Галицкая социалистическая советская республика

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Галицкая Социалистическая Советская Республика
укр. Галицька Соціалістична Радянська Республіка
польск. Galicyjska Socjalistyczna Republika Rad
Советская республика
30px
 
30px
15 июля — 23 сентября 1920


30px
130px Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Столица Тарнополь
Крупнейшие города Дрогобыч, Бережаны
Язык(и) польский, украинский и идиш
Денежная единица Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Население Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Форма правления Советская республика
Председатель Галревкома
 - июль—август 1920 Владимир Затонский
История
 - 15 июля 1920 Провозглашение республики
 - 23 сентября 1920 Ликвидация республики
 - 18 марта 1921 Рижский договор
Вхождение в состав Польши
К:Исчезли в 1920 году
Файл:MapGSSR cr.png
Галицийская Социалистическая Советская Республика

Галици́йская Социалисти́ческая Сове́тская Респу́блика (укр. Галицька Соціалістична Радянська Республіка, польск. Galicyjska Socjalistyczna Republika Rad) — существовавшая во время Советско-польской войны в течение непродолжительного периода (с 15 июля до 23 сентября 1920 года) республика в пределах области Юго-западного фронта Красной Армии, со столицей в городе Тарнополе.









История

14 апреля 1919 года в галицком промышленном центре Дрогобыче рабочие в результате восстания образовали вместе с воинским гарнизоном первый в Галиции Совет рабочих и солдатских депутатов[1].

Галицийская Социалистическая Советская Республика была провозглашена в ходе Советско-польской войны 15 июля 1920 года Галицким революционным комитетом (Галревком) на части западноукраинских земель.

После отступления частей Красной Армии с территории Галиции 23 сентября 1920 года ГалССР прекратила своё существование. По Рижскому договору 1921 года Западная Украина (Галиция) вошла в состав Польши.

Территория

В состав ГалССР вошли: Бережанский, Борщёвский, Бродовский, Бучачский, Гусятинский, Залещицкий, Збаражский, Зборовский, Золочевский, Подгаецкий, Рогатинский, Скальский, Теребовлянский, Сокальский, Тарнопольский, Чортковский и, частично, Бобрский, Каменко-Струмиловский, Перемышлянский, Радеховский уезды (территория современной Тернопольской и частично Львовской областей).

Управление

Высшим органом республики стал Галревком. На местах создавались сельские, городские и уездные ревкомы. Местом пребывания Галревкома стал Тарнополь. В состав Галревкома входили Владимир Затонский (председатель), Михаил Баран (заместитель председателя), Г. Левицкий, К. Литвинович, И. Немоловский, Ф. Конар и другие. В уездах образовались (уездные революционные комитеты, в сёлах избирались на общих собраниях крестьян сельские ревкомы, при сельских ревкомах организовывалась сельская милиция из 5—10 человек, которая была исполнительным органом ревкома. Декретом № 6 был образован при Галицком революционном комитете отдел внутренних дел, а декретом № 7 — военный отдел.

Официальные языки

Официальными языками были признаны польский, украинский и идиш. Ревком принял декрет № 4 «О ликвидации государственного языка». Все языки, которыми пользуется трудящееся население республики, объявлялись равноправными: каждый гражданин имел право обращаться во все советские учреждения по всем вопросам устно или письменно на своем родном языке[1].

Декреты и постановления Галицийской ССР

Первым декретом Галицкого ревкома от 1 августа 1920 года «Об установлении социалистической Советской власти в Галиции» вся власть передавалась в руки революционных комитетов. Этим декретом упразднялись все без исключения законы, распоряжения, постановления и договоры Польского государства, правительств бывшей Австро-Венгерской монархии и Западноукраинской народной республики[1]. Вместе с первым декретом Галицкого ревкома было принято постановление № 2 «О земельных имениях и плодах, об уборке хлеба и сена», в котором провозглашалась конфискация помещичьих, церковных и монастырских земель при национализации всей земли[1]. Декларацией № 2 Галицкого ревкома о правах и обязанностях рабочих в Галицкой ССР, принятой 1 августа 1920 года, был введен 8-часовой рабочий день и организован рабочий контроль на производстве[1]. Декретом № 2 Галицкого ревкома проведено отделение церкви от государства и школы[1]. Декрет № 12 «Об активном и пассивном избирательном праве по выборам в органы Советской власти на территории Галицкой ССР» определил политические права граждан. По декрету лишались избирательных прав лица, применяющие наемный труд с целью извлечения прибыли, живущие на нетрудовой доход (проценты с капитала и т. п.), частные торговцы, монахи и служители церквей и религиозных культов, бывшие служащие и агенты полиции, жандармерии и разведывательных органов, члены бывшего австрийского императорского дома[1].

Денежное обращение

Файл:Karbovanets 50 1918 01.jpg
Файл:Karbovanets 50 1918 02.jpg
Деньги для Галревкома, 1920

На территории Галицийской ССР в обращении были деньги разных валютных систем: царской России и Временного правительства — рубли и «керенки», австро-венгерские кроны, немецкие марки и военные деньги «ост-рубли» и «ост-марки», польские марки, многочисленные местные бумажные деньги. Кроме этого, в обращении также были деньги стран Антанты — франки, фунты стерлингов, доллары.

Летом 1920 года для Галревкома в Киеве (УССР) были выпущены карбованцы синего оттенка, так называемые «лыбедь-юрчики» — по фамилии директора госбанка (Лебедь-Юрчик), чья подпись воспроизведена на этих банкнотах.

См. также

Напишите отзыв о статье "Галицкая социалистическая советская республика"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 [http://law.edu.ru/article/article.asp?articleID=1128304 Образование Галицкой ССР в 1920 г.]

Литература

  • Norman Davies. White Eagle, Red Star: the Polish-Soviet War, 1919-20, Pimlico, 2003, ISBN 0-7126-0694-7. (First edition: St. Martin’s Press, inc., New York, 1972)
  • Michal Klimecki. [http://mnib.malorus.org/kniga/585/ Galicyjska Socjalistyczna Republika Rad. Okupacja Malopolski (Galicji) Wschodniej przez Armie Czerwona w 1920 roku.], Торунь, 2006.
  • Василь Верига. [http://mnib.malorus.org/kniga/438/ Галицька Соціялістична Совєтська Республіка 1920 р.], НТШ 1986, том 203
  • Борис Тищик. [http://mnib.malorus.org/kniga/525/ Галицька Соціалістична Радянська Республіка (1920 р.)] — Львов, 1970.

Источники

  • [http://history.franko.lviv.ua/Ig.htm Довідник з історії України] (укр.)
  • [http://library.iv-fr.net/2007/06/01/page,4,markovecka_galina_mikhajjlvna_paperov_groshov_znaki__boni_skhdno_galichini_1914__1920_rr.html Паперові гроші східної Галичини] (укр.)

Отрывок, характеризующий Галицкая социалистическая советская республика

Я грустно кивнула. Мне было очень обидно за свою родную Землю, и за то, что жизнь на ней была так дико несовершенна, что заставляла спрашивать подобные вопросы... Но, в то же время, мне очень хотелось, чтобы Зло ушло из нашего Дома навсегда, потому что я этот дом всем своим сердцем любила, и очень часто мечтала о том, что когда-нибудь всё-таки придёт такой чудесный день, когда:
человек будет с радостью улыбаться, зная, что люди могут принести ему только добро...
когда одинокой девушке не страшно будет вечером проходить самую тёмную улицу, не боясь, что кто-то её обидит...
когда можно будет с радостью открыть своё сердце, не боясь, что предаст самый лучший друг...
когда можно будет оставить что-то очень дорогое прямо на улице, не боясь, что стоит тебе отвернуться – и это сразу же украдут...
И я искренне, всем сердцем верила, что где-то и вправду существует такой чудесный мир, где нет зла и страха, а есть простая радость жизни и красоты... Именно поэтому, следуя своей наивной мечте, я и пользовалась малейшей возможностью, чтобы хоть что-то узнать о том, как же возможно уничтожить это же самое, такое живучее и такое неистребимое, наше земное Зло... И ещё – чтобы уже никогда не было стыдно кому-то где-то сказать, что я – Человек...
Конечно же, это были наивные детские мечты... Но ведь и я тогда была ещё всего лишь ребёнком.
– Меня зовут Атис, Человек-Светлана. Я живу здесь с самого начала, я видел Зло... Много зла...
– А как же вы от него избавились, мудрый Атис?! Вам кто-то помог?.. – с надеждой спросила я. – Можете ли вы помочь нам?.. Дать хотя бы совет?
– Мы нашли причину... И убили её. Но ваше зло неподвластно нам. Оно другое... Так же, как другие и вы. И не всегда чужое добро может оказаться добром для вас. Вы должны найти сами свою причину. И уничтожить её, – он мягко положил руку мне на голову и в меня заструился чудесный покой... – Прощай, Человек-Светлана... Ты найдёшь ответ на свой вопрос. Покоя тебе...
Я стояла глубоко задумавшись, и не обратила внимания, что реальность меня окружавшая, уже давно изменилась, и вместо странного, прозрачного города, мы теперь «плыли» по плотной фиолетовой «воде» на каком-то необычном, плоском и прозрачном приспособлении, у которого не было ни ручек, ни вёсел – вообще ничего, как если бы мы стояли на большом, тонком, движущемся прозрачном стекле. Хотя никакого движения или качки совершенно не чувствовалось. Оно скользило по поверхности на удивление плавно и спокойно, заставляя забыть, что двигалось вообще...
– Что это?.. Куда мы плывём? – удивлённо спросила я.
– Забрать твою маленькую подружку, – спокойно ответила Вэя.
– Но – как?!. Она ведь не сможет?..
– Сможет. У неё такой же кристалл, как у тебя, – был ответ. – Мы её встретим у «моста», – и ничего более не объяснив, она вскоре остановила нашу странную «лодку».
Теперь мы уже находились у подножья какой-то блестящей «отполированной» чёрной, как ночь, стены, которая резко отличалась от всего светлого и сверкающего вокруг, и казалась искусственно созданной и чужеродной. Неожиданно стена «расступилась», как будто в том месте состояла из плотного тумана, и в золотистом «коконе» появилась... Стелла. Свеженькая и здоровенькая, будто только что вышла на приятную прогулку... И, конечно же – дико довольная происходящим... Увидев меня, её милая мордашка счастливо засияла и по-привычке она сразу же затараторила:
– А ты тоже здесь?!... Ой, как хорошо!!! А я так волновалась!.. Так волновалась!.. Я думала, с тобой обязательно что-то случилось. А как же ты сюда попала?.. – ошарашено уставилась на меня малышка.
– Думаю так же, как и ты, – улыбнулась я.
– А я, как увидела, что тебя унесло, сразу попробовала тебя догнать! Но я пробовала, пробовала и ничего не получалось... пока вот не пришла она. – Стелла показала ручкой на Вэю. – Я тебе очень за это благодарна, девочка Вэя! – по своей забавной привычке обращаться сразу к двоим, мило поблагодарила она.
– Этой «девочке» два миллиона лет... – прошептала своей подружке на ушко я.
Стеллины глаза округлились от неожиданности, а сама она так и осталась стоять в тихом столбняке, медленно переваривая ошеломляющую новость...
– Ка-а-ак – два миллиона?.. А что же она такая маленькая?.. – выдохнула обалдевшая Стелла.
– Да вот она говорит, что у них долго живут... Может и твоя сущность оттуда же? – пошутила я. Но Стелле моя шутка, видимо, совсем не понравилась, потому, что она тут же возмутилась:
– Как же ты можешь?!.. Я ведь такая же, как ты! Я же совсем не «фиолетовая»!..
Мне стало смешно, и чуточку совестно – малышка была настоящим патриотом...
Как только Стелла здесь появилась, я сразу же почувствовала себя счастливой и сильной. Видимо наши общие, иногда опасные, «этажные прогулки» положительно сказывались на моём настроении, и это сразу же ставило всё на свои места.
Стелла в восторге озиралась по сторонам, и было видно, что ей не терпится завалить нашего «гида» тысячей вопросов. Но малышка геройски сдерживалась, стараясь казаться более серьёзной и взрослой, чем она на самом деле была...
– Скажи пожалуйста, девочка Вэя, а куда нам можно пойти? – очень вежливо спросила Стелла. По всей видимости, она так и не смогла «уложить» в своей головке мысль о том, что Вэя может быть такой «старой»...
– Куда желаете, раз уж вы здесь, – спокойно ответила «звёздная» девочка.
Мы огляделись вокруг – нас тянуло во все стороны сразу!.. Было невероятно интересно и хотелось посмотреть всё, но мы прекрасно понимали, что не можем находиться здесь вечно. Поэтому, видя, как Стелла ёрзает на месте от нетерпения, я предложила ей выбирать, куда бы нам пойти.
– Ой, пожалуйста, а можно нам посмотреть, какая у вас здесь «живность»? – неожиданно для меня, спросила Стелла.
Конечно же, я бы хотела посмотреть что-то другое, но деваться было некуда – сама предложила ей выбирать...
Мы очутились в подобии очень яркого, бушующего красками леса. Это было совершенно потрясающе!.. Но я вдруг почему-то подумала, что долго я в таком лесу оставаться не пожелала бы... Он был, опять же, слишком красивым и ярким, немного давящим, совсем не таким, как наш успокаивающий и свежий, зелёный и светлый земной лес.
Наверное, это правда, что каждый должен находиться там, чему он по-настоящему принадлежит. И я тут же подумала о нашей милой «звёздной» малышке... Как же ей должно было не хватать своего дома и своей родной и знакомой среды!.. Только теперь я смогла хотя бы чуточку понять, как одиноко ей должно было быть на нашей несовершенной и временами опасной Земле...
– Скажи пожалуйста, Вэя, а почему Атис назвал тебя ушедшей? – наконец-то спросила назойливо кружившейся в голове вопрос я.
– О, это потому, что когда-то очень давно, моя семья добровольно ушла помогать другим существам, которым нужна была наша помощь. Это у нас происходит часто. А ушедшие уже не возвращаются в свой дом никогда... Это право свободного выбора, поэтому они знают, на что идут. Вот потому Атис меня и пожалел...
– А кто же уходит, если нельзя вернуться обратно? – удивилась Стелла.