Виктор Эммануил II

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Виктор Эммануил II
итал. Vittorio Emanuele II<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Виктор Эммануил II</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

король Пьемонта и Сардинии
28 июля 1849 года — 17 марта 1861 года
Предшественник: Карл Альберт
Преемник: титул упразднён
король Италии
17 марта 1861 года — 9 января 1878 года
Коронация: 17 марта 1861[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Виктор Эммануил IIОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Виктор Эммануил IIОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Виктор Эммануил II[источник не указан 2012 дней]
Предшественник: титул учреждён
Преемник: Умберто I
 
Вероисповедание: католицизм
Рождение: 14 марта 1820(1820-03-14)
Турин, Сардинское королевство
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Италия
Место погребения: Пантеон в Риме
Род: Савойский дом
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Карл Альберт
Мать: Мария Тереза Тосканская
Супруга: Адельгейда Габсбург
Дети: сыновья: Умберто, Амадей
дочери: Клотильда, Мария Пиа
Партия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Монограмма: Монограмма
 
Награды:
Кавалер Высшего ордена Святого Благовещения Кавалер Большого креста ордена Святых Маврикия и Лазаря 60px
Кавалер Большого креста ордена Короны Италии Кавалер Савойского гражданского ордена 60px
Серебряная медаль «За воинскую доблесть» 60px 60px
60px 60px Кавалер Большого креста ордена Святого Иосифа
Военная медаль (Франция) 60px 40px
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Виктор Эммануил II (итал. Vittorio Emanuele II; 14 марта 1820, Турин, Сардинское королевство — 9 января 1878, Рим, Италия) — король Сардинского королевства (Пьемонта) c 1849 года, из Савойской династии; первый король единой Италии нового времени с 1861 года (столица — Турин, с 1865 года — Флоренция, с 1871 — Рим).







Биография

Родился в 1820 году и ещё наследным принцем проявил в войне с Австрией в 1848—1849 годах выдающуюся храбрость.

8 октября 1845 года был награждён орденом Св. Андрея Первозванного[1].

Вступив на престол Сардинии после того, как отец его, король Карл Альберт, разбитый при Новаре, удалился в Испанию, Виктор-Эммануил II заключил с Австрией мир на довольно тяжких для страны условиях: австрийцы получили крупную контрибуцию, и оккупационный корпус их долгое время оставался в Пьемонте. Мир мог быть заключен и на более легких условиях, но лишь при отмене конституции, но Виктор-Эммануил II не пожелал нарушать обязательство, данное народу его отцом. Благодаря этому, он заслужил доверие народа и популярность, почти равную с популярностью Гарибальди. Только пользуясь этим, Виктор-Эммануил II мог напрячь все финансовые средства страны, увеличив государственный долг в 4 раза, для реорганизации армии, которая стараниями военного министра, генерала Ламарморы, была доведена до блестящего состояния и увеличена до 100 000 человек.

Чтобы дать ей нужный боевой опыт и в то же время укрепить дружеские отношения с Францией, Виктор-Эммануил II принял участие в Восточной войне и послал под Севастополь 15 тысячный корпус под командой генерала Ментевеккио. Это обстоятельство дало возможность Сардинии иметь своего представителя на Парижском конгрессе 1856 года, где Кавур в блестящей речи, направленной против Австрии, изложил положение и нужды Италии.

В 1858 году тот же Кавур, отправленный Виктором-Эммануилом II в Пломбьер для свидания с Наполеоном III, достиг того, что последний обязался объявить Австрии войну и уступить Пьемонт, Ломбардию и Венецию взамен Ниццы и Савойи. Война началась, и после побед французско-итальянских войск при Палестро, Мадженте и Сольферино, в которых принимал личное участие сам Виктор-Эммануил II, судьба Италии была решена по Виллафранкскому миру следующим образом: Ломбардия досталась Виктору-Эммануилу II, Венеция осталась за Австрией, из остальной же Италии предполагалось составить федерацию под председательством папы Пия IX. Постановления Виллафранкского мира вызвали страшное негодование во всей Италии, и выполнить их оказалось невозможно; Пий IX отказался сделать какие бы то ни было уступки, Тоскана, Модена, Романья и Парма не пожелали принять своих герцогов и избрали главой своего союза Гарибальди, поручив ему присоединиться к Пьемонту.

Вынужденный положением вещей, Наполеон, оставив за собой Савойю и Ниццу, согласился на присоединение Тосканы, Пармы, Модены и Романьи к Пьемонту, и Виктор-Эммануил II народным голосованием был признан королём этих провинций (1860 год) и 14 марта 1861 года принял титул короля Италии, под именем Виктор-Эммануил II.

Хотя в одном из первых же заседаний парламента Рим и был назван «столицей Италии», но он был занят французскими войсками. Не будучи в состоянии заняться его завоеванием, так как финансы государства были расстроены постоянными войнами и ощущалась крайняя необходимость заняться внутренними делами, Виктор-Эммануил II решил дипломатическим путём добиться удаления из Рима французских войск. После долгого колебания Наполеон согласился вывести в течение 2 лет свои войска из Италии, но при условии, что Рим никогда не будет её столицей и у папы останется собственное войско. Народ не желал, однако, принимать этих условий, и в Турине вспыхнул мятеж, энергично усмиренный Виктор-Эммануилом II.

В 1866 году Виктор-Эммануил II заключил с Пруссией оборонительный и наступательный союз против Австрии, по которому мир мог быть заключен не иначе как с общего согласия. За это Бисмарк обещал вернуть Италии Венецию. Тогда Австрия предложила Виктор-Эммануилу II получить Венецию даром, но Виктор-Эммануил II не захотел нарушать договора с Пруссией и выставил свои войска для её поддержки в начавшейся тогда уже войне с Австрией, но они действовали очень неудачно. Тем не менее, Австрия войну проиграла. По Венскому мирному договору 1866 года, Венецианская область отошла к Италии, а в конце 1866 года французские войска покинули Рим, простояв там 17 лет. Тогда Гарибальди двинулся на завоевание Рима, но был разбит французами в 1867 году у Ментоны, и французские войска снова заняли Папскую область. Наполеон подозревал Виктор-Эммануила II в сочувствии Гарибальди, и это послужило причиной охлаждения отношений между Францией и Италией.

Во время франко-прусской войны 1870—1871 годов Италия не поддержала Францию, Седанская же катастрофа окончательно освободила её от французов. Раньше чем взяться за оружие для приобретения Рима, Виктор-Эммануил II пытался уговорить папу отказаться от светской власти, но, видя бесполезность переговоров, приказал войскам бомбардировать столицу Пия IX. Рим быстро сдался. Папские войска были распущены.

26 октября 1871 года состоялось постановление парламента о перенесении столицы королевства из Флоренции в Рим.

В 1873 году Виктор-Эммануил II посетил императора Вильгельма I и Франца-Иосифа в Берлине и Вене и дипломатическими переговорами содействовал возникновению т. н. «Тройственного Союза».

9 января 1878 года Виктор-Эммануил II умер.

В памяти народной он остался великим борцом за свою страну и её объединителем.

Сам Виктор, несмотря на страсть к охоте и многочисленные любовные похождения, был человеком достаточно мужественным и трезвомыслящим, чтобы справляться со своими королевскими обязанностями. Не обладая большим умом, по-солдатски грубоватый и непринужденный, он, однако, имел много простого здравого смысла и деловой проницательности. Виктор отлично понимал, что Пьемонт в силу своего географического, экономического и политического положения может быть для итальянских патриотов центром сплочения сил, и чтобы это поддержать, вел либеральный курс во внутренней политике, а во внешней держался решительно и смело против Австрии. Это, по сути, и был его вклад в дело объединения Италии. Остальное сделали за него другие. Престолом был обязан Камилло Кавуру, руководившему объединением Италии.

Во многих городах Италии ему воздвигнуты памятники; лучшие — в Риме, Милане и в Сан-Мартино (на Сольферинском поле сражения)

Семья

В 1842 году он женился на своей двоюродной сестре Адельгейде Австрийской (18221855), дочери габсбургского вице-короля Ломбардии Райнера Иосифа, у них родились восемь детей, из которых выжили пять:

Похоронен в римском Пантеоне. Надпись на надгробии в Пантеоне гласит: «PADRE DELLA PATRIA» (Отец Отечества). Величественный памятник Виктору Эммануилу II на площади Венеции в Риме имеет в народе ироническое прозвище «macchina da scrivere» («Пишущая машинка»). Также известен памятник в Падуе работы скульптора Одоардо Табакки.

Предшественник:
Карл Альберт
король Пьемонта и Сардинии
18491861
Преемник:
объединение Италии
Предшественник:
новый титул
король Италии
18611878
Преемник:
Умберто I

Напишите отзыв о статье "Виктор Эммануил II"

Примечания

  1. Карабанов П. Ф. Списки замечательных лиц русских / [Доп.: П. В. Долгоруков]. — М.: Унив. тип., 1860. — 112 с. — (Из 1-й кн. «Чтений в О-ве истории и древностей рос. при Моск. ун-те. 1860»)

Ссылки

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Виктор Эммануил IIОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Виктор Эммануил IIОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Виктор Эммануил II

Отрывок, характеризующий Виктор Эммануил II

– Кто ты?.. Ты тоже ангел? – очень тихо спросил он.
Этот вопрос (только без «тоже») при встречах с душами, мне задавался очень часто, и я уже привыкла на него не реагировать, хотя в начале, признаться честно, он довольно долго продолжал меня очень и очень смущать.
Меня это чем-то насторожило.
– Почему – «тоже»?– озадачено спросила я.
– Ко мне приходил кто-то, кто называл себя «ангелом», но я знаю, что это была не ты… – грустно ответил Артур.
Тут меня осенила очень неприятная догадка...
– А вам не становилось плохо после того, как этот «ангел» приходил? – уже поняв в чём дело, спросила я.
– Откуда знаешь?.. – очень удивился он.
– Это был не ангел, а скорее наоборот. Вами просто пользовались, но я не могу вам этого правильно объяснить, потому, что не знаю пока ещё сама. Я просто чувствую, когда это происходит. Вам надо быть очень осторожным. – Только и смогла тогда сказать ему я.
– Это чем-то похоже на то, что я видел сегодня? – задумчиво спросил Артур.
– В каком-то смысле да, – ответила я.
Было видно, что он очень сильно старается что-то для себя понять. Но, к сожалению, я не в состоянии была тогда ещё толком ему что-либо объяснить, так как сама была всего лишь маленькой девочкой, которая старалась своими силами «докопаться» до какой-то сути, руководствуясь в своих «поисках» всего лишь, ещё самой не совсем понятным, своим «особым талантом»...
Артур был, видимо, сильным человеком и, даже не понимая происходящего, он его просто принимал. Но каким бы сильным не был этот измученный болью человек, было видно, что снова скрывшиеся от него родные образы его любимой дочери и жены, заставляли его опять также нестерпимо и глубоко страдать... И надо было иметь каменное сердце, чтобы спокойно наблюдать, как он озирается вокруг глазами растерянного ребёнка, стараясь хоть на короткое мгновение ещё раз «вернуть» свою любимую жену Кристину и своего храброго, милого «лисёнка» – Вэсту. Но, к сожалению, его мозг, видимо не выдержавший такой огромной для него нагрузки, намертво замкнулся от мира дочери и жены, больше уже не давая возможности с ними соприкоснуться даже в самом коротком спасительном мгновении…
Артур не умолял о помощи и не возмущался... К моему огромному облегчению, он с удивительным спокойствием и благодарностью принимал то оставшееся, что жизнь ещё могла ему сегодня подарить. Видимо слишком бурный «шквал», как положительных, так и отрицательных эмоций полностью опустошил его бедное, измученное сердце, и теперь он лишь с надеждой ждал, что же ещё я смогу ему предложить…
Они говорили долго, заставляя плакать даже меня, хотя я была уже вроде бы привыкшая к подобному, если конечно к такому можно привыкнуть вообще...
Примерно через час я уже чувствовала себя, как выжатый лимон и начала немножко волноваться, думая о возвращении домой, но всё никак не решалась прервать этой, хоть теперь уже и более счастливой, но, к сожалению, их последней встречи. Очень многие, которым я пыталась таким образом помочь, умоляли меня прийти опять, но я, скрепив сердце, категорически в этом отказывала. И не потому, что мне их не было жалко, а лишь потому, что их было множество, а я, к сожалению, была одна… И у меня также ещё была какая-то моя собственная жизнь, которую я очень любила, и которую всегда мечтала, как можно полнее и интереснее прожить.
Поэтому, как бы мне не было жалко, я всегда отдавала себя каждому человеку только лишь на одну единственную встречу, чтобы он имел возможность изменить (или хотя бы попытаться) то, на что, обычно, у него уже никогда не могло быть никакой надежды… Я считала это честным подходом для себя и для них. И только один единственный раз я преступила свои «железные» правила и встречалась со своей гостьей несколько раз, потому что отказать ей было просто не в моих силах…

Как можно понять или объяснить то, чего мы никогда не слышали и никогда не знали?.. А ведь люди это делают постоянно, даже не задумываясь о том, что, возможно, они не правы или, что все остальные просто не нуждаются ни в их мнении, ни объяснении... Так, помню, когда я один единственный раз попыталась рассказать одному «умному человеку» про удивительную девочку со светлым именем – Стелла, он тут же начал, с «высоты своего полёта», очень снисходительно мне объяснять, что же «по-настоящему» я чувствовала, и что «по-настоящему» произошло....
Это была удивительная история, и мне впервые очень захотелось ею искренне с кем-то поделиться, но после этого беспрецедентного по своей глупости случая, я уже никогда не повторяла подобной ошибки и не делилась своими мыслями или приключениями ни с кем, кроме моего отца, хотя это было уже несколько позже. Тогда же я твёрдо для себя решила, что никогда больше не допущу, чтобы кто-то так грубо ранил мою душу, которую я обычно держала «нараспашку» для всех, кто мог в этом нуждаться... и, которая сейчас получила глубокую трещину только оттого, что какой-то недалёкий человек захотел бессмысленно блеснуть своим «знанием» перед наивным девятилетним ребёнком.
Самым потрясающим здесь являлось то, что человек-то этот был вроде бы «образованным» профессором университета, который приехал к нам в школу на встречу по приглашению и выбору ребят, и я подумала, что уж он-то воспримет всё правильно, именно так, как оно по-настоящему и должно было бы быть. Но, как оказалось, не всегда учёная степень могла дать настоящий уровень понимания, не говоря уже о его чёрствой и безразличной душе... Хотя, как говорил один великолепный писатель: «даже небольшим умом можно блистать, если тщательно натереть его о книги»… Вот этот профессор, видимо, и натирал....
Но эта история не о нём, а о ком-то достаточно стоящем и светлом, чтобы об этом захотелось рассказать.
Как-то ранним осенним утром я гуляла в соседнем лесу и, собрав букет последних осенних цветов, как обычно, зашла на кладбище, чтобы положить их на дедушкину могилу.
Наше кладбище было очень красивым (если конечно так можно выразиться, рассказывая о таком грустном месте?). Оно находилось (и до сих пор находится) прямо в лесу, на удивительно светлой, плотно окружённой могучими старыми деревьями поляне и было похоже на тихую зелёную гавань, в которой каждый мог найти покой, если судьба вдруг, по той или иной причине, неожиданно обрывала его хрупкую жизненную нить. Это кладбище называлось «новым», так как оно было только-только открытым, и мой дедушка был всего лишь третьим человеком, которого успели там похоронить. Поэтому и на настоящее-то кладбище оно пока ещё не очень-то было похожим...
Я вошла в ворота и поздоровалась с маленькой худенькой старушкой, которая там сидела одна и очень отрешённо о чём-то думала.
День был приятным, солнечным и тёплым, хотя на дворе уже весьма уверенно властвовала осень. Лёгкий ветерок шуршал в последних оставшихся листьях, разнося вокруг сочный запах мёда, грибов и разогретой последними солнечными лучами земли... Как и должно было быть, в этом мирном месте Вечного Покоя царила добрая, глубокая, «золотая» тишина…
Как обычно, я села у дедушки на скамеечку и начала рассказывать ему все свои последние новости. Я знала, что это глупо и что он, даже при моём самом большом на то желании, никаким образом меня услышать не мог (потому, что его сущность со дня его смерти жила во мне), но мне так сильно и постоянно его не хватало, что я разрешала себе эту крошечную, безобидную иллюзию, чтобы хоть на какое-то короткое мгновение вернуть ту чудесную связь, которую я до сих пор имела только с ним одним.
Вот так тихо-мирно «беседуя» с дедушкой, я совершенно не заметила, как та же самая миниатюрная старушка подошла ко мне и села рядышком на небольшой пенёк. Как долго она со мной так просидела – не знаю. Но когда я вернулась в «нормальную реальность», то увидела ласково смотревшие на меня лучистые, совсем не старческие, голубые глаза, которые будто спрашивали, не нужна ли мне какая-то помощь…
– Ой, простите меня, бабушка, я и не заметила когда вы подошли! – сильно смутившись, сказала я.
Обычно ко мне трудно было подойди незамеченным – всегда срабатывало какое-то внутреннее чувство самозащиты. Но от этой тёплой, милой старушки исходило такое безграничное добро, что видимо, все мои «защитные инстинкты» затормозились…
– Вот разговариваю с дедушкой… – смущённо проговорила я.
– А ты не стыдись, милая, – покачала головой старушка, – у тебя душа-дарительница, это счастье большое и редкое. Не стыдись.
Я смотрела во все глаза на эту щупленькую и очень необычную старушку, совершенно не понимая, о чём она говорит, но почему-то чувствуя абсолютное и полное к ней доверие. Она подсела рядышком, ласково обняла меня своей, по-старчески сухой, но очень тёплой рукой и неожиданно очень светло улыбнулась:
– Ты не волнуйся, милая, всё будет хорошо. Только не торопись узнать на всё ответы… для тебя это ещё слишком рано, потому что, для того, чтобы получить ответы, сперва ты должна знать правильные вопросы… А они, пока что, у тебя ещё не созрели...
Только через много лет мне удалось понять, что по-настоящему хотела сказать эта странная мудрая старушка. Но тогда я лишь очень внимательно её слушала, стараясь запомнить каждое слово, чтобы позже ещё не один раз «прокрутить» в своей памяти всё непонятое (но, как я чувствовала – очень для меня важное) и постараться уловить хотя бы крупицы того, что могло бы мне помочь в моём вечно продолжавшимся «поиске»…
– Слишком тяжёлый груз взяла на себя – подломишься… – спокойно продолжала старушка, и я поняла, что она имеет в виду мои контакты с умершими. – Не все люди этого стоят, милая, некоторые должны платить за свои поступки, иначе беспричинно начнут считать, что они уже достойны прощения, и тогда твоё добро принесёт только лишь зло... Запомни моя девочка, добро всегда должно быть УМНЫМ. Иначе оно уже и не добро совсем, а просто отголосок твоего сердца или желания, которое совсем необязательно совпадает с тем, кем по-настоящему является одаренный тобою человек.
Мне стало вдруг не по себе… Казалось, это уже говорила не простая милая старушечка, а какая-то очень мудрая и добрая ведунья, каждое слово которой буквально впечатывалось в моём мозгу… Она как бы осторожно вела меня по «правильной» дорожке, чтобы мне, ещё маленькой и глупой, не пришлось слишком часто «спотыкаться», совершая свои, возможно не всегда очень правильные, «мягкосердечные подвиги»…
Вдруг промелькнула паническая мысль – а что если прямо сейчас она возьмёт и просто исчезнет?!.. Ведь мне так хотелось, чтобы она как можно большим со мной поделилась, и как можно больше чему-то научила!..