Виталий (папа римский)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Виталий
лат. Vitalianus PP.<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Виталий</td></tr>
76-й папа римский
30 июля 657 — 27 января 672
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Евгений I
Преемник: Адеодат II
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 21 сентября 580(0580-09-21)
Сеньи, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Виталий (лат. Vitalianus PP.; ? — 27 января 672) — папа римский с 30 июля 657 по 27 января 672 года.







Ранние годы

Виталий родился в 580 году. Виталий был латинянином из города Сеньи в Вольских горах [1] Его отца звали Анастасием [2]

Понтификат

После смерти папы Евгения I 2 или 3 июня 657 года Виталий был избран его преемником и был рукоположён 30 июля. Как и Евгений, Виталий пытался восстановить контакты с Константинополем, делая дружеские жесты в адрес императора Константа II и подготовить пути решения спора с монофелитами. Он направил письма (synodica) с сообщением о своем избрании императору и патриарху Петру Константинопольскому, которые симпатизировали монофелитам. Император подтвердил привилегии Святого Престола и отправил в Рим богато украшенную рукопись Евангелия как жест доброй воли [2].

Патриарх Петр отправил ответное письмо, в котором с одной стороны, не отрицал монофелитских догм, но с другой, создавал впечатление следования канонам официальной веры. Таким образом, церковное общение между Римом и Константинополем было восстановлено, но взаимные претензии по догматическому вопросу о монофелитстве остались. Имя Виталия было внесено в диптихи церквей в Византии. Это стало восприниматься некоторыми современниками и потомками как признак примирительной позиции папы по отношению ереси, но эти суждения нельзя считать обоснованным [3].

Виталий поддержал кампанию императора против лангобардов и встретил Константа, когда тот приехал в Рим в 663 году и провел в городе двенадцать дней. 5 июля папа и римское духовенство встретили императора на шестой миле и сопроводили его в собор Святого Петра, где император вручил папе дары. В следующее воскресенье Констант присутствовал на мессе в соборе Святого Петра. Император обедал с папой в следующую субботу, а в воскресенье снова посетил мессу, после которой простился с папой.

Констант отправился на Сицилию, где стал притеснять местное население и был убит в Сиракузах в 668 году. Виталий поддерживал сына Константа Константина IV против узурпатора Мезеция и, таким образом, помог ему занять трон. Константин не имел желания поддерживать монофелитские убеждения своего отца, и Виталий воспользовался этим для критики монофелитства и завоевания поддержки императора в этой борьбе с ересью. В ответ монофелитский Патриарх Феодор I Константинопольский удалил имя Виталия из диптихов. Так продолжалось до Шестого Вселенского Собора (681), где монофелитство было разгромлено, и имя Виталия было возвращено в церквей в Византии [1].

Отношения с Англией

Виталий достиг успехов в улучшении отношений с Англией, где англо-саксонское и британское духовенства были разделены в отношении различных церковных обычаев. На Синоде в Уитби король Нортумберленда Освиу принял римские практики в отношении вычисления времени празднования Пасхи и формы пострижения. Вместе с королём Кента Эгбертом он послал священника Вигхерда в Рим, чтобы он был рукоположён как преемник архиепископа Деусдедита Кентерберийского, но Вигхерд умер в Риме от чумы [4].

Виталий написал королю Освиу письмо, обещая отправить подходящего епископа в Англию как можно скорее. Адриан, игумен неаполитанского аббатства, был им избран, но сам Адриан посчитал себя недостойным быть епископом [5]. По рекомендациям образованных монахов архиепископом Кентерберийским 26 марта 668 года был рукоположён Феодор из Тарса. В сопровождении игумена Адриана Феодор отправился в Англию, где был признан в качестве главы Церкви Англии.

Равенна

Архиепископ Равенны подчинялся непосредственно Риму. Архиепископ Мавр (644-671) стремился прекратить эту зависимость и тем самым сделать свой престол автокефальным. Когда Виталий призвал Мавра, чтобы обсудить его богословские взгляды, тот отказался подчиниться и объявил себя независимым от Рима. Папа отлучил его от церкви, но Мавр не одумался, а даже объявил папу отлученным [1].

Император Констант II встал на сторону архиепископа и издал указ, выводящий архиепископа Равенны из подчинения Риму. Он указал, что архиепископ должен получать паллий из рук непосредственно императора. Преемник Мавра, Репарат, был рукоположён в таком порядке в 671 году. Так было до правления папы Льва II (682-683), когда независимость престола Равенны была ликвидирована: император Константин IV отменил указ Константа и подтвердил права римского престола на престол Равенны.

Власть над Восточной Церковью

Виталий всячески демонстрировал свой статус верховного понтифика в восточных регионах Церкви. Епископ Иоанн Лаппа был свергнут синодом под председательством митрополита Павла. Иоанн обратился к папе и был заключен в тюрьму Павлом вскоре после этого. Иоанн сбежал и отправился в Рим, где Виталиан в декабре 667 года приказал расследовать это дело и выразил уверенность в невиновности Иоанна. Затем он написал Павлу, требуя восстановления Иоанна в его епархии и возвращения монастырей, которые были несправедливо отняты у него. В то же время папа направил митрополиту требование удалить двух диаконов, которые женились после рукоположения.

В 666 году своим декретом ввёл в литургический обиход орган.

Виталий умер 27 января 672 года. Его мощи были погребены в склепе церкви Сан-Леопардо. Он почитается как святой в римско-католической церкви, его праздник отмечается ежегодно 27 января.

Напишите отзыв о статье "Виталий (папа римский)"

Примечания

  1. 1 2 3 Kirsch, Johann Peter (1912). "Pope St. Vitalian" in The Catholic Encyclopedia. Vol. 15. New York: Robert Appleton Company.
  2. 1 2 [http://www2.fiu.edu/~mirandas/bios655-ii.htm Miranda, Salvatore. "The Cardinals of the Holy Roman Church", Florida International University]
  3. Joseph Brusher S.J. [http://www.cfpeople.org/Books/Pope/POPEp76.htm St. Vitalian]. Popes Through the Ages. Christ's Faithful People (1959).
  4. Sir Frank Stenton, Anglo-Saxon England, third edition (Oxford: Clarendon Press, 1971), pp. 123, 130
  5. [http://www.catholicnewsagency.com/saint.php?n=111 "St. Adrian of Canterbury", Catholic News Agency]

Ссылки

  • [http://en.wikisource.org/wiki/Catholic_Encyclopedia_%281913%29/Pope_St._Vitalian Catholic Encyclopedia (1913)/Pope St. Vitalian]

Отрывок, характеризующий Виталий (папа римский)

– Моей дочери, Анне, всего десять лет, милорд, – как можно спокойнее ответила я.
А душа у меня кричала от животного ужаса!.. Он знал про меня всё!.. Зачем, ну зачем я была нужна сумасшедшему Караффе?.. Почему его интересовала моя маленькая Анна?!
Не потому ли, что я слыла знаменитой Видуньей, и он считал меня своим злейшим врагом?.. Ведь для него не имело значения, как меня называли, для «великого инквизитора» я была просто – ведьмой, а ведьм он сжигал на костре...
Я сильно и беззаветно любила Жизнь! И мне, как и каждому нормальному человеку, очень хотелось, чтобы она продолжалась как можно дольше. Ведь даже самый отъявленный негодяй, который, возможно, отнимал жизнь других, дорожит каждой прожитой минутой, каждым прожитым днём своей, драгоценной для него, жизни!.. Но именно в тот момент я вдруг очень чётко поняла, что именно он, Караффа, и заберёт её, мою короткую и такую для меня ценную, не дожитую жизнь...
– Великий дух зарождается в малом теле, мадонна Изидора. Даже святой Иисус когда-то был ребёнком. Я буду очень рад навестить Вас! – и изящно поклонившись, Караффа удалился.
Мир рушился... Он рассыпался на мелкие кусочки, в каждом из которых отражалось хищное, тонкое, умное лицо....
Я старалась как-то успокоиться и не паниковать, но почему-то не получалось. Моя привычная уверенность в себе и в своих силах на этот раз подводила, и от этого становилось ещё страшней. День был таким же солнечным и светлым, как всего несколько минут назад, но в мою душу поселился мрак. Как оказалось, я давно ждала появления этого человека. И все мои кошмарные видения о кострах, были только предвестием... к сегодняшней встрече с ним.
Вернувшись домой, я тут же уговорила мужа забрать маленькую Анну и увезти её куда-то подальше, где злые щупальца Караффы не могли бы её достать. А сама начала готовиться к самому худшему, так как точно знала, что его приход не заставит себя долго ждать. И не ошиблась...
Через несколько дней, моя любимая чернокожая служанка Кея (в то время было очень модно заводить чернокожих слуг в богатых домах) доложила, что «его преосвященство, кардинал, ожидает меня в розовой гостиной». И я почувствовала, что что-то произойдёт именно сейчас...
Я была одета в светло-жёлтое шёлковое платье и знала, что этот цвет мне очень идёт. Но если и был один единственный человек на свете, перед которым мне не хотелось выглядеть привлекательной, то это уж точно был Караффа. Но для переодевания не оставалось времени, и пришлось выходить именно так.
Он ждал, спокойно опершись на спинку кресла, изучая какую-то старую рукопись, коих в нашем доме находилось несметное количество. Я «надела» на себя приятную улыбку и спустилась в гостиную. Увидев меня, Караффа почему-то застыл, не произнося ни слова. Молчание затягивалось, и мне казалось, что кардинал вот-вот услышит, как по предательски громко стучит моё испуганное сердце... Но вот, наконец-то, раздался его восторженный, хриплый голос:
– Вы потрясающи, мадонна Изидора! Даже это солнечное утро проигрывает рядом с вами!
– Вот уж не думала, что кардиналам разрешается говорить дамам комплименты! – с величайшим усилием продолжая улыбаться, выдавила я.
– Кардиналы тоже люди, мадонна, и они умеют отличать прекрасное от простоты... А где же ваша чудесная дочь? Смогу ли я насладиться сегодня двойной красотой?
– Её нет в Венеции, ваше преосвященство. Она с отцом уехала во Флоренцию, навестить её больного кузена.
– Насколько я знаю, в данный момент в вашей семье нет больных. Кто же так внезапно заболел, мадонна Изидора? – в его голосе звучала неприкрытая угроза...
Караффа начал играть открыто. И мне не оставалось ничего, как только встречать опасность лицом к лицу...
– Что вы от меня хотите, Ваше преосвященство? Не проще ли было бы сказать это прямо, избавив нас обоих от этой ненужной, дешёвой игры? Мы достаточно умные люди, чтобы, даже при разности взглядов, могли уважать друг друга.
У меня от ужаса подкашивались ноги, но Караффа этого почему-то не замечал. Он впился в моё лицо пылающим взглядом, не отвечая и не замечая ничего вокруг. Я не могла понять, что происходит, и вся эта опасная комедия всё больше и больше меня пугала... Но тут произошло кое-что совершенно непредвиденное, что-то полностью выходящее за привычные рамки... Караффа подошёл ко мне очень близко, всё так же, не сводя горящих глаз, и почти не дыша, прошептал:
– Ты не можешь быть от Бога... Ты слишком красива! Ты колдунья!!! Женщина не имеет права быть столь прекрасной! Ты от Дьявола!..
И повернувшись, бросился без оглядки из дома, как будто за ним гнался сам Сатана... Я стояла в совершенном шоке, всё ещё ожидая услышать его шаги, но ничего не происходило. Понемногу приходя в себя, и наконец-то сумев расслабить своё одеревеневшее тело, я глубоко вздохнула и... потеряла сознание. Очнулась я на кровати, поимая горячим вином из рук моей милой служанки Кеи. Но тут же, вспомнив о случившемся, вскочила на ноги и начала метаться по комнате, никак не соображая, что же такое предпринять... Время шло, и надо было что-то делать, что-то придумать, чтобы как-то защитить себя и свою семью от этого двуногого чудища. Я точно знала, что теперь всякая игра была кончена, что началась война. Но наши силы, к моему великому сожалению, были очень и очень не равны... Естественно, я могла победить бы его по-своему... могла даже просто остановить его кровожадное сердце. И все эти ужасы сразу бы закончились. Но дело в том, что, даже в свои тридцать шесть лет, я всё ещё оставалась слишком чистой и доброй для убийства... Я никогда не отнимала жизнь, наоборот – очень часто возвращала её. И даже такого страшного человека, каким был Караффа, пока ещё не могла казнить...
На следующее утро раздался сильнейший стук в дверь. Моё сердце остановилось. Я знала – это была инквизиция... Они забрали меня, обвиняя в «словоблудии и чернокнижии, одурманивании честных граждан ложными предсказаниями и ереси»... Это был конец.
Комната, в которую меня поселили, была очень сырой и тёмной, но мне почему-то казалось, что долго я в ней не задержусь. В полдень пришёл Караффа...
– О, прошу прощения, мадонна Изидора, Вам предоставили чужую комнату. Это не для Вас, конечно же.
– К чему вся эта игра, монсеньор? – гордо (как мне казалось) вскинув голову, спросила я. – Я предпочитала бы просто правду, и желала бы знать, в чём по-настоящему меня обвиняют. Моя семья, как вы знаете, очень уважаема и любима в Венеции, и было бы лучше для Вас, если бы обвинения имели под собой истинную почву.