Витебское сражение

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Витебское сражение 1941 года
Основной конфликт: Вторая мировая война
Дата

6—16 июля 1941 года

Место

Витебск, БССР

Причина

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Итог

Победа Германии

Изменения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Противники
Флаг Третьего рейха Германия Флаг СССР СССР
Командующие
Г. фон Клюге

Г. Гот
Р. Шмидт
Г. Гудериан

С. К. Тимошенко

А. И. Ерёменко
П. А. Курочкин
И. С. Конев

Силы сторон
39-й мотокорпус 20-я армия

19-я армия

Потери
неизвестно неизвестно

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Операция «Барбаросса»
 
Витебское сражение

Танковое сражение юго-западнее Витебска произошло 610 июля 1941 года между немецкими 2-й и 3-й танковыми группами 4-й танковой армии группы армий «Центр» и двумя советскими механизированными корпусами 20-й армии Западного фронта.

Форсирование Западной Двины и захват Витебска 9—11 июля немецкими войсками является самостоятельной операцией Вермахта, все последующие боевые действия в районе Витебска 12—16 июля являются частью Смоленского сражения.







Предшествующие события

После взятия Минска и разгрома основных сил советского Западного фронта в Белостокском и Минском «котлах» немецкие моторизованные корпуса начали продвижение к рубежу рек Западная Двина и Днепр с тем, чтобы оттуда начать новое наступление на Московском направлении.

Начальник германского Генерального штаба генерал-полковник Франц Гальдер записал в свой дневник 3 июля:

В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена. Я считаю правильным высказывание одного пленного командира корпуса о том, что восточнее Западной Двины и Днепра мы можем встретить сопротивление лишь отдельных групп, которые, принимая во внимание их численность, не смогут серьёзно помешать наступлению германских войск. Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Конечно, она ещё не закончена. Огромная протяжённость территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы ещё в течение многих недель.

…Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдёт не столько о разгроме вооружённых сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские ресурсы, создать новые вооружённые силы.

Как только война на востоке перейдёт из фазы разгрома вооружённых сил противника в фазу экономического подавления противника, на первый план снова выступят дальнейшие задачи войны против Англии[1]

Силы сторон на Московском направлении к 6 июля

Вермахт

Большая часть группы армий «Центр» ещё участвовала в ликвидации Минского «котла», поэтому в продвижении на восток приняли участие только подвижные соединения, объединённые штабом 4-й армии (её назвали 4-я танковая армия, командующий — генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге):

1 июля 1941 года командование 3-й ТГр в «Указаниях по дальнейшему ведению боевых действий» констатирует: «По имеющимся на сей момент сведениям нет оснований для того, чтобы предположить наличие свежих сил неприятеля южнее верховья р. Западная Двина»[2]

РККА

Немецкое командование не предполагало, что на рубеже рек Западная Двина и Днепр заканчивал сосредоточение Второй стратегический эшелон РККА (22-я, 19-я, 20-я, 16-я и 21-я армии), который был передан в подчинение Западного фронта. 2 июля командующим советским Западным фронтом назначен маршал С. К. Тимошенко (вступил в должность 4 июля), должность начальника Западного штаба с 30 июня занимал генерал-лейтенант Г. К. Маландин из Генерального штаба.

  • 22-я армия (генерал-лейтенант Ф. А. Ершаков; 6 стрелковых дивизий) занимала полосу от Идрицы до Дриссы (ныне — Верхнедвинск) и вверх по течению р. Западная Двина до Витебска (включительно).
  • 20-я армия (командующий — генерал-лейтенант П. А. Курочкин) поначалу имела в своём составе 2 стрелковых корпуса (61-й и 69-й) и 7-й механизированный корпус, а также несколько отдельных стрелковых дивизий. Она занимала полосу обороны от Витебска (исключительно) до Могилёва. Вскоре в состав армии включили 5-й механизированный корпус, а 61-й стрелковый корпус вместе с полосой обороны в районе Могилёва был подчинён штабу 13-й армии (командующий — генерал-лейтенант П. М. Филатов).
  • 19-ю армию генерал-лейтенанта И. С. Конева перебрасывали в район Витебска с Украины. Формально ей подчинялись 7 стрелковых, 2 танковые и 1 мотострелковая дивизии. Однако реально к началу активных боевых действий армия прибыть не успевала.
  • 16-я армия (командующий генерал-лейтенант М. Ф. Лукин) сосредоточилась в районе Смоленска (как и 19-ю армию, её перебрасывали с Украины). После передачи 5-го мехкорпуса в подчинение 20-й армии в её составе остались две стрелковые дивизии.
  • 21-я армия (командующий генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко) представляла собой мощный кулак на южном фланге советского Западного фронта. Она включала 4 стрелковых корпуса и 1 мехкорпус, всего 12 стрелковых, 2 танковые и 1 мотострелковая дивизии.

Авиация Западного фронта насчитывала 6 авиадивизий армейского подчинения:

Кроме того, во фронтовом подчинении находились 43-я истребительная авиационная дивизия и несколько отдельных полков. Всего на пополнение ВВС Западного фронта с 25 июня по 16 июля поступило 709 самолетов[3].

Планы сторон

Немецкие подвижные соединения продвигались на восток, чтобы занять исходные позиции для последующего наступления. Однако советское командование не собиралось пассивно наблюдать за продвижением немецких войск. Оторванность подвижных немецких соединений от полевых пехотных дивизий давало шанс советскому командованию разбить немецкие войска поэшелонно. Запланированное контрнаступление на Лепель в стык двух немецких танковых групп имело целью разгромить противника и остановить немецкое наступление.

Действия сторон

5 июля 1941 года на пути к Витебску продвигавшаяся в авангарде 39-го мотокорпуса немецкая 7-я танковая дивизия (командир — генерал-майор Г. фон Функ) неожиданно натолкнулась на оборонительный рубеж советской 153-й стрелковой дивизии восточнее Бешенковичей и была остановлена. Наступление 3-й танковой группы на Витебском направлении застопорилось.

6 июля немецкая 7-я танковая дивизия вновь безуспешно атаковала позиции советских войск, однако шедшая вслед за ней 20-я танковая дивизия повернула к Улле для форсирования Западной Двины.

Лепельский контрудар

Файл:Vitebsk Senno.jpg
Боевые действия на северном фланге советского Западного фронта. 1—10.VII.1941
1. Линия Полоцкого УРа.
2. Окружение отряда советской 17-й танковой дивизии в районе Цотово, Толпино.

С целью остановить продвижение противника на Витебск советское командование (маршал С. К. Тимошенко, генерал-лейтенант П. А. Курочкин) решило нанести по наступающей группировке противника мощный удар силами двух свежих механизированных корпусов из состава 20-й армии Западного фронта.

Общее количество танков в наступавших мехкорпусах превышало 1400 единиц, из которых 47 КВ-1 и 49 Т-34[4].

Частью наступления были также действия 1-й Московской Пролетарской мотострелковой дивизии в районе Толочина против 18-й танковой дивизии вермахта, но обычно их рассматривают отдельно (См. Оборона Борисова (1941)).

Из-за отсутствия взаимодействия между советскими мехкорпусами и даже отдельными танковыми дивизиями боевые действия свелись к разрозненным боям на р. Черногостница, в районе Сеннополосе наступления 7-го мехкорпуса) и в районе Толпино, Цотово (в полосе наступления 5-го мехкорпуса).

14-я танковая дивизия 7-го мехкорпуса, двинувшаяся на Лепель вдоль Бешенковичского шоссе, в течение двух дней 6 и 7 июля безуспешно пыталась преодолеть противотанковую оборону немецкой 7-й танковой дивизии на р. Черногостница, и только вечером 7 июля получила приказ поменять направление удара, при этом понесла большие потери, особенно в технике. Всё это время другая танковая дивизия 7-го мехкорпуса (18-я) сражалась с передовым отрядом немецкой 17-й танковой дивизии за Сенно, но 8 июля вынуждена была оставить местечко.

Наступавший на Лепель со стороны Орши 5-й мехкорпус тем временем продвигался вперёд, атаковал растянутую на марше к Сенно немецкую 17-ю танковую дивизию. Однако оставление Сенно вечером 8 июля позволило противнику атаковать 5-й мехкорпус во фланг и тыл, передовые части 5-го мехкорпуса оказались в окружении.

9 июля в 16.30 в связи с наступлением противника севернее Витебска советское наступление приостановлено. Поступил приказ вывести мехкорпуса из боя. Остатки 5-го мехкорпуса отошли в район Орши, где по приказу командующего 20-й армией П. А. Курочкина заняли рубеж обороны «по-пехотному»[5].

Витебская операция

Файл:Bundesarchiv Bild 101I-351-1427-21A, Russland, Panzer IV.jpg
Немецкие танки Pz.IV и автомобили под Витебском в июле 1941, вероятно, 20-й танковой дивизии из 39-го моторизованного корпуса

Тем временем, 8 июля в районе Уллы немецкая 20-я танковая дивизия (командир — генерал-лейтенант Х. Штумпф), преодолев сопротивление советской 186-й стрелковой дивизии 22-й армии, форсировала Западную Двину. 9 июля она заняла западную часть Витебска и захватила целым железнодорожный мост.

Вслед за ней через Двину переправились две мотодивизии, одна из которых (20-я моторизованная) поддержала действия 20-й танковой дивизии в районе Витебска.

Именно в связи с наступлением противника севернее Витебска командующий 20-й армией генерал-лейтенант П. А. Курочкин приказал приостановить наступление на Лепель. Г. Гот писал в своих мемуарах:

Форсирование Западной Двины на участке между Бешенковичами и Уллой тремя дивизиями 39-го танкового корпуса, а также овладение Витебском имели решающее значение для всей операции…[6]

10 июля бои в Витебске продолжились. Советская 19-я армия, на которую планировалось возложить оборону Витебска, ещё только выгружалась. К 9 июля в район Рудни и Лиозно прибыли только штабы армии и трёх корпусов, а также 220-я мотострелковая дивизия и отдельные боевые части. Прибыв в район Витебска, командующий армией генерал-лейтенант И. С. Конев обнаружил в городе только батальон Осоавиахима и ополчение.

10 июля в бой за город вступила 220-я мотострелковая дивизия. Стремительной ночной атакой она заняла всю восточную (левобережную) часть города, форсировала реку, однако к исходу дня противник отбросил советские подразделения назад.

11 июля немецкие войска полностью заняли город. 12 июля немецкий 39-й мотокорпус, сосредоточив в районе Витебска три дивизии (7-ю и 20-ю танковую и 20-ю моторизованную), перешёл в наступление на Смоленском направлении.

Витебский «котёл»

Файл:The Battle of Smolensk (10-18.7.1941).jpg
Боевые действия на северном фланге советского Западного фронта. 10—18.VII.1941

Несмотря на неудачи предыдущих дней, 12 июля советское командование приказало силами трёх армий (22-й, 19-й и 20-й) вернуть Витебск. Координировать их действия был назначен заместитель командующего войсками Западного направления генерал-лейтенант А. И. Ерёменко. 12—14 июля И. С. Конев и А. И. Ерёменко отправляли советские войска в наступление на Витебск. Однако инициатива продолжала оставаться у противника. 13 июля наступавший на Смоленск с северо-запада немецкий 39-й мотокорпус достиг Демидова (7-я танковая) и Велижа (20-я танковая дивизии), а 12-я танковая дивизия южнее Витебска пробилась на Смоленское шоссе и взяла Рудню. Командный пункт 19-й армии в районе Рудни подвергся удару, командарм Конев и генерал-лейтенант А. И. Ерёменко чудом избежали гибели и плена.

15 июля 7-я танковая дивизия 3-й танковой группы Г. Гота вышла на Московское шоссе в районе Ярцево, а 29-я моторизованная дивизия 2-й танковой группы Гудериана, наступавшая со стороны Копысь, ворвалась в Смоленск. Таким образом, Витебск стал дном нового «котла». Разгромленные части 19-й армии отступали на восток; многие советские солдаты и офицеры попали в плен. Севернее Смоленска пропал без вести командир 25-го стрелкового корпуса генерал-майор С. М. Честохвалов.

16 июля в районе Лиозно, согласно официальной версии, попал в плен Яков Джугашвили — младший офицер 14-го гаубичного артполка 14-й танковой дивизии 7-го мехкорпуса, сын И. В. Сталина.

Последствия

Потеря Витебска имела для советского командования самые серьёзные последствия — ещё до форсирования Днепра в обороне советского Западного фронта была пробита брешь. Дело усугубил разгром 19-й армии по частям, в стадии сосредоточения. А продолжение попыток вернуть Витебск после того, как немецкие мотокорпуса действовали уже в районе Смоленска, привело к окончательному разгрому соединений 19-й армии.

После потери Витебска советские войска продолжили бои за Смоленск. Сосредоточение Третьего Стратегического эшелона восточнее Смоленска придало импульс, казалось, уже проигранному сражению. Большую часть соединений Смоленского «котла» удалось деблокировать.

С другой стороны, в итоге оборонительной контрнаступательной операции 20-й армии на лепельском направлении, ударные группировки немецкой группы армий «Центр» понесли настолько значительные потери, что их высокий наступательный темп, достигнутый в первые дни войны, очень сильно замедлился. Фактически целую неделю вермахту пришлось «топтаться» на одном месте.

Кроме того, советские танковые дивизии смогли отбросить врага на 30—40 километров в сторону Лепеля и нанести ему весьма существенный урон (некоторые немецкие танковые дивизии потеряли до половины техники). В тот момент для немецких войск сложилась весьма опасная ситуация, возникла реальная угроза тыловым путям снабжения ударных группировок. Немецкое командование в срочном порядке вынуждено было стянуть к району советского контрнаступления не только все имевшиеся в данном регионе подкрепления, но и задействовало части соседних армий. Так, например, только для срыва наступления 5-го мехкорпуса немцы перебросили в район Сенно танковые дивизии из группы Гудериана и целый 2-й воздушный флот.

Цена, которую пришлось заплатить советским танкистам за неделю задержки немецкого наступления, оказалась очень высокой. Без авиационного и артиллерийского прикрытия, с малым запасом топлива и боеприпасов, в жестоких и кровопролитных встречных боях 5-й и 7-й механизированные корпуса потеряли свыше восьмисот танков и большое количество личного состава.

Причины неудачи

14 июля в докладе Военного Совета советских войск Западного направления Ставке Верховного Главнокомандования указывалось:

Сложившаяся на фронте обстановка показывает, что противник имеет целью окружение нашей витебско-оршанской группировки.

Наши войска вследствие длительных отходов, упорных за последнее время боёв, а также укомплектования их наспех, больших потерь вооружения — не устойчивы.
Особенно это сказывается при наступлении. Имели место случаи бегства частей от воздействия авиации и передовых танковых отрядов противника.
Положение осложняется тем, что прибытие новых соединений замедлено и дезорганизовано железными дорогами. В головных эшелонах прибывают тыловые части, а боевые части длительно задерживаются в пути.

Вследствие этого фронт не имеет резервов и вынужден поспешно вводить на передовую линию части организационно плохо подготовленные. Много дивизий состоит из разных частей. Что касается танковых соединений, они не имеют материальной части и превратились, по существу, в технически слабо оснащённую пехоту…

Источники и литература

  • Антонов Л. Н. [http://mechcorps.rkka.ru/files/mechcorps/pages/lepel.htm Решение проблемы отражения вторжения противника в начальном периоде войны по опыту 20-й армии на лепельском направлении]. Учебный материал. Военная орденов Ленина и Октябрьской революции Краснознаменная Академия Бронетанковых войск им. Маршала Советского Союза Малиновского Р. Я. Кафедра истории военного искусства. — М. Издательство Министерства обороны РФ. 1993.
  • Памяць: гіст.-дакум. хроніка Віцебска: у 2-х кн. — Мн.: БелЭн, 2002.
  • Е. Дриг. Механизированные корпуса РККА в бою. — М.: АСТ, 2005. ISBN 5-17-024760-5
  • В. В. Бешанов. Танковый погром 1941 года. — М.: Яуза, Эксмо, 2008. — 480 с. ISBN 978-5-699-27217-4
  • А. В. Исаев. Неизвестный 1941. Остановленный блицкриг. — М.: Яуза, Эксмо, 2010. — 480 с. ISBN 978-5-699-41198-6
  • В. Ю. Мартов. Белорусские хроники. 1941 год. [http://www.idiot.vitebsk.net/i41/mart41_2.htm Глава 2. Через Березину к Днепру] и [http://www.idiot.vitebsk.net/i41/mart41_3.htm Глава 3. Смоленское сражение].

Напишите отзыв о статье "Витебское сражение"

Примечания

  1. [http://militera.lib.ru/db/halder/1941_07.html Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записки начальника генерального штаба сухопутных войск. Том. III. — М.: Воениздат, 1971.]
  2. [http://www.vpk-news.ru/articles/23052 М. Солонин. Последняя попытка // Воено-промышленный курьер, № 45, 10 декабря 2014 года.]
  3. [http://www.urantia-s.com/library/solonin/crushing_defeat/33 М. Солонин. Разгром 1941. На мирно спящих аэродромах, изд. 2, перераб. и допол. — М.: Яуза-ЭКСМО, 2009.]
  4. А. В. Исаев. Неизвестный 1941. Остановленный блицкриг. — М.: Яуза, Эксмо, 2010.
  5. В. В. Бешанов. Танковый погром 1941 года. — М.: Яуза, Эксмо, 2008.
  6. [http://militera.lib.ru/h/hoth/06.html Гот Г. Танковые операции. — М.: Воениздат, 1961.]

Ссылки

  • [http://www.vitebsk.net/?page=hist&sod=004_01_20050922 Хронология событий] на vitebsk.net

Отрывок, характеризующий Витебское сражение

Дом, в котором всё ещё жил отец маленькой Вэсты был в первом у нас строящемся «новом районе» (так называли первые многоэтажки) и находился от нас примерно в сорока минутах быстрой ходьбы. Ходить я очень любила всегда, и это не доставляло мне никаких неудобств. Только я очень не любила сам этот новый район, потому что дома в нём строились, как спичечные коробки – все одинаковые и безликие. И так как место это только-только ещё начинало застраиваться, то в нём не было ни одного дерева или любой какой-нибудь «зелени», и оно было похожим на каменно-асфальтовый макет какого-то уродливого, ненастоящего городка. Всё было холодным и бездушным, и чувствовала я себя там всегда очень плохо – казалось, там мне просто не было чем дышать...
И ещё, найти номера домов, даже при самом большом желании, там было почти что невозможно. Как, например, в тот момент я стояла между домами № 2 и № 26, и никак не могла понять, как же такое может быть?!. И гадала, где же мой «пропавший» дом № 12?.. В этом не было никакой логики, и я никак не могла понять, как люди в таком хаосе могут жить?
Наконец-то с чужой помощью мне удалось каким-то образом найти нужный дом, и я уже стояла у закрытой двери, гадая, как же встретит меня этот совершенно мне незнакомый человек?..
Я встречала таким же образом много чужих, неизвестных мне людей, и это всегда вначале требовало большого нервного напряжения. Я никогда не чувствовала себя комфортно, врываясь в чью то частную жизнь, поэтому, каждый такой «поход» всегда казался мне чуточку сумасшедшим. И ещё я прекрасно понимала, как дико это должно было звучать для тех, кто буквально только что потерял родного им человека, а какая-то маленькая девочка вдруг вторгалась в их жизнь, и заявляла, что может помочь им поговорить с умершей женой, сестрой, сыном, матерью, отцом… Согласитесь – это должно было звучать для них абсолютно и полностью ненормально! И, если честно, я до сих пор не могу понять, почему эти люди слушали меня вообще?!.
Так и сейчас я стояла у незнакомой двери, не решаясь позвонить и не представляя, что меня за ней ждёт. Но тут же вспомнив Кристину и Вэсту и мысленно обругав себя за свою трусость, я усилием воли заставила себя поднять чуть дрожавшую руку и нажать кнопку звонка…
За дверью очень долго никто не отвечал. Я уже собралась было уйти, как дверь внезапно рывком распахнулась, и на пороге появился, видимо бывший когда-то красивым, молодой мужчина. Сейчас, к сожалению, впечатление от него было скорее неприятное, потому, что он был попросту очень сильно пьян…
Мне стало страшно, и первая мысль была побыстрее оттуда уйти. Но рядом со мной, я чувствовала бушующие эмоции двух очень взволнованных существ, которые готовы были пожертвовать бог знает чем, только бы этот пьяный и несчастный, но такой родной и единственный им человек наконец-то хоть на минуту их услышал….
– Ну, чего тебе?! – довольно агрессивно начал он.
Он был по-настоящему очень сильно пьян и всё время качался из стороны в сторону, не имея сил крепко держаться на ногах. И тут только до меня дошло, что значили слова Вэсты, что папа бывает «не настоящим»!.. Видимо девчушка видела его в таком же состоянии, и это никак не напоминало ей того, её папу, которого она знала и любила всю свою коротенькую жизнь. Вот поэтому-то, она и называла его «не настоящим»…
– Пожалуйста, не бойся его. – Прозвучал в моей голове её голосок, как будто она почувствовала, о чём я в тот момент думаю. Это заставило меня собраться и заговорить.
– Я хотела бы с вами поговорить, – успокаивающе сказала я. – Можно мне войти?
– Зачем? – почти зло спросил мужчина.
– Только пожалуйста, не волнуйтесь… У меня к вам поручение… Я вам принесла вести от вашей дочери… Она здесь, со мной, если хотите с ней поговорить.
Я боялась подумать, какую реакцию у этого, вдребезги пьяного, человека вызовут мои слова. И как оказалось – не очень-то ошиблась…
Он взревел, как раненый зверь, и я испугалась, что вот сейчас сбегутся все соседи и мне придётся уйти, так ничего и не добившись…
– Не сметь!!!! – бушевал, разъярённый моими словами, отец. – Ты откуда такая взялась? Убирайся!..
Я не знала, что ему сказать, как объяснить? Да и стоило ли?.. Ведь всё равно он почти ничего в данный момент не понимал. Но тоненький голосок опять прошептал:
– Не бойся, пожалуйста… Скажи ему, что я здесь. Я много раз его таким видела…
– Простите меня, Артур. Ведь так вас зовут? Хотите вы верить или нет, но со мною и правда сейчас здесь находится ваша дочь и она видит всё, что вы говорите или делаете.
Он на секунду уставился на меня почти что осмысленным взором, и я уже успела обрадоваться, что всё обойдётся, как вдруг сильные руки подняли меня с земли и поставили по другую сторону порога, быстро захлопнув прямо у меня перед носом злосчастную дверь...
К своему стыду, я совершенно растерялась… Конечно же, за всё это время, что я общалась с умершими, было всякое. Некоторые люди злились уже только за то, что какая-то незнакомая девчонка вдруг посмела потревожить их покой… Некоторые просто вначале не верили в реальность того, о чём я пыталась им рассказать… А некоторые не хотели говорить вообще, так как я была им чужой. Всякое было.... Но чтобы вот так просто выставили за дверь – такого не было никогда. И я опять же, как иногда это со мной бывало, почувствовала себя маленькой и беспомощной девочкой, и очень захотела, чтобы какой-то умный взрослый человек вдруг дал бы мне хороший совет, от которого сразу решились бы все проблемы и всё стало бы на свои места.
Но, к сожалению, такого «взрослого» рядом не было, и выпутываться из всего приходилось мне самой. Так что, зажмурившись и глубоко вздохнув, я собрала свои «дрожащие» эмоции в кулак и опять позвонила в дверь…
Опасность всегда не так страшна, когда знаешь, как она выглядит… Вот так и здесь – я сказала себе, что имею дело всего-навсего с пьяным, озлобленным болью человеком, которого я ни за что больше не буду бояться.
На этот раз дверь открылась намного быстрее. На пьяном лице Артура было неописуе-мое удивление.
– Да неужто опять ты?!.. – не мог поверить он.
Я очень боялась, что он опять захлопнет дверь, и тогда уже у меня не останется никаких шансов...
– Папа, папочка, не обижай её! Она уйдёт и тогда уже никто нам не поможет!!! – чуть не плача шептала девчушка. – Это я, твой лисёнок! Помнишь, как ты мне обещал отвезти меня на волшебную гору?!.. Помнишь? – Она «впилась» в меня своими круглыми умоляющими глазёнками, отчаянно прося повторить её слова. Я посмотрела на её мать – Кристина тоже кивнула.
Это никак не казалось мне хорошей идеей, но решать за них я не имела права, потому, что это была их жизнь и это был, вероятнее всего, их последний разговор…
Я повторила слова малышки, и тут же ужаснулась выражению лица её несчастного отца – казалось, только что ему прямо в сердце нанесли глубокий ножевой удар…
Я пыталась с ним говорить, пыталась как-то успокоить, но он был невменяем и ничего не слышал.
– Пожалуйста, войди внутрь! – прошептала малышка.
Кое-как протиснувшись мимо него в дверной проём, я вошла... В квартире стоял удушливый запах алкоголя и чего-то ещё, что я никак не могла определить.
Когда-то давно это видимо была очень приятная и уютная квартира, одна из тех, которые мы называли счастливыми. Но теперь это был настоящий «ночной кошмар», из которого её владелец, видимо, не в состоянии был выбраться сам...
Какие-то разбитые фарфоровые кусочки валялись на полу, перемешавшись с порванными фотографиями, одеждой, и бог знает ещё с чем. Окна были завешаны занавесками, от чего в квартире стоял полумрак. Конечно же, такое «бытиё» могло по-настоящему навеять только смертельную тоску, иногда сопровождающуюся самоубийством...
Видимо у Кристины появились схожие мысли, потому что она вдруг в первый раз меня попросила:
– Пожалуйста, сделай что-нибудь!
Я ей тут же ответила: «Конечно!» А про себя подумала: «Если б я только знала – что!!!»… Но надо было действовать, и я решила, что буду пробовать до тех пор, пока чего-то да не добьюсь – или он меня наконец-то услышит, или (в худшем случае) опять выставит за дверь.
– Так вы будете говорить или нет? – намеренно зло спросила я. – У меня нет времени на вас, и я здесь только потому, что со мной этот чудный человечек – ваша дочь!
Мужчина вдруг плюхнулся в близ стоявшее кресло и, обхватив голову руками, зарыдал... Это продолжалось довольно долго, и видно было, что он, как большинство мужчин, совершенно не умел плакать. Его слёзы были скупыми и тяжёлыми, и давались они ему, видимо, очень и очень нелегко. Тут только я первый раз по-настоящему поняла, что означает выражение «мужские слёзы»…
Я присела на краешек какой-то тумбочки и растерянно наблюдала этот поток чужих слёз, совершенно не представляя, что же делать дальше?..
– Мама, мамочка, а почему здесь такие страшилища гуляют? – тихо спросил испуганный голосок.
И только тут я заметила очень странных существ, которые буквально «кучами» вились вокруг пьяного Артура...
У меня зашевелились волосы – это были самые настоящие «монстры» из детских сказок, только здесь они почему-то казались даже очень и очень реальными… Они были похожи на выпущенных из кувшина злых духов, которые каким-то образом сумели «прикрепиться» прямо к груди бедного человека, и, вися на нём гроздьями, с превеликим наслаждением «пожирали» его, почти что уже иссякшую, жизненную силу…
Я чувствовала, что Вэста испугана до щенячьего визга, но изо всех сил пытается этого не показать. Бедняжка в ужасе наблюдала, как эти жуткие «монстры» с удовольствием и безжалостно «кушали» её любимого папу прямо у неё на глазах… Я никак не могла сообразить, что же делать, но знала, что надо действовать быстро. Наскоро осмотревшись вокруг и не найдя ничего лучше, я схватила кипу грязных тарелок и изо всех сил швырнула на пол… Артур от неожиданности подпрыгнул в кресле и уставился на меня полоумными глазами.
– Нечего раскисать! – закричала я, – посмотрите, каких «друзей» вы привели к себе в дом!
Я не была уверенна, увидит ли он то же самое, что видели мы, но это была моя единственная надежда как-то его «очухать» и таким образом заставить хоть самую малость протрезветь.
По тому, как его глаза вдруг полезли на лоб, оказалось – увидел… В ужасе шарахнувшись в угол, он не мог отвезти взгляд от своих «симпатичных» гостей и, не в состоянии вымолвить ни слова, только показывал на них дрожащей рукой. Его мелко трясло, и я поняла, что если ничего не сделать, у бедного человека начнётся настоящий нервный припадок.
Я попробовала мысленно обратиться к этим странными монстроподобными существам, но ничего путного из этого не получилось; они лишь зловеще «рычали», отмахиваясь от меня своими когтистыми лапами, и не оборачиваясь, послали мне прямо в грудь очень болезненный энергетический удар. И тут же, один из них «отклеился» от Артура и, присмотрев, как он думал, самую лёгкую добычу, прыгнул прямо на Вэсту… Девчушка от неожиданности дико завизжала, но – надо отдать должное её храбрости – тут же начала отбиваться, что было сил. Они оба, и он и она, были такими же бестелесными сущностями, поэтому прекрасно друг друга «понимали» и могли свободно наносить друг другу энергетические удары. И надо было видеть, с каким азартом эта бесстрашная малышка кинулась в бой!.. От бедного съёжившегося «монстра» только искры сыпались от её бурных ударов, а мы, трое наблюдавших, к своему стыду так остолбенели, что не сразу среагировали, чтобы хотя бы как-то ей помочь. И как раз в тот же момент, Вэста стала похожа на полностью выжатый золотистый комок и, став совершенно прозрачной, куда-то исчезла. Я поняла, что она отдала все свои детские силёнки, пытаясь защититься, и вот теперь ей не хватило их, чтобы просто выдерживать с нами контакт… Кристина растерянно озиралась вокруг – видимо её дочь не имела привычки так просто исчезать, оставляя её одну. Я тоже осмотрелась вокруг и тут… увидела самое потрясённое лицо, которое когда-либо видела в своей жизни и тогда, и все последующие долгие годы... Артур стоял в настоящем шоке и смотрел прямо на свою жену!.. Видимо слишком большая доза алкоголя, огромный стресс, и все последующие эмоции, на какое-то мгновение открыли «дверь» между нашими разными мирами и он увидел свою умершую Кристину, такую же красивую и такую же «настоящую», какой он знал её всегда… Никакими словами невозможно было бы описать выражения их глаз!.. Они не говорили, хотя, как я поняла, Артур вероятнее всего мог её слышать. Думаю, в тот момент он просто не мог говорить, но в его глазах было всё – и дикая, душившая его столько времени боль; и оглушившее его своей неожиданностью, безграничное счастье; и мольба, и ещё столько всего, что не нашлось бы никаких слов, чтобы попытаться всё это рассказать!..
Он протянул к ней руки, ещё не понимая, что уже никогда не сможет её больше в этом мире обнять, да и вряд ли он в тот момент понимал что-то вообще... Он просто опять её видел, что само по себе уже было совершенно невероятно!.. А всё остальное не имело сейчас для него никакого значения... Но тут появилась Вэста. Она удивлённо уставилась на отца и, вдруг всё поняв, душераздирающе закричала:
– Папа! Папулечка… Папочка!!! – и бросилась ему на шею… Вернее – попыталась броситься… Потому что она, так же, как и её мать, уже не могла физически соприкасаться с ним в этом мире больше никогда.
– Лисёнок… малышка моя… радость моя… – повторял, всё ещё хватая пустоту, отец. – Не уходи, только пожалуйста не уходи!...
Он буквально «захлёбывался» слишком сильными для его изболевшегося сердца эмоциями. И тут я испугалась, что это нежданное, почти что нечеловеческое счастье может его просто-напросто убить... Но обстановку (очень вовремя!) разрядили всеми забытые, но не забывшие никого, шипящие и взбесившиеся «монстры»… К своему стыду, «загипнотизированная» красотой встречи, я начисто про них забыла!.. Теперь же, изменив свою «тактику» и уже не нападая больше на отца, они сочли более удобным утолить свой вечный «голод» и насытиться жизненной силой ребёнка – маленькой Вэсты… Артур в полной панике размахивал руками, пытаясь защитить свою дочь, но естественно был не в состоянии никому навредить. Ситуация полностью уходила из под контроля и слишком быстро начинала принимать весьма нежелательный для меня оборот. Надо было как можно скорее избавиться от всей этой клыкастой-когтистой-шипящей жути, да ещё так, чтобы она не смогла больше вернуться к этому бедному человеку уже никогда...
– Думай, думай, думай!.. – чуть ли не в слух кричала я себе.
И вдруг, как в яркой вспышке, я очень чётко увидела «картинку» своего светящегося слепящим зелёным цветом тела, и своих старых «звёздных друзей», которые, улыбаясь, показывали на этот зелёный свет... Видимо каким-то образом моему «паникующему» мозгу удалось их откуда-то призвать, и теперь они пытались мне по-своему «подсказать», что я должна делать. Долго не думая, я закрыла глаза и попыталась сосредоточиться, пробуя мысленно призвать давно забытое ощущение… И буквально через долю секунды вся «вспыхнула» тем же самым изумительно ярким зелёным светом, который только что видела на показанной друзьями «картинке». Моё тело сияло так сильно, что освещало почти что всю комнату, вместе с кишащими в ней мерзкими существами. Я не была уверенна, что делать дальше, но чувствовала, что должна направить этот «свет» (или точнее, энергию) на всех тех извивающихся «ужастиков», чтобы как можно скорее заставить их исчезнуть из нашего поля зрения, а также, из и без них достаточно сложной, жизни Артура. Комната вспыхнула зелёным, и я почувствовала как из моих ладоней вырвался очень «густой» зелёный луч и направился прямиком в цель… Тут же послышался дикий визг, перешедший в настоящий «потусторонний» вой… Я почти уже успела обрадоваться, что наконец-то будет всё хорошо и они прямо сейчас исчезнут навсегда, но, как оказалось, до «счастливого конца» пока ещё было чуточку далековато… Существа судорожно цеплялись когтями и лапами за всё ещё машущего руками «папу» и отбивающуюся от них малышку, и пока что явно не собирались сдаваться. Я поняла, что второй «атаки» Вэста уже не выдержит, и тем же самым потеряет свой единственный шанс последний раз поговорить со своим отцом. А вот этого, как раз-то, я допустить никак не могла. Тогда я ещё раз собралась и, что было сил, «швырнула» зелёные лучи теперь уже на всех «монстров» одновременно. Что-то звонко хлопнуло… и наступила полная тишина.
Наконец-то все монстроподобные страшилища куда-то исчезли, и мы могли позволить себе свободно вздохнуть...
Это была моя первая, совсем ещё «детская» война с настоящими нижнеастральными существами. И не могу сказать, что она была очень приятной или, что я совершенно не испугалась. Это теперь, когда мы живём в буквально «заваленном» компьютерными играми двадцать первом веке, мы ко всему привыкли и почти что полностью перестали удивляться какой-либо жути… И даже маленькие дети, полностью освоившись в мире вампиров, оборотней, убийц и насильников, сами точно также в восторге убивают, режут, пожирают и стреляют, всего лишь для того, чтобы «пройти на следующий уровень» какой-то им полюбившейся компьютерной игры… И наверное, появись у них в тот момент в комнате какой-нибудь настоящий страшенный монстр – они даже и не подумали бы испугаться, а не задумываясь, спокойно свалили бы всё на, так хорошо знакомые им, спецэффекты, голографию, перемещение во времени, и т.д., несмотря на то, что того же самого «перемещения во времени» или других любимых ими «эффектов» ещё никому из них в реальности пока что не удалось пережить.
И те же самые дети гордо чувствуют себя «бесстрашными героями» своих любимых, жестоких игр, хотя вряд ли бы эти герои себя бы так же «геройски» повели, увидь они в реальности любого ЖИВОГО нижнеастрального монстра…
Но, вернёмся в нашу, теперь уже «очищенную» от всей когтисто-клыкастой грязи, комнату…
Понемногу я пришла в себя и опять уже была в состоянии общаться со своими новыми знакомыми.
Артур сидел окаменевший в своём кресле и теперь уже ошарашено глядел на меня.
Весь алкоголь из него за это время выветрился, и теперь на меня смотрел очень приятный, но безумно несчастный молодой человек.
– Кто ты?.. Ты тоже ангел? – очень тихо спросил он.
Этот вопрос (только без «тоже») при встречах с душами, мне задавался очень часто, и я уже привыкла на него не реагировать, хотя в начале, признаться честно, он довольно долго продолжал меня очень и очень смущать.
Меня это чем-то насторожило.
– Почему – «тоже»?– озадачено спросила я.
– Ко мне приходил кто-то, кто называл себя «ангелом», но я знаю, что это была не ты… – грустно ответил Артур.
Тут меня осенила очень неприятная догадка...
– А вам не становилось плохо после того, как этот «ангел» приходил? – уже поняв в чём дело, спросила я.
– Откуда знаешь?.. – очень удивился он.
– Это был не ангел, а скорее наоборот. Вами просто пользовались, но я не могу вам этого правильно объяснить, потому, что не знаю пока ещё сама. Я просто чувствую, когда это происходит. Вам надо быть очень осторожным. – Только и смогла тогда сказать ему я.
– Это чем-то похоже на то, что я видел сегодня? – задумчиво спросил Артур.
– В каком-то смысле да, – ответила я.
Было видно, что он очень сильно старается что-то для себя понять. Но, к сожалению, я не в состоянии была тогда ещё толком ему что-либо объяснить, так как сама была всего лишь маленькой девочкой, которая старалась своими силами «докопаться» до какой-то сути, руководствуясь в своих «поисках» всего лишь, ещё самой не совсем понятным, своим «особым талантом»...
Артур был, видимо, сильным человеком и, даже не понимая происходящего, он его просто принимал. Но каким бы сильным не был этот измученный болью человек, было видно, что снова скрывшиеся от него родные образы его любимой дочери и жены, заставляли его опять также нестерпимо и глубоко страдать... И надо было иметь каменное сердце, чтобы спокойно наблюдать, как он озирается вокруг глазами растерянного ребёнка, стараясь хоть на короткое мгновение ещё раз «вернуть» свою любимую жену Кристину и своего храброго, милого «лисёнка» – Вэсту. Но, к сожалению, его мозг, видимо не выдержавший такой огромной для него нагрузки, намертво замкнулся от мира дочери и жены, больше уже не давая возможности с ними соприкоснуться даже в самом коротком спасительном мгновении…