Всё о Еве

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Всё о Еве
All About Eve
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Жанр

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Режиссёр

Джозеф Лео Манкевич

Продюсер

Дэррил Ф. Занук

Автор
сценария

Джозеф Лео Манкевич

В главных
ролях

Бетт Дэвис
Энн Бэкстер
Джордж Сандерс
Селеста Холм

Оператор

Милтон Краснер

Композитор

Альфред Ньюман

Хореограф

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Кинокомпания

20th Century Fox

Длительность

138 мин.

Бюджет

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сборы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна

США22x20px США

Язык

английский

Год

1950

Предыдущий фильм

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Следующий фильм

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

IMDb

ID 0042192

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
К:Фильмы 1950 года

«Всё о Еве» (англ. All About Eve) — американский фильм-драма 1950 года, снятый режиссёром Джозефом Лео Манкевичем. Манкевич также написал сценарий, основанный на рассказе Мэри Орр «Мудрость Евы» (англ. The Wisdom of Eve). Бетт Девис сыграла Марго Ченнинг, очень знаменитую, но стареющую звезду Бродвея. Энн Бакстер снялась в роли Евы Харрингтон, молодой поклонницы Ченнинг, которая вкрадывается в её жизнь и, в конечном счёте, становится угрозой и для её карьеры, и для её личной жизни. В остальных ролях задействованы Джордж Сандерс, Селеста Холм, Хью Марлоу, Гари Меррилл, Телма Риттер, а также Мэрилин Монро, для которой это был один из первых фильмов.

«Всё о Еве» получил восторженные отзывы критиков; фильм был заявлен в 14 номинациях на премию «Оскар» (такого числа номинаций позднее добился только «Титаник» в 1997 году) и завоевал 6 из них, включая премию за лучший фильм.

В истории кинематографа лента считается классической, в 1990 году она была отобрана для хранения в Национальном реестре фильмов. В 1998 году фильм «Всё о Еве» занял 16-ю позицию в списке 100 лучших Американских фильмов Американского института киноискусства.







Сюжет

Файл:Anne Baxter in All About Eve trailer.jpg
Энн Бакстер в роли Евы Харрингтон

Фильм начинается с вымышленной сцены вручения престижной театральной премии имени Сары Сиддонс, которую получает молодая актриса Ева Харрингтон. Далее следуют события, показанные в ретроспективе.

Марго Ченнинг (Бетт Девис) — одна из самых больших звёзд Бродвея, но несмотря на её непревзойдённый успех, возраст даёт о себе знать. После очередного вечернего спектакля она знакомится с молодой женщиной, Евой Харрингтон (Энн Бакстер). Ева заверяет, что она — преданная поклонница её таланта, и рассказывает в компании, собравшейся в гримёрке Марго, что именно она, Марго Ченнинг, вдохновила её приехать из Сан-Франциско в Нью-Йорк после её театрального представления там. Постепенно в фильме раскрывается двуличность Евы и её тайное намерение отнять у Марго Ченнинг всё, что той дорого: её любовника (Гэри Меррилл), её друзей (Селеста Холм и Хью Марлоу), её театральную карьеру и славу.

Ева собирается вытеснить Марго, став её дублёршей. Как только Марго не сможет выйти на сцену, она намерена сделать это вместо неё, продемонстрировать свои достоинства перед многочисленными критиками. Её план проваливается, и она решает путём шантажа получить следующую роль, обещанную Марго, не подозревая, что та сама уже не рада играть роли, не подходящие для неё из-за возраста.

Ева пытается подняться в театральном мире, используя помощь театрального критика Эддисона Девитта (Джордж Сандерс). Незадолго до премьеры спектакля с её участием она посвящает Девитта в свой план — выйти замуж за сценариста Ллойда Ричардса (Хью Марлоу) после его развода с женой Карен (Селеста Холм). Девитт, имея собственный расчет, раскрывает всю подноготную Евы и шантажирует её. Он рассказывает о том, что послужило настоящей причиной её приезда в Нью-Йорк из Сан-Франциско. Как выясняется, Ева была вынуждена уйти с работы на пивоваренном заводе, когда жена босса прослышала о непозволительной связи Евы со своим мужем. Хотя Эддисон и оскорбляет Еву, в то же время он увлечён ею и продолжает способствовать её карьере.

Еве, теперь уже звезде Бродвея, вручают премию за исполненную роль. После чего у себя в квартире она обнаруживает пробравшуюся к ней молодую поклонницу — и всё готово повториться сначала.

В ролях

Создание фильма и основные темы

Файл:Bette Davis in All About Eve trailer.jpg
Бетт Дэвис в роли Марго Ченнинг

Рассказ Мэри Орр «Мудрость Евы» был основан на реальной истории, произошедшей с австрийской актрисой Элизабет Бергнер, которую часто называли «Гарбо на сцене». Рассказ был опубликован в журнале «Cosmopolitan» в мае 1946 года; затем Орр написала на его основе радиопьесу, которая привлекла внимание Джозефа Лео Манкевича. Первоначальное название фильма «Мудрость Евы» изменялось несколько раз: сначала оно превратилось в «Еву Харрингтон», затем — в «Лучшую роль» (Best Performance), после чего был найден окончательный вариант — «Всё о Еве».

Хотя продюсер фильма Дэррил Занук хотел видеть в главной роли Марлен Дитрих, Манкевич настоял на кандидатуре Клодетт Колбер. Однако за две недели до начала съёмок она была вынуждена отказаться от роли из-за несчастного случая. В итоге роль Марго Ченнинг досталась Бетт Дэвис. Известно, что Манкевич при создании образа Марго вдохновлялся судьбой Пег Уоффингтон (Peg Woffington), ирландской актрисы XVIII века; после выхода ленты ходили слухи, что прототипом Марго была Таллула Бэнкхед. Однако Бетт Дэвис также могла ассоциировать себя с героиней, чувствующей закат своей славы и угрозу со стороны молодёжи, поскольку к тому моменту продолжение карьеры 41-летней актрисы находилось под вопросом. Благодаря успеху фильма «Всё о Еве» эта проблема для Дэвис была решена. Кроме острого для театральной среды вопроса о столкновении амбиций и старении, лента затрагивает важную для женщин дилемму: карьера или брак. В конце концов Марго выбирает второе.[1]

Награды и номинации

Файл:Celeste Holm in All About Eve trailer.jpg
Селеста Холм в роли Карен Ричардс
  • 1950 — номинация на премию Национального совета кинокритиков США за лучший фильм.
  • 1951 — приз лучшей актрисе (Бетт Дэвис) и специальный приз жюри (Джозеф Манкевич) на Каннском кинофестивале.
  • 1951 — 6 премий «Оскар»: лучший фильм, лучший режиссёр (Джозеф Манкевич), лучший сценарий (Джозеф Манкевич), лучший актёр второго плана (Джордж Сандерс), лучшие костюмы в чёрно-белом фильме (Эдит Хед, Шарль Ле Мер), лучшая запись звука. Лента была также выдвинута в 8 номинациях: лучшая актриса (Бетт Дэвис и Энн Бакстер), лучшая актриса второго плана (Селеста Холм и Телма Риттер), лучшая чёрно-белая операторская работа (Милтон Краснер), лучший монтаж (Барбара Маклин), лучшая музыка (Альфред Ньюман), лучшая работа художников и декораторов в чёрно-белом фильме (Лайл Уилер, Джордж Дэвис, Томас Литтл, Уолтер Скотт).
  • 1951 — премия BAFTA за лучший фильм.
  • 1951 — премия «Золотой глобус» за лучший сценарий (Джозеф Манкевич), а также 5 номинаций: лучший фильм — драма, лучший режиссёр (Джозеф Манкевич), лучшая драматическая актриса (Бетт Дэвис), лучший актёр второго плана (Джордж Сандерс), лучшая актриса второго плана (Телма Риттер).
  • 1951 — премия Гильдии режиссёров США (Джозеф Манкевич).
  • 1951 — премия Гильдии сценаристов США за лучшую американскую комедию (Джозеф Манкевич).
  • 1952 — премия «Бодил» за лучший американский фильм (Джозеф Манкевич).
  • 1952 — премия «Серебряная лента» Итальянского национального синдиката киножурналистов в категории «лучшая зарубежная актриса» (Бетт Дэвис).

См. также

Напишите отзыв о статье "Всё о Еве"

Примечания

  1. L. Coons. All About Eve // Movies in American History. — ABC Clio, 2011. — P. 7—8.

Ссылки

В Викицитатнике есть страница по теме
Всё о Еве

Отрывок, характеризующий Всё о Еве

Прошло много лет с того чудесного тёплого завтрака, но эти её слова навсегда впечатались в мою память и стали одним из «неписанных» законов моей жизни, в которой «падать», к сожалению, мне пришлось очень много раз, но до сих пор всегда удавалось подняться. Проходили дни, я всё больше и больше привыкала к своему удивительному и такому ни на что не похожему миру и, несмотря на некоторые неудачи, чувствовала себя в нём по-настоящему счастливой.
К тому времени я уже чётко поняла, что не смогу найти никого, с кем могла бы открыто делиться тем, что со мной постоянно происходило, и уже спокойно принимала это, как должное, больше не огорчаясь и не пытаясь кому-то что-то доказать. Это был мой мир и, если он кому-то не нравился, я не собиралась никого насильно туда приглашать. Помню, позже, читая одну из папиных книг, я случайно наткнулась на строки какого-то старого философа, которые были написаны много веков назад и которые меня тогда очень обрадовали и несказанно удивили:
«Будь, как все, иначе жизнь станет невыносимой. Если в знании или умении оторвёшься от нормальных людей слишком далеко, тебя перестанут понимать и сочтут безумцем. В тебя полетят камни, от тебя отвернётся твой друг»…
Значит уже тогда (!) на свете были «необычные» люди, которые по своему горькому опыту знали, как это всё непросто и считали нужным предупредить, а если удастся – и уберечь, таких же «необычных», какими были они сами, людей!!!
Эти простые слова, когда-то давно жившего человека, согрели мою душу и поселили в ней крохотную надежду, что когда-нибудь я возможно и встречу кого-то ещё, кто будет для всех остальных таким же «необычным», как я сама, и с кем я смогу свободно говорить о любых «странностях» и «ненормальностях», не боясь, что меня воспримут «в штыки» или, в лучшем случае, – просто безжалостно высмеют. Но эта надежда была ещё настолько хрупкой и для меня невероятной, что я решила поменьше увлекаться, думая о ней, чтобы, в случае неудачи, не было бы слишком больно «приземляться» с моей красивой мечты в жёсткую реальность…
Даже из своего короткого опыта я уже понимала, что во всех моих «странностях» не было ничего плохого или отрицательного. А если иногда какие-то из моих «экспериментов» и не совсем получались, то отрицательное действие теперь проявлялось уже только на меня, но не на окружающих меня людей. Ну, а если какие-то друзья, из-за боязни быть вовлечёнными в мои «ненормальности», от меня отворачивались – то такие друзья мне были просто не нужны…
И ещё я знала, что моя жизнь кому-то и для чего-то видимо была нужна, потому, что в какую бы опасную «передрягу» я не попадала, мне всегда удавалось из неё выйти без каких-либо негативных последствий и всегда как-будто кто-то неизвестный мне в этом помогал. Как, например, и произошло тем же летом, в момент, когда я чуть было не утонула в нашей любимой реке Нямунас...

Был очень жаркий июльский день, температура держалась не ниже +40 градусов. Накалившийся «до бела» воздух был сухим, как в пустыне и буквально «трещал» в наших лёгких при каждом вздохе. Мы сидели на берегу реки, бессовестно потея и ловили ртами воздух, как выброшенные на сушу перегревшиеся караси… И уже почти что полностью «поджарившись» на солнышке, тоскующими глазами смотрели на воду. Привычной влаги абсолютно не чувствовалось и поэтому всей ребятне дико хотелось как можно быстрее окунуться. Но купаться было немножко боязно, так как это был другой, не привычный нам берег реки, а Нямунас, как известно, издавна была той глубокой и непредсказуемой рекой, с которой шутки шутить не советовалось.
Наш старый любимый пляж был на время закрыт для чистки, поэтому мы все временно собрались на месте более или менее кому-то знакомом, и все пока что дружно «сушились» на берегу, никак не решаясь купаться. У самой реки росло огромное старое дерево. Его длинные шелковистые ветви, при малейшем дуновении ветра, касались воды, тихо лаская её нежными лепестками, а мощные старые корни, упираясь в речные камни, сплетались под ним в сплошной «бородавчатый» ковёр, создавая своеобразную, нависающую над водой, бугристую крышу.
Вот это-то старое мудрое дерево, как ни странно, и являло собой реальную опасность для купающихся… Вокруг него, по какой-то причине, в воде создавалось множество своеобразных «воронок», которые как бы «всасывали» попавшегося человека в глубину и надо было быть очень хорошим пловцом, чтобы суметь удержаться на поверхности, тем более, что место под деревом как раз было очень глубоким.
Но детям говорить об опасности, как известно, почти что всегда бесполезно. Чем больше их убеждают заботливые взрослые, что с ними может произойти какая-то непоправимая беда, тем больше они уверенны, что «может быть с кем-то это и может случиться, но, конечно же, только не с ними, не здесь и не сейчас»… А само ощущение опасности, наоборот – их только ещё больше притягивает, тем самым, провоцируя иногда на глупейшие поступки.
Вот примерно так же думали и мы – четверо «бравых» соседских ребят и я, и, не вытерпев жары, всё же решили искупаться. Река выглядела тихой и спокойной, и никакой опасности вроде бы собой не представляла. Мы договорились наблюдать друг за другом и дружно поплыли. В начале вроде бы всё было, как обычно – течение было не сильнее, чем на нашем старом пляже, а глубина не превышала уже знакомой привычной глубины. Я расхрабрилась и поплыла уже более уверенно. И тут же, за эту же слишком большую уверенность, «боженька стукнул меня по головушке, да не пожалел»… Я плыла недалеко от берега, как вдруг почувствовала, что меня резко потащило вниз… И это было столь внезапно, что я не успела никак среагировать, чтобы удержаться на поверхности. Меня странно крутило и очень быстро тянуло в глубину. Казалось, время остановилось, я чувствовала, что не хватает воздуха.
Тогда я ещё ничего не знала ни о клинической смерти, ни о светящихся туннелях, появлявшихся во время неё. Но то, что случилось далее, было очень похожим на все те истории о клинических смертях, которые намного позже мне удалось прочитать в разных книжках, уже живя в далёкой Америке…
Я чувствовала, что если сейчас же не вдохну воздуха, мои лёгкие просто-напросто разорвутся, и я, наверняка, умру. Стало очень страшно, в глазах темнело. Неожиданно в голове вспыхнула яркая вспышка, и все чувства куда-то исчезли... Появился слепяще-яркий, прозрачный голубой туннель, как будто весь сотканный из мельчайших движущихся серебристых звёздочек. Я тихо парила внутри него, не чувствуя ни удушья, ни боли, только мысленно удивляясь необыкновенному чувству абсолютного счастья, как будто наконец-то обрела место своей долгожданной мечты. Было очень спокойно и хорошо. Все звуки исчезли, не хотелось двигаться. Тело стало очень лёгким, почти что невесомым. Вероятнее всего, в тот момент я просто умирала...
Я видела какие-то очень красивые, светящиеся, прозрачные человеческие фигуры, медленно и плавно приближающиеся по туннелю ко мне. Все они тепло улыбались, как будто звали к ним присоединиться… Я уже было потянулась к ним… как вдруг откуда-то появилась огромная светящаяся ладонь, которая подхватила меня снизу и, как песчинку, начала быстро подымать на поверхность. Мозг взорвался от нахлынувших резких звуков, как будто в голове внезапно лопнула защищающая перегородка... Меня, как мячик, вышвырнуло на поверхность… и оглушило настоящим водопадом цветов, звуков и ощущений, которые почему-то воспринимались мной теперь намного ярче, чем это было привычно.
На берегу была настоящая паника… Соседские мальчишки, что-то крича, выразительно размахивали руками, показывая в мою сторону. Кто-то пытался вытащить меня на сушу. А потом всё поплыло, закружилось в каком-то сумасшедшем водовороте, и моё бедное, перенапряжённое сознание уплыло в полную тишину... Когда я понемножку «очухалась», ребята стояли вокруг меня с расширившимися от ужаса глазами, и все вместе чем-то напоминали одинаковых перепуганных совят… Было видно, что всё это время они находились чуть ли не в настоящем паническом шоке, и видимо мысленно уже успели меня «похоронить». Я постаралась изобразить улыбку и, всё ещё давясь тёплой речной водой, с трудом выдавила, что у меня всё в порядке, хотя ни в каком порядке я в тот момент естественно не была.
Как мне потом сказали, весь этот переполох занял в реальности всего лишь минут пять, хотя для меня, в тот страшный момент, когда я находилась под водой, время почти, что остановилось... Я искренне радовалась, что мамы в тот день с нами не было. Позже мне кое-как удалось упросить «соседскую маму», с которой нас тогда отпустили купаться, чтобы то, что случилось у реки, осталось нашим секретом, так как мне совершенно не хотелось, чтобы моих бабушку или маму хватил сердечный удар, тем более, что всё уже было позади и не имело никакого смысла кого-либо так бессмысленно пугать. Соседка сразу же согласилась. Видимо, для неё это был такой же желанный вариант, так как ей не очень-то хотелось, чтобы кто-то узнал, что общего доверия ей, к сожалению, не удалось оправдать…