Второе компьенское перемирие

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Hitler and german-nazi officers staring at french marechal foch statue 21 June 1940.png
Гитлер с приближёнными смотрит на памятник Фошу в мемориальном комплексе в Компьенском лесу.
Файл:Bundesarchiv Bild 146-2004-0147, Waffenstillstand von Compiègne, Waggon.jpg
Компьенский вагон вывозят из музея сквозь пролом в стене

Второе компьенское перемирие (или Компьенское перемирие 1940 года) — перемирие, заключённое 22 июня 1940 года в Компьенском лесу между нацистской Германией и Францией и завершившее успешную кампанию немецких войск во Франции (май—июнь 1940 года). Результатом перемирия стало разделение Франции на оккупационную зону немецких войск и марионеточное государство, управляемое режимом Виши. Гитлер намеренно настоял на том, чтобы перемирие было заключено в Компьенском лесу, так как там было подписано Компьенское перемирие 1918 года между Германией и войсками стран Антанты, которое предусматривало окончание боевых действий Первой мировой войны на невыгодных для Германии условиях.







История подписания

Немецкие войска 10 мая 1940 года начали вторжение в Бельгию, Нидерланды и Францию и в течение месяца разгромили французские войска и расположенные на континенте британские экспедиционные части. 10 июня был занят Париж, и правительство Франции переехало в Бордо. Премьер-министр Франции Поль Рейно отказался вести переговоры о мире и подал в отставку 16 июня, его сменил герой Первой мировой войны маршал Франции Анри Филипп Петен. Он сразу вступил в переговоры с Гитлером.

Местом подписания перемирия Гитлер избрал Компьенский лес, место недалеко от города Компьень в департаменте Уаза. Это должно было символизировать исторический реванш над Францией, поскольку Компьенский лес был местом подписания унизительного перемирия между Германией и Антантой в 1918 году, которое завершило действия на Западном фронте Первой мировой войны и ознаменовало начало конца Германской империи. Решение о месте подписания перемирия Гитлер принял ещё 20 мая, когда до окончания боёв было далеко[1].

Специально для этого случая тот же железнодорожный вагон маршала Фоша, в котором происходило подписание соглашения в 1918 году, был доставлен из музея к месту подписания. Переговоры начались днём 21 июня. Гитлер, прибывший в Компьень вместе с несколькими высшими военными и гражданскими чинами Рейха, демонстративно покинул церемонию после оглашения преамбулы текста перемирия. Со стороны Германии во главе делегации остался начальник штаба Верховного главнокомандования Вильгельм Кейтель, со стороны Франции — генерал Шарль Хюнтцигер. Первоначально Хюнтцигер не имел полномочий на подписание перемирия, но с места ведения переговоров была установлена связь с правительством в Бордо.

Кейтель с самого начала заявил, что составленный немецким руководством текст не будет изменён. В ходе переговоров французская делегация и генерал Максим Вейган, который от имени правительства поддерживал связь из Бордо, возражали против отдельных условий (например, против требования выдать Германии её граждан, которые бежали во Францию из-за политики нацистов)[2]. Вечером 22 июня, в 18:30, Кейтель потребовал в течение часа подписать или отклонить текст перемирия, в 18:50 Хюнтцигер поставил подпись.

Вечером 24 июня в Риме было подписано перемирие с Италией.

Условия

Файл:France map Lambert-93 with regions and departments-occupation-rus.svg
Оккупационная зона во Франции

Перемирие предусматривало создание оккупационной зоны немецких войск на территории примерно в 60 % от общей территории Франции, которая покрывала север и запад страны, включая Париж и всё атлантическое побережье (статьи II и III). Французская армия должна была разоружиться и передать тяжёлое вооружение немецким войскам (статьи IV—VI); предусматривалось сохранение минимальных соединений для поддержания порядка, численность которых должны были определить Германия и Италия. Французский военный флот должен был быть демобилизован и помещён в порты под наблюдение оккупационных сил. Со своей стороны немцы обязались не использовать его в военных целях (статья VIII). Торговые суда должны были находиться в портах до особого разрешения (статья XI). На Францию также возлагалось обязанность содержать немецкие войска на своей территории (статья XVIII).

Франция передавала Рейху всех немецких военнопленных, в то время как французские солдаты должны были оставаться в лагерях для военнопленных до окончания боевых действий в Западной Европе (статьи XIX—XX). Из около полутора миллионов французских военнопленных около миллиона оставались в лагерях до 1945 года[3]. Кроме этого Франция обязывалась выдать Рейху находящихся на её территории граждан Германии, которых укажет немецкое командование (статья XIX; речь идёт в первую очередь о гражданах Германии, бежавших во Францию по политическим мотивам).

Заключительная статья XXIV гласила, что перемирие будет сохранять силу до заключения мирного договора. В реальности такой договор никогда не был заключён.

Напишите отзыв о статье "Второе компьенское перемирие"

Примечания

  1. Ширер У. Взлёт и падение Третьего рейха. — С. 159.
  2. Ширер У. Взлёт и падение Третьего рейха. — С. 163.
  3. Pieter Lagrou. [http://findarticles.com/p/articles/mi_m2279/is_n154/ai_19320243/pg_24 Victims of genocide and national memory: Belgium, France and the Netherlands 1945-1965] // Past & Present. — Oxford: Oxford University Press, 1997, февраль. — С. 24.

Литература

  • Ширер У. Второе перемирие в Компьене. // Взлёт и падение Третьего рейха. = The Rise and Fall of the Third Reich. — М.: Захаров, 2009. — Т. 2. — С. 159—166. — 704 с. — ISBN 978-5-8159-0920-5.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Второе компьенское перемирие

– Я что, ей понравилась, что ли? – надула губки Стелла. – Почему она не идёт к вам? Что она от меня хочет?..
Было смешно наблюдать, как малышка еле сдерживается, чтобы не пуститься пулей отсюда подальше. Видимо красивая птица не вызывала у неё особых симпатий...
Вдруг птица развернула крылья и от них пошло слепящее сияние. Медленно-медленно над крыльями начал клубиться туман, похожий на тот, который развевался над Вэйей, когда мы увидели её первый раз. Туман всё больше клубился и сгущался, становясь похожим на плотный занавес, а из этого занавеса на нас смотрели огромные, почти человеческие глаза...
– Ой, она что – в кого-то превращается?!.. – взвизгнула Стелла. – Смотрите, смотрите!..
Смотреть и правда было на что, так как «птица» вдруг стала «деформироваться», превращаясь то ли в зверя, с человеческими глазами, то ли в человека, со звериным телом...
– Что-о это? – удивлённо выпучила свои карие глазки моя подружка. – Что это с ней происходит?..
А «птица» уже выскользнула из своих крыльев, и перед нами стояло очень необычное существо. Оно было похоже на полуптицу-получеловека, с крупным клювом и треугольным человеческим лицом, очень гибким, как у гепарда, телом и хищными, дикими движениями... Она была очень красивой и, в то же время, очень страшной.
– Это Миард. – представила существо Вэя. – Если хотите, он покажет вам «живность», как вы говорите.
У существа, по имени Миард, снова начали появляться сказочные крылья. И он ими приглашающе махнул в нашу сторону.
– А почему именно он? Разве ты очень занята, «звёздная» Вэя?
У Стеллы было очень несчастное лицо, потому что она явно боялась это странное «красивое страшилище», но признаться в этом ей, по-видимому, не хватало духу. Думаю, она скорее бы пошла с ним, чем смогла бы признаться, что ей было просто-напросто страшно... Вэя, явно прочитав Стеллины мысли, тут же успокоила:
– Он очень ласковый и добрый, он понравится вам. Вы ведь хотели посмотреть живое, а именно он и знает это лучше всех.
Миард осторожно приблизился, как будто чувствуя, что Стелла его боится... А мне на этот раз почему-то совершенно не было страшно, скорее наоборот – он меня дико заинтересовал.
Он подошёл в плотную к Стелле, в тот момент уже почти пищавшей внутри от ужаса, и осторожно коснулся её щеки своим мягким, пушистым крылом... Над рыжей Стеллиной головкой заклубился фиолетовый туман.
– Ой, смотри – у меня так же, как у Вэйи!.. – восторженно воскликнула удивлённая малышка. – А как же это получилось?.. О-о-ой, как красиво!.. – это уже относилось к появившейся перед нашим взором новой местности с совершенно невероятными животными.
Мы стояли на холмистом берегу широкой, зеркальной реки, вода в которой была странно «застывшей» и, казалось, по ней можно было спокойно ходить – она совершенно не двигалась. Над речной поверхностью, как нежный прозрачный дымок, клубился искрящийся туман.
Как я наконец-то догадалась, этот «туман, который мы здесь видели повсюду, каким-то образом усиливал любые действия живущих здесь существ: открывал для них яркость видения, служил надёжным средством телепортации, вообще – помогал во всём, чем бы в тот момент эти существа не занимались. И думаю, что использовался для чего-то ещё, намного, намного большего, чего мы пока ещё не могли понять...
Река извивалась красивой широкой «змеёй» и, плавно уходя в даль, пропадала где-то между сочно-зелёными холмами. А по обоим её берегам гуляли, лежали и летали удивительные звери... Это было настолько красиво, что мы буквально застыли, поражённые этим потрясающим зрелищем...
Животные были очень похожи на невиданных царственных драконов, очень ярких и гордых, как будто знающих, насколько они были красивыми... Их длиннющие, изогнутые шеи сверкали оранжевым золотом, а на головах красными зубцами алели шипастые короны. Царские звери двигались медленно и величественно, при каждом движении блистая своими чешуйчатыми, перламутрово-голубыми телами, которые буквально вспыхивали пламенем, попадая под золотисто-голубые солнечные лучи.
– Красоти-и-и-ще!!! – в восторге еле выдохнула Стелла. – А они очень опасные?
– Здесь не живут опасные, у нас их уже давно нет. Я уже не помню, как давно... – прозвучал ответ, и тут только мы заметили, что Вэйи с нами нет, а обращается к нам Миард...
Стелла испуганно огляделась, видимо не чувствуя себя слишком комфортно с нашим новым знакомым...
– Значит опасности у вас вообще нет? – удивилась я.
– Только внешняя, – прозвучал ответ. – Если нападут.
– А такое тоже бывает?
– Последний раз это было ещё до меня, – серьёзно ответил Миард.
Его голос звучал у нас в мозгу мягко и глубоко, как бархат, и было очень непривычно думать, что это общается с нами на нашем же «языке» такое странное получеловеческое существо... Но мы наверное уже слишком привыкли к разным-преразным чудесам, потому что уже через минуту свободно с ним общались, полностью забыв, что это не человек.
– И что – у вас никогда не бывает никаких-никаких неприятностей?!. – недоверчиво покачала головкой малышка. – Но тогда вам ведь совсем не интересно здесь жить!..
В ней говорила настоящая, неугасающая Земная «тяга к приключениям». И я её прекрасно понимала. Но вот Миарду, думаю, было бы очень сложно это объяснить...
– Почему – не интересно? – удивился наш «проводник», и вдруг, сам себя прервав, показал в верх. – Смотрите – Савии!!!
Мы взглянули на верх и остолбенели.... В светло-розовом небе плавно парили сказочные существа!.. Они были совершенно прозрачны и, как и всё остальное на этой планете, невероятно красочны. Казалось, что по небу летели дивные, сверкающие цветы, только были они невероятно большими... И у каждого из них было другое, фантастически красивое, неземное лицо.
– О-ой.... Смотри-и-те... Ох, диво како-о-е... – почему-то шёпотом произнесла, совершенно ошалевшая Стелла.
По-моему, я никогда не видела её настолько потрясённой. Но удивиться и правда было чему... Ни в какой, даже самой буйной фантазии, невозможно было представить таких существ!.. Они были настолько воздушными, что казалось, их тела были сотканы из блистающего тумана... Огромные крылья-лепестки плавно колыхались, распыляя за собой сверкающую золотую пыль... Миард что-то странно «свистнул», и сказочные существа вдруг начали плавно спускаться, образуя над нами сплошной, вспыхивающий всеми цветами их сумасшедшей радуги, огромный «зонт»... Это было так красиво, что захватывало дух!..