Венгерская коммунистическая партия

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Коммунистическая партия Венгрии
Kommunisták Magyarországi Pártja (KMP)
200px
Лидер:

Бела Кун
Матьяш Ракоши (1945-1948)

Основатель:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата основания:

24 ноября 1918

Дата роспуска:

14 июня 1948

Штаб-квартира:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Идеология:

марксизм-ленинизм

Интернационал:

Коминтерн

Военизированное крыло:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Союзники и блоки:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Молодёжная организация:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Количество членов:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Девиз:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Мест в нижней палате:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Мест в верхней палате:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Мест в Европарламенте:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Гимн:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Партийная печать:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Персоналии:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сайт:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
К:Политические партии, основанные в 1918 году

К:Исчезли в 1948 году Венге́рская коммунисти́ческая па́ртия (венг. Magyar Kommunista Párt); изначально Партия коммунистов Венгрии (венг. Kommunisták Magyarországi Pártja) — марксистско-ленинская партия в Венгрии, образованная 24 ноября 1918 и находившаяся у власти в период Венгерской Советской Республики (с марта 1919). После разгрома ВСР румынской армией была вынуждена уйти в подполье и вернулась к власти в стране после Второй мировой войны. В 1948 слилась с Социал-демократической партией, образовав Венгерскую партию трудящихся. В 1956 её преемницей стала Венгерская социалистическая рабочая партия. Входила в состав Коминтерна.







История

1918 — 1930-е

Файл:Logo of the Party of Communists in Hungary.svg
Логотип Партии коммунистов Венгрии

Партия коммунистов Венгрии была образована 24 ноября 1918 на съезде в Будапеште на базе Венгерской группы РКП(б), созданной в 24 марта 1918 в Москве, и местных левых социал-демократов (Тибор Самуэли, Эрнё Пор, Отто Корвин, Бела Ваго). Центральный комитет возглавлял Бела Кун, который вскоре перебрался в Венгрию, где начал активно привлекать сторонников, в частности, склоняя социал-демократов к более радикальным взглядам.

Партия в это время была очень невелика, но её члены были крайне активны и она быстро росла. Её влияние быстро увеличивалось. К февралю 1919 партия насчитывала уже от 30 до 40 тысяч членов, включая большое количество безработных бывших военнослужащих, молодых интеллектуалов и представителей национальных меньшинств.

По мере роста численности партии, она становилась всё более радикальной. Своего пика этот процесс достиг 20 февраля 1919, когда демонстрация переросла в перестрелку с охранниками редакции официальной газеты социал-демократов, в ходе которого погибло семь человек, включая полицейских. После этого последовали аресты коммунистических лидеров, однако углубляющийся кризис и неспособность с ним справиться со стороны традиционных социал-демократов привели к тому, что сами представители властей явились в тюрьму и предложили арестованным коммунистам взять власть и сформировать правительство.

21 марта 1919 было объявлено о соединении ПКВ и СДП в Социалистическую партию и в тот же день провозглашена Венгерская советская республика. После её разгрома последовал «белый террор», в ходе которого было убито до 6 000 чел. и казнено по приговорам трибуналов около 1500 чел. (Отто Корвин, Енё Ласло, Карой Штурц, Г. Кон, Андор Вадош). Загнанные в подполье коммунисты размежевались с эсдеками. В 1925 было принято решение о создании наряду с нелегальной ВКП официально зарегистрированной Социалистической Рабочей партии (разгромлена к 1928). Кроме того, местное руководство, возглавляемое Енё Ландлером, одобряло тактику энтризма коммунистов в социал-демократические организации.

В 1931 году, воспользовавшись терактом террориста-одиночки с неясными мотивами, премьер-министр Дьюла Каройи ввёл военное положение и обвинил во всём коммунистов. Постоянный террор профашистского режима Миклоша Хорти, глубокое подполье и непрекращающиеся аресты и казни руководителей (Имре Шаллаи и Шандор Фюрст были казнены 29 июля 1932 года, несмотря на кампанию протеста, инициированную писателями Аттилой Йожефом и Дьюлой Ийешем) не прекратили существование ПКВ. Помимо местных ячеек, продолжало существовать Загранбюро ПКВ (Бела Кун, Имре Надь и др.). Коммунисты активно участвовали в профсоюзном и стачечном движении, продолжали отмечать 1 Мая и 7 ноября, с 1935 выступали за создание Народного фронта.

В период Второй мировой войны

Файл:Logo of the Hungarian Communist Party.svg
Логотип ВКП после 1944 года

В предвоенный период и во время Второй мировой войны Коммунистическая партия Венгрии действовала в условиях конспирации, партия активно участвовала в антифашистском сопротивлении, однако в условиях репрессий и государственного террора понесла значительные потери.

В 1940 году в Венгрии начал работу подпольный ЦК КПВ, который возглавил Золтан Шёнхерц. Венгерские коммунисты наладили сотрудничество с левым крылом «Мартовского фронта» (руководители которого впоследствии стали организаторами Национально-крестьянской партии). В марте 1940 года в Венгрии состоялся съезд сельскохозяйственных рабочих, на котором было принято решение о союзе и сотрудничестве между представителями рабочих организаций. В это же время коммунисты выпустили листовку с призывом к борьбе против вовлечения Венгрии в войну и участвовали в нескольких стачках и демонстрациях[1].

После вторжения Германии в СССР в июне 1941 года коммунистическая партия Венгрии осудила агрессию против СССР и вовлечение Венгрии в войну против СССР[2].

10 июля 1941 года ЦК КПВ опубликовал программное заявление «Задачи коммунистов и других прогрессивных сил Венгрии в антифашистской борьбе»[3].

В сентябре 1941 года начала вещание нелегальная радиостанция КПВ — «Лайош Кошут»[3]

Весной и летом 1942 года венгерская полиция и спецслужбы провели серию облав, в ходе которых было арестовано свыше 600 коммунистов, сторонников левых сил и антифашистов[4]. В мае 1942 года была разгромлена нелегальная типография КПВ[5].

20 мая 1942 года ЦК КПВ принял решение о изменении форм и методов работы. В июле 1942 года началось восстановление контактов, позднее было принято решение «Уроки провалов», в соответствии с которым было принято решение улучшить конспирацию, сосредоточить деятельность на саботаже и организации забастовок. Осенью 1942 года были созданы новые партийные организации, новый молодёжный комитет, а также легально действующий молодёжный центр — «Анкетный комитет». Для проведения диверсий, саботажа и расклейки листовок в составе территориальных партийных организаций были созданы «группы действия»[6]

1 июля 1942 года был арестован Ференц Рожа — член ЦК и Секретариата КПВ, редактор газеты «Сабад неп» («Szabad Nep»). 13 июня 1942 года он был убит во время допроса[7].

6 июля 1942 года был арестован Золтан Шёнхерц — один из руководителей антифашистского сопротивления в Венгрии, член ЦК КПВ и руководитель Комитета национальной независимости. 9 октября 1942 года он был казнён по приговору военного трибунала[8].

В сентябре 1942 года была восстановлена нелегальная типография КПВ, и уже в октябре 1942 года здесь выпущена листовка тиражом 30 тыс. экз.[5]

1 мая 1943 года Коммунистическая партия Венгрии опубликовала программу «Путь Венгрии к свободе и миру». В июне 1943 года было принято решение о самороспуске венгерской коммунистической партии, вместо неё начала деятельность Партия мира (Békepárt).

19 марта 1944 года немецкие войска оккупировали Венгрию, за принадлежность к коммунистической партии и чтение коммунистических изданий была установлена смерть[9].

В мае 1944 года был создан Венгерский фронт, в состав которого вошли Коммунистическая партия Венгрии, Социально-демократическая партия, Партия мелких сельских хозяев и Партия «двойного креста» (а в ноябре 1944 года — и Национально-крестьянская партия).

В начале сентября 1944 года была воссоздана Венгерская коммунистическая партия (ранее действовавшая под названием «Партия мира»).

Осенью 1944 года Венгерская коммунистическая партия и Социально-демократическая партия заключили соглашение о единстве действий.

30 ноября 1944 года коммунистическая партия Венгрии опубликовала «Программу демократического восстановления и подъёма Венгрии».

2 декабря 1944 года в городе Сегед был создан Венгерский фронт национальной независимости, в состав которого вошли Коммунистическая партия Венгрии, Социально-демократическая партия, Национально-крестьянская партия, Партия мелких сельских хозяев, Буржуазно-демократическая партия и ряд профсоюзных организаций; в дальнейшем, началось создание местных органов власти — национальных комитетов.

21-22 декабря 1944 года в Дебрецене было образовано коалиционное Временное правительство, которое возглавил генерал Бела Миклош-Дальноки. В состав правительства вошли 13 человек (3 коммуниста, 6 представителей иных партий и 4 беспартийных). 28 декабря 1944 года Временное правительство объявило войну Германии и 20 января 1945 года заключило перемирие с СССР и западными союзниками. Тем не менее, территория Венгрии была полностью освобождена от немецких войск лишь к 4 апреля 1945 года[10].

После окончания Второй мировой войны

Файл:Flag of the Hungarian Communist Party.svg
Флаг Венгерской коммунистической партии

В мае 1945 года прошла I Всевенгерская партконференция, собравшая делегатов от 150 000 членов партии.

14 июня 1948 года ВКП и СДПВ объединились в Венгерскую партию трудящихся. Ошибки, связанные с политическим курсом «венгерского Сталина» — генсека Матьяша Ракоши, после разоблачения в СССР культа личности обострили обстановку и привели к восстанию 1956 года. В его ходе ВПТ была распущена и на её базе создана новая марксистская партия — Венгерская социалистическая рабочая партия.

Руководители КПВ и ВКП

  • Бела Кун 1918—1919 — председатель

Генеральные секретари

Съезды КПВ

  • I съезд КПВ (18 — 21 августа 1925, Вена, Австрия) — съезд открылся как конференция КПВ и проходил нелегально в помещении одной из библиотек Вены. В нём участвовали 14 представителей венгерского коммунистического подполья и 8 представителей от коммунистической эмиграции. Основные доклады на съезде сделали Дьюла Алпари, Бела Кун и Енё Ландлер. Съезд постановил единство партии в соответствии с решениями V конгресса Коминтерна и принял новый устав КПВ. Принятая съездом временная программа партии предусматривала борьбу за удовлетворение повседневных требований народа, усиление борьбы с режимом Хорти, за демократическую республику и рабоче-крестьянское правительство. Предусматривались изменения в политике КПВ в отношении крестьянства и активизация работы с ним, в профсоюзах и среди молодёжи. Намечались меры по укреплению сотрудничества с социал-демократами.
Новым теоретическим органом КПВ стал журнал «Új március» («Новый март»).
В Центральный комитет КПВ были избраны Бела Кун, Енё Ландлер, Дьюла Алпари, Матьяш Ракоши, Имре Комор, Иштван Ваги, Карой Эри и Игнац Гегеш[11].
  • II съезд КПВ (февраль — март 1930, Апрелевка , СССР) — съезд обсудил рекомендации КПВ со стороны Президиума Исполкома Коминтерна, изложенные в открытом письме к партии. КПВ было рекомендовано прекратить фракционную борьбу, использовать экономический кризис в Венгрии и сделать партию массовой. В соответствии с положениями письма съезд ориентировал партию на установление диктатуры пролетариата. Одновременно было решено усилить борьбу за удовлетворение повседневных требований трудящихся (8-часовой рабочий день, улучшение условий труда и т. д.). В то же время съезд не ориентировал партию на работу с социал-демократическими профсоюзами, что привело к сокращению влияния коммунистов.
Съезд принял новый устав КПВ, который констатировал, что КПВ является неотъемлемой частью мирового коммунистического движения. Был введён новый порядок приёма в партию и реорганизована её структура. Система парторганизаций по месту жительства была заменена системой партячеек на производстве, как это практиковалось в СССР. Руководство всей партийной работой было возложено на подпольный ЦК КПВ, который был поставлен выше Загранбюро. Устав предусматривал строжайшую партийную дисциплину и конспирацию.
Решения съезда осложнили положение КПВ. СДПВ открыто назвала коммунистов «левыми фашистами», а позднее и в самой ВКП пришли к выводу, что съезд утвердил в партии «левосектантские тенденции»[12].
  • III съезд ВКП (28 сентября — 1 октября 1946, Будапешт) — первый легальный съезд на территории Венгрии. Он подвёл итоги за период после II съезда и констатировал, что за эти годы ВКП из небольшой подпольной организации превратилась в массовую партию. Главной задачей съезд назвал расширение массовой базы партии за счёт привлечения на её сторону интеллигенции, ремесленников и крестьян со средним достатком. Особое внимание было уделено работе с крестьянством в период развернувшейся в стране аграрной реформы. Решения съезда говорили о том, что отныне Венгрия будет развиваться по пути социализма. Были выдвинуты лозунги — «Не для капиталистов, а для народа строим страну!» и «Вон врагов народа из коалиции!»[13].

Конференции ВКП

  • I Всевенгерская конференция ВКП (20 — 21 мая 1945, Будапешт) — первая легальная конференция партии, на которой 145 делегатов представили 1500 первичных организаций ВКП. Конференция, значение которой было приравнено к съезду, провозгласило основой партийной политики сплочение всех демократических сил Венгрии, тесное сотрудничество с СДПВ, Партией мелких сельских хозяев и Национально-крестьянской партией Венгрии. Был заслушан доклад Матьяша Ракоши о послевоенном восстановлении экономики Венгрии как о главной задаче. Конференция также заслушала доклад Яноша Кадара о работе с профсоюзами. Для распространения идей марксизма-ленинизма ВКП создала сеть партийного просвещения и партийные школы в Дебрецене и Будапеште[14].
  • II Всевенгерская конференция ВКП (12 — 13 марта 1947, Будапешт)
  • III Всевенгерская конференция ВКП (10 — 11 января 1948, Будапешт) — отметила, что основная часть промышленности уже национализирована и теперь необходимо разворачивать в среде рабочих разъяснительную работу, направленную на укрепление трудовой дисциплины, повышения производительности труда и т. п. Заводским парторганизациям была поставлена задача воспитания социалистического отношения к труду и организации социалистического соревнования. ВКП выступила с новым лозунгом — «Страна твоя, ты строишь для себя!»

Напишите отзыв о статье "Венгерская коммунистическая партия"

Примечания

  1. Всемирная история / редколл., отв. ред. В. П. Курасов. том 10. М., «Мысль», 1965. стр.87
  2. История Второй мировой войны 1939—1945 (в 12 томах) / редколл., гл. ред. А. А. Гречко. том 4. М., Воениздат, 1975. стр.33
  3. 1 2 История Второй мировой войны 1939—1945 (в 12 томах) / редколл., гл. ред. А. А. Гречко. том 4. М., Воениздат, 1975. стр.228
  4. История Второй мировой войны 1939—1945 (в 12 томах) / редколл., гл. ред. А. А. Гречко. том 4. М., Воениздат, 1975. стр.464
  5. 1 2 История Второй мировой войны 1939—1945 (в 12 томах) / редколл., гл. ред. А. А. Гречко. том 5. М., Воениздат, 1975. стр.418-419
  6. История Второй мировой войны 1939—1945 (в 12 томах) / редколл., гл. ред. А. А. Гречко. том 5. М., Воениздат, 1975. стр.445
  7. Рожа, Ференц // Большая Советская Энциклопедия. / под ред. А. М. Прохорова. 3-е изд. том 22. М., «Советская энциклопедия», 1975. стр.169
  8. Шёнхерц, Зольтан // Большая Советская Энциклопедия. / под ред. А. М. Прохорова. 3-е изд. том 29. М., «Советская энциклопедия», 1978. стр.381
  9. История Второй мировой войны 1939—1945 (в 12 томах) / редколл., гл. ред. А. А. Гречко. том 9. М., Воениздат, 1978. стр.423
  10. Венгрия // Большая Советская Энциклопедия. / под ред. А. М. Прохорова. 3-е изд. том 4. М., «Советская энциклопедия», 1971. стр.475
  11. История Венгрии, т. III/ М.: «Наука», 1972 — С.233-234
  12. История Венгрии, т. III/ М.: «Наука», 1972 — С.263-264
  13. История Венгрии, т. III/ М.: «Наука», 1972 — С.547-548
  14. История Венгрии, т. III/ М.: «Наука», 1972 — С.505 — 506

Литература и источники

  • Janos Kadar. Internacionalizmus, szolidaritas, szocialista harafizag. Budapest, Kossuth, 1977—448 стр.
  • К. А. Николенко. На баррикадах свободы: венгерские интернационалисты в борьбе за новый мир. М., «Мысль», 1988. — 189 стр.

Отрывок, характеризующий Венгерская коммунистическая партия

И моё сердце снова болело за чудесных людей, чьи жизни обрывала всё та же церковь, лживо провозглашавшая «всепрощение»! И тут я вдруг вспомнила слова Караффы: «Бог простит всё, что творится во имя его»!.. Кровь стыла от такого Бога... И хотелось бежать куда глаза глядят, только бы не слышать и не видеть происходящее «во славу» сего чудовища!..
Перед моим взором снова стояла юная, измученная Эсклармонд... Несчастная мать, потерявшая своего первого и последнего ребёнка... И никто не мог ей толком объяснить, за что с ними вершили такое... За что они, добрые и невинные, шли на смерть...
Вдруг в залу вбежал запыхавшийся, худенький мальчик. Он явно прибежал прямиком с улицы, так как из его широкой улыбки валом валил пар.
– Мадам, Мадам! Они спаслись!!! Добрая Эсклармонд, на горе пожар!..

Эсклармонд вскочила, собираясь побежать, но её тело оказалось слабее, чем бедняжка могла предположить... Она рухнула прямиком в отцовские объятия. Раймонд де Перейль подхватил лёгкую, как пушинка, дочь на руки и выбежал за дверь... А там, собравшись на вершине Монтсегюра, стояли все обитатели замка. И все глаза смотрели только в одном направлении – туда, где на снежной вершине горы Бидорты (Bidorta) горел огромный костёр!.. Что означало – четверо беглецов добрались до желанной точки!!! Её отважный муж и новорождённый сынишка спаслись от звериных лап инквизиции и могли счастливо продолжать свою жизнь.
Вот теперь всё было в порядке. Всё было хорошо. Она знала, что взойдёт на костёр спокойно, так как самые дорогие ей люди жили. И она по-настоящему была довольна – судьба пожалела её, позволив это узнать.... Позволив спокойно идти на смерть.
На восходе солнца все Совершенные и Верящие катары собрались в Храме Солнца, чтобы в последний раз насладиться его теплом перед уходом в вечность. Люди были измученные, замёрзшие и голодные, но все они улыбались... Самое главное было выполнено – потомок Золотой Марии и Радомира жил, и оставалась надежда, что в один прекрасный день кто-нибудь из его далёких правнуков перестроит этот чудовищно несправедливый мир, и никому не надо будет больше страдать. В узком окне зажёгся первый солнечный луч!.. Он слился со вторым, третьим... И по самому центру башни загорелся золотистый столб. Он всё больше и больше расширялся, охватывая каждого, стоящего в ней, пока всё окружающее пространство полностью не погрузилось в золотое свечение.

Это было прощание... Монтсегюр прощался с ними, ласково провожая в другую жизнь...
А в это время внизу, у подножья горы, складывался огромный страшный костёр. Вернее, целое строение в виде деревянной площадки, на которой «красовались» толстые столбы...
Более двухсот Совершенных начали торжественно и медленно спускаться по скользкой, и очень крутой каменной тропинке. Утро стояло ветреное и холодное. Солнце глянуло из-за туч лишь на коротенькое мгновение... чтобы обласкать напоследок своих любимых детей, своих Катар, идущих на смерть... И снова ползли по небу свинцовые тучи. Оно было серым и неприветливым. И чужим. Всё вокруг было промёрзлым. Моросящий воздух напитывал влагой тонкие одежды. Пятки идущих застывали, скользя по мокрым камням... На горе Монтсегюр всё ещё красовался последний снег.

Внизу озверевший от холода маленький человек хрипло орал на крестоносцев, приказывая срубить побольше деревьев и тащить в костёр. Пламя почему-то не разгоралось, а человечку хотелось, чтобы оно полыхало до самих небес!.. Он заслужил его, он ждал этого десять долгих месяцев, и вот теперь оно свершилось! Ещё вчера он мечтал побыстрее возвратиться домой. Но злость и ненависть к проклятым катарам брала верх, и теперь ему уже хотелось только одного – видеть, как наконец-то будут полыхать последние Совершенные. Эти последние Дети Дьявола!.. И только тогда, когда от них останется лишь куча горячего пепла, он спокойно пойдёт домой. Этим маленьким человечком был сенешаль города Каркасона. Его звали Хюг де Арси (Hugues des Arcis). Он действовал от имени его величества, короля Франции, Филиппа Августа.
Катары спускались уже намного ниже. Теперь они двигались между двух угрюмых, вооружённых колон. Крестоносцы молчали, хмуро наблюдая за процессией худых, измождённых людей, лица которых почему-то сияли неземным, непонятным восторгом. Это охрану пугало. И это было, по их понятию, ненормально. Эти люди шли на смерть. И не могли улыбаться. Было что-то тревожное и непонятное в их поведении, от чего охранникам хотелось уйти отсюда побыстрей и подальше, но обязанности не разрешали – приходилось смиряться.
Пронизывающий ветер развевал тонкие, влажные одежды Совершенных, заставляя их ёжиться и, естественно, жаться ближе друг к другу, что сразу же пресекалось охраной, толкавшей их двигаться в одиночку.
Первой в этой жуткой похоронной процессии шла Эсклармонд. Её длинные волосы, на ветру развеваясь, закрывали худую фигурку шёлковым плащом... Платье на бедняжке висело, будучи невероятно широким. Но Эсклармонд шла, высоко подняв свою красивую головку и... улыбалась. Будто шла она к своему великому счастью, а не на страшную, бесчеловечную смерть. Мысли её блуждали далеко-далеко, за высокими снежными горами, где находились самые дорогие ей люди – её муж, и её маленький новорождённый сынишка... Она знала – Светозар будет наблюдать за Монтсегюром, знала – он увидит пламя, когда оно будет безжалостно пожирать её тело, и ей очень хотелось выглядеть бесстрашной и сильной... Хотелось быть его достойной... Мать шла за нею, она тоже была спокойна. Лишь от боли за любимую девочку на её глаза время от времени наворачивались горькие слёзы. Но ветер подхватывал их и тут же сушил, не давая скатиться по худым щекам.
В полном молчании двигалась скорбная колонна. Вот они уже достигли площадки, на которой бушевал огромный костёр. Он горел пока лишь в середине, видимо, ожидая, пока к столбам привяжут живую плоть, которая будет гореть весело и быстро, несмотря на пасмурную, ветреную погоду. Несмотря на людскую боль...
Эсклармонд поскользнулась на кочке, но мать подхватила её, не давая упасть. Они представляли очень скорбную пару, мать и дочь... Худые и замёрзшие, они шли прямые, гордо неся свои обнажённые головы, несмотря на холод, несмотря на усталость, несмотря на страх.. Они хотели выглядеть уверенными и сильными перед палачами. Хотели быть мужественными и не сдающимися, так как на них смотрел муж и отец...
Раймон де Перейль оставался жить. Он не шёл на костёр с остальными. Он оставался, чтобы помочь оставшимся, кто не имел никого, чтобы их защитить. Он был владельцем замка, сеньором, который честью и словом отвечал за всех этих людей. Раймонд де Перейль не имел права так просто умереть. Но для того, чтобы жить, он должен был отречься от всего, во что столько лет искренне верил. Это было страшнее костра. Это было ложью. А Катары не лгали... Никогда, ни при каких обстоятельствах, ни за какую цену, сколь высокой она бы ни оказалась. Поэтому и для него жизнь кончалась сейчас, со всеми... Так как умирала его душа. А то, что останется на потом – это уже будет не он. Это будет просто живущее тело, но его сердце уйдёт с родными – с его отважной девочкой и с его любимой, верной женой...

Перед Катарами остановился тот же маленький человечек, Хюг де Арси. Нетерпеливо топчась на месте, видимо, желая поскорее закончить, он хриплым, надтреснутым голосом начал отбор...
– Как тебя зовут?
– Эсклармонд де Перейль, – последовал ответ.
– Хюг де Арси, действую от имени короля Франции. Вы обвиняетесь в ереси Катар. Вам известно, в соответствии с нашим соглашением, которое вы приняли 15 дней назад, чтобы быть свободной и сохранить жизнь, вы должны отречься от своей веры и искренне поклясться в верности вере Римской католической церкви. Вы должны сказать: «отрекаюсь от своей религии и принимаю католическую религию!».
– Я верю в свою религию и никогда не отрекусь от неё... – твёрдо прозвучал ответ.
– Бросьте её в огонь! – довольно крикнул человечек.
Ну, вот и всё. Её хрупкая и короткая жизнь подошла к своему страшному завершению. Двое человек схватили её и швырнули на деревянную вышку, на которой ждал хмурый, бесчувственный «исполнитель», державший в руках толстые верёвки. Там же горел костёр... Эсклармонд сильно ушиблась, но тут же сама себе горько улыбнулась – очень скоро у неё будет гораздо больше боли...
– Как вас зовут? – продолжался опрос Арси.
– Корба де Перейль...
Через коротенькое мгновение её бедную мать так же грубо швырнули рядом с ней.
Так, один за другим Катары проходили «отбор», и количество приговорённых всё прибавлялось... Все они могли спасти свои жизни. Нужно было «всего лишь» солгать и отречься от того, во что ты верил. Но такую цену не согласился платить ни один...
Пламя костра трескалось и шипело – влажное дерево никак не желало гореть в полную мощь. Но ветер становился всё сильнее и время от времени доносил жгучие языки огня до кого-то из осуждённых. Одежда на несчастном вспыхивала, превращая человека в горящий факел... Раздавались крики – видимо, не каждый мог вытерпеть такую боль.

Эсклармонд дрожала от холода и страха... Как бы она ни храбрилась – вид горящих друзей вызывал у неё настоящий шок... Она была окончательно измученной и несчастной. Ей очень хотелось позвать кого-то на помощь... Но она точно знала – никто не поможет и не придёт.
Перед глазами встал маленький Видомир. Она никогда не увидит, как он растёт... никогда не узнает, будет ли его жизнь счастливой. Она была матерью, всего лишь раз, на мгновение обнявшей своего ребёнка... И она уже никогда не родит Светозару других детей, потому что жизнь её заканчивалась прямо сейчас, на этом костре... рядом с другими.
Эсклармонд глубоко вздохнула, не обращая внимания на леденящий холод. Как жаль, что не было солнца!.. Она так любила греться под его ласковыми лучами!.. Но в тот день небо было хмурым, серым и тяжёлым. Оно с ними прощалось...
Кое-как сдерживая готовые политься горькие слёзы, Эсклармонд высоко подняла голову. Она ни за что не покажет, как по-настоящему ей было плохо!.. Ни за что!!! Она как-нибудь вытерпит. Ждать оставалось не так уж долго...
Мать находилась рядом. И вот-вот готова была вспыхнуть...
Отец стоял каменным изваянием, смотря на них обеих, а в его застывшем лице не было ни кровинки... Казалось, жизнь ушла от него, уносясь туда, куда очень скоро уйдут и они.
Рядом послышался истошный крик – это вспыхнула мама...
– Корба! Корба, прости меня!!! – это закричал отец.
Вдруг Эсклармонд почувствовала нежное, ласковое прикосновение... Она знала – это был Свет её Зари. Светозар... Это он протянул руку издалека, чтобы сказать последнее «прощай»... Чтобы сказать, что он – с ней, что он знает, как ей будет страшно и больно... Он просил её быть сильной...
Дикая, острая боль полоснула тело – вот оно! Пришло!!! Жгучее, ревущее пламя коснулось лица. Вспыхнули волосы... Через секунду тело вовсю полыхало... Милая, светлая девочка, почти ребёнок, приняла свою смерть молча. Какое-то время она ещё слышала, как дико кричал отец, называя её имя. Потом исчезло всё... Её чистая душа ушла в добрый и правильный мир. Не сдаваясь и не ломаясь. Точно так, как она хотела.
Вдруг, совершенно не к месту, послышалось пение... Это присутствовавшие на казни церковники начали петь, чтобы заглушить крики сгоравших «осуждённых». Хриплыми от холода голосами они пели псалмы о всепрощении и доброте господа...
Наконец, у стен Монтсегюра наступил вечер.
Страшный костёр догорал, иногда ещё вспыхивая на ветру гаснущими, красными углями. За день ветер усилился и теперь бушевал во всю, разнося по долине чёрные облака копоти и гари, приправленные сладковатым запахом горелой человеческой плоти...
У погребального костра, наталкиваясь на близстоявших, потерянно бродил странный, отрешённый человек... Время от времени вскрикивая чьё-то имя, он вдруг хватался за голову и начинал громко, душераздирающе рыдать. Окружающая его толпа расступалась, уважая чужое горе. А человек снова медленно брёл, ничего не видя и не замечая... Он был седым, сгорбленным и уставшим. Резкие порывы ветра развевали его длинные седые волосы, рвали с тела тонкую тёмную одежду... На мгновение человек обернулся и – о, боги!.. Он был совсем ещё молодым!!! Измождённое тонкое лицо дышало болью... А широко распахнутые серые глаза смотрели удивлённо, казалось, не понимая, где и почему он находился. Вдруг человек дико закричал и... бросился прямо в костёр!.. Вернее, в то, что от него оставалось... Рядом стоявшие люди пытались схватить его за руку, но не успели. Человек рухнул ниц на догоравшие красные угли, прижимая к груди что-то цветное...
И не дышал.
Наконец, кое-как оттащив его от костра подальше, окружающие увидели, что он держал, намертво зажав в своём худом, застывшем кулаке... То была яркая лента для волос, какую до свадьбы носили юные окситанские невесты... Что означало – всего каких-то несколько часов назад он ещё был счастливым молодым женихом...
Ветер всё так же тревожил его за день поседевшие длинные волосы, тихо играясь в обгоревших прядях... Но человек уже ничего не чувствовал и не слышал. Вновь обретя свою любимую, он шёл с ней рука об руку по сверкающей звёздной дороге Катар, встречая их новое звёздное будущее... Он снова был очень счастливым.
Всё ещё блуждавшие вокруг угасающего костра люди с застывшими в горе лицами искали останки своих родных и близких... Так же, не чувствуя пронизывающего ветра и холода, они выкатывали из пепла догоравшие кости своих сыновей, дочерей, сестёр и братьев, жён и мужей.... Или даже просто друзей... Время от времени кто-то с плачем поднимал почерневшее в огне колечко... полусгоревший ботинок... и даже головку куклы, которая, скатившись в сторону, не успела полностью сгореть...
Тот же маленький человечек, Хюг де Арси, был очень доволен. Всё наконец-то закончилось – катарские еретики были мертвы. Теперь он мог спокойно отправляться домой. Крикнув замёрзшему в карауле рыцарю, чтобы привели его коня, Арси повернул к сидящим у огня воинам, чтобы дать им последние распоряжения. Его настроение было радостным и приподнятым – затянувшаяся на долгие месяцы миссия наконец-то пришла к «счастливому» завершению... Его долг был исполнен. И он мог честно собой гордиться. Через короткое мгновение вдали уже слышалось быстрое цоканье конских копыт – сенешаль города Каркассона спешил домой, где его ждал обильный горячий ужин и тёплый камин, чтобы согреть его замёрзшее, уставшее с дороги тело.
На высокой горе Монтсегюр слышался громкий и горестный плач орлов – они провожали в последний путь своих верных друзей и хозяев... Орлы плакали очень громко... В селении Монтсегюр люди боязливо закрывали двери. Плач орлов разносился по всей долине. Они скорбели...

Страшный конец чудесной империи Катар – империи Света и Любви, Добра и Знания – подошёл к своему завершению...
Где-то в глубине Окситанских гор ещё оставались беглые Катары. Они прятались семьями в пещерах Ломбрив и Орнолак, никак не в силах решить, что же делать дальше... Потерявшие последних Совершенных, они чувствовали себя детьми, не имевшими более опоры.
Они были гонимы.
Они были дичью, за поимку которой давались большие награды.

И всё же, Катары пока не сдавались... Перебравшись в пещеры, они чувствовали себя там, как дома. Они знали там каждый поворот, каждую щель, поэтому выследить их было почти невозможно. Хотя прислужники короля и церкви старались вовсю, надеясь на обещанные вознаграждения. Они шныряли в пещерах, не зная точно, где должны искать. Они терялись и гибли... А некоторые потерянные сходили с ума, не находя пути назад в открытый и знакомый солнечный мир...