Воскресенье

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Воскресный день.jpg
«Воскресный день», картина А. П. Рябушкина, 1889 г.

Воскресе́нье (ст.-слав. недѣля) — день недели между субботой и понедельником.







Этимология

Файл:Hans Thoma Sonne.jpg
От Солнца (небесного тела и божества) происходит название воскресенья на части языков мира

День недели «воскресенье»[1] назван в честь воскресения Иисуса на третий день после распятия. Слово произошло из старославянского въскрьсениѥ, въскрѣшениѥ и в русский язык пришло через церковнославянский[2].

По одной версии, слово вошло в русский язык через христианскую традицию и является калькой греческого «ανάστασης», что буквально переводится как «восстановление» или «восстание»[3][4]. Понятие восстания из мёртвых лишь условно является синонимом оживления умершего существа, поскольку основной его смысл указывает не только и не столько на восстановление в прежнем виде, но прежде всего на физическое действие вставания. Так псалом 67, который в церковно-славянском переводе читается как «Да воскреснетъ Богъ и разыдутся врази его», что некоторыми христианскими толкователями объясняется как пророческое указание на воскресение Иисуса Христа, в буквальном переводе читается «Да восстанет Бог, и расточатся враги Его».

По иной версии, глагол «воскресать»[5] имеет древние корни и происходит от старославянского языческого[6] «крѣсати» или «воскрешать» (производное от «кресѣ» — оживление, здоровье). Близкородственным является слово «кресало»[7]: от «кресати», что означает «ударом сотворять огонь»[8] и лат. creo «создаю, творю, вызываю к жизни», лат. cresco «расту».

Во всех славянских языках, кроме русского, воскресенье называется «неделей» (польск. niedziela, укр. неділя, белор. нядзеля, чеш. neděle и т. д.), то есть днём, когда «не делают», то есть не работают[9]. В русском языке это название перешло к слову неделя и сохранилось иногда в православной церковной терминологии, например, в сочетании «Фомина неделя».

В романских языках — «день Господний» (итал. Domenica от лат. dies Dominicus).

У многих народов воскресенье было днём, посвящённым Солнцу (богу Солнца). Это было характерно, в частности, для дохристианских верований Египта. В Древнем Риме название воскресенья — dies Solis — «день Солнца» было заимствовано от греков и является калькой греческого heméra helíou[10]. Латинское название в свою очередь перешло к германским племенам.

Английское наименование воскресенья Sunday возникло до 1250 года из слова sunedai, которое в свою очередь происходит от древнеанглийского (до 700 года) Sunnandæg (буквальное значение «день солнца»). Название родственно другим германским языкам, включая древнефризское sunnandei, древнесаксонское sunnundag, средневековое голландское sonnendach (на современном голландском — zondag), древневерхненемецкое sunnun tag (на современном немецком Sonntag), древнеисландское sunnudagr (в современных датском и норвежском — søndag, в шведском — söndag).

В P-кельтском валлийском языке смысловое значение воскресенья как «день солнца» также заимствовано от римлян и звучит как dydd Sul.

В большинстве языков Индии воскресенье именуется — Равивар (от «Рави») или Адитьявар (от «Адитья») — происходящих от эпитетов солнечного божества Сурьи и одного из Адитьи. В Таиланде название дня также получено от «Адитьяй» — Waan Arthit.

Место воскресенья в календаре

Файл:Schnorr von Carolsfeld Bibel in Bildern 1860 001.png
Первый день («воскресенье») Божьего сотворения мира, создание света. (Гравюра Юлиуса Шнорра)

В античном мире существовало несколько разных систем нумерации дней недели, среди которых имелась «астрологическая неделя», установление которой приписывалось Пифагору, и согласно которой воскресенье являлось днём четвёртым, так как орбита Солнца, светила, связанного с воскресеньем, по мнению пифагорейцев, занимала четвёртое место по удалённости от Земли, в свою очередь считавшейся центром вселенной, по схеме: Сатурн-Юпитер-Марс-Солнце-Венера-Меркурий-Луна[11][12]. Иной была нумерация дней в так называемой «планетарной неделе»: там воскресенье было днём вторым. В митраизме — религии, имевшей своих последователей в Римской империи, — последним, седьмым днём недели[13].

Согласно иудейскому и христианскому календарю, основанному на Библии, воскресенье считается первым днём недели, следующим за «днём седьмым», субботой (Исх. 20:10). В Римской империи первый христианский император Константин в 321 г. назначил воскресенье первым днём недели и днём отдыха и поклонения.

В результате во многих языках отражён статус воскресенья как «дня первого». В греческом, названия дней понедельника, вторника, среды, и четверга — Δευτέρα, Τρίτη, Τετάρτη и Πέμπτη соответственно, и означают «второй», «третий», «четвертый» и «пятый». Это предполагает, что день воскресный когда-то считался как Πρώτη, то есть, «начало». Современное греческое название воскресенья — Κυριακή (Кирьяки), означает «День Господень», от слова Κύριος (Кириос) — «Господь».

Сходно именуются дни недели во вьетнамском языке: «Th ứ Hai» (понедельник — «второй день»), «Th ứ Ba» (третий день), «Th ứ Tư» (четвертый день), «Th ứ Năm» (пятый день), «Th ứ Sáu» (шестой день), «Th ứ Bảy» (седьмой день). Воскресенье называют «Ch ủ Nhật», что является искажённой формой «Chúa Nhật» и означает «День Бога». В устной традиции на юге Вьетнама и в церкви используется старая, первоначальная, форма слова.

Та же схема для обозначения дней недели применяется в португальском (взятом из церковной латыни). Понедельник — «segunda-feira», что означает «второй день» (и т. д.), воскресенье («domingo») — «День Господень» отсчитывается в данной цепочке как первый день.

В мальтийском воскресенье называют «Il-Ħadd» (от «wieħed»), что означает «один». Понедельник — «It-Tnejn» — «два», вторник — «It-Tlieta» (три), среда — «L-Erbgħa» (четыре), четверг — «Il-Ħamis» (пять).

На армянском, понедельник (Erkushabti) буквально означает «второй день», вторник (Erekshabti) — «третий день», среда (Chorekshabti) — «четвёртый день», четверг (Hingshabti) — «пятый день», аналогично с таджикского языка слово якшанбе буквально переводится как "один (день) от субботы".

В наше время в странах Европы воскресенье считается последним днём недели. Согласно международному стандарту ISO 8601, первым днём недели является понедельник, а воскресенье — последним. Первым днём недели оно официально продолжает оставаться в Польше, США, Израиле, Канаде, некоторых африканских странах. В СССР воскресенье считалось последним днём недели. В ряде европейских языков (в славянских, немецком, финском, исландском) название дня недели среда указывает на тот факт, что изначально среда была 4-м днём недели, а не 3-м, как в настоящее время в европейских странах.

По григорианскому календарю первый год столетия не начинается с воскресенья вплоть до 5000 года[14]. По еврейскому календарю год вообще не может начинаться с воскресенья. Если месяц начинается с воскресенья, то тринадцатое число в нём приходится на пятницу.

В странах Азии воскресенье обозначается днём Солнца, в Китае (星期日), Японии (日曜日), Кореи (일요일), в данных странах дням недели некогда были даны названия планет из-за астрономического цикла смены планет, воскресенью соответствует Солнце. В Китае другим названием для воскресенья служит – «день богослужения» (礼拜天 или 礼拜日).

Религиозное соблюдение

Файл:Prayers in Congo.jpg
Воскресная христианская молитва (Конго)

В христианских странах воскресный день считается праздником — днём, когда верующие обычно посещают церковь. Во многих христианских конфессиях в этот день христианам нельзя работать или же работа считается нежелательной. В большинстве случаев это обосновывается четвёртой заповедью, данной Богом Моисею в числе других Десяти заповедей, — «день седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя» (Исход 20:10). По мнению этих христиан, праздничный день в раннем христианстве был перенесён с субботы на воскресенье. Существует альтернативный взгляд, который распространён среди части протестантов — Десять заповедей были отменены, а празднование воскресенья было установлено как новый праздник, не связанный с четвёртой заповедью.

В иудаизме, основанном на заповедях Танаха, священным днём является суббота (Шаббат). Во многих языках разница между Шабатом и субботой не видна, но в некоторых европейских языках, в том числе в английском, существует разница между субботой (англ. Saturday) и Шаббатом (англ. Sabbath). Православная церковь проводит различие между Шабатом (субботой) и Божьим днём (воскресеньем). Римская католическая церковь вкладывает так мало в эту разницу, что многие католики (по крайней мере в разговорной речи) следуют протестантской практике называть воскресенье Шабатом.

Согласно концепции Католической церкви, воскресенье для христиан полностью заменило иудейскую субботу в качестве «Дня Господнего».[15][16] Данная концепция основана на авторитете Церкви, о чём говорит, например, Фома Аквинский: «В новом законе соблюдение дня Господня заняло место соблюдения субботы не по заповеди, но по церковному установлению и принятому у христиан обычаю».[17]

В некоторых консервативных христианских семьях в воскресенье считается грехом работать самому или делать что-либо, требующее чьей-то иной работы (например, покупать товары). Исключение составляет только деятельность служб, обеспечивающих поддержание постоянной жизнедеятельности — жилищно-коммунальных служб, больниц. Это, однако, больше характерно для стран Запада, но не России.

Христианский взгляд на воскресный отдых закрепился в слове для обозначения воскресенья в чешском, польском, словенском, хорватском, сербском, украинском и белорусском («neděle», «niedziela», «nedelja», «недеља», «неділя» и «нядзеля» соответственно) означает день покоя, «ничегонеделанья».

Согласно христианской традиции, берущей начало в особенностях еврейского календаря, «воскресный день» начинается с вечера субботы и оканчивается с закатом солнца в воскресенье.[18]

Воскресенье считалось священным днём в митраизме.[19]

История воскресной традиции в христианстве

Файл:Victory over the Grave.jpg
«Воскресение Христово» — центральное событие Евангелия, давшее название дню на русском языке (Бернард Плокгорст)

В Новом Завете, в 1 послании Коринфянам (16:2) апостол Павел советует собирать в «первый день» недели пожертвования на общинные нужды.

Уже во II веке «κυριακὴ ἡμέρα» (день Господень) является обычным наименованием воскресенья[20]

Древние римляне традиционно использовали восьмидневный недельный цикл, связанный с рынком, но во времена Октавиана Августа, в употребление также вошла семидневная неделя. Эти два цикла применялись параллельно, по меньшей мере ещё в середине IV века, когда жил составитель Хронографа 354 года[21][22]. 7 марта 321 года Константин I, первый христианский император Рима по религиозным причинам издал декрет о признании воскресенья днём отдыха в Римской империи, правда земледельцы по необходимости могли в этот день работать в поле и винограднике. В 337 году принят закон об обязательном участии солдат-христиан в воскресной литургии[23] Эдикт 386 года запретил в воскресенье судопроизводство и торговлю. Церковные авторы IV—V вв. объясняли воскресный отдых святостью дня как такового[12][24]. 31-е правило III Орлеанского Собора (538) и 1-е правило II Маконского Собора (585) подтвердило святость воскресного дня. Эти решение легли в основание официальной позиции Римско-католической церкви, так что в католических катехизисах 4-я заповедь Декалога обыкновенно передаётся с заменой слова «суббота» на «воскресенье»[12]. Лев III Исавр (717—749 гг.) также стремился перенести на христианское воскресенье весь ригоризм еврейской субботы.[25]

В православной церкви суббота отчасти сохранила статус особого дня в богослужении, но субботний покой не соблюдается. Воскресенье считалось не заменой субботы, а «Днём Восьмым», новым праздником, стоящим вне времени, точкой отсчёта обновлённой жизни во Христе; повседневный труд в этой интерпретации отменялся в воскресенье не для покоя, а для участия в богослужении, помощи ближним и подвигов благочестия. «Восьмым днем» воскресенье называется уже в «Послании Варнавы» (15:8-9), датируемым около 130—135 года.[12]

Воскресенье считалось днём радости и поэтому церковные каноны запрещали в этот день строгий пост, глубокий траур[26] и молитву на коленях.[27] Вопрос о недопустимости совершения по воскресеньям заупокойных служб явился одной из главных причин для появления на Афоне движения колливадов в XVIII веке.[12]

Становление воскресного трудового законодательства

Файл:Söndagsafton i en dalastuga av Amalia Lindegren 1860.jpg
Воскресный вечер в сельском доме (Амалия Линдегрен), Швеция, 1860 г.

Вавилоняне, по-видимому, первыми официально ввели семидневную неделю с одним днем покоя, который население должно было посвящать исполнению своих религиозных обязанностей и физическому покою. В Моисеевом законодательстве приводятся точные постановления о дне субботнего покоя. Сохранив деление недели на 7 дней, ортодоксальное христианство перенесло день покоя с субботы на воскресенье[25]. С XX века и в настоящее время преобладающей является так называемая «английская неделя» с двумя нерабочими днями — субботой и воскресеньем.

В Средние века в Европе и на Руси повод к нарушению воскресного отдыха дают повсеместно устанавливающиеся крепостнические отношения. Как европейские, так и российское законодательство, наряду с развитием этих отношений, начинают поневоле обращать внимание на вопрос о дне отдыха. Запрещение пользоваться трудом крепостных по воскресеньям встречается в России уже в XVII веке. В 1699 году князь Оболенский был посажен в тюрьму за принуждение своих крестьян работать по воскресеньям.[28] Запрещение работать на казенных и частных фабриках находим и в адмиралтейств-регламенте (1722 год). 21 сентября 1741 года в регламенте, относящемся к суконным фабрикам, постановлено, что работы должны оканчиваться в субботу в 12 часов дня и совсем прекращаться по воскресеньям. В 1744 году мануфактур-контора, по жалобе рабочих писчебумажных фабрик, постановила, что по праздникам вообще и в субботу за три часа до вечера работа должна прекращаться, за исключением тех случаев, если бумага изготовляется для присутственных мест или для выделки ассигнаций. Запрещение употреблять крепостных на работы по воскресеньям было подтверждено Павлом I и его преемниками. В 1818 году дошло до сведения государя, что многие помещики употребляют своих крестьян на работу по воскресным дням. По этому поводу состоялось распоряжение, которым предписывалось, чтобы духовные лица доносили о подобных злоупотреблениях министру внутренних дел, который доводил о том до сведения комитета министров.[29] Скоро, впрочем, с духовенства была снята эта обязанность, а надзор за соблюдением запрещения поручен губернскому начальству.[30] В томе IX Свода Законов издания 1857 года это запрещение составляло статью 1046.[25]

Нечто аналогичное было и на Западе. Интересы городских рабочих охранялись в этом отношении средневековым цеховым устройством. Но, начиная с конца XVIII века, когда все больше и больше распространяется теория полного невмешательства государственной власти в отношения между работодателями и рабочими, рабочие приобрели личную независимость и попали в кабалу экономическую, что выразилось необыкновенным обременением их работой не только в непраздничные дни, но и по воскресеньям. Употребление рабочих сил зачастую стало совершаться в прямой ущерб физической и умственной силе, нравственности и семейному союзу. Законодательство снова вступилось за рабочих, и одной из задач его являлось стремление обеспечить рабочим воскресный отдых. Противники ограничения так называемой свободы труда пытались утверждать, что прекращение промышленной работы по воскресеньям должно уменьшить народное богатство. Этот аргумент был признан совершенно неосновательным, так как, во-первых, цель производительной деятельности не есть накопление богатства, а общее благосостояние населения, подрываемое воскресным трудом; во-вторых, вполне доказано, что с установлением отдыха возрастают энергия, внимание и интерес к труду. Еще Маколей сделал следующее замечание о воскресном отдыхе: «Этот день не потерян для народа. Когда все промышленные занятия оставлены, когда плуг лежит в своей борозде, когда дым не клубится над фабричными трубами, в это время совершается важнейшая из операций в деятельности, направленной на производство богатства: чинится машина из машин, та машина, без которой ничтожны все изобретения Ватта и Аркрайта — человек». Целый ряд обществ в Западной Европе и в Америке, возник специально для того, чтобы отстоять рабочим классам воскресный отдых. Одно из таких обществ образовалось в 1861 году в Женеве и имело свои отделения во многих государствах Европы и Америки. 22 и 23 декабря 1886 года депутаты от различных стран съехались в Брюссель и обсуждали вопрос с трех точек зрения: с общей, церковной и промышленно-технической. Конференция пришла к выводу, что следует признать важное значение воскресного отдыха с социальной, санитарной и нравственно-религиозной точки зрения, как для отдельных лиц, так и для целого государства. Докладчик Серезоль из Веве доказывал, что воскресный отдых есть не только физическая и нравственная необходимость, но и право каждого. Конференция высказалась в том смысле, что воскресный день наиболее удобен как день для отдыха, и для рабочих, и для предпринимателей, и что в большинстве отраслей промышленности установление дня покоя вполне возможно; когда нет возможности устроить день отдыха в воскресенье, для этого нужно избрать другой день недели; необходимо также установить, чтобы расчеты с рабочими отнюдь не происходили в субботу и воскресенье. Относительно почтово-телеграфной службы были высказаны следующие пожелания:

  • ограничить в воскресенье одним разом или двумя в день выемку и разборку писем и уменьшить продолжительность службы почтальонов;
  • прекратить всякие выдачи, за исключением уплаты почтовых ассигновок и выдачи постпакетов;
  • ограничить в небольших городах телеграфную службу несколькими часами в день;
  • установить, что каждый почтово-телеграфный служащий, кто бы он ни был — чиновник или простой рабочий, имеет право в течение месяца на отдых в течение 2-х полных воскресений и 2-х полных других дней в непраздничное время.[25]

Относительно железнодорожного движения пожелания сводились к следующему:

  • по воскресеньям прекращаются работы во всех мастерских и по всем новым сооружениям, кроме не терпящих отлагательства;
  • прием и выдача грузов, а также службы товарной тяги должны быть доведены до минимума;
  • число служащих должно быть доведено до такого размера, чтобы появилась возможность давать воскресный отпуск по очереди.[25]
Файл:Deiters Sonntagsspaziergang.jpg
Воскресная прогулка (Генрих Дейтерс, 1840—1916), Германия

Вопрос о воскресном отдыхе к концу XIX века настолько назрел, что берлинская рабочая международная конференция 1890 года выбрала для обсуждения этого предмета особую комиссию, которая состояла из представителей Германии, Австрии, Венгрии, Бельгии, Дании, Франции, Великобритании, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Португалии, Швейцарии и Швеции. Доклад комиссии рассматривался в пяти заседаниях, под председательством архиепископа доктора Коппа. Комиссия пришла к следующим результатам:

  1. Желательно, чтобы за необходимыми исключениями и отсрочками в каждой стране один день отдыха в неделю предоставлялся как лицам покровительствуемого возраста, так и всем взрослым рабочим, занятым в промышленной деятельности, и чтобы таким днем было воскресенье.
  2. Исключения могут быть допущены для тех промыслов, которые или по техническим причинам требуют непрерывности в производстве, или же доставляют предметы необходимости, производство которых должно совершаться ежедневно, а также по отношению к тем промыслам, которые по самой своей природе могут совершаться только в определенное время года или зависят от неправильного действия сил природы. Желательно во всяком случае, чтобы рабочий, занятый в одном из этих промыслов, имел одно свободное воскресенье из двух.
  3. Желательно, чтобы для решения вопроса с однообразной точки зрения законоположения эти были установлены путём соглашения правительств.[25]

С наибольшей строгостью соблюдался воскресный день в викторианской Англии, где в воскресные дни нельзя было ни отправить письма, ни получить его и где приезжий в конце XIX века рисковал остаться голодным, потому что, кроме кабаков, все рестораны и съестные лавки были закрыты. В Англии воскресный труд был совершенно воспрещен, за исключением случаев благотворения и не терпящих отлагательства. В основании всего фабричного законодательства лежит фабричный акт 1878 года, который несколько расширял понятие воскресного отдыха, распространяя его на некоторую часть субботнего дня. По отношению к подросткам и женщинам период занятий по субботам на фабриках, обрабатывающих волокнистые вещества, не должен был продолжаться долее 1,5 часов дня. Время работы детей по субботам на тех же фабриках должно быть то же, как и для подростков; но ребенок не мог быть употребляем на работы две субботы подряд и вообще в субботу той недели, когда он в какой-либо другой день был занят более пяти с половиной часов. Период занятий на фабриках, обрабатывающих не волокнистые вещества, был несколько больше: он оканчивается обыкновенно в четыре часа дня. Дети по субботам не должны быть заняты работой раньше первого часа пополудни, если в какой-нибудь другой день недели они были заняты раньше этого часа или позже первого часа, если в другой день той же недели они были заняты после этого часа. Чтобы занятие какой-либо работой по воскресеньям детей, подростков и женщин, принадлежащих к иудейскому вероисповеданию, не влекло за собой никакого штрафа, требовалось:

  • чтобы владелец фабрики или мастерской сам принадлежал к иудейскому вероисповеданию;
  • чтобы фабрика или мастерская была заперта в субботу и не была открываема для торговых сделок в воскресенье;
  • чтобы владелец не пользовался исключением, дающим право занимать подростков и женщин по субботам вечером или в добавочный час в какой-нибудь иной день недели.[25]

Русское законодательство в XIX веке не содержало в себе общего воспрещения воскресной работы, а потому в особенности на фабриках, в горном, рудокопном и торговом деле воскресная работа не была редкостью. Имелись, впрочем, некоторые разрозненные постановления по этому поводу в разных отделах российского Свода Законов. Так, Городское положение (статья 2050 тома II, часть I, издание 1887 года) давало думам право издавать обязательные постановления о времени открытия и закрытия торговых и промышленных заведений в воскресные и праздничные дни. В «Уставе о промышленности» имелись постановления о работе ремесленников и малолетних рабочих; статья 152 «Ремесленного устава» гласила: «ремесленных дней в неделе шесть; в день же воскресный и дни двунадесятых праздников ремесленники не должны работать без необходимой нужды». Мастерам-евреям дозволялось работать и в эти дни, но с тем условием, чтобы отнюдь не употребляли для этого подмастерьев и учеников из христиан. Мастера же из христиан не должны принуждать к работам подмастерьев и учеников из евреев в те дни, когда последним, по их закону, работать не дозволяется, но они, вместо того, могли употреблять евреев в работы по христианским праздникам и воскресеньям. На основании того же Устава евреи-мастера, получившие от ремесленной управы разрешение держать малолетних учеников из христиан, должны были отправлять этих учеников по воскресеньям в церковь: наблюдение за этим возлагалось на особенную обязанность ремесленных голов (статья 112). Все эти постановления, однако, почти не исполнялись на практике. В 1882 году в губерниях постоянной оседлости евреев, им было воспрещено производить торговлю в воскресные дни и двунадесятые праздники. Законом 1 июня 1882 года работа по воскресным и высокоторжественным дням для малолетних до 15 лет воспрещалась; тем же законом учреждалась фабричная инспекция, долженствующая наблюдать за выполнением законов о работах на фабриках. По закону 24 февраля 1890 года абсолютное воспрещение получило условный характер. Главному фабричному инспектору предоставлялось разрешать, по представлениям местных чинов фабричной инспекции, работу малолетних, в возрасте от 12 и до 15 лет, в те воскресные и «высокоторжественные» дни, в которые на фабрике, заводе или мануфактуре производятся работы взрослыми рабочими. Тот же закон 1890 года временно, на три года, распространял правила о работе и обучении малолетних (а следовательно, и воскресной работе) также на те ремесленные заведения, к которым применение их будет признано полезным. Нарушители закона подлежали аресту не свыше месяца или денежному взысканию не свыше ста рублей. Положение о найме на сельские работы 11 июня 1886 года не предусматривало вопроса о воскресном труде.[25]

В 1930 году в СССР была повсеместно введена «непрерывка», четырёхдневная рабочая неделя с пятым выходным днём, индивидуальным для каждого рабочего, общие выходные дни, кроме пяти праздников, отменялись.[31]

В связи с падением производства 1 сентября 1931 года установлена общая шестидневная неделя с пятью рабочими днями и выходными 6, 12, 18, 24, 30 числа каждого месяца. Вместо выходного дня в конце февраля предоставлялся выходной день 1 марта.[31]

26 июня 1940 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений», согласно которому воскресенье вновь стало нерабочим днём. 7 марта 1967 года было принято постановление ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС «О переводе рабочих и служащих предприятий, учреждений и организаций на пятидневную рабочую неделю с двумя выходными днями», с этого времени в России окончательно днями отдыха закрепились суббота и воскресенье.[31]

В большинстве стран мира воскресенье является официальным выходным днём. В частности это верно для всех стран Европы, Северной и Южной Америки. В некоторых странах, где официальной религией является ислам, а также в Израиле, воскресенье является обычным рабочим днём.

Культурные традиции воскресенья

В странах с христианской исторической традицией и находящимся под культурным влиянием Запада, в воскресенье закрыты большинство правительственных учреждений. Частные фирмы и магазины в воскресенье также закрываются раньше, чем в другие дни недели.

В России парламентские и президентские выборы приурочены к воскресенью. Национальные и региональные выборы в Бельгии и Перу всегда проводятся в воскресенье.

Воскресный выпуск многих американских и британских ежедневных газет часто включает цветные комиксы, журнал-приложение, и секцию купонов; или имеется «дочерняя газета», которая издаётся только по воскресеньям.

Североамериканские радиостанции в воскресенье часто проигрывают специальные радиопостановки. В Великобритании существует традиция воскресных популярных шоу-программ, где берётся интервью у знаменитостей, выходящих на таких радиостанциях как BBC Radio 1 и коммерческих радиостанциях Independent Local Radio. Этот обычай берёт начало на Radio Luxembourg, когда его воскресное радиовещание в значительной степени состояло из торжественных и религиозных программ.

Главная лига бейсбола обычно намечает все игры на воскресенье. В некоторых традиционно религиозных городах, такие как Бостон и Балтимор игры проводятся не ранее 13:35, чтобы дать время посетителям христианских церквей, которые идут на утреннее богослужение, возможность добраться до места игры вовремя.

В Великобритании, турниры по гольфу и матчи по регби обыкновенно проводятся воскресным утром на территории клубов или в парках.

Чемпионат мира по автогонкам Формула-1 всегда проводятся по воскресеньям независимо от страны.

Согласно тайскому солнечному календарю, с воскресеньем связан красный цвет.

Воскресенье как мифический персонаж

Файл:Saint nedelja (kyriaki) bulgaria icon.gif
Икона Кириакии Никомедийской, персонифицированный образ «Недели» (воскресенья) в Болгарии, XIX век

Воскресенье (под именем Неделя) иногда олицетворяется в народных сказаниях; так украинцы описывали его в виде молодой красивой женщины.[32] Встречается часто в славянских и немецких сказках. Здесь воскресение является под названием святой Недельки и святой Анастасии. Святая Неделька представляется обыкновенно под видом доброй женщины, которая своими советами и подарками помогает героям и героиням сказаний; поверье это было особенно популярно в Сербии, где думали, что «Неделя» есть святая жена, а «святая Петка» (образ пятницы) — её мать. В Болгарии ассоциировалась со святой Кириакией Никомедийской. Насколько поверье древнее, видно хотя бы из Паисиевского сборника в котором помещено слово, обличающее обожание Недели и советующее чествовать не самый день, а соединяемую с ним память о воскресении Иисуса Христа.[33]

Неделя сурово наказывает тех, кто работает по воскресеньям, особенно ткущих женщин, так, по преданию, одной из них в наказание она отрезала пальцы. Впрочем, если обстоятельства вынуждают к работе, то, в случае если у Бога попросят прощения, Неделя может даже помочь в нужде[32].

События, связанные с воскресеньем

Воскресенье в именах и названиях

  • Воскресная школа
  • Воскресное Чтение — журнал религиозно-нравственного характера, выходивший еженедельно с 1837 по 1912 год в Киеве.[34]
  • Воскресные беседы — издание Общества любителей духовного просвещения в Москве, первоначально задуманное как серия доступных для народа духовно-нравственных книг, затем выходило в виде 4-ёх страничных еженедельных листков, с 1867 по 1906 год.[35]
  • Мрачное воскресенье (1933 год) — песня венгерского композитора Ре́жё Шереша об обречённости мира, ставшая международным хитом в исполнении различных исполнителей и заслужившая недобрую славу по числу самоубийств, совершённых после её прослушивания.

Интересные факты

  • В субботу и воскресенье магнитное поле Земли незначительно изменяется по отношению к будним дням, что связано с падением интенсивности передачи электроэнергии.[36]
  • Некоторым животным, благодаря деятельности человека, оказался присущ недельный ритм жизни, так по выходным возрастает активность крыс, обитающих в производственных помещениях.[36]
  • Шавуот, еврейская Пятидесятница, для евреев-караимов всегда выпадает в воскресенье.

См. также

Напишите отзыв о статье "Воскресенье"

Примечания

  1. [http://glossword.info/index.php/term/,6ea3ac6f59585e926e6b6a9a5aa4a459955b71a460a6a9545b575aa5589aa2565958989a61a69f5e6e939fa1b05c5bb1af936fa662a29b5a6f5b576858.xhtml Русский этимологический словарь — Воскресенье]
  2. Фасмер, 1986, с. 357.
  3. Григорий Дьяченко. Полный церковно-славянский словарь. — Москва, 1899.
  4. Гильтебрандт П. Справочный и объяснительный словарь к Новому Завету. — СПб, 1882.
  5. [http://glossword.info/index.php/term/,6ea3ac6f59585e926e6b6a9a5aa4a459955b71a460a6a9545b575aa5589aa2565958989a61a69f5e6e939fa1b05c5aa6b1b1989f5e9aa2715d715ca1a0.xhtml Русский этимологический словарь — Воскресать]
  6. Лисовой Н.Н. [http://www.pravoslavie.by/page/zachem-miru-zatvorniki Зачем миру затворники?] От «Они взяли славянский язык со всеми его языческими терминами…».
  7. [http://glossword.info/index.php/term/,6ea3ac6f59585e926e6b6a9a5aa4a459955b71a460a6a9545b575aa5589aa2565958989a61a69f5e6e939fa1b0615aa6a993529b589aac5353.xhtml Русский этимологический словарь — Кресало]
  8. См.: Будиловичъ А.С. Первобытные славяне въ ихъ языкѣ, бытѣ и понятiяхъ по даннымъ лексикальнымъ. Изслѣдованiя въ области лингвистической палеонтологiи славянъ. Киев, 1878. С. 32.
  9. [http://www.arhpress.ru/konved/2007/2/1/12.shtml Коношские ведомости, Неделя — 'не делать']
  10. Barnhart (1995:778).
  11. Plin. Sen. Natur. hist. 2. 22; Censorin. De die natali. 13; Dio Cassius. Hist. Rom. 37. 18-19.
  12. 1 2 3 4 5 [http://www.pravenc.ru/text/155336.html Православная Онлайн Энциклопедия, «Воскресенье»]
  13. Orig. Contr. Cels. 6. 22; ср.: Euseb. Praep. Evang. 5. 14
  14. [http://ptil2006.narod.ru/time/answer_time_14.html Загадки про время]
  15. [http://www.vatican.va/archive/compendium_ccc/documents/archive_compendium-ccc_ru.pdf Катехизис Католической Церкви: Компендиум. М.: Духовная библиотека, 2007. § 452], [http://krotov.info/acts/20/2vatican/2168.html Катехизис Католической Церкви. Изд. 4-е. М.: Культурный центр Духовная библиотека, 2001. п. 2175.]
  16. [http://www.cathcorn.org/foof/8.html James Gibbons. The Faith of Our Fathers] (англ.)
  17. [http://www.catholicprimer.org/summa/SS/SS122.html#SSQ122A4THEP1 Aquinas Thomas. Summa Theologicae. New York, 1947, II, 0, 122 Art. 4. P.1702.] (англ.)
  18. Ioan. Cassian. De inst. coenob. 2. 18; Трул. 90
  19. [http://www.newadvent.org/cathen/10402a.htm «Mithraism» in the Catholic Encyclopedia] (англ.)
  20. Ign. Ep. ad. Magn. 9. 1; Acta Petri (Actus Vercellenses) 29-30 и др.
  21. [http://www.tertullian.org/fathers/chronography_of_354_06_calendar.htm The Chronography of 354, Part 6: The calendar of Philocalus]
  22. Zerubavel Eviatar. The Seven Day Circle: The History and Meaning of the Week. — University of Chicago Press, 1989. — P. 45. — ISBN 0226981657, 9780226981659.
  23. Euseb. Vita Const. 4. 19.
  24. Euseb. In Ps. 91; Const. Ap. VIII. 33; Ioan. Chrysost. De bapt. Christ. 1; In Gen. 10. 7
  25. 1 2 3 4 5 6 7 8 ЭСБЕ, статья «Воскресный отдых»
  26. Tertull. De corona. 3; Didasc. Apost. 21; Const. Ap. 5. 20. 19; Ап. 64; Гангр. 18; Трул. 55
  27. Петр Ал. 15; I Всел. 20; Вас. Вел. 91; Basil Magn. De Spirit. Sanct. 27; Трул. 90
  28. П. С. З., № 453
  29. П. С. З., № 27240
  30. П. С. З., № 27549
  31. 1 2 3 [http://statehistory.ru/1556/Sovetskoe-trudovoe-zakonodatelstvo-v-1920-30-e-gody/ Советское трудовое законодательство]
  32. 1 2 Левкиевская Е. Е. Мифы русского народа. — М.: Астрель, 2011. С. 93. ISBN 978-5-271-24693-7
  33. ЭСБЕ, статья «Воскресенье»
  34. ЭСБЕ, статья «Воскресное Чтение»
  35. [http://www.pravenc.ru/text/155344.html Рункевич С. Г. «В. б.» // ПБЭ. Т. 3. Стб. 955—956; Извеков Н. Д., прот. Ист. очерк полувековой жизни и деятельности Моск. ОЛДП (1863—1913 гг.). М., 1913. С. 109—115; Андреев. Христианская периодика. Т. 1. № 110]
  36. 1 2 И. В. Дроздова «Удивительная биология», — М: ЭНАС, 2008, С. 115—116. ISBN 978-5-93196-908-4

Литература

на русском языке
на других языках
  • Barnhart, Robert K. The Barnhart Concise Dictionary of Etymology. Harper Collins, 1995. ISBN 0-06-270084-7


Дни недели
Понедельник | Вторник | Среда | Четверг | Пятница | Суббота | Воскресенье

Отрывок, характеризующий Воскресенье

торговцев из храма

Север замолк, и я подумала, что рассказ закончен. В его печальных серых глазах плескалась такая глубокая, обнажённая тоска, что я наконец-то поняла, как непросто должно было жить, отказывая в помощи любимым, светлым и прекрасным людям, провожая их, идущих на верную гибель, и зная, как легко было их спасти, всего лишь протянув руку... И как же неправильна по-моему была их неписанная «правда» о не вмешательстве в Земные дела, пока (наконец-то, когда-то!..) не придёт «правильное» время... которое могло так никогда и не придти...
– Человек – всё ещё существо слабовольное, Изидора... – вдруг снова тихо заговорил Север. – И корысти, и зависти в нём, к сожалению, больше, чем он может осилить. Люди пока ещё не желают следовать за Чистым и Светлым – это ранит их «гордость» и сильно злит, так как слишком уж отличается, от «привычного» им человека. И Думающие Тёмные, прекрасно зная и пользуясь этим, всегда легко направляли людей сперва свергать и уничтожать «новых» Богов, утоляя «жажду» крушения прекрасного и светлого. А потом уже, достаточно посрамлённых, возвращали тех же новых «богов» толпе, как Великих Мучеников, уничтоженных «по ошибке»... Христос же, даже распятым, оставался для людей слишком далёким... И слишком чистым… Поэтому уже после смерти люди с такой жестокостью пятнали его, не жалея и не смущаясь, делая подобным себе. Так из ярого Воина остался в людской памяти лишь трусливый Бог, призывавший подставлять левую щёку, если ударят по правой.... А из его великой Любви – осталось лишь жалкое посмешище, закиданное камнями... чудесная чистая девочка, превратившаяся в «прощённую» Христом, поднявшуюся из грязи, «падшую» женщину... Люди всё ещё глупы и злы Изидора... Не отдавай себя за них! Ведь даже распяв Христа, все эти годы они не могут успокоиться, уничтожая Имя Его. Не отдавай себя за них Изидора!
– Но разве же, по-твоему ВСЕ люди глупы и злы?.. На Земле очень много прекрасных людей, Север! И не всем им нужен «повергнутый» Бог, поверь мне! Посмотри на меня – разве ты не видишь? Мне был бы нужен живой Христос, так же, как и его дивная Любовь – Магдалина...
Север улыбнулся.
– Потому что ты – Из-и-до-ра... Ты молишься другим богам. Да и вряд ли им нужно молиться! Они с тобою всегда и они не могут тебя покинуть. Твои боги – Добро и Любовь, Свет и Знание, и Чистая первозданная Сила. Это Боги Мудрости, и это то, чему «молимся» мы. Люди же не признают их пока. Им пока нужно другое... Людям нужен кто-то, кому они могут пожаловаться, когда им плохо; кого они могут обвинить, когда не везёт; кого они могут просить, когда чего-то хочется; кто им может простить, когда они «грешат»... Вот, что пока лишь нужно человеку... И пройдёт ещё уйма времени, пока человек не будет нуждаться в таком Боге, который делал бы за него всё, и уж тем более – всё бы прощал... Это слишком удобно, чтобы суметь отказаться, Изидора... Человек ещё не готов ничего делать сам.
– Покажи мне его, Север... – шёпотом попросила я. – Покажи мне, каким он был.
Воздух вокруг заколебался мягкими волнами, искрясь и сгущаясь, будто открывалась таинственная невидимая дверь. И тут я увидела их!.. В просторной каменной пещере, двое чудесных белокурых детей весело беседовали о чём-то, сидя у маленького природного каменного фонтана. Мир вокруг них казался счастливым и солнечным, впитывавшим струившуюся от их чудесных душ, тихую радость... Мальчик был гордым, высоким и очень стройным для своих тринадцати лет. В нём бушевала огромная внутренняя сила, но, в то же время, он был мягким и очень приятным. Он глядел на мир весело, и ... очень мудро, будто было ему внутри не менее сотни лет. Временами его лучистые синие глаза вспыхивали, пронизывая стальным серым цветом, но тут же опять искрились весельем, любуясь своей очаровательной смешливой собеседницей... А девочка и правда была необычайно хороша. Она напоминала чистого ангела, только что спустившегося с небес. Прижавши к груди, она держала старую, толстую книгу. И видимо ни за что не собиралась её отпускать. Волнистые, очень длинные золотые волосы, были подвязаны голубой шёлковой лентой, удачно оттенявшей цвет её смеющихся, небесно-голубых глаз. Маленькие ямочки на розовых щеках делали её милой и весёлой, как чистое майское утро... Дети были одеты в длинные, снежно белые, одинаковые одежды, подпоясанные золотыми поясами и выглядели чудесной парой, вышедшей из красивой старой картины... Они чудесно подходили друг другу, чем-то дополняя и соединяя недостающее каждому, создавая одно целое, которое порвать было невозможно... Это были Иисус и Магдалина, будущий Спаситель Человечества и его единственная и большая, будущая Любовь.
– Но ведь они совершенно другие! – искренне удивляясь, воскликнула я. – Совсем не такие, какими их рисуют! Разве же они не иудеи?!
– А они ими никогда и не были – пожал плечами Север. – Это люди, которым нужна была власть, очень «умно» решили стать «детьми убитого Бога», этим же самым, делая «ИЗБРАННЫМ» самый опасный на Земле народ. Иисус же был сыном Белого Волхва и нашей ученицы, Ведуньи Марии. Они родили его, чтобы привести на Землю его удивительную Душу.
Я остолбенело уставилась на Севера...
– А как же иудейка Мария и Иосиф?! Как же тот же самый Назарет?..

– Никогда не было иудейки Марии, Изидора, ни Иосифа рядом с Иисусом. Была Ведунья Мария, которая прямо перед его рождением шла сюда, в Мэтэору, чтобы он родился здесь, среди Волхвов и Ведьм. Но она опоздала... Иисус родился неделей раньше, НА ЗАРЕ, в маленьком домике на берегу реки. А его рождение сопровождала Светлая Утренняя Звезда. Наши Волхвы спешили к нему, чтобы увидеть его и защитить. А его Учитель и Отец пришёл поклониться, чудесной душе своего новорождённого сына. Волхвы призвали его на Землю, чтобы остановить «чуму», которая, как паук, уже давно плела здесь свои чёрные сети. И именно Волхвы послали Христа к иудеям. Но сам Иисус никогда иудеем не был. Волхвы надеялись, что у него найдётся достаточно сил, чтобы остановить «чёрное» Зло, уже расползавшееся по Земле. Но Иисус проиграл, недооценив «великих слабостей» человека... Земля не была готова к Его приходу, так же, как не готова к приходу ВЕДАЮЩИХ, Изидора. А мы не готовы ей помочь. Когда придёт правильное время – мы откроем Двери. И, возможно, на Земле восторжествует Свет. Но этого не будет ещё очень долго... Ты прости.
Меня взорвало.
– Значит, что же – Вы просто будете спокойно наблюдать, как уничтожают лучших?!.. Но ведь это также и Ваш мир, Север! Как же Вы можете так просто оставлять его на погибель? Легче всего – взять и уйти. Или просто ЖДАТЬ. Но разве тебя не будет преследовать такое предательство всю твою оставшуюся длинную жизнь?.. Разве ты сможешь спокойно где-то обитать, не думая обо всех погибших?!.. Я не верю в красивое будущее, построенное на чужих смертях, Север! Это страшно. Мир никогда не будет таким же, если мы не поможем ему сейчас! Прошу тебя, помоги мне Север...
Я готова была пасть на колени, если бы это могло чем-то помочь. Но, я видела, что ничего от этого не изменится... Эти люди жили в своей Правде, очень обособленной и чужой. Я не могла понять, как же им не было стыдно оставаться в стороне, когда самые лучшие и талантливые дети земли горели тысячами, проклиная свой дар и умирая в страшнейших муках.... У меня опустились руки – я не могла воевать одна. Он был прав – у меня не было достаточно сил.
– Как же можно принять такое, Север!.. Как же мы можем разрешать «чёрному» захватить нашу прекрасную Землю?.. Разве твои Великие Учителя не видят происходящего? Как же после всего верить во что-то светлое, Север?!..
– Земля будет ещё очень долго и страшно страдать, Изидора... Пока не придёт к самому краю погибели. И всегда за неё будут гибнуть лишь самые лучшие. А потом придёт время выбора... И только сами люди смогут решить, хватит ли у них сил, чтобы выстоять. Мы лишь укажем путь.
– А ты уверен в том, что будет, кому указывать, Север? Возможно тем, кто останется, будет уже безразлично...
– О, нет, Изидора! Человек необычайно силён в своей выживаемости. Ты даже представить себе не можешь, как он силён! И настоящий Человек никогда не сдаётся... Даже если он остаётся один. Так было всегда. И так всегда будет. На Земле очень сильна сила Любви и сила Борьбы, даже если люди пока ещё этого не понимают. И здесь всегда найдётся кто-то, кто поведёт остальных за собой. Главное лишь в том, чтобы этот Ведущий не оказался «чёрным»... С самого своего рождения человек ищет цель. И только от него зависит, найдёт он её сам или окажется тем, которому эта цель будет дана. Люди должны научиться думать, Изидора. А пока, к сожалению, многих устраивает то, что за них думают другие. И пока это будет продолжаться, Земля всё так же будет терять своих лучших сынов и дочерей, которые будут платить за невежество всех «ведомых». Поэтому-то я и не буду тебе помогать, Изидора. И никто из нас не будет. Ещё не пришло время, чтобы на карту было поставлено всё. Если мы погибнем сейчас, борясь за горстку Просветлённых, даже если им уже пришло время ЗНАТЬ, то после, «знать» уже будет некому более... Вижу, не убедил тебя, – губы Севера тронула лёгкая улыбка. – Да ты и не была бы собой, если бы убедил... Но прошу тебя только об одном – уходи, Изидора! Это не твоё время, и не твой это мир!
Мне стало до дикости грустно... Я поняла, что и здесь проиграла. Теперь всё зависело только лишь от моей совести – соглашусь ли я уйти, или буду бороться, зная, что на победу нет никакой надежды...
– Что ж, Север, я останусь... Пусть я не столь мудра, как ты и твои Великие предки ... но думаю, если бы они и вправду были бы такими «Великими» – вы бы помогли нам, а они простили бы вас. Ну, а если нет – то, возможно, не такие уж они и «великие»!..
Горечь говорила моими устами, не позволяя мыслить трезво... Я не могла допустить мысли о том, что помощи ждать было не от кого... Что вот, прямо здесь были люди, которые в силах были помочь, всего лишь протянув руку. Но не захотели. Они «защищались» высокими целями, отказываясь вмешиваться... Они были МУДРЫЕ... Ну, а я всего лишь слушала своё сердце. Я хотела сберечь любимых, хотела помочь остальным не терять дорогих им людей. Хотела уничтожить Зло... Возможно, в «мудром» понимании я была всего лишь «ребёнком». Возможно – не доросла. Но даже проживи я тысячу лет, я никогда бы не смогла наблюдать спокойно, как от чьей-то зверской руки гибнет невиновный, прекрасный человек!..
– Хочешь ли увидеть настоящую Мэтэору, Изидора? Вероятнее всего, у тебя уже больше никогда не будет такой возможности, – грустно произнёс Север.
– Могу ли я спросить, что означает слово – мэтэора?
– О, это было давно, когда назвали его... Теперь это уже не имеет значения. А когда-то оно звучало немного по-другому. Это значило – МЫ-ТЕ-У-РА, что означало – близкие к свету и знаниям, хранящие их и живущие ими. Но потом слишком много «незнающих» стало искать нас. И имя изменилось. Многие не слышали его звучания, а многих это и не волновало вовсе. Они не понимали, что, даже ступая сюда, они уже соприкасались с ВЕРОЙ. Что она встречала их уже у самого порога, начинаясь с имени и понимания его... Знаю, это не твоя речь, и тебе, наверное, трудно её понять, Изидора. Хотя твоё имя тоже относится к таковым... Оно значимо.
– Ты забыл, что для меня не важен язык, Север. Я чувствую и вижу его – улыбнулась я.
– Прости, ведающая... Я запамятовал – кто ты. Желаешь ли узреть то, что дано только знающим, Изидора? У тебя не будет другой возможности, ты больше не вернёшься сюда.
Я лишь кивнула, стараясь удержать, готовые политься по щекам злые, горькие слёзы. Надежда быть с ними, получить их сильную, дружескую поддержку умирала, даже не успев хорошенько проснуться. Я оставалась одна. Так и не узнав чего-то очень для меня важного... И почти беззащитная, против сильного и страшного человека, с грозным именем – Караффа...
Но решение было принято, и я не собиралась отступать. Иначе, чего же стоила наша Жизнь, если пришлось бы жить, предавая себя? Неожиданно я совершенно успокоилась – всё наконец-то стало на свои места, надеяться больше было не на что. Я могла рассчитывать только на саму себя. И именно из этого стоило исходить. А какой уж будет конец – об этом я заставила себя больше не думать.
Мы двинулись по высокому каменному коридору, который, всё расширяясь, уходил вглубь. В пещере было так же светло и приятно, и лишь запах весенних трав становился намного сильнее, по мере того, как мы проходили дальше. Неожиданно прямо перед нами засияла светящаяся золотая «стена», на которой сверкала одна-единственная большая руна... Я тут же поняла – это была защита от «непосвящённых». Она была похожей на плотный мерцающий занавес, сотворённый из какой-то, невиданной мною, блистающей золотом материи, через который без посторонней помощи мне, вероятнее всего, не удалось бы пройти. Протянув руку, Север легко коснулся её ладонью, и золотая «стена» тут же исчезла, открывая проход в удивительное помещение.... У меня сразу же появилось яркое чувство чего-то «чужого», будто что-то говорило мне, что это был не совсем тот привычный мне мир, в котором я всегда жила... Но через мгновение странная «чужеродность» куда-то исчезла, и опять всё стало привычно и хорошо. Прощупывающее ощущение чьего-то невидимого за нами наблюдения усилилось. Но оно, опять же, не было враждебным, а скорее похожим на тёплое прикосновение доброго старого друга, когда-то давно потерянного и теперь вдруг заново обретённого... В дальнем углу помещения сверкал переливаясь радужными брызгами маленький природный фонтан. Вода в нём была столь прозрачной, что видна была лишь по радужным отблескам света, блестящим на дрожащих зеркальных каплях. Глядя на этот чудо-родник, неожиданно для себя я вдруг почувствовала жгучую жажду. И не успев спросить Севера, могу ли попить, тут же получила ответ:
– Конечно же, Изидора, попробуй! Это вода Жизни, мы все пьём её, когда не хватает сил, когда ноша становится неподъёмной. Попробуй!
Я нагнулась, чтобы зачерпнуть ладонями чудотворной воды, и почувствовала невероятное облегчение, даже ещё не успев коснуться её!.. Казалось, все мои беды, все горечи куда-то вдруг отступили, я чувствовала себя непривычно успокоенной и счастливой... Это было невероятно – я ведь не успела даже попробовать!.. Растерянно обернулась к Северу – он улыбался. Видимо, такие же ощущения испытывали все, кто прикасался к данному чуду впервые. Я зачерпнула воду ладонями – она сверкала маленькими бриллиантами, как утренняя роса на освещённой солнцем траве... Осторожно, стараясь не пролить драгоценные капли, я сделала малюсенький глоток – по всему телу разлилась неповторимая лёгкость!.. Будто взмахом волшебной палочки кто-то, сжалившись, сбросил мне целых пятнадцать лет! Я чувствовала себя лёгкой, точно птица, парящая высоко в небе... Голова стала чистой и ясной, будто я только что родилась на свет.
– Что это?!. – удивлённо прошептала я.
– Я же тебе сказал, – улыбнулся Север. – Живая Вода... Она помогает впитывать знания, снимает усталость, возвращает свет. Её пьют все, кто находится здесь. Она была здесь всегда, насколько я помню.
Он подтолкнул меня дальше. И тут я вдруг поняла, что мне казалось таким странным... Комната не кончалась!.. С виду она казалась маленькой, но продолжала «удлиняться» по мере нашего по ней продвижения!.. Это было невероятно! Я опять взглянула на Севера, но он лишь кивнул, будто говоря: «Не удивляйся ничему, всё нормально». И я перестала удивляться... Прямо из стены помещения «вышел» человек... Вздрогнув от неожиданности, я тут же постаралась собраться, чтобы не показывать удивления, так как для всех остальных, здесь живущих, это видимо было совершенно привычно. Человек подошёл прямо к нам и низким звучным голосом произнёс:
– Здравой будь, Изидора! Я – Волхв Истень. Знаю, тяжко тебе... Но ты сама избрала путь. Пойдём со мной – я покажу тебе, что ты потеряла.
Мы двинулись дальше. Я следовала за дивным человеком, от которого исходила невероятная сила, и горестно думала, как же всё было бы легко и просто, если бы он захотел помочь! Но, к сожалению, он тоже не хотел... Я шла, глубоко задумавшись, совершенно не заметив, как очутилась в удивительном пространстве, сплошь заполненном узкими полками, на которых покоилось невероятное количество необычных золотых пластин и очень старых «свёртков», похожих на старинные манускрипты, хранившиеся в доме моего отца, с разницей лишь в том, что, хранящиеся здесь, были сделаны на каком-то тончайшем незнакомом материале, которого ранее я никогда и нигде не видывала. Пластины и свитки были разными – маленькими и очень большими, короткими и длиннющими, в целый человеческий рост. И в этой странной комнате их было великое множество...
– Это и есть ЗНАНИЕ, Изидора. Вернее, очень малая его часть. Можешь впитать, если желаешь. Оно не повредит, а может даже поможет тебе в твоём искании. Попробуй, милая...
Истень ласково улыбался, и мне вдруг показалось, что я знала его всегда. От него исходило чудесное тепло и покой, которых мне так не хватало все эти жуткие дни, борясь с Караффой. Он видимо всё это прекрасно чувствовал, так как смотрел на меня с глубокой печалью, будто знал, какая злая судьба ждёт меня за стенами Мэтэоры. И он заранее оплакивал меня.... Я подошла к одной из бесконечных полок, до верха «забитой» полукруглыми золотыми пластинами, чтобы посмотреть, как предложил Истень... Но не успела даже приблизить руку, как на меня буквально обрушился шквал ошеломляющих, дивных видений!!! Потрясающие картины, не похожие ни на что, когда-либо виденное, проносились в моём измученном мозге, с невероятной быстротой заменяя друг друга... Некоторые из них почему-то оставались, а некоторые исчезали, тут же принося за собой новые, которые я тоже почти не успевала рассмотреть. Что это было?!.. Жизнь каких-то давно умерших людей? Наших Великих предков? Видения менялись, проносясь с сумасшедшей скоростью. Поток не кончался, унося меня в какие-то удивительные страны и миры, не давая очнуться. Вдруг одно из них вспыхнуло ярче остальных, и мне открылся потрясающий город... он был воздушным и прозрачным, будто созданным из Белого Света.
– Что это??? – боясь спугнуть, тихо прошептала я. – Может ли такое быть настоящим?..
– Это Святой Град, милая. Город наших Богов. Его нет уже очень давно... – тихо проговорил Истень. – Это оттуда мы все когда-то пришли... Только на Земле его никто не помнит – потом вдруг спохватившись, добавил: – Осторожно, милая, тебе будет тяжело. Не надо больше смотреть.
Но я желала большего!.. Какая-то палящая жажда сжигала мозг, умоляя не останавливаться! Незнакомый мир манил и завораживал своей первозданностью!.. Хотелось уйти в него с головой и, погружаясь всё глубже, черпать его без конца, не упуская ни одного мгновения, не теряя ни одной драгоценной минуты... которых, к ак я понимала, у меня оставалось здесь очень и очень мало... Каждая новая пластина раскрывалась передо мной тысячами потрясающих образов, которые были удивительно яркими и теперь уже почему-то понятными, будто я вдруг нашла к ним давно утерянный кем-то магический ключ. Время летело, но я его не замечала... Мне хотелось ещё и ещё. И было очень страшно, что прямо сейчас кто-то обязательно остановит, и пора будет покидать этот чудесный кладезь чей-то невероятной памяти, которой уже никогда более мне не удастся постичь. Было очень грустно и больно, но пути назад у меня, к сожалению, не было. Я выбрала свою жизнь сама и не собиралась от неё отрекаться. Даже если это было невероятно тяжело...
– Ну вот и всё, милая. Я не могу тебе больше показывать. Ты – «отступница», которая не захотела узнать... И тебе закрыт путь сюда. Но мне искренне жаль, Изидора... У тебя великий Дар! Ты могла бы легко всё это ВЕДАТЬ... Если бы захотела. Не всем давалось так просто... Твоя природа жаждет этого. Но ты выбрала другой путь, потому должна сейчас уйти. Мои мысли будут с тобой, дитя Света. Иди с ВЕРОЙ, пусть она поможет тебе. Прощай, Изидора...
Комната исчезла... Мы очутились в каком-то другом каменном зале, также наполненном множеством свитков, но выглядели они уже другими, возможно, не столь древними, как предыдущие. Мне стало вдруг очень печально... До боли в душе, хотелось постичь эти чужие «тайны», увидеть скрытое в них богатство, но я уходила... чтобы уже никогда сюда не вернуться.
– Подумай, Изидора! – как бы почувствовав моё сомнение, тихо сказал Север. – Ты ещё не ушла, останься.
Я лишь отрицательно качнула головой...
Вдруг моё внимание привлекло, уже знакомое, но всё так же непонятное явление – по мере того, как мы продвигались, комната и здесь удлинялась, когда мы проходили дальше. Но если в предыдущем зале я не видела ни души, то здесь, как только оглядывалась по сторонам, я видела множество людей – молодых и старых, мужчин и женщин. Здесь были даже дети!.. Они все очень внимательно что-то изучали, полностью уйдя в себя, и отрешённо постигая какие-то «мудрые истины»... Не обращая никакого внимания на вошедших.
– Кто все эти люди, Север? Они живут здесь? – шёпотом спросила я.
– Это Ведьмы и Ведуны, Изидора. Когда-то одним из них был твой отец... Мы обучаем их.
Сердце болело... Мне хотелось завыть волчьим голосом, жалея себя и свою короткую потерянную жизнь!.. Бросив всё, сесть вместе с ними, с этими счастливыми Ведунами и Ведьмами, чтобы познать умом и сердцем всю глубину чудесного, так щедро открытого им великого ЗНАНИЯ! Жгучие слёзы готовы были хлынуть рекой, но я из последних сил пыталась их как-то удерживать. Делать это было никак нельзя, так как слёзы были очередной «запрещённой роскошью», на которую у меня не было никакого права, если я мнила себя настоящим Воином. Воины не рыдали. Они боролись и побеждали, а если гибли – то уж точно не со слезами на глазах... Видимо, я просто очень устала. От одиночества и боли... От постоянного страха за родных... От бесконечной борьбы, в которой не имела ни малейшей надежды выйти победительницей. Мне был очень нужен глоток свежего воздуха, и этим воздухом для меня была моя дочь, Анна. Но почему-то, её нигде не было видно, хотя я знала, что Анна находится здесь, вместе с ними, на этой чудесной и странной, «закрытой» земле.
Север стоял рядом со мной на краю ущелья, и в его серых глазах таилась глубокая печаль. Мне захотелось спросить у него – увижу ли я его когда-либо? Но не хватало сил. Я не хотела прощаться. Не хотела уходить. Жизнь здесь была такой мудрой и спокойной, и всё казалось так просто и хорошо!.. Но там, в моём жестоком и несовершенном мире умирали хорошие люди, и пора было возвращаться, чтобы попытаться хоть кого-то спасти... Это по-настоящему был мой мир, каким бы страшным он не являлся. И мой оставшийся там отец возможно жестоко страдал, не в силах вырваться из лап Караффы, которого я железно решила, чего бы мне это не стоило, уничтожить, даже если за это придётся отдать свою короткую и такую дорогую для меня, жизнь...
– Могу ли я увидеть Анну? – с надеждой в душе, спросила я Севера.
– Прости меня, Изидора, Анна проходит «очищение» от мирской суеты... Перед тем, как она войдёт в тот же зал, где только что находилась ты. Она не сможет к тебе сейчас придти...
– Но почему же мне не понадобилось ничего «очищать»? – удивилась я. – Анна ведь ещё ребёнок, у неё нет слишком много мирской «грязи», не так ли?
– Ей предстоит слишком много в себя впитать, постичь целую бесконечность... А ты уже никогда туда не вернёшься. Тебе нет необходимости ничего «старого» забывать, Изидора... Мне очень жаль.
– Значит, я никогда больше не увижу мою дочь?.. – шёпотом спросила я.
– Увидишь. Я помогу тебе. А теперь хочешь ли ты проститься с Волхвами, Изидора? Это твоя единственная возможность, не пропусти её.
Ну, конечно же, я хотела увидеть их, Владык всего этого Мудрого Мира! О них так много рассказывал мне отец, и так долго мечтала я сама! Только я не могла представить тогда, насколько наша встреча будет для меня печальной...
Север поднял ладони и скала, замерцав, исчезла. Мы очутились в очень высоком, круглом зале, который одновременно казался то лесом, то лугом, то сказочным замком, а то и просто «ничем»... Как не старалась, я не могла увидеть его стен, ни того, что происходило вокруг. Воздух мерцал и переливался тысячами блестящих «капель», похожих на человеческие слёзы... Пересилив волнение, я вдохнула... «Дождливый» воздух был удивительно свежим, чистым и лёгким! От него, разливаясь животворящей силой, по всему телу бежали тончайшие живые нити «золотого» тепла. Ощущение было чудесным!..
– Проходи, Изидора, Отцы ожидают тебя, – прошептал Север.
Я шагнула дальше – трепещущий воздух «раздвинулся»... Прямо передо мной стояли Волхвы...
– Я пришла проститься, вещие. Мир вам... – не ведая как должна приветствовать их, тихо сказала я.
Никогда в своей жизни не ощущала я такой полной, всеобъемлющей, Великой СИЛЫ!.. Они не двигались, но казалось, что весь этот зал колышется тёплыми волнами какой-то невиданной для меня мощи... Это была настоящая ЖИЗНЬ!!! Я не знала, какими бы словами ещё можно было это назвать. Меня потрясло!.. Захотелось объять это собой!.. Вобрать в себя... Или просто упасть на колени!.. Чувства переполняли меня ошеломляющей лавиной, по щекам текли горячие слёзы...
– Здравой будь, Изидора. – тепло прозвучал голос одного из них. – Мы ж а л е е м тебя. Ты дочь Волхва, ты разделишь его путь... Сила не покинет тебя. Иди с ВЕРОЙ, радная...
Душа моя стремилась к ним криком умирающей птицы!.. Рвалось к ним, разбиваясь о злую судьбу, моё раненное сердце... Но я знала, что слишком поздно – они пращали меня... и жалели. Никогда раньше я не «слышала», как глубоко значение этих чудесных слов. И теперь радость от их дивного, нового звучания нахлынула, заполняя меня, не давая вздохнуть от переполнявших мою раненную душу чувств...
В этих словах жила и тихая светлая грусть, и острая боль потери, красота жизни, которую я должна была прожить, и огромная волна Любви, приходящая откуда-то издалека и, сливаясь с Земной, затапливая мою душу и тело... Жизнь проносилась вихрем, зацепляя каждый «краешек» моего естества, не оставляя клетки, которой не коснулось бы тепло любви. Я побоялась, что не смогу уйти... И, вероятно из-за той же боязни, сразу же очнулась от чудесного «прощания», видя рядом с собой потрясающих по внутренней силе и красоте людей. Вокруг меня стояли высокие старцы и молодые мужчины, одетые в ослепительно белые одежды, похожие на длинные туники. У некоторых из них они были подпоясаны красным, а у двоих это был узорчатый широкий «пояс», вышитый золотом и серебром.
Ой, смотри! – неожиданно прервала чудесный миг моя нетерпеливая подружка Стелла. – Они ведь очень похожие на твоих «звёздных друзей», как ты мне их показывала!.. Смотри, неужели это они, как ты думаешь?! Ну, скажи же!!!
Честно говоря, ещё тогда, когда мы увидели Священный Город, он показался мне очень знакомым. И меня также посетили схожие мысли, как только я увидела Волхвов. Но я их тут же отогнала, не желая питать напрасных «радужных надежд»... Это было слишком важно и слишком серьёзно, и я лишь махнула Стелле рукой, как бы говоря, что поговорим попозже, когда останемся вдвоём. Я понимала, что Стелла расстроится, так как ей, как всегда, хотелось немедленно получить ответ на свой вопрос. Но в данный момент, по-моему, это было далеко не столь важно, как рассказываемая Изидорой чудесная история, и я мысленно попросила Стеллу подождать. Я виновато улыбнулась Изидоре, и она, ответив своей чудесной улыбкой, продолжала...
Мой взгляд приковал мощный высокий старец, имевший что-то неуловимо схожее с моим любимым, страдавшим в подвалах Караффы, отцом. Я почему-то сразу поняла – это и был Владыко... Великий Белый Волхв. Его удивительные, пронизывающие, властные серые глаза смотрели на меня с глубокой печалью и теплом, будто он говорил мне последнее «Прощай!»...
– Подойди, Чадо Света, мы прастим тебя...
От него пошёл вдруг дивный, радостный белый Свет, который, окутывая всё вокруг мягким сиянием, заключил меня в ласковые объятия, проникая в самые потаённые уголки моей истерзанной болью Души... Свет пронизывал каждую клеточку, оставляя в ней лишь добро и покой, «вымывая» собою боль и печаль, и всю накопившуюся годами горечь. Я парила в волшебном сиянии, забыв всё «земное жестокое», все «злое и ложное», ощущая лишь дивное касание Вечного Бытия... Чувство потрясало!!! И я мысленно умоляла – только бы оно не кончалось... Но, по капризному желанию судьбы, всё прекрасное всегда заканчивается быстрее, чем нам этого хотелось бы...
– Мы одарили тебя ВЕРОЙ, она поможет тебе, Дитя... Внемли ей... И пращай, Изидора...
Я не успела даже ответить, а Волхвы «вспыхнули» дивным Светом и... оставив запах цветущих лугов, исчезли. Мы с Севером остались одни... Я печально огляделась вокруг – пещера осталась такой же загадочной и искристой, только не было в ней уже того чистого, тёплого света, проникавшего в самую душу...
– Это и был Отец Иисуса, не так ли? – осторожно спросила я.
– Так же, как дед и прадед его сына и внуков, смерть которых тоже лежит виной на его душе...
– ?!..
– Да, Изидора, Он тот, кто несёт горькую ношу боли... И ты никогда не сможешь себе представить, насколько она велика... – грустно ответил Север.
– Быть может, она не была бы сегодня столь горькой, если бы Он пожалел в своё время гибнувших от чужого невежества и жестокости хороших людей?.. Если бы Он отозвался на зов своего чудесного и светлого Сына, вместо того, чтобы отдать его на истязание злых палачей? Если бы он и сейчас не продолжал бы лишь «наблюдать» со своей высоты, как «святые» пособники Караффы сжигают на площадях Ведунов и Ведьм?.. Чем же он лучше Караффы, если он не препятствует такому Злу, Север?! Ведь если он в силах помочь, но не хочет, весь этот земной ужас будет вечно лежать именно на нём! И не важна ни причина, ни объяснение, когда на карту поставлена прекрасная человеческая жизнь!.. Я никогда не смогу понять этого, Север. И я не «уйду», пока здесь будут уничтожаться хорошие люди, пока будет разрушаться мой земной Дом. Даже если я никогда не увижу свой настоящий... Это моя судьба. И потому – прощай...
– Прощай, Изидора. Мир Душе твоей... Прости.
Я опять была в «своей» комнате, в своём опасном и безжалостном бытии... А всё только что происшедшее казалось просто чудесным сном, который уже никогда больше в этой жизни не будет мне сниться... Или красивой сказкой, в которой наверняка ждал кого-то «счастливый конец». Но не меня... Мне было жаль свою неудавшуюся жизнь, но я была очень горда за мою храбрую девочку, которой удастся постичь всё это великое Чудо... если Караффа не уничтожит её ещё до того, как она сможет сама защищаться.
Дверь с шумом открылась – на пороге стоял взбешённый Караффа.
– Ну и где же Вы «гуляли», мадонна Изидора? – наигранно милым голосом спросил мой мучитель.
– Хотела навестить свою дочь, ваше святейшество. Но не смогла...
Мне было совершенно безразлично, что он думал, и сделала ли его моя «вылазка» злым. Душа моя витала далеко, в удивительном Белом Городе, который показывал мне Истень, а всё окружающее казалось далёким и убогим. Но Караффа надолго уходить в мечты, к сожалению, не давал... Тут же почувствовав моё изменившееся настроение, «святейшество» запаниковал.
– Впустили ли Вас в Мэтэору, мадонна Изидора? – как можно спокойнее спросил Караффа.
Я знала, что в душе он просто «горел», желая быстрее получить ответ, и решила его помучить, пока он мне не сообщит, где сейчас находится мой отец.
– Разве это имеет значение, Ваше святейшество? Ведь у Вас находится мой отец, у которого Вы можете спросить всё, на что естественно, не отвечу я. Или Вы ещё не успели его достаточно допросить?
– Я не советую Вам разговаривать со мной подобным тоном, Изидора. От того, как Вы намерены себя вести, будет во многом зависеть его судьба. Поэтому, постарайтесь быть повежливее.
– А как бы Вы себя вели, если бы вместо моего, здесь оказался Ваш отец, святейшество?..– стараясь поменять, ставшую опасной тему, спросила я.
– Если бы мой отец был ЕРЕТИКОМ, я сжёг бы его на костре! – совершенно спокойно ответил Караффа.
Что за душа была у этого «святого» человека?!.. И была ли она у него вообще?.. Что же тогда было говорить про чужих, если о своём родном отце он мог ответить такое?..
– Да, я была в Мэтэоре, Ваше святейшество, и очень жалею, что никогда уже более туда не попаду... – искренне ответила я.
– Неужто Вас тоже оттуда выгнали, Изидора? – удивлённо засмеялся Караффа.
– Нет, Святейшество, меня пригласили остаться. Я ушла сама...
– Такого не может быть! Не существует такого человека, который не захотел бы остаться там, Изидора!
– Ну почему же? А мой отец, святейшество?
– Я не верю, что ему было дозволено. Я думаю, он должен был уйти. Просто его время, вероятно, закончилось. Или недостаточно сильным оказался Дар.
Мне казалось, что он пытается, во что бы то ни стало, убедить себя в том, во что ему очень хотелось верить.
– Не все люди любят только себя, знаете ли... – грустно сказала я. – Есть что-то более важное, чем власть или сила. Есть ещё на свете Любовь...
Караффа отмахнулся от меня, как от назойливой мухи, будто я только что произнесла какую-то полную чушь...
– Любовь не управляет, миром, Изидора, ну, а я желаю им управлять!
– Человек может всё... пока не начинает пробовать, ваше святейшество – не удержавшись, «укусила» я.
И вспомнив что-то, о чём обязательно хотела узнать, спросила:
– Скажите, Ваше святейшество, известна ли Вам правда о Иисусе и Магдалине?
– Вы имеете в виду то, что они жили в Мэтэоре? – я кивнула. – Ну, конечно же! Это было первое, о чём я у них спросил!
– Как же такое возможно?!.. – ошеломлённо спросила я. – А о том, что они не иудеи, Вы тоже знали? – Караффа опять кивнул. – Но Вы ведь не говорите нигде об этом?.. Никто ведь об этом не знает! А как же ИСТИНА, Ваше святейшество?!..
– Не смешите меня, Изидора!.. – искренне рассмеялся Караффа. – Вы настоящий ребёнок! Кому нужна Ваша «истина»?.. Толпе, которая её никогда не искала?!.. Нет, моя дорогая, Истина нужна лишь горстке мыслящих, а толпа должна просто «верить», ну, а во что – это уже не имеет большого значения. Главное, чтобы люди подчинялись. А что им при этом преподносится – это уже является второстепенным. ИСТИНА опасна, Изидора. Там, где открывается Истина – появляются сомнения, ну, а там где возникают сомнения – начинается война... Я веду СВОЮ войну, Изидора, и пока она доставляет мне истинное удовольствие! Мир всегда держался на лжи, видите ли... Главное, чтобы эта ложь была достаточно интересной, чтобы смогла за собой вести «недалёкие» умы... И поверьте мне, Изидора, если при этом Вы начнёте доказывать толпе настоящую Истину, опровергающую их «веру» неизвестно во что, Вас же и разорвёт на части, эта же самая толпа...
– Неужели же столь умного человека, как Ваше святейшество, может устраивать такое самопредательство?.. Вы ведь сжигаете невинных, прикрываясь именем этого же оболганного, и такого же невинного Бога? Как же Вы можете так бессовестно лгать, Ваше святейшество?!..