Викрам-самват

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Самватский календарь (Викрам-самват) — распространённый[1] в Индии календарь, в котором продолжительность солнечного года связана с продолжительностью лунных месяцев. На нём основан современный непальский календарь.





Распространение и происхождение

Самватским календарём преимущественно пользовались в Северной и Центральной Индии. Летоисчисление по этой системе начинается с 57 года до н. э. и связывается с именем Викрама, или Викрамадитьи, которому посвящены многочисленные легенды, характеризующие его как национального героя и идеального правителя. О нём вспоминают как о правителе, который изгнал из Индии иноземных захватчиков. В большинстве легенд рассказывается о стремлении Викрама облагодетельствовать свой народ и о готовности его пожертвовать собой и своими личными интересами ради блага других. Он прославился своим великодушием, служением другим, мужеством и отсутствием высокомерия. Имя Викрамадитья, подобно имени Цезаря, стало символом и титулом, и многие последующие правители присоединяли его к своим именам.

В истории Индии титул «Викрамадитья» чеканили на своих монетах многие правители. Какой из них положил начало самватскому календарю — вопрос спорный. В I веке до н. э. кандидатуру на роль Викрамадитьи найти сложно. Более других под описание подходит Чандрагупта II, который воевал против иноземных захватчиков (см. Западные Кшатрапы) и изгнал их с индийской земли.

Поскольку летосчисление по самватской эре начинается с 57 года до н. э., то, следовательно, 1970 год григорианского календаря соответствует 20262027 годам самватского календаря.

См. также

Напишите отзыв о статье "Викрам-самват"

Примечания

  1. «Открытие Индии», Джавахарлал Неру, 1944 г.

Отрывок, характеризующий Викрам-самват

– Я восхищён... – ответил Аксель и обернулся: это, конечно же, была она.
Лишь мгновение они с упоением смотрели друг на друга, затем королева нежно сжала Акселю руку и исчезла в ночи...
– Ну почему во всех своих «жизнях» он всегда был таким несчастным? – всё ещё грустила по нашему «бедному мальчику» Стелла.
По-правде говоря, я пока что не видела никакого «несчастья» и поэтому удивлённо посмотрела на её печальное личико. Но малышка почему-то и дальше упорно не хотела ничего объяснять...
Картинка резко поменялась.
По тёмной ночной дороге вовсю неслась роскошная, очень большая зелёная карета. Аксель сидел на месте кучера и, довольно мастерски управляя этим огромным экипажем, с явной тревогой время от времени оглядываясь и посматривая по сторонам. Создавалось впечатление, что он куда-то дико спешил или от кого-то убегал...
Внутри кареты сидели нам уже знакомые король и королева, и ещё миловидная девочка лет восьми, а также две до сих пор незнакомые нам дамы. Все выглядели хмурыми и взволнованными, и даже малышка была притихшая, как будто чувствовала общее настроение взрослых. Король был одет на удивление скромно – в простой серый сюртук, с такой же серой круглой шляпой на голове, а королева прятала лицо под вуалью, и было видно, что она явно чего-то боится. Опять же, вся эта сценка очень сильно напоминала побег...
Я на всякий случай снова глянула в сторону Стеллы, надеясь на объяснения, но никакого объяснения не последовало – малышка очень сосредоточенно наблюдала за происходящим, а в её огромных кукольных глазах таилась совсем не детская, глубокая печаль.
– Ну почему?.. Почему они его не послушались?!.. Это же было так просто!..– неожиданно возмутилась она.
Карета неслась всё это время с почти сумасшедшей скоростью. Пассажиры выглядели уставшими и какими-то потерянными... Наконец, они въехали в какой-то большой неосвещённый двор, с чёрной тенью каменной постройки посередине, и карета резко остановилась. Место напоминало постоялый двор или большую ферму.