.uk/books?id=ORSMBFwjAKcC&pg=PA311#v=onepage&q&f=false The former Yugoslavia's Diverse Peoples: A Reference Sourcebook]. — Santa Barbara, California: ABC-CLIO, 2004. — P. 311. — ISBN 1576072940.
  36. Коллектив авторов. Югославия в XX веке: очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — С. 805. — ISBN 9785916741216.
  37. [http://books.google.com/books?id=rN5bt0iMYuoC&pg=PA220 National deconstruction: violence … — Google Books]
  38. 1 2 Гуськова, 2001, с. 222.
  39. [http://artofwar.ru/i/ionow_a_a/text_0010.shtml Очерки военной истории конфликта в Югославии (1991—1995)] (рус.). ArtOfWar. Проверено 30 марта 2013. [http://www.webcitation.org/6FdyMLF1l Архивировано из первоисточника 5 апреля 2013].
  40. Dr N Thomas & K Mikulan. The Yugoslav Wars. Bosnia, Kosovo and Macedonia 1992—2001. p. 14
  41. The Yugoslav Wars: Bosnia, Kosovo and Macedonia 1992–2001. — Osprey Publishing, 2006. — P. 13. — ISBN 0195174291.
  42. [http://srebrenica.brightside.nl/srebrenica/toc/p6_c04_s001_b01.html Srebrenica – a 'safe' area](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://srebrenica.brightside.nl/srebrenica/toc/p6_c04_s001_b01.html история]). Netherlands Institute for War Documentation (10 April 2002). Проверено 17 февраля 2010.
  43. Helena Smith, [http://observer.guardian.co.uk/milosevic/story/0,,868869,00.html Greece faces shame of role in Serb massacre], The Observer, 5 January 2003, accessed 25 November 2006
  44. Dr N Thomas & K Mikulan. The Yugoslav Wars. Bosnia, Kosovo and Macedonia 1992—2001. p. 13
  45. [http://artofwar.ru/i/ionow_a_a/text_0010.shtml Очерки военной истории конфликта в Югославии (1991-1995)] (рус.). ArtOfWar. Проверено 2 июля 2015.
  46. The Yugoslav Wars, 2006, с. 21.
  47. Dr N Thomas & K Mikulan. The Yugoslav Wars. Bosnia, Kosovo and Macedonia 1992—2001. p. 17
  48. Dr N Thomas & K Mikulan. The Yugoslav Wars. Bosnia, Kosovo and Macedonia 1992—2001. p. 21
  49. [http://www.nacional.hr/articles/view/29027/ Nacional: Šveđanin priznao krivnju za ratne zločine u BiH]
  50. 1 2 Kozar, Duro. [http://www.ex-yupress.com/oslob/oslob7.html Croats and Serbs are (un)suitable], Oslobodenje-Svijet (2 August 1996). Проверено 21 ноября 2010.
  51. Pejanović Mirko. [http://books.google.co.uk/books?id=04zV4pqEhLkC&pg=PA86#v=onepage&q&f=false Through Bosnian Eyes: The Political Memoir of a Bosnian Serb]. — West Lafayette: Purdue University Press, 2004. — P. 86. — ISBN 1557533598.
  52. [http://www.hsp1861.hr/vijesti4/030513zp.htm Vjesnik: Je li Tuta platio atentatorima po pet tisuća maraka]
  53. Nettelfield Lara J. [http://books.google.co.uk/books?id=7Bl9KT9NME0C&pg=PA73#v=onepage&q&f=false Courting Democracy in Bosnia and Herzegovina: The Hague Tribunal's Impact in a Postwar State]. — Cambridge: Cambridge University Press, 2010. — P. 73. — ISBN 0521763800.
  54. 1 2 3 Dr N Thomas & K Mikulan. The Yugoslav Wars. Bosnia, Kosovo and Macedonia 1992—2001. p. 8
  55. [http://www.usip.org/pubs/specialreports/early/dayton_imp/train_equip.html United States Institute of Peace], Dayton Implementation: The Train and Equip Program, September 1997 | Special Report No. 25
  56. Валецкий, Олег. Югославская война 1991-1995. — Москва: Крафт+, 2011. — P. 613. — ISBN 9785936751806.
  57. [http://www.icty.org/x/cases/slobodan_milosevic/ind/en/mil-ai040421-e.htm The prosecutor of the tribunal against Slobodan Milošević: Amended Indictment]. UN International Criminal Tribunal for the former Yugoslavia (22 November 2002). Проверено 14 августа 2009. [http://www.webcitation.org/61DT8IxxN Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  58. [http://books.google.com/books?id=NlRD4yaHrEYC&pg=PA279 Annotated leading cases of … — Google Books]
  59. 1 2 3 4 [http://www.icty.org/x/cases/naletilic_martinovic/cis/en/cis_naletilic_martinovic_en.pdf ICTY: Naletilić and Matinović verdict]. [http://www.webcitation.org/61DT8ihV8 Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  60. [http://www.guardian.co.uk/comment/story/0,3604,688310,00.html UK Guardian: America used Islamists to arm the Bosnian Muslims]
  61. 1 2 Trbovich Ana S. [http://books.google.com/books?id=Ojur7dVoxIcC&pg=PA221 A Legal Geography of Yugoslavia's Disintegration]. — Oxford University Press, 2008. — P. 221. — ISBN 9780195333435.
  62. Cook Bernard A. [http://books.google.com/books?id=ox_gXq2jpdYC&pg=PA140 Europe Since 1945]. — Taylor and Francis, 2001. — P. 140. — ISBN 9780815340577.
  63. Trbovich Ana S. [http://books.google.com/books?id=Ojur7dVoxIcC&pg=PA222 A Legal Geography of Yugoslavia's Disintegration]. — Oxford University Press, 2008. — P. 220–224. — ISBN 9780195333435.
  64. 1 2 Абрамов А. В. Суверенизация в условиях международного контроля: Босния и Герцеговина // Политическая наука. — 2005. — № 4. — С. 177
  65. [http://csce.gov/index.cfm?FuseAction=UserGroups.Home&ContentRecord_id=250&ContentType=G&ContentRecordType=G&UserGroup_id=5&Subaction=ByDate The Referendum on Independence in Bosnia-Herzegovina: February 29 – 1 March 1992]. Commission on Security and Cooperation in Europe (1992). Проверено 28 декабря 2009. [http://www.webcitation.org/61DT99o3z Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  66. Степаненко Е. В. Дейтонское соглашение как краеугольный камень в строительстве США однополярного мира // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — 2011. — № 3-2. — С. 191
  67. [http://books.google.com/books?id=_RSi4WL0RP8C&pg=PA12&lpg=PA12 Women, violence and war: wartime … — Google Books]
  68. 1 2 [http://books.google.com/books?id=ZzYznOEiZmcC&pg=PP1137 Documents and cases — Google Books]
  69. 1 2 3 [http://www.icty.org/x/cases/blaskic/acjug/en/bla-aj040729e.pdf ICTY: Blaškić verdict]. [http://www.webcitation.org/61DT9rvur Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  70. The Yugoslav Wars, 2006, с. 17.
  71. 1 2 3 4 5 6 7 [http://www.icty.org/x/cases/prlic/cis/en/cis_prlic_al_en.pdf ICTY: Jadranko Prlić, Bruno Stojić, Slobodan Praljak, Milivoj Petković, Valentin Ćorić & Berislav Pušić]. [http://www.webcitation.org/61DTALKx9 Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  72. de Krnjevic-Miskovic, Damjan [http://inthenationalinterest.com/Articles/Vol2Issue41/Vol2Issue41dkm.html Alija Izetbegovic, 1925–2003](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://inthenationalinterest.com/Articles/Vol2Issue41/Vol2Issue41dkm.html история]). In the National Interest. Проверено 28 августа 2008. [http://web.archive.org/20040627192417/inthenationalinterest.com/Articles/Vol2Issue41/Vol2Issue41dkm.html Архивировано из первоисточника 27 июня 2004].
  73. [http://artofwar.ru/i/ionow_a_a/text_0010.shtml Очерки военной истории конфликта в Югославии (1991-1995)] (рус.). ArtOfWar. Проверено 7 сентября 2014.
  74. [http://artofwar.ru/i/ionow_a_a/text_0010.shtml ArtOfWar. Ионов Александр Алексеевич. Очерки военной истории конфликта в Югославии (1991—1995)]
  75. Florence Hartmann. [http://www.helsinki.org.rs/hcharter_t16a02.html A statement at the seventh biennal meeting of the International Association of Genocide Scholars]. Helsinki Charter No. 109-110. Helsinki Committee for Human Rights in Serbia (July 2007). Проверено 31 декабря 2010. [http://www.webcitation.org/65CtrLQKY Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  76. (2006-02) «[http://books.google.com/?id=ACvJHam2_-oC&lpg=PA291&dq=Nikola%20Gardovi%C4%87&pg=PA291#v=onepage&q=&f=false Sarajevo: A biography]».
  77. [http://www.ng.ru/world/2002-04-03/6_sarajevo.html Объединившись против насилия]
  78. [https://books.google.com/books?id=1d-2N6S9pDIC&pg=PT36 In a Bosnian Trench]
  79. [https://books.google.com/books?id=zcR-OJdY4uIC&pg=PA99 Prime Time Crime: Balkan Media in War and Peace]
  80. (2006-02) «[http://books.google.com/books?id=ACvJHam2_-oC&pg=PA284 Sarajevo: A biography]».
  81. (2001) «[http://books.google.com/books?id=Rx-1MdUlzaUC&pg=RA1-PA221 Anthropology of violence and conflict]».
  82. (2008) «[http://books.google.com/books?id=xWKjSc0ql3cC&pg=PA190 Dictionary of Genocide: A-L]».
  83. [http://sim.law.uu.nl/sim/caselaw/tribunalen.nsf/db2e2884b11f7cbbc125720a007af60b/8cc6f2501fe7c551c12571fe004d31cd?OpenDocument ICTY/ ZUPLJANIN, Stojan/ Indictment (Amended)]
  84. [http://www.hrw.org/en/node/11081/section/5 Weighing the Evidence (p. 32)], Human Rights Watch (13 December 2006). Проверено 5 ноября 2010.
  85. [http://query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9E0CE7DF1F3BF931A25756C0A964958260&sec=&spon=&pagewanted=2 Pessimism Is Overshadowing Hope In Effort to End Yugoslav Fighting]
  86. [http://www.ictytranscripts.org/TrialTranscripts/HTML/transe74/07-04-02-ED.html ICTY: (IT-04-74) Prlic et al. , Date: 2007-04-02, Hearing Type: ED]  (англ.)
  87. [http://www.sense-agency.com/en/stream.php?sta=3&pid=9043&kat=3 ICTY: Greatest suffering at least risk]. [http://web.archive.org/web/20071013175021/http://sense-agency.com/en/stream.php?sta=3&pid=9043&kat=3 Архивировано из первоисточника 13 октября 2007].
  88. Валецкий, Олег. Югославская война 1991-1995. — Москва: Крафт+, 2011. — P. 321. — ISBN 9785936751806.
  89. Югославия в XX веке, 2011, с. 813.
  90. Гуськова Е. Ю. История югославского кризиса (1990-2000). — М.: Русское право/Русский Национальный Фонд, 2001. — С. 259. — ISBN 5941910037.
  91. [http://www.balkaninsight.com/en/article/terrible-conditions-in-silos Bosnian Serb Prisoners Recall Beatings at Silos Camp :: Balkan Insight]
  92. [http://www.vesti-online.com/Vesti/Ex-YU/191232/Bosanski-muslimani-optuzeni-za-ratni-zlocin Bosanski muslimani optuženi za ratni zločin] (серб.). Проверено 30 марта 2013. [http://www.webcitation.org/6GXUNS3Df Архивировано из первоисточника 11 мая 2013].
  93. [http://www.vesti-online.com/Vesti/Ex-YU/299562/Srbe-u-logor-dovodio-ko-je-hteo- Srbe u logor dovodio ko je hteo] (серб.). Проверено 30 марта 2013. [http://www.webcitation.org/6GXUQeOOA Архивировано из первоисточника 11 мая 2013].
  94. [http://www.vesti-online.com/Vesti/Ex-YU/189002/Odbio-da-strelja-Srbe-pa-zavrsio-u-logoru-Silos Odbio da strelja Srbe pa završio u logoru "Silos"] (серб.). Проверено 30 марта 2013. [http://www.webcitation.org/6GXUTNmbM Архивировано из первоисточника 11 мая 2013].
  95. [http://www.vesti-online.com/Vesti/Ex-YU/182223/I-Ganic-znao-za-logor-smrti I Ganić znao za logor smrti] (серб.). Проверено 30 марта 2013. [http://www.webcitation.org/6GXUWWVvD Архивировано из первоисточника 11 мая 2013].
  96. Югославия в XX веке: очерки политической истории / К. В. Никифоров (отв. ред.), А. И. Филимонова, А. Л. Шемякин и др.. — М.: Индрик, 2011. — С. 813. — ISBN 9785916741216.
  97. Наши миротворцы на Балканах / Гуськова Е.Ю.. — Москва: Индрик, 2007. — С. 17. — ISBN 5-85759-397-2.
  98. [http://www.rts.rs/page/stories/ci/story/3/Регион/1102508/Две+деценије+од+напада+на+Тузланску+колону.html РТС :: Две деценије од напада на Тузланску колону]
  99. http://www.rs-icty.org/PUBLIKACIJE/CRIMES.pdf p. 67
  100. Flight International 9-15 SEP 1992, стр.8
  101. Dr N Thomas & K Mikulan. The Yugoslav Wars. Bosnia, Kosovo and Macedonia 1992—2001. p. 24
  102. Валецкий, Олег. Югославская война 1991-1995. — Москва: Крафт+, 2011. — P. 208. — ISBN 9785936751806.
  103. [http://rtrs.tv/vijesti/vijest.php?id=23604 Radio-Televizija Republike Srpske]
  104. [http://www.icty.org/x/cases/kunarac/acjug/en/kun-aj020612e.pdf ICTY: Kunarac, Kovač and Vuković judgement]. [http://www.webcitation.org/61DTBLTC3 Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  105. [http://www.haguejusticeportal.net/Docs/Court%20Documents/ICTY/Lukic-et-al.-Initial-Indictment.pdf Обвинение Международного трибунала по бывшей Югославии]
  106. 1 2 3 [http://www.icty.org/x/cases/stakic/tjug/en/stak-tj030731e.pdf ICTY: Milomir Stakić judgement].
  107. [http://www.rtrs.tv/vijesti/vijest.php?id=62522 Radio-Televizija Republike Srpske]
  108. [http://www.nezavisne.com/novosti/bih/Izvjestaj-protiv-8-Hrvata-za-zlocine-na-Kupresu-186756.html Izvještaj protiv 8 Hrvata za zločine na Kupresu] (серб.). Veritas. Проверено 27 сентября 2014.
  109. [http://www.malovan.net/novi/Doc.aspx?cat=95&subcat=96&id=386&txt=627&lang=cir Обиљежена 21 година од страдања Срба на Купресу] (серб.). Проверено 27 сентября 2014.
  110. [http://www.veritas.org.rs/fokus-ba-02-04-2012-pokoljem-najavili-rat/ Pokoljem najavili rat] (серб.). Veritas. Проверено 27 сентября 2014.
  111. 1 2 [http://www.icty.org/x/cases/blaskic/tjug/en/bla-tj000303e.pdf ICTY: Tihomir Blaškić judgement]  (PDF, 703.7 КБ)  (англ.)
  112. Christia Fotini. [http://books.google.com/books?id=psYgAwAAQBAJ&printsec=frontcover Alliance Formation in Civil Wars]. — Cambridge: Cambridge University Press, 2012. — P. 183-84. — ISBN 978-1-13985-175-6.
  113. 1 2 3 4 5 6 [http://www.icty.org/x/cases/kordic_cerkez/tjug/en/kor-tj010226e.pdf ICTY: Kordić and Čerkez verdict]. [http://www.webcitation.org/683mXECoc Архивировано из первоисточника 31 мая 2012].
  114. Sarajevo, i poslije, Erich Rathfelder, München 1998 [http://www.hsp1861.hr/vijesti/201129erra.htm]
  115. [http://arhiva.glas-javnosti.rs/arhiva/2006/01/08/srpski/P06010701.shtml www.glas-javnosti.co.yu]
  116. LeBor Adam. [http://books.google.com/books?id=fySibOaurVsC&pg=PA35 Complicity With Evil]. — Yale University Press, 2006. — ISBN 9780300111712.
  117. [http://www.sense-agency.com/ba/stream.php?sta=3&pid=8652&kat=6 SENSE Tribunal: Ko je počeo rat u Gornjem Vakufu](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.sense-agency.com/ba/stream.php?sta=3&pid=8652&kat=6 история]). [http://web.archive.org/20070524022928/www.sense-agency.com/ba/stream.php?sta=3&pid=8652&kat=6 Архивировано из первоисточника 24 мая 2007].
  118. [http://www.sense-agency.com/ba/stream.php?sta=3&pid=8662&kat=6 SENSE Tribunal: "James Dean" u Gornjem Vakufu](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.sense-agency.com/ba/stream.php?sta=3&pid=8662&kat=6 история]). [http://web.archive.org/20070528062440/www.sense-agency.com/ba/stream.php?sta=3&pid=8662&kat=6 Архивировано из первоисточника 28 мая 2007].
  119. [http://www.kcl.ac.uk/lhcma/cats/yugoslavia/xd20-0.htm Angus Macqueen and Paul Mitchell, The Death of Yugoslavia]
  120. [http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N93/262/07/IMG/N9326207.pdf?OpenElement ODS HOME PAGE]
  121. 1 2 http://web.archive.org/web/20011107101023/http://www.nato.int/docu/handbook/2001/hb050102.htm|ref=harv|postscript
  122. [http://www.haverford.edu/relg/sells/indictments/Kordic2.html ICTY (1995): Initial indictment for the ethnic cleansing of the Lasva Valley area – Part II](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.haverford.edu/relg/sells/indictments/Kordic2.html история]). [http://web.archive.org/20050908155417/www.haverford.edu/relg/sells/indictments/Kordic2.html Архивировано из первоисточника 8 сентября 2005].
  123. [http://www.un.org/icty/bralo/bra-sum051207-e.htm ICTY: Summary of sentencing judgement for Miroslav Bralo]. [http://www.webcitation.org/683mXpUMj Архивировано из первоисточника 31 мая 2012].
  124. [http://www.idc.org.ba/aboutus/Overview_of_jobs_according_to_%20centers.htm IDC: Victim statistics in Novi Travnik, Vitez, Kiseljak and Busovača](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.idc.org.ba/aboutus/Overview_of_jobs_according_to_%20centers.htm история]). [http://web.archive.org/20071023095215/www.idc.org.ba/aboutus/Overview_of_jobs_according_to_%20centers.htm Архивировано из первоисточника 23 октября 2007].
  125. [http://books.google.com/books?id=a7cOQ9Nch2AC&pg=PA27 The Yugoslav Wars: Bosnia, Kosovo and Macedonia 1992–2001]. — 2006. — P. 27. — ISBN 978-1-84176-964-6.
  126. [http://kommersant.ru/doc/96210 Ъ-Газета - Проблемы боснийского урегулирования]. Проверено 16 апреля 2013. [http://www.webcitation.org/6FwLl6P9K Архивировано из первоисточника 17 апреля 2013].
  127. http://www.icty.org/x/cases/mucic/cis/en/cis_mucic_al_en.pdf
  128. [http://www.icty.org/sid/7553 ICTY — TPIY : Celebici case: the Prosecutor is granted leave to drop one of the murder charges against Esad Landzo]
  129. http://www.icty.org/x/file/Outreach/view_from_hague/jit_celebici_en.pdf
  130. http://www.icty.org/x/cases/mucic/cis/bcs/cis_mucic_et_al_BCS.pdf
  131. United Nations — Security Council (28 December 1994). «[http://www.ess.uwe.ac.uk/comexpert/anx/V.htm The Prijedor report]». Final report of the United Nations Commission of Experts established pursuant to security council resolution 780 (1992)
  132. [http://www.icty.org/sid/202 CASE IT-97-24-T PROSECUTOR vs. MILOMIR STAKIĆ WITNESS NAME: Idriz Merdžanić 10 & 11 September 2002]
  133. [http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=6878#.Vyj1gkfVrIU Центр новостей ООН - Бывший офицер сербской военной полиции Драган Зеленович признался в изнасилованиях боснийских мусульманок и в применении пыток]
  134. [http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=756096 Гаага разочаровала Драгана Зеленовича]
  135. [http://www.icty.org/x/cases/kunarac/cis/en/cis_kunarac_al_en.pdf Profile], icty.org; accessed 15 May 2015.
  136. [http://www.an.no/nyheter/article3558162.ece Release], an.no; accessed 15 May 2015. (норв.)
  137. [http://www.hri.ru/docs/?content=file&id=81 Основные вопросы, возникающие в связи с осуществлением Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Участие НПО в деятельности Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам (2000)]
  138. [http://anthropology.ru/ru/texts/rabzhaeva/crisis_61.html Сексуальное насилие в современных войнах под углом зрения феминистской методологии | Anthropology]. anthropology.ru. Проверено 30 марта 2016.
  139. Woodward S. Balkan Tragedy: Chaos and Dissolution After the Cold War. Р. 1.
  140. Malcolm N. Bosnia. A Short History. P. 252.
  141. Adams S. The Balkans. P. 1993.
  142. Diken B., Laustusen C. The Culture Of Exception. — P. 102.
  143. 1 2 3 Никифоров К. В. Сербия на Балканах. XX век. — М.:Индрик, 2012. — С. 134. Режим доступа: http://www.inslav.ru/resursy/elektronnaya-biblioteka/1960-2012-nikiforov
  144. [http://society.polbu.ru/thatcher_government/ch64_i.html Война против Боснии]
  145. Friedman F. Bosnia and Herzegovina: A Polity on the Brink. P. 93.

Литература

на русском языке
  • Булатович Лиляна. Сербский генерал Младич. Судьба защитника Отечества.. — Москва: ИППК «ИХТИОС», 2013. — 556 с. — ISBN 978-5-8402-0348-3.
  • Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1990-2000). — М.: Русское право/Русский Национальный Фонд, 2001. — 720 с. — ISBN 5941910037.
  • Макартур С. Когда к штыку приравняли перо. Деятельность СМИ по освещению боснийского кризиса (1992-1995 гг.). — Москва: Институт славяноведения РАН, 2007. — 164 с.
  • Наши миротворцы на Балканах / Гуськова Е.Ю. — Москва: Индрик, 2007. — 360 с. — ISBN 5-85759-397-2.
  • Югославия в XX веке: очерки политической истории / К. В. Никифоров (отв. ред.), А. И. Филимонова, А. Л. Шемякин и др. — М.: Индрик, 2011. — 888 с. — ISBN 9785916741216.
  • Никифоров К.В. Между Кремлем и Республикой Сербской. (Боснийский кризис: завершающий этап). - Москва: Институт славяноведения РАН, 1999. - 262 с. - ISBN 5-8122-0113-7
на сербскохорватском языке
  • Milutinović M. Rat je poćeo rijećima. — Banja Luka: Grafid, 2010. — 495 p. — 1000 экз. — ISBN 978-99955-41-15-6.
  • Radinović R. Laži o sarajevskom ratištu. — Beograd: Svet knjige, 2004. — 261 p. — 1000 экз. — ISBN 86-7396-076-2.
  • Radelić Zdenko, Marijan Davor, Barić Nikica, Bing Albert, Živić Dražen. Stvaranje hrvatske države i Domovinski rat. — Zagreb: Školska knjiga i Institut za povijest, 2006. — ISBN 953-0-60833-0.
на английском языке
  • David C. Isby. [http://books.google.ru/books?id=0AoPAAAACAAJ&redir_esc=y Balkan Battlegrounds: A Military History of the Yugoslav Conflict, 1990-1995]. — Washington: Diane Publishing Company, 2003. — Vol. 1. — 501 p. — ISBN 978-0-7567-2930-1.
  • Dr N Thomas & K Mikulan. The Yugoslav Wars (2). Bosnia, Kosovo and Macedonia 1992—2001. — Osprey publishing. — ISBN 1-84176-964-9.
  • R. Craig Nation. War in the Balkans 1991-2002. — U.S. Army War College, 2003. — 388 p. — ISBN 1-58487-134-2.

Ссылки

  • [http://www.pbase.com/zidar/rat&page=all The war in Central Bosnia Photo Gallery by James Mason at pbase.com]  (англ.)
  • Florance Hartmann. [http://www.helsinki.org.rs/tjgenocide_t01.html A Statement at the Seventh Biennial Meeting of the International Association of Genocide Scholars] (англ.). Helsinki Committee for Human Rights in Serbia (July 2007). Проверено 9 мая 2013. [http://www.webcitation.org/6GWJTFiUZ Архивировано из первоисточника 11 мая 2013].
  • [http://www.1tv.ru/news/other/57164 Гаагское правосудие - фальшивый фотоснимок в деле об осуждении целого народа] (рус.). Проверено 9 января 2015.

Отрывок, характеризующий Боснийская война

Ужас тут же закончился.
Север участливо подошёл ко мне, и, видя, что я всё ещё сильно дрожу, ласково положил руку на голову. Он гладил мои длинные волосы, тихо шепча слова успокоения. И я постепенно начала оживать, приходя в себя после страшного, нечеловеческого потрясения... В уставшей голове назойливо кружился рой незаданных вопросов. Но все эти вопросы казались теперь пустыми и неуместными. Поэтому, я предпочитала ждать, что же скажет Север.
– Прости за боль, Изидора, но я хотел показать тебе правду... Чтобы ты поняла ношу Катар... Чтобы не считала, что они легко теряли Совершенных...
– Я всё равно не понимаю этого, Север! Так же, как я не могла понять вашу правду... Почему не боролись за жизнь Совершенные?! Почему не использовали то, что знали? Ведь почти что каждый из них мог одним лишь движением истребить целую армию!.. Зачем же было сдаваться?
– Наверное, это было то, о чём я так часто с тобой говорил, мой друг... Они просто не были готовы.
– Не готовы к чему?! – по старой привычке взорвалась я. – Не готовы сохранить свои жизни? Не готовы спасти других, страдавших людей?! Но ведь всё это так ошибочно!.. Это неверно!!!
– Они не были воинами, каким являешься ты, Изидора. – Тихо произнёс Север. – Они не убивали, считая, что мир должен быть другим. Считая, что они могли научить людей измениться... Научить Пониманию и Любви, научить Добру. Они надеялись подарить людям Знание... но не всем, к сожалению, оно было нужно. Ты права, говоря, что Катары были сильными. Да, они были совершенными Магами и владели огромной силою. Но они не желали бороться СИЛОЙ, предпочитая силе борьбу СЛОВОМ. Именно это их и уничтожило, Изидора. Вот почему я говорю тебе, мой друг, они были не готовы. А если уж быть предельно точным, то это мир не был готов к ним. Земля, в то время, уважала именно силу. А Катары несли Любовь, Свет и Знание. И пришли они слишком рано. Люди не были к ним готовы...
– Ну, а как же те сотни тысяч, что по всей Европе несли Веру Катар? Что тянулись к Свету и Знаниям? Их ведь было очень много!
– Ты права, Изидора... Их было много. Но что с ними стало? Как я уже говорил тебе раннее, Знание может быть очень опасным, если придёт оно слишком рано. Люди должны быть готовы, чтобы его принять. Не сопротивляясь и не убивая. Иначе это Знание не поможет им. Или ещё страшнее – попав в чьи-то грязные руки, оно погубит Землю. Прости, если тебя расстроил...
– И всё же, я не согласна с тобою, Север... Время, о котором ты говоришь, никогда не придёт на Землю. Люди никогда не будут мыслить одинаково. Это нормально. Посмотри на природу – каждое дерево, каждый цветок отличаются друг от друга... А ты желаешь, чтобы люди были похожи!.. Слишком много зла, слишком много насилия было показано человеку. И те, у кого тёмная душа, не хотят трудиться и ЗНАТЬ, когда возможно просто убить или солгать, чтобы завладеть тем, что им нужно. За Свет и Знание нужно бороться! И побеждать. Именно этого должно не хватать нормальному человеку. Земля может быть прекрасной, Север. Просто мы должны показать ей, КАК она может стать чистой и прекрасной...
Север молчал, наблюдая за мной. А я, чтобы не доказывать ничего более, снова настроилась на Эсклармонд...
Как же эта девочка, почти ещё дитя, могла вынести такое глубокое горе?.. Её мужество поражало, заставляя уважать и гордиться ею. Она была достойной рода Магдалины, хотя являлась всего лишь матерью её далёкого потомка.
И моё сердце снова болело за чудесных людей, чьи жизни обрывала всё та же церковь, лживо провозглашавшая «всепрощение»! И тут я вдруг вспомнила слова Караффы: «Бог простит всё, что творится во имя его»!.. Кровь стыла от такого Бога... И хотелось бежать куда глаза глядят, только бы не слышать и не видеть происходящее «во славу» сего чудовища!..
Перед моим взором снова стояла юная, измученная Эсклармонд... Несчастная мать, потерявшая своего первого и последнего ребёнка... И никто не мог ей толком объяснить, за что с ними вершили такое... За что они, добрые и невинные, шли на смерть...
Вдруг в залу вбежал запыхавшийся, худенький мальчик. Он явно прибежал прямиком с улицы, так как из его широкой улыбки валом валил пар.
– Мадам, Мадам! Они спаслись!!! Добрая Эсклармонд, на горе пожар!..

Эсклармонд вскочила, собираясь побежать, но её тело оказалось слабее, чем бедняжка могла предположить... Она рухнула прямиком в отцовские объятия. Раймонд де Перейль подхватил лёгкую, как пушинка, дочь на руки и выбежал за дверь... А там, собравшись на вершине Монтсегюра, стояли все обитатели замка. И все глаза смотрели только в одном направлении – туда, где на снежной вершине горы Бидорты (Bidorta) горел огромный костёр!.. Что означало – четверо беглецов добрались до желанной точки!!! Её отважный муж и новорождённый сынишка спаслись от звериных лап инквизиции и могли счастливо продолжать свою жизнь.
Вот теперь всё было в порядке. Всё было хорошо. Она знала, что взойдёт на костёр спокойно, так как самые дорогие ей люди жили. И она по-настоящему была довольна – судьба пожалела её, позволив это узнать.... Позволив спокойно идти на смерть.
На восходе солнца все Совершенные и Верящие катары собрались в Храме Солнца, чтобы в последний раз насладиться его теплом перед уходом в вечность. Люди были измученные, замёрзшие и голодные, но все они улыбались... Самое главное было выполнено – потомок Золотой Марии и Радомира жил, и оставалась надежда, что в один прекрасный день кто-нибудь из его далёких правнуков перестроит этот чудовищно несправедливый мир, и никому не надо будет больше страдать. В узком окне зажёгся первый солнечный луч!.. Он слился со вторым, третьим... И по самому центру башни загорелся золотистый столб. Он всё больше и больше расширялся, охватывая каждого, стоящего в ней, пока всё окружающее пространство полностью не погрузилось в золотое свечение.

Это было прощание... Монтсегюр прощался с ними, ласково провожая в другую жизнь...
А в это время внизу, у подножья горы, складывался огромный страшный костёр. Вернее, целое строение в виде деревянной площадки, на которой «красовались» толстые столбы...
Более двухсот Совершенных начали торжественно и медленно спускаться по скользкой, и очень крутой каменной тропинке. Утро стояло ветреное и холодное. Солнце глянуло из-за туч лишь на коротенькое мгновение... чтобы обласкать напоследок своих любимых детей, своих Катар, идущих на смерть... И снова ползли по небу свинцовые тучи. Оно было серым и неприветливым. И чужим. Всё вокруг было промёрзлым. Моросящий воздух напитывал влагой тонкие одежды. Пятки идущих застывали, скользя по мокрым камням... На горе Монтсегюр всё ещё красовался последний снег.

Внизу озверевший от холода маленький человек хрипло орал на крестоносцев, приказывая срубить побольше деревьев и тащить в костёр. Пламя почему-то не разгоралось, а человечку хотелось, чтобы оно полыхало до самих небес!.. Он заслужил его, он ждал этого десять долгих месяцев, и вот теперь оно свершилось! Ещё вчера он мечтал побыстрее возвратиться домой. Но злость и ненависть к проклятым катарам брала верх, и теперь ему уже хотелось только одного – видеть, как наконец-то будут полыхать последние Совершенные. Эти последние Дети Дьявола!.. И только тогда, когда от них останется лишь куча горячего пепла, он спокойно пойдёт домой. Этим маленьким человечком был сенешаль города Каркасона. Его звали Хюг де Арси (Hugues des Arcis). Он действовал от имени его величества, короля Франции, Филиппа Августа.
Катары спускались уже намного ниже. Теперь они двигались между двух угрюмых, вооружённых колон. Крестоносцы молчали, хмуро наблюдая за процессией худых, измождённых людей, лица которых почему-то сияли неземным, непонятным восторгом. Это охрану пугало. И это было, по их понятию, ненормально. Эти люди шли на смерть. И не могли улыбаться. Было что-то тревожное и непонятное в их поведении, от чего охранникам хотелось уйти отсюда побыстрей и подальше, но обязанности не разрешали – приходилось смиряться.
Пронизывающий ветер развевал тонкие, влажные одежды Совершенных, заставляя их ёжиться и, естественно, жаться ближе друг к другу, что сразу же пресекалось охраной, толкавшей их двигаться в одиночку.
Первой в этой жуткой похоронной процессии шла Эсклармонд. Её длинные волосы, на ветру развеваясь, закрывали худую фигурку шёлковым плащом... Платье на бедняжке висело, будучи невероятно широким. Но Эсклармонд шла, высоко подняв свою красивую головку и... улыбалась. Будто шла она к своему великому счастью, а не на страшную, бесчеловечную смерть. Мысли её блуждали далеко-далеко, за высокими снежными горами, где находились самые дорогие ей люди – её муж, и её маленький новорождённый сынишка... Она знала – Светозар будет наблюдать за Монтсегюром, знала – он увидит пламя, когда оно будет безжалостно пожирать её тело, и ей очень хотелось выглядеть бесстрашной и сильной... Хотелось быть его достойной... Мать шла за нею, она тоже была спокойна. Лишь от боли за любимую девочку на её глаза время от времени наворачивались горькие слёзы. Но ветер подхватывал их и тут же сушил, не давая скатиться по худым щекам.
В полном молчании двигалась скорбная колонна. Вот они уже достигли площадки, на которой бушевал огромный костёр. Он горел пока лишь в середине, видимо, ожидая, пока к столбам привяжут живую плоть, которая будет гореть весело и быстро, несмотря на пасмурную, ветреную погоду. Несмотря на людскую боль...
Эсклармонд поскользнулась на кочке, но мать подхватила её, не давая упасть. Они представляли очень скорбную пару, мать и дочь... Худые и замёрзшие, они шли прямые, гордо неся свои обнажённые головы, несмотря на холод, несмотря на усталость, несмотря на страх.. Они хотели выглядеть уверенными и сильными перед палачами. Хотели быть мужественными и не сдающимися, так как на них смотрел муж и отец...
Раймон де Перейль оставался жить. Он не шёл на костёр с остальными. Он оставался, чтобы помочь оставшимся, кто не имел никого, чтобы их защитить. Он был владельцем замка, сеньором, который честью и словом отвечал за всех этих людей. Раймонд де Перейль не имел права так просто умереть. Но для того, чтобы жить, он должен был отречься от всего, во что столько лет искренне верил. Это было страшнее костра. Это было ложью. А Катары не лгали... Никогда, ни при каких обстоятельствах, ни за какую цену, сколь высокой она бы ни оказалась. Поэтому и для него жизнь кончалась сейчас, со всеми... Так как умирала его душа. А то, что останется на потом – это уже будет не он. Это будет просто живущее тело, но его сердце уйдёт с родными – с его отважной девочкой и с его любимой, верной женой...

Перед Катарами остановился тот же маленький человечек, Хюг де Арси. Нетерпеливо топчась на месте, видимо, желая поскорее закончить, он хриплым, надтреснутым голосом начал отбор...
– Как тебя зовут?
– Эсклармонд де Перейль, – последовал ответ.
– Хюг де Арси, действую от имени короля Франции. Вы обвиняетесь в ереси Катар. Вам известно, в соответствии с нашим соглашением, которое вы приняли 15 дней назад, чтобы быть свободной и сохранить жизнь, вы должны отречься от своей веры и искренне поклясться в верности вере Римской католической церкви. Вы должны сказать: «отрекаюсь от своей религии и принимаю католическую религию!».
– Я верю в свою религию и никогда не отрекусь от неё... – твёрдо прозвучал ответ.
– Бросьте её в огонь! – довольно крикнул человечек.
Ну, вот и всё. Её хрупкая и короткая жизнь подошла к своему страшному завершению. Двое человек схватили её и швырнули на деревянную вышку, на которой ждал хмурый, бесчувственный «исполнитель», державший в руках толстые верёвки. Там же горел костёр... Эсклармонд сильно ушиблась, но тут же сама себе горько улыбнулась – очень скоро у неё будет гораздо больше боли...
– Как вас зовут? – продолжался опрос Арси.
– Корба де Перейль...
Через коротенькое мгновение её бедную мать так же грубо швырнули рядом с ней.
Так, один за другим Катары проходили «отбор», и количество приговорённых всё прибавлялось... Все они могли спасти свои жизни. Нужно было «всего лишь» солгать и отречься от того, во что ты верил. Но такую цену не согласился платить ни один...
Пламя костра трескалось и шипело – влажное дерево никак не желало гореть в полную мощь. Но ветер становился всё сильнее и время от времени доносил жгучие языки огня до кого-то из осуждённых. Одежда на несчастном вспыхивала, превращая человека в горящий факел... Раздавались крики – видимо, не каждый мог вытерпеть такую боль.

Эсклармонд дрожала от холода и страха... Как бы она ни храбрилась – вид горящих друзей вызывал у неё настоящий шок... Она была окончательно измученной и несчастной. Ей очень хотелось позвать кого-то на помощь... Но она точно знала – никто не поможет и не придёт.
Перед глазами встал маленький Видомир. Она никогда не увидит, как он растёт... никогда не узнает, будет ли его жизнь счастливой. Она была матерью, всего лишь раз, на мгновение обнявшей своего ребёнка... И она уже никогда не родит Светозару других детей, потому что жизнь её заканчивалась прямо сейчас, на этом костре... рядом с другими.
Эсклармонд глубоко вздохнула, не обращая внимания на леденящий холод. Как жаль, что не было солнца!.. Она так любила греться под его ласковыми лучами!.. Но в тот день небо было хмурым, серым и тяжёлым. Оно с ними прощалось...
Кое-как сдерживая готовые политься горькие слёзы, Эсклармонд высоко подняла голову. Она ни за что не покажет, как по-настоящему ей было плохо!.. Ни за что!!! Она как-нибудь вытерпит. Ждать оставалось не так уж долго...
Мать находилась рядом. И вот-вот готова была вспыхнуть...
Отец стоял каменным изваянием, смотря на них обеих, а в его застывшем лице не было ни кровинки... Казалось, жизнь ушла от него, уносясь туда, куда очень скоро уйдут и они.
Рядом послышался истошный крик – это вспыхнула мама...
– Корба! Корба, прости меня!!! – это закричал отец.
Вдруг Эсклармонд почувствовала нежное, ласковое прикосновение... Она знала – это был Свет её Зари. Светозар... Это он протянул руку издалека, чтобы сказать последнее «прощай»... Чтобы сказать, что он – с ней, что он знает, как ей будет страшно и больно... Он просил её быть сильной...
Дикая, острая боль полоснула тело – вот оно! Пришло!!! Жгучее, ревущее пламя коснулось лица. Вспыхнули волосы... Через секунду тело вовсю полыхало... Милая, светлая девочка, почти ребёнок, приняла свою смерть молча. Какое-то время она ещё слышала, как дико кричал отец, называя её имя. Потом исчезло всё... Её чистая душа ушла в добрый и правильный мир. Не сдаваясь и не ломаясь. Точно так, как она хотела.
Вдруг, совершенно не к месту, послышалось пение... Это присутствовавшие на казни церковники начали петь, чтобы заглушить крики сгоравших «осуждённых». Хриплыми от холода голосами они пели псалмы о всепрощении и доброте господа...
Наконец, у стен Монтсегюра наступил вечер.
Страшный костёр догорал, иногда ещё вспыхивая на ветру гаснущими, красными углями. За день ветер усилился и теперь бушевал во всю, разнося по долине чёрные облака копоти и гари, приправленные сладковатым запахом горелой человеческой плоти...
У погребального костра, наталкиваясь на близстоявших, потерянно бродил странный, отрешённый человек... Время от времени вскрикивая чьё-то имя, он вдруг хватался за голову и начинал громко, душераздирающе рыдать. Окружающая его толпа расступалась, уважая чужое горе. А человек снова медленно брёл, ничего не видя и не замечая... Он был седым, сгорбленным и уставшим. Резкие порывы ветра развевали его длинные седые волосы, рвали с тела тонкую тёмную одежду... На мгновение человек обернулся и – о, боги!.. Он был совсем ещё молодым!!! Измождённое тонкое лицо дышало болью... А широко распахнутые серые глаза смотрели удивлённо, казалось, не понимая, где и почему он находился. Вдруг человек дико закричал и... бросился прямо в костёр!.. Вернее, в то, что от него оставалось... Рядом стоявшие люди пытались схватить его за руку, но не успели. Человек рухнул ниц на догоравшие красные угли, прижимая к груди что-то цветное...
И не дышал.
Наконец, кое-как оттащив его от костра подальше, окружающие увидели, что он держал, намертво зажав в своём худом, застывшем кулаке... То была яркая лента для волос, какую до свадьбы носили юные окситанские невесты... Что означало – всего каких-то несколько часов назад он ещё был счастливым молодым женихом...
Ветер всё так же тревожил его за день поседевшие длинные волосы, тихо играясь в обгоревших прядях... Но человек уже ничего не чувствовал и не слышал. Вновь обретя свою любимую, он шёл с ней рука об руку по сверкающей звёздной дороге Катар, встречая их новое звёздное будущее... Он снова был очень счастливым.
Всё ещё блуждавшие вокруг угасающего костра люди с застывшими в горе лицами искали останки своих родных и близких... Так же, не чувствуя пронизывающего ветра и холода, они выкатывали из пепла догоравшие кости своих сыновей, дочерей, сестёр и братьев, жён и мужей.... Или даже просто друзей... Время от времени кто-то с плачем поднимал почерневшее в огне колечко... полусгоревший ботинок... и даже головку куклы, которая, скатившись в сторону, не успела полностью сгореть...
Тот же маленький человечек, Хюг де Арси, был очень доволен. Всё наконец-то закончилось – катарские еретики были мертвы. Теперь он мог спокойно отправляться домой. Крикнув замёрзшему в карауле рыцарю, чтобы привели его коня, Арси повернул к сидящим у огня воинам, чтобы дать им последние распоряжения. Его настроение было радостным и приподнятым – затянувшаяся на долгие месяцы миссия наконец-то пришла к «счастливому» завершению... Его долг был исполнен. И он мог честно собой гордиться. Через короткое мгновение вдали уже слышалось быстрое цоканье конских копыт – сенешаль города Каркассона спешил домой, где его ждал обильный горячий ужин и тёплый камин, чтобы согреть его замёрзшее, уставшее с дороги тело.
На высокой горе Монтсегюр слышался громкий и горестный плач орлов – они провожали в последний путь своих верных друзей и хозяев... Орлы плакали очень громко... В селении Монтсегюр люди боязливо закрывали двери. Плач орлов разносился по всей долине. Они скорбели...

Страшный конец чудесной империи Катар – империи Света и Любви, Добра и Знания – подошёл к своему завершению...
Где-то в глубине Окситанских гор ещё оставались беглые Катары. Они прятались семьями в пещерах Ломбрив и Орнолак, никак не в силах решить, что же делать дальше... Потерявшие последних Совершенных, они чувствовали себя детьми, не имевшими более опоры.
Они были гонимы.
Они были дичью, за поимку которой давались большие награды.

И всё же, Катары пока не сдавались... Перебравшись в пещеры, они чувствовали себя там, как дома. Они знали там каждый поворот, каждую щель, поэтому выследить их было почти невозможно. Хотя прислужники короля и церкви старались вовсю, надеясь на обещанные вознаграждения. Они шныряли в пещерах, не зная точно, где должны искать. Они терялись и гибли... А некоторые потерянные сходили с ума, не находя пути назад в открытый и знакомый солнечный мир...
Особенно преследователи боялись пещеру Сакани – она заканчивалась шестью отдельными ходами, зигзагами вёдшими прямиком вниз. Настоящую глубину этих ходов не знал никто. Ходили легенды, что один из тех ходов вёл прямиком в подземный город Богов, в который не смел спускаться ни один человек.
Подождав немного, Папа взбесился. Катары никак не хотели исчезнуть!.. Эта маленькая группка измученных и непонятных ему людей никак не сдавалась!.. Несмотря на потери, несмотря на лишения, несмотря ни на что – они всё ещё ЖИЛИ. И Папа их боялся... Он их не понимал. Что двигало этими странными, гордыми, неприступными людьми?!. Почему они не сдавались, видя, что у них не осталось никаких шансов на спасение?.. Папа хотел, чтобы они исчезли. Чтобы на земле не осталось ни одного проклятого Катара!.. Не в силах придумать ничего получше, он приказал послать в пещеры полчища собак...
Рыцари ожили. Вот теперь всё казалось простым и лёгким – им не надо было придумывать планы по поимке «неверных». Они шли в пещеры «вооружившись» десятками обученных охотничьих псов, которые должны были их привести в самое сердце убежища катарских беглецов. Всё было просто. Оставалось лишь чуточку подождать. По сравнению с осадой Монтсегюра, это была мелочь...
Пещеры принимали Катар, раскрыв для них свои тёмные, влажные объятия... Жизнь беглецов становилась сложной и одинокой. Скорее уж, это было похоже на выживание... Хотя желающих оказать беглецам помощь всё ещё оставалось очень и очень много. В маленьких городках Окситании, таких, как княжество де Фуа (de Foix), Кастеллум де Вердунум (Castellum de Verdunum) и других, под прикрытием местных сеньоров всё ещё жили Катары. Только теперь они уже не собирались открыто, стараясь быть более осторожными, ибо ищейки Папы никак не соглашались успокаиваться, желая во что бы то ни стало истребить эту скрывавшуюся по всей стране окситанскую «ересь»...
«Будьте старательны в истреблении ереси любыми путями! Бог вдохновит вас!» – звучал призыв Папы крестоносцам. И посланцы церкви действительно старались...
– Скажи, Север, из тех, кто ушёл в пещеры, дожил ли кто либо до того дня, когда можно было, не боясь, выйти на поверхность? Сумел ли кто-то сохранить свою жизнь?
– К сожалению – нет, Изидора. Монтсегюрские Катары не дожили... Хотя, как я тебе только что сказал, были другие Катары, которые существовали в Окситании ещё довольно долго. Лишь через столетие был уничтожен там последний Катар. Но и у них жизнь была уже совершенно другой, намного более скрытной и опасной. Перепуганные инквизицией люди предавали их, желая сохранить этим свои жизни. Поэтому кто-то из оставшихся Катар перебирался в пещеры. Кто-то устраивался в лесах. Но это уже было позже, и они были намного более подготовлены к такой жизни. Те же, родные и друзья которых погибли в Монтсегюре, не захотели жить долго со своей болью... Глубоко горюя по усопшим, уставшие от ненависти и гонений, они, наконец, решились воссоединиться с ними в той другой, намного более доброй и чистой жизни. Их было около пятисот человек, включая нескольких стариков и детей. И ещё с ними было четверо Совершенных, пришедших на помощь из соседнего городка.
В ночь их добровольно «ухода» из несправедливого и злого материального мира все Катары вышли наружу, чтобы в последний раз вдохнуть чудесный весенний воздух, чтобы ещё раз взглянуть на знакомое сияние так любимых ими далёких звёзд... куда очень скоро будет улетать их уставшая, измученная катарская душа.
Ночь была ласковой, тихой и тёплой. Земля благоухала запахами акаций, распустившихся вишен и чабреца... Люди вдыхали опьяняющий аромат, испытывая самое настоящее детское наслаждение!.. Почти три долгих месяца они не видели чистого ночного неба, не дышали настоящим воздухом. Ведь, несмотря ни на что, что бы на ней ни случилось, это была их земля!.. Их родная и любимая Окситания. Только теперь она была заполнена полчищами Дьявола, от которых не было спасения.
Не сговариваясь, катары повернули к Монтсегюру. Они хотели в последний раз взглянуть на свой ДОМ. На священный для каждого из них Храм Солнца. Странная, длинная процессия худых, измождённых людей неожиданно легко поднималась к высочайшему из катарских замков. Будто сама природа помогала им!.. А возможно, это были души тех, с кем они очень скоро собирались встречаться?
У подножья Монтсегюра расположилась маленькая часть армии крестоносцев. Видимо, святые отцы всё ещё боялись, что сумасшедшие Катары могут вернуться. И сторожили... Печальная колонна тихими призраками проходила рядом со спящей охраной – никто даже не шевельнулся...
– Они использовали «непрогляд», верно ведь? – удивлённо спросила я. – А разве это умели делать все Катары?..
– Нет, Изидора. Ты забыла, что с ними были Совершенные, – ответил Север и спокойно продолжил дальше.
Дойдя до вершины, люди остановились. В свете луны руины Монтсегюра выглядели зловеще и непривычно. Будто каждый камень, пропитанный кровью и болью погибших Катар, призывал к мести вновь пришедших... И хотя вокруг стояла мёртвая тишина, людям казалось, что они всё ещё слышат предсмертные крики своих родных и друзей, сгоравших в пламени ужасающего «очистительного» папского костра. Монтсегюр возвышался над ними грозный и... никому ненужный, будто раненый зверь, брошенный умирать в одиночку...
Стены замка всё ещё помнили Светодара и Магдалину, детский смех Белояра и златовласой Весты... Замок помнил чудесные годы Катар, заполненные радостью и любовью. Помнил добрых и светлых людей, приходивших сюда под его защиту. Теперь этого больше не было. Стены стояли голыми и чужими, будто улетела вместе с душами сожжённых Катар и большая, добрая душа Монтсегюра...

Катары смотрели на знакомые звёзды – отсюда они казались такими большими и близкими!.. И знали – очень скоро эти звёзды станут их новым Домом. А звёзды глядели сверху на своих потерянных детей и ласково улыбались, готовясь принять их одинокие души.
Наутро все Катары собрались в огромной, низкой пещере, которая находилась прямо над их любимой – «кафедральной»... Там когда-то давно учила ЗНАНИЮ Золотая Мария... Там собирались новые Совершенные... Там рождался, рос и крепчал Светлый и Добрый Мир Катар.
И теперь, когда они вернулись сюда лишь как «осколки» этого чудесного мира, им хотелось быть ближе к прошлому, которое вернуть было уже невозможно... Каждому из присутствовавших Совершенные тихо дарили Очищение (consolementum), ласково возлагая свои волшебные руки на их уставшие, поникшие головы. Пока все «уходящие» не были, наконец-то, готовы.
В полном молчании люди поочерёдно ложились прямо на каменный пол, скрещивая на груди худые руки, и совершенно спокойно закрывали глаза, будто всего лишь собирались ко сну... Матери прижимали к себе детей, не желая с ними расставаться. Ещё через мгновение вся огромная зала превратилась в тихую усыпальницу уснувших навеки пяти сотен хороших людей... Катар. Верных и Светлых последователей Радомира и Магдалины.
Их души дружно улетели туда, где ждали их гордые, смелые «братья». Где мир был ласковым и добрым. Где не надо было больше бояться, что по чьей-то злой, кровожадной воле тебе перережут горло или попросту швырнут в «очистительный» папский костёр.
Сердце сжала острая боль... Слёзы горячими ручьями текли по щекам, но я их даже не замечала. Светлые, красивые и чистые люди ушли из жизни... по собственному желанию. Ушли, чтобы не сдаваться убийцам. Чтобы уйти так, как они сами этого хотели. Чтобы не влачить убогую, скитальческую жизнь в своей же гордой и родной земле – Окситании.
– Зачем они это сделали, Север? Почему не боролись?..
– Боролись – с чем, Изидора? Их бой был полностью проигран. Они просто выбрали, КАК они хотели уйти.
– Но ведь они ушли самоубийством!.. А разве это не карается кармой? Разве это не заставило их и там, в том другом мире, так же страдать?
– Нет, Изидора... Они ведь просто «ушли», выводя из физического тела свои души. А это ведь самый натуральный процесс. Они не применяли насилия. Они просто «ушли».
С глубокой грустью я смотрела на эту страшную усыпальницу, в холодной, совершенной тишине которой время от времени звенели падающие капли. Это природа начинала потихоньку создавать свой вечный саван – дань умершим... Так, через годы, капля за каплей, каждое тело постепенно превратится в каменную гробницу, не позволяя никому глумиться над усопшими...
– Нашла ли когда-либо эту усыпальницу церковь? – тихо спросила я.
– Да, Изидора. Слуги Дьявола, с помощью собак, нашли эту пещеру. Но даже они не посмели трогать то, что так гостеприимно приняла в свои объятия природа. Они не посмели зажигать там свой «очистительный», «священный» огонь, так как, видимо, чувствовали, что эту работу уже давно сделал за них кто-то другой... С той поры зовётся это место – Пещера Мёртвых. Туда и намного позже, в разные годы приходили умирать Катары и Рыцари Храма, там прятались гонимые церковью их последователи. Даже сейчас ты ещё можешь увидеть старые надписи, оставленные там руками приютившихся когда-то людей... Самые разные имена дружно переплетаются там с загадочными знаками Совершенных... Там славный Домом Фуа, гонимые гордые Тренкавели... Там грусть и безнадёжность, соприкасаются с отчаянной надеждой...

И ещё... Природа веками создаёт там свою каменную «память» печальным событиям и людям, глубоко затронувшим её большое любящее сердце... У самого входа в Пещеру Мёртвых стоит статуя мудрого филина, столетиями охраняющего покой усопших...

– Скажи, Север, Катары ведь верили в Христа, не так ли? – грустно спросила я.
Север искренне удивился.
– Нет, Изидора, это неправда. Катары не «верили» в Христа, они обращались к нему, говорили с ним. Он был их Учителем. Но не Богом. Слепо верить можно только лишь в Бога. Хотя я так до сих пор и не понял, как может быть нужна человеку слепая вера? Это церковь в очередной раз переврала смысл чужого учения... Катары верили в ЗНАНИЕ. В честность и помощь другим, менее удачливым людям. Они верили в Добро и Любовь. Но никогда не верили в одного человека. Они любили и уважали Радомира. И обожали учившую их Золотую Марию. Но никогда не делали из них Бога или Богиню. Они были для них символами Ума и Чести, Знания и Любви. Но они всё же были ЛЮДЬМИ, правда, полностью дарившими себя другим.
Смотри, Изидора, как глупо церковники перевирали даже собственные свои теории... Они утверждали, что Катары не верили в Христа-человека. Что Катары, якобы, верили в его космическую Божественную сущность, которая не была материальной. И в то же время, говорит церковь, Катары признавали Марию Магдалину супругою Христа, и принимали её детей. Тогда, каким же образом у нематериального существа могли рождаться дети?.. Не принимая во внимание, конечно же, чушь про «непорочное» зачатие Марии?.. Нет, Изидора, ничего правдивого не осталось об учении Катар, к сожалению... Всё, что люди знают, полностью извращено «святейшей» церковью, чтобы показать это учение глупым и ничего не стоящим. А ведь Катары учили тому, чему учили наши предки. Чему учим мы. Но для церковников именно это и являлось самым опасным. Они не могли допустить, чтобы люди узнали правду. Церковь обязана была уничтожить даже малейшие воспоминания о Катарах, иначе, как могла бы она объяснить то, что с ними творила?.. После зверского и поголовного уничтожения целого народа, КАК бы она объяснила своим верующим, зачем и кому нужно было такое страшное преступление? Вот поэтому и не осталось ничего от учения Катар... А спустя столетия, думаю, будет и того хуже.
– А как насчёт Иоанна? Я где-то прочла, что якобы Катары «верили» в Иоанна? И даже, как святыню, хранили его рукописи... Является ли что-то из этого правдой?
– Только лишь то, что они, и правда, глубоко чтили Иоанна, несмотря на то, что никогда не встречали его. – Север улыбнулся. – Ну и ещё то, что, после смерти Радомира и Магдалины, у Катар действительно остались настоящие «Откровения» Христа и дневники Иоанна, которые во что бы то ни стало пыталась найти и уничтожить Римская церковь. Слуги Папы вовсю старались доискаться, где же проклятые Катары прятали своё опаснейшее сокровище?!. Ибо, появись всё это открыто – и история католической церкви потерпела бы полное поражение. Но, как бы ни старались церковные ищейки, счастье так и не улыбнулось им... Ничего так и не удалось найти, кроме как нескольких рукописей очевидцев.
Вот почему единственной возможностью для церкви как-то спасти свою репутацию в случае с Катарами и было лишь извратить их веру и учение так сильно, чтобы уже никто на свете не мог отличить правду от лжи… Как они легко это сделали с жизнью Радомира и Магдалины.
Ещё церковь утверждала, что Катары поклонялись Иоанну даже более, чем самому Иисусу Радомиру. Только вот под Иоанном они подразумевали «своего» Иоанна, с его фальшивыми христианскими евангелиями и такими же фальшивыми рукописями... Настоящего же Иоанна Катары, и правда, чтили, но он, как ты знаешь, не имел ничего общего с церковным Иоанном-«крестителем».
– Ты знаешь, Север, у меня складывается впечатление, что церковь переврала и уничтожила ВСЮ мировую историю. Зачем это было нужно?
– Чтобы не разрешить человеку мыслить, Изидора. Чтобы сделать из людей послушных и ничтожных рабов, которых по своему усмотрению «прощали» или наказывали «святейшие». Ибо, если человек узнал бы правду о своём прошлом, он был бы человеком ГОРДЫМ за себя и своих Предков и никогда не надел бы рабский ошейник. Без ПРАВДЫ же из свободных и сильных люди становились «рабами божьими», и уже не пытались вспомнить, кто они есть на самом деле. Таково настоящее, Изидора... И, честно говоря, оно не оставляет слишком светлых надежд на изменение.
Север был очень тихим и печальным. Видимо, наблюдая людскую слабость и жестокость столько столетий, и видя, как гибнут сильнейшие, его сердце было отравлено горечью и неверием в скорую победу Знания и Света... А мне так хотелось крикнуть ему, что я всё же верю, что люди скоро проснутся!.. Несмотря на злобу и боль, несмотря на предательства и слабость, я верю, что Земля, наконец, не выдержит того, что творят с её детьми. И очнётся... Но я понимала, что не смогу убедить его, так как сама должна буду скоро погибнуть, борясь за это же самое пробуждение.
Но я не жалела... Моя жизнь была всего лишь песчинкой в бескрайнем море страданий. И я должна была лишь бороться до конца, каким бы страшным он ни был. Так как даже капли воды, падая постоянно, в силах продолбить когда-нибудь самый крепкий камень. Так и ЗЛО: если бы люди дробили его даже по крупинке, оно когда-нибудь рухнуло бы, пусть даже не при этой их жизни. Но они вернулись бы снова на свою Землю и увидели бы – это ведь ОНИ помогли ей выстоять!.. Это ОНИ помогли ей стать Светлой и Верной. Знаю, Север сказал бы, что человек ещё не умеет жить для будущего... И знаю – пока это было правдой. Но именно это по моему пониманию и останавливало многих от собственных решений. Так как люди слишком привыкли думать и действовать, «как все», не выделяясь и не встревая, только бы жить спокойно.
– Прости, что заставил тебя пережить столько боли, мой друг. – Прервал мои мысли голос Севера. – Но думаю, это поможет тебе легче встретить свою судьбу. Поможет выстоять...
Мне не хотелось об этом думать... Ещё хотя бы чуточку!.. Ведь на мою печальную судьбу у меня оставалось ещё достаточно предостаточно времени. Поэтому, чтобы поменять наболевшую тему, я опять начала задавать вопросы.
– Скажи мне, Север, почему у Магдалины и Радомира, да и у многих Волхвов я видела знак королевской «лилии»? Означает ли это, что все они были Франками? Можешь ли объяснить мне?
– Начнём с того, Изидора, что это неправильное понимание уже самого знака, – улыбнувшись, ответил Север. – Это была не лилия, когда его принесли во Франкию Меравингли.

Трёхлистник – боевой знак Славяно-Ариев

– ?!.
– Разве ты не знала, что это они принесли знак «Трёхлистника» в тогдашнюю Европу?.. – искренне удивился Север.
– Нет, я никогда об этом не слышала. И ты снова меня удивил!
– Трёхлистник когда-то, давным-давно, был боевым знаком Славяно-Ариев, Изидора. Это была магическая трава, которая чудесно помогала в бою – она давала воинам невероятную силу, она лечила раны и облегчала путь уходящим в другую жизнь. Эта чудесная трава росла далеко на Севере, и добывать её могли только волхвы и ведуны. Она всегда давалась воинам, уходившим защищать свою Родину. Идя на бой, каждый воин произносил привычное заклинание: «За Честь! За Совесть! За Веру!» Делая также при этом магическое движение – касался двумя пальцами левого и правого плеча и последним – середины лба. Вот что поистине означал Трёхлистник.
И таким принесли его с собою Меравингли. Ну, а потом, после гибели династии Меравинглей, новые короли присвоили его, как и всё остальное, объявив символом королевского дома Франции. А ритуал движения (или кресчения) «позаимствовала» себе та же христианская церковь, добавив к нему четвёртую, нижнюю часть... часть дьявола. К сожалению, история повторяется, Изидора...
Да, история и правда повторялась... И становилось от этого горько и грустно. Было ли хоть что-нибудь настоящим из всего того, что мы знали?.. Вдруг я почувствовала, будто на меня требовательно смотрят сотни незнакомых мне людей. Я поняла – это были те, кто ЗНАЛИ... Те, которые погибали, защищая правду... Они будто завещали мне донести ИСТИНУ до незнающих. Но я не могла. Я уходила... Так же, как ушли когда-то они сами.
Вдруг дверь с шумом распахнулась – в комнату ураганом ворвалась улыбающаяся, радостная Анна. Моё сердце высоко подскочило, а затем ухнуло в пропасть... Я не могла поверить, что вижу свою милую девочку!.. А она как ни в чём не бывало широко улыбалась, будто всё у неё было великолепно, и будто не висела над нашими жизнями страшная беда. – Мамочка, милая, а я чуть ли тебя нашла! О, Север!.. Ты пришёл нам помочь?.. Скажи, ты ведь поможешь нам, правда? – Заглядывая ему в глаза, уверенно спросила Анна.
Север лишь ласково и очень грустно ей улыбался...
* * *
Пояснение
После кропотливых и тщательных тринадцатилетних (1964-1976) раскопок Монтсегюра и его окрестностей, Французская Группа Археологических Исследований Монтсегюра и окрестностей (GRAME), обьявила в 1981 году своё окончательное заключение: Никакого следа руин от Первого Монтсегюра, заброшенного хозяевами в XII веке, не найдено. Так же, как не найдено и руин Второй крепости Монтсегюр, построенной её тогдашним хозяином, Раймондом де Перейль, в 1210 году.
(See: Groupe de Recherches Archeologiques de Montsegur et Environs (GRAME), Montsegur: 13 ans de rechreche archeologique, Lavelanet: 1981. pg. 76.: "Il ne reste aucune trace dan les ruines actuelles ni du premier chateau que etait a l'abandon au debut du XII siecle (Montsegur I), ni de celui que construisit Raimon de Pereilles vers 1210 (Montsegur II)...")
Соответственно показаниям, данным Священной Инквизиции на 30 марта 1244 года совладельцем Монтсегюра, арестованным сеньором Раймондом де Перейль, фортифицированный замок Монтсегюр был «восстановлен» в 1204 году по требованию Совершенных – Раймонда де Миропуа и Раймонда Бласко.
(According to a deposition given to the Inquisition on March 30, 1244 by the captured co-seigneur of Montsegur, Raymond de Pereille (b.1190-1244?), the fortress was "restored" in 1204 at the request of Cather perfecti Raymond de Mirepoix and Raymond Blasco.)
[Source: Doat V 22 fo 207]
Однако, кое-что всё же осталось, чтобы напоминать нам о трагедии, развернувшейся на этом малом, насквозь пропитанном человеческой кровью клочке горы... Всё ещё крепко цепляясь за основание Монтсегюра, буквально «висят» над обрывами фундаменты исчезнувшей деревни...

Анна восторженно взирала на Севера, будто он в состоянии был подарить нам спасение... Но понемногу её взгляд стал угасать, так как по грустному выражению его лица она поняла: как бы он этого не желал, помощи почему-то не будет.
– Ты ведь хочешь нам помочь, правда, ведь? Ну, скажи, ты ведь желаешь помочь, Север?..
Анна поочерёдно внимательно всматривалась в наши глаза, будто желая удостовериться, что мы её правильно понимаем. В её чистой и честной душе не укладывалось понимание, что кто-то мог, но не хотел спасти нас от ужасающей смерти...
– Прости меня, Анна... Я не могу помочь вам, – печально произнёс Север.
– Но, почему?!! Неужели ты не жалеешь, что мы погибнем?.. Почему, Север?!..
– Потому, что я НЕ ЗНАЮ, как помочь вам... Я не знаю, как погубить Караффу. У меня нет нужного «оружия», чтобы избавиться от него.
Всё ещё не желая верить, Анна очень настойчиво продолжала спрашивать.
– А кто же знает, как побороть его? Кто-то ведь должен это знать! Он ведь не самый сильный! Вон даже дедушка Истень намного сильнее его! Ведь, правда, Север?
Было забавно слышать, как она запросто называла такого человека дедушкой... Анна воспринимала их, как свою верную и добрую семью. Семью, в которой все друг о друге радеют... И где для каждого ценна в ней другая жизнь. Но, к сожалению, именно такой семьёй они и не являлись... У волхвов была другая, своя и обособленная жизнь. И Анна пока ещё этого никак не понимала.
– Это знает Владыко, милая. Только он может помочь вам.
– Но если это так, то как же он не помог до сих пор?! Мама ведь уже была там, правда? Почему же он не помог?
– Прости меня, Анна, я не могу тебе ответить. Я не ведаю...
Тут уже и я не смогла далее смолчать!
– Но ты ведь объяснял мне, Север! Что же с тех пор изменилось?..
– Наверное, я, мой друг. Думаю, это ты что-то во мне изменила. Иди к Владыко, Изидора. Он – ваша единственная надежда. Иди, пока ещё не поздно.
Я ничего ему не ответила. Да и что я могла сказать?.. Что я не верю в помощь Белого Волхва? Не верю, что он сделает для нас исключение? А ведь именно это и было правдой! И именно потому я не хотела идти к нему на поклон. Возможно, поступать подобно было эгоистично, возможно – неразумно, но я ничего не могла с собой поделать. Я не хотела более просить помощи у отца, предавшего когда-то своего любимого сына... Я не понимала его, и была полностью с ним не согласна. Ведь он МОГ спасти Радомира. Но не захотел... Я бы многое на свете отдала за возможность спасти мою милую, храбрую девочку. Но у меня, к сожалению, такой возможности не было... Пусть даже храня самое дорогое (ЗНАНИЕ), Волхвы всё же не имели права очерствить свои сердца до такой степени, чтобы забыть простое человеколюбие! Чтобы уничтожить в себе сострадание. Они превратили себя в холодных, бездушных «библиотекарей», свято хранивших свою библиотеку. Только вот вопрос-то был уже в том, помнили ли они, закрывшись в своём гордом молчании, ДЛЯ КОГО эта библиотека когда-то предназначалась?.. Помнили ли они, что наши Великие Предки оставили своё ЗНАНИЕ, чтобы оно помогло когда-нибудь их внукам спасти нашу прекрасную Землю?.. Кто же давал право Белому Волхву единолично решать, когда именно придёт тот час, что они наконец-то широко откроют двери? Мне почему-то всегда казалось, что те, кого наши предки звали Богами, не позволили бы гибнуть своим самым лучшим сыновьям и дочерям только лишь потому, что не стояло ещё на пороге «правильное» время! Ибо, если чёрные вырежут всех просветлённых, то уже некому более будет понимать даже самую лучшую библиотеку...
Анна внимательно наблюдала за мной, видимо слыша мои печальные думы, а в её добрых лучистых глазах стояло взрослое, суровое понимание.
– Мы не пойдём к нему, мамочка. Мы попробуем сами, – ласково улыбнувшись, произнесла моя смелая девочка. – У нас ведь осталось ещё какое-то время, правда?
Север удивлённо взглянул на Анну, но, увидев её решимость, не произнёс ни слова.
А Анна уже восхищённо оглядывалась вокруг, только сейчас заметив, какое богатство окружало её в этой дивной сокровищнице Караффы.
– Ой, что это?!. Неужели это библиотека Папы?.. И ты могла здесь часто бывать, мамочка?
– Нет, родная моя. Всего лишь несколько раз. Я хотела узнать о чудесных людях, и Папа почему-то разрешил мне это.
– Ты имеешь в виду Катар? – спокойно спросила Анна. – Они ведь знали очень много, не правда ли? И всё же не сумели выжить. Земля всегда была очень жестокой... Почему так, мама?
– Это не Земля жестока, солнышко моё. Это – люди. И откуда тебе известно про Катар? Я ведь никогда не учила тебя о них, не правда ли?
На бледных щеках Анны тут же вспыхнуло «розовое» смущение...
– Ой, ты прости меня, пожалуйста! Я просто «слышала», о чём вы вели беседу, и мне стало очень интересно! Поэтому я слушала. Ты извини, ведь в ней не было ничего личного, вот я и решила, что вы не обидитесь...
– Ну, конечно же! Только зачем тебе нужна такая боль? Нам ведь хватает и того, что преподносит Папа, не так ли?
– Я хочу быть сильной, мама! Хочу не бояться его, как не боялись своих убийц Катары. Хочу, чтобы тебе не было за меня стыдно! – гордо вскинув голову, произнесла Анна.
С каждым днём я всё больше и больше удивлялась силе духа моей юной дочери!.. Откуда у неё находилось столько мужества, чтобы противостоять самому Караффе?.. Что двигало её гордым, горячим сердцем?
– Хотите ли увидеть ещё что-либо? – мягко спросил Север. – Не будет ли лучше вас оставить вдвоём на время?
– О, пожалуйста, Север, расскажи нам ещё про Магдалину!.. И расскажи, как погиб Радомир? – Восторженно попросила Анна. И тут же спохватившись, повернулась ко мне: – Ты ведь не возражаешь, мама?..
Конечно же, я не возражала!.. Наоборот, я была готова на всё, только бы отвлечь её от мыслей о нашем ближайшем будущем.
– Пожалуйста, расскажи нам, Север! Это поможет нам справиться и придаст нам сил. Расскажи, что знаешь, мой друг...
Север кивнул, и мы снова оказались в чьей-то чужой, незнакомой жизни... В чём-то давным-давно прожитом и покинутом прошлом.
Перед нами благоухал южными запахами тихий весенний вечер. Где-то вдалеке всё ещё полыхали последние блики угасающего заката, хотя уставшее за день солнце давно уже село, чтобы успеть отдохнуть до завтра, когда оно снова вернётся на своё каждодневное круговое путешествие. В быстро темнеющем, бархатном небе всё ярче разгорались непривычно огромные звёзды. Окружающий мир степенно готовил себя ко сну... Лишь иногда где-то вдруг слышался обиженный крик одинокой птицы, никак не находящей покоя. Или время от времени сонным лаем тревожил тишину переклик местных собак, этим показывавших своё неусыпное бдение. Но в остальном ночь казалась застывшей, ласковой и спокойной...
И только в огороженном высокой глиняной стеной саду всё ещё сидели двое. Это были Иисус Радомир и его жена Мария Магдалина...
Они провожали свою последнюю ночь... перед распятием.
Прильнувши к мужу, положив уставшую голову ему на грудь, Мария молчала. Она ещё столько хотела ему сказать!.. Сказать столько важного, пока ещё было время! Но не находила слов. Все слова уже были сказаны. И все они казались бессмысленными. Не стоящими этих последних драгоценных мгновений... Как бы она ни старалась уговорить Радомира покинуть чужую землю, он не согласился. И это было так нечеловечески больно!.. Мир оставался таким же спокойным и защищённым, но она знала – он не будет таким, когда уйдёт Радомир... Без него всё будет пустым и мёрзлым...
Она просила его подумать... Просила вернуться в свою далёкую Северную страну или хотя бы в Долину Магов, чтобы начать всё сначала.
Она знала – в Долине Магов их ждали чудесные люди. Все они были одарёнными. Там они могли построить новый и светлый мир, как уверял её Волхв Иоанн. Но Радомир не захотел... Он не согласился. Он желал принести себя в жертву, дабы прозрели слепые... Это было именно той задачей, что воздвиг на его сильные плечи Отец. Белый Волхв... И Радомир не желал отступать... Он хотел добиться понимания... у иудеев. Даже ценой своей собственной жизни.
Ни один из девяти друзей, верных рыцарей его Духовного Храма, не поддержал его. Ни один не желал отдавать его в руки палачей. Они не хотели его терять. Они слишком сильно его любили...
Но вот пришёл тот день, когда, подчиняясь железной воле Радомира, его друзья и его жена (против своей воли) поклялись не встревать в происходящее... Не пытаться его спасти, что бы ни происходило. Радомир горячо надеялся, что, видя явную возможность его гибели, люди наконец-то поймут, прозреют и захотят спасти его сами, несмотря на различия их веры, несмотря на нехватку понимания.
Но Магдалина знала – этого не случится. Она знала, этот вечер станет для них последним.
Сердце рвалось на части, слыша его ровное дыхание, чувствуя тепло его рук, видя его сосредоточенное лицо, не омрачённое ни малейшим сомнением. Он был уверен в своей правоте. И она ничего не могла поделать, как бы сильно его ни любила, как бы яростно ни пыталась его убедить, что те, за кого он шёл на верную смерть, были его недостойны.
– Обещай мне, светлая моя, если они всё же меня уничтожат, ты пойдёшь Домой, – вдруг очень настойчиво потребовал Радомир. – Там ты будешь в безопасности. Там ты сможешь учить. Рыцари Храма пойдут с тобой, они поклялись мне. Ты увезёшь с собою Весту, вы будете вместе. И я буду приходить к вам, ты знаешь это. Знаешь ведь?
И тут Магдалину, наконец, прорвало... Она не могла выдержать более... Да, она была сильнейшим Магом. Но в этот страшный момент она являлась всего лишь хрупкой, любящей женщиной, теряющей самого дорогого на свете человека...
Её верная, чистая душа не понимала, КАК могла Земля отдавать на растерзание самого одарённого своего сына?.. Был ли в этой жертве хоть какой-то смысл? Она думала – смысла не было. Привыкшая с малых лет к бесконечной (а иногда и безнадёжной!) борьбе, Магдалина не в состоянии была понять эту абсурдную, дикую жертву!.. Ни умом, ни сердцем не принимала она слепое повиновение судьбе, ни пустую надежду на чьё-то возможное «прозрение»! Эти люди (иудеи) жили в своём обособленном и наглухо закрытом для остальных мире. Их не волновала судьба «чужака». И Мария знала наверняка – они не помогут. Так же, как знала – Радомир погибнет бессмысленно и напрасно. И никто не сможет вернуть его обратно. Даже если захочет. Менять что-либо будет поздно...
– Как ты не можешь понять меня? – вдруг, подслушав её печальные мысли, заговорил Радомир. – Если я не попробую разбудить их, они уничтожат грядущее. Помнишь, Отец говорил нам? Я должен помочь им! Или хотя бы уж обязан попытаться.
– Скажи, ты ведь так и не понял их, правда ведь? – ласково гладя его руку, тихо прошептала Магдалина. – Так же, как и они не поняли тебя. Как же ты можешь помочь народу, если сам не понимаешь его?!. Они мыслят другими рунами... Да и рунами ли?.. Это другой народ, Радомир! Нам не знакомы их ум и сердце. Как бы ты ни пытался – они не услышат тебя! Им не нужна твоя Вера, так же, как не нужен и ты сам. Оглянись вокруг, Радость моя, – это чужой дом! Твоя земля зовёт тебя! Уходи, Радомир!
Но он не хотел мириться с поражением. Он желал доказать себе и другим, что сделал всё, что было в его земных силах. И как бы она ни старалась – Радомира ей было не спасти. И она, к сожалению, это знала...
Ночь уже подошла к середине... Старый сад, утонувший в мире запахов и сновидений, уютно молчал, наслаждаясь свежестью и прохладой. Окружающий Радомира и Магдалину мир сладко спал беззаботным сном, не предчувствуя ничего опасного и плохого. И только Магдалине почему-то казалось, что рядом с ней, прямо за её спиной, злорадно посмеиваясь, пребывал кто-то безжалостный и равнодушный... Пребывал Рок... Неумолимый и грозный, Рок мрачно смотрел на хрупкую, нежную, женщину, которую ему всё ещё почему-то никак не удавалось сломить... Никакими бедами, никакой болью.
А Магдалина, чтобы от всего этого защититься, изо всех сил цеплялась за свои старые, добрые воспоминания, будто знала, что только они в данный момент могли удержать её воспалённый мозг от полного и невозвратимого «затмения»... В её цепкой памяти всё ещё жили так дорогие ей годы, проведённые с Радомиром... Годы, казалось бы, прожитые так давно!.. Или может быть только вчера?.. Это уже не имело большого значения – ведь завтра его не станет. И вся их светлая жизнь тогда уже по-настоящему станет только воспоминанием.... КАК могла она с этим смириться?! КАК могла она смотреть, опустив руки, когда шёл на гибель единственный для неё на Земле человек?!!
– Я хочу показать тебе что-то, Мария, – тихо прошептал Радомир.
И засунув руку за пазуху, вынул оттуда... чудо!
Его тонкие длинные пальцы насквозь просвечивались ярким пульсирующим изумрудным светом!.. Свет лился всё сильнее, будто живой, заполняя тёмное ночное пространство...
Радомир раскрыл ладонь – на ней покоился изумительной красоты зелёный кристалл...
– Что это??? – как бы боясь спугнуть, также тихо прошептала Магдалина.
– Ключ Богов – спокойно ответил Радомир. – Смотри, я покажу тебе...
(О Ключе Богов я рассказываю с разрешения Странников, с которыми мне посчастливилось дважды встретится в июне и августе 2009 года, в Долине Магов. До этого о Ключе Богов не говорилось открыто нигде и никогда).
Кристалл был материальным. И в то же время истинно волшебным. Он был вырезан из очень красивого камня, похожего на удивительно прозрачный изумруд. Но Магдалина чувствовала – это было что-то намного сложнее, чем простой драгоценный камень, пусть даже самый чистый. Он был ромбовидным и удлинённым, величиной с ладонь Радомира. Каждый срез кристалла был полностью покрыт незнакомыми рунами, видимо, даже более древними, чем те, которые знала Магдалина...
– О чём он «говорит», радость моя?.. И почему мне не знакомы эти руны? Они чуточку другие, чем те, которым нас учили Волхвы. Да и откуда он у тебя?!
– Его принесли на Землю когда-то наши мудрые Предки, наши Боги, чтобы сотворить здесь Храм Вечного Знания, – задумчиво смотря на кристалл, начал Радомир. – Дабы помогал он обретать Свет и Истину достойным Детям Земли. Это ОН родил на земле касту Волхвов, Ведунов, Ведуний, Даринь и остальных просветлённых. И это из него они черпали свои ЗНАНИЯ и ПОНИМАНИЕ, и по нему когда-то создали Мэтэору. Позже, уходя навсегда, Боги оставили этот Храм людям, завещая хранить и беречь его, как берегли бы они саму Землю. А Ключ от Храма отдали Волхвам, дабы не попал он случайно к «тёмномыслящим» и не погибла бы Земля от их злой руки. Так с тех пор, и хранится это чудо веками у Волхвов, а они передают его время от времени достойному, чтобы не предал случайный «хранитель» наказ и веру, оставленную нашими Богами.

– Неужели это и есть Грааль, Север? – не удержавшись, просила я.
– Нет, Изидора. Грааль никогда не был тем, чем есть этот удивительный Умный Кристалл. Просто люди «приписали» своё желаемое Радомиру... как и всё остальное, «чужое». Радомир же, всю свою сознательную жизнь был Хранителем Ключа Богов. Но люди, естественно, этого знать не могли, и поэтому не успокаивались. Сперва они искали якобы «принадлежавшую» Радомиру Чашу. А иногда Граалем называли его детей или саму Магдалину. И всё это происходило лишь потому, что «истинно верующим» очень хотелось иметь какое-то доказательство правдивости того, во что они верят… Что-то материальное, что-то «святое», что возможно было бы потрогать... (что, к великому сожалению, происходит даже сейчас, через долгие сотни лет). Вот «тёмные» и придумали для них красивую в то время историю, чтобы зажечь ею чувствительные «верующие» сердца... К сожалению, людям всегда были нужны реликвии, Изидора, и если их не было, кто-то их просто придумывал. Радомир же никогда не имел подобной чаши, ибо не было у него и самой «тайной вечери»... на которой он якобы из неё пил. Чаша же «тайной вечери» была у пророка Джошуа, но не у Радомира.
И Иосиф Аримафейский вправду когда-то собрал туда несколько капель крови пророка. Но эта знаменитая «Граальская Чаша» по-настоящему была всего лишь самой простой глиняной чашечкой, из какой обычно пили в то время все евреи, и которую не так-то просто было после найти. Золотой же, или серебряной чаши, сплошь усыпанной драгоценными камнями (как любят изображать её священники) никогда в реальности не существовало ни во времена иудейского пророка Джошуа, ни уж тем более во времена Радомира.
Но это уже другая, хоть и интереснейшая история.

У тебя не так уж много времени, Изидора. И я думаю, ты захочешь узнать совершенно другое, что близко тебе по сердцу, и что, возможно, поможет тебе найти в себе побольше сил, чтобы выстоять. Ну, а этот, слишком тесно «тёмными» силами запутанный клубок двух чужих друг другу жизней (Радомира и Джошуа), в любом случае, так скоро не расплести. Как я уже сказал, у тебя просто не хватит на это времени, мой друг. Ты уж прости...
Я лишь кивнула ему в ответ, стараясь не показать, как сильно меня занимала вся эта настоящая правдивая История! И как же хотелось мне узнать, пусть даже умирая, всё невероятное количество лжи, обрушенной церковью на наши доверчивые земные головы... Но я оставляла Северу решать, что именно ему хотелось мне поведать. Это была его свободная воля – говорить или не говорить мне то или иное. Я и так была ему несказанно благодарна за его драгоценное время, и за его искреннее желание скрасить наши печальные оставшиеся дни.
Мы снова оказались в тёмном ночном саду, «подслушивая» последние часы Радомира и Магдалины...
– Где же находится этот Великий Храм, Радомир? – удивлённо спросила Магдалина.
– В дивной далёкой стране... На самой «вершине» мира... (имеется в виду Северный Полюс, бывшая страна Гиперборея – Даария), – тихо, будто уйдя в бесконечно далёкое прошлое, прошептал Радомир. – Там стоит святая гора рукотворная, которую не в силах разрушить ни природа, ни время, ни люди. Ибо гора эта – вечна... Это и есть Храм Вечного Знания. Храм наших старых Богов, Мария...
Когда-то, давным-давно, сверкал на вершине святой горы их Ключ – этот зелёный кристалл, дававший Земле защиту, открывавший души, и учивший достойных. Только вот ушли наши Боги. И с тех пор Земля погрузилась во мрак, который пока что не в силах разрушить сам человек. Слишком много в нём пока ещё зависти и злобы. Да и лени тоже...

– Люди должны прозреть, Мария. – Немного помолчав, произнёс Радомир. – И именно ТЫ поможешь им! – И будто не заметив её протестующего жеста, спокойно продолжил. – ТЫ научишь их ЗНАНИЮ и ПОНИМАНИЮ. И дашь им настоящую ВЕРУ. Ты станешь их Путеводной Звездой, что бы со мной ни случилось. Обещай мне!.. Мне некому больше доверить то, что должен был выполнить я сам. Обещай мне, светлая моя.
Радомир бережно взял её лицо в ладони, внимательно всматриваясь в лучистые голубые глаза и... неожиданно улыбнулся... Сколько бесконечной любви светилось в этих дивных, знакомых глазах!.. И сколько же было в них глубочайшей боли... Он знал, как ей было страшно и одиноко. Знал, как сильно она хотела его спасти! И несмотря на всё это, Радомир не мог удержаться от улыбки – даже в такое страшное для неё время, Магдалина каким-то образом оставалась всё такой же удивительно светлой и ещё более красивой!.. Будто чистый родник с животворной прозрачной водой...
Встряхнувшись, он как можно спокойнее продолжил.
– Смотри, я покажу тебе, как открывается этот древний Ключ...
На раскрытой ладони Радомира полыхнуло изумрудное пламя... Каждая малейшая руна начала раскрываться в целый пласт незнакомых пространств, расширяясь и открываясь миллионами образов, плавно протекавших друг через друга. Дивное прозрачное «строение» росло и кружилось, открывая всё новые и новые этажи Знаний, никогда не виданных сегодняшним человеком. Оно было ошеломляющим и бескрайним!.. И Магдалина, будучи не в силах отвести от всего этого волшебства глаз, погружалась с головой в глубину неизведанного, каждой фиброй своей души испытывая жгучую, испепеляющую жажду!.. Она вбирала в себя мудрость веков, чувствуя, как мощной волной, заполняя каждую её клеточку, течёт по ней незнакомая Древняя Магия! Знание Предков затопляло, оно было по-настоящему необъятным – с жизни малейшей букашки оно переносилось в жизнь вселенных, перетекало миллионами лет в жизни чужих планет, и снова, мощной лавиной возвращалось на Землю...
Широко распахнув глаза, Магдалина внимала дивному Знанию Древнего мира... Её лёгкое тело, свободное от земных «оков», песчинкой купалась в океане далёких звёзд, наслаждаясь величием и тишиной вселенского покоя...
Вдруг прямо перед ней развернулся сказочный Звёздный Мост. Протянувшись, казалось, в самую бесконечность, он сверкал и искрился нескончаемыми скоплениями больших и маленьких звёзд, расстилаясь у её ног в серебряную дорогу. Вдали, на самой середине той же дороги, весь окутанный золотым сиянием, Магдалину ждал Человек... Он был очень высоким и выглядел очень сильным. Подойдя ближе, Магдалина узрела, что не всё в этом невиданном существе было таким уж «человеческим»... Больше всего поражали его глаза – огромные и искристые, будто вырезаны из драгоценного камня, они сверкали холодными гранями, как настоящий бриллиант. Но так же, как бриллиант, были бесчувственными и отчуждёнными... Мужественные черты лица незнакомца удивляли резкостью и неподвижностью, будто перед Магдалиной стояла статуя... Очень длинные, пышные волосы искрились и переливались серебром, словно на них кто-то нечаянно рассыпал звёзды... «Человек» и, правда, был очень необычным... Но даже при всей его «ледяной» холодности, Магдалина явно чувствовала, как шёл от странного незнакомца чудесный, обволакивающий душу покой и тёплое, искреннее добро. Только она почему-то знала наверняка – не всегда и не ко всем это добро было одинаковым.
«Человек» приветственно поднял развёрнутую к ней ладонь и ласково произнёс:
– Остановись, Звёздная... Твой Путь не закончен ещё. Ты не можешь идти Домой. Возвращайся в Мидгард, Мария... И береги Ключ Богов. Да сохранит тебя Вечность.
И тут, мощная фигура незнакомца начала вдруг медленно колебаться, становясь совершенно прозрачной, будто собираясь исчезнуть.
– Кто ты?.. Прошу, скажи мне, кто ты?!. – умоляюще крикнула Магдалина.
– Странник... Ты ещё встретишь меня. Прощай, Звёздная...
Вдруг дивный кристалл резко захлопнулся... Чудо оборвалось также неожиданно, как и начиналось. Вокруг тут же стало зябко и пусто... Будто на дворе стояла зима.
– Что это было, Радомир?!. Это ведь намного больше, чем нас учили!..– не спуская с зелёного «камня» глаз, потрясённо спросила Магдалина.
– Я просто чуть приоткрыл его. Чтобы ты могла увидеть. Но это всего лишь песчинка из того, что он может. Поэтому ты должна сохранить его, что бы со мной ни случилось. Любой ценой... включая твою жизнь, и даже жизнь Весты и Светодара.
Впившись в неё своими пронзительно-голубыми глазами, Радомир настойчиво ждал ответа. Магдалина медленно кивнула.
– Он это же наказал... Странник...
Радомир лишь кивнул, явно понимая, о ком она говорила.
– Тысячелетиями люди пытаются найти Ключ Богов. Только никто не ведает, как он по-настоящему выглядит. Да и смысла его не знают, – уже намного мягче продолжил Радомир. – О нём ходят самые невероятные легенды, одни – очень красивы, другие – почти сумасшедшие.

(О Ключе Богов и, правда, ходят разные-преразные легенды. На каких только языках веками не пытались расписывать самые большие изумруды!.. На арабском, иудейском, индусском и даже на латыни... Только никто почему-то не хочет понять, что от этого камни не станут волшебными, как бы сильно кому-то этого не хотелось... На предлагаемых фотографиях видны: иранский псевдо Мани, и Великий Могул, и католический "талисман" Бога, и Изумрудная "дощечка" Гермеса (Emeral tablet) и даже знаменитая индийская Пещера Аполлона из Тианы, которую, как утверждают сами индусы, однажды посетил Иисус Христос. (Подробнее об этом можно прочитать в пишущейся сейчас книге «Святая страна Даария». Часть1. О чём ведали Боги?))
– Просто сработала, видимо, у кого-то когда-то родовая память, и человек вспомнил – было когда-то что-то несказанно великое, Богами подаренное. А вот ЧТО – не в силах понять... Так и ходят столетиями «искатели» неизвестно зачем и кружат кругами. Будто наказал кто-то: «пойди туда – не знаю куда, принеси то – не ведомо что»... Знают только, что сила в нём скрыта дюжая, знание невиданное. Умные за знанием гоняются, ну а «тёмные» как всегда пытаются найти его, чтобы править остальными... Думаю, это самая загадочная и самая (каждому по-своему) желанная реликвия, существовавшая когда-либо на Земле. Теперь всё только от тебя будет зависеть, светлая моя. Если меня не станет, ни за что не теряй его! Обещай мне это, Мария...
Магдалина опять кивнула. Она поняла – то была жертва, которую просил у неё Радомир. И она ему обещала... Обещала хранить удивительный Ключ Богов ценой своей собственной жизни... да и жизни детей, если понадобится.
Радомир осторожно вложил зелёное чудо ей в ладонь – кристалл был живым и тёплым...
Ночь пробегала слишком быстро. На востоке уже светало... Магдалина глубоко вздохнула. Она знала, скоро за ним придут, чтобы отдать Радомира в руки ревнивых и лживых судей... всей своей чёрствой душой ненавидевших этого, как они называли, «чужого посланника»...
Свернувшись в комок меж сильных рук Радомира, Магдалина молчала. Она хотела просто чувствовать его тепло... насколько это ещё было возможно... Казалось, жизнь капля за каплей покидала её, превращая разбитое сердце в холодный камень. Она не могла дышать без него... Этого, такого родного человека!.. Он был её половиной, частью её существа, без которого жизнь была невозможна. Она не знала, как она будет без него существовать?.. Не знала, как ей суметь быть столь сильной?.. Но Радомир верил в неё, доверял ей. Он оставлял ей ДОЛГ, который не позволял сдаваться. И она честно пыталась выжить...
Несмотря на всю нечеловеческую собранность, дальнейшего Магдалина почти не помнила...

Она стояла на коленях прямо под крестом и смотрела Радомиру в глаза до самого последнего мгновения... До того, как его чистая и сильная душа покинула своё ненужное уже, умершее тело.На скорбное лицо Магдалины упала горячая капля крови, и слившись со слезой, скатилась на землю. Потом упала вторая... Так она стояла, не двигаясь, застывшая в глубочайшем горе... оплакивая свою боль кровавыми слезами...
Вдруг, дикий, страшнее звериного, крик сотряс окружающее пространство... Крик был пронзительным и протяжным. От него стыла душа, ледяными тисками сжимая сердце. Это кричала Магдалина...
Земля ответила ей, содрогнувшись всем своим старым могучим телом.
После наступила тьма...
Люди в ужасе разбегались, не разбирая дороги, не понимая, куда несут их непослушные ноги. Будто слепые, они натыкались друг на друга, шарахаясь в разные стороны, и снова спотыкались и падали, не обращая внимания на окружаюшее... Всюду звенели крики. Плачь и растерянность объяли Лысую Гору и наблюдавших там казнь людей, будто только лишь теперь позволив прозреть – истинно увидеть ими содеянное...
Магдалина встала. И снова дикий, нечеловеческий крик пронзил усталую Землю. Утонув в рокоте грома, крик змеился вокруг злыми молниями, пугая собою стылые души... Освободив Древнюю Магию, Магдалина призывала на помощь старых Богов... Призывала Великих Предков.
Ветер трепал в темноте её дивные золотые волосы, окружая хрупкое тело ореолом Света. Страшные кровавые слёзы, всё ещё алея на бледных щеках, делали её совершенно неузнаваемой... Чем-то похожей на грозную Жрицу...
Магдалина звала... Заломив руки за голову, она снова и снова звала своих Богов. Звала Отцов, только что потерявших чудесного Сына... Она не могла так просто сдаться... Она хотела вернуть Радомира любой ценой. Даже, если не суждено будет с ним общаться. Она хотела, чтобы он жил... несмотря ни на что.

Но вот прошла ночь, и ничего не менялось. Его сущность говорила с ней, но она стояла, омертвев, ничего не слыша, лишь без конца призывая Отцов... Она всё ещё не сдавалась.
Наконец, когда на дворе светало, в помещении вдруг появилось яркое золотое свечение – будто тысяча солнц засветила в нём одновременно! А в этом свечении у самого входа возникла высокая, выше обычной, человеческая фигура... Магдалина сразу же поняла – это пришёл тот, кого она так яро и упорно всю ночь призывала...
– Вставай Радостный!.. – глубоким голосом произнёс пришедший. – Это уже не твой мир. Ты отжил свою жизнь в нём. Я покажу тебе твой новый путь. Вставай, Радомир!..
– Благодарю тебя, Отец... – тихо прошептала стоявшая рядом с ним Магдалина. – Благодарю, что услышал меня!
Старец долго и внимательно всматривался в стоящую перед ним хрупкую женщину. Потом неожиданно светло улыбнулся и очень ласково произнёс:
– Тяжко тебе, горестная!.. Боязно... Прости меня, доченька, заберу я твоего Радомира. Не судьба ему находиться здесь более. Его судьба другой будет теперь. Ты сама этого пожелала...
Магдалина лишь кивнула ему, показывая, что понимает. Говорить она не могла, силы почти покидали её. Надо было как-то выдержать эти последние, самые тяжкие для неё мгновения... А потом у неё ещё будет достаточно времени, чтобы скорбеть об утерянном. Главное было то, что ОН жил. А всё остальное было не столь уж важным.
Послышалось удивлённое восклицание – Радомир стоял, оглядываясь, не понимая происходящего. Он не знал ещё, что у него уже другая судьба, НЕ ЗЕМНАЯ... И не понимал, почему всё ещё жил, хотя точно помнил, что палачи великолепно выполнили свою работу...

– Прощай, Радость моя... – тихо прошептала Магдалина. – Прощай, ласковый мой. Я выполню твою волю. Ты только живи... А я всегда буду с тобой.
Снова ярко вспыхнул золотистый свет, но теперь он уже почему-то находился снаружи. Следуя ему, Радомир медленно вышел за дверь...
Всё вокруг было таким знакомым!.. Но даже чувствуя себя вновь абсолютно живым, Радомир почему-то знал – это был уже не его мир... И лишь одно в этом старом мире всё ещё оставалось для него настоящим – это была его жена... Его любимая Магдалина....
– Я вернусь к тебе... я обязательно вернусь к тебе... – очень тихо сам себе прошептал Радомир. Над головой, огромным «зонтом» висела вайтмана...
Купаясь в лучах золотого сияния, Радомир медленно, но уверенно двинулся за сверкающим Старцем. Перед самым уходом он вдруг обернулся, чтобы в последний раз увидеть её... Чтобы забрать с собою её удивительный образ. Магдалина почувствовала головокружительное тепло. Казалось, в этом последнем взгляде Радомир посылал ей всю накопленную за их долгие годы любовь!.. Посылал ей, чтобы она также его запомнила.
Она закрыла глаза, желая выстоять... Желая казаться ему спокойной. А когда открыла – всё было кончено...
Радомир ушёл...
Земля потеряла его, оказавшись его не достойной.
Он ступил в свою новую, незнакомую ещё жизнь, оставляя Марии Долг и детей... Оставляя её душу раненой и одинокой, но всё такой же любящей и такой же стойкой.
Судорожно вздохнув, Магдалина встала. Скорбеть у неё пока что просто не оставалось времени. Она знала, Рыцари Храма скоро придут за Радомиром, чтобы предать его умершее тело Святому Огню, провожая этим самым его чистую Душу в Вечность.

Первым, конечно же, как всегда появился Иоанн... Его лицо было спокойным и радостным. Но в глубоких серых глазах Магдалина прочла искреннее участие.
– Велика благодарность тебе, Мария... Знаю, как тяжело было тебе отпускать его. Прости нас всех, милая...
– Нет... не знаешь, Отец... И никто этого не знает... – давясь слезами, тихо прошептала Магдалина. – Но спасибо тебе за участие... Прошу, скажи Матери Марии, что ОН ушёл... Что живой... Я приду к ней, как только боль чуточку утихнет. Скажи всем, что ЖИВЁТ ОН...
Больше Магдалина выдержать не могла. У неё не было больше человеческих сил. Рухнув прямо на землю, она громко, по-детски разрыдалась...
Я посмотрела на Анну – она стояла окаменев. А по суровому юному лицу ручейками бежали слёзы.
– Как же они могли допустить такое?! Почему они все вместе не переубедили его? Это же так неправильно, мама!.. – возмущённо глядя на нас с Севером, воскликнула Анна.
Она всё ещё по-детски бескомпромиссно требовала на всё ответов. Хотя, если честно, я точно так же считала, что они должны были не допустить гибели Радомира… Его друзья... Рыцари Храма... Магдалина. Но разве могли мы судить издалека, что тогда было для каждого правильным?.. Мне просто по-человечески очень хотелось увидеть ЕГО! Так же, как хотелось увидеть живой Магдалину...
Наверно именно поэтому, я никогда не любила погружаться в прошлое. Так как прошлое нельзя было изменить (во всяком случае, я этого сделать не могла), и никого нельзя было предупредить о назревавшей беде или опасности. Прошлое – оно и было просто ПРОШЛЫМ, когда всё хорошее или плохое давно уже с кем-то случилось, и мне оставалось лишь наблюдать чью-то прожитую хорошую или плохую, жизнь.
И тут я снова увидела Магдалину, теперь уже одиноко сидевшую на ночном берегу спокойного южного моря. Мелкие лёгкие волны ласково омывали её босые ноги, тихо нашёптывая что-то о прошлом... Магдалина сосредоточенно смотрела на огромный зелёный камень, покойно лежавший на её ладони, и о чём-то очень серьёзно размышляла. Сзади неслышно подошёл человек. Резко повернувшись, Магдалина тут же улыбнулась:
– Когда же ты перестанешь пугать меня, Раданушка? И ты всё такой же печальный! Ты ведь обещал мне!.. Чему же грустить, если ОН живой?..
– Не верю я тебе, сестра! – ласково улыбаясь, грустно произнёс Радан.
Это был именно он, всё такой же красивый и сильный. Только в потухших синих глазах теперь жили уже не былые радость и счастье, а гнездилась в них чёрная, неискоренимая тоска...
– Не верю, что ты с этим смирилась, Мария! Мы должны были спасти его, несмотря на его желание! Позже и сам понял бы, как сильно ошибался!.. Не могу я простить себе! – В сердцах воскликнул Радан.
Видимо, боль от потери брата накрепко засела в его добром, любящем сердце, отравляя приходящие дни невосполнимой печалью.
– Перестань, Раданушка, не береди рану... – тихо прошептала Магдалина. – Вот, посмотри лучше, что оставил мне твой брат... Что наказал хранить нам всем Радомир.
Протянув руку, Мария раскрыла Ключ Богов...
Он вновь начал медленно, величественно открываться, поражая воображение Радана, который, будто малое дитя, остолбенело наблюдал, не в состоянии оторваться от разворачивающейся красоты, не в силах произнести ни слова.
– Радомир наказал беречь его ценой наших жизней... Даже ценой его детей. Это Ключ наших Богов, Раданушка. Сокровище Разума... Нет ему равных на Земле. Да, думаю, и далеко за Землёй... – грустно молвила Магдалина. – Поедем мы все в Долину Магов. Там учить будем... Новый мир будем строить, Раданушка. Светлый и Добрый Мир... – и чуть помолчав, добавила. – Думаешь, справимся?
– Не знаю, сестра. Не пробовал. – Покачал головой Радан. – Мне другой наказ дан. Светодара бы сохранить. А там посмотрим... Может и получится твой Добрый Мир...
Присев рядом с Магдалиной, и забыв на мгновение свою печаль, Радан восторженно наблюдал, как сверкает и «строится» дивными этажами чудесное сокровище. Время остановилось, как бы жалея этих двух, потерявшихся в собственной грусти людей... А они, тесно прижавшись друг к другу, одиноко сидели на берегу, заворожено наблюдая, как всё шире сверкало изумрудом море... И как дивно горел на руке Магдалины Ключ Богов – оставленный Радомиром, изумительный «умный» кристалл...
С того печального вечера прошло несколько долгих месяцев, принёсших Рыцарям Храма и Магдалине ещё одну тяжкую потерю – неожиданно и жестоко погиб Волхв Иоанн, бывший для них незаменимым другом, Учителем, верной и могучей опорой... Рыцари Храма искренне и глубоко скорбели о нём. Если смерть Радомира оставила их сердца раненными и возмущёнными, то с потерей Иоанна их мир стал холодным и невероятно чужим...
Друзьям не разрешили даже похоронить (по своему обычаю – сжигая) исковерканное тело Иоанна. Иудеи его просто зарыли в землю, чем привели в ужас всех Рыцарей Храма. Но Магдалине удалось хотя бы выкупить(!) его отрубленную голову, которую, ни за что не желали отдавать иудеи, так как считали её слишком опасной – они считали Иоанна великим Магом и Колдуном...

Так, с печальным грузом тяжелейших потерь, Магдалина и её маленькая дочурка Веста, охраняемые шестью Храмовиками, наконец-то решились пуститься в далёкое и нелёгкое путешествие – в дивную страну Окситанию, пока что знакомую только лишь одной Магдалине...
Дальше – был корабль... Была длинная, тяжкая дорога... Несмотря на своё глубокое горе, Магдалина, во время всего нескончаемо-длинного путешествия была с Рыцарями неизменно приветливой, собранной и спокойной. Храмовики тянулись к ней, видя её светлую, печальную улыбку, и обожали её за покой, который испытывали, находясь с рядом с ней... А она с радостью отдавала им своё сердце, зная, какая жестокая боль жгла их уставшие души, и как сильно казнила их происшедшая с Радомиром и Иоанном беда...
Когда они наконец-то достигли желанной Долины Магов, все без исключения мечтали только лишь об одном – отдохнуть от бед и боли, насколько для каждого это было возможно.
Слишком много было утрачено дорогого...
Слишком высокой была цена.
Сама же Магдалина, покинувшая Долину Магов, будучи малой десятилетней девочкой, теперь c трепетом заново «узнавала» свою гордую и любимую Окситанию, в которой всё – каждый цветок, каждый камень, каждое дерево, казались ей родными!.. Истосковавшись по прошлому, она жадно вдыхала бушующий «доброй магией» окситанский воздух и не могла поверить, что вот она наконец-то пришла Домой...
Это была её родная земля. Её будущий Светлый Мир, построить который она обещала Радомиру. И это к ней принесла она теперь своё горе и скорбь, будто потерянное дитя, ищущее у Матери защиты, сочувствия и покоя...
Магдалина знала – чтобы исполнить наказ Радомира, она должна была чувствовать себя уверенной, собранной и сильной. Но пока она лишь жила, замкнувшись в своей глубочайшей скорби, и была до сумасшествия одинокой...
Без Радомира её жизнь стала пустой, никчемной и горькой... Он обитал теперь где-то далеко, в незнакомом и дивном Мире, куда не могла дотянуться её душа... А ей так безумно по-человечески, по-женски его не хватало!.. И никто, к сожалению, не мог ей ничем в этом помочь.
Тут мы снова её увидели...
На высоком, сплошь заросшем полевыми цветами обрыве, прижав колени к груди, одиноко сидела Магдалина... Она, как уже стало привычным, провожала закат – ещё один очередной день, прожитый без Радомира... Она знала – таких дней будет ещё очень и очень много. И знала, ей придётся к этому привыкнуть. Несмотря на всю горечь и пустоту, Магдалина хорошо понимала – впереди её ждала долгая, непростая жизнь, и прожить её придётся ей одной... Без Радомира. Что представить пока что ей никак не удавалось, ибо он жил везде – в каждой её клеточке, в её снах и бодрствовании, в каждом предмете, которого он когда-то касался. Казалось, всё окружающее пространство было пропитано присутствием Радомира... И даже если бы она пожелала, от этого не было никакого спасения.
Вечер был тихим, спокойным и тёплым. Оживающая после дневной жары природа бушевала запахами разогретых цветущих лугов и хвои... Магдалина прислушивалась к монотонным звукам обычного лесного мира – он был на удивление таким простым, и таким спокойным!.. Разморенные летней жарой, в соседних кустах громко жужжали пчёлы. Даже они, трудолюбивые, предпочитали убраться подальше от жгучих дневных лучей, и теперь радостно впитывали живительную вечернюю прохладу. Чувствуя человеческое добро, крошечная цветная птичка безбоязненно села на тёплое плечо Магдалины и в благодарность залилась звонкими серебристыми трелями... Но Магдалина этого не замечала. Она вновь унеслась в привычный мир своих грёз, в котором всё ещё жил Радомир...
И она снова его вспоминала...
Его невероятную доброту... Его буйную жажду Жизни... Его светлую ласковую улыбку и пронзительный взгляд его синих глаз... И его твёрдую уверенность в правоте избранного им пути. Вспоминала чудесного, сильного человека, который, будучи совсем ещё ребёнком, уже подчинял себе целые толпы!..
Вспоминала его ласку... Тепло и верность его большого сердца... Всё это жило теперь только лишь в её памяти, не поддаваясь времени, не уходя в забвение. Всё оно жило и... болело. Иногда ей даже казалось – ещё чуть-чуть, и она перестанет дышать... Но дни бежали. И жизнь всё также продолжалась. Её обязывал оставленный Радомиром ДОЛГ. Поэтому, со своими чувствами и желаниями она, насколько могла, не считалась.
Сын, Светодар, по которому она безумно скучала, находился в далёкой Испании вместе с Раданом. Магдалина знала – ему тяжелей... Он был ещё слишком молод, чтобы смириться с такой потерей. Но ещё она также знала, что даже при самом глубоком горе, он никогда не покажет свою слабость чужим.
Он был сыном Радомира...
И это обязывало его быть сильным.
Снова прошло несколько месяцев.
И вот, понемногу, как это бывает даже с самой страшной потерей, Магдалина стала оживать. Видимо, приходило правильное время возвращаться к живущим...

Облюбовав крошечный Монтсегюр, который был самым магическим в Долине замком (так как стоял на «точке перехода» в другие миры), Магдалина с дочуркой вскоре начали потихоньку туда перебираться. Начали обживать их новый, незнакомый ещё, Дом...
И, наконец, помня настойчивое желание Радомира, Магдалина понемногу стала набирать себе первых учеников... Это была наверняка одна из самых лёгких задач, так как каждый человек на этом дивном клочке земли был более или менее одарённым. И почти каждый жаждал знания. Поэтому очень скоро у Магдалины уже было несколько сотен очень старательных учеников. Потом эта цифра переросла в тысячу... И уже очень скоро вся Долина Магов была охвачена её учением. А она брала как можно больше желающих, чтобы отвлечься от своих горьких дум, и была несказанно рада тому, как жадно тянулись к Знанию окситанцы! Она знала – Радомир бы от души этому порадовался... и набирала ещё больше желающих.
– Прости, Север, но как же Волхвы согласились с этим?!. Ведь они так тщательно охраняют от всех свои Знания? Как же Владыко допустил такое? Магдалина ведь учила всех, не выбирая лишь посвящённых?
– Владыко никогда не соглашался с этим, Изидора... Магдалина и Радомир шли против его воли, открывая эти знания людям. И я до сих пор не знаю, кто из них был по-настоящему прав...
– Но ты же видел, как жадно внимали этому Знанию окситанцы! Да и вся остальная Европа также! – удивлённо воскликнула я.
– Да... Но я видел и другое – как просто они были уничтожены... А это значит – они были к этому не готовы.
– Но когда же, по твоему, люди будут «готовы»?.. – возмутилась я. – Или это не случится никогда?!.
– Случится, мой друг... думаю. Но лишь тогда, когда, люди наконец-то поймут, что они в состоянии защитить это же самое Знание... – тут Север неожиданно по-детски улыбнулся. – Магдалина и Радомир жили Будущим, видишь ли... Они мечтали о чудесном Едином Мире... Мире, в котором была бы одна общая Вера, один правитель, единая речь... И несмотря ни на что, учили... Сопротивляясь Волхвам... Не подчиняясь Владыко... И при всём при том, хорошо понимая – даже их далёкие правнуки наверняка ещё не узрят этого чудесного «единого» мира. Они просто боролись... За свет. За знания. За Землю. Такой была их Жизнь... И они прожили её, не предавая.
Я снова окунулась в прошлое, в котором всё ещё жила эта удивительная и единственная история...
Было только одно грустное облачко, бросавшее тень на светлеющее настроение Магдалины – Веста глубоко страдала от потери Радомира, и никакими «радостями» не удавалось её от этого отвлечь. Узнав, наконец, о случившемся, она полностью захлопнула своё маленькое сердечко от окружающего мира и переживала свою потерю одна, не допуская к себе даже любимую маму, светлую Магдалину. Так она бродила целыми днями неприкаянной, не зная, что с этой страшной бедой поделать. Рядом не было также и брата, с которым Веста привыкла делиться радостью и печалями. Ну, а сама она была слишком ещё мала, чтобы суметь осилить столь тяжкое горе, непомерным грузом обрушившееся на её хрупкие детские плечи. Она дико скучала по своему любимому, самому лучшему на свете папе и никак не могла понять, откуда же взялись те жестокие люди, которые его ненавидели и которые его убили?.. Не слышно было больше его весёлого смеха, не было их чудесных прогулок... Не оставалось больше вообще ничего, что было связанно с их тёплым и всегда радостным общением. И Веста глубоко, по-взрослому страдала... У неё оставалась только память. А ей хотелось вернуть его живого!.. Она была ещё слишком малой, чтобы довольствоваться воспоминаниями!.. Да, она очень хорошо помнила, как, свернувшись калачиком на его сильных руках, затаив дыхание слушала удивительнейшие истории, ловя каждое слово, боясь пропустить самое важное... И теперь её раненое сердечко требовало всё это обратно! Папа был её сказочным кумиром... Её, закрытым от остальных, удивительным миром, в котором жили только они вдвоём... А теперь этого мира не стало. Злые люди забрали его, оставив лишь глубокую рану, которую ей самой никак не удавалось заживить.

Все окружавшие Весту взрослые друзья старались, как могли, развеять её удручённое состояние, но малышка, никому не хотела открывать своё скорбящее сердце. Единственный, кто наверняка смог бы помочь, был Радан. Но и он находился далеко, вместе со Светодаром.
Впрочем, был с Вестой один человек, который старался изо всех сил заменить её дядю Радана. И звали этого человека Рыжий Симон – весёлый Рыцарь с яркими рыжими волосами. Друзья безобидно так прозвали его из-за необычного цвета его волос, и Симон ничуточки не обижался. Он был смешливым и весёлым, всегда готовым придти на помощь, этим, и правда, напоминая отсутствующего Радана. И друзья за это искренне его любили. Он был «отдушинкой» от бед, которых в жизни Храмовиков в то время было очень и очень немало...
Рыжий Рыцарь терпеливо являлся к Весте, ежедневно уводя её на захватывающие длинные прогулки, постепенно становясь малышке настоящим доверенным другом. И даже в маленьком Монтсегюре очень скоро к нему привыкли. Он стал там привычным желанным гостем, которому каждый был рад, ценя его неназойливый, мягкий характер и всегда прекрасное настроение.