Всемирный торговый центр

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%92%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B9_%D1%86%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%80&params=40_42_42_N_74_00_45_W_type:landmark_region:US_scale:100000 40°42′42″ с. ш. 74°00′45″ з. д. / 40.71167° с. ш. 74.01250° з. д. / 40.71167; -74.01250[//maps.google.com/maps?ll=40.71167,-74.01250&q=40.71167,-74.01250&spn=0.1,0.1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=40.71167&mlon=-74.01250&zoom=12 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=-74.01250,40.71167&pt=-74.01250,40.71167&spn=0.1,0.1&l=sat,skl (Я)]
Всемирный торговый центр
Комплекс в сентябре 2013 года
Комплекс в сентябре 2013 года
построены ВТЦ-1 и ВТЦ-4, ВТЦ-2 и ВТЦ-3 на ранней стадии строительства.

Старый комплекс, в марте 2001 года
Старый комплекс, разрушенный в результате террористических атак 11 сентября 2001 года

Местонахождение Нью-Йорк, США
Строительство Старый комплекс:
5 августа 19664 апреля 1973

Новый комплекс:
20022021

Использование Старый комплекс:
19732001

Новый комплекс:
2006 — н.в.

Высота
Технические параметры
Архитектор Старый комплекс:
Минору Ямасаки

Эмери Рот и сыновья
Новый комплекс:
David Childs (1 ВТЦ)
Lord Norman Foster (2 ВТЦ)
Rogers Stirk Harbour
Partners (3 ВТЦ)

Владелец Старый комплекс:
Портовое управление Нью-Йорка и Нью-Джерси

Новый комплекс:
World Trade Center Properties, LLC (2, 3 ВТЦ)

Всеми́рный торго́вый центр (сокр. ВТЦ, правильное название — Центр международной торговли[1], англ. World Trade Center) — комплекс из семи зданий, спроектированный Минору Ямасаки и официально открытый 4 апреля 1973 года в Нью-Йорке (США). Архитектурной доминантой комплекса были две башни, каждая по 110 этажей — Северная (высотой 417 м, а с учётом установленной на крыше антенны — 526,3 м) и Южная (высотой 415 м). 11 сентября 2001 года комплекс ВТЦ был разрушен в результате террористической атаки. Некоторое время после окончания строительства башни были высочайшими небоскрёбами в мире (до этого высочайшим зданием было здание Эмпайр-стейт-билдинг, которое после разрушения ВТЦ вновь стало самым высоким зданием Нью-Йорка [2] и считалось таковым до открытия Всемирного торгового центра 1 в ноябре 2014 года).







Оригинальный комплекс

Файл:107e étage du World Trade Center (10-12-1979) (1).JPG
Вид на окно одной из башен-близнецов. Видно, что вся наружная обшивка состоит из огромных стальных колонн.

История и строительство

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Строительство башен в 1971 году

Идея создания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке впервые была предложена в 1943 году. Законодательное собрание штата Нью-Йорк приняло законопроект, позволяющий губернатору Нью-Йорка Томасу Дьюи начать планирование строительства, но разработки были приостановлены в 1949 году. В конце 1940-х и начале 1950-х годов экономический рост в Нью-Йорке был сосредоточен в центре Манхэттена. Чтобы стимулировать реконструкцию других районов Манхэттена, Дэвид Рокфеллер предложил Управлению Портов построить торговый центр в Нижнем Манхэттене.

Первоначальные планы, обнародованные в 1961 году, предлагали использовать побережье Ист-Ривер для строительства Всемирного торгового центра. Будучи агентством, представляющим два штата, Управление Портов должно было получить одобрение новых проектов от двух губернаторов: Нью-Йорка и Нью-Джерси. Губернатор Нью-Джерси Роберт Б. Мейнер возражал против строительства проекта стоимостью 335 млн долларов в Нью-Йорке. Ближе к концу 1961 года переговоры с губернатором Нью-Джерси Мейнером зашли в тупик.

В то время пассажиропоток по Гудзон-Манхэттенской железной дороге (H & M Railroads), принадлежащей Нью-Джерси, существенно снизился, с 113 млн пассажиров в 1927 году до 26 миллионов в 1958 году, после того, как открыли новые автомобильные туннели и мосты через реку Гудзон. В декабре 1961 года, на встрече директора Управления Портов Остина Дж. Тобина и вновь избранного губернатора Нью-Джерси Ричарда Дж. Хьюза, было предложено построить через Гудзон транспортный хаб Port Authoruty Transit Hub (PATH) и выкупить H & M Railroads у Нью-Джерси. Управление портов также решило перенести проект Всемирного торгового центра на строительную площадку Хадсон Терминал на западной стороне Нижнего Манхэттена, более удобную для пассажиров Нью-Джерси, прибывающих через PATH. В связи с новым расположением и приобретением Управлением Портов Н & М Railroads, Нью-Джерси согласился поддержать проект Всемирного торгового центра.

Также было необходимо одобрение мэра Нью-Йорка Джона Линдсея и Нью-Йоркского городского совета. Разногласия с городом касались в основном налоговых вопросов. 3 августа 1966 года была достигнута договоренность о том, что Управление Портов будет делать ежегодные платежи городу, взамен налогов за использование площадей Всемирного Торгового Центра частными арендаторами. В последующие годы, выплаты будут расти как и ставка налога на недвижимость.

Архитектурный дизайн

20 сентября 1962 Управление Порта объявило о выборе Минору Ямасаки в качестве ведущего архитектора и Emery Roth & Sons в качестве содействующих архитекторов. Ямасаки разработал план, включающий башни-близнецы; первоначальный план Ямасаки включал две башни по 80 этажей, но для удовлетворения требований администрации Управления Портов требовалось 10 млн квадратных футов (930 тыс. м2) офисных площадей, тогда здания были увеличены до 110 этажей. Основным фактором сдерживания высоты зданий была прокладка лифтов — чем выше здание, тем больше лифтов требовалось для его обслуживания, требовались более громоздкие лифтовые шахты. Ямасаки с инженерами решили использовать новую систему с двумя «небесными лобби» (skylobby), где люди могли перейти от крупного скоростного лифта к местным лифтам, которые ходили до нужных этажей в своей секции. Эта система, вдохновленная системой метро Нью-Йорка, позволила создать местные лифты в пределах одной шахты лифта. Расположенные на 44-м и 78-м этажах каждой башни, «небесные лобби» позволили эффективно использовать пространство под лифтовые шахты, увеличивая количество полезного пространства на каждом этаже от 62 до 75 % за счет уменьшения количества тех самых лифтовых шахт. В целом, во Всемирном Торговом Центре было 95 скоростных и местных лифтов.

Дизайн Ямасаки для Всемирного Торгового Центра был представлен общественности 18 января 1964 года, с длиной каждой стороны башни в 208 футов (63 м). Здания были разработаны с узкими окнами в 18 дюймов (46 см.) в ширину, отражавшие страх высоты Ямасаки, а также его желание создать чувство безопасности для человека, чтобы он мог подойти к окну и опереться обеими руками с двух его сторон и почувствовать, что всё надёжно. Всемирный Торговый Центр был одним из наиболее ярких американских реализаций архитектурного стиля Ле Корбюзье, и готических модернистских тенденций Ямасаки.

В дополнение к башням-близнецам, план комплекса Всемирного Торгового Центра включал в себя четыре малоэтажных здания, которые были построены в начале 70-х. 47-этажный 7 World Trade Center был построен в 80-х, к северу от главного комплекса. В целом, основной комплекс Всемирного Торгового Центра занимал 16 акров (60 тыс. м2).

Структурное устройство

Файл:Twin Towers-NYC.jpg
Всемирный финансовый центр и район Бэттери-Парк-сити, построенные на насыпном острове

Структуру зданий инженеры фирмы «Worthington, Skilling, Helle & Jackson» разработали для реализации дизайна Минору Ямасаки, создав структурную систему «труба-каркас», которая использовалась в башнях-близнецах. Технический отдел администрации Управления Порта служил штабом инженеров «Joseph R. Loring & Associates» в качестве инженеров-электриков и «Jaros, Baum & Bolles» как инженеров-механиков. «Tishman Realty & Construction Company» была генеральным подрядчиком по проекту Всемирного Торгового Центра. Гай Ф. Тоззоли, директор Департамента Всемирной Торговли Управления Портов, и Рино М. Монти, главный инженер Дирекции порта, курировали проект. В качестве межгосударственного органа, Управление Портов не подлежало юрисдикции местных законов, также законам и указам города Нью-Йорка, в том числе строительных норм и правил. Тем не менее, структурные инженеры Всемирного Торгового Центра закончили проект под новую версию строительных норм и правил 1968 года. Принцип «трубка-каркас» был новым подходом, который позволил увеличить пространство полезных площадей, в отличие от традиционного дизайна, в котором существуют несущие балки и колонны, разделяющие пространство. Башни Всемирного Торгового Центра использовали высокопрочные стальные колонны, называемые «Vierendeel trusses», которые были расположены близко друг к другу, чтобы сформировать сильную, жесткую структуру стены, выдерживающую практически все боковые нагрузки, такие как ветровые, а также гравитационную нагрузку, частично снимаемую с основных колонн. По периметру стена содержала 59 колонн с каждой стороны, и была построена с широким использованием быстро возводимых модульных частей, каждая из которых состоит из трех колон, по три этажа высотой, соединенных перемычками («Spandrel-пластины»). Перемычки приваривались к колоннам для создания модульных частей, в цехе металлоконструкций. Смежные модули были закреплены между собой, с закреплением в середине пролёта колонн и перемычек. Перемычки были расположены на каждом этаже, передавая напряжения сдвига между колоннами, что позволяло им работать вместе в борьбе против боковых нагрузок.

В ядре каждой из башен размещались шахты лифтов и коммуникаций, туалеты, три лестничных пролёта и другие вспомогательные помещения. Ядро каждой башни представляло собой прямоугольную область 87 на 135 футов (27 на 41 м) и содержащее 47 стальных колонн, идущие от основания, до верхней части башни. Большое, без колонн, пространство между внешней стеной и ядром перекрывалось фермами этажей — готовыми конструкциями полов. Полы выдерживали свой собственный вес, полезную нагрузку, а также передавали боковые нагрузки от внешней стены на центральное ядро, где они рассеивались. Ферма представляла собой каркас из металлических балок-оснований, выполненных из толстой цилиндрической стали (около 3—3,4 см в диаметре) и уложенных на них металлических рифлёных листов. Полы покрывались 4-хдюймовым (10 см) слоем лёгкого бетона. Верхние корды ферм прикреплялись болтами к специально приваренным для этого местам на перемычках внешней стены, и к каналу, приваренному к основным колоннам центрального ядра. Полы соединялись с внешней стеной, по периметру, через вязко-упругие демпферы, которые помогали уменьшить количество вибраций, передаваемых на здание.

«Hat-фермы» (или «опорные фермы»), расположенные со 107-го этажа до вершины зданий, были предназначены для поддержания высокой антенны на крыше каждого здания. Но только на WTC 1 (северная башня) на самом деле антенна была установлена; она была построена там в 1978 году. Система ферм состояла из шести ферм, вдоль по длинной части центрального ядра, и четырёх по короткому. Эта система ферм несколько перераспределяла нагрузку между периметром внешней стены и колоннами центрального ядра.

Конструкция труба-каркас, использующая стальные колонны в ядре здания, а также во внешней стене, защищалась распыленным на них огнестойким материалом, созданным сравнительно лёгким, который мог бы колебаться от ветра вместе со зданиями, не повреждаясь, в сравнении с такими зданиями как Эмпайр Стейт Билдинг, имеющим толстые, тяжелые кладки противопожарной защиты стальных элементов конструкции. В процессе проектирования проводились испытания в аэродинамической трубе, для установления давления силы ветра, для того, чтобы башни Всемирного Торгового Центра могли сопротивляться этим силам. Эксперименты также проводились для оценки комфорта в башнях, однако многие субъекты исследования испытывали головокружение и другие негативные воздействия. Тогда один из главных инженеров, Лесли Робертсон, работающий вместе с канадским инженером Аланом Г. Дэвенпортом, разработали вязкоупругие амортизаторы для поглощения некоторой части колебаний. Эти вязкоэластичные амортизаторы, используемые в стыках между полом ферм и колоннами внешней стены, наряду с некоторыми другими структурными изменениями сократили негативные факторы до приемлемого уровня.

Строительство

В марте 1965 года Port Authority начало выкупать собственность на территории будущего комплекса. Работы по сносу начались 21 марта 1966 года, для очистки от тринадцати кварталов малоэтажной застройки района Radio Row, располагавшегося на месте будущего Всемирного торгового центра. Земляные работы по строительству комплекса начались 5 августа 1966 года.

Территория Всемирного торгового центра приходилась на насыпной грунт, за счёт которого расширялся Нижний Манхэттен. Скальная порода, на основе которой можно было бы начать строительство располагалась на 20 метров ниже (65 футов). Для начала строительства было необходимо вырыть «ванну» (The Bathtub (англ.)) со стеной из жидкого бетона (Slurry wall (англ.)) вдоль West Street для предотвращения попадания воды из Гудзона внутрь вырываемого котлована. Метод с использованием стены из жидкого бетона был выбран главным инженером портового управления Джоном Кайлом-младшим. Метод основан на вытеснении грунтовых вод заливаемым в предварительно вырытую траншею жидкой смеси, состоящей из бетонита и воды. После того как траншея наполняется, внутрь неё опускается стальная арматура и заливается основной бетон, вытесняющий промежуточную смесь бетонита. В результате после схватывания бетона остаётся монолитная стена без водных полостей. За четырнадцать месяцев бетонная стена была готова (к октябрю 1967 года). Только после этого смогли начаться работы по вырыванию грунта из котлована. 920 000 м³ вырытого грунта (наряду с другим наполняющими материалами и взвесями) использовались в расширении береговой линии нижнего Манхэттена, по западную сторону от West Street, для будущего Бэттери-Парк-сити.

В январе 1967 года Port Authority представило 74-миллионный контракт на поставку стали для строительства различным поставщикам, в результате чего главным поставщиком был выбран «Карл Кох». Фирма Tishman Realty & Construction[en] была нанята в феврале 1967 года для контроля над строительством проекта. Строительство началось с Северной башни в августе 1968 года; к строительству Южной башни приступили в январе 1969 года. Линия метрополитена под Гудзоном (Hudson Tubes), по которой поезда PATH приходили на станцию Hudson Terminal, оставалась в работе всё время строительства, вплоть до того момента, пока в 1971 году не открыли новую станцию PATH (PATH station).

Церемония топпинг-аута, установки последнего несущего элемента конструкции, прошла на Северной башне (WTC 1) 23 декабря 1970 года; на Южной башне (WTC 2) позже — 19 июля 1971 года. Первые арендаторы въехали в Северную башню в декабре 1970 года; в Южную башню — в январе 1972 года. Когда башни-близнецы Всемирного торгового Центра были готовы, общие расходы Port Authority на их строительство составили 900 миллионов долларов. Торжественная церемония перерезания ленточки и официального открытия комплекса произошла 4 апреля 1973 года.

Критика

Планы по строительству Всемирного Торгового Центра были спорными. Площадь под строительство комплекса была занята районом «Radio Row» — домом для сотен коммерческих и промышленных арендаторов, владельцев недвижимости, малого бизнеса, и примерно 100 постоянных жителей, многие из которых отчаянно сопротивлялись принудительному переселению. Группа малых предпринимателей подала в суд на Портовое Управление, оспаривая перенос своего бизнеса из этого района. Дело дошло до Верховного Суда Соединённых Штатов, который отказался принять его.

Частные застройщики и члены Совета Недвижимости Нью Йорка (Real Estate Board of New York), во главе с владельцем Эмпайр-стейт-билдинг Лоуренсом Вином (Lawrence A. Wien) выразили озабоченность по поводу этого, во многом «субсидируемого», строительства офисного пространства на открытом рынке, конкурирующем с частным сектором, в котором уже и так наблюдался избыток вакансий. Сам Всемирный Торговый Центр не был арендован полностью до 1979 года, а затем наполнился только из-за того, что аренда помещений в комплексе субсидировалась Портовым Управлением, что делало аренду относительно дешевле, чем в сопоставимых офисных помещений в других зданиях.

Дизайн Всемирного Торгового Центра вызвал критику Американского Института Архитекторов (American Institute of Architects) и прочих групп. Льюис Мамфорд (Lewis Mumford), автор книги «The City In History» и других работ по городскому планированию, критиковал проект и описал его и другие новые небоскрёбы, как «простые стеклянно-металлические шкафы». Башни-близнецы описывали похожими на «коробки, в которых доставили Эмпайр-стейт и Крайслер-билдинг». Узкие офисные окна башен-близнецов, шириной в 18 дюймов (46 см) и обрамлённые колоннами, ограничивающими взгляд в каждую сторону, не любили многие. Активист и социолог Джейн Джейкобс также подверг критике планы по строительству ВТЦ, утверждая, что береговая линия должна быть открыта для жителей Нью-Йорка, чтобы ею наслаждаться.

«Суперблок» Торгового Центра, размером с квартал, заменивший собой более традиционный густой район, был рассмотрен некоторыми критиками как негостеприимная среда, нарушающая сложный сетевой трафик, типичный для Манхэттена. Например, в своей книге «Pentagon of Power» Льюис Мамфорд осудил ВТЦ в качестве «примера бесцельного гигантизма и технологического эксгибиционизма, что в настоящее время потрошит живую ткань каждого большого города».

На протяжении многих лет огромная Austin J. Tobin Plaza страдала от оживлённых ветров у уровня земли, вследствие эффекта Вентури, возникающего между двумя башнями. В самом деле, некоторые порывы были настолько высоки, что пешие переходы через неё должны были совершаться по верёвкам. В 1999 году плаза открылась после прошедшей реконструкции, стоимостью в 12 миллионов долларов, в которой была заменена брусчатка с серыми и розовыми гранитными камнями, были добавлены новые скамейки, цветочные горшки, рестораны, продуктовые киоски и открытые кафе.

Комплекс

До 50000 человек работали в башнях в обычный рабочий день и до 200000 проходили их в качестве посетителей. Комплекс был настолько велик, что он имел свой собственный почтовый индекс: 10048. Башни предложили обширный вид со смотровой площадки на вершине Южной башни и ресторана «Окна в Мир» на вершине Северной Башни. Башни-близнецы стали известны во всем мире, появляясь в многочисленных фильмах и телевизионных шоу, а также на открытках и других товарах, и стали символом Нью-Йорка, как Эмпайр-стейт-билдинг, Крайслер-билдинг и Статуя Свободы.

Северная и Южная башни

Файл:World Trade Center lobby, 08-19-2000.png
Лобби Северной башни, вид на юг из восточной части здания. 19 августа 2000 года.

Первый Всемирный Торговый Центр (1WTC) и Второй Всемирный Торговый Центр (2WTC), чаще просто «Башни-близнецы», идею которых выносил Минору Ямасаки, были разработаны в качестве каркасной трубы, обеспечивающие арендаторов открытыми этажными площадями, не прерывающимися колоннами или стенами. Были главными зданиями Всемирного Торгового Центра. Северная башня (1WTC) стала на момент своего завершения самым высоким зданием в мире, высотой в 1368 футов (417 метров), раньше Южной Башни (2WTC), строительство которой и началось раньше — в 1966 году. Широкое использование сборных компонентов помогло ускорить процесс строительства, и первые арендаторы заехали в Северную башню в декабре 1970 года, в то время как Южная была ещё в стадии строительства. После завершения строительства в 1973 году, Южная башня стала вторым по высоте зданием в мире, высотой в 1362 футов (415 м); обзорная площадка на крыше Южной башни расположилась на высоте 1362 футов (415 м), а также на 107 этаже башни на высоте 1,310 футов (400 м). Каждая башня стояла на 1350 футов (410 м) в высоту, и занимала около 1 акра (4000 м2) от общего объёма комплекса в 16 акров (65000 м2). Во время пресс-конференции в 1973 году Ямасаки спросили: «Почему два 110-этажных здания? Почему не одно 220-этажное?» Он ответил: «Я не хочу потерять человеческий масштаб».

После завершения строительства в 1972 году 1WTC был самым высоким зданием в мире в течение двух лет, обогнав Empire State Building после 40-летнего царствования. В 1978 году на Северной башне установили телекоммуникационную мачту (антенну), которая была добавлена в верхней части крыши, высотой в 362 футов (110 м). Вместе с ней высочайшая точка Северной башни располагалась на высоте 1,730 футов (530 м). Башни Всемирного Торгового Центра удерживали звание самых высоких непродолжительное время, до мая 1973 года, когда в Чикаго открылся Сирс-тауэр высотой по уровню крыши в 1,450 футов (440 м.) На протяжении своего существования в башнях ВТЦ было больше этажей (110), чем в любом другом здании. Это число не было превзойдено до появления Бурдж-Халифа, который был открыт в 2010 году (163 этажа).

Пожар 13 февраля 1975

13 февраля 1975 г. раздались три сигнала пожарной тревоги на 11-м этаже Северной Башни. Огонь распространился по центральным пустым трубам до 9-го и 14-го этажа из-за возгорания телефонных проводов в шахте, расположенной вертикально между этажами. Те области, куда огонь проник по проводам, удалось потушить практически сразу же, с очагом возгорания справились через несколько часов. Большая часть причиненного ущерба пришлась на 11-й этаж, где началось возгорание в кабинете, наполненном бумагой, жидкостью для печатных машин и другим офисным оборудованием. Противопожарная обработка стали против плавления спасла сам остов, и башне не было причинено никакого структурного вреда. На втором месте по причиненному ущербу оказались нижние этажи, пострадавшие не столько от огня, сколько от пожарной пены. На тот момент во Всемирном Торговом Центре не было системы для тушения пожара.

Террористический акт 26 февраля 1993 года

Файл:WTC 1993 ATF Commons.jpg
Разрушение в подвале

26 февраля 1993 г. в 12:17 на территорию подземной парковки Всемирного торгового центра заехал грузовик с 680 кг взрывчатки, за рулем которого был Исмаил Айяд, рядом сидел организатор теракта — Рамзи Юзеф. Грузовик взорвался в подземном гараже Северной башни. Шесть человек было убито и более 1000 — ранено.

Юзеф бежал в Пакистан вскоре после взрыва, но был арестован в Исламабаде в феврале 1995 г. и экстрадирован в США для судебного процесса. Шейх Омар Абдел Раман в 1996 г. был обвинён в участии в организации взрыва и в других заговорах. Юзеф и Эйяд Исмоил были приговорены к пожизненному заключению в 1997 г. за причастность к взрыву. Ещё четверым также за участие во взрыве был вынесен приговор в мае 1994 г. Согласно данным суда, целью заговорщиков была полная дестабилизация Северной башни, которая должна была упасть на Южную — то есть полное уничтожение обеих башен.

После теракта портовые власти установили фотолюминесцентные указатели на стенах. Система извещения о пожаре была полностью заменена из-за того, что проводка и система сигнализации оригинальной системы вышли из строя.

В память о жертвах был создан зеркальный пруд[en] с именами погибших в результате взрыва. В результате теракта 11 сентября мемориал был разрушен. Новый мемориал, общий для жертв взрыва и теракта, появится в новом мемориальном комплексе, открытом на месте бывшего Всемирного торгового центра.

Разрушение 11 сентября 2001

Файл:National Park Service 9-11 Statue of Liberty and WTC fire.jpg
Вид на охваченный огнём Всемирный Торговый Центр (на переднем плане Статуя Свободы)
Файл:UA Flight 175 hits WTC south tower 9-11.jpeg
ВТЦ в огне. Момент столкновения второго угнанного самолёта с Южной башней

11 сентября 2001 г. террористы захватили рейс 11 авиакомпании American Airlines и устроили преднамеренное столкновение его с Северной башней в 08:46 (со стороны северного фасада, между 93 и 99 этажами). Спустя семнадцать минут вторая группа террористов врезалась на таком же похищенном самолёте рейса 175 (United Airlines Flight 175) авиакомпании United Airlines в Южную башню (этажи 77-85).[3] Вследствие разрушений, причинённых Северной башне корпусом самолёта, были полностью перекрыты все выходы из здания выше места столкновения, в результате чего в ловушке оказались 1 344 человека.[4] Удар второго самолёта, в отличие от первого, пришёлся ближе к углу небоскрёба, и один лестничный колодец остался неповреждённым. Однако немногим людям удалось беспрепятственно спуститься по нему до момента обрушения строения. Но всё же, несмотря на то, что удар самолёта по Южной башне пришёлся ниже, здесь оказались заблокированными между этажами или погибли сразу менее 700 человек — гораздо меньше, чем в Северной. В 9:59 Южная башня рухнула из-за пожара, повредившего стальные элементы конструкции, уже и без того ослабленные столкновением с самолётом. Северная башня обрушилась в 10:28 утра, после пожара, длившегося 102 минуты.[5]

В 17:20 11 сентября 2001 г. развалился восточный пентхаус седьмого корпуса Всемирного торгового центра (ВТЦ-7), а в 17:21 рухнуло всё здание[6] из-за того, что стихийно возникшие пожары необратимо разрушили его конструкцию.[7] Третий корпус Всемирного торгового центра, отель Марриотт (ВТЦ-3), был задет падающими башнями-близнецами. Три оставшихся здания комплекса серьёзно пострадали от упавших обломков и, в конце концов, были снесены, поскольку не подлежали восстановлению.[8]
Здание Дойче банка на другой стороне Либерти-Стрит, напротив комплекса Всемирного торгового центра, позже было признано непригодным для нахождения в нём людей из-за высокого содержания токсичных соединений в помещениях; сейчас это строение разобрано.[9][10] Фитерман-Холл Общественного Колледжа Манхеттена на Западном Бродвее, 30, также предназначен к сносу из-за обширных повреждений, полученных во время теракта.[11]

Уже после теракта СМИ сообщили, что могли пострадать десятки тысяч человек, так как в обычные рабочие часы в комплексе могло находиться свыше 50 000 человек. В результате теракта 9/11 были выписаны 2 752 свидетельства о смерти, в том числе, на имя Фелиции Данн-Джонс, чья смерть была зарегистрирована только в феврале 2002 г.; Данн-Джонс умерла спустя пять месяцев после теракта из-за ужасного состояния лёгких, вызванного тучами летающей пыли во время обрушения зданий Всемирного торгового центра.[12] Ещё две жертвы были позднее добавлены в официальный список погибших: врач Снэа Анна Филип (Sneha Anne Philip), которую в последний раз видели за день до теракта, и Леон Хейуорд, умерший в 2008 г. от лимфомы, спровоцированной вдыханием воздуха, насыщенного пылью, поднявшейся при обрушении Башен-близнецов.[13][14] Инвестиционный банк Кантор Фицджеральд Л. П., размещавшийся на 101—105 этажах Всемирного торгового центра, потерял 658 сотрудников — больше, чем любое другое учреждение, даже Компании Марш и МакЛеннан, расположенные непосредственно под помещениями банка на 93—101 этажах (куда врезался самолет террористов) и потерявшие 295 человек. На третьем месте по людским потерям (175 человек) — Корпорация Аон (Aon Corporation).[15] Ещё погибли 343 пожарных Нью-Йорк Сити, 84 служащих Портового управления — Port Authority of New York and New Jersey, в том числе 37 сотрудников Департамента полиции Портового управления — Port Authority Police Department (PAPD) и 23 офицера Департамента полиции Нью-Йорка.[16][17][18] Из всех тех людей, которые находились в башнях в момент их обрушения, живыми были извлечены только 20 человек, в том числе полицейские PAPD — Уилл Джимено и Джон МакЛафлин (восемнадцатый и девятнадцатый выжившие).[19] Также по данным официальных властей из окон верхних этажей обеих башен, охваченных пожаром и густым дымом, выбросилось 200 человек. Один пожарный погиб, когда на него упал выбросившийся человек.

Последствия

Файл:WTCmemorialJune2012.png
Мемориал 9/11

В результате террористического акта три здания комплекса были обрушены: два самых высоких строения (Северная Башня, Южная Башня) и также ВТЦ-7 . Отель «Марриотт» был почти полностью уничтожен обломками ВТЦ-1 и ВТЦ-2, ещё трём строениям был причинён такой ущерб, что они были признаны непригодными к восстановлению и позже снесены. Также в результате обрушения ВТЦ-2 был нанесён непоправимый урон 40-этажному зданию Дойче Банка, которое в настоящее время демонтировано.

Новый комплекс

200px
Реконструкция Всемирного торгового центра
Здания
1, 2, 3, 4, 5, 7
Другое
Мемориал
Транспортный хаб

В 2002 году началась постройка первого здания Нового Комплекса Всемирного Торгового Центра — 7-го ВТЦ. Через четыре года здание было построено, а позже начались постройки Мемориала ВТЦ (открыт с 11 сентября 2011 года) и 1 ВТЦ под названием «Freedom Tower» (рус. «Башня Свободы»), строительство которого закончилось в апреле 2013 года. Также в 2010 году было начато возведение третьего ВТЦ, которое закончилось в ноябре 2014 года. После начала 1 июня 2010 года на 2015 год запланирован конец постройки второго ВТЦ, 4-й ВТЦ был открыт в октябре 2013 года, к строительству ВТЦ-5 приступили 9 сентября 2011 года.



Интересные факты

  • 11 сентября 2001 года во Всемирном торговом центре, согласно легенде, погиб гениальный и никому неведомый скульптор Брюс Хай Кволити (Bruce High Quality)[20]. Через несколько лет шесть молодых художников назвали в честь фантастического покойника свою арт-группу «Bruce High Quality Foundation»[20].
  • В 2009 году в Иерусалиме открылся кенотаф в память о погибших в теракте 11 сентября. В основание обелиска заложен кусок оплавленного металла от ВТЦ[21].
  • В клипе Rollin' группы Limp Bizkit музыканты играют на вертолетной площадке южной башни Всемирного Торгового Центра.
  • 7 августа 1974 года известный канатоходец Филипп Пети прошел по канату, натянутому между Северной и Южной башнями-близнецами Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. По этому событию был снят фильм «Прогулка» 2015 года.
  • Поначалу нью-йоркцам вовсе не нравились модернистские исполины ВТЦ. Многие считали, что башни изуродовали облик Манхэттена. Даже придумали язвительную шутку, что «башни-близнецы — это коробки, в которых привезли Эмпайр-стейт-билдинг и Крайслер-билдинг». В итоге башни-близнецы повторили судьбу Эйфелевой башни: в начале их невзлюбили, потом к ним привыкли, затем их полюбили, и в конечном счёте они стали гордостью и символом Соединённых Штатов.

В произведениях искусства

Фильмы
Музыка
  • I Can’t See New York (песня Tori Amos, альбом Scarlet's Walk, 2002)
  • Free (альбом группы Bonfire, 2003)
  • New New York (песня группы The Cranberries, альбом Stars, 2002)
  • Façade of Reality (песня группы Epica, альбом The Phantom Agony, 2003)
  • The Evil Has Landed (песня группы Testament, альбом The Formation of Damnation, 2008)
  • When the Eagle Cries (песня группы Iced Earth, альбом The Glorious Burden, 2004)
Игры
  • Наиболее точную модель Всемирного Торгового Центра можно установить в игру GTA IV. Изначально в игре нет ВТЦ, но так как город Либерти-Сити является прототипом Нью-Йорка, при установке модификации башни-близнецы располагаются в том же месте в Нижнем Манхэттене, как это было в реальности.

См. также

Напишите отзыв о статье "Всемирный торговый центр"

Примечания

  1. Ермолович Д. И. [http://yermolovich.ru/faq/4-0-2 «Всемирный торговый центр» — теперь и в Москве...] (рус.). Переводизмы. Русский язык и перевод (2009). Проверено 5 ноября 2014.
  2. [http://news.bbc.co.uk/dna/place-lancashire/plain/A32873871 World's Tallest Buildings - A Timeline for the 20th Century] (англ.). BBC. Проверено 25 февраля 2013. [http://www.webcitation.org/6EiIUzKe5 Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013].
  3. [http://www.9-11commission.gov/report/index.htm 9/11 Commission Report]. The National Commission on Terrorist Attacks Upon the United States. [http://www.webcitation.org/61FqDOTbZ Архивировано из первоисточника 27 августа 2011].
  4. Dwyer, Jim, Lipton, Eric et al.. [http://query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9F00E6DC153BF935A15756C0A9649C8B63&sec=&spon=&pagewanted=4 102 Minutes: Last Words at the Trade Center; Fighting to Live as the Towers Die], The New York Times (May 26, 2002). [http://www.webcitation.org/5bTftBx4s Архивировано] из первоисточника 10 октября 2008. Проверено 23 мая 2008.
  5. NIST NCSTAR 1-1 (2005), p. 34; pp. 45-46
  6. [http://www.fema.gov/pdf/library/fema403_ch5.pdf FEMA 403 -World Trade Center Building Performance Study, Chapter. 5, section 5.5.4] (PDF). Проверено 30 января 2011. [http://www.webcitation.org/61FqEGJar Архивировано из первоисточника 27 августа 2011].
  7. [http://wtc.nist.gov/media/NIST_NCSTAR_1A_for_public_comment.pdf Final Report on the Collapse of World Trade Center Building 7 - Draft for Public Comment] xxxii. NIST (August 2008). [http://www.webcitation.org/61FqEz9dj Архивировано из первоисточника 27 августа 2011].
  8. [http://www.fema.gov/rebuild/mat/wtcstudy.shtm World Trade Center Building Performance Study]. FEMA (May 2002). Проверено 12 июля 2007. [http://www.webcitation.org/61DZM9UW8 Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  9. [http://www.fema.gov/pdf/library/fema403_ch6.pdf World Trade Center Building Performance Study - Bankers Trust Building]. FEMA (May 2002). Проверено 12 июля 2007. [http://www.webcitation.org/61DZMaSlU Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  10. [http://www.renewnyc.com/plan_des_dev/130Liberty/default.asp The Deutsche Bank Building at 130 Liberty Street]. Lower Manhattan Construction Command Center. Проверено 12 июля 2007. [http://www.webcitation.org/61DZN1B92 Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  11. [http://www.lowermanhattan.info/construction/project_updates/fiterman_hall_39764.aspx Fiterman Hall - Project Updates]. Lower Manhattan Construction Command Center. Проверено 19 ноября 2008. [http://www.webcitation.org/61DZNWniJ Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  12. DePalma, Anthony. [http://www.nytimes.com/2007/05/24/nyregion/24dust.html For the First Time, New York Links a Death to 9/11 Dust], The New York Times (May 24, 2007).
  13. [http://www.cbsnews.com/stories/2008/07/10/national/main4250100.shtml Official 9/11 Death Toll Climbs By One], CBS News (July 10, 2008). Проверено 29 августа 2010.
  14. Foderaro, Lisa W.. [http://www.nytimes.com/2009/09/12/nyregion/12groundzero.html 9/11's Litany of Loss, Joined by Another Name] (September 11, 2009). Проверено 29 августа 2010.
  15. Siegel, Aaron. [http://www.investmentnews.com/apps/pbcs.dll/article?AID=/20070911/REG/70911011 Industry honors fallen on 9/11 anniversary], InvestmentNews (September 11, 2007). Проверено 20 мая 2008.
  16. [http://query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9C05E1DC1631F933A2575AC0A9649C8B63 Lung Ailments May Force 500 Firefighters Off Job], The New York Times (September 10, 2002). Проверено 23 мая 2008.
  17. [http://www.usatoday.com/news/nation/2002-08-19-nypd-nyfd-report_x.htm Post-9/11 report recommends police, fire response changes] (August 19, 2002). Проверено 23 мая 2008.
  18. [http://archives.cnn.com/2002/US/07/20/wtc.police/index.html Police back on day-to-day beat after 9/11 nightmare], CNN (July 21, 2002). Проверено 23 мая 2008.
  19. [http://www.svobodanews.ru/content/News/259800.html В Нью-Йорке состоялась премьера фильма Оливера Стоуна], Радио Свобода (August 07, 2006). Проверено 5 марта 2011.
  20. 1 2 Гулин И. [http://www.kommersant.ru/doc/2218253 Ретроспектива анонимного художника] // Коммерсантъ Weekend. — 2013. — 28 июня.
  21. [http://www.haaretz.com/jerusalem-to-dedicate-first-9-11-memorial-with-names-outside-u-s-1.4646 Jerusalem to dedicate first 9/11 memorial with names outside U.S.]  (англ.) на сайте haaretz.com, 6 ноября 2009

Ссылки

  • [http://wtc.com/ Официальный сайт] (англ.)

Отрывок, характеризующий Всемирный торговый центр

Я снова взглянула прямо ему в глаза – в них полыхали тысячи костров, уносивших в небо невинные души...
– Какие же книги интересуют вас, Мадонна Изидора? – опять прозвучал его низкий голос.
– О, я уверенна, не такие, какие вы ищете, ваше преосвященство, – спокойно ответила я.
Моя душа испуганно ныла и трепыхалась, как пойманная птица, но я точно знала, что показать ему это никак нельзя. Надо было, чего бы это не стоило, держаться как можно спокойнее и постараться, если получится, побыстрее от него избавиться. В городе ходили слухи, что «сумасшедший кардинал» упорно выслеживал своих намеченных жертв, которые позже бесследно исчезали, и никто на свете не знал, где и как их найти, да и живы ли они вообще.
– Я столько наслышан о вашем утончённом вкусе, Мадонна Изидора! Венеция только и говорит – о вас! Удостоите ли вы меня такой чести, поделитесь ли вы со мной вашим новым приобретением?
Караффа улыбался... А у меня от этой улыбки стыла кровь и хотелось бежать, куда глядят глаза, только бы не видеть это коварное, утончённое лицо больше никогда! Он был настоящим хищником по натуре, и именно сейчас был на охоте... Я это чувствовала каждой клеткой своего тела, каждой фиброй моей застывшей в ужасе души. Я никогда не была трусливой... Но я слишком много была наслышана об этом страшном человеке, и знала – его не остановит ничто, если он решит, что хочет заполучить меня в свои цепкие лапы. Он сметал любые преграды, когда дело касалось «еретиков». И его боялись даже короли... В какой-то степени я даже уважала его...
Изидора улыбнулась, увидев наши испуганные рожицы.
– Да, уважала. Но это было другое уважение, чем то, что подумали вы. Я уважала его упорство, его неистребимую веру в своё «доброе дело». Он был помешан на том, что творил, не так, как большинство его последователей, которые просто грабили, насиловали и наслаждались жизнью. Караффа никогда ничего не брал и никогда никого не насиловал. Женщины, как таковые, не существовали для него вообще. Он был «воином Христа» от начала до конца, и до последнего своего вздоха... Правда, он так никогда и не понял, что, во всём, что он творил на Земле, был абсолютно и полностью не прав, что это было страшным и непростительным преступлением. Он так и умер, искренне веря в своё «доброе дело»...
И вот теперь, этот фанатичный в своём заблуждении человек явно был настроен заполучить почему-то мою «грешную» душу...
Пока я лихорадочно пыталась что-то придумать, мне неожиданно пришли на помощь... Мой давний знакомый, почти что друг, Франческо, у которого я только что купила книги, вдруг обратился ко мне раздражённым тоном, как бы потеряв терпение от моей нерешительности:
– Мадонна Изидора, Вы наконец-то решили, что Вам подходит? Мои клиенты ждут меня, и я не могу потратить весь свой день только на Вас! Как бы мне это не было приятно.
Я с удивлением на него уставилась, но к своему счастью, тут же уловила его рискованную мысль – он предлагал мне избавиться от опасных книг, которые я в тот момент держала в руках! Книги были любимым «коньком» Караффы, и именно за них, чаще всего, умнейшие люди угождали в сети, которые расставлял для них этот сумасшедший инквизитор...
Я тут же оставила большую часть на прилавке, на что Франческо сразу же выразил «дикое неудовольствие». Караффа наблюдал. Я сразу же почувствовала, как сильно его забавляла эта простая, наивная игра. Он прекрасно всё понимал, и если бы хотел – мог преспокойно арестовать и меня, и моего бедного рискового друга. Но почему-то не захотел... Казалось, он искренне наслаждался моей беспомощностью, как довольный кот, зажавший в углу пойманную мышь...
– Разрешите Вас покинуть, Ваше преосвященство? – даже не надеясь на положительный ответ, осторожно спросила я.
– К моему великому сожалению, мадонна Изидора! – с деланным разочарованием воскликнул кардинал. – Вы позволите как-нибудь заглянуть к вам? Говорят, у Вас очень одарённая дочь? Мне бы очень хотелось познакомиться и побеседовать с ней. Надеюсь, она так же красива, как её мать...
– Моей дочери, Анне, всего десять лет, милорд, – как можно спокойнее ответила я.
А душа у меня кричала от животного ужаса!.. Он знал про меня всё!.. Зачем, ну зачем я была нужна сумасшедшему Караффе?.. Почему его интересовала моя маленькая Анна?!
Не потому ли, что я слыла знаменитой Видуньей, и он считал меня своим злейшим врагом?.. Ведь для него не имело значения, как меня называли, для «великого инквизитора» я была просто – ведьмой, а ведьм он сжигал на костре...
Я сильно и беззаветно любила Жизнь! И мне, как и каждому нормальному человеку, очень хотелось, чтобы она продолжалась как можно дольше. Ведь даже самый отъявленный негодяй, который, возможно, отнимал жизнь других, дорожит каждой прожитой минутой, каждым прожитым днём своей, драгоценной для него, жизни!.. Но именно в тот момент я вдруг очень чётко поняла, что именно он, Караффа, и заберёт её, мою короткую и такую для меня ценную, не дожитую жизнь...
– Великий дух зарождается в малом теле, мадонна Изидора. Даже святой Иисус когда-то был ребёнком. Я буду очень рад навестить Вас! – и изящно поклонившись, Караффа удалился.
Мир рушился... Он рассыпался на мелкие кусочки, в каждом из которых отражалось хищное, тонкое, умное лицо....
Я старалась как-то успокоиться и не паниковать, но почему-то не получалось. Моя привычная уверенность в себе и в своих силах на этот раз подводила, и от этого становилось ещё страшней. День был таким же солнечным и светлым, как всего несколько минут назад, но в мою душу поселился мрак. Как оказалось, я давно ждала появления этого человека. И все мои кошмарные видения о кострах, были только предвестием... к сегодняшней встрече с ним.
Вернувшись домой, я тут же уговорила мужа забрать маленькую Анну и увезти её куда-то подальше, где злые щупальца Караффы не могли бы её достать. А сама начала готовиться к самому худшему, так как точно знала, что его приход не заставит себя долго ждать. И не ошиблась...
Через несколько дней, моя любимая чернокожая служанка Кея (в то время было очень модно заводить чернокожих слуг в богатых домах) доложила, что «его преосвященство, кардинал, ожидает меня в розовой гостиной». И я почувствовала, что что-то произойдёт именно сейчас...
Я была одета в светло-жёлтое шёлковое платье и знала, что этот цвет мне очень идёт. Но если и был один единственный человек на свете, перед которым мне не хотелось выглядеть привлекательной, то это уж точно был Караффа. Но для переодевания не оставалось времени, и пришлось выходить именно так.
Он ждал, спокойно опершись на спинку кресла, изучая какую-то старую рукопись, коих в нашем доме находилось несметное количество. Я «надела» на себя приятную улыбку и спустилась в гостиную. Увидев меня, Караффа почему-то застыл, не произнося ни слова. Молчание затягивалось, и мне казалось, что кардинал вот-вот услышит, как по предательски громко стучит моё испуганное сердце... Но вот, наконец-то, раздался его восторженный, хриплый голос:
– Вы потрясающи, мадонна Изидора! Даже это солнечное утро проигрывает рядом с вами!
– Вот уж не думала, что кардиналам разрешается говорить дамам комплименты! – с величайшим усилием продолжая улыбаться, выдавила я.
– Кардиналы тоже люди, мадонна, и они умеют отличать прекрасное от простоты... А где же ваша чудесная дочь? Смогу ли я насладиться сегодня двойной красотой?
– Её нет в Венеции, ваше преосвященство. Она с отцом уехала во Флоренцию, навестить её больного кузена.
– Насколько я знаю, в данный момент в вашей семье нет больных. Кто же так внезапно заболел, мадонна Изидора? – в его голосе звучала неприкрытая угроза...
Караффа начал играть открыто. И мне не оставалось ничего, как только встречать опасность лицом к лицу...
– Что вы от меня хотите, Ваше преосвященство? Не проще ли было бы сказать это прямо, избавив нас обоих от этой ненужной, дешёвой игры? Мы достаточно умные люди, чтобы, даже при разности взглядов, могли уважать друг друга.
У меня от ужаса подкашивались ноги, но Караффа этого почему-то не замечал. Он впился в моё лицо пылающим взглядом, не отвечая и не замечая ничего вокруг. Я не могла понять, что происходит, и вся эта опасная комедия всё больше и больше меня пугала... Но тут произошло кое-что совершенно непредвиденное, что-то полностью выходящее за привычные рамки... Караффа подошёл ко мне очень близко, всё так же, не сводя горящих глаз, и почти не дыша, прошептал:
– Ты не можешь быть от Бога... Ты слишком красива! Ты колдунья!!! Женщина не имеет права быть столь прекрасной! Ты от Дьявола!..
И повернувшись, бросился без оглядки из дома, как будто за ним гнался сам Сатана... Я стояла в совершенном шоке, всё ещё ожидая услышать его шаги, но ничего не происходило. Понемногу приходя в себя, и наконец-то сумев расслабить своё одеревеневшее тело, я глубоко вздохнула и... потеряла сознание. Очнулась я на кровати, поимая горячим вином из рук моей милой служанки Кеи. Но тут же, вспомнив о случившемся, вскочила на ноги и начала метаться по комнате, никак не соображая, что же такое предпринять... Время шло, и надо было что-то делать, что-то придумать, чтобы как-то защитить себя и свою семью от этого двуногого чудища. Я точно знала, что теперь всякая игра была кончена, что началась война. Но наши силы, к моему великому сожалению, были очень и очень не равны... Естественно, я могла победить бы его по-своему... могла даже просто остановить его кровожадное сердце. И все эти ужасы сразу бы закончились. Но дело в том, что, даже в свои тридцать шесть лет, я всё ещё оставалась слишком чистой и доброй для убийства... Я никогда не отнимала жизнь, наоборот – очень часто возвращала её. И даже такого страшного человека, каким был Караффа, пока ещё не могла казнить...
На следующее утро раздался сильнейший стук в дверь. Моё сердце остановилось. Я знала – это была инквизиция... Они забрали меня, обвиняя в «словоблудии и чернокнижии, одурманивании честных граждан ложными предсказаниями и ереси»... Это был конец.
Комната, в которую меня поселили, была очень сырой и тёмной, но мне почему-то казалось, что долго я в ней не задержусь. В полдень пришёл Караффа...
– О, прошу прощения, мадонна Изидора, Вам предоставили чужую комнату. Это не для Вас, конечно же.
– К чему вся эта игра, монсеньор? – гордо (как мне казалось) вскинув голову, спросила я. – Я предпочитала бы просто правду, и желала бы знать, в чём по-настоящему меня обвиняют. Моя семья, как вы знаете, очень уважаема и любима в Венеции, и было бы лучше для Вас, если бы обвинения имели под собой истинную почву.
Караффа никогда не узнал, сколько сил мне стоило тогда выглядеть гордой!.. Я прекрасно понимала, что вряд ли кто-нибудь или что-нибудь может мне помочь. Но я не могла допустить, чтобы он увидел мой страх. И поэтому продолжала, пытаясь вывести его из того спокойно-ироничного со-стояния, которое видимо было его своеобразной защитой. И которого совершенно не выносила я.
– Вы соблаговолите мне сообщить, в чём моя вина, или оставите это удовольствие своим верным «вассалам»?!.
– Я не советую Вам кипятиться, мадонна Изидора, – спокойно произнёс Караффа. – Насколько мне известно, вся ваша любимая Венеция знает, что вы – Ведьма. И к тому же, самая сильная, которая когда-то жила. Да Вы ведь этого и не скрывали, не правда ли?
Вдруг я совершенно успокоилась. Да, это было правдой – я никогда не скрывала своих способностей... Я ими гордилась, как и моя мать. Так неужели же теперь, перед этим сумасшедшим фанатиком я предам свою душу и от-кажусь от того, кто я есть?!.
– Вы правы, ваше преосвященство, я Ведьма. Но я не от Дьявола, ни от Бога. Я свободна в своей душе, я – ВЕДАЮ... И Вы никогда не сможете этого у меня отнять. Вы можете только убить меня. Но даже тогда я останусь тем, кем я есть... Только, в том случае, Вы уже никогда меня не увидите...
Я вслепую нанесла слабенький удар... Не было никакой уверенности, что он сработает. Но Караффа вдруг побледнел, и я поняла, что была права. Как бы ни ненавидел женскую половину этот непредсказуемый человек, ко мне у него теплилось странное и опасное чувство, которого я пока ещё не могла точно определить. Но главное – оно было! И только это пока что являлось важным. А разобраться в нём можно было и позже, если сейчас удастся Караффу «поймать» на эту простую женскую приманку... Но я не знала тогда, насколько сильна была воля этого необычного человека... Замешательство исчезло также быстро, как и пришло. Передо мной опять стоял холодный и спокойный кардинал.
– Это было бы огромной потерей для всех, кто ценит красоту, мадонна. Но слишком большая красота бывает опасной, так как она губит чистые души. А уж Ваша-то – точно не оставит никого равнодушным, поэтому будет лучше, если она просто перестанет существовать...
Караффа ушёл. А у меня встали дыбом волосы – настолько сильный он вселял ужас в мою уставшую одинокую душу... Я была одна. Все мои любимые и родные находились где-то по ту сторону этих каменных стен, и я отнюдь не была уверена, что увижу их когда-либо ещё... Моя горячо любимая малышка Анна ютилась во Флоренции у Медичи, и я очень надеялась, что Караффа не знал, где и у кого она находится. Мой муж, который меня обожал, по моей просьбе был с ней и не знал о том, что меня схватили. У меня не было никакой надежды. Я была по-настоящему совсем одна.
С того злосчастного дня начались нескончаемые суды над знаменитой «Венецианской Ведьмой», то бишь – надо мной... Но Венеция была по-настоящему свободным городом и не давала так просто уничтожать своих детей. Инквизиция была ненавидимой всеми, и Караффе приходилось с этим считаться. Поэтому меня судил «верховный трибунал инквизиции», который обвинял меня во всех возможных пороках, о большинстве которых мне никогда не приходилось даже слышать. Единственно светлым, произошедшим за всё это кошмарное время, была неожиданная и очень сильная поддержка друзей, которая вынудила Караффу быть намного более осторожным в своих обвинениях, но это не помогло мне вырваться из его опасных когтей.
Время шло, и я знала, что приходит опасный момент, когда Караффа начнёт атаку. Пока что это был всего лишь «не очень красивый спектакль», который продолжался уже больше года почти что изо дня в день. И это по их понятиям видимо должно было меня как-то успокоить или даже дать какую-то ложную крохотную надежду, что всё это когда-нибудь кончится, и что я возможно даже «счастливо уйду домой»... Меня по какой-то причине «усыпляли», желая, видимо, ударить ещё сильней. Но Караффа ошибался. Я знала, что он всего лишь выжидает. Только пока ещё не знала – чего.
И такой день наконец-то настал... Утром мне объявили, что «так как моё “дело”» является особо-важным, и местная инквизиция не в состоянии его решить, то я посылаюсь в Рим, на светлую волю Папы, чтобы он наконец-то и вынес мне свой «справедливый приговор».
Это был конец... Никто на свете не мог мне помочь, если я попаду в руки Римской инквизиции. Караффа ликовал! Он праздновал победу. Я была почти что мертва.

Так, через неделю во всём своём тёмном «величии» передо мной предстал «святой» город Рим... Не считая красоты дворцов, соборов и церквей, город был очень хмурым и на удивление грязным. А для меня он ещё был и городом моей смерти, так как я знала, что от Караффы здесь не уйти.
Меня поселили в каком-то очень большом дворце, ничего не объясняя, не говоря ни слова. Обслуживала меня немая служанка, что, опять же, не предвещало ничего хорошего. Но одно обстоятельство всё же вселяло «призрачную» надежду – меня поселили в замке, а не прямо в камере для обвиняемых, что могло означать – мне оставят возможность защищаться.
Я ошибалась...
На следующее утро появился Караффа. Он был свежим и очень довольным, что, к сожалению, не предвещало для меня ничего хорошего.
Усевшись в кресло прямо передо мной, но не испросив на это разрешения, Караффа ясно дал этим понять, что хозяин здесь он, а я являюсь всего лишь подсудимой в красивой клетке...
– Надеюсь, Вы легко перенесли дорогу, мадонна Изидора? – нарочито-вежливым тоном произнёс он. – Как Ваши покои? Вам что-нибудь нужно?
– О, да! Я бы хотела вернуться домой! – подыгрывая его тону, шутливо ответила я.
Я знала, что терять мне было практически нечего, так как свою жизнь я уже почти что потеряла. Поэтому, решив не давать Караффе удовольствия меня сломать, я старалась изо всех сил не показывать ему, насколько мне было страшно...
Это не смерть, чего я больше всего боялась. Я боялась даже мысли о том, что я уже никогда не увижу тех, кого так сильно и беззаветно любила – мою семью. Что, вероятнее всего, уже никогда больше не обниму свою маленькую Анну... Не научу её тому, чему учила меня моя мать, и что умела я сама... Что оставляю её полностью беззащитной против зла и боли... И что уже не скажу ей ничего из того, что хотела и что должна была сказать.
Я жалела своего чудесного мужа, которому, я знала, будет очень тяжело перенести потерю меня. Как холодно и пусто будет в его душе!.. А я даже никогда не смогу сказать ему последнее «прощай»...
И больше всего я жалела своего отца, для которого я была смыслом его жизни, его путеводной «звездой», освещавшей его нелёгкий тернистый путь... После «ухода» мамы, я стала для него всем, что ещё оставалось, чтобы учить и надеяться, что в один прекрасный день я стану тем, что он так упорно пытался из меня «слепить»...
Вот чего я боялась. Моя душа рыдала, думая обо всех, кого я так люблю. О тех, кого я теперь оставляла... Но этого было ещё мало. Я знала, что Караффа не даст мне так просто уйти. Я знала, что он непременно заставит меня сильно страдать... Только я ещё не представляла, насколько это страдание будет бесчеловечным...
– Это единственное, чего я не могу Вам предоставить, мадонна Изидора – забыв свой светский тон, резко ответил кардинал.
– Ну, что ж, тогда хотя бы разрешите мне увидеть мою маленькую дочь – холодея внутри от невозможной надежды, попросила я.
– А вот это мы вам обязательно организуем! Только чуточку позже, думаю – размышляя о чём-то своём, довольно произнёс Караффа.
Новость меня ошарашила! У него и насчёт моей маленькой Анны, видимо, был свой план!..
Я была готова переносить все ужасы сама, но я никак не была готова даже подумать о том, что могла бы пострадать моя семья.
– У меня к Вам вопрос, мадонна Изидора. И от того, как Вы на него ответите, будет зависеть, увидите ли Вы в скором времени свою дочь, или Вам придётся забыть о том, как она выглядит. Поэтому советую Вам хорошенько подумать, перед тем, как отвечать, – взгляд Караффы стал острым, как стальной клинок... – Я хочу знать, где находится знаменитая библиотека Вашего деда?
Так вот, что искал сумасшедший инквизитор!.. Как оказалось, не таким уж он был и сумасшедшим... Да, он был совершенно прав – старая библиотека моего дедушки хранила чудесное собрание душевного и умственного богатства! Она была одной из самых старых и самых редких во всей Европе, и ей завидовал сам великий Медичи, который, как известно, за редкие книги был готов продать даже свою душу. Но зачем такое понадобилось Караффе?!.
– Библиотека дедушки, как Вам известно, всегда находилась во Флоренции, но я не знаю, что с ней стало после его смерти, Ваше преосвященство, так как более не видела её.
Это была детская ложь, и я понимала, насколько наивно это звучало... Но другого ответа у меня просто так сразу не нашлось. Я не могла допустить, чтобы редчайшие в мире труды философов, учёных и поэтов, труды великих Учителей попали в грязные лапы церкви или Караффы. Я не имела права такого допускать! Но, пока что, не успев ничего лучшего придумать, чтобы всё это как-то защитить, я ответила ему первое, что в тот момент пришло в мою, воспалённую от дикого напряжения, голову. Требование Караффы было столь неожиданным, что мне нужно было время, чтобы сообразить, как поступать дальше. Как бы подслушав мои мысли, Караффа произнёс:
– Ну, что ж, мадонна, я оставляю вам время подумать. И очень советую не ошибиться...
Он ушёл. А на мой маленький мир опустилась ночь...
Всё это жуткое время я мысленно общалась со своим любимым, измученным отцом, который, к сожалению, не мог сообщить мне ничего успокаивающего, кроме лишь одной положительной новости – Анна всё ещё находилась во Флоренции, и хотя бы уж за неё пока что нечего было опасаться.
Но мой несчастный муж, мой бедный Джироламо, вернулся в Венецию с желанием мне помочь, и только там узнал, что уже слишком поздно – что меня увезли в Рим... Его отчаянию не было предела!.. Он писал длинные письма Папе. Посылал ноты протеста «сильным мира сего», которым я когда-то помогала. Ничего не действовало. Караффа был глух к любым просьбам и мольбам...
– А разве ты не могла просто исчезнуть?! Или «улететь», если на то пошло?.. Почему ты не воспользовалась чем-нибудь?!!! – не выдержав далее, воскликнула расстроенная рассказом Стелла. – Бороться надо всегда до конца!.. Так бабушка меня учила.
Я очень обрадовалась – Стелла оживала. Её бойцовский дух снова брал верх, как только в этом появилась острая необходимость.
– Если бы всё было так просто!.. – грустно покачав головой, ответила Изидора. – Дело ведь было не только во мне. Я находилась в полном неведении о планах Караффы насчёт моей семьи. И меня сильно пугало то, что, сколько бы я не пыталась, я никак не могла ничего увидеть. Это был первый раз в моей жизни, когда никакое «видение», никакие мои «ведьмины таланты» не помогали... Я могла просмотреть любого человека или любое событие на тысячу лет вперёд! Могла с абсолютной точностью предсказать даже будущие воплощения, чего не мог сделать ни один Видун на Земле, но мой Дар молчал, когда дело касалось Караффы, и я не могла этого понять. Любые мои попытки его посмотреть легко «распылялись», натыкаясь на очень плотную золотисто-красную защиту, которая постоянно «вилась» вокруг его физического тела, и я никак не могла её пробить. Это было новое и непонятное, с чем я никогда не сталкивалась раньше...
Естественно, каждый (даже моя маленькая Анна!) в моей семье умел создавать себе великолепную защиту, и каждый делал это по-своему, чтобы она была индивидуальной, на случай если случится беда. Но какой бы сложной защита не получалась, я прекрасно знала, что в любой момент могу «пройти насквозь» через защиту любого из знакомых мне ведунов, если бы в этом вдруг возникла срочная необходимость, включая также защиту моего отца, который знал и умел намного больше меня. Но с Караффой это не работало... Он владел какой-то чужой, очень сильной и очень изысканной магией, с которой я ни-когда не сталкивалась... Я знала всех Ведунов Европы – он не был одним из них.
Мне, как и всем остальным, было хорошо известно, что он являлся истинным «слугой господа» и верным «сыном церкви», и, по всеобщим понятиям, никоим образом не мог использовать то, что называл «дьявольским проявлением» и то, чем пользовались мы, Ведьмы и Ведуны!.. Что же, в таком случае, это было?!.. Неужели вернейший слуга церкви и великий инквизитор был, на самом деле, чёрным Колдуном?!. Несмотря на то, что это было совершенно и абсолютно невероятным, это было единственным объяснением, которое я могла дать, честно положив руку на сердце. Но как же, в таком случае, он совмещал свои «святые» обязанности с «дьявольским» (как он называл) учением?!. Хотя то, что он творил на Земле, именно и являлось по-настоящему Дьявольским и чёрным...
Очередной раз, мысленно беседуя с отцом, я у него спросила, что он думает по этому поводу?
– Это не он, милая... Это ему просто помогают. Но я не знаю – кто. Такого нет на Земле...
Час от часу не становилось легче!.. Мир и впрямь вставал с ног на голову... Но я дала себе слово всё же постараться каким-то образом узнать, чем же пользовался этот странный «святой отец», параллельно преследуя и сжигая себе подобных?..
Так как, если это являлось правдой и он использовал «учение Дьявола» (как он это называл), то и он сам, Великий Караффа, должен был закончить свою «праведную» жизнь на костре, вместе со всеми, им сжигаемыми, Ведунами и Ведьмами!..
Но я опоздала...
На следующее утро я ждала Караффу, чётко настроенная разузнать, чем же всё-таки пользовался этот удивительный «святой отец». Но Караффа не появился. Он не появлялся и на следующий день, и всю следующую неделю... Я не могла понять, являлось ли это простой передышкой, или он замышлял что-то очень страшное, касающееся кого-то из моей семьи? Но, к моему большому сожалению, как я позже узнала, это было ни то, ни другое... Это было намного опаснее, чем любые его проделки... Очень скоро, по не кончавшемуся звону колоколов и грустному пению на улицах, я поняла – скончался Римский Папа... Это прекрасно объясняло длительное отсутствие моего тюремщика. А ещё на следующий день, немая служанка, чуть ли не пританцовывая от счастья, принесла мне изысканный листок бумаги, на котором сообщалось, что новым Папой, Павлом IV, объявлен Джованни Пьетро Караффа – мой страшнейший и непредсказуемый враг...
Теперь оставалось только ждать...
Через два дня, меня, с завязанными глазами, перевезли в какой-то, потрясающий по своему внутреннему богатству и вызывающей красоте, дворец. Как я узнала позже – личный дворец Караффы. Он появился через неделю, всё такой же подтянутый и опасный, в «сиянии своей неограниченной власти», и протянул мне для поцелуя свою ухоженную руку, с огромным, сверкающим Папским кольцом... Я склонилась перед ним ниже прежнего, так как этого требовало приличие, а также потому, что пока ещё для себя не уяснила, как буду дальше себя с ним вести.
– Как поживаете, мадонна Изидора? Надеюсь, Вас устраивают Ваши покои?
Караффа был предельно светским и довольным, зная, что я нахожусь в его полной власти, и что теперь уже точно никто не сможет ему ни в чём помешать...
– Поздравляю Вас с Вашей победой, Ваше святейшество! – намеренно сделав ударение на слове «святейшество», спокойно сказала я. – Боюсь, с этих пор я являюсь слишком ничтожной фигурой, чтобы заставить Папу беспокоиться... Передадите ли Вы моё дело кому-то другому?
Караффа застыл. Он ненавидел моё спокойствие. Он желал заставить меня боятся...
– Вы правы, мадонна Изидора, возможно Вы перейдёте к моему лучшему помощнику... всё будет зависеть только от вас. Подумали ли Вы над моим вопросом?
– Какие именно книги интересуют Вас, Ваше святейшество? Или Вы хотите найти всё, чтобы уничтожить?
Он искренне удивился.
– Кто Вам сказал такую чушь?..
– Но Вы ведь бросали в костры тысячи книг только у нас в Венеции? Уже не говоря о других городах... Зачем же ещё они могут быть Вам нужны?
– Моя дражайшая колдунья, – улыбнулся Караффа, – существуют «книги» и КНИГИ... И то, что я сжигал, всегда относилось к первой категории... Пройдёмте со мной, я покажу Вам кое-что интересное.
Караффа толкнул тяжёлую позолоченную дверь, и мы очутились в узком, очень длинном, тёмном коридоре. Он захватил с собой серебряный подсвечник, на котором горела одна-единственная толстая свеча.
– Следуйте за мной, – коротко приказал новоиспечённый Папа.
Мы долго шли, проходя множество небольших дверей, за которыми не было слышно ни звука. Но Караффа шёл дальше, и мне не оставалось ничего другого, как только в молчании следовать за ним. Наконец мы очутились у странной «глухой» двери, у которой не было дверных ручек. Он незаметно что-то нажал, и тяжеленная дверь легко сдвинулась с места, открывая вход в потрясающую залу... Это была библиотека!.. Самая большая, которую мне когда-либо приходилось видеть!!! Огромнейшее пространство с пола до потолка заполняли книги!.. Они были везде – на мягких диванах, на подоконниках, на сплошных полках, и даже на полу... Их здесь были тысячи!.. У меня перехватило дыхание – это было намного больше библиотеки Медичи.
– Что это?! – забывшись, с кем здесь нахожусь, ошеломлённо воскликнула я.
– Это и есть КНИГИ, мадонна Изидора. – спокойно ответил Караффа. – И если Вы захотите, они будут Ваши... Всё зависит только от Вас.
Его горящий взгляд приковал меня к месту, что тут же заставило меня вспомнить, где и с кем я в тот момент находилась. Великолепно сыграв на моей беззаветной и безмерной любви к книгам, Караффа заставил меня на какой-то момент забыть страшную реальность, которая, как теперь оказалось, собиралась в скором времени стать ещё страшней...
Караффе в то время было более семидесяти лет, хотя выглядел он на удивление моложаво. Когда-то, в самом начале нашего знакомства, я даже подумывала, а не помог ли ему кто-то из ведунов, открыв наш секрет долголетия?!. Но потом он вдруг начал резко стареть, и я про всё это начисто забыла. Теперь же, я не могла поверить, что этот могущественный и коварный человек, в руках которого была неограниченная власть над королями и принцами, только что сделал мне очень «завуализированное» и туманное предложение... в котором можно было заподозрить какую-то нечеловечески-странную капельку очень опасной любви?!...
У меня внутри, всё буквально застыло от ужаса!.. Так как, будь это правдой, никакая земная сила не могла меня уберечь от его раненой гордости, и от его мстительной в своей злобе, чёрной души!...
– Простите мою нескромность, Ваше святейшество, но, во избежание ошибки с моей стороны, не соблаговолите ли Вы мне более точно объяснить, что Вы хотели этим сказать? – очень осторожно ответила я.
Караффа мягко улыбнулся и, взяв мою дрожащую руку в свои изящные, тонкие пальцы, очень тихо произнёс:
– Вы – первая женщина на земле, мадонна Изидора, которая, по моему понятию, достойна настоящей любви... И Вы очень интересный собеседник. Не кажется ли Вам, что Ваше место скорее на троне, чем в тюрьме инквизиции?.. Подумайте об этом, Изидора. Я предлагаю Вам свою дружбу, ничего более. Но моя дружба стоит очень многого, поверьте мне... И мне очень хотелось бы Вам это доказать. Но всё будет зависеть от Вашего решения, естественно... – и, к моему величайшему удивлению, добавил: – Вы можете здесь остаться до вечера, если желаете что-то почитать; думаю, Вы найдёте здесь для себя очень много интересного. Позвоните в колокольчик, когда закончите, и Ваша служанка покажет Вам дорогу назад.
Караффа был спокоен и сдержан, что говорило о его полной уверенности в своей победе... Он даже на мгновение не допускал мысли, что я могла бы отказаться от такого «интересного» предложения... И уж особенно в моём безысходном положении. А вот именно это и было самым пугающим... Так как я, естественно, собиралась ему отказать. Только, как это сделать я пока что не имела ни малейшего представления...
Я огляделась вокруг – комната потрясала!.. Начиная с вручную сшитых переплётов старейших книг, до папирусов и рукописей на бычьей коже, и до поздних, уже печатных книг, эта библиотека являлась кладезем мировой мудрости, настоящим торжеством гениальной человеческой Мысли!!! Это была, видимо, самая ценная библиотека, которую когда-либо видел человек!.. Я стояла, полностью ошеломлённая, завороженная тысячами со мной «говоривших» томов, и никак не могла понять, каким же образом это богатство могло ужиться здесь с теми проклятиями, которые так яро и «искренне» сыпала на им подобное инквизиция?... Ведь для настоящих инквизиторов все эти книги должны были являться самой чистой ЕРЕСЬЮ, именно за которую люди горели на кострах, и которая категорически запрещалась, как страшнейшее преступление против церкви!.. Каким же образом здесь, в подвалах Папы, сохранились все эти ценнейшие книги, которые, якобы, во имя «искупления и очищения душ», до последнего листочка, сжигались на площадях?!.. Значит, всё, что говорили «отцы-инквизиторы», всё, что они творили – было всего лишь страшной завуалированной ЛОЖЬЮ! И эта безжалостная ложь глубоко и крепко сидела в простых и открытых, наивных и верующих человеческих сердцах!.. Подумать только, что я когда-то была абсолютно уверена, что церковь была искренна в своей вере!.. Так как любая вера, какой бы странной она не казалась, для меня всегда воплощала в себе искренний дух и веру человека во что-то чистое и высокое, к чему, во имя спасения, стремилась его душа. Я никогда не была «верующей», так как я верила исключительно в Знание. Но я всегда уважала убеждения других, так как, по моему понятию, человек имел право выбирать сам, куда направить свою судьбу, и чужая воля не должна была насильно указывать, как он должен был проживать свою жизнь. Теперь же я ясно видела, что ошиблась... Церковь лгала, убивала и насиловала, не считаясь с такой «мелочью», как раненая и исковерканная человеческая душа...
Как бы я не была увлечена увиденным, пора было возвращаться в действительность, которая для меня, к сожалению, в тот момент не представляла ничего утешительного...
Святой Отец Церкви, Джованни Пьетро Караффа любил меня!.. О, боги, как же он должен был за это меня ненавидеть!!! И насколько сильнее станет его ненависть, когда он вскоре услышит мой ответ...
Я не могла понять этого человека. Хотя, до него, чуть ли не любая человеческая душа была для меня открытой книгой, в которой я всегда могла свободно читать. Он был совершенно непредсказуем, и невозможно было уловить тончайшие изменения его настроений, которые могли повлечь за собой ужасающие последствия. Я не знала, сколько ещё смогу продержаться, и не знала, как долго он намерен меня терпеть. Моя жизнь полностью зависела от этого фанатичного и жестокого Папы, но я точно знала только одно – я не намерена была лгать. Что означало, жизни у меня оставалось не так уж много...
Я опять ошибалась.
На следующий день меня провели вниз, в какой-то хмурый, огромный каменный зал, который совершенно не сочетался с общей обстановкой великолепнейшего дворца. Караффа сидел на высоком деревянном кресле в конце этого странного зала, и являл собою воплощение мрачной решимости, которая могла тут же превратиться в самое изощрённое зло...