Валерий

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Валерий
латинское
Род: муж.

Отчество: Валерьевич, Валериевич
Валерьевна, Валериевна
Женское парное имя: Валерия

Другие формы: Уалерий
Производ. формы: Валера, Лера, Леруня, Леруся, Леруха, Леруша, Валя, Валюня, Валюся, Валюха, Валюша[1]
Иноязычные аналоги:

англ. Valeriy
белор. Валерый
итал. Valerio
лат. Valerius
нем. Waleri
польск. Waleriusz, Waleri, Walery
рум. Valeriu
фр. Valére, Valéry
словацк. Valerij
словен. Valér

Связанные статьи: начинающиеся с «Валерий»

[http://ru.wikipedia.org/wiki/Special:Search?search=%D0%92%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B9&fulltext=Search все статьи с «Валерий»]

Вале́рий — мужское русское личное имя латинского происхождения; восходит к лат. Valesios (Валесиос), позже Valerius (Валериус) — древнеримскому родовому имени Валериев. Помимо этого, в древнеримской мифологии «Валериус» — эпитет Марса. Valerius образовано от «valeo» — «быть сильным, здоровым» (к этому же корню восходит другое имя — Валентин). Традиционная церковная форма имени — Уале́рий; в святцах до середины XVII века также встречалась форма Валер[2].

В христианском именослове имя Валерий соотносится с несколькими раннехристианскими святыми; один из них — мученик Валерий, чьё имя церковное предание связывает с Георгием Победоносцем. Другой св. Валерий известен в числе «Сорока мучеников Севастийских». Православной церковью также почитается Валерий Мелитинский (конец III века).

Имя Валерий в России до Октябрьской революции не входило в число распространённых имён и использовалось преимущественно в среде духовенства. Интерес к имени в русском обществе появился в начале XX века и в полной мере реализовался в середине столетия. В немалой степени массовой популярности имени способствовала всеобщая известность в 1930-е годы его носителя Валерия Чкалова, лётчика, совершившего несколько героических рекордно дальних перелётов и трагически погибшего в 1938 году[3].

Файл:Chkalov stamp3.jpg
Валерий Чкалов, прославленный советский лётчик. Известность его личности сказалась на популярности имени.

По данным А. В. Суперанской и А. В. Сусловой по Ленинграду, частотность имени Валерий среди мужчин, родившихся до 1938 года, составляет 1 ‰ (то есть наличествует один носитель имени в 1000 учтённых), тогда как среди родившихся в промежуток 19391953 годов частотность имени составляет 39 ‰; в промежуток 19541968 годы — 28 ‰.

К концу 1980-х годов имя «вышло из моды»: в 1988 году среди имён новорождённых мальчиков частотность имени Валерий составляла 4 ‰[4]. Данные А. Я. Шайкевича по Москве за 1950-е годы показывают, что имя Валерий занимало в столице девятое место по популярности среди новорождённых мальчиков (с частотностью 29 ‰)[5]. Статистика имён новорождённых, собранная В. А. Никоновым по некоторым регионам центральной России, также свидетельствует о том, что в начале 1960-х годов имя было весьма востребованным и получило самое широкое распространение. Показательно, что в 1961 году имя Валерий — преимущественно городское: его частотность в областных центрах была примерно в два раза выше употребляемости в сельских районах, и колебалась от 31 ‰ в Калуге до 57 ‰ в Ульяновске[6].

Краткие формы имени: Валера, Лера, Валя.

Именины: 22 марта, 6 мая, 7 ноября, 20 ноября.







См. также

Напишите отзыв о статье "Валерий"

Примечания

  1. Петровский Н.А. [http://www.gramota.ru/slovari/dic/?pe=x&word=валерий Валерий]. Словарь русских личных имён. Грамота.ру. Проверено 14 декабря 2015. [http://www.webcitation.org/67K3iLJjQ Архивировано из первоисточника 1 мая 2012].
  2. Суперанская, А. В. Словарь русских личных имён. — М.: Эксмо, 2006. — ISBN 5-699-10971-4.
  3. Душечкина, Елена. Борьба за имя // Светлана. Культурная история имени. — СПб.: Европейский университет в Санкт-Петербурге, 2007. — ISBN 978-5-94380-059-7.
  4. Суперанская, А. В., Суслова, А. В. Статистика имён // О русских именах. — 5-е изд., перераб.. — СПб.: Авалонъ, 2008. — ISBN 978-5-903605-04-0.
  5. Шайкевич, А. Я. Русские личные имена XX века (по материалам загса Фрунзенского района г. Москвы // Личные имена в прошлом, настоящем и будущем. — М., 1970.
  6. Никонов, В. А. Личные имена у русских сегодня // Имя и общество. — М.: Наука, 1974.

Отрывок, характеризующий Валерий

– Не хочу больше это смотреть... – шёпотом произнесла Стелла. – Вообще не хочу больше видеть ужас... Разве это по-людски? Ну, скажи мне!!! Разве правильно такое?! Мы же люди!!!
У Стеллы начиналась настоящая истерика, что было настолько неожиданным, что в первую секунду я совершенно растерялась, не находя, что сказать. Стелла была сильно возмущённой и даже чуточку злой, что, в данной ситуации, наверное, было совершенно приемлемо и объяснимо. Для других. Но это было настолько, опять же, на неё не похоже, что я только сейчас наконец-то поняла, насколько больно и глубоко всё это нескончаемое земное Зло ранило её доброе, ласковое сердечко, и насколько она, наверное, устала постоянно нести всю эту людскую грязь и жестокость на своих хрупких, ещё совсем детских, плечах.... Мне очень захотелось обнять этого милого, стойкого и такого грустного сейчас, человечка! Но я знала, что это ещё больше её расстроит. И поэтому, стараясь держаться спокойно, чтобы не затронуть ещё глубже её и так уже слишком «растрёпанных» чувств, постаралась, как могла, её успокоить.
– Но ведь есть и хорошее, не только плохое!.. Ты только посмотри вокруг – а твоя бабушка?.. А Светило?.. Вон Мария вообще жила лишь для других! И сколько таких!.. Их ведь очень и очень много! Ты просто очень устала и очень печальна, потому что мы потеряли хороших друзей. Вот и кажется всё в «чёрных красках»... А завтра будет новый день, и ты опять станешь собой, обещаю тебе! А ещё, если хочешь, мы не будем больше ходить на этот «этаж»? Хочешь?..
– Разве же причина в «этаже»?.. – горько спросила Стелла. – От этого ведь ничего не изменится, будем мы сюда ходить или нет... Это просто земная жизнь. Она злая... Я не хочу больше здесь быть...
Я очень испугалась, не думает ли Стелла меня покинуть и вообще уйти навсегда?! Но это было так на неё не похоже!.. Во всяком случае, это была совсем не та Стелла, которую я так хорошо знала... И мне очень хотелось верить, что её буйная любовь к жизни и светлый радостный характер «сотрут в порошок» всю сегодняшнюю горечь и озлобление, и очень скоро она опять станет той же самой солнечной Стеллой, которой ещё так недавно была...
Поэтому, чуточку сама себя успокоив, я решила не делать сейчас никаких «далеко идущих» выводов, и подождать до завтра, прежде чем предпринимать какие-то более серьёзные шаги.
– А посмотри, – к моему величайшему облегчению, вдруг очень заинтересованно произнесла Стелла, – тебе не кажется, что это не Земная сущность? Та, которая напала... Она слишком не похожа на обычных «плохих земных», что мы видели на этом «этаже». Может потому она и использовала тех двоих, земных чудищ, что сама не могла попасть на земной «этаж»?
Как мне уже показалось ранее, «главное» чудище и правда не было похожим на остальных, которых нам приходилось здесь видеть во время наших каждодневных «походов» на нижний «этаж». И почему было бы не представить, что оно пришло откуда-то издалека?.. Ведь если приходили хорошие, как Вэя, почему так же не могли придти и плохие?
– Наверное, ты права, – задумчиво произнесла я. – Оно и воевало не по земному. У него была какая-то другая, не земная сила.
– Девочки, милые, а когда мы куда-то пойдём? – вдруг послышался тоненький детский голосок.
Сконфуженная тем, что нас прервала, Майя, тем не менее, очень упорно смотрела прямо на нас своими большими кукольными глазами, и мне вдруг стало очень стыдно, что увлечённые своими проблемами, мы совершенно забыли, что с нами здесь находятся эти, насмерть уставшие, ждущие чей-нибудь помощи, до предела запуганные малыши...
– Ой, простите, мои хорошие, ну, конечно же, пойдём! – как можно радостнее воскликнула я и, уже обращаясь к Стелле, спросила: – Что будем делать? Попробуем пройти повыше?
Сделав защиту малышам, мы с любопытством ждали, что же предпримет наш «новоиспечённый» друг. А он, внимательно за нами наблюдая, очень легко сделал себе точно такую же защиту и теперь спокойно ждал, что же будет дальше. Мы со Стеллой довольно друг другу улыбнулись, понимая, что оказались в отношении него абсолютно правы, и что его место уж точно было не нижний Астрал... И, кто знал, может оно было даже выше, чем думали мы.
Как обычно, всё вокруг заискрилось и засверкало, и через несколько секунд мы оказались «втянутыми» на хорошо знакомый, гостеприимный и спокойный верхний «этаж». Было очень приятно вновь свободно вздохнуть, не боясь, что какая-то мерзость вдруг выскочит из-за угла и, шарахнув по голове, попытается нами «полакомиться». Мир опять был приветливым и светлым, но пока ещё грустным, так как мы понимали, что не так-то просто будет изгнать из сердца ту глубокую боль и печаль, что оставили, уходя, наши друзья... Они жили теперь только лишь в нашей памяти и в наших сердцах... Не имея возможности жить больше нигде. И я наивно дала себе слово, что буду помнить их всегда, тогда ещё не понимая, что память, какой бы прекрасной она не являлась, заполнится позже событиями проходящих лет, и уже не каждое лицо выплывет так же ярко, как мы помнили его сейчас, и понемногу, каждый, даже очень важный нам человек, начнёт исчезать в плотном тумане времени, иногда вообще не возвращаясь назад... Но тогда мне казалось, что это теперь уже навсегда, и что эта дикая боль не покинет меня навечно...