Висло-Одерская операция

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Висла-Одерская операция
Основной конфликт: Великая Отечественная война,
Вторая мировая война
Висло-Одерская наступательная операция pic.jpg
Встреча с местными жителями. Одер, 1945 год
Дата

12 января3 февраля 1945 года

Место

Междуречье Одера и Вислы, Германия

Причина

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Итог

Победа Красной Армии

Изменения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Противники
Союз Советских Социалистических Республик РККА
Польша ПКНО
Третий рейх22x20px Третий рейх
Польша Польское подпольное государство (до 19 января)

(см. Акция «Буря»)

Командующие
Флаг СССР Г.К. Жуков,
Флаг СССР И.С. Конев
Флаг Третьего рейха Йозеф Харпе,
Флаг Третьего рейха Фердинанд Шёрнер
Силы сторон
СССР
2 112 700

37 033 орудия и миномёта
7042 танка и САУ
5047 самолётов[1]
ПКНО
90 900[2]

около 800 000

4103 орудий
1136 танков
270 самолётов[1]

Потери
СССР
43 251 убитых и пропавших без вести,
149 874 санитарных,
193 125 всего[2]

ПКНО
225 убитых и пропавших без вести,
841 санитарных,
1066 всего[2]

479 тыс. убитыми и ранеными
150 тыс. взято в плен[1]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Великая Отечественная война

Вторжение в СССР Карелия Заполярье Ленинград Ростов Москва Горький Севастополь Барвенково-Лозовая Демянск Ржев Харьков Воронеж-Ворошиловград Сталинград Кавказ Великие Луки Острогожск-Россошь Воронеж-Касторное Курск Смоленск Донбасс Днепр Правобережная Украина Крым Белоруссия Львов-Сандомир Яссы-Кишинёв Восточные Карпаты Прибалтика Курляндия Бухарест-Арад Болгария Белград Дебрецен Гумбиннен-Гольдап Будапешт Апатин-Капошвар Польша Западные Карпаты Восточная Пруссия Нижняя Силезия Восточная Померания Моравска-Острава Верхняя Силезия Балатон Вена Берлин Прага

 
Висло-Одерская операция
Сандомир-Силезия Варшава-Познань

Висло-Одерская стратегическая наступательная операция — стратегическое наступление советских войск на правом фланге советско-германского фронта в 1945 году. Началась 12 января, завершилась 3 февраля. Проводилась силами 1-го Белорусского (командующий — маршал Советского Союза Георгий Жуков) и 1-го Украинского фронтов (маршал Советского Союза Иван Конев).

В ходе Висла-Одерской операции от немецких войск была освобождена территория Польши к западу от Вислы и захвачен плацдарм на левом берегу Одера, использованный впоследствии при наступлении на Берлин. Операция носила стремительный характер — на протяжении 20 суток советские войска продвигались на расстояние от 20 до 30 км в день[1]. За это время они преодолели 7 укреплённых рубежей противника и 2 крупные водные преграды.









Диспозиция накануне наступления

Файл:Eastern Front 1945-01 to 1945-05.png
Ситуация на фронтах. Январь-май 1945 года

К январю 1945 года германская армия находилась в критическом положении. Шли тяжелые бои в Венгрии и Восточной Пруссии, постепенно вермахт отступал и на Западном фронте. В ходе Ясско-Кишиневской операции советская армия захватила стратегически важный для Германии Плоештинский нефтяной район (Румыния). Бомбардировки союзников нанесли серьёзный ущерб немецкой промышленности. Были практически уничтожены ВВС и исчерпаны людские резервы. Несмотря на это, в декабре 1944 года немцы начали крупное наступление на Западном фронте — операцию «Вахта на Рейне», которое стало последней попыткой изменить ход войны. К концу декабря 1944 года наступление немецких войск в Арденнах закончилось полным провалом, и 25 декабря американские войска перешли в наступление. Отвлекая силы на Западный фронт, германское командование вынуждено было одновременно перебрасывать подкрепления для обороны Кёнигсберга в Восточную Пруссию и под Будапешт, который был окружен советскими войсками. В результате оказался ослаблен проходивший по Висле фронт в Польше, который был стабилен с начала сентября 1944 года.

Красная Армия заняла позиции по реке Висла и в ходе осени-зимы 1944-45 наращивала силы, готовясь к наступлению. 28 ноября 1944 года, Ставка Верховного Главнокомандования издало директиву № 220275 командующему войсками 1-го Белорусского фронта «О разгроме варшавско-радомской группировки противника»[3].

Советское командование планировало мощное наступление четырёх фронтов, 1-го, 2-го и 3-го Белорусских и 1-го Украинского, с целью оттеснить немцев к Одеру. Разведывательная информация о подготовке операции неоднократно докладывалась начальником штаба сухопутных войск вермахта, генерал-полковником Гейнцем Гудерианом, Адольфу Гитлеру, но тот предпочёл не верить этим сведениям и считать их советской пропагандой[4].

Первоначально начало операции планировалось на 15-20 января. 6 января, по причине неудачного для антигитлеровской коалиции развития событий в Арденнах, к Иосифу Сталину обратился Уинстон Черчилль. Он просил у советского командования начать в ближайшие дни крупную операцию на германо-советском участке фронта, с целью заставить немцев перебросить часть сил с запада на восток. Сталин сократил время на подготовку операции и перенёс её начало на 12 января[5][6][7][8][9][10][11][12].

Силы сторон

Советским войскам на территории Польши противостояла немецкая группа армий «А» (с 26 января — «Центр»), которая объединяла 9-ю и 4-ю танковую армии, а также главные силы 17-й армии. В них имелось 30 дивизий, 2 бригады и 50 отдельных батальонов — всего до 560 тыс. солдат и офицеров, около 5 тыс. орудий и минометов, 1220 танков и штурмовых орудий. Их действия поддерживали 630 боевых самолетов 6-го воздушного флота. Пытаясь остановить наступление 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, немецкое командование перебросило в их полосы с других направлений, в том числе из состава группировок, развернутых против англо-американских войск, 29 дивизий и 4 бригады.

Противник подготовил между Вислой и Одером семь оборонительных рубежей, эшелонированных на 300—500 км. Первый — Вислинский оборонительный рубеж состоял из четырёх полос общей глубиной от 30 до 70 км. Наиболее сильно была укреплена первая (главная) полоса, особенно её участки, находившиеся на линии соприкосновения сторон в районах магнушевского, пулавского и сандомирского плацдармов. Главная полоса включала три-четыре позиции, на каждой из которых оборудовалось от одной до трех линий сплошных траншей полного профиля. Подступы к ним прикрывались проволочными заграждениями в несколько рядов и сплошными минными полями глубиной 50-100 м. На танкоопасных направлениях между первой и второй позициями имелись противотанковые рвы шириной 5-8 м и глубиной 2-3 м. Последующие оборонительные рубежи состояли из одной-двух линий траншей и отдельных опорных пунктов. Серьезным препятствием для наступавших являлся шестой оборонительный рубеж, проходивший вдоль германо-польской границы 1939 г. и включавший Померанский, Мезеритцкий и Глогау-Бреславский укрепленные районы.

Всего в составе двух фронтов советских войск имелось 16 армий (134 дивизии), четыре танковые и две воздушные армии, пять отдельных танковых и один механизированный корпус, три кавалерийских корпуса, четыре артиллерийских корпуса прорыва, другие соединения и части различных родов войск. Они насчитывали более 2,2 млн человек, 36 436 орудий и минометов, 7049 танков и самоходных артиллерийских установок, 4772 самолета. Наступление начиналось в условиях подавляющего превосходства в силах и средствах.

Ход операции

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Висло-Одерская операцияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Висло-Одерская операцияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Висло-Одерская операция

Войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление рано утром 12 января, нанося главный удар с Сандомирского плацдарма, а войска 1-го Белорусского фронта — 14 января с Магнушевского и Пулавского плацдармов.

Поскольку по приказу Гитлера танковые резервы были заранее выдвинуты к линии фронта, они оказались в пределах досягаемости огня советской артиллерии, понесли серьёзные потери уже в первый период наступления и не могли быть задействованы в соответствии с заранее разработанными планами обороны, втягиваясь в бой для прикрытия брешей, образовывающихся в боевых порядках немецких войск.

13 и 14 января севернее — в Восточной Пруссии — развернулось наступление 3-го Белорусского фронта под командованием генерала Черняховского и 2-го Белорусского фронта (маршал Советского Союза Рокоссовский) (см. Восточно-Прусская операция (1945).

Гитлер принял решение приостановить все активные боевые действия на Западном фронте и вернуться в Берлин из своей ставки в Цигенберге лишь 15 января, на четвёртый день успешного советского наступления, несмотря на настоятельные просьбы начальника Генштаба сухопутных войск генерала Гудериана. В первые дни Гитлер отказывался рассматривать предложения о переброске подкреплений на Восточный фронт, но, вернувшись в столицу, приказал начать переброску корпуса «Великая Германия» из Восточной Пруссии в район города Кельце, в 170 км к югу от Варшавы.

Тем временем 47-я армия, действовавшая на крайнем правом фланге 1-го Белорусского фронта, обходила Варшаву с севера. 16 января штаб группы армий «А» (командующий — генерал-полковник Йозеф Гарпе) доложил командованию сухопутных войск вермахта, что город удержать не удастся ввиду малочисленности гарнизона (несколько батальонов). Гудериан отдал распоряжение, которым командованию группы армий «А» разрешалось самостоятельно принимать решение относительно продолжения обороны Варшавы. Гитлер, узнав об этом, пришёл в ярость и потребовал отменить приказ, однако радиосвязь с гарнизоном уже прервалась.

16-17 января неполный танковый батальон (21 танк) под руководством майора Хохрякова при поддержке десанта мотострелков Горюшкина освободил Ченстохову, с почти десятитысячным гарнизоном и вышел на границу Германии.

17 января советскими войсками была освобождена Варшава, в боях за которую приняли активное участие находившиеся в составе 1-го Белорусского фронта части 1-й армии Войска Польского (командующий — бригадный генерал Станислав Поплавский). В тот же день генерал-полковник Йозеф Гарпе и командующий 9-й Армией вермахта генерал фон Лютвиц были отстранены от командования войсками.

К 18 января главные силы группы армий «А» были разгромлены, оборона противника прорвана на 500-км фронте на глубину 100—150 км.

19 января передовые части 3-й гвардейской танковой, 5-й гвардейской и 52-й армий 1-го Украинского фронта, преследуя противника, вступили на территорию Германии в Верхней Силезии, а войска левого крыла фронта освободили Краков.

Германское командование начало переброску в приграничные районы части сил из внутренних районов Германии, с Западного фронта и других участков фронта. Однако попытки восстановить прорванный фронт успеха не имели. 20-25 января армии 1-го Белорусского фронта преодолели вартовский и познанский оборонительные рубежи и окружили в Познани 60-тысячный гарнизон противника. 22 января — 3 февраля советские войска вышли на Одер и захватили плацдармы на его западном берегу в районах Штейнау, Бреслау, Оппельна и Кюстрина. В это же время войска 4-го Украинского фронта заняли часть Южной Польши и Северной Чехословакии и продвинулись до верховьев Вислы. Бои за Бреслау продолжались с февраля по 5 мая (Берлин капитулировал 1 мая).

Итоги

Эта операция вошла в военную историю как самое стремительное наступление.

«Русское наступление за Вислой развивалось с невиданной силой и стремительностью, — писал немецкий генерал Меллентин, — невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времени гибели Римской империи».

— F. W. von Mellenthin. Panzer battles 1939—1945 — London, 1956.)

В результате Висла-Одерской операции было полностью разгромлено 35 дивизий противника, ещё 25 потеряли от 50 до 70 % личного состава, было взято в плен около 150 тысяч человек. Советские войска выровняли фронт и вышли на дальние подступы к Берлину. Значительные силы противника оказались в котлах в Познани и Бреслау. Стала очевидна неспособность немцев эффективно вести боевые действия на два фронта и неизбежность грядущей победы союзников. Началось воссоздание польской государственности — на освобожденных территориях восстанавливалась национальная администрация[1].

23 февраля 1945 Сталин оценил немецкие потери за 40 дней советского зимнего наступления по всему фронту в 800 000 убитых и 300 000 пленных, 3000 самолетов и 4500 танков[13].

Отражение в культуре и искусстве

См. также

Напишите отзыв о статье "Висло-Одерская операция"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 Висла-Одерская операция 1945 // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  2. 1 2 3 Коллектив авторов. Россия и СССР в войнах ХХ века: Потери Вооружённых Сил / Г. Ф. Кривошеев. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — 608 с. — (Архив). — 5 000 экз. — ISBN 5-224-01515-4. Висла-Одерская операция.
  3. [http://histrf.ru/ru/lenta-vremeni/event/view/osvobozhdieniie-varshavy Лента времени. Освобождение Варшавы]
  4. [http://www.wprost.pl/ar/490035/Upadek-Festung-Warschau-Stolica-w-ogniu-walk-miedzy-Rzesza-i-ZSRR/?pg=0 Upadek Festung Warschau. Stolica w ogniu walk między Rzeszą i ZSRR]
  5. [http://ria.ru/spravka/20150117/1039830217.html Освобождение Варшавы от немецко-фашистских захватчиков]
  6. [https://books.google.co.il/books?id=bM4WAQAAIAAJ&q=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&dq=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjTh5qT-tnMAhVBC8AKHaLsBKkQ6AEIMDAF Короткая память, Том 2]
  7. [https://books.google.co.il/books?id=F6oyAAAAMAAJ&q=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&dq=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjTh5qT-tnMAhVBC8AKHaLsBKkQ6AEIKDAD Внешняя политика Советского Союза: документы и материалы, Том 87]
  8. [https://books.google.co.il/books?id=0MXUAAAAMAAJ&q=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&dq=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjTh5qT-tnMAhVBC8AKHaLsBKkQ6AEIOTAH Вопросы международного права и международной политики]
  9. [https://books.google.co.il/books?id=dfbRAAAAMAAJ&q=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&dq=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjTh5qT-tnMAhVBC8AKHaLsBKkQ6AEINTAG Новое время, Выпуски 36-52]
  10. [https://books.google.co.il/books?id=7fJ0AAAAIAAJ&q=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&dq=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwi6lv2p-tnMAhWMDcAKHdQ8Bg04ChDoAQgZMAA Глазами друзей и врагов: о роли Советского Союза в разгроме фашистской Германии]
  11. [https://books.google.co.il/books?id=RKjRAAAAMAAJ&q=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&dq=%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2+6+%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F+%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D1%83+%D0%BE%D1%82+%D0%A7%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwi6lv2p-tnMAhWMDcAKHdQ8Bg04ChDoAQgmMAM Фашизм, путь агрессии и гибели]
  12. Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. — 2-е издание. / Литературная запись Сомова Г. А. — М.: Воениздат, 1989. — Глава 14:«Последняя кампания».
  13. [http://oldgazette.ru/lib/stalin/26.html Приказ Верховного Главнокомандующего № 5 от 23 февраля 1945 года] // Сталин И. В. «О Великой Отечественной войне Советского Союза». М., Госполитиздат, 1950
  14. </ol>

Литература

Русский язык

  • Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. — Минск., 2005, стр. — 642
  • Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2002
  • Конев И. С. Сорок пятый. — М., Воениздат, 1970
  • [http://fictionbook.ru/ru/author/chakovskiyi_aleksandr_borisovich/ «Блокада»]. Александр Борисович Чаковский. 5 томов
  • [http://fictionbook.ru/ru/author/skryabina_elena_aleksandrovna/godiy_skitaniyi_iz_dnevnika_odnoyi_leningradki/ «Годы скитаний: Из дневника одной ленинградки»]. Елена Александровна Скрябина — 1942 г.
  • Жаркой Ф. М. [http://otvaga2004.ru/voyennaya-biblioteka/ Танковый марш]. Изд. 4-е, МВАА. — СПб., 2012.

Иностранные языки

  • Rees, Laurence. «Auschwitz» BBC books[уточнить]
  • Max Hastings. «Armageddon. The Battle for Germany 1944-45». Publ. Macmillan, London[уточнить]
  • Duffy, Christopher. «Red storm on the Reich: The Soviet March on Germany, 1945». Publ. Routledge, 1991 ISBN 0-415-22829-8
  • Ziemke, Earl F. «Battle for Berlin end of the Third Reich»[уточнить]

Отрывок, характеризующий Висло-Одерская операция

– Какое же Вы дитя, дорогая Изидора!.. – засмеялся Караффа, – Это, как книги – существует «страдание» и СТРАДАНИЕ. И я искренне советую Вам не пробовать второй вариант!
– Как бы там ни было – Вы не друг, Джованни. Вы даже не знаете, что несёт собой это слово... Я прекрасно понимаю, что нахожусь полностью в Ваших жестоких руках, и мне всё ровно, что будет происходить сейчас...
Я впервые нарочно назвала его по имени, желая обозлить. Я и правда была почти что ребёнком во всём, что касалось зла, и всё ещё не представляла, на что был по-настоящему способен этот хищный, но, к сожалению, очень умный человек.
– Ну что ж, Вы решили, мадонна. Пеняйте на себя.
Его слуга резко взял меня под руку и подтолкнул к узкому коридору. Я решила, что это конец, что именно сейчас Караффа отдаст меня палачам...
Мы спустились глубоко в низ, проходя множество маленьких, тяжёлых дверей, за которыми звучали крики и стоны, и я ещё сильнее уверилась в том, что, видимо, пришёл-таки наконец-то и мой час. Я не знала, насколько смогу выдержать пытку, и какой сильной она может быть. Мне никогда никто не доставлял физической боли, и было очень сложно судить, насколько я могу быть в этом сильна. Всю свою короткую жизнь я жила окружённой любовью родных и друзей, и даже не представляла, насколько злой и жестокой будет моя судьба... Я, как и множество моих друзей – ведуний и ведунов – не могла увидеть свою судьбу. Наверное, это было от нас закрыто, чтобы мы не пытались изменить свою жизнь. А возможно, ещё и потому, что мы так же, как все остальные, имели своим долгом прожить то, что нам было суждено, не пытаясь уйти раньше, видя какой-нибудь ужас, предназначенный почему-то нашей суровой судьбой...
И вот пришёл день, когда у меня не оставалось выбора. Вернее, выбор был. И я выбрала это сама. Теперь оставалось лишь выдержать то, что предстоит, и каким-то образом выстоять, сумев не сломаться...
Караффа наконец-то остановился перед одной из дверей, и мы вошли. Холодный, леденящий душу ужас сковал меня с головы до ног!.. Это был настоящий Ад, если такой мог существовать на Земле! Это торжествовало зверство, не поддающееся пониманию нормального человека... У меня почти что остановилось сердце.
Вся комната была залита человеческой кровью... Люди висели, сидели, лежали на ужасающих пыточных «инструментах», значения которых я даже не в состоянии была себе представить. Несколько, совершенно спокойных, измазанных кровью человек, не спеша занимались своей «работой», не испытывая при этом, видимо, никакой жалости, никаких угрызений совести, ни каких-либо малейших человеческих чувств... В комнате пахло палёным мясом, кровью и смертью. Полуживые люди стонали, плакали, кричали... а у некоторых уже не оставалось сил даже кричать. Они просто хрипели, не отзываясь на пытки, будто тряпичные куклы, которых судьба милостиво лишила каких-либо чувств...
Меня изнутри взорвало! Я даже на мгновение забыла, что очень скоро стану одной из них... Вся моя бушующая сила вдруг выплеснулась наружу, и... пыточная комната перестала существовать... Остались только голые, залитые кровью стены и страшные, леденящие душу «инструменты» пыток... Все находившиеся там люди – и палачи и их жертвы – бесследно исчезли.
Караффа стоял бледный, как сама смерть, и смотрел на меня, не отрываясь, пронизывая своими жуткими чёрными глазами, в которых плескалась злоба, осуждение, удивление, и даже какой-то странный, необъяснимый восторг... Он хранил гробовое молчание. И всю его внутреннюю борьбу отражало только лицо. Сам он был неподвижным, точно статуя... Он что-то решал.
Мне было искренне жаль, ушедших в «другую жизнь», так зверски замученных, и наверняка невиновных, людей. Но я была абсолютно уверена в том, что для них моё неожиданное вмешательство явилось избавлением от всех ужасающих, бесчеловечных мук. Я видела, как уходили в другую жизнь их чистые, светлые души, и в моём застывшем сердце плакала печаль... Это был первый раз за долгие годы моей сложной «ведьминой практики», когда я отняла драгоценную человеческую жизнь... И оставалось только надеяться, что там, в том другом, чистом и ласковом мире, они обретут покой.
Караффа болезненно всматривался в моё лицо, будто желая узнать, что побудило меня так поступить, зная, что, по малейшему мановению его «светлейшей» руки, я тут же займу место «ушедших», и возможно, буду очень жестоко за это платить. Но я не раскаивалась... Я ликовала! Что хотя бы кому-то с моей помощью удалось спастись из его грязных лап. И наверняка моё лицо ему что-то сказало, так как в следующее мгновение Караффа судорожно схватил меня за руку и потащил к другой двери...
– Что ж, надеюсь Вам это понравиться, мадонна! – и резко втолкнул меня внутрь...
А там... подвешенный на стене, как на распятии, висел мой любимый Джироламо... Мой ласковый и добрый муж... Не было такой боли, и такого ужаса, который не полоснул бы в этот миг моё истерзанное сердце!.. Я не могла поверить в увиденное. Моя душа отказывалась это принимать, и я беспомощно закрыла глаза.
– Ну что Вы, милая Изидора! Вам придётся смотреть наш маленький спектакль! – угрожающе-ласково произнёс Караффа. – И боюсь, что придётся смотреть до конца!..
Так вот, что придумал этот безжалостный и непредсказуемый «святейший» зверь! Он побоялся, что я не сломаюсь, и решил ломать меня муками моих любимых и родных!.. Анна!!! О боги – Анна!.. В моём истерзанном мозге вспыхнула кровавая вспышка – следующей могла стать моя бедная маленькая дочь!
Я попыталась взять себя в руки, чтобы не дать Караффе почувствовать полного удовлетворения этой грязной победой. А ещё, чтобы он не подумал, что ему удалось хоть чуточку меня сломать, и он не стал бы употреблять этот «успешный» метод на других членах моей несчастной семьи...
– Опомнитесь, Ваше святейшество, что Вы творите!.. – в ужасе воскликнула я. – Вы ведь знаете, что мой муж никогда ничего против церкви не сделал! Как же такое возможно?! Как Вы можете заставлять невиновных платить за ошибки, которых они не совершали?!
Я прекрасно понимала, что это был всего лишь пустой разговор, и что он ничего не даст, и Караффа тоже это прекрасно знал...
– Ну что Вы, мадонна, ваш муж очень для нас интересен! – язвительно улыбнулся «великий инквизитор». – Вы ведь не сможете отрицать, что Ваш дорогой Джироламо занимался весьма опасной практикой, которая зовётся анатомией?.. И не входит ли в эту греховную практику такое действо, как копание в мёртвых человеческих телах?...
– Но это ведь наука, Ваше святейшество!!! Это новая ветвь медицины! Она помогает будущим врачам лучше понять человеческое тело, чтобы было легче лечить больных. Разве же церковь уже запрещает и врачей?!..
– Врачам, которые от Бога, не нужно подобное «сатанинское действо»! – гневно вскричал Караффа. – Человек умрёт, если так решил Господь, так что, лучше бы Ваши «горе-врачи» заботились о его грешной душе!
– Ну, о душе, как я вижу, весьма усиленно «заботится» церковь!.. В скором времени, думаю, у врачей вообще работы не останется... – не выдержала я.
Я знала, что мои ответы его бесили, но ничего не могла с собой поделать. Моя раненая душа кричала... Я понимала, что, как бы я ни старалась быть «примерной», моего бедного Джироламо мне не спасти. У Караффы был на него какой-то свой ужасающий план, и он не собирался от него отступать, лишая себя такого великого удовольствия...
– Садитесь, Изидора, в ногах правды нет! Сейчас Вы увидите, что слухи об инквизиции не являются сказками... Идёт война. И наша любимая церковь нуждается в защите. А я, как Вы знаете, самый верный из её сыновей...
Я удивлённо на него уставилась, подумав, что Караффа понемногу реально становится сумасшедшим...
– Какую войну Вы имеете в виду, Ваше святейшество?..
– Ту, которая идёт вокруг всех нас изо дня в день!!! – почему-то вдруг взбесившись, вскричал Папа. – Которая очищает Землю от таких, как Вы! Ересь не должна существовать! И пока я жив, я буду истреблять это в любом проявлении – будь это книги, картины, или просто живые люди!..
– Ну, что касается книг, об этом у меня, с Вашей «светлой» помощью, сложилось весьма определённое мнение. Только оно как-то никак не совмещается с Вашим «священным» долгом, о котором Вы говорите, Святейшество...
Я не знала, что сказать, чем его занять, как остановить, только бы не начинался этот страшный, как он его назвал, «спектакль»!.. Но «великий инквизитор» прекрасно понимал, что я всего лишь, в ужасе от предстоящего, пытаюсь затянуть время. Он был великолепным психологом и не разрешил мне продолжать мою наивную игру.
– Начинайте! – махнул рукой одному из мучителей Караффа, и спокойно уселся в кресле... Я зажмурилась.
Послышался запах палёного мяса, Джироламо дико закричал.
– Я же Вам сказал, откройте глаза, Изидора!!! – в бешенстве заорал мучитель. – Вы должны насладиться истреблением ЕРЕСИ так же, как наслаждаюсь этим я! Это долг каждого верного христианина. Правда, я забыл с кем имею дело... Вы ведь не являетесь христианкой, Вы – ВЕДЬМА!
– Ваше святейшество, Вы прекрасно владеете латынью... В таком случае Вы должны знать, что слово «HАERESIS» по латыни означает ВЫБОР или АЛЬТЕРНАТИВА? Как же Вам удаётся совмещать два столь несовместимых понятия?.. Что-то не видно чтобы Вы оставляли кому-то право свободного выбора! Или хотя бы уж малейшую альтернативу?.. – горько воскликнула я. – Человек ДОЛЖЕН иметь право верить в то, к чему тянется его душа. Вы не можете ЗАСТАВИТЬ человека верить, так как вера идёт от сердца, а не от палача!..
Караффа минуту удивлённо разглядывал меня, как будто перед ним стояло какое-то невиданное животное... Потом, стряхнув с себя оцепенение, тихо сказал:
– Вы намного опаснее, чем я думал, мадонна. Вы не только слишком красивы, Вы также слишком умны. Вы не должны существовать за пределами этих стен... Или не должны существовать вообще, – и уже обернувшись к палачу, – Продолжай!
Крики Джироламо проникали в самые глубокие уголки моей умирающей души и, взрываясь там ужасающей болью, рвали её на части... Я не знала, сколько Караффа намеревался мучить его, перед тем, как уничтожить. Время ползло нескончаемо медленно, заставляя меня тысячу раз умирать... Но почему-то, несмотря ни на что, я всё ещё оставалась живой. И всё ещё наблюдала... Страшные пытки заменялись пытками пострашней. Этому не было конца... От прижиганий огнём перешли к дроблению костей... А когда закончили и это, начали уродовать плоть. Джироламо медленно умирал. И никто не объяснил ему – за что, никто не счёл нужным хотя бы что-то сказать. Его просто-напросто методично медленно убивали на моих глазах, чтобы заставить меня делать то, что желал от меня новоизбранный глава святой христианской церкви... Я пыталась мысленно говорить с Джироламо, зная, что уже не удастся что-то по-другому ему сказать. Я хотела проститься... Но он не слышал. Он был далеко, спасая свою душу от нечеловеческой боли, и никакие мои старания не помогали... Я посылала ему свою любовь, стараясь окутать ею его истерзанное тело и хоть как-то уменьшить эти нечеловеческие страдания. Но Джироламо лишь смотрел на меня помутневшими от боли глазами, будто цеплялся за единственную тончайшую ниточку, связывающую его с этим жестоким, но таким дорогим ему, и уже ускользавшим от него миром...
Караффа бесился. Он никак не мог понять, почему я оставалась спокойной, так как прекрасно знал, что своего мужа я очень и очень любила. «Святейший» Папа горел желанием меня уничтожить... Но не физически. Он хотел всего лишь растоптать мою душу, чтобы полностью подчинить моё сердце и ум своим странным и необъяснимым желаниям. Видя, что мы с Джироламо не спускаем друг с друга глаз, Караффа не выдержал – он заорал на палача, приказывая выжечь моему мужу его чудесные глаза...
Мы со Стеллой застыли... Это было слишком ужасно, чтобы наши детские сердца, какими бы закалёнными они не являлись, смогли это принять... Бесчеловечность и ужас происходящего пригвоздили нас на месте, не позволяя дышать. Этого не могло происходить на Земле!!! Просто не могло! Но бесконечная тоска в золотых глазах Изидоры нам кричала – могло!!! Ещё как могло!.. И мы лишь бессильно наблюдали дальше, не решаясь вмешиваться, задавая какие-нибудь глупые вопросы.
На какое-то мгновение, моя душа упала на колени, прося пощады... Караффа, сразу же это почувствовав, удивлённо впился в меня горящими глазами, не веря в свою победу. Но тут же понял, что слишком быстро обрадовался... Сделав над собой невероятное усилие и собрав всю свою ненависть, я взглянула прямо ему в глаза... Караффа отшатнулся, получив сильнейший мысленный удар. На секунду в его чёрных глазах промелькнул испуг. Но так же быстро исчез, как и появился... Он был на редкость сильным и волевым человеком, который восхитил бы, если бы не был до такой степени ужасным...
Моё сердце сжалось в дурном предчувствии... И тут же, получив одобрительный кивок от Караффы, палач, как мясник, спокойно нанёс прямо в сердце беспомощной жертвы точный удар... Мой любимый муж, мой нежный Джироламо перестал существовать... Его добрая душа улетела туда, где не было боли, где было всегда спокойно и светло... Но я знала, что он будет ждать меня и там, когда бы я не пришла.
Небо обрушилось, извергая потоки нечеловеческой боли. Лютая ненависть, поднимаясь в моей душе, крушила преграды, пытаясь вырваться наружу... Вдруг, запрокинув голову, я взвыла неистовым криком раненного зверя, возводя к небу непослушные руки. А из моих светящихся ладоней выплеснулась прямо в Караффу «магия смерти», которой учила меня когда-то моя умершая мать. Магия струилась, окутывая его худое тело облаком голубого сияния. Свечи в подвале погасли, густая непроглядная темнота, казалось, поглотила нашу жизнь... И только Караффа всё ещё светился призрачным бело-голубым светом. На какую-то долю секунды я увидела его расширенные злобой глаза, в которых плескалась моя смерть... С ним ничего не происходило!.. Это было абсолютно невероятным! Ударь я любого обычного человека «магией смерти», он не прожил бы и секунды! Караффа же был живым и здоровым, несмотря на испепеляющий его жизнь удар. И только вокруг его обычной золотисто-красной защиты, теперь змеями вились вспыхивающие синеватые молнии... Я не могла поверить своим глазам.
– Так-так!.. Мадонна Изидора пошла в атаку! – прозвучал в темноте его насмешливый голос. – Ну что ж, во всяком случае, это уже становится интереснее. Не беспокойтесь, дорогая Изидора, у нас с Вами будет ещё множество забавных минут! Это я могу обещать Вам.
Исчезнувший палач вернулся, внося в подвал зажжённую свечу. На стене висело окровавленное тело мёртвого Джироламо... Моя истерзанная душа взвыла, снова видя эту горестную картину. Но, ни за что на свете, я не собиралась показывать Караффе своих слёз! Ни за что!!! Он был зверем, любившим запах крови... Но на этот раз это была очень дорогая мне кровь. И я не собиралась давать этому хищнику ещё большее удовольствие – я не оплакивала моего любимого Джироламо у него на глазах, надеясь, что на это у меня будет достаточно времени, когда он уйдёт...
– Убери это! – резко приказал палачу Караффа, показывая на мёртвое тело.
– Подождите!!! Разве я не имею права даже проститься с ним?! – возмущённо воскликнула я. – В этом не может мне отказать даже церковь! Вернее, именно церковь должна оказать мне эту милость! Не она ли призывает к милосердию? Хотя со стороны святейшего Папы, как я понимаю, этого милосердия нам не видать!
– Церковь Вам ничего не должна, Изидора. Вы колдунья, и как раз-то на Вас её милосердие не простирается! – совершенно спокойно произнёс Караффа. – Вашему мужу уже не поможет Ваш плачь! Идите лучше подумайте, как стать сговорчивее, тем же самым не заставляя более себя и других так сильно страдать.
Он удалился, как ни в чём не бывало, будто и не прерывал только что чью-то драгоценную жизнь, будто на душе у него всё было просто и хорошо... Если душа, как таковая, была у него вообще.
Меня вернули в мои покои, так и не разрешив отдать умершему мужу последнюю дань.
Сердце стыло в отчаянии и печали, судорожно цепляясь за крохотную надежду, что, возможно, Джироламо был первым и последним из моей несчастной семьи, кого этот изверг в папской сутане заставил страдать, и у которого он так просто и развлекаясь отобрал жизнь. Я знала, что ни смерть моего отца, и уж тем более – смерть Анны, я, вероятнее всего, не смогу пережить. Но меня ещё более пугало то, что я понимала – Караффа тоже это знал... И я ломала голову, составляя планы один фантастичнее другого. Но надежда уцелеть хотя бы на ближайшее время, чтобы попытаться помочь своим родным, таяла, как дым.