Гамбург (футбольный клуб)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Флаг Германии Гамбург
200px
Полное
название
«Hamburger Sport-Verein»
Прозвища «Горожане» («Städter»)
«Динозавры» («Dinosaurier»)
«Чёрно-синие» («Schwarz-blau»)
Основан 29 сентября 1887 (131 год)
Стадион Гамбург «Имтех Арена»
Вместимость 57 000
Президент Флаг Германии Йенс Майер
Тренер Флаг Германии Маркус Гисдоль
Капитан Флаг Швейцарии Йоан Джуру
Спонсор Флаг ОАЭ «Fly Emirates»
Сайт [http://www.hsv.de/ Официальный сайт]
Соревнование Бундеслига
2015/16 10

<td>

К:Футбольные клубы, основанные в 1887 году

Гамбургская Спортивная Ассоциация (нем. Hamburger Sport-Verein), или просто «Гамбург» (нем. Hamburger SV) — немецкий футбольный клуб из Гамбурга. Является одним из старейших, популярных и титулованных немецких клубов. Единственный клуб, который играл во всех сезонах Бундеслиги со времени её создания в 1963 году. Команда играет в чемпионатах первой немецкой бундеслиги бесперерывно уже 55 лет, 6 месяцев, 26 дней, что является абсолютным рекордом в Германии.







История

Ранние годы

История «Гамбурга» начинается 29 сентября 1887 года, когда произошло слияние двух клубов: Хохенфайдер и Вандсбек-Маренталер в ‘’Спортивный клуб Германия’’. Под своим нынешним названием клуб был сформирован в 1919 году путём объединения трёх городских команд, серьёзно ослабленных после Первой мировой войны: Спортивный клуб «Германия», «Гамбург» и «Фальке Эппендорф». Цветами клуба стали красный и белый в честь города «Гамбурга», и сине-чёрные в честь старейшего клуба основателя — Германия. Именно через Спортивный клуб Германия, «Гамбург» претендует на звание старейшего клуба страны. Тем не менее, другие клубы оспаривают эту честь, так как «Германия» первоначально был основан как атлетический клуб и не играл в футбол до 1891 года, когда полдюжины англичан присоединились к клубу, принеся с собой увлечение футболом.

Заново сформированный «Гамбург» быстро стал конкурентоспособным и в 1922 году участвовал в финале национального первенства против «Нюрнберга», который играл за третий подряд титул чемпиона Германии. После трёх часов и десяти минут игры при счёте 2:2 игра была прервана из-за темноты. Переигровка также дошла до дополнительного времени, и в эпоху когда не было замен, игра была остановлена при счёте 1:1, так как у «Нюрнберга» осталось на поле только семь игроков и судья принял решение остановить игру. Значительные споры последовали за этим решением. Немецкая футбольная ассоциация присудила победу «Гамбургу», но убедила их отказаться от титула во имя честного духа спортивных состязаний. В конце концов победу в этом году не присудили никому.

Первый успех пришёл к «Гамбургу» в 1923 году когда они выиграли чемпионат в финале против клуба «Юнион». В 1924 году они уступили титул «Нюрнбергу», но вернули его опять в 1928. Играя в Оберлиге Норд после возобновления лиги в послевоенной Германии, «Гамбург» стал доминирующим клубом. В шестнадцати сезонах с 1947/48 по 1962/63 они претендовали на победу в Оберлиге 15 раз, кроме сезона-1953/54 когда он занял одиннадцатое место. В течение это периода они забивали больше ста голов в сезонах 1951, 1955, 1961 и 1962. Тем не менее, победы в чемпионате давались с трудом. После чемпионства в 1928 году следующее пришло только в 1960-м, после поражения в финалах 1957 и 1958 годов.

Золотые годы (1963—1987)

Вскоре после этого была сформирована первая профессиональная футбольная лига Германии — Бундеслига. «Гамбург» был одним из шестнадцати клубов, участвовавших в первом сезоне, также «Гамбург» — единственный клуб участвовавший во всех сезонах Бундеслиги, с момента её образования в 1963 году. В те годы много пользы для команды принес капитан Уве Зеелер. В сезоне-1963/1964 он стал лучшим бомбардиром Бундеслиги с 30 голами, трижды признавался Футболистом года в Германии. Несмотря на многочисленные предложения присоединиться к другой команде, он остался в «Гамбурге» до конца своей карьеры в 1972 году.

Самые большие успехи в истории «Гамбурга» были в конце 70-х и начале 80-х годов. В этот период спортивным директором клуба был Гюнтер Нетцер, а под его началом играли такие звёзды как Кевин Kиган, Феликс Магат, Франц Беккенбауэр, Манфред Кальц, Хорст Хрубеш, Каспар Мемеринг и многие другие. В период с 1978 по 1984 г.г. «Гамбург» стал чемпионом три раза (1978/1979, 1981/1982 и 1982/1983) и три раза занимал второе место. В сезоне-1986/1987 команда заняла почётное второе место. В сезонах-1962/1963, 1975/1976, 1986/1987 «Гамбург» выигрывал Кубок Германии по футболу.

Так же в те годы команда великолепно играла на международном уровне. В сезоне-1967/1968 «Гамбург» добился своего первого успеха на международной арене — вышел в финал Кубка обладателей кубков УЕФА, где проиграл «Милану». А в 1977 году команда выиграла свой первый международный кубок — Кубок обладателей кубков УЕФА 1976-1977. В 1983 году «Гамбург» добивается успеха в самом престижном европейском Кубке — Кубке европейских чемпионов.

«Гамбург» играл в пяти финалах: в 1977 году — Суперкубок УЕФА, в 1980 году — Кубок европейских чемпионов, в 1982 году Кубок УЕФА, в 1983 году — Суперкубок УЕФА и в 1983 году Межконтинентальный кубок.

Годы неудач (1987—1999)

В последующие годы «Гамбург» выступал не столь удачно. В Бундеслиге, команда показывала посредственные результаты, соответственно не выходила в еврокубки УЕФА, а в некоторых сезонах команда билась за выживание в чемпионате. Наилучшими результатами, в это время, были четвёртое место в сезоне-1988/1989 годов и пятое место в 1990-1991 и 1995-1996 годах. В 1991 году по финансовым причинам, клубу пришлось продать одного из своих лучших игроков на тот момент Томаса Долля в «Лацио» за 25 миллионов марок.

Новые успехи (1999—2007)

Преднамеренно или нет, успехи «Гамбурга» совпадают с завершением реконструкции стадиона команды Имтех Арена. В сезоне-1999/2000 команда заняла третье место в турнирной таблице Бундеслиги. В 2003 году клуб выиграл первый кубок после долгого перерыва — Кубок немецкой лиги. В 2005 и 2007 годах «Гамбург» выиграл Кубок Интертото. В сезоне-2005/2006 команда заняла третье место в бундеслиге, добилась значимого рекорда — 11 побед на чужом поле.

Клуб являлся самым главным претендентом на победу в сезоне-2006/2007, но занял в итоге только седьмое место. Первой победы в этом сезоне «Гамбург» добивается только в пятнадцатой официальной игре (против «Байера 04» в качестве гостя — 2:1). «Гамбург» занимает последнее место в своей группе в Лиге чемпионов с одной победой и пятью поражениями. Команда достигает последнего места в таблице после 20-го тура бундеслиги, тогда последний кредит доверия теряет главный тренер. 1 февраля 2007 года Томас Долль был уволен, а на его место приходит голландец Хуб Стевенс. Эти перемены, по-видимому, возрождают команду, в течение следующих восьми игр «Гамбург» одержал пять побед и две ничьих. В конечном счете «Гамбург» закончил турнир бундеслиги на седьмом месте, что позволяло принять участие в турнире Кубка Интертото.

И снова неудачи (2007—н.в.)

В сезоне-2007/2008 команда заняла четвёртое место в турнирной таблице, которое давало право на участие в Кубке УЕФА в первом туре. В следующем сезоне 2008-2009 «Гамбург» начал сезон хорошо, и являлся одним из претендентов на первое место, но главный тренер Хуб Стевенс в середине сезона, объявляет о своем уходе из клуба, чтобы быть рядом со своей женой, у которой было обнаружено серьёзное заболевание. Его преемниками объявлялись Славен Билич, Жерар Улье, Луи ван Гал и другие. Но, в конце концов, после нескольких недель поисков, клуб подписал контракт с бывшим тренером «Тоттенхэма» Мартином Йолом. В итоге команда закончила сезон в чемпионате на пятом месте.

Сезон-2007/2008 команда начала неудачно, постоянно была в середине, с командами ниже по турнирной таблицы играла крайне неудачно, в итоге сезон команда закончила на седьмом месте. На международной арене у клуба все было наоборот, в Лиге Европы УЕФА команда дошла до полуфинала. После неоднозначного сезона, руководство клуба и главный тренер Мартин Йол решили не продлевать контракт и главным тренером стал немецкий специалист Армин Фе. Работа в «Гамбурге» сложилась для Фе неудачно, он был уволен с поста главного тренера, после крупного проигрыша «Баварии» из Мюнхена со счетом 0:6 (12 марта 2011). После этого поражения команда в чемпионате Германии опустилась на восьмую строчку. В сезоне-2011/2012 «Гамбург» стартовал ужасно: после первых 6 туров, находился на дне таблицы с всего 1 очком. Это стало последней каплей терпения для Михаэля Оеннинга, и он подал в отставку. Родольфо Кардозо стал и.о. главного тренера. Однако, сине-чёрно-белым досталась сомнительная честь замыкать таблицу чемпионата, пока не был приглашён Торстен Финк. Он помог «Гамбургу» сохранить прописку в Бундеслиге: по итогам сезона, команда заняла 15-е место, пропустив вперёд дебютанта Бундеслиги «Аугсбург», команду также покинули несколько ведущих игроков.

Начало нового сезона-2012/13 было неудачным: «Нюрнберг» забил один безответный мяч. Ещё два поражения — и команда оказалась в зоне вылета. Но потом произошло нечто необычное. «Гамбург» заиграл так, как никогда ранее. Результатом стало 6 место после 22 туров. В 27-м туре «Гамбург» потерпел в гостях разгромное поражение от «Баварии» со счетом 2:9.

25 сентября 2013 года Финк был уволен и на его место пришёл Берт ван Марвейк, однако результаты команды остались плачевными, и в феврале 2014 года Мирко Сломка стал очередным главным тренером команды. Под его руководством команда заняла 16 место в Бундеслиге и смогла в играх плей-офф пройти «Гройтер» и остаться в Бундеслиге. 15 сентября 2014 года Сломка был уволен. Был приглашен Йозеф Циннбауэр, но и при нём команда продолжила бороться за выживание. После поражения от «Баварии» со счетом 0:8 Циннбауэр был уволен[1], и вскоре его заменил Бруно Лаббадиа. Под его руководством команда по итогам сезона заняла 16-е место, однако в стыковых матчах за право остаться в Бундеслиге в сезоне-2015/16 по сумме двух матчей обыграла «Карлсруэ» (1:1 дома, и 2:1 в гостях) сохранив тем самым прописку в элите.

Титулы

Национальные

Европейские титулы

Международные титулы

Другие титулы

Стадион

Файл:Volksparkstadion.jpg
Домашний стадион «Гамбурга»

Стадион был построен 30 апреля 1998 года, по проекту архитектора Густава Оелснера. До 1998 г. команда играла на стареньком огромном (75 тыс. чел.) стадионе под названием «Фолькспаркштадион». «Фолькспаркштадион» был полностью снесён, а новый стадион уже строили с поворотом на 90 градусов по отношении к предшественнику. После завершения строительства в 1999 году название у стадиона не изменили и до 2001 года он так и оставался «Фолькспаркштадионом». Официально 30 июня 2001 года стадион был переименован и получил своё первое коммерческое название «АОЛ Арена» (AOL Arena). Право на название было выкуплено Нью-йоркской медиакомпанией AOL. Контракт был заключён на суму 30 млн дойчмарок и в декабре 2005 года был продлён по июнь 2007 года. 29 марта 2007 года один крупный банк, расположенный в Гамбурге HSH Nordbank, купил за 25 млн. евро права на названия стадиона сроком на шесть лет. Согласно договору «АОЛ Арена» была переименована в ХСХ Нордбанк Арену, а с августа 2010 года переименован в «Имтех Арена» так как права перекупила гамбургская электро-машиностроительная фирма Imtech. Вместимость арены составляет 57 274 зрителей. Стадион принимал некоторые матчи Чемпионата мира по футболу в Германии и Финал Лиги Европы УЕФА 2010.

Болельщики

Файл:ImtechArena NorthEast3.JPG
Болельщики «Гамбурга»

«Гамбург» является одной из самых популярных футбольных команд в Германии. Согласно статистическим данным, с февраля 2009 года клуб насчитывает 3300000 чел. поклонников в Европе, что делает его 28-м месте по этому показателю на континенте.[2] Средняя посещаемость домашнего стадиона 54 820 болельщиков.

В Гамбурге почти 700 официально зарегистрированных фан-клубов, 29 находятся за пределами Германии — в Польше, Голландии, Бельгии, Австрии, Швейцарии, Испании, США, Великобритании, Южной Африке, Австралии, Гонконге, России и других странах мира.[3] Первый фан-клуб был основан в апреле 1972 года, он существует сегодня и имеет около 40 членов. Среди самых известных и самых важных фан-клубов сегодня это — «Poptown», «Rautengeil», «Fallingbostel», «Totale» и «Jungs Wilhelmsburger».

В настоящее время, некоторые фанаты «Гамбурга» поддерживают дружественные отношения с фанами из клубов «Ганновер 96» и «Арминия», но они не распространяются на всех поклонников, как это было в традиции 70-х и 80-х годов. Так же хорошие отношения с фанами и болельщиками клубов «Штутгарт» и «Нюрнберг», а наибольшая дружба с коллегами из клуба «Боруссия Дортмунд».[4] Самые ненавистные соперники — это «Санкт-Паули», «Вердер» и «Шальке 04».

Статистика сезонов

Сезон Дивизион Место Кубок
1963/64 Бундеслига 6-е
1964/65 Бундеслига 11-е
1965/66 Бундеслига 9-е
1966/67 Бундеслига 14-е Финал
1967/68 Бундеслига 13-е
1968/69 Бундеслига 6-е
1969/70 Бундеслига 6-е
1970/71 Бундеслига 5-е
1971/72 Бундеслига 10-е
1972/73 Бундеслига 14-е
1973/74 Бундеслига 12-е Финал
1974/75 Бундеслига 4-е
1975/76 Бундеслига 2-е Кубок Германии по футболу
Сезон Дивизион Место Кубок
1976/77 Бундеслига 6-е
1977/78 Бундеслига 10-е
1978/79 Бундеслига Чемпионат Германии по футболу
1979/80 Бундеслига 2-е
1980/81 Бундеслига 2-е
1981/82 Бундеслига Чемпионат Германии по футболу
1982/83 Бундеслига Чемпионат Германии по футболу
1983/84 Бундеслига 2-е
1984/85 Бундеслига 5-е
1985/86 Бундеслига 7-е
1986/87 Бундеслига 2-е Кубок Германии по футболу
1987/88 Бундеслига 6-е
1988/89 Бундеслига 4-е
Сезон Дивизион Место Кубок
1989/90 Бундеслига 11-е
1990/91 Бундеслига 5-е
1991/92 Бундеслига 12-е
1992/93 Бундеслига 11-е
1993/94 Бундеслига 12-е
1994/95 Бундеслига 13-е
1995/96 Бундеслига 5-е
1996/97 Бундеслига 13-е
1997/98 Бундеслига 9-е
1998/99 Бундеслига 7-е
1999/00 Бундеслига 3-е
2000/01 Бундеслига 13-е
2001/02 Бундеслига 11-е
Сезон Дивизион Место Кубок
2002/03 Бундеслига 4-е
2003/04 Бундеслига 8-е
2004/05 Бундеслига 8-е
2005/06 Бундеслига 3-е
2006/07 Бундеслига 7-е Первый раунд
2007/08 Бундеслига 4-е 1/4 финала
2008/09 Бундеслига 5-е 1/2 финала
2009/10 Бундеслига 7-е Второй раунд
2010/11 Бундеслига 8-е Второй раунд
2011/12 Бундеслига 15-е Третий раунд
2012/13 Бундеслига 7-е Первый раунд
2013/14 Бундеслига 16-е 1/4 финала
2014/15 Бундеслига 16-е Второй раунд

Текущий состав

284x284px

Адлер
Сакаи
Клебер Рейс
Спахич
Остжолек
Холтби
Экдаль
Мюллер
Иличевич
Руднев
Хант

Приблизительный стартовый состав на сезон 2015/2016

По состоянию на 29 августа 2016

Позиция Имя Год рождения
1 Флаг Германии Вр Кристиан Матения 1992
15 Флаг Германии Вр Рене Адлер 1985
30 Флаг Швейцарии Вр Андреас Хирцель 1993
2 Флаг Германии Защ Деннис Дикмайер 1989
3 Флаг Бразилии Защ Клебер Рейс 1990
4 Флаг Боснии и Герцеговины Защ Эмир Спахич 1980
5 Флаг Швейцарии Защ Йоан Джуру Капитан команды 1987
22 Флаг Германии Защ Маттиас Остжолек 1990
24 Флаг Японии Защ Готоку Сакаи 1991
28 Флаг Германии Защ Гидеон Юнг 1994
39 Флаг Германии Защ Эштон Гётц 1993
8 Флаг Германии ПЗ Льюис Холтби 1990
Позиция Имя Год рождения
14 Флаг Германии ПЗ Аарон Хант 1986
17 Флаг Сербии ПЗ Филип Костич 1992
20 Флаг Швеции ПЗ Альбин Экдаль 1989
21 Флаг Швеции ПЗ Набиль Бауи 1991
23 Флаг Хорватии ПЗ Ален Халилович 1996
27 Флаг Германии ПЗ Николай Мюллер 1987
7 Флаг США Нап Бобби Вуд 1992
9 Флаг Германии Нап Свен Шипплок 1988
10 Флаг Германии Нап Пьер-Мишель Ласогга 1991
15 Флаг Германии Нап Лука Вальдшмидт 1996
23 Флаг Австрии Нап Михаэль Грегорич 1994

Организация

Основные партнеры клуба

Тренеры

Имя Период В/Н/П*
Флаг Германии Рудольф Агте 1919—1920
Флаг Англии А. У. Тёрнер 1920 — апрель 1921
Флаг Германии Рихард Гирулатис апрель 1921 — декабрь 1921
Флаг Венгрии Лайош Баняй январь 1922 — апрель 1922
Флаг Англии А. У. Тёрнер май 1922 — 1923
Флаг Англии Уильям Таунли 1923
Флаг Германии Рудольф Агте 1923—1925
Флаг Англии Джек Бёртен 1925 — ноябрь 1925
Флаг Англии А. У. Тернер декабрь 1925—1926
Флаг Германии Адольф Рийбе 1926—1927
Флаг Германии Рудольф Агте 1927 — январь 1929
Флаг Германии Эрнст Мос февраль 1929—1929
Флаг Германии Карл Матайдес 1929 — декабрь 1930
Флаг Венгрии Дьюла Кертес январь 19311932
Флаг Англии А. У. Тёрнер 1932 — апрель 1933
Флаг Норвегии Асбьёрн Халворсен апрель 1933 — сентябрь 1933
Флаг Германии Херберт Тим октябрь 1933—1934
Флаг Германии Георг Хохгезанг 1934
Флаг Германии Карл Матайдес январь 1935—1935
Флаг Германии Ханс Ланг 1935—1939
Флаг Германии Джонни Шульц 1939 — апрель 1942
Флаг Германии Отто Роведер 1942 — апрель 1943
Флаг Германии Карл Хёгер май 1943—1943
Флаг Германии Отто Роведер 1943 — сентябрь 1944
Флаг Германии Карл Хёгер октябрь 1944—1945
Флаг Германии Ханс Таухерт 1945—1949
Флаг Германии Георг Кнопфле 1946—1954
Флаг Германии Мартин Вилке 1954—1956
Флаг Германии Гюнтер Малман 1956—1962
Флаг Германии Мартин Вильке 1962—1964
Имя Период В/Н/П*
Флаг Германии Георг Гавличек 9 мая 1964 — 17 апреля 1966 22 — 12 — 25
Флаг Германии Йозеф Шнайдер 18 апреля 1966 — 30 июня 1967 12 — 11 — 16
Флаг Германии Курт Кох 1 июля 1967 — 15 мая 1969 11 — 11 — 12
Флаг Германии Георг Кнопфле 16 мая 1969 — 30 июня 1970 25 — 21 — 22
Флаг Германии Клаус-Дитер Охс 1 июля 1970 — 30 июня 1973 36 — 26 — 40
Флаг Германии Куно Клотцер 1 июля 1973 — 30 июня 1977 62 — 29 — 45
Флаг Германии Руди Гутендорф 1 июля 1977 — 27 октября 1977 6 — 1 — 5
Флаг Германии Аркоч Йозчан 28 октября 1977 — 30 июля 1978 8 — 5 — 9
Флаг Югославии (1945—1991) Бранко Зебец 1 июля 1978 — 16 декабря 1980 54 — 17 — 14
Флаг Югославии (1945—1991) Александар Ристич 01 января 1981 — 30 июня 1981 8 — 5 — 4
Флаг Австрии Эрнст Хаппель 1 июля 1981 — 30 июня 1987 109 — 53 — 42
Флаг Югославии (1945—1991) Йосип Скоблар 1 июля 1987 — 9 ноября 1987 5 — 4 — 6
Флаг Германии Вили Райман 11 ноября 1987 — 4 января 1990 32 — 19 — 24
Флаг Германии Герд Фолкер Шок 5 января 1990 — 11 марта 1992 28 — 22 — 23
Флаг Германии Эгон Кордес 12 марта 1992 — 21 сентября 1992 3 — 8 — 8
Флаг Германии Бено Мёльман 23 сентября 1992 — 05 октября 1995 31 — 36 — 38
Флаг Германии Феликс Магат 5 октября 1995 — 18 мая 1997 21 — 18 — 19
Флаг Германии Ральф Шеер 19 мая 1997 — 30 июня 1997 1 — 1 — 0
Флаг Германии Франк Пагелсдорф 1 июля 1997 — 17 сентября 2001 54 — 46 — 45
Флаг Германии Хольгер Йеронимус 18 сентября 2001 — 3 октября 2001 0 — 1 — 1
Флаг Австрии Курт Яра 4 октября 2001 — 22 октября 2003 26 — 20 — 23
Флаг Германии Клаус Топмёллер 23 октября 2003 — 17 октября 2004 14 — 5 — 14
Флаг Германии Томас Долль 18 октября 2004 — 1 февраля 2007
Флаг Нидерландов Хуб Стевенс 2 февраля 2007 — 30 июня 2008
Флаг Нидерландов Мартин Йол 1 июля 2008 — 30 июня 2009 12 — 4 — 11
Флаг Германии и. о. Бруно Лаббадиа 1 июля 2009 — 26 апреля 2010
Флаг Германии Армин Фе 24 мая 2010 — 13 марта 2011
Флаг Германии Торстен Финк 13 октября 2011 — 17 сентября 2013
Флаг Нидерландов Берт ван Марвейк сентябрь 2013 — 16 февраля 2014
Флаг Германии Мирко Сломка 17 февраля 2014 — 10 марта 2015
Флаг Германии Лаббадиа Бруно 15 марта 2015 — наст.вр.

* В/Н/П — Выигрыши, Ничьи, Поражения

Известные игроки

Напишите отзыв о статье "Гамбург (футбольный клуб)"

Примечания

  1. [http://www.sports.ru/football/1028234909.html Циннбауэр отправлен в отставку с поста главного тренера «Гамбурга»]
  2. [http://archiv.mopo.de/archiv/2009/20090212/sport/hsv/bar_a_bei_den_fans_top_hsv_28.html Barça bei den Fans top, HSV 28.!]
  3. [http://www.hsv.de/fans/fanclubs/ausland/ Fanclubs des HSV im Ausland]
  4. [http://www.hsv1887.de/hsv/fanfreundschaft/fanfreundschaft.htm HSV Fanfreundschaften]

Ссылки

  • [http://www.hsv.de/ Официальный сайт]  (нем.) (англ.)
  • [https://facebook.com/HSV Официальная страница «Гамбурга»] в социальной сети Facebook
  • [//twitter.com/hsv «Гамбург»] в «Твиттере»
  • [https://www.youtube.com/hamburgersv Видеоканал «Гамбурга»] на YouTube
  • [http://instagram.com/HSV «Гамбург»] на сайте Instagram
  • [http://www.hsv-sc.de/ Официальный сайт болельщиков]
  • [http://rusfan.ru/clubs/1408 Фан клуб на РусФан.ру]


Отрывок, характеризующий Гамбург (футбольный клуб)

– И вы здравствуйте, дедушка! – радостно поздоровалась Стелла.
И тут впервые за всё время нашего уже довольно-таки длинного знакомства я с удивлением услышала, что она к кому-то, наконец, обратилась на «вы»...
У Стеллы была очень забавная манера обращаться ко всем на «ты», как бы этим подчёркивая, что все ею встреченные люди, будь то взрослый или совершенно ещё малыш, являются её добрыми старыми друзьями, и что для каждого из них у неё «нараспашку» открыта душа... Что конечно же, мгновенно и полностью располагало к ней даже самых замкнутых и самых одиноких людей, и только очень чёрствые души не находили к ней пути.
– А почему у вас здесь так «холодно»? – тут же, по привычке, посыпались вопросы. – Я имею в виду, почему у вас везде такой «ледяной» цвет?
Девушка удивлённо посмотрела на Стеллу.
– Я никогда об этом не думала... – задумчиво произнесла она. – Наверное, потому, что тепла нам хватило на всю нашу оставшуюся жизнь? Нас на Земле сожгли, видишь ли...
– Как – сожгли?!. – ошарашено уставилась на неё Стелла. – По-настоящему сожгли?.. – Ну, да. Просто там я была Ведьмой – ведала многое... Как и вся моя семья. Вот дедушка – он Ведун, а мама, она самой сильной Видуньей была в то время. Это значит – видела то, что другие видеть не могли. Она будущее видела так же, как мы видим настоящее. И прошлое тоже... Да и вообще, она многое могла и знала – никто столько не знал. А обычным людям это видимо претило – они не любили слишком много «знающих»... Хотя, когда им нужна была помощь, то именно к нам они и обращались. И мы помогали... А потом те же, кому мы помогли, предавали нас...
Девушка-ведьма потемневшими глазами смотрела куда-то вдаль, на мгновение не видя и не слыша ничего вокруг, уйдя в какой-то ей одной известный далёкий мир. Потом, ёжась, передёрнула хрупкими плечами, будто вспомнив что-то очень страшное, и тихо продолжила:
– Столько веков прошло, а я до сих пор всё чувствую, как пламя пожирает меня... Потому наверное и «холодно» здесь, как ты говоришь, милая, – уже обращаясь к Стелле, закончила девушка.
– Но ты никак не можешь быть Ведьмой!.. – уверенно заявила Стелла. – Ведьмы бывают старые и страшные, и очень плохие. Так у нас в сказках написано, что бабушка мне читала. А ты хорошая! И такая красивая!..
– Ну, сказки сказкам рознь... – грустно улыбнулась девушка-ведьма. – Их ведь именно люди и сочиняют... А что нас показывают старыми и страшными – то кому-то так удобнее, наверное... Легче объяснить необъяснимое, и легче вызвать неприязнь... У тебя ведь тоже вызовет большее сочувствие, если будут сжигать молодую и красивую, нежели старую и страшную, правда ведь?
– Ну, старушек мне тоже очень жаль... только не злых, конечно – потупив глаза, произнесла Стелла. – Любого человека жаль, когда такой страшный конец – и, передёрнув плечиками, как бы подражая девушке-ведьме, продолжала: – А тебя правда-правда сожгли?!. Совсем-совсем живую?.. Как же наверное тебе больно было?!. А как тебя зовут?
Слова привычно сыпались из малышки пулемётной очередью и, не успевая её остановить, я боялась, что хозяева под конец обидятся, и из желанных гостей мы превратимся в обузу, от которой они постараются как можно быстрее избавиться.
Но никто почему-то не обижался. Они оба, и старец, и его красавица внучка, дружески улыбаясь, отвечали на любые вопросы, и казалось, что наше присутствие почему-то и вправду доставляло им искреннее удовольствие...
– Меня зовут Анна, милая. И меня «правда-правда» совсем сожгли когда-то... Но это было очень-очень давно. Уже прошло почти пять сотен земных лет...
Я смотрела в совершенном шоке на эту удивительную девушку, не в состоянии отвести от неё глаза, и пыталась представить, какой же кошмар пришлось перенести этой удивительно красивой и нежной душе!..
Их сжигали за их Дар!!! Только лишь за то, что они могли видеть и делать больше, чем другие! Но, как же люди могли творить такое?! И, хотя я уже давно поняла, что никакой зверь не в состоянии был сделать то, что иногда делал человек, всё равно это было настолько дико, что на какое-то мгновение у меня полностью пропало желание называться этим же самым «человеком»....
Это был первый раз в моей жизни, когда я реально услышала о настоящих Ведунах и Ведьмах, в существование которых верила всегда... И вот, увидев наконец-то самую настоящую Ведьму наяву, мне, естественно, жутко захотелось «сразу же и всё-всё» у неё расспросить!!! Моё неугомонное любопытство «ёрзало» внутри, буквально визжа от нетерпения и умоляло спрашивать сейчас же и обязательно «обо всём»!..
И тут, видимо, сама того не замечая, я настолько глубоко погрузилась в столь неожиданно открывшийся мне чужой мир, что не успела вовремя правильно среагировать на вдруг мысленно открывшуюся картинку... и вокруг моего тела вспыхнул до ужаса реальный по своим жутким ощущениям, пожар!..
Ревущий огонь «лизал» мою беззащитную плоть жгучими языками пламени, взрываясь внутри, и почти что лишая рассудка... Дикая, невообразимо жестокая боль захлестнула с головой, проникая в каждую клеточку!.. Взвившись «до потолка», она обрушилась на меня шквалом незнакомого страдания, которого невозможно было ничем унять, ни остановить. Ослепляя, огонь скрутил мою, воющую от нечеловеческого ужаса, сущность в болевой ком, не давая вздохнуть!.. Я пыталась кричать, но голоса не было слышно... Мир рушился, разбиваясь на острые осколки и казалось, что обратно его уже не собрать... Тело полыхало, как жуткий праздничный факел... испепеляя, сгоравшую вместе с ним, мою израненную душу. Вдруг, страшно закричав... я, к своему величайшему удивлению, опять оказалась в своей «земной» комнате, всё ещё стуча зубами от так неожиданно откуда-то обрушившейся нестерпимой боли. Всё ещё оглушённая, я стояла, растерянно озираясь вокруг, не в состоянии понять, кто и за что мог что-то подобное со мной сотворить...
Но, несмотря на дикий испуг, мне постепенно всё же удалось каким-то образом взять себя в руки и чуточку успокоиться. Немного подумав, я наконец-то поняла, что это, вероятнее всего, было всего лишь слишком реальное видение, которое своими ощущениями полностью повторяло происшедший когда-то с девушкой-ведьмой кошмар...
Несмотря на страх и слишком ещё живые ощущения, я тут же попробовала вернуться в сказочный «ледяной дворец» к своей брошенной, и наверняка уже сильно нервничавшей, подружке. Но почему-то ничего не получалось... Я была выжата, как лимон, и не оставалось сил даже думать, не говоря уже о подобном «путешествии». Обозлившись на себя за свою «мягкотелость», я опять попыталась собраться, как вдруг чья-то чужая сила буквально втянула меня в уже знакомую «ледяную» залу, где, взволнованно подпрыгивая, металась моя верная подружка Стелла.
– Ну, что же ты?! Я так испугалась!.. Что же с тобой такое случилось? Хорошо, что вот она помогла, а то ты бы и сейчас ещё «где-то» летала! – задыхаясь от «праведного возмущения», тут же выпалила малышка.
Я и сама пока что не очень-то понимала, каким же образом такое могло со мной произойти, но тут, к моему большому удивлению, ласково прозвучал голос необычной хозяйки ледяного дворца:
– Милая моя, да ты ведь дариня!.. Как же ты оказалась-то здесь? И ты ведь живая!!! Тебе всё ещё больно? – Я удивлённо кивнула. – Ну, что же ты, нельзя такое смотреть!..
Девушка Анна ласково взяла мою, всё ещё «кипящую» от испепеляющей боли, голову в свои прохладные ладони, и вскоре я почувствовала, как жуткая боль начала медленно отступать, а через минуту и вовсе исчезла.
– Что это было?.. – ошалело спросила я.
– Ты просто посмотрела на то, что со мною было. Но ты ещё не умеешь защититься, вот и почувствовала всё. Любопытна ты очень, в этом сила, но и беда твоя, милая... Как зовут-то тебя?
– Светлана... – понемногу очухиваясь, сипло произнесла я. – А вот она – Стелла. Почему вы меня дариней называете? Меня уже второй раз так называют, и я очень хотела бы знать, что это означает. Если можно, конечно же.
– А разве ты не знаешь?!. – удивлённо спросила девушка-ведьма. – Я отрицательно мотнула головой. – Дариня – это «дарящая свет и оберегающая мир». А временами, даже спасающая его...
– Ну, мне бы пока хоть себя-то спасти!.. – искренне рассмеялась я. – Да и что же я могу дарить, если сама ещё не знаю совсем ничего. И делаю-то пока одни лишь ошибки... Ничего я ещё не умею!.. – и, подумав, огорчённо добавила. – И ведь не учит никто! Разве что, бабушка иногда, и ещё вот Стелла... А я бы так хотела учиться!..
– Учитель приходит тогда, когда ученик ГОТОВ учиться, милая – улыбнувшись, тихо сказал старец. – А ты ещё не разобралась даже в себе самой. Даже в том, что у тебя давно уже открыто.
Чтобы не показывать, как сильно расстроили меня его слова, я постаралась тут же поменять тему, и задала девушке-ведьме, настырно крутившийся в мозгу, щекотливый вопрос.
– Простите меня за нескромность, Анна, но как же вы смогли забыть такую страшную боль? И возможно ли вообще забыть такое?..
– А я и не забыла, милая. Я просто поняла и приняла её... Иначе невозможно было бы далее существовать – грустно покачав головой, ответила девушка.
– Как же можно понять такое?! Да и что понимать в боли?.. – не сдавалась я. – Это что – должно было научить вас чему-то особенному?.. Простите, но я никогда не верила в такое «учение»! По-моему так лишь беспомощные «учителя» могут использовать боль!
Я кипела от возмущения, не в состоянии остановить свои разбегавшиеся мысли!.. И как ни старалась, никак не могла успокоиться.
Искренне жалея девушку-ведьму, я в то же время дико хотела всё про неё знать, что означало – задавать ей множество вопросов о том, что могло причинить ей боль. Это напоминало крокодила, который, пожирая свою несчастную жертву, лил по ней горючие слёзы... Но как бы мне не было совестно – я ничего не могла с собою поделать... Это был первый раз в моей короткой жизни, когда я почти что не обращала внимания на то, что своими вопросами могу сделать человеку больно... Мне было очень за это стыдно, но я также понимала, что поговорить с ней обо всём этом почему-то очень для меня важно, и продолжала спрашивать, «закрыв на всё глаза»... Но, к моему великому счастью и удивлению, девушка-ведьма, совершенно не обижаясь, и далее спокойно продолжала отвечать на мои наивные детские вопросы, не высказывая при этом ни малейшего неудовольствия.
– Я поняла причину случившегося. И ещё то, что это также видимо было моим испытанием... Пройдя которое, мне и открылся этот удивительный мир, в котором мы сейчас с дедушкой вместе живём. Да и многое ещё другое...
– Неужели нужно было терпеть такое, только лишь чтобы попасть сюда?!. – ужаснулась Стелла.
– Думаю – да. Хотя я не могу сказать наверняка. У каждого своя дорога... – печально произнесла Анна. – Но главное то, что я всё же это прошла, сумев не сломаться. Моя душа осталась чистой и доброй, не обозлившись на мир, и на казнивших меня людей. Я поняла, почему они уничтожали нас... тех, которые были «другими». Которых они называли Ведунами и Ведьмами. А иногда ещё и «бесовыми детьми»... Они просто боялись нас... Боялись того, что мы сильнее их, и также того, что мы были им непонятны. Они ненавидели нас за то, что мы умели. За наш Дар. И ещё – слишком сильно завидовали нам... И ведь очень мало кто знал, что многие наши убийцы, сами же, тайком пытались учиться всему тому, что умели мы, только вот не получалось у них ничего. Души, видимо, слишком чёрными были...
– Как это – учились?! Но разве же они сами не проклинали вас?.. Разве не потому сжигали, что считали созданиями Дьявола? – полностью опешив, спросила я.
– Так оно и было – кивнула Анна. – Только сперва наши палачи зверски пытали нас, стараясь узнать запретное, только нам одним ведомое... А потом уже сжигали, вырвав при этом многим языки, чтобы они нечаянно не разгласили творённое с ними. Да вы у мамы спросите, она многое прошла, больше всех остальных, наверное... Потому и ушла далеко после смерти, по своему выбору, чего ни один из нас не смог.
– А где же теперь твоя мама? – спросила Стелла.
– О, она где-то в «чужих» мирах обитает, я никогда не смогу пойти туда! – со странной гордостью в голосе, прошептала Анна. – Но мы иногда зовём её, и, она приходит к нам. Она любит и помнит нас... – и вдруг, солнечно улыбнувшись, добавила: – И такие чудеса рассказывает!!! Как хотелось бы увидеть всё это!..
– А разве она не может тебе помочь, чтобы пойти туда? – удивилась Стелла.
– Думаю – нет... – опечалилась Анна. – Она была намного сильнее всех нас на Земле, да и её «испытание» намного страшнее моего было, потому, наверное, и заслужила большее. Ну и талантливее она намного была, конечно же...
– Но для чего же было нужно такое страшное испытание? – осторожно спросила я. – Почему ваша Судьба была такой Злой? Вы ведь не были плохими, вы помогали другим, кто не имел такого Дара. Зачем же было творить с вами такое?!
– Для того, чтобы наша душа окрепла, я думаю... Чтобы выдержать много могли и не ломались. Хотя сломавшихся тоже много было... Они проклинали свой Дар. И перед тем, как умирали – отрекались от него...
– Как же такое можно?! Разве можно от себя отречься?! – тут же возмущённо подпрыгнула Стелла.
– Ещё как можно, милая... Ох, ещё как можно! – тихо произнёс, до этого лишь наблюдавший за нами, но не вмешивавшийся в разговор, удивительный старец.
– Вот и дедушка вам подтвердил, – улыбнулась девушка. – Не все мы готовы к такому испытанию... Да не все и могут переносить такую боль. Но дело даже не столько в боли, сколько в силе нашего человеческого духа... Ведь после боли оставался ещё страх от пережитого, который, даже после смерти, цепко сидел в нашей памяти и как червь, грыз оставшиеся крохи нашего мужества. Именно этот страх, в большинстве своём, и ломал, прошедших весь этот ужас, людей. Стоило после, уже в этом (посмертном) мире, их только лишь чуточку припугнуть, как они тут же сдавались, становясь послушными «куклами» в чужих руках. А уж руки эти, естественно, были далеко не «белыми»... Вот и появлялись после на Земле «чёрные» маги, «чёрные» колдуны и разные им подобные, когда их сущности снова возвращались туда. Маги «на верёвочках», как мы называли их... Так что, не даром наверное мы такое испытание проходили. Дедушка вот тоже всё это прошёл... Но он очень сильный. Намного сильнее меня. Он сумел «уйти», не дожидаясь конца. Как и мама сумела. Только вот я не смогла...
– Как – уйти?!. Умереть до того, как его сожгли?!. А разве возможно такое? – в шоке спросила я.
Девушка кивнула.
– Но не каждый это может, конечно же. Нужно очень большое мужество, чтобы осмелиться прервать свою жизнь... Мне вот не хватило... Но дедушке этого не занимать! – гордо улыбнулась Анна.
Я видела, как сильно она любила своего доброго, мудрого деда... И на какое-то коротенькое мгновение в моей душе стало очень пусто и печально. Как будто снова в неё вернулась глубокая, неизлечимая тоска...
– У меня тоже был очень необычный дедушка... – вдруг очень тихо прошептала я.
Но горечь тут же знакомо сдавила горло, и продолжить я уже не смогла.
– Ты очень его любила? – участливо спросила девушка.
Я только кивнула в ответ, внутри возмущаясь на себя за такую «непростительную» слабость...
– Кем был твой дед, девочка? – ласково спросил старец. – Я не вижу его.
– Я не знаю, кем он был... И никогда не знала. Но, думаю, что не видите вы его потому, что после смерти он перешёл жить в меня... И, наверное, как раз потому я и могу делать то, что делаю... Хотя могу, конечно же, ещё очень мало...
– Нет, девонька, он всего лишь помог тебе «открыться». А делаешь всё ты и твоя сущность. У тебя большой Дар, милая.
– Чего же стоит этот Дар, если я не знаю о нём почти ничего?!. – горько воскликнула я. – Если не смогла даже спасти сегодня своих друзей?!.
Я расстроенно плюхнулась на пушистое сидение, даже не замечая его «искристой» красоты, вся сама на себя разобиженная за свою беспомощность, и вдруг почувствовала, как по предательски заблестели глаза... А вот уж плакать в присутствии этих удивительных, мужественных людей мне ни за что не хотелось!.. Поэтому, чтобы хоть как-то сосредоточиться, я начала мысленно «перемалывать» крупинки неожиданно полученной информации, чтобы, опять же, спрятать их бережно в своей памяти, не потеряв при этом ни одного важного слова, не упустив какую-нибудь умную мысль...
– Как погибли Ваши друзья? – спросила девушка-ведьма.
Стелла показала картинку.
– Они могли и не погибнуть... – грустно покачал головой старец. – В этом не было необходимости.
– Как это – не было?!. – тут же возмущённо подскочила взъерошенная Стелла. – Они ведь спасали других хороших людей! У них не было выбора!
– Прости меня, малая, но ВЫБОР ЕСТЬ ВСЕГДА. Важно только уметь правильно выбрать... Вот погляди – и старец показал то, что минуту назад показывала ему Стелла.
– Твой друг-воин пытался бороться со злом здесь так же, как он боролся с ним на Земле. Но ведь это уже другая жизнь, и законы в ней совершенно другие. Так же, как другое и оружие... Только вы вдвоём делали это правильно. А ваши друзья ошиблись. Они могли бы ещё долго жить... Конечно же, у каждого человека есть право свободного выбора, и каждый имеет право решать, как ему использовать его жизнь. Но это, когда он знает, как он мог бы действовать, знает все возможные пути. А ваши друзья не знали. Поэтому – они и совершили ошибку, и заплатили самой дорогой ценой. Но у них были прекрасные и чистые души, потому – гордитесь ими. Только вот уже никто и никогда не сможет их вернуть...
Мы со Стеллой совершенно раскисли, и видимо для того, чтобы как-то нас «развеселить», Анна сказала:
– А хотите, я попробую позвать маму, чтобы вы смогли поговорить с ней? Думаю, Вам было бы интересно.
Я сразу же зажглась новой возможностью узнать желаемое!.. Видимо Анна успела полностью меня раскусить, так как это и правда было единственным средством, которое могло заставить меня на какое-то время забыть всё остальное. Моя любознательность, как правильно сказала девушка-ведьма, была моей силой, но и самой большой слабостью одновременно...
– А вы думаете она придёт?.. – с надеждой на невозможное, спросила я.
– Не узнаем, пока не попробуем, правда же? За это ведь никто наказывать не будет, – улыбаясь произведённому эффекту, ответила Анна.
Она закрыла глаза, и от её тоненькой сверкающей фигурки протянулась куда-то в неизвестность, пульсирующая золотом голубая нить. Мы ждали, затаив дыхание, боясь пошевелиться, чтобы нечаянно что-либо не спугнуть... Прошло несколько секунд – ничего не происходило. Я уже было открыла рот, чтобы сказать, что сегодня видимо ничего не получится, как вдруг увидела, медленно приближающуюся к нам по голубому каналу высокую прозрачную сущность. По мере её приближения, канал как бы «сворачивался» за её спиной, а сама сущность всё более уплотнялась, становясь похожей на всех нас. Наконец-то всё вокруг неё полностью свернулось, и теперь перед нами стояла женщина совершенно невероятной красоты!.. Она явно была когда-то земной, но в то же время, было в ней что-то такое, что делало её уже не одной из нас... уже другой – далёкой... И не потому, что я знала о том, что она после смерти «ушла» в другие миры. Она просто была другой.
– Здравствуйте, родные мои! – коснувшись правой рукой своего сердца, ласково поздоровалась красавица.
Анна сияла. А её дедушка, приблизившись к нам, впился повлажневшими глазами в лицо незнакомки, будто стараясь «впечатать» в свою память её удивительный образ, не пропуская ни одной мельчайшей детали, как если бы боялся, что видит её в последний раз... Он всё смотрел и смотрел, не отрываясь, и, казалось, даже не дышал... А красавица, не выдержав более, кинулась в его тёплые объятия, и, как малое дитя, так и застыла, вбирая чудесный покой и добро, льющиеся из его любящей, исстрадавшейся души...
– Ну, что ты, милая... Что ты, родная... – баюкая незнакомку в своих больших тёплых руках, шептал старец.
А женщина так и стояла, спрятав лицо у него на груди, по-детски ища защиты и покоя, забывши про всех остальных, и наслаждаясь мгновением, принадлежавшим только им двоим...
– Это что – твоя мама?.. – обалдело прошептала Стелла. – А почему она такая?..
– Ты имеешь в виду – такая красивая? – гордо спросила Анна.
– Красивая, конечно же, но я не об этом... Она – другая.
Сущность и правда была другой. Она была как бы соткана из мерцающего тумана, который то распылялся, делая её совершенно прозрачной, то уплотнялся, и тогда её совершенное тело становилось почти что физически плотным.
Её блестящие, чёрные, как ночь, волосы спадали мягкими волнами почти что до самых ступней и так же, как тело, то уплотнялись, то распылялись искристой дымкой. Жёлтые, как у рыси, огромные глаза незнакомки светились янтарным светом, переливаясь тысячами незнакомых золотистых оттенков и были глубокими и непроницаемыми, как вечность... На её чистом, высоком лбу горела золотом такая же жёлтая, как и её необычные глаза, пульсирующая энергетическая звезда. Воздух вокруг женщины трепетал золотыми искрами, и казалось – ещё чуть-чуть, и её лёгкое тело взлетит на недосягаемую нам высоту, как удивительная золотая птица... Она и правда была необыкновенно красива какой-то невиданной, завораживающей, неземной красотой.
– Привет вам, малые, – обернувшись к нам, спокойно поздоровалась незнакомка. И уже обращаясь к Анне, добавила: – Что заставило тебя звать меня, родная? Случилась что-то?
Анна, улыбаясь, ласково обняла мать за плечи и, показывая на нас, тихо шепнула:
– Я подумала, что им необходимо встретиться с тобою. Ты могла бы помочь им в том, чего не могу я. Мне кажется, они этого стоят. Но ты прости, если я ошиблась... – и уже обращаясь к нам, радостно добавила: – Вот, милые, и моя мама! Её зовут Изидора. Она была самой сильной Видуньей в то страшное время, о котором мы с вами только что говорили.
(У неё было удивительное имя – Из-и-до-Ра.... Вышедшая из света и знания, вечности и красоты, и всегда стремящаяся достичь большего... Но это я поняла только сейчас. А тогда меня просто потрясло его необычайное звучание – оно было свободным, радостным и гордым, золотым и огненным, как яркое восходящее Солнце.)
Задумчиво улыбаясь, Изидора очень внимательно всматривалась в наши взволнованные мордашки, и мне вдруг почему-то очень захотелось ей понравиться... Для этого не было особых причин, кроме той, что история этой дивной женщины меня дико интересовала, и мне очень хотелось во что бы то ни стало её узнать. Но я не ведала их обычаев, не знала, как давно они не виделись, поэтому сама для себя решила пока молчать. Но, видимо не желая меня долго мучить, Изидора сама начала разговор...
– Что же вы хотели знать, малые?
– Я бы хотела спросить вас про вашу Земную жизнь, если это можно, конечно же. И если это не будет слишком больно для вас вспоминать... – чуточку стесняясь, тут же спросила я.
Глубоко в золотых глазах засветилась такая жуткая тоска, что мне немедля захотелось взять свои слова обратно. Но Анна, как бы всё понимая, тут же мягко обняла меня за плечи, будто говоря, что всё в порядке, и всё хорошо...
А её красавица мать витала где-то очень далеко, в своём, так и не забытом, и видимо очень тяжёлом прошлом, в котором в тот миг блуждала её когда-то очень глубоко раненая душа... Я боялась пошевелиться, ожидая, что вот сейчас она нам просто откажет и уйдёт, не желая ничем делиться... Но Изидора наконец встрепенулась, как бы просыпаясь от ей одной ведомого, страшного сна и тут же приветливо нам улыбнувшись, спросила:
– Что именно вы хотели бы знать, милые?
Я случайно посмотрела Анну... И всего лишь на коротенькое мгновение почувствовала то, что она пережила. Это было ужасно, и я не понимаю, за что люди могли вершить такое?! Да и какие они после этого люди вообще?.. Я чувствовала, что во мне опять закипает возмущение, и изо всех сил старалась как-то успокоиться, чтобы не показаться ей совсем уж «ребёнком». – У меня тоже есть Дар, правда я не знаю насколько он ценен и насколько силён... Я ещё вообще почти ничего о нём не знаю. Но очень хотела бы знать, так как теперь вижу, что одарённые люди даже гибли за это. Значит – дар ценен, а я даже не знаю, как его употреблять на пользу другим. Ведь он дан мне не для того, чтобы просто гордиться им, так ведь?.. Вот я и хотела бы понять, что же с ним делать. И хотела бы знать, как делали это вы. Как вы жили... Простите, если это кажется вам не достаточно важным... Я совсем не обижусь, если вы решите сейчас уйти.
Я почти не соображала, что говорю и волновалась, как никогда. Что-то внутри подсказывало, что эта встреча мне очень нужна и, что я должна суметь «разговорить» Изидору, как бы не было нам обоим от этого тяжело...
Но она, как и её дочь, вроде бы, не имела ничего против моей детской просьбы. И уйдя от нас опять в своё далёкое прошлое, начала свой рассказ...
– Был когда-то удивительный город – Венеция... Самый прекрасный город на Земле!.. Во всяком случае – мне так казалось тогда...
– Думаю, вам будет приятно узнать, что он и сейчас ещё есть! – тут же воскликнула я. – И он правда очень красивый!
Грустно кивнув, Изидора легко взмахнула рукой, как бы приподнимая тяжёлый «завес ушедшего времени», и перед нашим ошеломлёнными взорами развернулось причудливое видение...
В лазурно-чистой синеве неба отражалась такая же глубокая синева воды, прямо из которой поднимался удивительный город... Казалось, розовые купола и белоснежные башни каким-то чудом выросли прямо из морских глубин, и теперь гордо стояли, сверкая в утренних лучах восходящего солнца, красуясь друг перед другом величием бесчисленных мраморных колонн и радостными бликами ярких, разноцветных витражей. Лёгкий ветерок весело гнал прямо к набережной белые «шапочки» кудрявых волн, а те, тут же разбиваясь тысячами сверкающих брызг, игриво омывали, уходящие прямо в воду, мраморные ступеньки. Длинными зеркальными змеями блестели каналы, весело отражаясь солнечными «зайчиками» на соседних домах. Всё вокруг дышало светом и радостью... И выглядело каким-то сказочно-волшебным.
Это была Венеция... Город большой Любви и прекрасных искусств, столица Книг и великих Умов, удивительный город Поэтов...
Я знала Венецию, естественно, только по фотографиям и картинам, но сейчас этот чудесный город казался чуточку другим – совершенно реальным и намного более красочным... По-настоящему живым.
– Я родилась там. И считала это за большую честь. – зажурчал тихим ручейком голос Изидоры. – Мы жили в огромном палаццо (так у нас называли самые дорогие дома), в самом сердце города, так как моя семья была очень богата.
Окна моей комнаты выходили на восток, а внизу они смотрели прямо на канал. И я очень любила встречать рассвет, глядя, как первые солнечные лучи зажигали золотистые блики на покрытой утренним туманом воде...
Заспанные гондольеры лениво начинали своё каждодневное «круговое» путешествие, ожидая ранних клиентов. Город обычно ещё спал, и только любознательные и всеуспевающие торговцы всегда первыми открывали свои ларьки. Я очень любила приходить к ним пока ещё никого не было на улицах, и главная площадь не заполнялась людьми. Особенно часто я бегала к «книжникам», которые меня очень хорошо знали и всегда приберегали для меня что-то «особенное». Мне было в то время всего десять лет, примерно, как тебе сейчас... Так ведь?
Я лишь кивнула, зачарованная красотой её голоса, не желая прерывать рассказ, который был похожим на тихую, мечтательную мелодию...
– Уже в десять лет я умела многое... Я могла летать, ходить по воздуху, лечить страдавших от самых тяжёлых болезней людей, видеть приходящее. Моя мать учила меня всему, что знала сама...
– Как – летать?!. В физическом теле летать?!. Как птица? – не выдержав, ошарашено брякнула Стелла.
Мне было очень жаль, что она прервала это волшебно-текущее повествование!.. Но добрая, эмоциональная Стелла видимо не в состоянии была спокойно выдержать такую сногсшибательную новость...
Изидора ей лишь светло улыбнулась... и мы увидели уже другую, но ещё более потрясающую, картинку...
В дивном мраморном зале кружилась хрупкая черноволосая девчушка... С лёгкостью сказочной феи, она танцевала какой-то причудливый, лишь ей одной понятный танец, временами вдруг чуть подпрыгивая и... зависая в воздухе. А потом, сделав замысловатый пирует и плавно пролетев несколько шагов, опять возвращалась назад, и всё начиналось с начала... Это было настолько потрясающе и настолько красиво, что у нас со Стеллой захватило дух!..
А Изидора лишь мило улыбалась и спокойно продолжала дальше свой прерванный рассказ.
– Моя мама была потомственной Ведуньей. Она родилась во Флоренции – гордом, свободном городе... в котором его знаменитой «свободы» было лишь столько, насколько могли защитить её, хоть и сказочно богатые, но (к сожалению!) не всесильные, ненавидимые церковью, Медичи. И моей бедной маме, как и её предшественницам, приходилось скрывать свой Дар, так как она была родом из очень богатой и очень влиятельной семьи, в которой «блистать» такими знаниями было более чем нежелательно. Поэтому ей, так же как, и её матери, бабушке и прабабушке, приходилось скрывать свои удивительные «таланты» от посторонних глаз и ушей (а чаще всего, даже и от друзей!), иначе, узнай об этом отцы её будущих женихов, она бы навсегда осталась незамужней, что в её семье считалось бы величайшим позором. Мама была очень сильной, по-настоящему одарённой целительницей. И ещё совсем молодой уже тайно лечила от недугов почти весь город, в том числе и великих Медичи, которые предпочитали её своим знаменитым греческим врачам. Однако, очень скоро «слава» о маминых «бурных успехах» дошла до ушей её отца, моего дедушки, который, конечно же, не слишком положительно относился к такого рода «подпольной» деятельности. И мою бедную маму постарались как можно скорее выдать замуж, чтобы таким образом смыть «назревающий позор» всей её перепуганной семьи...
Было ли это случайностью, или кто-то как-то помог, но маме очень повезло – её выдали замуж за чудесного человека, венецианского магната, который... сам был очень сильным ведуном... и которого вы видите сейчас с нами...
Сияющими, повлажневшими глазами Изидора смотрела на своего удивительно отца, и было видно, насколько сильно и беззаветно она его любила. Она была гордой дочерью, с достоинством нёсшей через века своё чистое, светлое чувство, и даже там, далеко, в её новых мирах, не скрывавшей и не стеснявшейся его. И тут только я поняла, насколько же мне хотелось стать на неё похожей!.. И в её силе любви, и в её силе Ведуньи, и во всём остальном, что несла в себе эта необычайная светлая женщина...
А она преспокойно продолжала рассказывать, будто и не замечая ни наших «лившихся через край» эмоций, ни «щенячьего» восторга наших душ, сопровождавшего её чудесный рассказ.
– Вот тогда-то мама и услышала о Венеции... Отец часами рассказывал ей о свободе и красоте этого города, о его дворцах и каналах, о тайных садах и огромных библиотеках, о мостах и гондолах, и многом-многом другом. И моя впечатлительная мать, ещё даже не увидев этого чудо-города, всем сердцем полюбила его... Она не могла дождаться, чтобы увидеть этот город своими собственными глазами! И очень скоро её мечта сбылась... Отец привёз её в великолепный дворец, полный верных и молчаливых слуг, от которых не нужно было скрываться. И, начиная с этого дня, мама могла часами заниматься своим любимым делом, не боясь оказаться не понятой или, что ещё хуже – оскорблённой. Её жизнь стала приятной и защищённой. Они были по-настоящему счастливой супружеской парой, у которой ровно через год родилась девочка. Они назвали её Изидорой... Это была я.
Я была очень счастливым ребёнком. И, насколько я себя помню, мир всегда казался мне прекрасным... Я росла, окружённая теплом и лаской, среди добрых и внимательных, очень любивших меня людей. Мама вскоре заметила, что у меня проявляется мощный Дар, намного сильнее, чем у неё самой. Она начала меня учить всему, что умела сама, и чему научила её бабушка. А позже в моё «ведьмино» воспитание включился и отец.
Я рассказываю всё это, милые, не потому, что желаю поведать вам историю своей счастливой жизни, а чтобы вы глубже поняли то, что последует чуть позже... Иначе вы не почувствуете весь ужас и боль того, что мне и моей семье пришлось пережить.
Когда мне исполнилось семнадцать, молва обо мне вышла далеко за границы родного города, и от желающих услышать свою судьбу не было отбоя. Я очень уставала. Какой бы одарённой я не была, но каждодневные нагрузки изматывали, и по вечерам я буквально валилась с ног... Отец всегда возражал против такого «насилия», но мама (сама когда-то не смогшая в полную силу использовать свой дар), считала, что я нахожусь в полном порядке, и что должна честно отрабатывать свой талант.
Так прошло много лет. У меня давно уже была своя личная жизнь и своя чудесная, любимая семья. Мой муж был учёным человеком, звали его Джироламо. Думаю, мы были предназначены друг другу, так как с самой первой встречи, которая произошла в нашем доме, мы больше почти что не расставались... Он пришёл к нам за какой-то книгой, рекомендованной моим отцом. В то утро я сидела в библиотеке и по своему обычаю, изучала чей-то очередной труд. Джироламо вошёл внезапно, и, увидев там меня, полностью опешил... Его смущение было таким искренним и милым, что заставило меня рассмеяться. Он был высоким и сильным кареглазым брюнетом, который в тот момент краснел, как девушка, впервые встретившая своего жениха... И я тут же поняла – это моя судьба. Вскоре мы поженились, и уже никогда больше не расставались. Он был чудесным мужем, ласковым и нежным, и очень добрым. А когда родилась наша маленькая дочь – стал таким же любящим и заботливым отцом. Так прошли, очень счастливые и безоблачные десять лет. Наша милая дочурка Анна росла весёлой, живой, и очень смышлёной. И уже в её ранние десять лет, у неё тоже, как и у меня, стал потихонечку проявляться Дар...
Жизнь была светлой и прекрасной. И казалось, не было ничего, что могло бы омрачить бедой наше мирное существование. Но я боялась... Уже почти целый год, каждую ночь мне снились кошмары – жуткие образы замученных людей и горящих костров. Это повторялось, повторялось, повторялось... сводя меня с ума. Но больше всего меня пугал образ странного человека, который приходил в мои сны постоянно, и, не говоря ни слова, лишь пожирал меня горящим взором своих глубоких чёрных глаз... Он был пугающим и очень опасным.
И вот однажды оно пришло... На чистом небосводе моей любимой Венеции начали собираться чёрные тучи... Тревожные слухи, нарастая, бродили по городу. Люди шептались об ужасах инквизиции и, леденящих душу, живых человеческих кострах... Испания уже давно полыхала, выжигая чистые людские души «огнём и мечом», именем Христа... А за Испанией уже загоралась и вся Европа... Я не была верующей, и никогда не считала Христа Богом. Но он был чудесным Ведуном, самым сильным из всех живущих. И у него была удивительно чистая и высокая душа. А то, что творила церковь, убивая «во славу Христа», было страшным и непростительным преступлением.
Глаза Изидоры стали тёмными и глубокими, как золотая ночь. Видимо всё приятное, что подарила ей земная жизнь, на этом заканчивалось и начиналось другое, страшное и тёмное, о чём нам скоро предстояло узнать... У меня вдруг резко «засосало под ложечкой» и стало тяжело дышать. Стелла тоже стояла притихшая – не спрашивала своих обычных вопросов, а просто очень внимательно внимала тому, о чём говорила нам Изидора.