Германская Демократическая Республика

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «ГДР»)
Перейти к: навигация, поиск
Германская Демократическая Республика
(ГДР)
нем. Deutsche Demokratische Republik
(DDR)
30px
7 октября 1949 —
3 октября 1990[~ 1]


30px
130px 90px
Флаг ГДР Герб ГДР
Девиз
Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
нем. Proletarier aller Länder, vereinigt Euch!
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
270px
Столица Восточный Берлин
Крупнейшие города Восточный Берлин, Дрезден, Лейпциг
Язык(и) немецкий
Религия отсутствует (светское государство)
Денежная единица марка ГДР
Площадь 108 333 км²
Население 16,675 млн чел. (1988 год)[~ 2]
Форма правления однопартийная[~ 3] социалистическая республика
Президент
 - 1949—1960 Вильгельм Пик
Председатель Государственного совета
 - 1960—1973 Вальтер Ульбрихт
 - 1973—1976 Вилли Штоф
 - 1976—1989 Эрих Хонеккер
 - 1989 Эгон Кренц
 - 1989—1990 Манфред Герлах (и. о.)
Председатель Народной Палаты
 - 1990 Сабина Бергман-Поль
Интернет-домен .dd
Телефонный код 37
  1. Присоединение к ФРГ
  2. Statistisches Jahrbuch der DDR, Staatsverlag der DDR, 1-е издание, июнь 1989, ISBN 3-329-00457-6, стр. 8 и 17.
  3. (с наличием миноритарных партий)
К:Появились в 1949 годуК:Исчезли в 1990 году

Герма́нская Демократи́ческая Респу́блика (ГДР) (нем. Deutsche Demokratische Republik, DDR); неофициально также Восто́чная Герма́ния (нем. Ostdeutschland, англ. East Germany) — государство в Центральной Европе, существовавшее с 7 октября 1949 года до 3 октября 1990 года (00:00 по центральноевропейскому времени).







Содержание

История

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Германская Демократическая РеспубликаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Германская Демократическая РеспубликаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Германская Демократическая Республика

Как отмечает в своей статье 2012 года проф. Ютта Шеррер, "ни одна область современной европейской истории после 1945 г. не исследовалась столь интенсивно, как исчезнувшее в 1990 г. восточногерманское государство и общество"[1].

Советская зона оккупации (1945—1948)

В 1945 году, после окончания Второй мировой войны, была образована Советская зона оккупации, которая состояла из пяти земель — Мекленбург-Передняя Померания, Бранденбург, Саксония-Анхальт, Саксония, Тюрингия. 4 июля 1945 были образованы земельные администрации (Landesverwaltung) в Мекленбурге-Передней Померании, Саксонии и Тюрингии. 27 июля 1945 года были основаны центральные администрации (Zentralverwaltung) игравшие роль министерств, президенты которых играли роль министров. 11 июня 1947 года была создана Германская экономическая комиссия (Deutsche Wirtschaftskommission), в которую вошли президенты центральных администраций, председателем (Vorsitzender) которой в 1948 году стал социалист Генрих Рау. Президенты центральных администраций и председатель Немецкой экономической комиссии назначались Советской военной администрацией (СВАГ).

13 июня 1946 года были сформированы временные ландтаги (в каждом было равное количество представителей от СЕПГ, ЛДПГ, ХДС и ССНП и общественных организаций), были восстановлены ландтаги, получившие право принимать земельные конституции и земельные законы, крейстаги, городские и общинные представительства выборы в которые были назначены на 20 октября 1946 года, а также земельные правительства, крейсраты, городские советы и общинные советы, которые должны были быть сформированы представительными органами соответствующего уровня, высшие земельные суды, земельные суды и участковые суды которые должны были быть сформированы земельными правительствами. 20 октября 1946 года прошли выборы в ландтаги, большинство на которых получила СЕПГ. 20 декабря 1946 года была принята конституция Тюрингии, 10 января 1947 года — конституция Саксонии-Анхальт, 6 февраля 1947 года — конституция Бранденбурга, 28 февраля 1947 года — конституция Саксонии, 16 января 1947 года — конституция Мекленбурга-Передней Померании. Законодательными органами земель стали ландтаги, исполнительными — земельные правительства, состоящие из земельных премьер-министров и земельных министров, представительными органами местного самоуправления стали крейстаги и общинные представительства, исполнительными органами — крейсраты (состоящие из ландратов и районных советников) и общинные советы (состоящие из бургомистров и общинных советников), судебными органами остались высшие земельные суды, земельные суды и участковые суды, органы прокуратуры — генеральные прокуроры земель и прокуроры земельных судов. При этом земли советской зоны не выпускали валюту (эмиссионные банки земель выпускали Марку Союзного военного командования) и не имели своих вооружённых сил.

Советской администрацией до августа 1948 года проводилась денацификация, функционеры НСДАП были отстранены от руководства и частично изолированы в тюрьмах. Под прикрытием денацификации проводилась также «чистка» от потенциальных противников СССР, СВАГ или насаждаемых ими новых органов власти, в число которых попали многие лидеры и приверженцы ХДС, ЛДПГ, НДПГ, а также некоторых общественных и религиозных организаций. «Чистками» сопровождалась и борьба коммунистов за преобладание в СЕПГ, созданной в апреле 1946 на паритетной основе с социал-демократами. Были изгнаны со своих постов, вынуждены бежать на Запад, арестованы или депортированы в СССР 2600 функционеров и активных членов СЕПГ, не считая многие тысячи рядовых членов, покинувших «партию рабочего класса, в результате чего СЕПГ превратилась в партию сталинистского типа[2].

После проведения союзниками в своей оккупационной зоне 20 июня 1948 денежной реформы, советские оккупационные власти 23 июня 1948 провели свою денежную реформу в Восточной зоне — был произведён обмен старых рейхсмарок на новые — те же самые рейхсмарки, но с гербовой наклейкой советских властей. Обменивалось максимум 70 старых рейхсмарок на человека по курсу 1:1, превышающую сумму по курсу 10:1 при условии, что их владелец мог доказать законность их происхождения. Так как экономические идеологии стран-победительниц кардинально расходились, советские оккупационные власти закрыли границы, полностью блокировав тем самым и Западный Берлин, находившийся внутри зоны советской оккупации, начался первый Берлинский кризис (21 июня 1948 — 11 мая 1949).

20 июля 1948 года был создан Немецкий Эмиссионный Банк и началась эмиссия немецкой марки восточных земель, таким образом между 5 землями Советской зоны оккупации был оформлен экономический союз.

Создание восточногерманского государства (1948—1952)

Основной закон Федеративной Республики Германии, принятый 23 мая 1949 года, германские земли Советской оккупационной зоны не признали. 15-16 мая 1949 года прошли выборы делегатов Немецкого народного конгресса, который 30 мая 1949 года принял Конституцию Германской Демократической Республики, признанную пятью землями Советской зоны оккупации. На основании принятой конституции были созданы Палата земель Восточной Германии, Народная палата Восточной Германии, Правительство восточной Германии, учреждена должность президента Восточной Германии, а 8 декабря Временная Народная палата приняла закон «О создании Верховного Суда правосудия и Верховной прокуратуры Германской Демократической Республики», на основании которых были созданы Верховный Суд правосудия Восточной Германии и Верховная прокуратура Восточной Германии. Таким образом был оформлен политический союз восточногерманских земель.

Выборы в Народную палату и Палату земель первого созыва были назначены на 19 октября 1949 года, до избрания и формирования Правительства, избранный Немецким народным конгрессом Немецкий народный совет был преобразован во Временную Народную палату, были образованы также Временная палата земель и Временное правительство, президентом ГДР был избран председатель СЕПГ Вильгельм Пик, премьер-министром ГДР — другой председатель СЕПГ Отто Гротеволь, заместителями премьер-министра — заместитель председателя СЕПГ Вальтер Ульбрихт, председатель ЛДПГ Герман Кастнер, председатель ХДС Отто Нушке. 30 марта 1950 года СЕПГ, ЛДПГ и ХДС создали Национальный фронт ГДР, сформировавший единый и фактически единственный избирательный список, который победил на выборах в Палату земель и Народную палату. 8 ноября 1950 года Народной палатой было сформировано Правительство, состоявшее только из представителей Национального фронта. Одновременно была реорганизована СЕПГ: правления были упразднены, вместо них были созданы Центральный Комитет СЕПГ, под председательством генерального секретаря ЦК СЕПГ и местные руководства под председательством первого секретаря руководства. Генеральным секретарём ЦК СЕПГ стал Вальтер Ульбрихт. Аналогично была реорганизована молодёжная организация СЕПГ — Союз свободной немецкой молодёжи (ССНМ): правления ССНМ были заменены Центральным советом во главе с первым секретарём Центрального совета и местными руководствами во главе с первыми секретарями местных руководств.

В сентябре 1949 заместитель министра внутренних дел СССР И. А. Серов направил Ульбрихту две директивы. В одной из них он предлагал расследовать связи немецких коммунистов, находившихся в годы нацизма на Западе, с арестованным в мае 1949 в Праге Ноэлем Фильдом, которому была уготована роль главы большого шпионского заговора. Другая директива предлагала удалить со всех важных партийных и государственных постов лиц, находившихся в годы нацизма на Западе или в Югославии и потому могущих быть завербованными в качестве агентов. Волна тотальных проверок, охватившая тысячи функционеров СЕПГ, привела к многочисленным увольнениям с работы, исключениям из партии и арестам. Особо пострадали лица еврейского происхождения. Среди них были высокопоставленные функционеры: Лео Бауэр и Бруно Гольдхамер, приговорённые советским военным судом к смерти, заменённой 25 годами лагерей в Сибири (освобождены в 1955–1956 гг.); Лекс Энде и Рудольф Файстман, не пережившие «чистку», и многие функционеры более низких уровней. Жертвами преследований стали и лица нееврейского происхождения, был исключён из партии член Политбюро Пауль Меркер[2].

В 1951 году ГДР был передан Немецкий эмиссионный банк.

Централизация (1952—1968)

Файл:1966 CPA 3352.jpg
Вильгельм Пик

23 июля 1952 года земли были упразднены, соответственно были упразднены ландтаги и земельные правительства, отменены земельные конституции и земельные законы. Вместо них были созданы округа, не имевшие своих конституций и законов, представительными органами которых были бециркстаги (нем. Bezirkstag), исполнительными — советы округов. Исполнительные органы районов стали называться советами районов. В 1958 году была упразднена Палата земель, одновременно была проведена судебная реформа: верховные земельные суды, земельные суды и участковые суды были упразднены, вместо них были созданы окружные суды и районные суды. В этом же году была проведена национализация большей части предприятий, и началось создание сельскохозяйственных кооперативов. В 1954 году были упразднены должности партийных, окружных и районных председателей СЕПГ.

16 июня 1953 года в центре Восточного Берлина начались многочисленные собрания демонстрантов, переросшие на следующий день во всеобщую забастовку. Волнения перекинулись на всю Восточную Германию. Протестующие требовали немедленной отставки правительства. Осаде и штурму подверглись 250 общественных зданий, в том числе учреждения министерства госбезопасности и окружные комитеты СЕПГ. Около полудня против протестующих были брошены советские оккупационные войска. Всего в подавлении волнений участвовали 16 дивизий, из них три дивизии с 600 танками в Берлине.

В 1956 году были созданы Национальная народная армия и фольксмарине, ставшие вооружёнными силами ГДР, а также Министерство национальной обороны, которое возглавил Вилли Штоф, а на посту министра внутренних дел его сменил Карл Марон.

7 сентября 1960 года умер Вильгельм Пик и должность президента ГДР была упразднена. Вместо неё был создан Государственный совет, председателем которого 12 сентября 1960 года стал Вальтер Ульбрихт.

К началу 1960‑х годов ГДР проиграла экономическое соревнование с Западной Германией. Личное потребление на душу населения в Восточной Германии было ниже довоенного уровня и достигало примерно половины западногерманского уровня. С 1950 года ГДР потеряла примерно 15 % населения, прежде всего молодого и высококвалифицированного. 13 августа 1961 года была возведена Берлинская стена с целью остановить «бегство из Республики», причиной которого были низкий уровень жизни и политические репрессии[3]. Начался второй Берлинский кризис.

В январе 1963 Ульбрихт инициировал программу по реформированию планового хозяйства, получившую наименование Новая экономическая система планирования и руководства.

В 1964 году Отто Гротеволь тяжело заболел, и правительство ГДР было переименовано в Совет Министров, председателем которого был назначен Вилли Штоф. 6 апреля 1968 года была принята новая конституция. После смерти Иоганнеса Дикмана в 1969 году новым председателем Народной палаты стал председатель ХДС Геральд Гёттинг.

Для этого периода также характерно увековечивание личностей коммунистических идеологов: в 1953 году Хемниц был переименован в Карл-Маркс-Штадт, площадь Ландсбергера в 1968 году стала называться площадью Ленина, на которой был установлен памятник Ленину.

Нормализация отношений с ФРГ (1968—1989)

В начале 1970-х годов началась постепенная нормализация отношений между двумя германскими государствами. В 1971 году первым секретарём ЦК СЕПГ был избран член ПБ ЦК СЕПГ Эрих Хонеккер. После смерти Вальтера Ульбрихта в 1973 году председателем Государственного совета стал Вилли Штоф, а председателем Совета Министров стал его заместитель Хорст Зиндерман. В июне 1973 года вступил в силу Договор об основах отношений между ГДР и ФРГ. В сентябре 1973 года ГДР стала полноправным членом ООН и других международных организаций. 8 ноября 1973 года ФРГ официально признала ГДР и установила с ней дипломатические отношения. В Конституцию ГДР была включена идеологема о возникновении «немецкой социалистической нации», Германский эмиссионный банк был переименован в Государственный банк ГДР, германская марка — в марку ГДР, Германская академия наук — в Академию наук ГДР, Национальный фронт демократической Германии — в Национальный фронт ГДР, Культурный союз демократического обновления Германии — в Культурный союз ГДР, Германское телевизионное вещание — в Телевидение ГДР, гимн Восточной Германии стал исполняться без слов. В 1976 году Эрих Хонеккер также избирается председателем Государственного совета, Вилли Штоф вновь занимает должность председателя Совета министров, Хорст Зиндерман избирается соответственно председателем Народной палаты.

«Мирная революция» (1989—1990)

В сентябре 1989 года возникает оппозиционное движение «Новый форум», в который входит часть членов политических партий. В октябре 1989 года по республике прокатилась волна демонстраций с требованием демократизации политики. Одна из первых демонстраций прошла в Лейпциге 2 октября. В организации шествия активное участие приняли церковные круги (особенно пастор Николайкирхе Кристиан Фюрер). Главным лозунгом демонстрантов стала фраза: «Мы — народ!» (нем. Wir sind das Volk). В ходе демонстраций руководство СЕПГ ушло в отставку (24 октября — Эрих Хонеккер, 7 ноября — Вилли Штоф, 13 ноября — Хорст Зиндерман, Эгон Кренц, сменивший Эриха Хонеккера на постах Генерального Секретаря ЦК СЕПГ и Председателя Государственного Совета ГДР, также был смещён 3 декабря 1989 года).

Председателем СЕПГ стал член «Нового форума» Грегор Гизи, заместителями Председателя СЕПГ — Ханс Модров, Вольфганг Поль и Вольфганг Берггофер. Председателем Государственного Совета ГДР — Манфред Герлах, Председателем Совета Министров — Ханс Модров, Председателем Народной Палаты — Гюнтер Малойда. При этом сама СЕПГ была реорганизована — были восстановлены правления и должности председателей, от СЕПГ отпал ССНМ, вместо которого было создано Рабочее содружество молодых товарищей.

4 ноября в Берлине состоялся массовый митинг с требованиями соблюдения свободы слова и свободы собраний, который был согласован с властями.

9 ноября 1989 года гражданам ГДР был разрешён свободный выезд (то есть, без уважительных причин) за границу, в результате чего произошло стихийное падение Берлинской стены. Была отменена монополия Национального фронта ГДР по выдвижению кандидатов в депутаты — из Национального фронта сразу же вышли ЛДПГ и ХДС, была воссоздана СДПГ. Были также упразднены округа и их государственные органы, воссозданы земли, а также государственные органы земель — ландтаги и земельные правительства, советы районов вновь были переименованы в районные советы, упразднён Государственный Совет и восстановлена должность Президента (сам Президент избран не был), Совет Министров был переименован в Правительство, упразднены окружные суды и районные суды и восстановлены верховные земские суды, земские суды и участковые суды, была отменена идеологема о «немецкой социалистической нации», гимн ГДР вновь стал исполняться со словами, Карл-Маркс-Штадт был вновь переименован в Хемниц.

Объединение Германии (1990)

На выборах 18 марта 1990 года победил ХДС, Премьер-министром ГДР стал Лотар де Мезьер, Председателем Народной Палаты ГДР и и. о. Президента — Сабина Бергман-Поль. Новое правительство ГДР начало интенсивные переговоры с правительством ФРГ по вопросам германского объединения.

В мае и августе 1990 подписаны два Договора, содержащие условия присоединения ГДР к ФРГ, а 12 сентября 1990 в Москве подписан Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии, который содержал решения по всему комплексу вопросов объединения Германии. 1 июля 1990 года немецкая марка ФРГ была объявлена официальной валютой ГДР, таким образом был оформлен экономический союз между ФРГ и ГДР, Немецкий Эмиссионный Банк был ликвидирован, были воссозданы земельные банки в качестве отделений Бундесбанка.

23 августа Народная Палата приняла решение о присоединении к ФРГ. 3 октября 1990 года Народная Палата ГДР, Правительство ГДР, Верховный Суд Правосудия ГДР и Верховная Прокуратура ГДР были упразднены, конституция ГДР была отменена, территория ГДР вошла в состав ФРГ. В этот же день были упразднены Немецкая Национальная народная армия и Немецкий народный Флот, на территории восточных земель были размещены воинские формирования Бундесвера и Бундесмарине. В этот же день прошли выборы в ландтаги Мекленбурга-Передней Померании и Саксонии, 14 ноября — в ландтаги Бранденбурга, Саксонии-Анхальт и Тюрингии. Также самораспустился действующий созыв Бундестага, на 2 декабря были назначены выборы в новый его созыв, и в этих выборах впервые приняли участие жители восточных земель. Правительством до избрания нового Бундестага стало правительство ФРГ, выборы проводились по действовавшему на тот момент в ФРГ избирательному закону. В 1992 году были приняты конституции Бранденбурга, Саксонии-Ангальт и Саксонии, в 1993 году — конституции Мекленбурга и Тюрингии.

Вооружённые силы

Национальная народная армия (нем. Nationale Volksarmee, NVA) — вооружённые силы ГДР, которые были созданы в 1956 году.

Административно-территориальное деление

Файл:DDR Verwaltungsbezirke ru.svg
Округа ГДР (красными точками отмечены одноименные города-центры округов)

Территория ГДР соответствовала шести нынешним федеральным землям Германии (Мекленбург-Передняя Померания, Бранденбург, Берлин (Восточный Берлин), Саксония, Саксония-Анхальт и Тюрингия).

В 1949—1952 и 1990 гг. территория ГДР делилась на земли (Land), земли — на районы (Kreis) и городские районы (Stadtkreis), земля Берлин делилась на округа (Bezirk), районы — на города (Stadt) и общины (Gemeinde), городские районы делились на округа (Bezirk), округа земли Берлин делились на местные кварталы (Ortsteil).

Земли ГДР до 1952 года:

  • Мекленбург (столица — Шверин)
  • Марка Бранденбург (столица — Потсдам)
  • Саксония-Анхальт (столица — Халле)
  • Саксония (столица — Дрезден)
  • Тюрингия (столица — Веймар, с 1950 года — Эрфурт)

Берлин не входил ни в какую землю и имел особый четырёхсторонний статус.

В судебном отношении в 1949—1952 гг. территория ГДР делилась на земли (по одной на высший земельный суд), земли на регионы (по одному на земельный суд), регионы на амты (по одному на участковый суд).

С 1952—1990 гг. территория государства делилась на 14 округов (с 1961 г. — на 15) (Bezirk)

Округа делились на районы и городские районы, районы — на города и общины, округ Берлин и городские районы — на городские округа, общины, города и городские округа делились на жилые территории, не имевшие органов местного самоуправления.

ГДР граничила с Федеративной Республикой Германии, Польской Народной Республикой, Чехословацкой Социалистической Республикой, а также имела внутри страны государственную границу с Западным Берлином.

Политика

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Германская Демократическая РеспубликаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Германская Демократическая РеспубликаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Германская Демократическая Республика
Файл:Stamps of Germany (DDR) 1951, MiNr 0297.jpg
Почтовая марка ГДР 1951 года
Файл:Berlin DDR.jpg
Восстановительные работы в восточном Берлине и плакат, подчеркивающий, что Берлин является столицей ГДР

Страна была частью возглавляемого СССР социалистического лагеря, став форпостом в противостоянии с капиталистической Европой. В 1955 году ГДР стала участницей Организации Варшавского договора. В 1974 г. в конституцию ГДР было введено понятие «социалистической немецкой нации», что должно было подчеркнуть её коренное отличие от «капиталистической нации» ФРГ и довоенного Рейха.

Как провозглашалось, граждане ГДР имели все демократические права и свободы.

Государственное устройство, политическая система

Германская Демократическая Республика пережила две важные вехи в развитии своего общественного и территориального устройства.

В первый период своего существования (1949—1968), когда была принята первая Конституция (1949 год), ГДР позиционировала себя как единственное немецкое государство, образованное в соответствии с решениями Потсдамской конференции. Так, с юридической точки зрения она была единственным «легальным» немецким государством. Поскольку надежды на единство Германии были ещё довольно сильными, государственное устройство характеризовалось следующими тезисами:

  • ГДР — единое государство германской нации;
  • ГДР — федеративное государство;
  • ГДР — не социалистическое, а буржуазно-демократическое государство. В качестве формы правления избирается парламентская республика

В это время Германская Демократическая Республика обладает двухпалатным парламентом. Нижняя палата — Народная палата — избиралась народом по пропорциональной системе без заградительного барьера по многомандатным избирательным округам сроком на 4 года, верхняя палата — Палата земель — избиралась ландтагами. Глава государства — Президент, избирался парламентом сроком на 4 года. Исполнительный орган — правительство, состоящее из премьер-министра, министров и государственных секретарей, премьер-министр назначался Народной Палатой, министры назначались премьер-министром, все составы правительства были коалиционными.

Территория Германской Демократической Республики делилась на земли, земли — на районы, районы — на общины. Законодательными органами земель являлись ландтаги, избираемые населением земель по пропорциональной системе по многомандатным избирательным округам, исполнительными — земские правительства (Landesregierung), состоящие из земельных премьер-министров и министров.

В особом положении находился Берлин — на момент создания ГДР Восточный Берлин являлся ассоциированным с ГДР государством — жители Восточного Берлина напрямую не участвовали в выборах в парламент ГДР, Городское Представительное Собрание избирало депутатов в обе палаты парламента ГДР с совещательным голосом, законы ГДР на территории Восточного Берлина вступали в силу только после одобрения их Городским Представительным Собранием, на границе между ГДР и Восточным Берлином существовал паспортный контроль. При этом официальной валютой Восточного Берлина являлась восточногерманская марка, выпускавшаяся Германским Эмиссионным Банком, подчинённым советской оккупационной администрации (с 1951 года Министерству финансов ГДР), а вооружёнными силами — советские оккупационные войска, подчинённые Министерству обороны СССР (с 1962 года — Национальная народная армия, подчинённая Министерству национальной обороны ГДР). При этом одновременно имелась и своеобразная квазиконфедерация Восточного Берлина и с Западным Берлином — на границе между Восточным и Западным Берлином отсутствовал паспортный контроль, наряду с восточногерманской маркой имела хождение и западногерманская марка. Однако в 1961 году свободное перемещение через границу между Западным и Восточным Берлином было отменено, в 1967 году был отменён паспортный контроль на границе с ГДР, в 1979 году были отменены косвенные выборы от Восточного Берлина в парламент Восточной Германии и обязательное утверждение законов ГДР Городским Представительным Собранием Восточного Берлина. Законодательный и представительный орган Восточного Берлина — Берлинское городское собрание уполномоченных (Berliner Stadtverordnetenversammlung), исполнительный орган — магистрат (Magistrat), состоящим из обер-бургомистра и городских советников, избиравшиеся Берлинским городским собранием уполномоченных. Территория Берлина делилась на городские округа (Stadtbezirke), представительные органы городских округов — городские окружные собрания уполномоченных (Stadtbezirksverordnetenversammlung), исполнительные органы городских округов — окружные управления (Bezirksamt) (с 1952 года — совет городского округа), состоящим из бургомистров и городских окружных советников.

Представительными органами районов являлись крейстаги (Kreistag), исполнительными — крейсраты (Kreisrat), каждый из которых состоял из ландрата и районных советников, представительными органами общин являлись общинные представительства (Gemeindevertretung), в малых общинах — общинные собрания (Gemeindeversammlung), состоящие из всех совершеннолетних жителей общины, исполнительными органами гемайндераты, каждый из которых состоял из бургомистра и муниципальных советников, представительными органами городов — городские представительные собрания (Stadtverordnetenversammlung), исполнительными — городские советы (Stadtrat), каждый из которых состоял из обер-бургомистра и городских советников. Крейстаги, городские представительные собрания, общинные представительства избирались населением по пропорциональной системе по многомандатным избирательным округам.

Как только надежды на объединение Германии провалились, в ГДР началась реформа государственного устройства. В 1952 году было отменено земельное деление, государство было разделено на округа, представительными органами которых стали бециркстаги, исполнительными советы округов (Rat des Bezirkes), состоявшие из председателя (Vorsitzende), заместителя председателя, секретаря и членов, численность районов была увеличена, представительными органами районов оставались крейстаги, а крейсраты были переименованы в советы районов (Rat des Kreises), должность ландрата была переименовала в должность председателя (Vorsitzende) совета района, представительными органами городов-районов и городов остались городские представительные собрания, штадтраты были переименованы в советы городов (Rat der Stadt), в городах-районах были созданы городские округа представительными органами которых стали — городские окружные собрания (Stadtbezirksversammlung), исполнительными — советы городских округов (Rat des Stadtbezirkes). За ненадобностью в 1958 году была ликвидирована Палата земель, парламент стал однопалатным. Сто процентов мест занимал Национальный фронт демократической Германии, у руля которого стояла СЕПГ. Вскоре после смерти Вильгельма Пика был упразднен пост Президента. Его функции перешли к коллективному органу — Государственному Совету. В 1963 году пропорциональная избирательная система была заменена мажоритарной.

Реформа государственного и территориального устройства была закреплена в новой, социалистической Конституции 1968 г. Основным органом власти становился однопалатный парламент — Народная палата — формировавшийся путём всенародного голосования. Народная Палата обладала очень широкими полномочиями, она же избирала центральный исполнительный орган — Государственный Совет. Правительство было переименовано в Совет Министров (Ministerrat), должность премьер-министра в должность Председателя Совета Министров (Der Vorsitzende des Ministerrates).

С принятием поправок к Конституции в 1974 году и до 1990 года Германская Демократическая республика была:

  • унитарным государством;
  • социалистической республикой;
  • государством рабочих и крестьян (вместо «германской нации»)

В 1990 году были упразднены округа, восстановлены земли, фактически упразднён Государственный Совет, однако Президент так и не был избран.

3 октября 1990 года земли ГДР вошли в состав ФРГ, Народная Палата ГДР, Правительство ГДР, Верховный Суд ГДР и Генеральная Прокуратура ГДР были упразднены.

Силовые ведомства

Файл:Bundesarchiv Bild 183-1990-0112-304, Cottbus, Soldatendemonstration.jpg
Солдаты Народной армии ГДР на демонстрации за 5-дневную рабочую неделю и сокращение срока службы до 12 месяцев. (1990 г.)

В 1949 на базе местной полиции советской зоны оккупации была сформирована народная полиция МВД ГДР. До 1952 года она состояла из 5 земельных полиций и полицейского управления Восточного Берлина, с 1952 года — из окружных управлений, окружные управления — из районных отделов.

8 февраля 1950 г. создано министерство государственной безопасности.

В 1948 году в землях Советской зоны оккупации была создана полиция готовности (Bereitschaftspolizei), в 1952 году она была реорганизована в Казарменную народную полицию (Kasernierte Volkspolizei), в 1956 году — в народную полицию готовности (Volkspolizei-Bereitschaft), а на её базе в то же время была создана Национальная народная армия (ННА) в составе сухопутных войск, фольксмарине (народного флота) и люфтштрайткрефте (Luftstreitkräfte) ННА (ВВС ННА ГДР), при этом до 1962 года служба в Национальной народной армии была добровольной, а сама ННА не присутствовала в Восточном Берлине. В 1961 на базе пограничной полиции МВД ГДР были образованы пограничные войска ННА (Grenztruppen) (см.Эрих Петер). Вопросами обороны страны ведал Национальный совет обороны (Nationaler Verteidigungsrat), созданный в 1960 году, и Министерство национальной Обороны (Ministerium für Nationale Verteidigung), созданное в 1956 году и находившееся в Штраусберге.

Судебные органы

До 1952 года высшей судебной инстанцией являлся Верховный Суд Правосудия (Oberste Gerichtshof), высшей судебной инстанцией административной юстиции — Верховный административный суд (Oberste verwaltungsgericht), судебный орган по делам авторских прав — Патентный Суд (Patentgericht), назначались Правительством с согласия Народной Палаты. Судами второй (апелляционной) инстанции являлись высшие земские суды (Oberlandesgericht), судами первой инстанции — земские суды (Landgericht), низшим звеном судебной системы — суды управлений (Amtsgericht), судами второй инстанции административной юстиции — высшие административные суды (Oberverwaltungsgericht), судами первой инстанции административной юстиции — административные суды (Verwaltungsgericht), которые назначались земельными правительствами. При земельных судах и судах управлений действовали суды присяжных (Schöffengericht), состоящие из судьи и двух присяжных заседателей (Laienrichter), избираемых по предложению партий и общественных организаций органами местного самоуправления, а также ювенальные суды (Jugendgericht) и ювенальные суды присяжных (Jugendschöffengericht). Присяжным мог быть гражданин старше 23 лет. Прокурорский надзор осуществляли Верховная Прокуратура (Obersten Staatsanwaltschaft), верховные прокуроры земель и прокуроры земских судов. Верховный Суд Правосудия состоял из Большого Сената, гражданских и уголовных сенатов, каждый из которых состоял из верховного судьи (Oberrichter) и двух судей, Президиум Верховного Суда Правосудия состоял из председателя (Präsident), заместителя председателя (Vizepräsident) и верховных судей. Подготовку судей прокуроров и адвокатов из всех слоёв населения должны были осуществлять центры правовой подготовки (Ausbau der juristischen Bildungsstätten). Верховная прокуратура состояла из верховного прокурора (Obersten Staatsanwalt), назначаемого Народной Палатой, и прокуроров Верховной Прокуратуры (Staatsanwälte der Obersten Staatsanwaltschaft), назначаемых Правительством.

Высшие земельные суды ГДР до 1952 года:

  • Высший земельный суд Шверина (Oberlandesgericht Schwerin)
  • Высший земельный суд Потсдама (Oberlandesgericht Potsdam)
  • Высший земельный суд Галле (Oberlandesgericht Halle)
  • Высший земельный суд Геры (Oberlandesgericht Gera) (с 1950 года — Высший земельный суд Эрфурта (Oberlandesgericht Erfurt))
  • Высший земельный суд Дрездена (Oberlandesgericht Dresden)
  • Камерный суд (Kammergericht)

В 1952 году верховные земские суды, генеральные прокуратуры земель, земские суды, суды управлений, административные суды и должность прокурора земских судов были упразднены, были созданы назначаемые Правительством окружные суды (Bezirksgericht) и районные суды (Kreisgericht), должности прокуроров округа (Staatsanwalt des Bezirkes) и прокурора района (Staatsanwalt des Kreises). В 1963 году Верховный Суд Правосудия был переименован в Верховный Суд (Oberstes Gericht), должность Верховного Прокурора была переименована в должность Генерального Прокурора (Generalstaatsanwalt), а окружные суды и районные суды стали избираться бециркстагами и крейстагами соответственно, а присяжные заседатели районных судов — собраниями трудящихся. Верховный суд состоял из коллегии уголовного права (Kollegiums für Strafrecht), коллегии гражданского, семейного и трудового права (Kollegiums für Zivil-, Familien- und Arbeitsrecht).При Верховном суде действовал дисциплинарный комитет (Disziplinarausschuß), состоящий из председателя суда и двух судей, аналогичные комитеты действовали при окружных судах. По предложению Председателя Верховного суда с согласия Совета министров на срок, не превышающий одного года, могли назначаться судьи-помощники (Hilfsrichter). В 1956 году были созданы военная коллегия Верховного Суда ГДР (Militärkollegium des Obersten Gerichtes der DDR), высшие военные суды (Militärobergericht) (в каждом из военных округов (Militärbezirke)), военные суды (Militärgericht) и учреждены должности военных прокуроров (Militärstaatsanwälte) и военного высшего прокурора (Militäroberstaatsanwalt). В 1968 году были созданы общественные суды (Gesellschaftliche Gerichte), которые были двух видов — арбитражные комиссии (Schiedskommissionen) в рамках жилых территорий, общин и производственных кооперативов, избиравшиеся по предложению комитетов Национального фронта общинными представительствами (в общинах) или городскими собраниями уполномоченных (в жилых территориях), в производственных кооперативах — по предложению правлений членами производственных кооперативах), и конфликтные комиссии (Konfliktkommissionen) в рамках предприятий, избиравшиеся работниками по предложению производственных профсоюзных комитетов.

Орган следствия — Центральное криминальное управление (Zentrale Kriminalamt der DDR), до 1952 года также земельные криминальные управления (Landeskriminalamt).

Органом конституционного надзора являлся Конституционный Комитет (Verfassungsausschuß).

Органом для подбора кандидатур на должности судей являлся Комитет юстиции (Justizausschuss), органами для подбора кандидатур на должности судей земельных судов (до 1952 года) — комитеты юстиции земель.

Прочие органы

Высшим контрольно-ревизионным органом ГДР был Центральный комитет Рабоче-крестьянской инспекции (Zentrales Komitee der Arbeiter-und-Bauern-Inspektion), до 1952 года он назывался Центральной комиссией по государственному контролю (Zentrale Kommission für Staatliche Kontrolle), после 1990 года — Счётная Палата (Rechnungshof).

Высшим органом административной юстиции в ГДР являлся Верховный административный суд ГДР (Oberstes Verwaltungsgericht der DDR), при этом каждая из земель имела свой верховный административный суд и несколько административных судов первой инстанции. В 1952 году административные суды были упразднены, но в 1989 году были восстановлены.

Подсчёт голосов на выборах осуществлял Избирательный комитет ГДР (Wahlausschuss der DDR), назначавшийся правительством.

Политические партии

В Народной палате, кроме партий, были представлены Объединение свободных немецких профсоюзов, Демократический женский союз Германии, Союз свободной немецкой молодёжи и Культурный союз. Все политические организации, существовавшие в ГДР, объединялись в Национальный фронт демократической Германии. Единый список кандидатов от Народного фронта и предлагался избирателям.

С 1990 СЕПГ стала ПДС, депутаты НДПГ присоединились к ХДС, депутаты ДКПГ присоединилась к либералам, депутаты профсоюзов вошли в СДПГ, часть женщин присоединилась к зелёным, молодёжные и культурные лидеры присоединились к коммунистам.

Были созданы новые партии: консервативная — Немецкий социальный союз, либеральная — Свободная демократическая партия в ГДР и социалистическая — Социал-демократическая партия в ГДР.

Общественные организации

Взаимоотношения с ФРГ

На момент принятия провозглашения ГДР была признана со стороны СССР, Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии и Финляндии (последняя также признала и ФРГ, остальные признали ФРГ только в 1955 году).

В начале 1952 г. Сталиным был поднят вопрос об объединении Германии. 10 марта 1952 года Советским Союзом было предложено всем оккупационным державам (Великобритании, Франции, и США) незамедлительно и при участии общегерманского правительства начать разработку мирного договора с Германией, проект которого прилагался. СССР готов был согласиться на объединение страны, допустить существование немецкой армии, военной промышленности и свободной деятельности демократических партий и организаций, но при условии неучастия Германии в военных блоках. Запад фактически отверг советское предложение, настаивая на том, что объединённая Германия должна быть свободной для вступления в НАТО.

В 1957 году была предпринята попытка создать конфедерацию ГДР и ФРГ с Государственным Советом в качестве координационного органа, эта попытка была поддержана как правительством ГДР (при этом оно выступило против общегерманских выборов), так и СДПГ в ФРГ, но правящий на тот момент ХДС выступил фактически против. В 1957 году правительство Западной Германии во главе с Конрадом Аденауэром ввело в действие «доктрину Хальштейна», которая предусматривала автоматический разрыв дипломатических отношений с любой страной, признавшей ГДР. До 1963 года в ГДР действовало понятие «немецкое гражданство» — граждане ФРГ, приезжавшие в ГДР, автоматически получали право голоса при выборах в восточногерманский парламент.

До 1965 года сохранялось частичное спортивное единство Германии — ГДР и ФРГ выставляло единую олимпийскую команду.

Также до 1969 года сохранялось церковное единство Германии: во всей Германии действовала единая протестантская религиозная организация — Евангелическая церковь Германии, но в 1969 году 8 восточногерманских земельных церквей образовали Союз евангелических церквей ГДР.

В 1972 году ГДР и ФРГ признали друг друга, после чего началось признание ГДР со стороны остальных государств, а в 1973 году она была принята в ООН.

Оккупационные власти и войска

Органом, представлявшим интересы оккупационных сил, являлась Комиссия советского контроля (Sowjetische Kontrollkommission), созданная в 1949 году, в 1953 году преобразованная в Высшую комиссию СССР в Германии (Hohe Kommission der Sowjetunion in Deutschland) и упразднённая в марте 1954 года.

Варшавский договор

Группа советских войск в Германии (ГСВГ) — объединение ВС СССР, группировка советских войск, дислоцировавшаяся в ГДР с момента окончания Великой Отечественной войны. В июне 1945 года на основе 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов была образована Группа советских оккупационных войск в Германии. В 1949 в связи с образованием ГДР, ГСОВГ преобразована в Группу советских войск в Германии. С 1 июля 1989 года стала именоваться Западной группой войск. Прекратила существование 31 августа 1994 года. Была крупнейшим войсковым объединением советских войск, дислоцированном в непосредственном соприкосновении с вооружёнными силами НАТО. Считалась одной из наиболее боеспособных в Советской Армии. Численность личного состава группы войск превышала 500 тысяч человек. Штаб-квартира ГСВГ — город Вюнсдорф в 40 км к югу от Берлина.

Экономика

К 1980-м годам ГДР стала высокоразвитой индустриальной страной с интенсивным сельским хозяйством. По объёму промышленной продукции ГДР занимала 6-е место в Европе. Ведущие отрасли промышленности: машиностроение и металлообработка, химическая промышленность, электротехника и электроника, оптика, приборостроение, лёгкая промышленность. В экономическом отношении ГДР шла по пути планового хозяйства.

По сравнению с другими странами социалистического блока, здесь были достигнуты значительные успехи: уровень жизни в ГДР был самым высоким, а по важнейшим показателям республика была вторым индустриальным государством после СССР.

Радиоэлектроника
Оптика
Железнодорожная техника
Автомобильная промышленность
Судостроение
Химическая промышленность

Ненационализированная часть промышленности была объединена в Торгово-промышленную палату ГДР (Industrie- und Handelskammer der DDR), до 1953 года в ряд региональных торгово-промышленных палат — Торгово-промышленную палату Хемница (Industrie- und Handelskammer Chemnitz), Торгово-промышленную палату Дрездена (Industrie- und Handelskammer Dresden), Восточнотюрингскую торгово-промышленную палату в Гере (Industrie- und Handelskammer Ostthüringen zu Gera), Южнотюрингскую Торговопромышленную палату (Industrie- und Handelskammer Südthüringen), Торгово-промышленную палату Галле-Дессау (Industrie- und Handelskammer Halle-Dessau), Торгово-промышленную палату Нойбранденбурга (Industrie- und Handelskammer zu Neubrandenburg), Торгово-промышленную палату Шверина (Industrie- und Handelskammer zu Schwerin), Торгово-промышленную палату Восточного Бранденбурга (Industrie- und Handelskammer Ostbrandenburg), Торгово-промышленную палату Потсдама (Industrie- und Handelskammer Potsdam). До 1954 года Восточный и Западный Берлин имели общую торгово-промышленную палату (Industrie- und Handelskammer zu Berlin), но в 1954 году для Восточного Берлина была создана отдельная торгово-промышленная палата. Высшим органом Торгово-промышленной палаты ГДР являлось Правление (Vorstand), треть которой назначалось компаниями, треть государством, треть рабочими, между заседаниями Правления — Президиум (Präsidium), состоящим из председателя (Vorsitzender) и четырёх заместителей (Stellvertreter). Кроме народных предприятий (Volkseigener Betrieb), предприятий с государственным участием (Betrieb mit staatlicher Beteiligung), частных предприятий (Privatbetrieb), существовали также производственные кооперативы ремесленников (Produktionsgenossenschaft des Handwerks).

Последние средние и мелкие предприятия частной и смешанной собственности были национализированы в 1972 году[4].

Сельское хозяйство

Основными сельскохозяйственными предприятиями являлись сельскохозяйственные производственные кооперативы (landwirtschaftliche Produktionsgenossenschaft), представлявшие собой производственные объединения крестьян-арендаторов земли, в меньшей степени народные имения (Volkseigenes Gut), представлявшие собой государственные сельскохозяйственные предприятия. При этом до 1964 года сельскохозяйственные производственные кооперативы не являлись собственниками сельскохозяйственных машин, которые находились в распоряжении Машино-тракторных станций (Maschinen-Traktoren-Station), которые также являлись государственными предприятиями.

Финансы

Денежной единицей ГДР являлась Марка ГДР (Mark der DDR), до 1 января 1968 года называлась «Марка Немецкого Эмиссионного Банка» (Mark der Deutschen Notenbank, MDN), до 31 июля 1964 года — «Немецкая Марка» (Deutsche Mark). Разменной монетой являлся пфенниг ГДР. Эмиссию осуществлял Государственный банк ГДР (Staatsbank der DDR), до 1 января 1968 года назывался «Немецкий эмиссионный банк» (Deutsche Notenbank), создан 20 июля 1948 года, в который до 1950 года входили земельные банки.

Транспорт и связь

Железнодорожными перевозками в стране занималась компания Deutsche Reichsbahn, авиаперевозками — Германский воздушный союз (Deutsche Lufthansa), с 1963 года — Международные авиалинии (Interflug), почтовыми услугами — «Германская почта» (Deutsche Post)

Макроэкономические показатели

Сравнение номинального ВВП ГДР и ФРГ[5]
год ВВП, млрд € ВВП/чел, тыс €
ГДР ФРГ ГДР ФРГ
1950 37 262 2,0 5,2
1960 73 574 4,2 10,3
1970 113 897 6,6 14,8
1980 164 1179 9,8 19,1
1989 208 1400 12,5 22,6

Культура

Образование и наука

Высшее научное заведение — Академия наук ГДР (Akademie der Wissenschaften der DDR) (до 1972 года — Германская академия наук (Deutsche Akademie der Wissenschaften)), основана в 1946 году, филиалом которой являлась Саксонская академия наук (Sächsische Akademie der Wissenschaften). В 1970 году была создана также Академия педагогических наук ГДР (Akademie der Pädagogischen Wissenschaften der DDR), на основе существовавшего раннее Немецкого педагогического центрального института (Deutsches Pädagogisches Zentralinstitut).

Высшие классические учебные заведения — университеты, высшие специализированные учебные заведения — высшие технические школы, педагогические институты, медицинские академии, а также высшие педагогические школы, высшие инженерные школы и учительские институты (Institut für Lehrerbildung), средние специальные учебные заведения — педагогические училища, техникумы (Fachschule), профессиональные школы (Berufsschule), инженерные школы (Ingenieurschule) средние и начальные учебные заведения — политехнические школы (Polytechnische Oberschule, до 1959 года — средние школы (Mittelschule)).

Кинематограф

Музыка

Театр

Драматический театр

7 сентября 1945 года постановкой пьесы «Натан Мудрый» Г. Э. Лессинга был открыт Немецкий театр[6][7].

После образования ГДР в 1949 году задачей театрального искусства было провозглашено политическое и нравственное воспитание человека — строителя социализма. Театры были национализированы и перешли в ведение государства. Строились новые здания театров взамен разрушенных, создавались новые театральные коллективы[6].

Значительную роль в немецком и мировом театральном искусстве сыграл Бертольт Брехт. В 1949 году он основал вместе с Хеленой Вайгель театр «Берлинер ансамбль», в котором воплотил в жизнь свою теорию «эпического театра»[8]. Этот театр осуществил постановку почти всех пьес Брехта: «Мамаша Кураж и её дети» (1949), «Господин Пунтила и его слуга Матти» (1949), «Мать» (1952), «Кавказский меловой круг» (1954), «Жизнь Галилея» (1957), «Страх и отчаяние в Третьей империи» (1957), «Добрый человек из Сычуани» (1957), «Карьера Артуро Уи» (1959) и других.

Также театр «Берлинер ансамбль» ставил произведения немецкой и зарубежной классики: «Васса Железнова» М. Горького (1949), «Бобровая шуба» Г. Гауптмана (1951), «Разбитый кувшин» Г. Клейста (1951), «Кремлёвские куранты» Н. Погодина (1952), «Дон Жуан» Мольера (1953), «Воспитанница» А. Н. Островского (1955), «Оптимистическая трагедия» Вс. Вишневского (1958), «Дело Оппенгеймера» Х. Кипхардта (1967), «Пурпурная пыль» О’Кейси (1967), «Вьетнамское разбирательство» П. Вайса (1968)[8].

В «Берлинер ансамбль» раскрылось актёрское искусство Хелены Вайгель и Эрнста Буша[6].


Цирковое искусство

Средства массовой информации

История

В 1945 году в Советской зоне оккупации были восстановлены довоенные радиокомпании — Mitteldeutsche Rundfunk (MDR) и Berliner Rundfunk (BR), каждая из которых располагала по одному радиоканалу. Кроме того, продолжал вещание иновещательный канал Deutschlandsender. MDR и BR не вошли в созданную в 1950 радиокомпанию ARD объединяющую вещателей бывших французской, американской и британской зон оккупации. В 1952 году начало вещание Deutscher Fernsehfunk (Германское Телевизионное Вещание).

В 1953 году 5 из 6 радиоканалов были закрыты, сохранило вещание «Берлинское радио», начало вещание «Radio DDR». В 1956 году в округах были созданы окружные радиоканалы.

В 1990 году окружные радиоканалы были закрыты, возобновлено вещание земельных каналов. DDR1 был переименован в Radio Actuell и вскоре приватизирован, DDR2 был закрыт, его частоты переданы земельным радиоканалам.

15 декабря 1990 DFF1 и DFF2 были объединены в канал O3, который был переведён на третий канал, частота DFF1 перешла ARD, DFF2 — ZDF. В 1991 году в Бранденбурге была создана телерадиокомпания Ostdeutscher Rundfunk Brandenburg (ORB), RB был приватизирован и переведён на второстепенную частоту, его прежняя частота перешла SFB, которая вместе с MDR вошла в том году в ARD. O3 был закрыт 31 декабря 1991 года его частота перешла MDR, SFB, NDR и ORB в зонах их вещания. В 1994 году частота Deutschlandsender была передана Deutschlandfunk.

Газеты

  • «Нойес Дойчланд» (Neues Deutschland) — печатный орган СЕПГ
  • «Нойе цайт» (Neue Zeit) — печатный орган ХДС
  • «Морген» (Morgen) — печатный орган ЛДПГ
  • «Националь-цайтунг» (National-Zeitung) — печатный орган НДПГ
  • «Бауэрнехо» (Bauernecho) — печатный орган ДКПГ
  • «Юнге Вельт» (Junge Welt) — печатный орган ССНМ
  • «Дойчес спортехо» (Deutsches Sportecho) — печатный орган Немецкого Спортивного Союза
  • «Берлинер цайтунг» (Berliner Zeitung) — до 1953 года общенациональная, с 1953 года — печатный орган Берлинской окружной партийной организации СЕПГ
  • «Трибюне» (Tribune) — печатный орган Союза Свободных Немецких Профсоюзов
  • «Нова доба» (в.-луж. Nova Doba) — печатный орган лужицких сербов

Журналы

Радио

  • «ГДР-1» — первый государственный радиоканал Восточной Германии
  • «ГДР-2» — второй государственный радиоканал Восточной Германии
  • «Вещатель Германии» (Deutschlandsender) (в 1971—1990 гг. назывался «Голос ГДР») — государственное радийное иновещание Восточной Германии
  • «Берлинское радио» — первый государственный радиоканал Восточного Берлина
  • «Берлинская волна» — второй государственный радиоканал Восточного Берлина (в 1958—1959 гг. назывался «Берлинское Радио. 2 программа»), в 1971 году закрыт
  • «Берлин интернациональ» — государственное радийное иновещание Восточного Берлина
  • 10 местных окружных радиоканалов вещали с 1958 по 1990 годы на одной частоте с «ГДР-2»:
    • Радио Ростока (Sender Rostock)
    • Радио Шверина (Sender Schwerin)
    • Радио Нойбранденбурга (Sender Neubrandenburg)
    • Радио Потсдама (Sender Potsdam)
    • Радио Франкфурта-на-Одере (Sender Frankfurt (Oder))
    • Радио Магдебурга (Sender Magdeburg)
    • Радио Галле (Sender Halle)
    • Радио Котбуса (Sender Cottbus)
    • Радио Лейпцига (Sender Leipzig)
    • Радио Дрездена (Sender Dresden)
    • Радио Карл-Маркс-Штадта (Sender Karl-Marx-Stadt)
    • Радио Веймара (Sender Weimar)
  • 5 местных земельных радиоканалов вещали в 1990 году на частоте «ГДР-2»:
    • Радио Мекленбург-Передняя Померания 1 (Radio Mecklenburg-Vorpommern 1)
    • Радио Саксония (Sachsen Radio)
    • Антенна Бранденбург (Antenne Brandenburg)
    • Тюрингия-1 (Thüringen 1)
    • Радио Саксонии-Анхальт (Radio Sachsen-Anhalt)

Телевидение

  • «Германское Телевещание 1» (DFF-1) — первый государственный телеканал Восточной Германии (В 1972—1990 «Телевидение ГДР 1»)
  • «Германское Телевещание 2» (DFF-2) — второй государственный телеканал Восточной Германии (В 1972—1990 «Телевидение ГДР 2»)

Спорт

Олимпийские игры

Футбол

Прочие виды спорта

По состоянию на 18 августа 2016 года сборная ГДР завоевала больше всех Олимпийских медалей в академической гребле.

Религия

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Германская Демократическая РеспубликаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Германская Демократическая РеспубликаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Германская Демократическая Республика

Большинство верующих — лютеране. Крупнейшая лютеранская религиозная организация — Евангелическая церковь Германии (в 1969—1990 гг. — Союз евангелических церквей Германской Демократической Республики (СЕЦ ГДР).

На момент создания Советской зоны оккупации на её территории существовали 4 лютеранские поместные церкви, кроме того 4 церковные провинции Евангелической церкви Старопрусского союза были реорганизованы в поместные церкви.

В 1948 году восточнонемецкие лютеранские поместные церкви вместе с другими немецкими лютеранскими церквями создали Евангелическую церковь Германии (ЕЦГ). Однако в 1969 году восточнонемецкие лютеранские церкви вышли из ЕЦГ и создали Союз евангелических церквей ГДР (нем. Bund der Evangelischen Kirchen in der DDR)[9], одновременно церковные районы Евангелическо-лютеранская Церковь Берлина-Бранденбурга в Западном Берлине организовались в самостоятельную церковь в тем же самым названием. В 1991 году СЕЦ ГДР самораспустился, а восточно-немецкие лютеранские церкви вновь вернулись в ЕЦГ.

Высшими органами Союза Евангелических Церквей ГДР были Синод (Synode), избиравшийся земельными синодами, и Конференция Евангелических Церковных Руководств (Konferenz der Evangelischen Kirchenleitungen), высшее должностное лицо — председатель, союз состоял из 8 земельных церквей, земельные церкви делились на церковные районы (Kirchenkreis), церковные районы на церковные общины (Kirchengemeinde). Руководящие органы земельных церквей — земельные синоды (Landessynode), избиравшийся районными синодами, между сессиями — земельные церковные советы (Landeskirchenrat), высшие должностные лица — церковные президенты (Kirchenpräsident), или земельные епископы, (Landesbischof)) церковных районов — районные синоды (Kreissynode), избиравшиеся общинными церковными советами, между сессиями — районные церковные советы (Kreiskirchenrat), высшие должностные лица — главные районные настоятели (Kreisoberpfarrer), высшие органы церковных общины — общинные собрания (Gemeindeversammlung), собиравшиеся один раз в год, между собраниями — общинные церковные советы (Gemeindekirchenrat). Органом, наблюдавшим за соблюдением религиозного законодательства, являлся Государственный секретариат по делам церквей. Поместные церкви СЕЦ ГДР:

  • Померанская Евангелическая Церковь (Pommersche Evangelische Kirche) (Мекленбург)
  • Евангелическо-лютеранская церковь Мекленбурга (Evangelisch-Lutherische Landeskirche Mecklenburgs) (Мекленбург)
  • Евангелическо-лютеранская церковь Берлина-Бранденбурга (Evangelische_Kirche_Berlin-Brandenburg) (Бранденбург и Берлин)
  • Евангелическая церковь церковной провинции Саксония (Evangelische Kirche der Kirchenprovinz Sachsen) (Саксония-Анхальт)
  • Евангелическая поместная церковь Анхальта (Evangelische Landeskirche Anhalts) (Саксония-Анхальт)
  • Евангелическо-лютеранская земельная церковь Саксонии (Evangelisch-Lutherische Landeskirche Sachsens) (Саксония)
  • Евангелическо-лютернская церковь Тюрингии (Evangelisch-Lutherische Kirche in Thüringen) (Тюрингия)
  • Евангелическая церковь Силезии (Evangelische Kirche von Schlesien) (Бранденбург)

Председатели Союза Евангелических церквей ГДР

Награды ГДР

Ордена ГДР:

Медали ГДР:

См. также

Напишите отзыв о статье "Германская Демократическая Республика"

Примечания

  1. http://postnauka.ru/longreads/14253
  2. 1 2 А. Б. Цфасман [http://www.lib.csu.ru/vch/261/013.pdf Послевоенные репрессии сталинизма в СССР и «Чистки» в ГДР (1949–1953)] Вестник Челябинского государственного университета. 2012. No 7 (261). История. Вып. 49. С. 80–83.
  3. А. М. Бетмакаев [http://izvestia.asu.ru/2012/4-2/hist/TheNewsOfASU-2012-4-2-hist-05.pdf Вальтер Ульбрихт и экономическое соревнование между ГДР и ФРГ в 1960‑е гг.]
  4. А. М. Бетмакаев [http://novainfo.ru/article/3833 Экономические условия социальной политики в ГДР]
  5. Значения указаны в евро 1995 года. Источник: Prof. Gerhard Heske. [http://www.ssoar.info/ssoar/bitstream/handle/document/28587/ssoar-hsrsupp-2009-no_21-heske-volkswirtschaftliche_gesamtrechnung_ddr_1950-1989.pdf?sequence=1 Volkswirtschaftliche Gesamtrechnung DDR 1950-1989] ([http://www.memo.uni-bremen.de/docs/m3309.pdf сжатый конспект])
  6. 1 2 3 Большая советская энциклопедия. Гл. ред. А. М. Прохоров, 3-е изд. Т. 6. Газлифт — Гоголево. 1971. 624 стр., илл.; 27 л. илл. и карт.
  7. Большая советская энциклопедия. Гл. ред. А. М. Прохоров, 3-е изд. Т. 17. Моршин — Никиш. 1974. 616 стр., илл.; 34 л. илл. и карт. (статья Немецкий театр)
  8. 1 2 Большая советская энциклопедия. Гл. ред. А. М. Прохоров, 3-е изд. Т. 3. Бари — Браслет. 1970. 640 стр., илл.; 33 л. илл. и карт, 1 л. карт (вкладыш) (статья Берлинер ансамбль)
  9. [http://www.doku-ekd.pbeier.de/index.htm?/htm/0038/0038379.htm Informations- und Dokumentationsstelle der EKD]

Литература

Gerhard Heske. [http://www.ssoar.info/ssoar/bitstream/handle/document/28587/ssoar-hsrsupp-2009-no_21-heske-volkswirtschaftliche_gesamtrechnung_ddr_1950-1989.pdf?sequence=1 Volkswirtschaftliche Gesamtrechnung DDR 1950-1989: Daten, Methoden, Vergleiche]. Historical Social Research, Supplement (2009), 21, 359 pages

Ссылки

  • [http://www.verfassungen.de/de/ddr/ddr49.htm Конституция ГДР 1949 года]
  • [http://www.verfassungen.de/de/ddr/ddr-laenderleiste.htm конституции земель ГДР]
  • [http://www.verfassungen.de/de/ddr/oberstergerichtshof49.htm Закон о создании Верховного Суда ГДР и Верховной Прокуратуры ГДР]
  • [http://www.verfassungen.de/de/ddr/ddr68.htm Конституция ГДР 1968 года]
  • [http://hist.asu.ru/aes/gdr/index.htm МЕТАМОРФОЗЫ ВОСТОЧНОЙ ГЕРМАНИИ. Научно-образовательный проект сайта «Европейские исследования»]
  • [http://www.ruslanka.ru/hist/gdr.html ГДР: строительство социализма в эпоху Ульбрихта (1945—1971)]
  • [http://www.sovetika.ru/gdr/konst.htm Конституция ГДР на Sovetika.ru — сайте о Советской эпохе]
  • [http://www.ib.hu-berlin.de/~pbruhn/juni1953.htm 17. Juni 1953] Библиографическая база данных международной литературы  (нем.), (содержит и ссылки на публикации на русском языке)
  • [http://www.gsvg.ru/ Сайт Группы Советских войск в Германии]
  • [http://www.dw.de/%D1%86%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BC%D0%B3%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B8%D0%B7-%D0%B3%D0%B4%D1%80/a-16887760 Цветные мгновения из ГДР на Deutsche Welle]

Отрывок, характеризующий Германская Демократическая Республика

– А так? – улыбнувшись, спросила «звёздная» малышка.
У меня в голове что-то «вспыхнуло»... и открылось умопомрачительное видение совершенно чужого, но необыкновенно красивого мира... Видимо того, в котором она когда-то жила. Этот мир был чем-то похож на уже нами виденный (который она себе создавала на «этажах»), и всё же, чем-то чуточку отличался, как если бы там я смотрела на рисованную картину, а сейчас вдруг увидела эту картину наяву...
Над изумрудно-зелёной, очень «сочной» землёй, освещая всё вокруг непривычным голубоватым светом, весело поднималось потрясающе красивое и яркое, фиолетово-голубое солнце... Это наступало чужое, видимо инопланетное, утро... Вся буйно растущая здесь зелень, от падающих на неё солнечных лучей, сверкала золотисто-фиолетовыми бриллиантами «местной» утренней росы, и, счастливо ими умываясь, готовилась к наступающему новому чудесному дню... Всё вокруг благоухало невероятно богатыми красками, слишком яркими для наших, привыкших ко всему «земному», глаз. Вдали, по покрытому золотистой дымкой небу клубились почти «плотные», нежно-розовые кудрявистые облака, похожие на красивые розовые подушки. Неожиданно, с противоположной стороны небо ярко вспыхнуло золотым.... Я обернулась, и от удивления застыла – с другой стороны царственно поднималось невероятно огромное, золотисто-розовое, второе солнце!.. Оно было намного больше первого, и казалось, было больше самой планеты... Но его лучи, в отличие от первого, почему-то светили несравнимо мягче и ласковее, напоминая тёплое «пушистое» объятие... Казалось, это огромное доброе светило, уже устало от каждодневных забот, но всё ещё по привычке отдавало этой невероятно красивой планете своё последнее тепло и, уже «собираясь на покой», с удовольствием уступало место молодому, «кусачему» солнцу, которое ещё только-только начинало своё небесное путешествие и светило яро и весело, не боясь расплескать свой молодой жар, щедро заливая светом всё вокруг.
Удивлённо оглядываясь по сторонам, я вдруг заметила причудливое явление – у растений появилась вторая тень... И она почему-то очень резко контрастировала с освещённой частью – как будто светотень была нарисована яркими, кричащими цветами, резко противоположными друг другу. В теневой части воздух мерцал яркими миниатюрными звёздочками, вспыхивающими от малейшего движения. Это было сумасшедше красиво... и необыкновенно интересно. Пробудившийся волшебный мир звучал тысячами незнакомых голосов, будто радостно оповещая о своём счастливом пробуждении всю вселенную. Я очень сильно, почти наяву, почувствовала, насколько невероятно чистым был здесь воздух! Он благоухал, наполненный удивительно приятными, незнакомыми запахами, которые чем-то неуловимо напоминали запахи роз, если бы их было здесь тысяча разных сортов одновременно. Повсюду, сколько охватывал глаз, алели те же самые ярко-красные, огромные «маки»... И тут только я вспомнила, что Вэя принесла мне такой же цветок! Я протянула к ней руку – цветок плавно перетёк с её хрупкой ладошки на мою ладонь, и вдруг, в моей груди что-то сильно «щёлкнуло»... Я с удивлением увидела, как миллионами невиданных фантастических оттенков на моей груди раскрылся и засверкал изумительный кристалл... Он всё время пульсировал и менялся, как бы показывая, каким ещё он может быть. Я застыла в шоке, полностью загипнотизированная открывшимся зрелищем, и не могла отвести глаз от всё время по-новому открывающейся красоты...
– Ну вот, – довольно произнесла Вэя, – теперь ты сможешь это смотреть когда захочешь!
– А почему этот кристалл у меня на груди, если ты поставила его в лоб? – наконец-то я решилась задать мучивший меня несколько дней вопрос.
Девочка очень удивилась, и чуть подумав, ответила:
– Я не знаю почему ты спрашиваешь, тебе ведь известен ответ. Но, если тебе хочется услышать его от меня – пожалуйста: я тебе просто дала его через твой мозг, но открыть его надо там, где должно быть его настоящее место.
– А откуда же мне было знать? – удивилась я.
Фиолетовые глаза очень внимательно несколько секунд меня изучали, а потом прозвучал неожиданный ответ:
– Я так и думала – ты ещё спишь... Но я не могу тебя разбудить – тебя разбудят другие. И это будет не сейчас.
– А когда? И кто будут эти – другие?..
– Твои друзья... Но ты не знаешь их сейчас.
– А как же я буду знать, что они друзья, и что это именно они? – озадаченно спросила я.
– Ты вспомнишь, – улыбнулась Вэя.
– Вспомню?! Как же я могу вспомнить то, чего ещё нет?..– ошарашено уставилась на неё я.
– Оно есть, только не здесь.
У неё была очень тёплая улыбка, которая её необыкновенно красила. Казалось, будто майское солнышко выглянуло из-за тучки и осветило всё вокруг.
– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.
– Мы помогаем, когда это нужно. А откуда пришли – я не помню, я там не была. Только смотрела, как ты сейчас... Это мой дом.
Девчушка вдруг стала очень печальной. И мне захотелось хоть как-то ей помочь, но, к моему большому сожалению, пока это было ещё не в моих маленьких силах...
– Тебе очень хочется домой, правда же? – осторожно спросила я.
Вэя кивнула. Вдруг её хрупкая фигурка ярко вспыхнула... и я осталась одна – «звёздная» девочка исчезла. Это было очень и очень нечестно!.. Она не могла так просто взять и уйти!!! Такого никак не должно было произойти!.. Во мне бушевала самая настоящая обида ребёнка, у которого вдруг отняли самую любимую игрушку... Но Вэя не была игрушкой, и, если честно, то я должна была быть ей благодарна уже за то, что она вообще ко мне пришла. Но в моей «исстрадавшейся» душе в тот момент крушил оставшиеся крупицы логики настоящий «эмоциональный шторм», а в голове царил полный сумбур... Поэтому ни о каком «логическом» мышлении в данный момент речи идти не могло, и я, «убитая горем» своей страшной потери, полностью «окунулась» в океан «чёрного отчаяния», думая, что моя «звёздная» гостья больше уже никогда ко мне не вернётся... Мне о скольком ещё хотелось её спросить! А она так неожиданно взяла и исчезла... И тут вдруг мне стало очень стыдно... Если бы все желающие спрашивали её столько же, сколько хотела спросить я, у неё, чего доброго, не оставалось бы время жить!.. Эта мысль как-то сразу меня успокоила. Надо было просто с благодарностью принимать всё то чудесное, что она успела мне показать (даже если я ещё и не всё поняла), а не роптать на судьбу за недостаточность желаемого «готовенького», вместо того, чтобы просто пошевелить своими обленившимися «извилинами» и самой найти ответы на мучившие меня вопросы. Я вспомнила бабушку Стеллы и подумала, что она была абсолютно права, говоря о вреде получения чего-то даром, потому что ничего не может быть хуже, чем привыкший всё время только брать человек. К тому же, сколько бы он ни брал, он никогда не получит радости того, что он сам чего то достиг, и никогда не испытает чувства неповторимого удовлетворения оттого, что сам что-либо создал.
Я ещё долго сидела одна, медленно «пережёвывая» данную мне пищу для размышлений, с благодарностью думая об удивительной фиолетовоглазой «звёздной» девчушке. И улыбалась, зная, что теперь уже точно ни за что не остановлюсь, пока не узнаю, что же это за друзья, которых я не знаю, и от какого такого сна они должны меня разбудить... Тогда я не могла ещё даже представить, что, как бы я не старалась, и как бы упорно не пробовала, это произойдёт только лишь через много, много лет, и меня правда разбудят мои «друзья»... Только это будет совсем не то, о чём я могла когда-либо даже предположить...
Но тогда всё казалось мне по-детски возможным, и я со всем своим не сгорающим пылом и «железным» упорством решила пробовать...
Как бы мне ни хотелось прислушаться к разумному голосу логики, мой непослушный мозг верил, что, несмотря на то, что Вэя видимо совершенно точно знала, о чём говорила, я всё же добьюсь своего, и найду раньше, чем мне было обещано, тех людей (или существ), которые должны были мне помочь избавиться от какой-то там моей непонятной «медвежьей спячки». Сперва я решила опять попробовать выйти за пределы Земли, и посмотреть, кто там ко мне придёт... Ничего глупее, естественно, невозможно было придумать, но так как я упорно верила, что чего-то всё-таки добьюсь – приходилось снова с головой окунаться в новые, возможно даже очень опасные «эксперименты»...
Моя добрая Стелла в то время почему-то «гулять» почти перестала, и, непонятно почему, «хандрила» в своём красочном мире, не желая открыть мне настоящую причину своей грусти. Но мне всё-таки как-то удалось уговорить её на этот раз пойти со мной «прогуляться», заинтересовав опасностью планируемого мною приключения, и ещё тем, что одна я всё же ещё чуточку боялась пробовать такие, «далеко идущие», эксперименты.
Я предупредила бабушку, что иду пробовать что-то «очень серьёзное», на что она лишь спокойно кивнула головой и пожелала удачи (!)... Конечно же, это меня «до косточек» возмутило, но решив не показывать ей своей обиды, и надувшись, как рождественский индюк, я поклялась себе, что, чего бы мне это не стоило, а сегодня что-то да произойдёт!... Ну и конечно же – оно произошло... только не совсем то, чего я ожидала.
Стелла уже ждала меня, готовая на «самые страшные подвиги», и мы, дружно и собранно устремились «за предел»...
На этот раз у меня получилось намного проще, может быть потому, что это был уже не первый раз, а может ещё и потому, что был «открыт» тот же самый фиолетовый кристалл... Меня пулей вынесло за предел ментального уровня Земли, и вот тут-то я поняла, что чуточку перестаралась... Стелла, по общему договору, ждала на «рубеже», чтобы меня подстраховать, если увидит, что что-то пошло не так... Но «не так» пошло уже с самого начала, и там, где я в данный момент находилась, она, к моему великому сожалению, уже не могла меня достать.
Вокруг холодом ночи дышал чёрный, зловещий космос, о котором я мечтала столько лет, и который пугал теперь своей дикой, неповторимой тишиной... Я была совсем одна, без надёжной защиты своих «звёздных друзей», и без тёплой поддержки своей верной подружки Стеллы... И, несмотря на то, что я видела всё это уже не в первый раз, я вдруг почувствовала себя совсем маленькой и одинокой в этом незнакомом, окружающем меня мире далёких звёзд, которые здесь выглядели совсем не такими же дружелюбными и знакомыми, как с Земли, и меня понемногу стала предательски охватывать подленькая, трусливо пищащая от неприкрытого ужаса, паника... Но так как человечком я всё ещё была весьма и весьма упёртым, то решила, что нечего раскисать, и начала осматриваться, куда же это всё-таки меня занесло...
Я висела в чёрной, почти физически ощутимой пустоте, а вокруг лишь иногда мелькали какие-то «падающие звёзды», оставляя на миг ослепительные хвосты. И тут же, вроде бы, совсем рядом, мерцала голубым сиянием такая родная и знакомая Земля. Но она, к моему великому сожалению, только казалась близкой, а на самом деле была очень и очень далеко... И мне вдруг дико захотелось обратно!!!.. Уже не хотелось больше «геройски преодолевать» незнакомые препятствия, а просто очень захотелось вернуться домой, где всё было таким родным и привычным (к тёплым бабушкиным пирогам и любимым книгам!), а не висеть замороженной в каком то чёрном, холодном «безмирье», не зная, как из всего этого выбраться, да притом, желательно без каких-либо «ужасающих и непоправимых» последствий... Я попробовала представить единственное, что первое пришло в голову – фиолетовоглазую девочку Вэю. Почему-то не срабатывало – она не появлялась. Тогда попыталась развернуть её кристалл... И тут же, всё вокруг засверкало, засияло и закружилось в бешеном водовороте каких-то невиданных материй, я почувствовала будто меня резко, как большим пылесосом, куда-то втянуло, и тут же передо мной «развернулся» во всей красе уже знакомый, загадочный и прекрасный Вэйин мир.... Как я слишком поздно поняла – ключом в который и являлся мой открытый фиолетовый кристалл...
Я не знала, как далеко был этот незнакомый мир... Был ли он на этот раз реальным? И уж совершенно не знала, как из него вернуться домой... И не было никого вокруг, у кого я могла бы хоть что-либо спросить...
Передо мной простиралась дивная изумрудная долина, залитая очень ярким, золотисто-фиолетовым светом. По чужому розоватому небу, искрясь и сверкая, медленно плыли золотистые, облака, почти закрывая одно из солнц. Вдалеке виднелись очень высокие, остроконечные, блестящие тяжёлым золотом, чужие горы... А прямо у моих ног, почти по-земному, журчал маленький, весёлый ручеек, только вода в нём была совсем не земная – «густая» и фиолетовая, и ни чуточки не прозрачная... Я осторожно окунула руку – ощущение было потрясающим и очень неожиданным – будто коснулась мягкого плюшевого мишки... Тёплое и приятное, но уж никак не «свежее и влажное», как мы привыкли ощущать на Земле. Я даже усомнилась, было ли это тем, что на Земле называлось – «вода»?..
Дальше «плюшевый» ручеек убегал прямо в зелёный туннель, который образовывали, сплетаясь между собой, «пушистые» и прозрачные, серебристо-зелёные «лианы», тысячами висевшие над фиолетовой «водой». Они «вязали» над ней причудливый рисунок, который украшали малюсенькие «звёздочки» белых, сильно пахнувших, невиданных цветов.
Да, этот мир был необычайно красив... Но в тот момент я бы многое отдала, чтобы оказаться в своём, может и не таком красивом, но за то таком знакомом и родном, земном мире!.. Мне впервые было так страшно, и я не боялась себе честно это признать... Я была совершенно одна, и некому было дружески посоветовать, что же делать дальше. Поэтому, не имея другого выбора, и как-то собрав всю свою «дрожавшую» волю в кулак, я решилась двинуться куда-нибудь дальше, чтобы только не стоять на месте и не ждать, когда что-то жуткое (хотя и в таком красивом мире!) произойдёт.
– Как ты сюда попала? – послышался, в моём измученном страхом мозгу, ласковый голосок.
Я резко обернулась... и опять столкнулась с прекрасными фиолетовыми глазами – позади меня стояла Вэя...
– Ой, неужели это ты?!!.. – от неожиданного счастья, чуть ли не завизжала я.
– Я видела, что ты развернула кристалл, я пришла помочь, – совершенно спокойно ответила девочка.
Только её большие глаза опять очень внимательно всматривались в моё перепуганное лицо, и в них теплилось глубокое, «взрослое» понимание.
– Ты должна верить мне, – тихо прошептала «звёздная» девочка.
И мне очень захотелось ей сказать, что, конечно же – я верю!.. И что это просто мой дурной характер, который всю жизнь заставляет меня «биться головой об стенку», и этими же, собственноручно набитыми шишками, постигать окружающий мир... Но Вэя видимо всё прекрасно поняла, и, улыбнувшись своей удивительной улыбкой, приветливо сказала:
– Хочешь, покажу тебе свой мир, раз ты уже здесь?..
Я только радостно закивала головой, уже снова полностью воспрянув духом и готовая на любые «подвиги», только лишь потому, что я уже была не одна, и этого было достаточно, чтобы всё плохое мгновенно забылось и мир опять казался увлекательным и прекрасным.
– Но ты ведь говорила, что никогда здесь не была? – расхрабрившись, спросила я.
– А я и сейчас не здесь, – спокойно ответила девочка. – С тобой моя сущность, но моё тело никогда не жило там. Я никогда не знала свой настоящий дом... – её огромные глаза наполнились глубокой, совсем не детской печалью.
– А можно тебя спросить – сколько тебе лет?.. Конечно, если не хочешь – не отвечай, – чуть смутившись, спросила я.
– По земному исчислению, наверное это будет около двух миллионов лет, – задумчиво ответила «малышка».
У меня от этого ответа ноги почему-то вдруг стали абсолютно ватными... Этого просто не могло быть!.. Никакое существо не в состоянии жить так долго! Или, смотря какое существо?..
– А почему же тогда ты выглядишь такой маленькой?! У нас такими бывают только дети... Но ты это знаешь, конечно же.
– Такой я себя помню. И чувствую – это правильно. Значит так и должно быть. У нас живут очень долго. Я, наверное, и есть маленькая...
У меня от всех этих новостей закружилась голова... Но Вея, как обычно, была удивительно спокойна, и это придало мне сил спрашивать дальше.
– А кто же у вас зовётся взрослым?.. Если такие есть, конечно же.
– Ну, разумеется! – искренне рассмеялась девочка. – Хочешь увидеть?
Я только кивнула, так как у меня вдруг с перепугу полностью перехватило горло, и куда-то потерялся мои «трепыхавшийся» разговорный дар... Я прекрасно понимала, что вот прямо сейчас увижу настоящее «звёздное» существо!.. И, несмотря на то, что, сколько я себя помнила, я всю свою сознательную жизнь этого ждала, теперь вдруг вся моя храбрость почему-то быстренько «ушла в пятки»...
Вея махнула ладошкой – местность изменилась. Вместо золотых гор и ручья, мы оказались в дивном, движущемся, прозрачном «городе» (во всяком случае, это было похоже на город). А прямо к нам, по широкой, мокро-блестящей серебром «дороге», медленно шёл потрясающий человек... Это был высокий гордый старец, которого нельзя было по-другому назвать, кроме как – величественный!.. Всё в нём было каким-то очень правильным и мудрым – и чистые, как хрусталь, мысли (которые я почему-то очень чётко слышала); и длинные, покрывающие его мерцающим плащом, серебристые волосы; и те же, удивительно добрые, огромные фиолетовые «Вэины» глаза... И на его высоком лбу сиявшая, дивно сверкающая золотом, бриллиантовая «звезда».
– Покоя тебе, Отец, – коснувшись пальчиками своего лба, тихо произнесла Вея.
– И тебе, ушедшая, – печально ответил старец.
От него веяло бесконечным добром и лаской. И мне вдруг очень захотелось, как маленькому ребёнку, уткнуться ему в колени и, спрятаться от всего хотя бы на несколько секунд, вдыхая исходящий от него глубокий покой, и не думать о том, что мне страшно... что я не знаю, где мой дом... и, что я вообще не знаю – где я, и что со мной в данный момент по-настоящему происходит...
– Кто ты, создание?.. – мысленно услышала я его ласковый голос.
– Я человек, – ответила я. – Простите, что потревожила ваш покой. Меня зовут Светлана.
Старец тепло и внимательно смотрел на меня своими мудрыми глазами, и в них почему-то светилось одобрение.
– Ты хотела увидеть Мудрого – ты его видишь, – тихо произнесла Вея. – Ты хочешь что-то спросить?
– Скажите пожалуйста, в вашем чудесном мире существует зло? – хотя и стыдясь своего вопроса, всё же решилась спросить я.
– Что ты называешь «злом», Человек-Светлана? – спросил мудрец.
– Ложь, убийство, предательство... Разве нет у вас таких слов?..
– Это было давно... уже никто не помнит. Только я. Но мы знаем, что это было. Это заложено в нашу «древнюю память», чтобы никогда не забыть. Ты пришла оттуда, где живёт зло?
Я грустно кивнула. Мне было очень обидно за свою родную Землю, и за то, что жизнь на ней была так дико несовершенна, что заставляла спрашивать подобные вопросы... Но, в то же время, мне очень хотелось, чтобы Зло ушло из нашего Дома навсегда, потому что я этот дом всем своим сердцем любила, и очень часто мечтала о том, что когда-нибудь всё-таки придёт такой чудесный день, когда:
человек будет с радостью улыбаться, зная, что люди могут принести ему только добро...
когда одинокой девушке не страшно будет вечером проходить самую тёмную улицу, не боясь, что кто-то её обидит...
когда можно будет с радостью открыть своё сердце, не боясь, что предаст самый лучший друг...
когда можно будет оставить что-то очень дорогое прямо на улице, не боясь, что стоит тебе отвернуться – и это сразу же украдут...
И я искренне, всем сердцем верила, что где-то и вправду существует такой чудесный мир, где нет зла и страха, а есть простая радость жизни и красоты... Именно поэтому, следуя своей наивной мечте, я и пользовалась малейшей возможностью, чтобы хоть что-то узнать о том, как же возможно уничтожить это же самое, такое живучее и такое неистребимое, наше земное Зло... И ещё – чтобы уже никогда не было стыдно кому-то где-то сказать, что я – Человек...
Конечно же, это были наивные детские мечты... Но ведь и я тогда была ещё всего лишь ребёнком.
– Меня зовут Атис, Человек-Светлана. Я живу здесь с самого начала, я видел Зло... Много зла...
– А как же вы от него избавились, мудрый Атис?! Вам кто-то помог?.. – с надеждой спросила я. – Можете ли вы помочь нам?.. Дать хотя бы совет?
– Мы нашли причину... И убили её. Но ваше зло неподвластно нам. Оно другое... Так же, как другие и вы. И не всегда чужое добро может оказаться добром для вас. Вы должны найти сами свою причину. И уничтожить её, – он мягко положил руку мне на голову и в меня заструился чудесный покой... – Прощай, Человек-Светлана... Ты найдёшь ответ на свой вопрос. Покоя тебе...
Я стояла глубоко задумавшись, и не обратила внимания, что реальность меня окружавшая, уже давно изменилась, и вместо странного, прозрачного города, мы теперь «плыли» по плотной фиолетовой «воде» на каком-то необычном, плоском и прозрачном приспособлении, у которого не было ни ручек, ни вёсел – вообще ничего, как если бы мы стояли на большом, тонком, движущемся прозрачном стекле. Хотя никакого движения или качки совершенно не чувствовалось. Оно скользило по поверхности на удивление плавно и спокойно, заставляя забыть, что двигалось вообще...
– Что это?.. Куда мы плывём? – удивлённо спросила я.
– Забрать твою маленькую подружку, – спокойно ответила Вэя.
– Но – как?!. Она ведь не сможет?..
– Сможет. У неё такой же кристалл, как у тебя, – был ответ. – Мы её встретим у «моста», – и ничего более не объяснив, она вскоре остановила нашу странную «лодку».
Теперь мы уже находились у подножья какой-то блестящей «отполированной» чёрной, как ночь, стены, которая резко отличалась от всего светлого и сверкающего вокруг, и казалась искусственно созданной и чужеродной. Неожиданно стена «расступилась», как будто в том месте состояла из плотного тумана, и в золотистом «коконе» появилась... Стелла. Свеженькая и здоровенькая, будто только что вышла на приятную прогулку... И, конечно же – дико довольная происходящим... Увидев меня, её милая мордашка счастливо засияла и по-привычке она сразу же затараторила:
– А ты тоже здесь?!... Ой, как хорошо!!! А я так волновалась!.. Так волновалась!.. Я думала, с тобой обязательно что-то случилось. А как же ты сюда попала?.. – ошарашено уставилась на меня малышка.
– Думаю так же, как и ты, – улыбнулась я.
– А я, как увидела, что тебя унесло, сразу попробовала тебя догнать! Но я пробовала, пробовала и ничего не получалось... пока вот не пришла она. – Стелла показала ручкой на Вэю. – Я тебе очень за это благодарна, девочка Вэя! – по своей забавной привычке обращаться сразу к двоим, мило поблагодарила она.
– Этой «девочке» два миллиона лет... – прошептала своей подружке на ушко я.
Стеллины глаза округлились от неожиданности, а сама она так и осталась стоять в тихом столбняке, медленно переваривая ошеломляющую новость...
– Ка-а-ак – два миллиона?.. А что же она такая маленькая?.. – выдохнула обалдевшая Стелла.
– Да вот она говорит, что у них долго живут... Может и твоя сущность оттуда же? – пошутила я. Но Стелле моя шутка, видимо, совсем не понравилась, потому, что она тут же возмутилась:
– Как же ты можешь?!.. Я ведь такая же, как ты! Я же совсем не «фиолетовая»!..
Мне стало смешно, и чуточку совестно – малышка была настоящим патриотом...
Как только Стелла здесь появилась, я сразу же почувствовала себя счастливой и сильной. Видимо наши общие, иногда опасные, «этажные прогулки» положительно сказывались на моём настроении, и это сразу же ставило всё на свои места.
Стелла в восторге озиралась по сторонам, и было видно, что ей не терпится завалить нашего «гида» тысячей вопросов. Но малышка геройски сдерживалась, стараясь казаться более серьёзной и взрослой, чем она на самом деле была...
– Скажи пожалуйста, девочка Вэя, а куда нам можно пойти? – очень вежливо спросила Стелла. По всей видимости, она так и не смогла «уложить» в своей головке мысль о том, что Вэя может быть такой «старой»...
– Куда желаете, раз уж вы здесь, – спокойно ответила «звёздная» девочка.
Мы огляделись вокруг – нас тянуло во все стороны сразу!.. Было невероятно интересно и хотелось посмотреть всё, но мы прекрасно понимали, что не можем находиться здесь вечно. Поэтому, видя, как Стелла ёрзает на месте от нетерпения, я предложила ей выбирать, куда бы нам пойти.
– Ой, пожалуйста, а можно нам посмотреть, какая у вас здесь «живность»? – неожиданно для меня, спросила Стелла.
Конечно же, я бы хотела посмотреть что-то другое, но деваться было некуда – сама предложила ей выбирать...
Мы очутились в подобии очень яркого, бушующего красками леса. Это было совершенно потрясающе!.. Но я вдруг почему-то подумала, что долго я в таком лесу оставаться не пожелала бы... Он был, опять же, слишком красивым и ярким, немного давящим, совсем не таким, как наш успокаивающий и свежий, зелёный и светлый земной лес.
Наверное, это правда, что каждый должен находиться там, чему он по-настоящему принадлежит. И я тут же подумала о нашей милой «звёздной» малышке... Как же ей должно было не хватать своего дома и своей родной и знакомой среды!.. Только теперь я смогла хотя бы чуточку понять, как одиноко ей должно было быть на нашей несовершенной и временами опасной Земле...
– Скажи пожалуйста, Вэя, а почему Атис назвал тебя ушедшей? – наконец-то спросила назойливо кружившейся в голове вопрос я.
– О, это потому, что когда-то очень давно, моя семья добровольно ушла помогать другим существам, которым нужна была наша помощь. Это у нас происходит часто. А ушедшие уже не возвращаются в свой дом никогда... Это право свободного выбора, поэтому они знают, на что идут. Вот потому Атис меня и пожалел...
– А кто же уходит, если нельзя вернуться обратно? – удивилась Стелла.
– Очень многие... Иногда даже больше чем нужно, – погрустнела Вэя. – Однажды наши «мудрые» даже испугались, что у нас недостаточно останется виилисов, чтобы нормально обживать нашу планету...
– А что такое – виилис? – заинтересовалась Стелла.
– Это мы. Так же, как вы – люди, мы – виилисы. А наша планета зовётся – Виилис. – ответила Вэя.
И тут только я вдруг поняла, что мы почему-то даже не додумались спросить об этом раньше!.. А ведь это первое, о чём мы должны были спросить!
– А вы менялись, или были такими всегда? – опять спросила я.
– Менялись, но только внутри, если ты это имела в виду, – ответила Вэя.
Над нашими головами пролетела огромная, сумасшедше яркая, разноцветная птица... На её голове сверкала корона из блестящих оранжевых «перьев», а крылья были длинные и пушистые, как будто она носила на себе разноцветное облако. Птица села на камень и очень серьёзно уставилась в нашу сторону...
– А что это она нас так внимательно рассматривает? – поёжившись, спросила Стелла, и мне показалось, что у неё в голове сидел другой вопрос – «обедала ли уже эта «птичка» сегодня?»...
Птица осторожно прыгнула ближе. Стелла пискнула и отскочила. Птица сделала ещё шаг... Она была раза в три крупнее Стеллы, но не казалась агрессивной, а скорее уж любопытной.
– Я что, ей понравилась, что ли? – надула губки Стелла. – Почему она не идёт к вам? Что она от меня хочет?..
Было смешно наблюдать, как малышка еле сдерживается, чтобы не пуститься пулей отсюда подальше. Видимо красивая птица не вызывала у неё особых симпатий...
Вдруг птица развернула крылья и от них пошло слепящее сияние. Медленно-медленно над крыльями начал клубиться туман, похожий на тот, который развевался над Вэйей, когда мы увидели её первый раз. Туман всё больше клубился и сгущался, становясь похожим на плотный занавес, а из этого занавеса на нас смотрели огромные, почти человеческие глаза...
– Ой, она что – в кого-то превращается?!.. – взвизгнула Стелла. – Смотрите, смотрите!..
Смотреть и правда было на что, так как «птица» вдруг стала «деформироваться», превращаясь то ли в зверя, с человеческими глазами, то ли в человека, со звериным телом...
– Что-о это? – удивлённо выпучила свои карие глазки моя подружка. – Что это с ней происходит?..
А «птица» уже выскользнула из своих крыльев, и перед нами стояло очень необычное существо. Оно было похоже на полуптицу-получеловека, с крупным клювом и треугольным человеческим лицом, очень гибким, как у гепарда, телом и хищными, дикими движениями... Она была очень красивой и, в то же время, очень страшной.
– Это Миард. – представила существо Вэя. – Если хотите, он покажет вам «живность», как вы говорите.
У существа, по имени Миард, снова начали появляться сказочные крылья. И он ими приглашающе махнул в нашу сторону.
– А почему именно он? Разве ты очень занята, «звёздная» Вэя?
У Стеллы было очень несчастное лицо, потому что она явно боялась это странное «красивое страшилище», но признаться в этом ей, по-видимому, не хватало духу. Думаю, она скорее бы пошла с ним, чем смогла бы признаться, что ей было просто-напросто страшно... Вэя, явно прочитав Стеллины мысли, тут же успокоила:
– Он очень ласковый и добрый, он понравится вам. Вы ведь хотели посмотреть живое, а именно он и знает это лучше всех.
Миард осторожно приблизился, как будто чувствуя, что Стелла его боится... А мне на этот раз почему-то совершенно не было страшно, скорее наоборот – он меня дико заинтересовал.
Он подошёл в плотную к Стелле, в тот момент уже почти пищавшей внутри от ужаса, и осторожно коснулся её щеки своим мягким, пушистым крылом... Над рыжей Стеллиной головкой заклубился фиолетовый туман.
– Ой, смотри – у меня так же, как у Вэйи!.. – восторженно воскликнула удивлённая малышка. – А как же это получилось?.. О-о-ой, как красиво!.. – это уже относилось к появившейся перед нашим взором новой местности с совершенно невероятными животными.
Мы стояли на холмистом берегу широкой, зеркальной реки, вода в которой была странно «застывшей» и, казалось, по ней можно было спокойно ходить – она совершенно не двигалась. Над речной поверхностью, как нежный прозрачный дымок, клубился искрящийся туман.
Как я наконец-то догадалась, этот «туман, который мы здесь видели повсюду, каким-то образом усиливал любые действия живущих здесь существ: открывал для них яркость видения, служил надёжным средством телепортации, вообще – помогал во всём, чем бы в тот момент эти существа не занимались. И думаю, что использовался для чего-то ещё, намного, намного большего, чего мы пока ещё не могли понять...
Река извивалась красивой широкой «змеёй» и, плавно уходя в даль, пропадала где-то между сочно-зелёными холмами. А по обоим её берегам гуляли, лежали и летали удивительные звери... Это было настолько красиво, что мы буквально застыли, поражённые этим потрясающим зрелищем...
Животные были очень похожи на невиданных царственных драконов, очень ярких и гордых, как будто знающих, насколько они были красивыми... Их длиннющие, изогнутые шеи сверкали оранжевым золотом, а на головах красными зубцами алели шипастые короны. Царские звери двигались медленно и величественно, при каждом движении блистая своими чешуйчатыми, перламутрово-голубыми телами, которые буквально вспыхивали пламенем, попадая под золотисто-голубые солнечные лучи.
– Красоти-и-и-ще!!! – в восторге еле выдохнула Стелла. – А они очень опасные?
– Здесь не живут опасные, у нас их уже давно нет. Я уже не помню, как давно... – прозвучал ответ, и тут только мы заметили, что Вэйи с нами нет, а обращается к нам Миард...
Стелла испуганно огляделась, видимо не чувствуя себя слишком комфортно с нашим новым знакомым...
– Значит опасности у вас вообще нет? – удивилась я.
– Только внешняя, – прозвучал ответ. – Если нападут.
– А такое тоже бывает?
– Последний раз это было ещё до меня, – серьёзно ответил Миард.
Его голос звучал у нас в мозгу мягко и глубоко, как бархат, и было очень непривычно думать, что это общается с нами на нашем же «языке» такое странное получеловеческое существо... Но мы наверное уже слишком привыкли к разным-преразным чудесам, потому что уже через минуту свободно с ним общались, полностью забыв, что это не человек.
– И что – у вас никогда не бывает никаких-никаких неприятностей?!. – недоверчиво покачала головкой малышка. – Но тогда вам ведь совсем не интересно здесь жить!..
В ней говорила настоящая, неугасающая Земная «тяга к приключениям». И я её прекрасно понимала. Но вот Миарду, думаю, было бы очень сложно это объяснить...
– Почему – не интересно? – удивился наш «проводник», и вдруг, сам себя прервав, показал в верх. – Смотрите – Савии!!!
Мы взглянули на верх и остолбенели.... В светло-розовом небе плавно парили сказочные существа!.. Они были совершенно прозрачны и, как и всё остальное на этой планете, невероятно красочны. Казалось, что по небу летели дивные, сверкающие цветы, только были они невероятно большими... И у каждого из них было другое, фантастически красивое, неземное лицо.
– О-ой.... Смотри-и-те... Ох, диво како-о-е... – почему-то шёпотом произнесла, совершенно ошалевшая Стелла.
По-моему, я никогда не видела её настолько потрясённой. Но удивиться и правда было чему... Ни в какой, даже самой буйной фантазии, невозможно было представить таких существ!.. Они были настолько воздушными, что казалось, их тела были сотканы из блистающего тумана... Огромные крылья-лепестки плавно колыхались, распыляя за собой сверкающую золотую пыль... Миард что-то странно «свистнул», и сказочные существа вдруг начали плавно спускаться, образуя над нами сплошной, вспыхивающий всеми цветами их сумасшедшей радуги, огромный «зонт»... Это было так красиво, что захватывало дух!..
Первой к нам «приземлилась» перламутрово-голубая, розовокрылая Савия, которая сложив свои сверкающие крылья-лепестки в «букет», начала с огромным любопытством, но безо всякой боязни, нас разглядывать... Невозможно было спокойно смотреть на её причудливую красоту, которая притягивала, как магнит и хотелось любоваться ею без конца...
– Не смотрите долго – Савии завораживают. Вам не захочется отсюда уходить. Их красота опасна, если не хотите себя потерять, – тихо сказал Миард.
– А как же ты говорил, что здесь ничего опасного нет? Значит это не правда? – тут же возмутилась Стелла.
– Но это же не та опасность, которую нужно бояться или с которой нужно воевать. Я думал вы именно это имели в виду, когда спросили, – огорчился Миард.
– Да ладно! У нас, видимо, о многом понятия будут разными. Это нормально, правда ведь? – «благородно» успокоила его малышка. – А можно с ними поговорить?
– Говорите, если сможете услышать. – Миард повернулся к спустившейся к нам, чудо-Савии, и что-то показал.
Дивное существо заулыбалось и подошло к нам ближе, остальные же его (или её?..) друзья всё также легко парили прямо над нами, сверкая и переливаясь в ярких солнечных лучах.
– Я Лилис...лис...ис...– эхом прошелестел изумительный голос. Он был очень мягким, и в то же время очень звонким (если можно соединить в одно такие противоположные понятия).
– Здравствуй, красивая Лилис. – радостно приветствовала существо Стелла. – Я – Стелла. А вот она – Светлана. Мы – люди. А ты, мы знаем, Савия. Ты откуда прилетела? И что такое Савия? – вопросы опять сыпались градом, но я даже не попыталась её остановить, так как это было совершенно бесполезно... Стелла просто «хотела всё знать!». И всегда такой оставалась.
Лилис подошла к ней совсем близко и начала рассматривать Стеллу своими причудливыми, огромными глазами. Они были ярко малиновые, с золотыми крапинками внутри, и сверкали, как драгоценные камни. Лицо этого чудо-существа выглядело удивительно нежным и хрупким, и имело форму лепестка нашей земной лилии. «Говорила» она, не раскрывая рта, в то же время улыбаясь нам своими маленькими, круглыми губами... Но, наверное, самыми удивительными у них были волосы... Они были очень длинными, почти достигали края прозрачного крыла, абсолютно невесомыми и, не имея постоянного цвета, всё время вспыхивали самыми разными и самыми неожиданными блестящими радугами... Прозрачные тела Савий были бесполы (как тело маленького земного ребёнка), и со спины переходили в «лепестки-крылья», что и вправду делало их похожими на огромные яркие цветы...
– Мы прилетели с гор-ор... – опять прозвучало странное эхо.
– А может ты нам быстрее расскажешь? – попросила Миарда нетерпеливая Стелла. – Кто они?
– Их привезли из другого мира когда-то. Их мир умирал, и мы хотели их спасти. Сперва думали – они смогут жить со всеми, но не смогли. Они живут очень высоко в горах, туда никто не может попасть. Но если долго смотреть им в глаза – они заберут с собой... И будешь жить с ними.
Стелла поёжилась и чуть отодвинулась от стоявшей рядом Лилис... – А что они делают, когда забирают?
– Ничего. Просто живут с теми, кого забирают. Наверно у них в мире было по-другому, а сейчас они делают это просто по-привычке. Но для нас они очень ценны – они «чистят» планету. Никто никогда не болел после того, как они пришли.
– Значит, вы их спасли не потому, что жалели, а потому, что они вам были нужны?!.. А разве это хорошо – использовать? – я испугалась, что Миард обидится (как говорится – в чужую хату с сапогами не лезь...) и сильно толкнула Стеллу в бок, но она не обратила на меня ни какого внимания, и теперь уже повернулась к Савии. – А вам нравится здесь жить? Вы грустите по своей планете?
– Нет-ет... Здесь красиво-сиво-иво...– прошелестел тот же мягкий голос. – И хорошо-ошо...
Лилис неожиданно подняла один из своих сверкающих «лепестков» и нежно погладила Стеллу по щеке.
– Малыш-ка... Хорошая-шая-ая... Стелла-ла-а... – и у Стеллы над головой второй раз засверкал туман, но на этот раз он был разноцветным...
Лилис плавно махнула прозрачными крыльями-лепестками и начала медленно подниматься, пока не присоединилась к своим. Савии заволновались, и вдруг, очень ярко вспыхнув, исчезли...
– А куда они делись? – удивилась малышка.
– Они ушли. Вот, посмотри... – и Миард показал на уже очень далеко, в стороне гор, плавно паривших в розовом небе, освещённых солнцем дивных существ. – Они пошли домой...
Неожиданно появилась Вэя...
– Вам пора, – грустно сказала «звёздная» девочка. – Вам нельзя так долго здесь находиться. Это тяжело.
– Ой, но мы же ещё ничего ничего не успели увидеть! – огорчилась Стелла. – А мы можем ещё сюда вернуться, милая Вэя? Прощай добрый Миард! Ты хороший. Я к тебе обязательно вернусь! – как всегда, обращаясь ко всем сразу, попрощалась Стелла.
Вэя взмахнула ручкой, и мы снова закружились в бешеном водовороте сверкающих материй, через короткое (а может только казалось коротким?) мгновение «вышвырнувших» нас на наш привычный Ментальный «этаж»...
– Ох, как же там интересно!.. – в восторге запищала Стелла.
Казалось, она готова была переносить самые тяжёлые нагрузки, только бы ещё раз вернуться в так полюбившийся ей красочный Вэйин мир. Вдруг я подумала, что он и вправду должен был ей нравиться, так как был очень похож на её же собственный, который она любила себе создавать здесь, на «этажах»...
У меня же энтузиазма чуточку поубавилось, потому что я уже увидела для себя эту красивую планету, и теперь мне зверски хотелось что-нибудь ещё!.. Я почувствовала тот головокружительный «вкус неизвестного», и мне очень захотелось это повторить... Я уже знала, что этот «голод» отравит моё дальнейшее существование, и что мне всё время будет этого не хватать. Таким образом, желая в дальнейшем оставаться хоть чуточку счастливым человеком, я должна была найти какой-то способ, чтобы «открыть» для себя дверь в другие миры... Но тогда я ещё едва ли понимала, что открыть такую дверь не так-то просто... И, что пройдёт ещё много зим, пока я буду свободно «гулять», куда захочу, и что откроет для меня эту дверь кто-то другой... И этим другим будет мой удивительный муж.
– Ну и что будем дальше делать? – вырвала меня из моих мечтаний Стелла.
Она была расстроенной и грустной, что не удалось увидеть больше. Но я была очень рада, что она опять стала сама собой и теперь я была совершенно уверена, что с этого дня она точно перестанет хандрить и будет снова готова к любым новым «приключениям».
– Ты меня прости, пожалуйста, но я наверное уже сегодня ничего больше делать не буду... – извиняясь, сказала я. – Но спасибо тебе большое, что помогла.
Стелла засияла. Она очень любила чувствовать себя нужной, поэтому, я всегда старалась ей показать, как много она для меня значит (что было абсолютной правдой).
– Ну ладно. Пойдём куда-нибудь в другой раз, – благодушно согласилась она.
Думаю, она, как и я, была чуточку измождённой, только, как всегда, старалась этого не показать. Я махнула ей рукой... и оказалась дома, на своей любимой софе, с кучей впечатлений, которые теперь спокойно нужно было осмыслить, и медленно, не спеша «переварить»...

К моим десяти годам я очень сильно привязалась к своему отцу.
Я его обожала всегда. Но, к сожалению, в мои первые детские годы он очень много разъезжал и дома бывал слишком редко. Каждый проведённый с ним в то время день для меня был праздником, который я потом долго вспоминала, и по крупиночкам собирала все сказанные папой слова, стараясь их сохранить в своей душе, как драгоценный подарок.
С малых лет у меня всегда складывалось впечатление, что папино внимание я должна заслужить. Не знаю, откуда это взялось и почему. Никто и никогда мне не мешал его видеть или с ним общаться. Наоборот, мама всегда старалась нам не мешать, если видела нас вдвоём. А папа всегда с удовольствием проводил со мной всё своё, оставшееся от работы, свободное время. Мы ходили с ним в лес, сажали клубнику в нашем саду, ходили на реку купаться или просто разговаривали, сидя под нашей любимой старой яблоней, что я любила делать почти больше всего.

В лесу за первыми грибами...

На берегу реки Нямунас (Неман)

Папа был великолепным собеседником, и я готова была слушать его часами, если попадалась такая возможность... Наверное просто его строгое отношение к жизни, расстановка жизненных ценностей, никогда не меняющаяся привычка ничего не получать просто так, всё это создавало для меня впечатление, что его я тоже должна заслужить...
Я очень хорошо помню, как ещё совсем маленьким ребёнком висла у него на шее, когда он возвращался из командировок домой, без конца повторяя, как я его люблю. А папа серьёзно смотрел на меня и отвечал: «Если ты меня любишь, ты не должна мне это говорить, но всегда должна показать…»
И именно эти его слова остались для меня неписанным законом на всю мою оставшуюся жизнь... Правда, наверное, не всегда у меня очень хорошо получалось – «показать», но старалась я честно всегда.
Да и вообще, за всё то, кем я являюсь сейчас, я обязана своему отцу, который, ступенька за ступенькой, лепил моё будущее «Я», никогда не давая никаких поблажек, несмотря на то, сколь беззаветно и искренне он меня любил. В самые трудные годы моей жизни отец был моим «островом спокойствия», куда я могла в любое время вернуться, зная, что меня там всегда ждут.
Сам проживший весьма сложную и бурную жизнь, он хотел быть уверенным наверняка, что я смогу за себя постоять в любых неблагоприятных для меня, обстоятельствах и не сломаюсь от каких бы то ни было жизненных передряг.
Вообще-то, могу от всего сердца сказать, что с родителями мне очень и очень повезло. Если бы они были бы чуточку другими, кто знает, где бы сейчас была я, и была ли бы вообще...
Думаю также, что судьба свела моих родителей не просто так. Потому, что встретиться им было вроде бы абсолютно невозможно...
Мой папа родился в Сибири, в далёком городе Кургане. Сибирь не была изначальным местом жительства папиной семьи. Это явилось решением тогдашнего «справедливого» советского правительства и, как это было принято всегда, обсуждению не подлежало...
Так, мои настоящие дедушка и бабушка, в одно прекрасное утро были грубо выпровожены из своего любимого и очень красивого, огромного родового поместья, оторваны от своей привычной жизни, и посажены в совершенно жуткий, грязный и холодный вагон, следующий по пугающему направлению – Сибирь…
Всё то, о чём я буду рассказывать далее, собрано мною по крупицам из воспоминаний и писем нашей родни во Франции, Англии, а также, из рассказов и воспоминаний моих родных и близких в России, и в Литве.
К моему большому сожалению, я смогла это сделать уже только после папиной смерти, спустя много, много лет...
С ними была сослана также дедушкина сестра Александра Оболенская (позже – Alexis Obolensky) и, добровольно поехавшие, Василий и Анна Серёгины, которые последовали за дедушкой по собственному выбору, так как Василий Никандрович долгие годы был дедушкиным поверенным во всех его делах и одним из самых его близких друзей.

Aлександра (Alexis) Оболенская Василий и Анна Серёгины

Наверное, надо было быть по-настоящему ДРУГОМ, чтобы найти в себе силы сделать подобный выбор и поехать по собственному желанию туда, куда ехали, как едут только на собственную смерть. И этой «смертью», к сожалению, тогда называлась Сибирь...
Мне всегда было очень грустно и больно за нашу, такую гордую, но так безжалостно большевистскими сапогами растоптанную, красавицу Сибирь!.. Её, точно так же, как и многое другое, «чёрные» силы превратили в проклятое людьми, пугающее «земное пекло»… И никакими словами не рассказать, сколько страданий, боли, жизней и слёз впитала в себя эта гордая, но до предела измученная, земля... Не потому ли, что когда-то она была сердцем нашей прародины, «дальновидные революционеры» решили очернить и погубить эту землю, выбрав именно её для своих дьявольских целей?... Ведь для очень многих людей, даже спустя много лет, Сибирь всё ещё оставалась «проклятой» землёй, где погиб чей-то отец, чей-то брат, чей-то сын… или может быть даже вся чья-то семья.
Моя бабушка, которую я, к моему большому огорчению, никогда не знала, в то время была беременна папой и дорогу переносила очень тяжело. Но, конечно же, помощи ждать ниоткуда не приходилось... Так молодая княжна Елена, вместо тихого шелеста книг в семейной библиотеке или привычных звуков фортепиано, когда она играла свои любимые произведения, слушала на этот раз лишь зловещий стук колёс, которые как бы грозно отсчитывали оставшиеся часы её, такой хрупкой, и ставшей настоящим кошмаром, жизни… Она сидела на каких-то мешках у грязного вагонного окна и неотрывно смотрела на уходящие всё дальше и дальше последние жалкие следы так хорошо ей знакомой и привычной «цивилизации»...
Дедушкиной сестре, Александре, с помощью друзей, на одной из остановок удалось бежать. По общему согласию, она должна была добраться (если повезёт) до Франции, где на данный момент жила вся её семья. Правда, никто из присутствующих не представлял, каким образом она могла бы это сделать, но так как это была их единственная, хоть и маленькая, но наверняка последняя надежда, то отказаться от неё было слишком большой роскошью для их совершенно безвыходного положения. Во Франции в тот момент находился также и муж Александры – Дмитрий, с помощью которого они надеялись, уже оттуда, попытаться помочь дедушкиной семье выбраться из того кошмара, в который их так безжалостно швырнула жизнь, подлыми руками озверевших людей...
По прибытию в Курган, их поселили в холодный подвал, ничего не объясняя и не отвечая ни на какие вопросы. Через два дня какие-то люди пришли за дедушкой, и заявили, что якобы они пришли «эскортировать» его в другой «пункт назначения»... Его забрали, как преступника, не разрешив взять с собой никаких вещей, и не изволив объяснить, куда и на сколько его везут. Больше дедушку не видел никто и никогда. Спустя какое-то время, неизвестный военный принёс бабушке дедовы личные вещи в грязном мешке из под угля... не объяснив ничего и не оставив никакой надежды увидеть его живым. На этом любые сведения о дедушкиной судьбе прекратились, как будто он исчез с лица земли без всяких следов и доказательств...
Истерзанное, измученное сердце бедной княжны Елены не желало смириться с такой жуткой потерей, и она буквально засыпала местного штабного офицера просьбами о выяснении обстоятельств гибели своего любимого Николая. Но «красные» офицеры были слепы и глухи к просьбам одинокой женщины, как они её звали – «из благородных», которая являлась для них всего лишь одной из тысяч и тысяч безымянных «номерных» единиц, ничего не значащих в их холодном и жестоком мире…Это было настоящее пекло, из которого не было выхода назад в тот привычный и добрый мир, в котором остался её дом, её друзья, и всё то, к чему она с малых лет была привычна, и что так сильно и искренне любила... И не было никого, кто мог бы помочь или хотя бы дал малейшую надежду выжить.
Серёгины пытались сохранять присутствие духа за троих, и старались любыми способами поднять настроение княжны Елены, но она всё глубже и глубже входила в почти что полное оцепенение, и иногда сидела целыми днями в безразлично-замороженном состоянии, почти не реагируя на попытки друзей спасти её сердце и ум от окончательной депрессии. Были только две вещи, которые ненадолго возвращали её в реальный мир – если кто-то заводил разговор о её будущем ребёнке или, если приходили любые, хоть малейшие, новые подробности о предполагаемой гибели её горячо любимого Николая. Она отчаянно желала узнать (пока ещё была жива), что же по-настоящему случилось, и где находился её муж или хотя бы где было похоронено (или брошено) его тело.
К сожалению, не осталось почти никакой информации о жизни этих двух мужественных и светлых людей, Елены и Николая де Роган-Гессе-Оболенских, но даже те несколько строчек из двух оставшихся писем Елены к её невестке – Александре, которые каким-то образом сохранились в семейных архивах Александры во Франции, показывают, как глубоко и нежно любила своего пропавшего мужа княжна. Сохранилось всего несколько рукописных листов, некоторые строчки которых, к сожалению, вообще невозможно разобрать. Но даже то, что удалось – кричит глубокой болью о большой человеческой беде, которую, не испытав, нелегко понять и невозможно принять.

12 апреля, 1927 года. Из письма княжны Елены к Александре (Alix) Оболенской:
«Сегодня очень устала. Вернулась из Синячихи совершенно разбитой. Вагоны забиты людьми, даже везти скот в них было бы стыдно………………………….. Останавливались в лесу – там так вкусно пахло грибами и земляникой... Трудно поверить, что именно там убивали этих несчастных! Бедная Эллочка (имеется в виду великая княгиня Елизавета Фёдоровна, которая являлась роднёй моего дедушки по линии Гессе) была убита здесь рядом, в этой жуткой Староселимской шахте… какой ужас! Моя душа не может принять такое. Помнишь, мы говорили: «пусть земля будет пухом»?.. Великий Боже, как же может быть пухом такая земля?!..
О, Аlix, моя милая Alix! Как же можно свыкнуться с таким ужасом? ...................... ..................... я так устала просить и унижаться… Всё будет совершенно бесполезно, если ЧК не согласится послать запрос в Алапаевск .................. Я никогда не узнаю где его искать, и никогда не узнаю, что они с ним сотворили. Не проходит и часа, чтобы я не думала о таком родном для меня лице... Какой это ужас представлять, что он лежит в какой-то заброшенной яме или на дне рудника!.. Как можно вынести этот каждодневный кошмар, зная, что уже не увижу его никогда?!.. Так же, как никогда не увидит мой бедный Василёк (имя, которое было дано при рождении моему папе)... Где же предел жестокости? И почему они называют себя людьми?..
Милая, добрая моя Alix, как же мне тебя не хватает!.. Хоть бы знать, что с тобою всё в порядке, и что дорогой твоей душе Дмитрий не покидает тебя в эти трудные минут .............................................. Если б у меня оставалась хоть капелька надежды найти моего родного Николая, я бы, кажется, вынесла всё. Душа вроде бы притерпелась к этой страшной потере, но до сих пор очень болит… Всё без него другое и такое пустынное».

18 мая, 1927 года. Отрывок из письма княжны Елены к Александре (Аlix) Оболенской:
«Опять приходил тот же милый доктор. Я никак не могу ему доказать, что у меня просто нет больше сил. Он говорит, что я должна жить ради маленького Василька... Да так ли это?.. Что он найдёт на этой страшной земле, мой бедный малыш? ..................................... Кашель возобновился, иногда становится невозможно дышать. Доктор всё время оставляет какие-то капли, но мне совестно, что я не могу его никак отблагодарить. ..................................... Иногда мне снится наша любимая комната. И мой рояль… Боже, как же это всё далеко! Да и было ли всё это вообще? ............................... и вишни в саду, и наша нянюшка, такая ласковая и добрая. Где всё это теперь? ................................ (в окно?) не хочется смотреть, оно всё в копоти и видны только грязные сапоги… Ненавижу сырость».

Моя бедная бабушка, от сырости в комнате, которая даже летом не прогревалась, вскоре заболела туберкулёзом. И, видимо ослабленная от перенесённых потрясений, голодания и болезни, при родах скончалась, так и не увидев своего малыша, и не найдя (хотя бы!) могилы его отца. Буквально перед смертью она взяла слово у Серёгиных, что они, как бы это для них не было трудно, отвезут новорождённого (если он, конечно же, выживет) во Францию, к дедушкиной сестре. Что, в то дикое время обещать, конечно же, было почти что «неправильно», так как сделать это никакой реальной возможности у Серёгиных, к сожалению, не было... Но они, всё же, обещали ей, чтобы хоть как-то облегчить последние минуты её, так зверски загубленной, совсем ещё молодой жизни, и чтобы её измученная болью душа могла, хоть с маленькой на то надеждой, покинуть этот жестокий мир... И даже зная, что сделают всё возможное, чтобы сдержать данное Елене слово, Серёгины всё же в душе не очень-то верили, что им когда-нибудь удастся всю эту сумасшедшую идею воплотить в жизнь...

Итак, в 1927 году в городе Кургане, в сыром, нетопленом подвале родился маленький мальчик, и звали его принц Василий Николаевич де Роган-Гессе-Оболенский, Лорд Санбурский (de Rohan-Hesse-Obolensky, Lord of Sanbury)... Он был единственным сыном герцога де’Роган-Гессе-Оболенского и княжны Елены Лариной.
Тогда он ещё не мог понять, что остался на этом свете совершенно один и, что его хрупкая жизнь теперь полностью зависела от доброй воли человека по имени Василий Серёгин…
И ещё этот малыш также не знал, что по отцовской линии, ему подарено было потрясающе «цветастое» Родовое Дерево, которое его далёкие предки сплели для него, как бы заранее подготовив мальчика для свершения каких-то особенных, «великих» дел… и, тем самым, возложив на его, тогда ещё совсем хрупкие плечи, огромную ответственность перед теми, кто когда-то так усердно плёл его «генетическую нить», соединяя свои жизни в одно сильное и гордое дерево…
Он был прямым потомком великих Меровингов, родившимся в боли и нищете, окружённый смертью своих родных и безжалостной жестокостью уничтоживших их людей… Но это не меняло того, кем по-настоящему был этот маленький, только что появившийся на свет, человек.
А начинался его удивительный род с 300-го (!) года, с Меровингского короля Конона Первого (Соnan I). (Это подтверждается в рукописном четырёхтомнике – книге-манускрипте знаменитого французского генеалога Norigres, которая находится в нашей семейной библиотеке во Франции). Его Родовое Дерево росло и разрасталось, вплетая в свои ветви такие имена, как герцоги Роганы (Rohan) во Франции, маркизы Фарнезе (Farnese) в Италии, лорды Страффорды (Strafford) в Англии, русские князья Долгорукие, Одоевские… и многие, многие другие, часть которых не удалось проследить даже самым высококвалифицированным в мире специалистам-генеалогам в Великобритании (Rоyal College of Arms), которые в шутку говорили, что это самое «интернациональное» родовое дерево, которое им когда-либо приходилось составлять.
И думается мне, что эта «мешанина» тоже не происходила так уж случайно… Ведь, все, так называемые, благородные семьи имели очень высококачественную генетику, и правильное её смешение могло положительно повлиять на создание очень высококачественного генетического фундамента сущности их потомков, коим, по счастливым обстоятельствам, и являлся мой отец.
Видимо, смешение «интернациональное» давало намного лучший генетический результат, чем смешение чисто «семейное», которое долгое время было почти что «неписаным законом» всех европейских родовитых семей, и очень часто кончалось потомственной гемофилией...
Но каким бы «интернациональным» ни был физический фундамент моего отца, его ДУША (и это я могу с полной на то ответственностью сказать) до конца его жизни была по-настоящему Русской, несмотря на все, даже самые потрясающие, генетические соединения...
Но вернёмся в Сибирь, где этот, родившийся в подвале, «маленький принц», для того, чтобы просто-напросто выжить, по согласию широкой и доброй души Василия Никандровича Серёгина, стал в один прекрасный день просто Серёгиным Василием Васильевичем, гражданином Советского Союза… Коим и прожил всю свою сознательную жизнь, умер, и был похоронен под надгробной плитой: «Семья Серёгиных», в маленьком литовском городке Алитус, вдали от своих фамильных замков, о которых никогда так и не слыхал...

Я узнала всё это, к сожалению, только в 1997 году, когда папы уже не было в живых. Меня пригласил на остров Мальта мой кузен, принц Пьер де Роган-Бриссак (Prince Pierre de Rohan-Brissac), который очень давно меня искал, и он же поведал мне, кем по-настоящему являюсь я и моя семья. Но об этом я расскажу намного позже.
А пока, вернёмся туда, где в 1927 году, у добрейшей души людей – Анны и Василия Серёгиных, была только одна забота – сдержать слово, данное умершим друзьям, и, во что бы то ни стало, вывезти маленького Василька из этой, «проклятой Богом и людьми» земли в хоть сколько-то безопасное место, а позже, попытаться выполнить своё обещание и доставить его в далёкую и им совершенно незнакомую, Францию... Так они начали свое нелёгкое путешествие, и, с помощью тамошних связей и друзей, вывезли моего маленького папу в Пермь, где, насколько мне известно, прожили несколько лет.
Дальнейшие «скитания» Серёгиных кажутся мне сейчас абсолютно непонятными и вроде бы нелогичными, так как создавалось впечатление, что Серёгины какими-то «зигзагами» кружили по России, вместо того, чтобы ехать прямиком в нужное им место назначения. Но наверняка, всё было не так просто, как мне кажется сейчас, и я совершенно уверена, что на их странное передвижение были тысячи очень серьёзных причин...
Потом на их пути оказалась Москва (в которой у Серёгиных жила какая-то дальняя родня), позже – Вологда, Тамбов, и последним, перед отъездом из родной России для них оказался Талдом, из которого (только через долгих и очень непростых пятнадцать лет после рождения моего папы) им наконец-то удалось добраться до незнакомой красавицы Литвы… что было всего лишь половиной пути к далёкой Франции...
(Я искренне благодарна Талдомской группе Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век», и лично господину Витольду Георгиевичу Шлопаку, за неожиданный и очень приятный подарок – нахождение фактов, подтверждающих пребывание семьи Серёгиных в городе Талдоме с 1938 по 1942 год. По этим данным, они проживали на улице Кустарной, дом 2а, недалеко от которой Василий посещал среднюю школу. Анна Фёдоровна работала машинисткой в редакции районной газеты «Коллективный труд» (сейчас – «Заря»), а Василий Никандрович был бухгалтером в местном заготзерно. Такую вот информацию удалось найти членам Талдомской ячейки Движения, за что им моя огромнейшая благодарность!)
Думаю, что во время своих скитаний Серёгиным приходилось хвататься за любую работу, просто чтобы по-человечески выжить. Время было суровое и на чью-либо помощь они, естественно, не рассчитывали. Чудесное поместье Оболенских осталось в далёком и счастливом прошлом, казавшимся теперь просто невероятно красивой сказкой... Реальность была жестокой и, хочешь не хочешь, с ней приходилось считаться...