Универсалы Центральной рады

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Второй Универсал»)
Перейти к: навигация, поиск

Универсалы Центральной Рады Украинской Народной Республики — политико-правовые акты программного характера, издававшиеся Центральной радой, исполнявшей функции высшего законодательного органа Украины в 1917—1918 годах. Было издано четыре Универсала, определивших этапы становления и развития украинской государственности от провозглашения формальной автономии в рамках единого российского государства до одностороннего провозглашения самостоятельности. Написаны по образцу одноимённых актов козацких гетманов 17-18 веков, автором[1] текста является Владимир Винниченко. Тексты Универсалов, приведённых в работах В. Винниченко, Д. Дорошенко, И. Мазепы и в ряде других изданий не всегда совпадают с оригиналами[2].

Первые два Универсала были изданы до Октябрьской Революции и отображали взаимоотношения между Центральной Радой и Временным правительством России; третий и четвёртый Универсалы регулировали отношения Центральной Рады и Совета народных комиссаров РСФСР[3].







I Универсал

Файл:1st Universal.jpg
I Универсал

После того, как в мае 1917 года Временное правительство отказалось предоставить автономию Украине (даже не немедленно, а в перспективе), Центральная Рада, исходя из принципа «ни бунта, ни покорности», приняла решение принять I Универсал («К украинскому народу, на Украине и вне её сущему»)[1]. Текст Универсала был зачитан В. Винниченко 10 (23) июня 1917 на II Всеукраинском Военном Съезде. Согласно I Универсалу провозглашалась автономия Украины в составе России («не отделяясь от всей России… народ украинский должен сам хозяйничать своей жизнью»). Законодательным органом должно было стать Всенародное Украинское Собрание (Сейм), избираемое всеобщим, равным, прямым, тайным голосованием. Часть средств, полученных от сбора налогов, отныне должны были оставаться на Украине[2].

Учитывая многонациональный состав Украины, Универсал призывал украинских граждан к согласию и взаимопониманию[4].

Центральная Рада брала на себя ответственность за текущее состояние дел на Украине, вводились дополнительные сборы с населения в пользу Рады[5], но не ставилось требование о прекращении платежей в общероссийский бюджет[6].

По провозглашении автономии 15 (28) июня 1917, было создано правительство (Генеральный Секретариат)[7].

В ответ на І Универсал Временное правительство 16 июня выступило с воззванием «Гражданам Украины», в котором предложило гражданам украинцам развивать земское и городское самоуправление и положиться на представительство своих интересов во Всероссийском Учредительном собрании[6][8].

II Универсал

Решения I Универсала в Петрограде были приняты с беспокойством. Учитывая политический кризис, обусловленный массовыми демонстрациями, поражением российской армии на Юго-Западном фронте и, как следствие, утерей Галиции, Временное правительство не могло действовать исключительно силовыми мерами, так как на защиту Центральной Рады могли стать фронтовые украинские части и большая часть населения Украины[1]. Кроме того, вооруженный конфликт мог привести к расколу среди политических сил России. В связи с этим Временное Правительство пошло на переговоры с Центральной Радой, для чего 28 июня в Киев отправились правительственная делегация в составе А. Керенского, М. Терещенко и И. Церетели. В результате переговоров был достигнут компромисс. В частности, Временное правительство признало теоретическую возможность получения Украиной автономии, а Центральная Рада обязывалась самостоятельно (без решения Всероссийского Учредительного собрания) автономию не вводить; Временное правительство разрешило создание национальных украинских военных частей, но при этом организовываться они должны были по разрешению и под контролем Временного правительства, при этом украинские части оставались в составе единой российской армии. Эти условия должны были быть зафиксированы в специальном постановлении Временного правительства Универсале Центральной Рады. Достигнутый компромисс вызвал в России правительственный кризис, в знак протеста против любых уступок украинцам трое министров-кадетов вышли из правительства, однако постановление всё-таки было принято[1][9]. 3 июля 1917 года Временное Правительство отправило в Киев телеграмму с постановлением «О национально-политическом положении Украины», содержание которого совпадало с содержанием подготовленного к оглашению II Универсалом[9].

В тот же день на торжественном заседании Украинской Центральной Рады II Универсал был зачитан (опубликован на украинском, русском, еврейском и польском языках). Универсал утверждал, что «мы, Центральная Рада,… всегда стояли за то, чтобы не отделять Украину от России». Генеральный Секретариат объявлялся «органом Временного правительства», его состав утверждает Временное Правительство. Признавалась необходимость пополнения Рады за счет представителей других национальностей, проживающих на территории Украины. По военному вопросу принималась возможность прикомандирования представителей Украины кабинету военного министра и Генштабу. Формирование украинских войск должно осуществляться под контролем Временного Правительства[9].

III Универсал

После Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде, на Украине большевики установили советскую власть в некоторых прифронтовых городах, началась гражданская война между сторонниками советской власти и сторонниками Временного правительства. Первоначально Центральная Рада занимала нейтральную позицию, но вскоре приступила к активным действиям и смогла установить свою власть на большей части Украины[1]. В ноябре верховенство власти Центральной Рады признали Киевский, Екатеринославский, Одесский, Полтавский комитеты РСДРП(б), ряд Советов рабочих и солдатских депутатов городов Украины, все крестьянские Советы[9].

Продолжая свою государствообразующую линию, Украинская Центральная Рада (УЦР) 7 (20) ноября 1917 утвердила III Универсал, в котором провозгласила Украинскую Народную Республику (УНР) в составе федерации свободных народов, формально не разрывая федеральных связей с Россией, и демократические принципы: свободу слова, печати, вероисповедания, сборов, союзов, забастовок, неприкосновенность лица и жилья; объявила национальную автономию для меньшинств (россиян, поляков, евреев), упразднила смертную казнь, упразднила право частной собственности на землю и признала её собственностью всего народа без выкупа, установила 8-часовой рабочий день, объявила реформу местного самоуправления. Власть Центральной Рады распространялась на 9 губерний: Киевскую, Подольскую, Волынскую, Черниговскую, Полтавскую, Харьковскую, Екатеринославскую, Херсонскую и Таврическую (северные уезды, без Крыма). Судьбу некоторых смежных с Россией областей и губерний (Курская, Холмская, Воронежская и т. п.) предполагалось решить в будущем[10].

На декабрь 1917 года назначались выборы во Всеукраинское Учредительное Собрание, до избрания которого вся власть принадлежала Центральной Раде и Генеральному Секретариату[9].

Однако Украина всё ещё не претендовала на абсолютный суверенитет, так как предполагалось, что октябрьские события в Петрограде — это заговор, который вскоре будет ликвидирован. На территории Украины оставались в силе все законы, постановления и распоряжения Временного Правительства, если они не были отменены Центральной Радой или Генеральным секретариатом. Оставались все правительственные учреждения и все чиновники, назначенные Временным Правительством, до будущих изменений в законодательстве Украинской Народной Республики[10].

IV Универсал

В связи с начавшимися военными действиями между Советской Россией и Украинской Народной республикой перед Центральной радой стали следующие задачи: мобилизовать и организовать народ Украины для отражения агрессии, отмежеваться от режима большевиков[9] и создать условия для начала самостоятельных переговоров с Германией.[1] С целью решения этих задач 9 (22) января 1918 года был провозглашён IV Универсал, согласно которому УНР стало «самостоятельным, ни от кого независимым, свободным суверенным государством украинского народа», а исполнительный орган, Генеральный секретариат, — Советом народных министров. Универсал содержал ряд важных положений: на правительство возлагалась задача «полностью самостоятельно» провести мирные переговоры с Германией и её союзниками; гарантировалась передача земли крестьянам без выкупа, констатировалась национализация лесных, водных и подземных ресурсов; взят курс на национализацию производства и торговли железом, табаком и другими товарами, устанавливался государственный контроль над всеми банками; ставилась задача в ближайшее время созвать Украинское Учредительное собрание, которое должно было принять конституцию УНР. Все граждане УНР призывались к борьбе с большевиками[2].

Универсал был принят на заседании Малой Рады, проголосован в Центральной Раде поимённым голосованием[9] и опубликован на украинском, русском, еврейском и польском языках[2].

Напишите отзыв о статье "Универсалы Центральной рады"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 Бойко О. Д.[uk] Історія України. Київ. Видавничій центр Академія. 2002 р. — С. 326—338.
  2. 1 2 3 4 Павлишин Олег. [http://history.franko.lviv.ua/IIIu_4.htm Універсали Української Центральної Ради] // Довідник з історії України: У 3-х т. Київ, 1994, 1996, 1999.
  3. Мироненко О. М. [http://cyclop.com.ua/content/view/1406/1/1/9/ Універсали Української Центральної Ради] // Юридична енциклопедія: В 6 т. /Редкол.: Ю70 Ю. С. Шемшученко (голова редкол.) та ін. — К.: «Укр. енцикл.», 1998. — ISBN 966-7492-00-1
  4. Ярош Д. В. Універсали Української Центральної Ради — конституційні акти Української державності 1917—1918 рр.: їх зміни та історичне значення. // Університетські наукові записки, 2006, № 3-4 (19-20). — С. 36-43.
  5. Конституційні акти України. 1917—1920. — Київ, 1992. — С. 59.
  6. 1 2 Соколова М. В. [http://www.hist.msu.ru/Labs/UkrBel/sokolova.htm Великодержавность против национализма: Временное правительство и Украинская Центральная Рада (февраль — октябрь 1917)] // Исследования по истории Украины и Белоруссии. — Вып. 1. — М., 1995. — С. 128.
  7. Мироненко О. М. [http://cyclop.com.ua/content/view/1243/5/1/18/ Перший Універсал Української Центральної Ради] // Юридична енциклопедія: В 6 т. /Редкол.: Ю70 Ю. С. Шемшученко (голова редкол.) та ін. — К.: «Укр. енцикл.», 1998. — ISBN 966-7492-00-1.
  8. Вестник Временного правительства. 1917. 17 июня.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 Страницы истории Украины. / Руководитель авторского коллектива П. Т. Фиров. — Севастополь. 1997. — 304 с. — С. 14—33.
  10. 1 2 Мироненко О. М. [http://cyclop.com.ua/content/view/1393/5/1/4/ Третій Універсал Української Центральної Ради] // Юридична енциклопедія: В 6 т. / Ю. С. Шемшученко (голова редкол.) та ін. — К.: «Укр. енцикл.», 1998. — ISBN 966-7492-00-1.

Литература

  • Мироненко О. М. [http://cyclop.com.ua/content/view/1243/5/1/18/ Перший Універсал Української Центральної Ради] // Юридична енциклопедія [Текст] : довідк. вид. В 6 т. Т. 5. П — С [подано 1668 ст., карт та іл.] / НАН України, Ін-т держави і права ім. В. М. Корецького НАН України, Вид-во «Укр. енцикл.» ім. М. П. Бажана; редкол.: Ю. С. Шемшученко (голова редкол.) [та ін.]. — К. : Укр. енцикл. ім. М. П. Бажана, 2003. — 736 с. — Бібліогр. в кінці ст. — ISBN 966-7492-00-1. — ISBN 966-7492-05-2 (т. 5) : Б. ц.
  • Мироненко О. М. [http://cyclop.com.ua/content/view/303/5/1/5/ Юридична енциклопедія [Текст] : довідк. вид. В 6 т. Т. 2. Д — Й [подано 1595 ст., карт та іл.] / Нац. акад. наук України, Ін-т держави і права ім. В. М. Корецького, Вид-во «Укр. енцикл.» ім. М. П. Бажана; редкол.: Ю. С. Шемшученко (голова редкол.) [та ін.]. — К. : Укр. енцикл. ім. М. П. Бажана, 1999. — 744 с. — Бібліогр. в кінці ст. — ISBN 966-7492-00-1. — ISBN 966-7492-02-8 (т. 2) : Б. ц.
  • Мироненко О. М. [http://cyclop.com.ua/content/view/1393/5/1/4/ Третій Універсал Української Центральної Ради] // Юридична енциклопедія [Текст] : наук.-довідк. вид. В 6 т. Т. 6. Т — Я [подано 1525 ст., карт та іл.] / Нац. акад. наук України, Ін-т держави і права ім. В. М. Корецького, Вид-во «Укр. енцикл.» ім. М. П. Бажана; редкол.: Ю. С. Шемшученко (голова редкол.) [та ін.]. — К. : Укр. енцикл. ім. М. П. Бажана, 2004. — 765 с. — Покажч. авт.: с. 668—681. — Імен. покажч.: с. 682—729. — Латин. юрид. вирази і терміни: с. 730—758. — Основ. скор.: с. 759—765. — ISBN 966-7492-00-1. — ISBN 966-7492-06-0 (т. 6) : Б. ц.
  • Мироненко О. М. [http://cyclop.com.ua/content/view/1442/5/1/4/ Четвертий Універсал Української Центральної Ради] // Юридична енциклопедія [Текст] : наук.-довідк. вид. В 6 т. Т. 6. Т — Я [подано 1525 ст., карт та іл.] / Нац. акад. наук України, Ін-т держави і права ім. В. М. Корецького, Вид-во «Укр. енцикл.» ім. М. П. Бажана; редкол.: Ю. С. Шемшученко (голова редкол.) [та ін.]. — К. : Укр. енцикл. ім. М. П. Бажана, 2004. — 765 с. — Покажч. авт.: с. 668—681. — Імен. покажч.: с. 682—729. — Латин. юрид. вирази і терміни: с. 730—758. — Основ. скор.: с. 759—765. — ISBN 966-7492-00-1. — ISBN 966-7492-06-0 (т. 6) : Б. ц.

Отрывок, характеризующий Универсалы Центральной рады

Наверное, это правда, что каждый должен находиться там, чему он по-настоящему принадлежит. И я тут же подумала о нашей милой «звёздной» малышке... Как же ей должно было не хватать своего дома и своей родной и знакомой среды!.. Только теперь я смогла хотя бы чуточку понять, как одиноко ей должно было быть на нашей несовершенной и временами опасной Земле...
– Скажи пожалуйста, Вэя, а почему Атис назвал тебя ушедшей? – наконец-то спросила назойливо кружившейся в голове вопрос я.
– О, это потому, что когда-то очень давно, моя семья добровольно ушла помогать другим существам, которым нужна была наша помощь. Это у нас происходит часто. А ушедшие уже не возвращаются в свой дом никогда... Это право свободного выбора, поэтому они знают, на что идут. Вот потому Атис меня и пожалел...
– А кто же уходит, если нельзя вернуться обратно? – удивилась Стелла.
– Очень многие... Иногда даже больше чем нужно, – погрустнела Вэя. – Однажды наши «мудрые» даже испугались, что у нас недостаточно останется виилисов, чтобы нормально обживать нашу планету...
– А что такое – виилис? – заинтересовалась Стелла.
– Это мы. Так же, как вы – люди, мы – виилисы. А наша планета зовётся – Виилис. – ответила Вэя.
И тут только я вдруг поняла, что мы почему-то даже не додумались спросить об этом раньше!.. А ведь это первое, о чём мы должны были спросить!
– А вы менялись, или были такими всегда? – опять спросила я.
– Менялись, но только внутри, если ты это имела в виду, – ответила Вэя.
Над нашими головами пролетела огромная, сумасшедше яркая, разноцветная птица... На её голове сверкала корона из блестящих оранжевых «перьев», а крылья были длинные и пушистые, как будто она носила на себе разноцветное облако. Птица села на камень и очень серьёзно уставилась в нашу сторону...
– А что это она нас так внимательно рассматривает? – поёжившись, спросила Стелла, и мне показалось, что у неё в голове сидел другой вопрос – «обедала ли уже эта «птичка» сегодня?»...
Птица осторожно прыгнула ближе. Стелла пискнула и отскочила. Птица сделала ещё шаг... Она была раза в три крупнее Стеллы, но не казалась агрессивной, а скорее уж любопытной.
– Я что, ей понравилась, что ли? – надула губки Стелла. – Почему она не идёт к вам? Что она от меня хочет?..
Было смешно наблюдать, как малышка еле сдерживается, чтобы не пуститься пулей отсюда подальше. Видимо красивая птица не вызывала у неё особых симпатий...
Вдруг птица развернула крылья и от них пошло слепящее сияние. Медленно-медленно над крыльями начал клубиться туман, похожий на тот, который развевался над Вэйей, когда мы увидели её первый раз. Туман всё больше клубился и сгущался, становясь похожим на плотный занавес, а из этого занавеса на нас смотрели огромные, почти человеческие глаза...
– Ой, она что – в кого-то превращается?!.. – взвизгнула Стелла. – Смотрите, смотрите!..
Смотреть и правда было на что, так как «птица» вдруг стала «деформироваться», превращаясь то ли в зверя, с человеческими глазами, то ли в человека, со звериным телом...
– Что-о это? – удивлённо выпучила свои карие глазки моя подружка. – Что это с ней происходит?..
А «птица» уже выскользнула из своих крыльев, и перед нами стояло очень необычное существо. Оно было похоже на полуптицу-получеловека, с крупным клювом и треугольным человеческим лицом, очень гибким, как у гепарда, телом и хищными, дикими движениями... Она была очень красивой и, в то же время, очень страшной.
– Это Миард. – представила существо Вэя. – Если хотите, он покажет вам «живность», как вы говорите.
У существа, по имени Миард, снова начали появляться сказочные крылья. И он ими приглашающе махнул в нашу сторону.
– А почему именно он? Разве ты очень занята, «звёздная» Вэя?
У Стеллы было очень несчастное лицо, потому что она явно боялась это странное «красивое страшилище», но признаться в этом ей, по-видимому, не хватало духу. Думаю, она скорее бы пошла с ним, чем смогла бы признаться, что ей было просто-напросто страшно... Вэя, явно прочитав Стеллины мысли, тут же успокоила:
– Он очень ласковый и добрый, он понравится вам. Вы ведь хотели посмотреть живое, а именно он и знает это лучше всех.
Миард осторожно приблизился, как будто чувствуя, что Стелла его боится... А мне на этот раз почему-то совершенно не было страшно, скорее наоборот – он меня дико заинтересовал.
Он подошёл в плотную к Стелле, в тот момент уже почти пищавшей внутри от ужаса, и осторожно коснулся её щеки своим мягким, пушистым крылом... Над рыжей Стеллиной головкой заклубился фиолетовый туман.
– Ой, смотри – у меня так же, как у Вэйи!.. – восторженно воскликнула удивлённая малышка. – А как же это получилось?.. О-о-ой, как красиво!.. – это уже относилось к появившейся перед нашим взором новой местности с совершенно невероятными животными.
Мы стояли на холмистом берегу широкой, зеркальной реки, вода в которой была странно «застывшей» и, казалось, по ней можно было спокойно ходить – она совершенно не двигалась. Над речной поверхностью, как нежный прозрачный дымок, клубился искрящийся туман.
Как я наконец-то догадалась, этот «туман, который мы здесь видели повсюду, каким-то образом усиливал любые действия живущих здесь существ: открывал для них яркость видения, служил надёжным средством телепортации, вообще – помогал во всём, чем бы в тот момент эти существа не занимались. И думаю, что использовался для чего-то ещё, намного, намного большего, чего мы пока ещё не могли понять...
Река извивалась красивой широкой «змеёй» и, плавно уходя в даль, пропадала где-то между сочно-зелёными холмами. А по обоим её берегам гуляли, лежали и летали удивительные звери... Это было настолько красиво, что мы буквально застыли, поражённые этим потрясающим зрелищем...
Животные были очень похожи на невиданных царственных драконов, очень ярких и гордых, как будто знающих, насколько они были красивыми... Их длиннющие, изогнутые шеи сверкали оранжевым золотом, а на головах красными зубцами алели шипастые короны. Царские звери двигались медленно и величественно, при каждом движении блистая своими чешуйчатыми, перламутрово-голубыми телами, которые буквально вспыхивали пламенем, попадая под золотисто-голубые солнечные лучи.
– Красоти-и-и-ще!!! – в восторге еле выдохнула Стелла. – А они очень опасные?
– Здесь не живут опасные, у нас их уже давно нет. Я уже не помню, как давно... – прозвучал ответ, и тут только мы заметили, что Вэйи с нами нет, а обращается к нам Миард...
Стелла испуганно огляделась, видимо не чувствуя себя слишком комфортно с нашим новым знакомым...
– Значит опасности у вас вообще нет? – удивилась я.
– Только внешняя, – прозвучал ответ. – Если нападут.
– А такое тоже бывает?
– Последний раз это было ещё до меня, – серьёзно ответил Миард.
Его голос звучал у нас в мозгу мягко и глубоко, как бархат, и было очень непривычно думать, что это общается с нами на нашем же «языке» такое странное получеловеческое существо... Но мы наверное уже слишком привыкли к разным-преразным чудесам, потому что уже через минуту свободно с ним общались, полностью забыв, что это не человек.
– И что – у вас никогда не бывает никаких-никаких неприятностей?!. – недоверчиво покачала головкой малышка. – Но тогда вам ведь совсем не интересно здесь жить!..
В ней говорила настоящая, неугасающая Земная «тяга к приключениям». И я её прекрасно понимала. Но вот Миарду, думаю, было бы очень сложно это объяснить...
– Почему – не интересно? – удивился наш «проводник», и вдруг, сам себя прервав, показал в верх. – Смотрите – Савии!!!
Мы взглянули на верх и остолбенели.... В светло-розовом небе плавно парили сказочные существа!.. Они были совершенно прозрачны и, как и всё остальное на этой планете, невероятно красочны. Казалось, что по небу летели дивные, сверкающие цветы, только были они невероятно большими... И у каждого из них было другое, фантастически красивое, неземное лицо.
– О-ой.... Смотри-и-те... Ох, диво како-о-е... – почему-то шёпотом произнесла, совершенно ошалевшая Стелла.
По-моему, я никогда не видела её настолько потрясённой. Но удивиться и правда было чему... Ни в какой, даже самой буйной фантазии, невозможно было представить таких существ!.. Они были настолько воздушными, что казалось, их тела были сотканы из блистающего тумана... Огромные крылья-лепестки плавно колыхались, распыляя за собой сверкающую золотую пыль... Миард что-то странно «свистнул», и сказочные существа вдруг начали плавно спускаться, образуя над нами сплошной, вспыхивающий всеми цветами их сумасшедшей радуги, огромный «зонт»... Это было так красиво, что захватывало дух!..
Первой к нам «приземлилась» перламутрово-голубая, розовокрылая Савия, которая сложив свои сверкающие крылья-лепестки в «букет», начала с огромным любопытством, но безо всякой боязни, нас разглядывать... Невозможно было спокойно смотреть на её причудливую красоту, которая притягивала, как магнит и хотелось любоваться ею без конца...
– Не смотрите долго – Савии завораживают. Вам не захочется отсюда уходить. Их красота опасна, если не хотите себя потерять, – тихо сказал Миард.
– А как же ты говорил, что здесь ничего опасного нет? Значит это не правда? – тут же возмутилась Стелла.
– Но это же не та опасность, которую нужно бояться или с которой нужно воевать. Я думал вы именно это имели в виду, когда спросили, – огорчился Миард.
– Да ладно! У нас, видимо, о многом понятия будут разными. Это нормально, правда ведь? – «благородно» успокоила его малышка. – А можно с ними поговорить?
– Говорите, если сможете услышать. – Миард повернулся к спустившейся к нам, чудо-Савии, и что-то показал.
Дивное существо заулыбалось и подошло к нам ближе, остальные же его (или её?..) друзья всё также легко парили прямо над нами, сверкая и переливаясь в ярких солнечных лучах.
– Я Лилис...лис...ис...– эхом прошелестел изумительный голос. Он был очень мягким, и в то же время очень звонким (если можно соединить в одно такие противоположные понятия).
– Здравствуй, красивая Лилис. – радостно приветствовала существо Стелла. – Я – Стелла. А вот она – Светлана. Мы – люди. А ты, мы знаем, Савия. Ты откуда прилетела? И что такое Савия? – вопросы опять сыпались градом, но я даже не попыталась её остановить, так как это было совершенно бесполезно... Стелла просто «хотела всё знать!». И всегда такой оставалась.
Лилис подошла к ней совсем близко и начала рассматривать Стеллу своими причудливыми, огромными глазами. Они были ярко малиновые, с золотыми крапинками внутри, и сверкали, как драгоценные камни. Лицо этого чудо-существа выглядело удивительно нежным и хрупким, и имело форму лепестка нашей земной лилии. «Говорила» она, не раскрывая рта, в то же время улыбаясь нам своими маленькими, круглыми губами... Но, наверное, самыми удивительными у них были волосы... Они были очень длинными, почти достигали края прозрачного крыла, абсолютно невесомыми и, не имея постоянного цвета, всё время вспыхивали самыми разными и самыми неожиданными блестящими радугами... Прозрачные тела Савий были бесполы (как тело маленького земного ребёнка), и со спины переходили в «лепестки-крылья», что и вправду делало их похожими на огромные яркие цветы...
– Мы прилетели с гор-ор... – опять прозвучало странное эхо.
– А может ты нам быстрее расскажешь? – попросила Миарда нетерпеливая Стелла. – Кто они?
– Их привезли из другого мира когда-то. Их мир умирал, и мы хотели их спасти. Сперва думали – они смогут жить со всеми, но не смогли. Они живут очень высоко в горах, туда никто не может попасть. Но если долго смотреть им в глаза – они заберут с собой... И будешь жить с ними.
Стелла поёжилась и чуть отодвинулась от стоявшей рядом Лилис... – А что они делают, когда забирают?
– Ничего. Просто живут с теми, кого забирают. Наверно у них в мире было по-другому, а сейчас они делают это просто по-привычке. Но для нас они очень ценны – они «чистят» планету. Никто никогда не болел после того, как они пришли.
– Значит, вы их спасли не потому, что жалели, а потому, что они вам были нужны?!.. А разве это хорошо – использовать? – я испугалась, что Миард обидится (как говорится – в чужую хату с сапогами не лезь...) и сильно толкнула Стеллу в бок, но она не обратила на меня ни какого внимания, и теперь уже повернулась к Савии. – А вам нравится здесь жить? Вы грустите по своей планете?
– Нет-ет... Здесь красиво-сиво-иво...– прошелестел тот же мягкий голос. – И хорошо-ошо...
Лилис неожиданно подняла один из своих сверкающих «лепестков» и нежно погладила Стеллу по щеке.
– Малыш-ка... Хорошая-шая-ая... Стелла-ла-а... – и у Стеллы над головой второй раз засверкал туман, но на этот раз он был разноцветным...
Лилис плавно махнула прозрачными крыльями-лепестками и начала медленно подниматься, пока не присоединилась к своим. Савии заволновались, и вдруг, очень ярко вспыхнув, исчезли...
– А куда они делись? – удивилась малышка.
– Они ушли. Вот, посмотри... – и Миард показал на уже очень далеко, в стороне гор, плавно паривших в розовом небе, освещённых солнцем дивных существ. – Они пошли домой...